Фантастика : Космическая фантастика : 26 : Джек Макдевит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




26

Ни облаков вверху, ни земли внизу…

Вот она, вселенная неба и снега.

Джон Гринлиф Уиттер. Занесенные снегом. 1866

Ник и Хатч завтракали, когда на экране возник Билл.

— У меня есть для тебя кое-что интересное, — сказал он. На экране появилось изображение одной из «бутылок». За тем исключением, что она явно была еще не закончена. — Вот «это» около тридцати часов назад было обыкновенным камешком .

— «Мешки».

— Совершенно верно .

— Использование нанотехнологии.

— Да .

— Итак, чинди производит «бутылки». Зачем?

— А вот другая . — Эта сформировалась полностью. Пока Хатч наблюдала, «бутылка» запустила двигатели и начала разгон.

— Куда она направляется, Билл?

Люди ждали, пока ИИ производил дополнительные измерения. Наконец он объявил:

— Назад, к чинди .

К середине дня она появилась около корабля. Люки открылись, и «бутылка» исчезла внутри. Спустя короткое время приблизилась другая, затем третья.

Хатч сообщила Джорджу о том, что три бутылки вернулись на корабль. Он ответил, что не наблюдает никаких признаков активности чинди .

Когда оставшиеся на борту садились обедать (курица, горошек, ананас), чинди произвел запуск «бутылки». А затем, в очень короткой последовательности, еще двух.

— Это те самые? — спросила Хатч у Билла.

— Невозможно дать ответ с уверенностью. Но интервалы между запусками совпадают с интервалами «посадок». Создается впечатление, что «бутылки» поступают на борт, обрабатываются там определенным образом, возможно, совершенствуются, а затем сбрасываются наружу .

— Для чего? Что они делают?

— Да. Вот это действительно законный вопрос, не так ли?

— А не скажешь, куда они направляются?

— Пока они даже не поднимаются с орбиты. Когда они сделают это, я попытаюсь оценить их курс .

Билл был верен своему слову. Он «вернулся» поздним вечером. За это время была принята на борт, а после запущена, новая партия «бутылок». Интервалы были прежние — два часа семнадцать минут в каждом случае. Первая тройка покинула орбиту и разлетелась в три разные стороны. Куда? По замечанию Билла, в неизвестность.

— Большинство остается приблизительно в плоскости солнечной системы, — сообщил он. — Но, кажется, до сих пор никакого определенного места назначения у них нет .

— Ты прослеживал их внутри солнечной системы.

— Разумеется .

— А что на внешней стороне?

— В этом нет никакого смысла, Хатч. Эти объекты до того малы, что вряд ли могут обладать качествами сверхсветовых кораблей .

— Шаттл в Убежище вполне мог быть сверхсветовым.

— Шаттл в Убежище гораздо больше. И вообще — я в этом сомневаюсь .

— И все же, пожалуйста, сделай такое допущение и проверь межзвездные направления.

— Именно этим я сейчас и занят .

— И что ты обнаружил?

— Сходные промахи .

— Что?

— Сходные промахи. Все три «бутылки» как будто бы держат курс к ближайшим звездам. Но в каждом случае цель выбрана «неточно». Они собираются «промахнуться». С очень маленьким отклонением, но обязательно промахнутся .

— Ты хочешь сказать, что они собираются на «задворки» системы?

— Да. С отклонением в несколько сотен астрономических единиц .

* * *

Чинди запустил новые «бутылки», и через несколько дней они удалились за пределы чувствительности сенсоров. Тем временем на «Мемфис» от исследователей с борта чинди шел непрерывный поток информации. Перед Хатч и Ником сменялись изображения сверкающих башен и удивительной каменной резьбы, экзотических гаваней и мертвых городов, жилищ, примостившихся на вершинах скал и раскинувшихся на великолепных морских побережьях. Они увидели полузатопленный храм и обелиск, упрямо охранявший пустынные развалины.

Изредка появлялось кое-что, представлявшее скорее научный интерес: объект величиной с планету, который выглядел, по мнению Билла, наподобие элементарной частицы; звезда, поглощаемая черной дырой; пульсар, бешено вращающийся вокруг собственной оси — порядка тридцати оборотов в секунду.

Но гораздо большее число записей, хранившихся на чинди , касалось различных цивилизаций, и основная их часть оказалась погибшими. Это было столь обычно, что землянам очень легко удалось бы вообразить: они следят за археологической экспедицией, которая случайно забрела не туда. Согласно широко распространенному мнению, бытовавшему на их родной планете, цивилизации, технологические или нет, имели относительно короткий период жизни. Этот взгляд возник на основании того факта, что из пяти известных за пределами Земли цивилизаций (не считая человеческой) четыре просуществовали, как удалось установить, менее 10 000 лет. А пятая проявляла все признаки самоуничтожения в недалеком будущем.

Аликс заметила, что если бы удалось найти способ определить принцип распространения звездной сети, своего рода центром которой, как представлялось, был чинди , то в конце концов появилась бы возможность провести вполне обоснованную оценку количества «живых» цивилизаций, существующих в тот или иной момент времени.

Билл сообщил о входном запросе с «Лонгворта».

Большой грузовой корабль на время передачи (около восемнадцати минут) в одну сторону был для всех «закрыт». По этой причине связь в режиме диалога следовало вести в расчете на получение ответа с задержкой во времени, в лучшем случае получасовой. Это обстоятельство требовало очень плотной «упаковки» высказываемых соображений, и при этом следовало избегать перегрузки диалога явно пустыми фразами.

Большинство сотрудников Академии, которых Хатч доводилось перевозить по рукаву галактики, были профессионалами, специалистами и, как правило, гораздо больше интересовались своими исследованиями, чем обхаживанием собственного самолюбия. Опыт научил ее, что те, кто настаивает на том, чтобы другие признавали их выдающиеся способности, обычно ничем не блистают. Они неминуемо или становились неудачниками, или демонстрировали заурядность.

Морис Могамбо был исключением. В его случае самолюбие и талант казались монументальными. И хотя его главной сферой была физика, за ним закреплялась и репутация ведущего теоретика в области эволюции цивилизаций. Однажды Хатч слушала его дискуссию о воздействии лунных систем на культурное и интеллектуальное развитие. Могамбо подкреплял свои утверждения множеством необыкновенных и неоспоримых доводов. Он завоевал аудиторию и в итоге сорвал бурные аплодисменты. Позже она узнала, что именно так он подрабатывал, учась в университете, — как комик в местном ночном клубе.

Хотя при личном общении, один на один, он бывал весьма надоедливым и скучным. Он скорее читал лекцию, нежели вел беседу. И всегда ожидал должного к себе уважения. И непременно создавал впечатление, что вещает с недосягаемой вершины, а всем до единого полагалось слушать его с чрезвычайным вниманием. Пару раз он случайно оказывался в списке пассажиров Хатч, и, когда путешественники заводили пустые разговоры, коротая время до дома, Могамбо очень быстро и с радостью сходился с ними.

Теперь он глядел на нее с экрана, мило улыбаясь.

— Хатч, расскажи мне об этом внеземном корабле. И об Убежище. Что происходит? Как обстоят дела?

Она быстро переговорила с Джорджем и объяснила ему, что не может ни с того ни с сего отказаться от сотрудничества. Джордж громогласно ворчал и в результате дал благословение.

Хатч предоставила Могамбо изображения и Убежища, и чинди . Но решила не вдаваться в подробности насчет того, что именно они нашли внутри корабля-гиганта.

— Множество коридоров и комнат. Чаще всего пустых. Масса автоматизированного оборудования. И, похоже, здесь существует небольшая выставка артефактов.

В таких тяжелых условиях ведения беседы следовало говорить максимально информативно, тем более что одна из сторон была очень заинтересована в этом. Могамбо, вероятно, переживал из-за того, что Хатч вынуждала его задавать обычные вопросы, вместо того чтобы сообщать все новые и новые подробности.

В ожидании очередного неприятного ответа она отправилась за сэндвичем.

— Артефакты? Какого рода артефакты? Что вы нашли в Убежище? И зачем, ради бога, вас понесло на борт корабля? Ведь ты отлично знаешь… Она объяснила, но лишь в общих чертах.

— Мы будем там через пару дней. Я намерен высадить группы исследователей в оба места. Я дам тебе знать, как только мы войдем в пределы системы. Мне понадобится твое содействие . — Могамбо привязался к деталям. Он запросил карту Убежища, нужный курс и координаты инопланетного корабля и поставил Хатч в известность, что ей следует немедленно убрать оттуда своих людей. — Прежде чем они сломают что-либо .

— У меня нет на это полномочий, сэр.

— Разве ты больше ничего не собиралась сказать? — спросил Ник, который все время сорокапятиминутной передачи посмеивался и хихикал, дожидаясь возможности подать эту единственную реплику. — Разве он не в курсе?

— Не стоит травмировать его лишним напоминанием, Ник.

Когда Могамбо появился вновь, продолжая беседу, начавшуюся вскоре после полудня, как раз перед ленчем, он не скрывал сильной досады.

— Пожалуйста, прими следующие меры. В законе «О защите внеземных археологических изысканий» существует положение, совершенно точно определяющее сложившуюся ситуацию . — Он скользнул взглядом в сторону. — Раздел 437а. Воспользуйся им. И, пожалуйста, убери оттуда этих дилетантов .

Хатч обдумывала предстоящий выбор.

— Скажи, пусть проваливает, — предложил Ник.

— Легко сказать. — Нарушение закона стоило бы ей выплат на момент отставки. — Билл, — попросила она, — давай взглянем на этот закон.

— Мне кажется, я уже нашел то, что тебе нужно, — произнес ИИ, демонстрируя ей раздел 11, параграф 6.

Хатч надавила клавишу ПЕРЕДАЧА.

— Доктор, существует очевидная возможность того, что указанный артефакт покинет этот сектор до вашего появления. Раздел одиннадцать разрешает… — и тут она блеснула памятью, сверяясь с рабочим экраном, — «…неподготовленным группам проводить осмотр в том случае, когда неминуема угроза разрушения или утраты артефакта, например вследствие затопления водой, и когда в непосредственной близости нет профессионального персонала». У нас здесь не потоп и не пожар, но смысл происходящего предельно ясен. — Хатч поколебалась, стараясь изобразить глубокомысленное воодушевление. — Я могу гарантировать вам, что Джордж Хокельман и его люди будут очень аккуратны. Между прочим, я с самого начала рекомендовала им покинуть чинди , поскольку не могу поручиться за то, что в случае, если корабль начнет подготовку к старту, сумею вернуть их, прежде чем чинди улетит. Или, если на то пошло, после того. Даю те же рекомендации и вам. Высадка на борт корабля, по моему мнению, не только опасна, но и безрассудна.

Ник ободряюще кивал.

— Ну ты даешь, Хатч, — сказал он, когда она умолкла.

Хатч взглянула на него с молчаливым удивлением.

— Как твоя нога?

— В порядке.

— Не болит?

— Нет — с тех пор, как я принимаю твои таблетки. Ты неплохой доктор.

— Спасибо.

— Хатч, но ты же знаешь, что как только он окажется здесь, он отправится прямо на чинди .

— Ну, может быть, нам повезет и эта штука заберет его куда-нибудь на Плеяды.

Группа во главе с Джорджем перенесла свою базу еще дальше в глубь корабля, и ретрансляторов уже не хватало, чтобы обеспечивать связь с «Мемфисом». В результате, вместо того чтобы слушать разговоры, доходящие к ним по линии связи, Хатч и Ник повторили опыт Аликс, то есть подолгу сидели в тишине, ожидая, когда контактеры вернутся в палатку за едой, или за баллонами с воздухом, или просто поспать. Только тогда экипаж «Мемфиса» имел возможность убедиться, что у группы все в порядке. В середине одного из таких долгих периодов молчания тишину нарушил Билл. — Запущены последние несколько «бутылок», — сообщил он.

— И что? — спросил Ник.

Перед Хатч стояла тарелка с фруктами. И немного темного вина. Она сделала глоток.

— Когда несколько дней назад чинди «выбрасывал за борт» носителей нанотехнологий, я их пересчитали. Их было ровно 147. Последний из них произвел свою «бутылку», вернулся…

— …И та только что была запущена.

— Да .

— И что? Что это означает? Ты думаешь, корабль готовится к отлету?

— Не знаю. Просто мне казалось, что такая информация не помешала бы.

Когда пару часов спустя возобновилась связь с Джорджем, Хатч передала ему и эти сведения.

— Хорошо, — сказал он. — Считай, что мы предупреждены .

— У тебя очень усталый голос.

На самом деле голос был пропитан испугом. Паникой и страхом.

— Мы только что наблюдали массовое убийство в храме, — отозвался Джордж. — Похоже на некий эквивалент человеческого жертвоприношения .

Хатч задумчиво вглядывалась в небо. Прошло четырнадцать часов с тех пор, как была запущена последняя «бутылка». Оба Близнеца отчетливо виднелись на небосводе. Большая Глотка раскинулась вдоль терминатора и теперь формировала собственное белое туманное кольцо. «Мемфис» двигался по более высокой орбите, возвышаясь над чинди , держась у него «в тылу». Впереди, в двух часах хода, находился основной массив снежной бури. Ник вел себя необычно тихо и сдержанно, и Хатч не могла избавиться от ощущения надвигавшегося несчастья. Ее внутреннее чутье не было безупречно, потому что она всегда ожидала беды. Это было одно из качеств, сделавших ее хорошим пилотом, но оно же порой ставило под сомнение ее способность к здравым суждениям.

— Хатч . — Голос Билла только добавил ей уныния. — Взгляни-ка на это . — Он вывел на экран «воронку», тот самый длинный «хвост» Большой Глотки, который уходил далеко в атмосферу. — Она поднимается .

Ох-хо-хо .

— Ты уверен?

— Абсолютно. Я думаю, это не заметно, если просто наблюдать. Но это происходит. «Воронка» каким-то образом втягивается внутрь себя самой .

— Сколько остается времени до завершения этого процесса?

— Не знаю .

— Предположи, Билл.

— Часа два, может быть, чуть больше .

— Как раз почти столько, сколько чинди осталось пройти до этого места.

— Да. Кажется, так .

Хатч вновь вышла на связь.

— Джордж.

В ответ — тишина: группа находилась вне зоны действия ретрансляторов. Но когда Джордж появился в зоне радиосвязи, к Хатч донеслись обрывки разговора на повышенных тонах. Похоже, троица о чем-то спорила.

— Да? — раздраженно произнес Джордж.

— Джордж, кажется, они готовятся к отлету.

— Когда? Откуда ты знаешь?

— «Воронка» поднимается. Они заберут ее на борт при следующем проходе через шторм.

— Хорошо, Хатч. Спасибо. Сколько у нас времени?

— Полтора часа. В лучшем случае. Мы хотим забрать вас раньше, чем корабль войдет в Большую Глотку.

— Хорошо. Мы отправляемся .

Джордж предполагал, что их отделяет от выхода около четырех километров. Довольно много — особенно для него. Но он был уверен, что справится. Первые несколько дней они постоянно обсуждали, нельзя ли расширить поиски и перейти от методичного обследования пространства корабля — по принципу «от комнаты к комнате» — к «походу» в его носовую часть, чтобы посмотреть, сохраняется ли и там общая система планировки, и, возможно, отыскать палубу управления кораблем. Они даже подумывали о том, чтобы спуститься на нижние уровни. И Джордж был рад, что до этого так и не дошло.

Итак, они с максимальной возможной скоростью продвигались по многочисленным коридорам. Джордж шел медленно, и без него остальные могли бы значительно сократить время перехода, но группа продолжала держаться вместе. Нет причин для паники. До выходного люка они доберутся с большим запасом времени.

— В любом случае, — сказал Джордж, — чинди не покинет орбиту сразу, как выйдет из Большой Глотки.

И словно участники какой-то комедии, где оптимистические замечания вызывают неминуемую ярость богов, все трое тут же упали, потеряв равновесие. Джордж сильно ударился головой о стену и свалился в общую кучу.

— Они тормозят, — дошел до них неизвестно откуда голос Хатч.

Аликс поднялась с пола — только для того, чтобы снова упасть. Она взглянула на него.

— Джордж, с тобой все в порядке?

— Да. — Все прекрасно. Небольшой синяк, но все остальное цело. Интересно, насколько безопасно сейчас встать на ноги? Тор осторожно поднялся, помог встать Аликс, а затем протянул руку Джорджу. — Все-таки лучше идти, — заметил он.

— Но почему они тормозят? — спросил Джордж.

— Вероятнее всего, собираются забрать на борт «воронку», — ответила Хатч.

— А они не свалятся с орбиты?

— Если снижение скорости чересчур затянется, — подключился к разговору Билл. — Но не в данном случае. Они только немного потеряют высоту .

Джордж вновь был на ногах. Проклятье . Корабль так долго вел себя спокойно, что они сочли это само собой разумеющимся. Новый толчок швырнул их вперед.

— Сколько еще это будет продолжаться? — осведомился Джордж.

— Я бы сказала, что пару часов. Пока вы не нырнете в Большую Глотку. Вы все целы?

— Мы в отличной форме. — Он начал подниматься, стараясь немного наклоняться вперед. — Хотя если такое будет продолжаться, путь до люка может оказаться неблизким. — Он прислушивался, дожидаясь ответа. — Хатч?

— Хатч? — позвал Тор. — Ты слышишь нас?

Молчание.

— Кажется, я могу объяснить, в чем проблема, Хатч, — произнес Билл. — Они опять восстановили входной люк. В результате сигнал отрезало от ретранслятора . Хатч, усевшись в шаттл, готовилась к запуску.

— Рада, что тем все и ограничилось.

Ник, остававшийся на мостике, издавал звуки беспокойства.

Спланированная эвакуация, которая казалась делом заурядным, поскольку соответствующее предупреждение было передано заранее, начинала обрастать проблемами. Возможно, чинди будет сбрасывать скорость, пока не войдет в Большую Глотку. А это означало, что Хатч не сможет посадить шаттл на его поверхность. И только внутри снежной бури можно было ожидать, что корабль уравняет свою скорость со скоростью «воронки» в атмосфере (около 1400 километров в час). В это время тормозящий момент должен был прекратить действовать, появилась бы возможность попасть на борт. Но Хатч пришлось бы работать в ядре урагана. И даже если бы чинди уменьшил скорость, все равно пришлось бы иметь дело с чудовищными ветрами.

Забрав на борт все оборудование «воронки», чинди вновь начал бы разгоняться, восстанавливая орбитальную скорость. А потом… нетрудно угадать что

— Билл, — сказала Хатч, — каков диапазон ветров внутри Большой Глотки для объекта, движущегося с той же скоростью, что и «воронка»?

— Хатч, в некоторых областях скорость ветра составляет всего несколько километров в час. Но существует широкий диапазон колебания скоростей, хотя их максимум не превосходит силы стандартного урагана .

Ну, хоть одна утешительная новость .

— Ты не можешь лететь туда, пока они внутри снежной бури, — заявил Ник.

Билл поддержал его:

— Подожди, пока они выйдут оттуда. Тогда и забирай .

Хатч сидела, глазея на грузовой отсек. Что она сказала Джорджу? Мы хотим забрать вас раньше, чем корабль погрузится в Большую Глотку . Но это говорилось до того, как начался процесс торможения. А если они попытаются выйти на корпус корабля сейчас, кто-нибудь может погибнуть.

Сигнальные лампы показали, что декомпрессия отсека закончена. Открылись люки.

— Они готовы к выходу наверх, — ответила она Нику. — Лучше я рискну, пока корабль внутри бури, чем буду ждать, пока эта чертова скала снимется с места вместе с ними. — Хатч глубоко вздохнула. — Билл, проложи мне курс к чинди .

* * *

Чинди скользил сквозь ночь, обрамленный широкой дугой колец Осенней. Шаттл снизился и занял позицию над кораблем-гигантом, почти повиснув у него на корме.

— Чинди продолжает торможение, Хатч. При текущей скорости он достигнет «воронки» через час шестнадцать минут.

Главный риск состоял в том, что Джордж, Тор и Аликс доберутся до выходного люка, прорежут его и попытаются выйти. Всякий высунувший голову в момент, когда чинди производит торможение, оказался бы серьезно покалечен.

Она не знала точно, что именно могла бы предпринять в таком случае, но, по крайней мере, она была бы рядом. Чтобы хотя бы подобрать тело.

Проклятье . Хатч в очередной раз пообещала себе, что это, безусловно, ее последний полет. Когда все это кончится, она найдет где-нибудь спокойный офис… да хоть место швейцара у парадного подъезда.

Несмотря на то, что «воронка» больше не поддерживала «жизнедеятельность» Большой Глотки, шторм не думал стихать. Хатч наблюдала, как чинди время от времени выбрасывая пламя из передних маневровых двигателей, снижал скорость, уравнивая ее со скоростью «воронки». Она представила, как внутри группа «десанта» пытается преодолеть длинные коридоры, периодически валясь с ног под действием ускорений. К несчастью, в запуске тормозящих моментов не было никакого ритма, как не было никаких признаков, которые могли бы подсказать «десанту», что близится очередной толчок.

Билл держал на ее экране изображение «воронки». Та продолжала подниматься через тропосферу, складываясь, как длинный гибкий телескоп. Она постепенно обретала устойчивость и жесткость и больше не казалось, что она готова оторваться под ударами шторма.

— Сила ветра у верхнего края «воронки» где-то в районе ста пятидесяти, — сообщил Билл.

Хатч не отставала от чинди , стараясь держаться так, чтобы видеть выходной люк.

«Не спеши, — мысленно говорила она Джорджу. — Не рвись наверх. Еще не время».

Впереди неумолимо разверзалась Большая Глотка, являя клубок белых ревущих ветров, снега и ледяной крупы. Он рос, пока изгиб кольца Осенней окончательно не исчез за ним, и шторм не закрыл собой весь небосвод, надвигаясь широким серым фронтом, словно снежная буря из Северной Дакоты накрывала Гудзонов залив.

Чинди вновь полыхнул маневровыми двигателями, и Хатч пронеслась в опасной близости от его гранитных равнин, прежде чем выправила движение собственными ракетными двигателями.

Билл на экране, казалось, следил за этой демонстрацией, не скрывая беспокойства.

— До Большой Глотки один час четыре минуты, — сказал он.

В коридорах не наблюдалось ни поручней, ни чего-либо другого, за что можно было ухватиться, и Джордж очень страдал оттого, что буквально каждые несколько минут приходилось падать. Он не мог понять, почему чинди не тормозил медленно и плавно, вместо того чтобы чуть ли не ежеминутно включать маневровые двигатели. Хатч считала, что люди защищены от опасного воздействия тормозных маневров демпфирующим эффектом. Ему не хотелось даже думать, как туго им пришлось бы, будь оно не так.

— Я вот о чем, — сказал Тор, — не надо ли забрать палатку?

— Нет. Черт с ней. — Палатка оставалась неподалеку. Но теперь им не хотелось тащить на себе оборудование. — Я подарю тебе новую, когда вернемся домой, — пообещал Джордж.

Он боялся — с тех самых пор, как ступил на борт чинди . Перспектива застрять где-то на этом напоминающем катакомбы корабле, возможно, без надежды на спасение, огорчала его гораздо сильнее, чем он показывал. Или даже позволял себе думать.


Хатч была права. Безопасность — вот о чем следовало печься в первую очередь. Остаться живым. Ведь если кто-то погибает, то все прочее уже бессмысленно.

Однако правда заключалась в том, что прежде Джорджу ни разу не приходилось признаваться себе: я смертен. Он никогда не болел, никогда не попадал в несчастные случаи, и не рисковал жизнью по собственной воле. Он был не из тех идиотов, что считают потрясающей забавой соединиться альпинистскими тросами и прыгнуть всей толпой вниз с эстакады. И потому смерть всегда казалась ему ужасно далекой. Чем-то таким, что происходило с другими.

Но коридоры чинди тянулись бесконечно. А контактеры, не останавливаясь, шли по ним. Джордж и Тор периодически сверялись с картой. Да, вот комната с домом, поднимавшимся до макушек деревьев, а вот здесь музей. Все точно. Я уверен, что это Дания-стрит … (При строительстве дома 16 нашли группу археологов, исследовавших древнее захоронение и погибших под завалом. Из этого сделали экспозицию внутри экспозиции. Археологов извлекли из-под развалин и поместили под стекло…) Потом земляне торопливо прошли мимо «арсенала» и группы машин для изготовления изделий из кожи.

Время от времени один из них натыкался на стену, или спотыкался, или ему требовалась минута-другая, чтобы сориентироваться. Фонарь на запястье Аликс погас, и все тут же забеспокоились, как бы не иссякли и запасы энергии в их защитных костюмах. О таких случаях было известно. Поэтому люди остановились и ждали, переводя дух и обдумывая, что можно предпринять, если вдруг замерцают их сигнальные лампы-индикаторы. Но этого не случилось, и они двинулись дальше.

Раз или два земляне заблудились. Куда идти: налево, направо, прямо? Мнения разошлись, возник спор, карта Джорджа оказалась для ориентирования почти бесполезной. Но в итоге они справились с этим и торопливо продолжили путь.

Джордж по-прежнему следил за резервом времени, отметив, как он сократился до часа, а затем и до сорока минут.

Когда запас времени уменьшился до получаса, все в очередной раз свалились на пол, а Джордж при падении тяжело ударился подбородком о пол. При этом он прикусил язык и не сумел подняться без посторонней помощи.

— Ты в порядке? — спросила Аликс, внимательно глядя на него.

Он любил Аликс. Разумеется, ее любил весь мир, но это была придуманная любовь. А он был из числа относительно немногих, кто действительно знал ее.

Он погладил ее по голове — жест, вызвавший скорее неодобрение.

В продолжение своего перехода беглецы не заметили привычных перемещений роботов. И расценили это как очередное доказательство того, что чинди готовился покинуть орбиту.

Они прошли мимо «Атлантического океана».

— Интересно, — сказала Аликс, — мой платок по-прежнему ныряет?

Тут их опять бросило на пол. Хотя на сей раз все было иначе. Не просто неожиданный рывок, а скорее долгое, непрерывное давление. Подняться на ноги оказалось гораздо труднее, даже с посторонней помощью, и Джорджу пришлось сильно наклониться вперед, чтобы удержать равновесие. Это напоминало подъем по крутому склону.

Условия практически не изменились, когда они наконец добрались до выходного люка. Джордж прислонился к лестнице, обрадованный, что хотя бы здесь есть за что ухватиться. Аликс со вздохом облегчения тоже вцепилась в нее.

Десять минут отделяли их от Большой Глотки. Джордж взглянул наверх, на выходной люк, крепко сидящий на своем месте, закрывая воздушный шлюз. Металл поблескивал в свете электрического фонаря, демонстрируя полное отсутствие каких-либо признаков того, что совсем недавно его дважды взрезали и дважды восстановили.

— Так вот что произошло со связью, — проворчал Джордж. — Тор, может быть, нам следует выйти прямо сейчас и больше не ждать?

Аликс кивала головой: «Да. Не будем терять времени».

Тор заколебался, затем сунул руку в жилет и достал резак.

* * *

Если бы Тор действовал в одиночку, предоставленный самому себе, он осознал бы, что не следует трогать люк во время маневрирования корабля. Но он отбросил все сомнения и взамен вооружился убеждением, что им следует выйти наверх раньше, чем чинди погрузится в Большую Глотку. Все очень просто. Наверху не могло быть слишком плохо. И вообще, он знал, что где-то поблизости ждет Хатч с шаттлом, и надо дать ей шанс забрать их на борт.

Он взобрался по лестнице к люку, запустил резак и коснулся лучом металла… А вдруг придет миг, когда у экипажа чинди лопнет терпение, оттого что какие-то люди то и дело вскрывают их люк?…

Металл почернел и начал отделяться заметными хлопьями. Пока Тор резал, он думал о Хатч, которая в очередной раз спешила освобождать его из «заточения». И пообещал себе, что, когда они окажутся на «Мемфисе», когда со всей этой бестолковой суетой будет покончено и они не найдут на площади в несколько сотен квадратных метров ровным счетом ничего, когда Хатч получит возможность расстаться с ним по собственному выбору — вот тогда он ей скажет. Скажет ей все. Что в ее присутствии чувствовал себя сопляком. Что его голос был готов в любую минуту сорваться. Что порой он просыпался по ночам, выныривая из снов, целиком заполненных только ею, и падал духом, обнаружив, что все это всегда только сны.

Глупо. Глупо так увлечься одной женщиной .

Он закончил резку, выключил лазер, потянулся и толкнул вверх отделенный кусок металла. Тот подался и тотчас сорвался с его руки, которая тяжело ударилась о край люка. Тор вскрикнул и свалился с лестницы.

Он рухнул прямо на Джорджа и Аликс, которые хоть и пытались поймать его, но не удержались на ногах, и тоже упали на пол.

Джордж ругался.

— Что случилось?

Рука Тора была в ссадинах, но он надеялся, что перелома нет.

— Должно быть, рука вышла за границы демпфирующего поля, — сказал он, пытаясь согнуть ее. — Удар вполне приличный.

Затем он заметил, что Аликс прикусила губу и держится за лодыжку.

— Что с тобой? — спросил он.

— Наверное, вывих.

Зато теперь люк был открыт настежь. В отверстие, проделанном Тором, поблескивали звезды. Но спустя несколько минут их стало не видно. Теперь в коридор задувал ветер, и на землян посыпались снежные хлопья.

Чинди очень плавно углублялся в шторм. «Абсолютно без всякой качки и рывков», — подумала Хатч. Корабль был очень массивен. Теперь до нее вновь пробивался сигнал от Джорджа.

— Хатч, ты там? Ты меня слышишь?

— Я здесь. Что там у вас?

— Люк открыт. Но снаружи — чертов снегопад .

— Я знаю. Оставайтесь внутри. Подожди, у меня на связи другая линия. Билл?

— Хатч, чинди только что выключил маневровые двигатели. Текущая скорость позволит ему сблизиться с головной частью «воронки». То есть с тем самым агрегатом, который, собственно, эту «воронку» и создает.

— Никаких новых толчков?

— Видимо, одного толчка все-таки не избежать, но очень легкого .

— Ладно. Джордж, ты еще на связи?

— Да, мы здесь .

— Все трое?

— Да .

— Как на твой взгляд, в таких условиях можно поднять вас на борт?

— Тут настоящая метель. Если ты хороший пилот…

— Билл, можешь ли ты считать данные о силе ветра над поверхностью чинди?

— От сорока до шестидесяти, с порывами до ста. Вихревые ветры типа торнадо .

— Ладно. Пришло время проверить, на что мы способны. Джордж, я буду у вас через несколько минут. Будьте готовы к подъему. Но до моей команды оставайтесь внутри.

Хатч повезло: ее шаттл в действительности был посадочным модулем, а не чисто челноком. Челноки, более приземистые и угловатые, не были приспособлены для полетов в атмосфере. В этом плане посадочные модули имели б?льшую управляемость.

Как только чинди вошел в шторм, Хатч снизилась, находясь достаточно далеко от кормы корабля. Модуль следовал в двадцати километрах от него, когда налетела снежная буря. Небосвод потемнел, и огромные мягкие хлопья залепили все стекла, затрудняя обзор. Но ветер тем не менее дул умеренный, не такой свирепый, как она ожидала, и ей подумалось, что, может быть, полет будет удачным.

— Будь осторожна, — предупредил Билл. — Ветер усиливается по мере твоего продвижения. Он в целом стал слабее, но около горла «воронки» по-прежнему близок к ураганному .

Судя по экранам, «воронка» свернулась в узкое кольцо, как только чинди приблизился к ней. Носовые маневровые двигатели корабля-гиганта вновь полыхнули, на этот раз очень коротко.

— Вот оно, — произнес Билл. — Сейчас чинди заберет головную часть «воронки» на борт.

Шаттл поднялся под неожиданно резким порывом ветра. Талый снег забрызгал ветровое стекло.

— С нижней стороны на чинди открываются большие люки, — сообщил Билл. Он попытался дать Хатч полное изображение. Было трудно с полной определенностью разобрать, что именно происходило, но два объекта, чинди и головная часть «воронки», кажется, начинали сливаться.

Билл начал объявлять расстояние между объектами. Двенадцать тысяч метров… Восемь…

Поднимался ветер.

* * *

Вокруг выла буря. Кусочки льда налетали на модуль, барабанили по корпусу, щелкали по боковым стеклам. Хатч активизировала свой костюм и уменьшила давление воздуха в кабине, чтобы предотвратить возможное нарушение герметичности. Она убрала антенны, телескопические камеры и все остальное, что могла спрятать под «крышу», оставив только сенсоры. И только те, без которых не могла обойтись. К счастью, она все еще была достаточно близко от «Мемфиса», так что у нее оставалась связь, хотя и неважного качества. Один из четырех сенсоров отвалился, и четкость изображения на экранах упала.

— Может быть, тебе стоит отойти и подождать, пока он не выйдет из бури с другой стороны, — сказал Ник. — Если ты попытаешься забрать их на борт среди бурана, то можешь убить их .

Она все-таки надеялась, что непосредственно над чинди ветры будут менее сильными. Корабль-гигант находился между ней и горлом «воронки», и Хатч считала, что это своего рода защита. Может быть, и так, но снаружи по-прежнему было слишком ветрено.

— Хатч, похоже, операция вступает в заключительную стадию. Кольцо, видимо, закреплено . — Он имел в виду «воронку», которая «скаталась», как воротник. — И, кажется, двигатели наращивают мощность. Вероятно, отлет неизбежен .

— Принято, — отозвалась она.

— Чинди начнет разгон, возможно, не выходя из шторма.

— Слышу. — Хатч старалась говорить ровным голосом и была очень довольна собой, когда Ник заявил, что она ведет себя смелее, чем следует.

Но как раз к ней-то это не относилось. Хатч плыла по течению в море опасений и страхов, но Джордж не оставлял ей никакого выбора. Ее начинали возмущать люди, которые корчили из себя героев и шли на риск, в конечном счете вынуждая ее рисковать жизнью.

Чутье подсказывало ей, что Билл прав и чинди собирается выйти из шторма, уже набрав ускорение и продолжая наращивать его. Она слишком много лет была пилотом. Она знала, как функционируют и управляются корабли, и пусть корабль был совершенно незнакомым, он все равно подчиняется законам физики и здравого смысла. Поскольку с чинди не запускали в космос и не принимали на борт никаких объектов, ни «мешков», ни «бутылок», значит, эта часть миссии, в чем бы она ни состояла, завершилась.

Корабль был чрезвычайно массивен . Разгоняться только после выхода из шторма, чтобы затем вновь задержаться все на прежней орбите, когда чинди , по-видимому, закончил здесь все работы, — напрасная трата топлива. Поэтому Хатч собиралась снять товарищей с корабля сейчас — или пришлось бы ждать, пока чинди не прибудет в какой-то новый пункт назначения.

Будь ты проклят, Тор. Джордж не уперся бы, не скажи ты свое веское слово в этом споре .

Что-то громыхнуло по корпусу. Огни замерцали и погасли.

— Повреждения в приемо-передающей станции левого борта, — прошептал автономный бортовой Билл. — Переключаемся на вспомогательную .

Подача энергии вернулась к норме.

— Нейтрализуем остальные повреждения, — сообщил ИИ. — Меняем направление потока данных. Необходимо провести замену .

Что-то опять ударило их, и шаттл встряхнуло.

Раздался голос Ника:

— Похоже, мы не все хорошо спланировали .

— Пожалуй, это более или менее верное замечание.

Хатч вновь нашла чинди . По-прежнему в нескольких километрах впереди.

Ветер стих, а затем набросился на нее с обновленной яростью. Он норовил запрокинуть шаттл, но Хатч неторопливо пробиралась через шторм. Вентиляторы то вырубались, то запускались снова. Экран общего обзора мерцал. Она слышала, как Ник что-то говорил, но была так занята управлением шаттла, что почти не обращала внимания на его слова.

— Целостность корпуса по-прежнему обеспечивается, — сообщил бортовой Билл.

Хатч полностью контролировала шаттл.

— Хатч, пусть он уходит . — Ник пытался заставить ее вернуться, используя жесткий, «мужской» тон.

Грохот ударов по корпусу нарастал. Еще один из сенсоров Хатч приказал долго жить. Изображение чинди поблекло до спектральных очертаний.

Двигатель правого борта начал перегреваться.

Хатч включила ходовые огни. Шторм продолжал колотить и встряхивать ее. Шаттл падал и поднимался, талый снег обволакивал все вокруг. Ник наконец умолк.

Затем ветер неожиданно ослаб, и Хатч обнаружила, что вполне может управлять шаттлом. А внизу ее прожекторы отражались от огромного тусклого массива чинди .

Контактеры отошли от выходного люка на несколько шагов. Снаружи завывал шторм, и внутрь корабля набивался снег. — Не так плохо, как нам казалось, — сказал Тор.

Аликс попыталась рассмеяться. Она прислонилась к шпангоуту, осторожно приподняв над полом левую ногу.

— Хатч, — спросил Тор, — так ты можешь нас забрать?

— Будьте на виду. Я в трех минутах хода от вас .

— Хорошо. Мы готовы.

— Мы собираемся вытащить вас быстро. Какая у вас «погода»?

— Небольшой снежок.

— Нет времени, Тор. Какая у вас погода?

Опомнившись, он отчеканил:

— Снежная буря.

— Ветер?

Тор поднялся по лестнице и высунул руку наружу.

— Около сорока. Может быть, чуть больше.

— Хорошо. Я захожу с кормы . — Пауза. — Но я даже не пытаюсь сесть .

— Ладно.

— Выходите по одному. Я постараюсь опуститься как можно ближе к поверхности .

— Мы будем ждать.

— Воздушный шлюз будет открыт. Вы должны забраться туда при первой же возможности. И будьте осторожны. Помните, вам предстоит переход в среду с нулевой гравитацией. Двигаясь, не отрывайтесь от корпуса корабля и старайтесь, чтобы вас не снесло ветром. Иначе я могу не отыскать вас.

— Ладно.

— При сорока метрах в секунду у меня могут появиться проблемы с управлением .

— Мы это знаем. Хатч, ты хоть представляешь, когда эта штука двинется отсюда?

— Возможно, в ближайшее время. Просто продержитесь еще несколько минут .

— Мы сделаем все, что в наших силах. — Тор взглянул вниз, на Джорджа и Аликс.

— Иди первым, — распорядился Джордж. — Поможешь Аликс.

— Мне не нужна помощь, — заявила она.

Тор кивнул.

— Вы оба не в лучшей форме. Джордж, выходи первым.

Уже несколько минут назад земляне заметили вибрацию корпуса, и она становилась все более явственной. Тот спустился с лестницы и освободил путь наверх.

— Все будет отлично, — подбодрил он Джорджа. — Если все-таки кого-то снесет ветром, все время оставайтесь на связи и говорите не переставая, пока мы не найдем вас.

Джордж кивнул и начал подъем. Когда он добрался до самого верха, Аликс поставила ногу на нижнюю ступеньку и сжала руку Тора.

— Счастливо, — сказала она.

Тор поцеловал ее. Силовые поля костюмов вспыхнули.

Джордж высунул голову наружу и быстро убрал ее назад.

— Снаружи слегка задувает.

— Ты видел Хатч?

— Нет. — Джордж выглянул еще раз. — Нет. Ничего. Пусто. — Он старался говорить очень громко. — Но ведь я не могу видеть дальше нескольких метров.

— Ладно. Держись как можно ниже, пока не заметишь ее.

* * *

Ветер был сильный, но еще далеко не ураган. То ли отвесная масса чинди обеспечивала некоторую защиту, то ли шторм ослабевал.

Хатч задействовала телескопические камеры и вывела на экран собственную карту-схему поверхности корабля, отметила на ней расположение люка, произвела считывание изображения той же части корабля с помощью сенсоров и «наложила» его на карту-схему.

Шаттл находился вот здесь , а выходной люк там , приблизительно в километре от нее, с отклонением в тридцать градусов по курсу.

Она начала торможение.

Ветер подхватил шаттл и швырнул вниз. Прямо на корпус чинди . Изо всех сил стараясь удержать управление, Хатч услышала, как Ник или кто-то из тех, кто был на чинди — понять, кто именно, было невозможно, — читал молитву. Со всех сторон раздавались аварийные сигналы, а ИИ что-то невнятно бормотал.

Хатч запустила маневровые двигатели, пытаясь вырваться из объятий ветра, но зацепила поверхность корабля и услышала, как, по всей вероятности , сломалось шасси. Толчок заставил ее лязгнуть зубами, а затем она вновь взмыла вверх, переворачиваясь и кружась: один из маневровых двигателей вышел из строя.

Это был третий по левому борту. Хатч заглушила его, велела автономному Биллу убрать его на оставшееся время из системы, выровняла шаттл и, все еще раскачиваясь, легла на прежний курс.

— Со мной все в порядке, — сообщила она Джорджу. — Буду через две минуты.

Под ней перекатывалась клубящаяся снежная поверхность. Но Хатч старалась держаться поближе к ней. У корпуса корабля снег и ветер были потише. В кабине постепенно восстанавливалось спокойствие. Правда, отдельные порывы ветра по-прежнему раскачивали шаттл, а в наушниках стоял треск статики.

Хатч открыла внутренний люк воздушного шлюза и теперь обдумывала: должна ли она освободиться от ремней безопасности, удерживавших ее в кресле? Нет. Лучше не надо. Если вдруг, в самый неподходящий момент, ее швырнет куда-то неожиданный толчок, то все может обернуться общей катастрофой. Правда заключалась в том, что вообще-то Хатч просто не могла никому оказать помощь. Старушка Хатч была по горло занята тем, чтобы спасательный шаттл не унесло в неизвестность.

Минута. Она открыла внешний люк. Снег и ледяная крупа ворвались внутрь шаттла.

— Я вижу тебя, — сказал Джордж.

Ей бы хотелось «помахать крыльями» в знак поддержки и надежды. Но только не в такую погоду.

Впереди показался свет. Она смотрела вниз, на маленький световой круг и на пару длинных гребней, убегавших от него вдаль, к самому носу корабля.

— Ага. Я тебя тоже вижу. — Хатч притормозила. Шаттл снизился; напор ветра стал еще жестче. — Поторапливайтесь, ребята. Люки открыты, но мне нельзя отвлечься от своих дел. Вы должны помочь себе сами.

Хатч старалась удерживать шаттл так, чтобы приблизиться к выходному люку со стороны кормы чинди , на высоте около двух метров от поверхности корпуса. Опуститься ниже ей не позволяли средства управления.

Люк неподвижно замер перед нею. Из него кто-то вылез и неловко ступил на заснеженную поверхность. Джордж . Несомненно, самый крупный из троицы. Оказавшись снаружи, он наклонился, помогая подняться еще кому-то.

Аликс .

Ветер в очередной раз стих. Превосходно . Аликс хромала. Держась за Джорджа, она, прежде чем доверить тяжесть своего тела снабженной захватами обуви, ногой расчистила от снега пятачок.

Давай, давай, Аликс .

Она заковыляла к шаттлу. Джордж следовал за ней по пятам, готовый прийти на помощь.

В люке появился Тор.

— Подвернула ногу, — сообщил он.

Но Аликс была уже рядом с шаттлом и готовилась запрыгнуть в него. Ничего сложного в условиях нулевой гравитации.

Хатч заметила, что с общей панорамой происходит что-то неладное. Снежный пейзаж начал понемногу смещаться.

В наушники ворвался голос Тора:

— Куда ты отходишь, Хатч?

— Это не я. Чинди разгоняется.

Она не отважилась уравнять приращение скорости корабля — этого просто нельзя было сделать, пока Аликс и Джордж пытаются запрыгнуть на борт. Она услышала, как Джордж коротко чертыхнулся и упал в сторону. Должно быть, оступился. Он неловко приземлился и подскочил над поверхностью, отчаянно пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. Его немедленно начало уносить в сторону. Покрытая снегом скальная поверхность все быстрее убегала вперед, увлекая с собой и Тора, оставляя Джорджа где-то позади. Тор выпрыгнул из люка и начал карабкаться в его сторону, делая отчаянные попытки подхватить товарища, но шансов на это у него явно не было.

— Я на месте, — сказала Аликс.

Тор, упустив Джорджа, вцепился в выходной люк. Корабль тем временем продолжал разгоняться.

Хатч смотрела, как заснеженная поверхность проносится перед ней, видела очертания наметенных ветром низких сугробов, все быстрее и быстрее мелькающих мимо. Джордж и шаттл — оба были в полете.

Все произошло слишком быстро. Всего минуту назад Джордж помогал Аликс выбраться из люка, и все шло точно по плану, когда они направились в сторону шаттла, а тот, зависший почти у самой поверхности, заметаемый снегом, который затенял его огни, выглядел так уютно и заманчиво. Джорджу даже удалось разглядеть в кабине Хатч, ее лицо, бледное в отблеске зеленых огоньков на панели управления. Джордж сделал всего несколько шагов, и вдруг земля у него под ногами дрогнула, и он упал вперед, в сторону шаттла. Но земля продолжала движение, увлекая его назад. Он не понимал, что происходит, за исключением одного: он неуклонно удалялся от шаттла, как будто Хатч сдавала назад. Но он знал, что она не делала этого.

Джордж хотел побежать, но скала под его ногами перемещалась слишком быстро. Аликс прыгнула в сторону трапа шаттла, взлетела выше, чем ожидала, и врезалась в его край, но успела ухватиться за одну из ступенек. Она висела на ней, а Тор пытался прийти на помощь Джорджу, но так и не смог ничего сделать ни для него, ни для себя. Джордж оторвался от поверхности и теперь летел, а камень под ним двигалась все быстрее, набирая скорость и смазываясь. На горизонте, в стороне кормы чинди , появилась цепочка «холмов», именно там, где помещались гигантские двигатели, которые вот-вот врубятся на полную. В эти последние минуты Джордж думал о том, какая о нем останется память, сожалел о незавершенных делах, а больше всего о том, что Убежище пустовало, а чинди так и остался безгласным.

Никого нет дома.

Он парил невысоко, и «холмы» неслись прямо на него.

Хатч практически ничего не могла предпринять. Она велела Аликс держаться и лезть наверх. Тора она потеряла, но крикнула ему по связи: «Ради бога, скорее забирайся в люк и спускайся». Ветры, разбуженные полетом чинди , вернулись. Хатч выровняла шаттл и увидела, как за поручни воздушного шлюза ухватилась рука. На запястье отчетливо выступали напрягшиеся мышцы.

— Хатч? — Это был голос Ника. — Что происходит?

Она хотела отстегнуть ремни, оставить управление, подойти к воздушному шлюзу и втащить Аликс внутрь, но вновь налетел ветер и молотом обрушился на шаттл, так что она не осмелилась покинуть свое место.

— Хатч! — Теперь это был Тор. — Со мной все в порядке. Вернулся вниз .

Аликс подтянулась и забралась в воздушный шлюз. Вокруг завывал ветер, снег врывался в кабину. Хатч следила за Аликс и, как только та оказалась внутри, закрыла люк.

— Я подобрала Аликс, — сказала она.


Содержание:
 0  Чинди : Джек Макдевит  1  Пролог 2220, июнь : Джек Макдевит
 2  1 : Джек Макдевит  3  2 : Джек Макдевит
 4  3 : Джек Макдевит  5  4 : Джек Макдевит
 6  5 : Джек Макдевит  7  6 : Джек Макдевит
 8  7 : Джек Макдевит  9  8 : Джек Макдевит
 10  9 : Джек Макдевит  11  10 : Джек Макдевит
 12  11 : Джек Макдевит  13  12 : Джек Макдевит
 14  13 : Джек Макдевит  15  14 : Джек Макдевит
 16  15 : Джек Макдевит  17  16 : Джек Макдевит
 18  17 : Джек Макдевит  19  18 : Джек Макдевит
 20  19 : Джек Макдевит  21  20 : Джек Макдевит
 22  21 : Джек Макдевит  23  22 : Джек Макдевит
 24  23 : Джек Макдевит  25  24 : Джек Макдевит
 26  25 : Джек Макдевит  27  вы читаете: 26 : Джек Макдевит
 28  27 : Джек Макдевит  29  28 : Джек Макдевит
 30  29 : Джек Макдевит  31  30 : Джек Макдевит
 32  31 : Джек Макдевит  33  32 : Джек Макдевит
 34  33 : Джек Макдевит  35  34 : Джек Макдевит
 36  35 : Джек Макдевит  37  36 : Джек Макдевит
 38  37 : Джек Макдевит  39  38 : Джек Макдевит
 40  Эпилог 2228, апрель : Джек Макдевит  41  Использовалась литература : Чинди



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap