Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




ГЛАВА 15

Когда на следующее утро Борис Альварес и Бетани, готовые к высадке на поверхность планеты, пришли в главный ангар «Дискавери», там, в свете мощных ламп, игравших веселыми бликами на гладких боках, их уже поджидал спускаемый аппарат «Мольер». После вчерашнего вечера Бетани была еще сонной и слегка усталой, но зато какой-то умиротворенной и довольной жизнью.

После ужина они с Ричардом почти всю ночь напролет предавались любовным утехам, после чего под утро она ушла к себе – надо было еще собрать вещи.

К тому моменту, как они с профессором заняли места в кабине спускаемого аппарата, у Бетани уже вовсю слипались глаза. Сил хватило на то, чтобы пристегнуться к креслу, после чего ее моментально сморил сон.

Какое-то время спустя Бетани проснулась оттого, что ощутила толчок, а в ушах раздался пронзительный свист. Вздрогнув, она открыла глаза и обернулась к Альваресу. Тот с увлечением следил за всполохами плазмы в иллюминаторе.

– И долго я проспала? – спросила Бетани.

– Минут сорок, – ответил профессор. – Мы только что вошли в верхние слои атмосферы.

Бетани попыталась снова вздремнуть, но передумала и тоже уставилась в иллюминатор. Не проронив ни слова, они с профессором устремили взгляд в темноту ночи – в ста километрах под ними лежала поверхность неизвестной планеты. Не считая всполохов молний, нескольких ярких пятен далеких лесных пожаров, внизу простиралась черная тьма. Спустя час они пересекли линию, отделявшую тьму от света, и взгляду их предстало огромное, рыжевато-оранжевое пространство пустыни.

– Да, ничего себе пустынька! – заметил профессор.

Бетани кивком выразила свое с ним согласие. Правда, летели они так быстро, что вскоре и пустыня пропала из виду, уступив место морской глади. В течение десяти минут они обозревали бескрайнее лазурное пространство, после чего шаттл, оказавшись над континентом, пошел на посадку. На этот раз внизу расстилался ковер густой сине-зеленой растительности. Бетани, словно завороженная, наблюдала, как планета на бешеной скорости приближается к ним, и глаз выхватывал все новые и новые детали.

Наконец под ними показался горнорудный комплекс. Правда, Бетани сумела рассмотреть его лишь краем глаза. Приготовившись к посадке, их шаттл завис в воздухе с включенными тормозными соплами, отчего, заслонив все вокруг, вверх взметнулись клубы дыма. Но и короткого мгновения оказалось достаточно, чтобы разглядеть несколько внушительных куполообразных строений в окружении бесчисленных непривычного вида механизмов.

Не успел шаттл коснуться земли, как десяток его пассажиров принялись отстегивать ремни и снимать с багажных полок вещи. Бетани протиснулась вперед, заняв место между профессором Альваресом и широкой спиной сандарского пехотинца. В этот момент ее внимание привлекла бурная деятельность на другом конце импровизированной площадки.

– Что происходит? – удивилась Бетани вслух. – Откуда здесь столько посадочных модулей?

Обернувшись на ее слова, капрал пригнулся и посмотрел в иллюминатор.

– Это модули с «Саскатуна», мэм. Нам приказано в срочном порядке вернуть всю боевую технику на орбиту. Скаттлбат говорит, что, возможно, нам придется в срочном порядке уносить отсюда ноги – вдруг из второго портала вынырнет рьяллский звездолет, и тогда мало не покажется.

– Разумно, – кивнула Бетани.

В принципе ее вопрос с самого начала был риторическим. Поразмысли Бетани как следует, сразу же стало бы ясно, чем вызвана эта бурная деятельность. Более того, разве она не присутствовала на совещании, когда Ричард Дрейк отдал приказ «Саскатуну» в срочном порядке эвакуировать с поверхности планеты боевую технику.

– Да, мэм, этот-то приказ разумный. А как насчет остальных?

Бетани тщетно пыталась подавить зевоту.

– Это какие же, капрал?

– Например, приказ вылизать до блеска это чертово место. Ничего более идиотского за всю свою жизнь не слышал. От нас требуют, чтобы весь наш мусор мы забрали с собой – до последней мелочи – жестянки, использованные гильзы, обертки. Даже отрядили специальную команду в джунгли, уничтожить отпечатки колес и ботинок. Господи Иисусе, можно подумать, что сюда, того гляди, пожалует сам король с воскресной проверкой. Как вам это нравится, мэм?

– Армия, капрал, ничего не попишешь.

– Вот и я о том же.

Собственно говоря, решение о зачистке следов было принято на том же самом совещании, что и решение об эвакуации техники. На борту «Дискавери» надеялись, что можно будет уничтожить все свидетельства пребывания людей на этой планете. Если им удастся замести следы и покинуть систему прежде, чем сюда нагрянут рьяллы, то, возможно, последние вряд ли заподозрят, что люди дерзнули проникнуть так далеко в глубь их владений.

В передней части отсека открылся шлюз, и внутрь ворвался порыв смешанного с пылью воздуха. В ушах у Бетани раздался щелчок – это внутреннее давление в шаттле сравнялось с внешним. Когда Бетани и профессор вышли на поверхность планеты, их уже поджидал сандарский лейтенант, чтобы проводить в служебное помещение. По дорожке, проложенной прямо в скальной породе, троица прошла к огромному куполообразному строению. Оказавшись внутри, лейтенант подвел их к арке, завешенной шкурой неизвестного животного. Рядом висела сделанная вручную табличка:

Полковник О.З. Валдис

Командир 33-го полка 2-го батальона 6-й дивизии

Сандарской Королевской Космической Гвардии

Без стука не входить

Лейтенант дважды постучал по перегородке, немного подождал, после чего отодвинул в сторону шкуру, освобождая проход.

Полковник Валдис оказался высоким, подтянутым и седовласым, лицо его покрывали бесчисленные шрамы – словом, это был истинный вояка. Увидев посетителей, он встал из-за импровизированного стола, на котором стоял переносной компьютер, и, подойдя к профессору и Бетани, наклонился, чтобы поцеловать даме ручку.

– Рад вас видеть здесь, мисс Линдквист.

– Я тоже рада, полковник. А то уже потеряла всякую надежду почувствовать под ногами твердую почву, прежде чем мы окажемся на Земле.

– Вижу истинного десантника, – хохотнул полковник. – Надеюсь, ваше пребывание здесь будет полным впечатлений.

После этого полковник обернулся к профессору:

– Добро пожаловать, сэр Борис. Чем могу быть полезен? Если что надо – не стесняйтесь, спрашивайте.

– Только одна вещь, полковник, – это компьютер, который вы захватили. Пусть его мне покажут.

– А вам, мисс Линдквист? – Валдис вновь переключил внимание на Бетани.

– Надеюсь, капитан Дрейк поставил вас в известность относительно цели моего прибытия. Я здесь для того, чтобы допросить кое-кого из пленников?

– Да, мэм. Хотя мне непонятно, зачем вам это нужно.

– Я уже давно занимаюсь изучением рьяллов – можно сказать, с того самого момента, когда нам стало известно об их существовании. Но, можете себе представить, – я еще ни разу не видела живого рьялла.

– К сожалению, мисс Линдквист, вам придется немного подождать. Оборудование сейчас занято – им пользуются мои люди. Очень важно успеть записать индивидуальные версии каждого из пленников, прежде чем они договорятся между собой и начнут дружно лгать.

– Я готова подождать, полковник. Меня устроит любое время до нашего отлета.

– Отлично. Лейтенант Харрек!

Рядом с ними снова вырос лейтенант, встречавший их у трапа.

– Будьте добры, покажите гостям их рабочие и спальные места и проинструктируйте относительно внутреннего распорядка.

– Случаюсь, сэр.

– Был рад вас видеть, мисс Линдквист. И вас тоже, сэр Борис. Лейтенант Харрек покажет вам ваше рабочее место.

– Благодарим вас, полковник.

– Всегда готов помочь, сэр Борис. А теперь, к сожалению, меня ждут другие дела – надо проследить за тем, как идет погрузка.

* * *

Захваченный компьютер оказался стандартной рьяллской машиной по хранению и обработке информации. Тем не менее, надежды профессора Альвареса на то, что они без труда сумеют перегрузить в него данные судового компьютера, оказались несколько преждевременными. Первая проблема заключалась в несовместимости носителей информации. Данные, снятые с судового компьютера, хранились в стандартной форме голографических кубиков – то есть стандартной с человеческой точки зрения. К сожалению, рьяллский эквивалент предполагал использование тонких, полупрозрачных пластинок. Захваченный компьютер считывал данные с пластинок, но никак не желал «заглатывать» кубики.

Потребовались целые сутки, прежде чем Альварес сумел приспособить считывающее устройство боевого компьютера пехотинцев в качестве интерфейса к рьяллской машине.

Решив одну проблему, профессор тотчас столкнулся с другой – как запустить программы. К изумлению Бетани, Борис Альварес оказался опытным переводчиком рьяллской системы точечной записи. За два дня он изучил руководство по эксплуатации компьютера и перевел те разделы, которые, по его мнению, могли им пригодиться. Все это время Бетани делала для него расшифровки записей и переводила их в легко извлекаемую форму.

Наконец Альварес решил, что настал момент запустить сам компьютер. Усевшись перед экраном, профессор ловко пробежал рукой по скользкой сферической поверхности, заменявшей в рьяллских машинах клавиатуру. Машина тотчас отреагировала, выведя на экран справа налево сложный точечный рисунок.

– Такое впечатление, будто вы всю жизнь на них проработали, – заметила Бетани, наблюдая, с какой легкостью профессор управляется с рьяллской электронной техникой.

Альварес кивнул, польщенный комплиментом.

– Дела пошли бы не в пример быстрее, будь у меня, как у них, дополнительный большой палец. Главное – набить руку, и тогда все уже не так и сложно.

– Мне включить записывающее устройство?

– Да-да. Теперь можно приступать к изучению наших сокровищ. Посмотрим, что там у нас.

– Прямо сейчас? Главное, самое сложное уже позади.

Альварес одарил ее взглядом, каким обычно взрослые смотрят на неразумное дитя.

– Скажем так, позади подготовительный этап. Самое сложное еще впереди!

* * *

Бетани наконец шагнула из-под купола на свежий воздух. В долине дул бодрящий ветерок; он взъерошил ей волосы и набросил на глаза челку. Бетани сладко потянулась – после долгого сидения взаперти, после многочасовых бдений перед экраном компьютера все тело затекло и онемело. Вдохнув полную грудь чистейшего воздуха, Бетани отметила про себя, что к обычному аромату корицы и флердоранжа прибавился запах дождя. Над ее головой белые клочья утренних облаков стремительно темнели, сливаясь в грозовую тучу, – впрочем, как и предсказывали метеорологи. После долгих месяцев изоляции на борту «Дискавери» даже непогода казалась приятным разнообразием.

Немного размявшись, Бетани быстрым шагом направилась прочь от купола, в котором разместился штаб наземных сил, к зданию поодаль, где содержали пленницу. Шагая по твердой поверхности дорожки, Бетани рассматривала сине-зеленые холмы, с обеих сторон обрамлявшие долину. С расстояния заросли мало чем отличались от лесов альтанских нагорий, только здесь деревья были более приземистыми и кряжистыми, чем на ее родной Альте.

Следя за очертаниями гор, Бетани перевела взгляд на мощную земляную дамбу, которую рьяллы соорудили вверх по течению реки. Десантники, проводившие разведку, рассказывали, что наверху, за дамбой, имеется обширное водохранилище, причем с каждым новым ливнем вода в нем прибывала. У основания дамбы располагалось белое, похожее на коробку, строение, из которого выходило с десяток толстых труб. Чуть ниже эти трубы разветвлялись в стороны на две группы и тянулись на десять километров по обеим сторонам долины. Немного не доходя вертикальных шахт, пробуренных рьяллами в скальной породе, трубы резко уходили в землю.

Вдали, за дамбой, вздымались увенчанные ледниками горы – во влажном мареве их очертания казались слегка размытыми. Горный хребет напомнил Бетани ее родные горы Колгейт к востоку от Хоумпорта. Она даже немного взгрустнула оттого, что вскоре ей придется покинуть такую красивую, такую живописную планету.

Когда Бетани наконец дошла до места содержания пленников, мысли ее все еще были заняты возможной судьбой этой почти не тронутой цивилизацией планеты. Заставив себя переключиться на более насущные дела, Бетани прошла сквозь контрольно-пропускной пункт в наскоро сооруженной электрической изгороди. Часовой проводил ее в помещение для допросов. Внутри оказался один-единственный складной металлический стул, металлический стол ему под стать и компьютер для перевода. Микрофоны были прикреплены к стенам и к потолку. В отличие от других помещений здесь успели сделать настоящие двери.

– Варлан сейчас приведут сюда, мэм, – сказал сопровождавший ее сержант.

Бетани поблагодарила его и повернулась лицом к другой двери. Менее чем через минуту та открылась, и в комнату в сопровождении двух десантников вошел рьялл, вернее, рьяллша.

Спина ее была серо-зеленой, грудь и живот – коричневатыми. Мощная черепная коробка с затылочным выступом, но лицевая часть показалась Бетани более тупой и короткой, чем на виденных ею фотографиях. Тело было более гибким и изящным, нежели у коренастых воинов, которые до сих пор составляли большинство пленных, хвост длиннее, а подушки на лапах шире. Склонив голову на длинной гибкой шее слегка набок, Варлан обвела взглядом помещение для допросов.

– Мисс Бетани Линдквист, – официальным тоном обратился к ней сержант, – позвольте представить вам Варлан из клана Душистых Вод – управляющую Корлисским комплексом по добыче минералов. Варлан, я имею честь представить тебе Бетани Линдквист, выдающуюся личность среди моего народа.

Бетани почувствовала, как на нее изучающе уставился черный пронзительный глаз. Рот Варлан был открыт, открывая два ряда острых как бритва зубов и тройной язык. Из книг Бетани знала, что рьяллы дышат ртом – отсюда и сходство с вечно открытой собачьей пастью.

– Привет, Варлан, – произнесла Бетани.

В ответ раздался звук, напоминавший нежное пение флейты, а вслед за ним – механический голос компьютерного переводчика:

– Приветствую тебя, Бетани из клана Линдквистов. Чем могу быть тебе полезна?

Бетани перевела взгляд на трех пехотинцев, занявших позиции в углах комнаты с ружьями на изготовку.

– Благодарю вас, сержант, но вы и ваши люди можете подождать меня за дверью.

– Я бы вам не советовал, мэм. Посмотрите на их зубы, да и хвост тоже – чем не дубинка. Кстати, они то и дело пускают его в ход. Один из оборонявшихся чуть не снес мне своим хвостищем полчерепа. А ведь на мне в тот момент был бронированный скафандр.

– Я уверена, что здесь мне ничего не угрожает. Варлан известно, что вы будете ждать меня снаружи, и поэтому она не станет причинять мне вреда.

– Воля ваша, мэм. Только похороны за ваш счет.

Склонив голову набок, Варлан проводила своих тюремщиков взглядом, пока те – один за другим – не покинули помещение. Одновременно левым глазом она рассматривала Бетани. Когда дверь за десантниками закрылась, Варлан переключила все свое внимание на гостью.

– Как я понимаю, ты – женского пола, Варлан из клана Душистых Вод, – начала Бетани.

– Да, это так, – отвечала та.

– Я тоже, – продолжила Бетани. – И мне интересно, сумеем ли мы с тобой, как женщины, найти общий язык.

– Неужели? – спросила Варлан. – Мы ведь принадлежим к различным видам.

– Но ведь должно же быть что-то общее. И я, и ты – продолжательницы рода, представительницы пола, дающего новую жизнь. Разве не так?

– Ты права, – согласилась Варлан.

– Значит, у нас наверняка должно быть что-то общее.

– Довольно необычная мысль.

– Может, тогда и начнем наш разговор с того, что нас объединяет?

Варлан сделала жест, смысл которого Бетани остался непонятен. Рьяллша издала негромкое шипение, похлопав одновременно с этим ушными мембранами.

– У моего народа есть выражение «Не попытаться ли нам переплыть реку согласия?».

– Действительно, почему бы нет?

– Пленнику полагается ублажать своих тюремщиков, – продолжала Варлан. – Кроме того, я нахожу твою мысль забавной.

Бетани завела разговор о способе размножения рода человеческого, о том, что новые особи появляются на свет посредством деторождения. Затем она принялась объяснять, каким образом этот биологический факт отразился на воззрениях людей, их этических нормах и ценностях. Вскоре оказалось, что и у рьяллов примерно та же картина, с той разницей, что дети не знают своей матери, а мать – своих детей, отчего любовь к юному поколению носит более обобщенный, безличностный характер. С другой стороны, это позволяет рьяллам с малых лет впитать групповые ценности, а в более позднем возрасте это чувство принадлежности перерастает в преданность всему виду.

– Вот видишь, – произнесла Бетани примерно через час их беседы, – всегда можно найти общую тему для разговора. Было бы желание.

– Да, в этом ты права, – подтвердила Варлан.

– Но тогда почему вы, рьяллы, так ненавидите и так боитесь нас?

– Это не ненависть и не страх, Бетани из клана Линдквистов.

– Но ведь вы напали на нас без малейшего повода с нашей стороны. Более того, вы отвергли все наши попытки договориться и положить конец этой вражде.

– Само ваше существование – уже повод.

– Но это не ответ. Во Вселенной достаточно места и для вас, и для нас. Почему мы обязательно должны враждовать между собой, когда вокруг столько звезд, столько незаселенных миров?

Варлан перевела взгляд на окно.

– Посмотри сюда, Бетани из клана Линдквистов, – произнесла она, указывая на окно шестипалой лапой. – Что ты видишь?

– Я вижу другой край долины, лес, а за ним вдали – горы.

– И тебе нравится то, что ты видишь?

Бетани кивнула:

– Даже очень. Это такая красивая планета. Она напоминает мне ту, откуда я родом.

– В таком случае ты должна согласиться со мной еще в одном, – продолжала Варлан. – Я тоже могу любоваться горами вдали, думая при этом о моей родной планете.

– Вот видишь, еще один повод для того, чтобы нам быть друзьями.

– Скорее наоборот – еще один повод для вражды, – прошипела Варлан. – История учит, что двум разумным видам никак не ужиться вместе. Каждый из них должен постоянно стремиться к расширению своего жизненного пространства. Так что рано или поздно, но столкновение между ними неизбежно. Оно лишь вопрос времени.

– Даже если это и так, – спокойно отреагировала Бетани, – жизненного пространства и вам и нам хватит еще на многие тысячелетия. Зачем же нам враждовать сейчас?

– То есть вы хотите, чтобы мы переложили бремя ответственности по уничтожению вашего вида на будущие поколения?

– Я бы попыталась вообще избежать столкновения, – со вздохом возразила Бетани. – Тем не менее я ценю твою откровенность. Будь на твоем месте человек, возможно, он сказал бы мне то, что я хотела бы от него услышать.

– Но почему так? – удивилась Варлан. – Когда ситуация проста и понятна, какая польза тому, кто лжет или заблуждается?


Содержание:
 0  Прыжок в Антарес : Майкл Макколлум  1  ГЛАВА 1 : Майкл Макколлум
 2  ГЛАВА 2 : Майкл Макколлум  3  ГЛАВА 3 : Майкл Макколлум
 4  ГЛАВА 4 : Майкл Макколлум  5  ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум
 6  ГЛАВА 6 : Майкл Макколлум  7  ГЛАВА 7 : Майкл Макколлум
 8  ГЛАВА 8 : Майкл Макколлум  9  ГЛАВА 9 : Майкл Макколлум
 10  ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум  11  ГЛАВА 11 : Майкл Макколлум
 12  ГЛАВА 12 : Майкл Макколлум  13  ГЛАВА 13 : Майкл Макколлум
 14  ГЛАВА 14 : Майкл Макколлум  15  вы читаете: ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум
 16  ГЛАВА 16 : Майкл Макколлум  17  ГЛАВА 17 : Майкл Макколлум
 18  ГЛАВА 18 : Майкл Макколлум  19  ГЛАВА 19 : Майкл Макколлум
 20  ГЛАВА 20 : Майкл Макколлум  21  ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум
 22  ГЛАВА 22 : Майкл Макколлум  23  ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум
 24  ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум  25  ГЛАВА 25 : Майкл Макколлум
 26  ГЛАВА 26 : Майкл Макколлум  27  ГЛАВА 27 : Майкл Макколлум
 28  ГЛАВА 28 : Майкл Макколлум  29  ЭПИЛОГ : Майкл Макколлум



 




sitemap