Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




ГЛАВА 10

Сидя в командном кресле на мостике «Дискавери», Ричард Дрейк наблюдал изображение пульсара Антареса, передаваемое на экран с бортового телескопа. Вдобавок к сильному оптическому увеличению картинка получила значительное электронное усиление, и теперь хорошо просматривалась не только поверхность звезды, но и ее обычно невидимая оболочка. Примерно каждую минуту по поверхности Антареса пробегала едва уловимая глазом тень. Стоило ей исчезнуть, как звезда мгновенно взрывалась фонтанами раскаленной добела плазмы. Эти плазменные гейзеры сливались в могучие реки огня и, закручиваясь в спирали, беспрерывно текли все дальше и дальше в космическое пространство. Собственно говоря, то были немые свидетели мощного, находящегося в постоянном вращении магнитного поля пульсара.

Дрейк перевел взгляд на небольшой вспомогательный экран, куда передавалась все та же картинка, только меньшего размера. На ней останки Антареса казались небольшим искрящимся шариком, пульсирующим в мерцающем плазменном мареве. Одновременно с каждым взрывом от звезды, подобно кругам, расходящимся от брошенного в воду камня, разбегалось несколько светящихся колец. Самое мощное из них гасло медленно, в течение нескольких минут, успев добежать до краев экрана, и лишь затем сливалось с более тусклым мерцанием туманности.

– Капитан, «Феникс» докладывает, что мы находимся в пределах их видимости, – доложил по внутренней связи дежурный.

Его слова оторвали Дрейка от созерцания экрана. Прошел уже месяц с тех пор, как «Дискавери» вошел в туманность, и запасы топлива были почти на исходе. Пора проводить космическую дозаправку, а это дело нелегкое в условиях туманности, где снаружи бушует настоящая радиационная буря, причем риску подвергаются оба корабля – и звездолет, и заправщик.

– Спасибо. Передайте, что они могут приблизиться к нам вплотную, а бортовой инженер пусть постепенно начинает снижать момент осевого вращения.

– Слушаюсь, сэр.

Спустя полминуты по связи прогремел голос бортового инженера:

– Внимание всем службам! Приготовиться к операции дозаправки. Снижаем момент осевого вращения. Через пять минут наступит невесомость. Повторяю, через пять минут корабль будет работать в условиях невесомости. Срочно закрепить незакрепленное оборудование и пристегнуться. Всем принять необходимые меры предосторожности.

Голос инженера эхом прокатился по капитанскому мостику. Ричард распорядился передавать на экран изображение с бортовой камеры – с тем, чтобы лично следить за приближением танкера. В следующее мгновение неистовствующий пульсар Антареса уступил место розоватому свечению окружавшей его туманности.

Дрейк попытался рассмотреть в газовом мареве очертания космического танкера. Примерно с минуту он всматривался в экран, пока наконец глаз его не уловил крошечную светящуюся точку. Точка эта быстро увеличивалась и вскоре уже походила на светящуюся изнутри жемчужину. На розоватом фоне туманности это свечение казалось чем-то волшебным, едва ли не сверхъестественным. На самом же деле ему имелось весьма прозаическое объяснение.

Незадолго до их прыжка из системы Напье к Антаресу все капитаны отдали приказ привести в действие антирадиационные экраны вверенных им кораблей. Все восемь судов моментально превратились в космические зеркала. Но Напье – это не Антарес, а антирадиационные поля были далеки от совершенства. Однако на расстоянии нескольких миллиардов километров от Напье количество энергии, просачивавшееся сквозь них, оставалось незначительным.

Иное дело – внутри туманности, где неистовствовало радиоизлучение, – там даже десятые доли процента представляли смертельную угрозу. Инженеры, сконструировавшие экраны, отлично это знали и поэтому приняли на редкость хитрое решение. Любая протечка тотчас трансформировалась в видимую часть спектра, которая затем отражалась назад, в космическое пространство. В результате все получившие спецзадание корабли искрились, как шары на рождественской елке.

Изображение танкера постепенно увеличивалось в размерах, пока не заполнило весь экран. Когда до «Дискавери» оставалось несколько сот метров, «Феникс» замер на месте. Примерно в ту же минуту звездолет погасил осевое вращение. Затем последовало еще несколько минут радиообмена информацией, после чего танкер, включив направляющие сопла, осторожно занял положение между «Дискавери» и пульсаром. Цель этого маневра заключалась не столько в том, чтобы заслонить собой звездолет, сколько в том, чтобы уберечь от возможных повреждений заправочный шланг, который предстояло протянуть между обоими судами. На том расстоянии, которое в данный момент отделяло их от Антареса, поток волн заряженных частиц был таков, что, лишившись защитной тени «Феникса», даже бронированный рукав мог расплавиться в считанные минуты.

Дрейк наблюдал, как из гладкой перламутровой поверхности танкера показался автоматический рукав и постепенно начал вытягиваться в сторону звездолета. Правда, он довольно быстро исчез из поля зрения бортовой камеры, скрывшись где-то за кольцом обитаемого отсека. Спустя полминуты по радио донесся голос дежурного. «Феникс» докладывал о полной готовности к перекачке топлива.

– Передайте капитану Стюарту, что он может начинать в любую минуту, – приказал Дрейк.

Было слышно, как дежурный передал его распоряжение дальше. В следующее мгновение рукав на экране напрягся – это обогащенный дейтерием водород начал перетекать в баки «Дискавери».

* * *

В то утро, когда происходила дозаправка «Дискавери», Бетани Линдквист с опозданием завтракала в офицерской столовой. Накануне она допоздна засиделась за расчетами изогравитационных возмущений для астрономов и поэтому проспала. Не успела Бетани покончить с десертом, как над головой у нее из громкоговорителя раздалась команда:

– Внимание всем службам. Приготовиться к операции дозаправки.

Сокрушенно вздохнув, Бетани потянулась за ремнями безопасности. В ту же минуту кто-то поставил на стол рядом с ней свой закрытый крышкой поднос.

– Вы не против, если я пришвартуюсь рядом с вами?

Подняв глаза, Бетани увидела над собой юное улыбающееся лицо Филиппа Уолкирка.

– Это честь для меня, Ваше Высочество.

Принц поморщился.

– Я только и делаю, что пытаюсь выдать себя за стопроцентного демократа. На этом корабле для всех я младший лейтенант Уолкирк, а для друзей просто Филипп.

– В таком случае вы окажете мне высокую честь, если сядете со мной... Филипп.

Сандарский наследник пристегнулся как раз в тот момент, когда у Бетани начало закладывать уши – верный признак того, что корабль сбрасывает осевые обороты.

– Наверное, вчера заработались допоздна? – поинтересовался Филипп, потягивая кофе из специальной, рассчитанной на невесомость кружки.

Бетани кивнула и поведала ему о своем вчерашнем бдении перед экраном судового компьютера. Прошло уже две недели с того момента, как их получившая спецзадание группа прибыла в участок пространства, где «Клинок» отметил наличие специфических изогравитационных возмущений. За это время корабли «исколесили» вдоль и поперек этот сектор туманности, уточняя данные, пытаясь определить точное местоположение фокуса искривления. Количество собранной информации оказалось столь велико, что команда астрономов на борту «Дискавери» в буквальном смысле захлебнулась ею, и Бетани сочла своим долгом хоть немного помочь с обработкой данных.

Ощущая наступление невесомости, они с принцем молча продолжили завтрак. Наконец Бетани решилась задать вопрос:

– Как поживает ваша сестра?

В первый прилет Бетани на Сандар принцесса Лара Уолкирк взяла на себя роль ее гида.

– Думаю, занята, как всегда, – ответил Филипп. – Готовится к свадьбе.

– Чьей свадьбе?

– Своей. Она выходит замуж в следующий сезон таяния ледников.

– Как интересно! И как давно она помолвлена?

– Наверное, лет пятнадцать, – ответил Филипп.

– Вы шутите!

– Ничуть. Она была помолвлена еще в шестилетнем возрасте. Разве она вам не говорила?

– Нет, разговор на эту тему как-то не заходил.

– Странно. Официальная дата была назначена лет пять назад полным составом коллегии Королевских Советников.

– А разве ее мнения при этом не спросили?

– Разумеется, нет, с какой стати?

– Мне всегда казалось, что в таких вопросах люди должны решать сами за себя.

– Простые люди, но только не сандарская принцесса. Подобные браки – часть государственной политики.

– И кто этот счастливец?

– Основной претендент на ее руку – граф Клэрмор.

– Основной претендент?

Филипп умолк, раздумывая над тем, как лучше объяснить Бетани брачные обычаи сандарцев. Наконец он произнес:

– Есть немало оснований для того, чтобы планировать брачный союз особ королевской крови заранее, лет за десять, если не больше. Подобные союзы всегда становятся предметом длительных переговоров, так что чем раньше их начать, тем лучше. К тому же необходимо внушить простонародью чувство стабильности, дать людям время привыкнуть к новому положению вещей. И, что самое главное, немало времени требуется для того, чтобы по достоинству оценить качества избранника или избранницы, убедиться в том, что ему или ей по плечу нелегкая ноша управления планетой.

– На Земле у многих народов также существовал обычай помолвки в детском возрасте, и по тем же причинам, – кивнула Бетани.

– Но таких проблем, как у нас, нет ни у кого другого, – продолжал Филипп. – Мы с самого начала нашей истории вынуждены воевать с рьяллами, и у нас существует традиция отправлять детей из благородных семей служить на флот. А это означает, что жених или невеста рискуют погибнуть в космическом сражении, что, в свою очередь, подорвет стабильность, к которой мы так стремимся. Чтобы избежать возможных осложнений, мы назначаем для принцессы основного претендента и по крайней мере одного претендента второй очереди. В случае Лары – это граф Родстон. Случись что с Клэрмором, Лара выйдет замуж за Родстона.

Интересно, подумала про себя Бетани, как должна чувствовать себя женщина, если ее, как корову-рекордсменку на аукционе, отдают в руки тому, кто предложил за нее самую высокую цену, а он, после того как невеста свыкнется с этой мыслью, возьми и передумай. Представив себя на месте Лары, Бетани даже поежилась, но в следующий момент ей в голову пришла новая мысль. Она посмотрела на Филиппа, который как раз допивал свой кофе.

– До меня только что дошло, что и вы тоже помолвлены.

Тот кивнул:

– С трех лет. Хотите взглянуть на ее фотографию?

– Еще бы.

Принц вытащил из кармана небольшую голографическую карточку и протянул ее Бетани. Та взяла ее в руки, чтобы лучше рассмотреть. На фотографии симпатичная юная блондинка скорчила перед камерой забавную гримасу, однако это ничуть не уменьшило ее ослепительной красоты.

– Леди Донна Элизабет Карендейл, моя будущая королева. Я сделал этот снимок на пикнике, года три назад. Донна все время просит меня, чтобы я его порвал, но мне он нравится куда больше, чем все эти официальные портреты.

– Какая она хорошенькая, – согласилась Бетани. – И у вас тоже есть претендентка второй очереди?

– Целых две, – ответил Филипп и улыбнулся. – Хотя, надеюсь, они вряд ли мне понадобятся.

– И когда же состоится знаменательный день?

– Вскоре после того, как мы вернемся из экспедиции. Я заранее приглашаю вас на нашу свадьбу.

– Сочту за высочайшую честь, Филипп, – улыбнулась Бетани.

– Тогда считайте, что приглашение уже у вас в кармане.

– Знаете, в таком случае вы мне тоже кое-чем обязаны, – ответила Бетани и принялась рассказывать наследному принцу об их с Ричардом планах сочетаться браком на Земле.

– Прекрасная мысль, – произнес тот. – А почему я не слышал об этом раньше?

– Мы не хотели бы распространяться об этом, – предупредила его Бетани. – А то все вокруг только и будут что давать нам советы.

– Обещаю никому не говорить, – заверил ее принц и начертил в воздухе пальцем какую-то фигуру, смысл которой остался для Бетани непонятным.

Тем временем Уолкирк заговорил вновь:

– Как я понимаю, после посещения Сандара вы стали большим спецом по нашим врагам?

– Альта нуждалась в специалистах по рьяллам, – подтвердила Бетани, – и я, как историк-компаративист, подумала, что это по моей части.

– Вам знакомы такие работы, как «Справочник по социальному поведению рьяллов» Бакмена или «Нравы и обычаи рьяллов» Адамсона?

– Да-да, – кивнула Бетани. – Хотя, признаюсь, я не совсем разделяю точку зрения Бакмена. Должна сказать, что после всех моих научных изысканий у меня возникло чувство, что мы недопонимаем рьяллов, упрощаем мотивы их действий.

– Вы не одиноки в таких подозрениях, – заметил Филипп. – Я знаю немало людей, которые посвятили жизнь изучению кентавров, и все они говорят примерно то же самое.

– Больше всего меня у рьяллов поражает мифология, связанная с объяснением сверхновой. Во всем остальном они более разумны и реалистичны. Но как только дело касается взрывающихся звезд, они в суеверности не уступают цыганам древности.

– Зная их историю, разве можно им это поставить в упрек? – заметил принц.

* * *

В течение столетия, после того как беженцы с Нью-Провиденс переселились на Сандар, им не раз пришлось сражаться с рьяллами. Число же мелких космических стычек перевалило за сотню. Обычно пораженное судно уничтожалось до конца. Бывало, однако, что такому кораблю удавалось избежать уничтожения, но полученные повреждения не позволяли ему добраться до базы. В таких случаях обе стороны предпринимали все для того, чтобы спасти экипаж. Ведь в войне между враждующими космическими расами пленники на вес золота.

В течение десятилетий сандарцам постепенно удалось захватить некоторое количество пленных. Кроме того, они забирали с пораженных судов тела погибших рьяллов, по которым затем изучали анатомию и физиологию «кентавров». Что касается живых, то сандарцы пытались проникнуть в глубины их сознания, разгадать их внутренний мир, их мысли и чувства – правда, с гораздо меньшим успехом.

Вскоре выяснилось, что рьяллы, как и люди, в культурном отношении отличаются друг от друга. Мировоззрение конкретного рьялла зависело от того, где и в какой среде он получил воспитание. Например, пленники с Авадона – как условно был назван крупнейший из населенных рьяллами миров – не употребляли в пищу определенные виды мяса, в то время как для их собратьев с Беластона это было излюбленным лакомством. Пленники с Капреля в условиях отсутствия иных материалов строили себе жилища из камышей, рьяллы с Дартана предпочитали рыть норы. Но при всех их различиях всех их объединяет одно – легенда о Быстрых Пожирателях. Около тридцати тысяч лет назад человечество и рьяллы находились на примерно одинаковой ступени развития. Люди в то время жили родовыми общинами, добывая себе пропитание охотой и собирательством. Примерно так же жили тогда и рьяллы. Они предпочитали селиться по берегам рек и мелководных морей. Это были мирные рыболовы, чья жизнь в основном проходила в воде, где они лакомились щедрыми дарами местной природы. Реки и моря в изобилии давали рьяллам пищу, так что голода они не знали. И хотя поселения рьяллов время от времени, случалось, враждовали между собой из-за какого-нибудь особо рыбного места, в целом жили они мирно и счастливо.

Спокойной и сытой жизни, однако, вскоре настал конец. Это произошло, когда люди на Земле научились обрабатывать камень и кость, но до земледелия было еще далеко. Причиной же бедствия явилась одна из звезд, которая непонятно почему вдруг ярко заполыхала на их родном небе. Тем первобытным рьяллам было не под силу понять смысл происшедшего: еще ни одна звезда не сияла так ярко, чтобы быть видимой даже днем. Что естественно для примитивных народов, рьяллы узрели в ней злое предзнаменование и попытались найти ответ у шаманов и колдунов. Ученые умы той эпохи посоветовали им зарыться в норы и не высовываться до тех пор, пока звезда не потухнет. И она в конце концов потухла. Через несколько лет звезда потускнела и стала такой же неприметной, что и прежде.

Возможно, о ней бы вообще позабыли, но случилось так, что именно тогда в жизни рьяллов произошли значительные перемены, причем не в лучшую сторону. Как и сверхновая Антареса тридцать тысяч лет спустя, та звезда обрушила на планету рьяллов мощный поток радиации. И хотя жизнь там все-таки сохранилась, последствия взрыва оказались разрушительными. Ливень заряженных частиц нанес непоправимый ущерб генофонду планеты, отчего скорость мутаций возросла в несколько раз.

Каждое новое поколение несло на себе печать все новых и новых уродств. Обычно эти уродства оказывались несовместимыми с жизнью, и малыш погибал, едва вылупившись на свет из яйца, что даже и к лучшему. Те, кто выживал, становились для племени обузой и в конце концов тоже покидали этот свет – либо в результате естественного отбора, либо по велению старейшин. Но были и такие мутации, которые в целом пошли рьяллам на пользу и только обогатили их генофонд.

Кстати, рьяллы оказались не единственными на пути к цивилизации. Примерно через пять тысяч лет после вспышки сверхновой на их родной планете появился еще один вид разумных существ. Рьяллские пленники по-разному называли их. Но самое распространенное название переводилось примерно как «быстрые пожиратели».

Это были земноводные, которые вели свою родословную от одного плотоядного вида амфибий, обитавших в океанах планеты. И они действительно были быстры, хитры и прожорливы. Пожиратели совершали набеги на нерестилища, где рьяллы выводили свое потомство, и лакомились их яйцами. Как и следовало ожидать, численность рьяллов резко пошла на убыль. В иные моменты они вообще оказывались на грани исчезновения.

Понадобилась смекалка и изобретательность нескольких поколений, прежде чем рьяллы придумали способ защиты от прожорливых соседей. Уйдя из воды, они освоили наземный образ жизни, причем предпочитали селиться группами в глубинах материков. Там они научились откладывать яйца в искусственные водоемы, куда стекали воды речушек и ручьев, а в качестве источника пищи разводили наземных животных. Постепенно они научились обращаться с огнем и плавить металл. В конце концов у них появились города, а значит, и настоящая цивилизация. Примерно в середине своего бронзового века рьяллы научились охотиться на быстрых пожирателей. Охота эта затянулась надолго, на пятнадцать тысяч лет. Поколения рьяллов сменяли друг друга, и ненависть к пожирателям вошла к ним в плоть и кровь. Со временем это была уже ненависть на генетическом уровне.

Когда враг был наконец истреблен, рьяллы обнаружили, что им преподан важный урок. История научила их, что если вашей жизни и безопасности что-то угрожает, существует лишь одно решение этой проблемы, а именно – полное уничтожение врага. Так получилось, что, когда на рьяллском небосводе вспыхнула еще одна новая, они неожиданно обнаружили для себя очередную угрозу, по сравнению с которой пожиратели казались сущим пустяком. Угроза эта исходила от теплокровных двуногих. Это были космические странники, причем, судя по их кораблям, не лишенные смекалки и склонности к изящным техническим решениям. Что до самих рьяллов, то пока по космическому пространству рыщут двуногие монстры, любую кладку яиц, любого юного рьялла могла поджидать гибель.

Итак, война, причем до полного уничтожения.

* * *

Бетани отхлебнула кофе, раздумывая о том, что поведал ей сандарский наследник об истории рьяллов. Или, вернее, поправила она себя, о том, что думают люди об их истории.

– Я нередко задавалась вопросом, чем считать легенду о быстрых пожирателях – устной историей или мифом, – заметила она. – Как, по-вашему, эти пожиратели действительно существовали?

– Затрудняюсь сказать, – пожал плечами принц. – У нас нет доказательств ни тому, ни другому. Но пока рьяллы верят в их существование и строят на этой вере свои действия, то вопрос и ответ на него теряют всякий смысл.

– И вы утверждаете, что рьяллы верят в них?

– Разумеется, а как же иначе! Это первая причина того, почему их сознание до такой степени заражено ксенофобией. Они ненавидят нас, и какая нам разница, что за этим стоит?

– Но если они поставили себе целью истребить нас, то как мы можем надеяться на мирные переговоры с ними? – допытывалась Бетани.

Кронпринц явно не ожидал таких речей и в растерянности замигал. Несколько секунд он молчал, словно пытаясь отыскать в ее словах какой-то скрытый смысл.

– О мире между нами нельзя даже помышлять. Главное для нас – это выдворить рьяллов за пределы освоенного нами пространства. Что касается переговоров – какие переговоры могут быть с бешеным псом.

– К сожалению, я еще не готова к тому, чтобы видеть в них бешеных псов, Филипп.

– Это ваше право. За сто лет мы, сандарцы, успели основательно изучить врага. К сожалению, вам на Альте не понять нас, двух лет для этого явно недостаточно.

От Бетани не скрылось раздражение, прозвучавшее в словах кронпринца, и она предпочла сменить тему разговора. Постепенно они перешли от рьяллов к более приятным вещам, рассказывая друг другу интересные истории о своих планетах. Оба так увлеклись, сравнивая привычки жителей Сандара и Альты, что даже удивились, когда по внутренней связи было объявлено, что дозаправка завершена и через пять минут будет восстановлен вращательный момент.

Буквально в следующее мгновение в столовую через шлюз вплыл помощник капитана Маршан.

– Ах вот вы где! – воскликнул он при виде Бетани и Филиппа.

– Вы хотите сказать, что искали нас, сэр? – поинтересовался Уолкирк. Маршан кивнул.

– Капитан созывает собрание офицерского состава. Это и вас касается, мисс Линдквист.

– В чем дело? – удивилась Бетани.

– Профессор Сен-Сир только что доложил, что местоположение точек перехода установлено, – объявил Маршан. – Капитан отдал приказ всем приготовиться к вхождению. Кажется, нам с вами предстоит космический прыжок.


Содержание:
 0  Прыжок в Антарес : Майкл Макколлум  1  ГЛАВА 1 : Майкл Макколлум
 2  ГЛАВА 2 : Майкл Макколлум  3  ГЛАВА 3 : Майкл Макколлум
 4  ГЛАВА 4 : Майкл Макколлум  5  ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум
 6  ГЛАВА 6 : Майкл Макколлум  7  ГЛАВА 7 : Майкл Макколлум
 8  ГЛАВА 8 : Майкл Макколлум  9  ГЛАВА 9 : Майкл Макколлум
 10  вы читаете: ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум  11  ГЛАВА 11 : Майкл Макколлум
 12  ГЛАВА 12 : Майкл Макколлум  13  ГЛАВА 13 : Майкл Макколлум
 14  ГЛАВА 14 : Майкл Макколлум  15  ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум
 16  ГЛАВА 16 : Майкл Макколлум  17  ГЛАВА 17 : Майкл Макколлум
 18  ГЛАВА 18 : Майкл Макколлум  19  ГЛАВА 19 : Майкл Макколлум
 20  ГЛАВА 20 : Майкл Макколлум  21  ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум
 22  ГЛАВА 22 : Майкл Макколлум  23  ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум
 24  ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум  25  ГЛАВА 25 : Майкл Макколлум
 26  ГЛАВА 26 : Майкл Макколлум  27  ГЛАВА 27 : Майкл Макколлум
 28  ГЛАВА 28 : Майкл Макколлум  29  ЭПИЛОГ : Майкл Макколлум



 




sitemap