Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




ГЛАВА 21

– Выведите на экран изображение Солнца, мистер Кристобаль!

– Слушаюсь, капитан!

Через несколько секунд прямо по центру экрана появилось изображение желтовато-белого диска. Единственно примечательной особенностью светила были знаменитые солнечные пятна – пять или шесть, – разбросанные по раскаленному морю плазмы. Несмотря на свои исполинские размеры – каждое из них могло свободно поглотить сотню планет подобных Альте, – пятна казались сущей мелочью по сравнению с самим солнечным диском.

– Ждем подтверждения, мистер Кристобаль! – произнес Дрейк, нарушив затянувшуюся паузу.

– Извините, сэр. Я просто перепроверял полученные данные. С Солнцем все нормально. Параметры спектра соответствуют известным нам.

– Превосходно. Мистер Гайдн, дайте изображение на второй канал. Затем переключите главный экран на тактический дисплей.

– Есть, сэр!

Изображение на экране изменилось в очередной раз. Теперь на нем высветилась карта звездного неба в районе точки перехода Солнце-Годдард, а вскоре появились и другие значки, которые быстро превратились в схему оборонительных сооружений фокуса искривленного пространства. Когда стало очевидным их количество, на капитанском мостике «Дискавери» кто-то даже присвистнул от удивления. Выглядели космические крепости зловеще. Это ощущение усиливалось с каждой секундой.

Радар и датчики инфракрасного излучения почти мгновенно выявили несколько тысяч объектов, беспорядочно разбросанных в пространстве вокруг портала. Каждый такой космический страж имел размеры небольшого разведывательного корабля и состоял из открытого балочного каркаса, топливных баков и массивного фотонного двигателя. Самый ближний из них находился примерно в тысяче километров от «Дискавери». Техникам не составило труда определить, что перед ними высокоманевренная орбитальная мина.

Сразу же за пределами периферии фокуса искривленного пространства парили в невесомости две сотни орбитальных крепостей. С помощью телескопов удалось разглядеть, что все они свирепо ощетинились мощными лазерами, генераторами антивещества, пусковыми установками и прочей смертоносной техникой. В центре грозного арсенала наступательного вооружения располагались датчики короткого и длинного диапазонов, обогревательные устройства, аппаратура радиосвязи, а также немалое количество механизмов менее понятного назначения. Судя по количеству статической энергии, которую орбитальные крепости излучали в космическое пространство, эта заградительная флотилия по масштабам значительно превосходила любой военно-космический флот.

Но даже если какому-нибудь легкомысленному стратегу и пришло бы в голову отнестись к орбитальным крепостям как к чему-то несущественному, его наверняка бы впечатлили обнаруженные датчиками три группировки боевых кораблей, которые несли дозор в районе космического портала. Каждая флотилия располагалась так, чтобы преградить потенциальному противнику прямой путь к Земле. Не говоря уже о том, что все они состояли из тяжелых крейсеров и истребителей.

Дрейк вышел на связь с дежурным оператором в центре управления боем.

– Что скажете о спектре электромагнитного излучения, мистер Бенсон?

Лицо оператора расплылось в улыбке.

– Лучи радаров, капитан, такие мощные, что на них впору яичницу поджарить! Я обнаружил 1312 различных источников электромагнитного излучения – от поисковых радаров и радаров управления огнем до дальнобойных лазеров и лазерной связи!

– Сообщайте мне о возможных изменениях!

– Слушаюсь, сэр!

– Мистер Кристобаль! Где сейчас «Рузвельт»?

– В десяти тысячах километров от нашего луча, сэр. В северном галактическом направлении. Он разогнался на 0,1 g и явно направляется к точке рандеву.

– А когда прибывает?

– Через две минуты двадцать секунд, сэр.

– Все сенсоры выведены на максимальную чувствительность?

– Так точно, сэр, на максимальную.

– Отлично. Отключайтесь и ждите прибытия «Александрии»!

Счетчик хронометра отсчитывал оставшиеся секунды. Когда время истекло, из пространства прямо за кормой «Дискавери» вынырнул бывший лайнер.

– Сообщение с «Теодора Рузвельта», сэр, – заявил в следующую секунду оператор.

– Подключайте его к линии связи, мистер Гайдн.

– Третий канал, сэр.

Перед Дрейком на экране появилось лицо адмирала Райерсона.

– Да, сэр?

– Можете следовать в Солнечную систему, капитан. Отправляйте ваши корабли по главному транспортному коридору в соответствии с инструкциями!

– Так точно, сэр!

Взгляд Райерсона переместился куда-то в сторону, затем вернулся в прежнее положение.

– Рассчитываем быть на рандеву через сорок минут.

– До встречи. Да, послушайте, Дрейк!

– Да, сэр?

– Добро пожаловать на родину!

* * *

Варлан из клана Душистых Вод лежала в своей каюте перед обзорным экраном, внимательно вглядываясь в изображение. Обе планеты имели форму полумесяца, значит, они ближе к светилу системы, чем боевой звездолет, на котором ее содержат в качестве пленницы. Большая из двух планет – бело-голубая. Ее меньший по размерам спутник – унылого беловато-серого оттенка. Разглядывая обе планеты, Варлан одновременно размышляла о происшедших за последнее время событиях.

Когда Бетани из клана Линдквистов начала свои первые дневные допросы, Варлан они показалась забавным способом развеять скуку томительного пребывания в плену. Они с Бетани занимались неким подобием интеллектуальных игр, и Варлан то и дело пыталась разобраться в загадочных мотивах поведения двуногих. А поскольку Бетани из клана Линдквистов была для нее единственным их представителем, то допросы вскоре превратились для Варлан в настоящую головоломку, разгадка которой заключалась в том, чтобы понять, почему Бетани ведет себя именно так, а не иначе.

Главной загадкой Бетани был ее решительный отказ понять логический парадокс ее же собственной идеи, а именно возможности и даже желательности сотрудничества обеих разумных рас. Поначалу Варлан предпринимала попытки просветить свою собеседницу в вопросе, который, увы, оставался недоступным пониманию той. Варлан строила свои доводы на горьких уроках, которые ее раса извлекла из долгого противостояния с быстрыми пожирателями.

Однако Бетани, несмотря ни на что, по-прежнему оставалась неисправимой оптимисткой. Со своей стороны обеспокоенная тем, что Бетани может неправильно отреагировать, если столь лелеемое ею заблуждение натолкнется на излишне прямолинейное неприятие, Варлан несколько смягчила свой тон. Она даже призналась себе, что сотрудничество различных рас теоретически все-таки допустимо, оставаясь тем не менее крайне маловероятным на практике.

Все это казалось достаточно безобидным. Бетани развлекала свою пленницу, да еще при этом интеллектуально развивала, что, между прочим, помогало Варлан отгонять посещавшие ее время от времени страхи. Ведь Варлан считала себя современной, рационально мыслящей особью и поэтому относилась к древним суевериям с неизменным пренебрежением. И все же появление кораблей двуногих монстров поблизости от Злой Звезды внушало ей серьезные опасения и тревожило ее сны. Варлан часто снилось, что она попала в плен к быстрым пожирателям и те готовы вот-вот растерзать ее острыми как бритва зубами.

В конце концов космический флот двуногих покинул пространство Злой Звезды, и настроение Варлан заметно улучшилось. Вернувшись в обычное космическое пространство, она в течение нескольких сотен биений сердца изучала новое черное небо. Хотя ее познания в астрономии были не больше, чем у рядового рьялла, Варлан все же попыталась определить, не вернулся ли корабль в ее родную Гегемонию. К сожалению, те несколько созвездий, которые ей посчастливилось узнать, выглядели причудливо перекошенными. Это значило только одно: они находятся слишком далеко от знакомых ей звездных систем.

Примерно в это время Бетани из клана Линдквистов, допрашивая Варлан, повела себя как-то особенно возбужденно. Когда Варлан поинтересовалась причиной необычного настроения двуногой, та ответила, что корабль вошел в звездную систему Годдарда.

Затем последовало еще много дней, в течение которых произошло немало интересных событий, в том числе и прибытие нескольких огромных боевых кораблей двуногих. Из своей тюрьмы, располагавшейся на борту «Дискавери», Варлан отслеживала посадки и старты, отсчитывая количество раз, когда исчезала гравитация. Кроме того, о том, что произошли какие-то события, можно было судить по смене настроения Бетани. Под конец Варлан показалось, будто земная женщина вообще потеряла рассудок, став необычайно рассеянной и молчаливой.

– Случилось что-то плохое, Бетани из клана Линдквистов?

– Ничего, – ответила Бетани. – Адмирал Гоуэр и Ричард когда-нибудь сведут меня с ума.

В ответ на вопрос Варлан Бетани объяснила, что Гоуэр потребовал от нее сделать что-то такое, что могло бы нанести огромный урон чести клана Линдквистов. Под его нажимом Бетани пришлось уступить, и теперь она сильно из-за этого переживает. Варлан охватило любопытство, и она поинтересовалась природой такого бесчестья, однако Бетани отказалась давать дальнейшие разъяснения. Понять, какое отношение обида земной женщины имеет к ее будущему супругу Ричарду, Варлан не смогла, а Бетани, видимо, была не в состоянии дать соответствующее объяснение.

Как ни билась Варлан над разгадкой, пытаясь понять слова Бетани, но так и не смогла.

– Боюсь, что я плохо понимаю принципы спаривания особей разных полов вашей расы, чтобы что-то сказать на счет твоей ситуации, Бетани. Откладывание яиц представляется мне более простым способом произведения на свет потомства.

Бетани пошевелила губами, придав им положение, которое, как Варлан уже понимала, означало у землян улыбку:

– Может быть, ты и права!

Затем последовал долгий период времени, когда кормовая часть переборки была скорее палубой, чем изогнутым внешним корпусом. Это, как Варлан уже знала, означало, что работают двигатели корабля. Она провела это время за просмотром фильмов из библиотеки людей, обдумывая то, что ей стало известно из них. Через несколько дней на «Дискавери» произошла целая серия изменений ускорения, после чего корабль совершил прыжок в другую звездную систему.

Во время допроса, начавшегося сразу после прыжка, Бетани снова проявила явные признаки волнения. Она быстро говорила, делала руками отрывистые жесты, мерила шагами из конца в конец каюту.

– Что случилось? – поинтересовалась Варлан. – Помирились вы с Ричардом?

Бетани отрицательно покачала головой.

– Я по-прежнему держу себя с ним холодно.

Автоматическому переводчику не удалось донести до понимания Варлан истинный смысл сказанного.

– Но я считаю, что не смогу долго на него злиться. Он каждый день присылает мне цветы и дважды приглашал поужинать у него в каюте. Думаю, что рано или поздно я все-таки прощу его.

– Ты не выглядишь несчастной.

Бетани улыбнулась:

– Нет, конечно! Сегодня я видела в телескоп Землю!

– Землю? – переспросила Варлан.

– Это планета, к которой мы направляемся. Место назначения нашей экспедиции.

– Земля – это имя какого-нибудь человека вроде Годдарда?

– Конечно же, нет, – со смехом ответила Бетани. – Земля – главная планета обжитого человечеством пространства.

– Резиденция вашего правительства?

Бетани кивнула.

– Скорее всего она была колонизирована очень давно, если смогла достичь такого могущества, – заключила Варлан.

Бетани снова рассмеялась.

– Ты не понимаешь. Земля – это не колония. Это наша родина, наш родной дом, колыбель человечества. На Земле впервые появилась раса людей.

Вскоре Бетани ушла. Варлан осталась одна и погрузилась в размышления о сути только что услышанной информации. Из всех уроков, усвоенных ею за долгое время войны с двуногими, самый важный гласил: необходимо отыскать и уничтожить их гадючье гнездо. На протяжении шестидесяти вращений планеты, что была колыбелью их расы, вокруг своего светила воины Гегемонии пытались обнаружить главную планету человечества. Увы, безрезультатно. А оказалось, что родная планета людей находится всего лишь в паре межзвездных прыжков от Злой Звезды – незначительное расстояние для броска сильного военно-космического флота!

Совершенно неожиданно Варлан поняла, что предначертано ей судьбой. Она просто обязана любым способом передать эту информацию Тем, Кто Правит. Не сводя глаз с экрана, она размышляла над тем, как это осуществить.

* * *

Бетани Линдквист перевернулась на другой бок, оперлась на локоть и в шестой раз перевернула подушку. Перекатившись на живот, она попыталась отогнать беспокойные мысли. После пяти минут бесплодных попыток заставить себя вообще ни о чем не думать – в результате мысли снова бешено закрутились в ее голове – она подняла голову и, открыв глаза, посмотрела на часы у изголовья кровати. 01.37.

Вздохнув, Бетани села в постели, опустила босые ноги на покрытый ковром пол и встала. Двигаясь на ощупь по темной каюте, она отыскала халат и скользнула в его нежные шелковистые объятия. Подойдя к двери, распахнула ее и шагнула за порог. Закрыв за собой дверь Бетани, стараясь не шуметь, направилась к офицерской столовой. Проходя все дальше в глубь пустынного космического корабля, она задумывалась о причинах своего неспокойного сна.

Первая, конечно же, заключалась в том, что на следующий день они окажутся на парковочной орбите Земли. Все время перехода от точки Годдард – Солнце Бетани провела перед экраном внешнего обзора, наблюдая за тем, как постепенно увеличивается в размерах Земля. Родная планета человечества вскоре превратилась из мутного, размытого пятна в четко различимый обитаемый мир. Бетани пришло на ум сходство Земли с Альтой, но она быстро напомнила себе, что по определению все должно быть как раз наоборот.

Пристально вглядываясь в удивительно тонкий слой земной атмосферы, Бетани думала о многих тысячах поколений людей, живших под защитным покрывалом воздуха. Ее мысленный взгляд устремился в глубины океана, в толщу воды, и на ум ей приходили воспоминания о когда-то виденных изображениях коралловых рифов, затонувших кораблей и айсбергов размером с добрую гору. Бетани удивленно вглядывалась в знакомые очертания континентов, увидеть которые собственными глазами можно было лишь в мечтах. Принимая во внимание возбуждение, вызванное скорым прибытием на Землю, неудивительно, что теперь ей не спалось.

Вторая причина заключалась в том прорыве, которого Бетани достигла вчера в отношениях с Варлан. Последний допрос вначале ничем не отличался от всех предыдущих, и на нем обсуждалась философия рьяллов. Затем Бетани и Варлан продолжили дискуссию, начатую в их первую встречу, состоявшуюся на Корлисе. Это было сравнение того, как люди и рьяллы относятся к своему потомству. Бетани рассуждала о любви родителей – своих соплеменников – к детям. Варлан ответила ей своим рассказом о том, что рьяллы испытывают такие же чувства к своим отпрыскам.

– Но вы же не можете знать, кто ваши дети! – воскликнула Бетани.

– Конечно! Когда приходит время откладывать яйца, то инстинкт берет верх. Я выкапываю ямку в теплом песке, откладываю туда яйца, после чего засыпаю их. О том, что происходит в следующее мгновение, я мало что помню. Если бы я хотела узнать, какие из них станут именно моими отпрысками – желание, считающееся у моего народа извращением, – мне понадобится посторонняя помощь, чтобы отметить мое гнездо и проследить за ним до той минуты, когда из яиц вылупится потомство. В рьяллском обществе детям не обязательно знать своих родителей. Детей воспитывают все вместе и любят их абсолютно так же, как люди – своих.

– Вот видишь, в конце концов у нас с тобой есть нечто общее, – заметила Бетани.

Варлан какое-то время молчала. Но после паузы заговорила снова, осторожно и даже с нежностью в голосе:

– Возможно, ты права, Бетани из клана Линдквистов. Возможно, что мы даже более близки, чем я сначала подумала.

Затем последовала долгая дискуссия, во время которой Варлан признала, что могла ошибаться, уверовав в неизбежность вражды между людьми и рьяллами. Вскоре Бетани совершенно неожиданно прекратила свою беседу, дав Варлан возможность обдумать услышанное.

Бетани все еще продолжала думать о своей пленнице, когда подошла к тесному камбузу, примыкавшему к кают-компании. К вящему удовольствию дежурных членов экипажа, холодильник был постоянно заполнен съестным. У Бетани возникло желание подогреть немного молока и выпить его у себя в каюте. Она никого не ожидала встретить здесь в столь поздний час и поэтому очень удивилась, увидев Грега Олдфилда. Тот сидел за столиком над тарелкой холодного мяса и сыра.

– Добрый вечер, мисс Линдквист, – поприветствовал ее первый секретарь посольства, отрезая от бруска сыра тоненький ломтик.

– Добрый вечер, мистер Олдфилд.

– Для моих друзей я просто Грег.

– А я для моих – просто Бетани, Грег.

– Не хотите перекусить вместе со мной, Бетани?

– Нет, спасибо. Я зашла сюда за молоком.

– Тоже неплохо. А мне молочка не нальете?

– Вам холодного или подогретого?

– Холодного, пожалуйста.

Бетани подошла к холодильнику, достала два стеклянных стакана, наполнила их молоком и поставила один в микроволновку. Через минуту она уже сидела за столом напротив Олдфилда.

– Никак не можете уснуть? – поинтересовался дипломат.

– Не могу. Наверное, я слишком возбуждена скорым прибытием на Землю.

– Для вас это будет великий день, представляю себе.

– Шесть поколений моей семьи ждали того, что случится завтра, – сказала Бетани. – Да, согласна, завтра будет великий день.

– Знаете, я вот о чем хотел вас спросить, – произнес Олдфилд. – Вы не расскажете мне, как стали доверенным лицом посла Земли на Альте?

В ответ на просьбу Олдфилда Бетани рассказала о Грэнвилле Уитлоу и его стремлении добиться присутствия землян на Альте. Она рассказала также о сделке, которую тот заключил, – о передаче трех крейсеров Галактического флота новоиспеченным военно-космическим силам колонии. Рассказала и о поколениях клана Уитлоу, которые целое столетие лелеяли свою заветную мечту. Когда она закончила свое повествование, то прочитала во взгляде дипломата возросшее уважение.

– Я об этом ничего не знал. Когда мы приземлимся, я должен буду довести услышанное до сведения моего руководства. Подобная верность достойна того, чтобы быть оцененной по заслугам.

– Единственное, чего бы мне хотелось, – это передать послания моего дяди кому следует.

– Вы передадите их лично самому Координатору.

* * *

Мостик «Дискавери» был переполнен. Помимо Дрейка и вахтенных здесь присутствовали адмирал Гоуэр, первый секретарь посольства Олдфилд и Бетани Линдквист. Для того чтобы создать комфортные условия для адмирала и дипломата, Дрейк приказал установить здесь два временных амортизационных кресла. Из-за них в центре управления стало еще теснее. Кроме того, кресла мешали самому Дрейку. Однако к этим неудобствам капитан отнесся более чем спокойно, потому что соседнее с ним место наблюдателя все же осталось свободным для Бетани.

– Я могу наблюдать за спуском к поверхности Земли из своей каюты, – ответила она, когда Ричард пригласил ее на капитанский мостик.

– Ничего подобного ты делать не будешь, даже не думай. Мы вместе с тобой отправились в это путешествие, вместе мы его и закончим!

– Да, Ричард, – послушно ответила Бетани.

Позднее, приняв приглашение Ричарда, она почувствовала, что былое раздражение уступило место радостному возбуждению волнующих минут скорой встречи с Землей. Ей даже удалось заставить себя формально-сдержанно вести себя с адмиралом Гоуэром, когда тот прибыл на капитанский мостик.

Главный экран внешнего обзора последние несколько часов показывал изображение Земли, которая постоянно увеличивалась в размерах. Лишь один-единственный раз его сменило изображение боевого крейсера, проскользнувшего рядом с лунной орбитой. Луна находилась ближе и поэтому казалась по своим размерам больше Земли.

Солнце оставалось позади спутника, отчего видимая сторона Земли оказалась в тени. Тьму нарушали лишь пятна серебристого света – места, где располагались орбитальные города спутника.

А флотилия тем временем продолжала свой полет. По мере приближения к Земле корабли замедляли свою гиперболическую скорость, выбрасывая тормозящий пучок фотонов. Таким образом, балансируя на конусе света, каждый корабль замедлял свое движение со скоростью 0,5 g. Возглавлял эскадру «Теодор Рузвельт». За ним следовал «Дискавери», последней шла «Александрия».

По мере того как «Дискавери» проникал все глубже в пространство между Луной и Землей, от операторов стали все чаще и чаще поступать сообщения о неизбежных потенциальных столкновениях с объектами, вращавшимися на земной орбите. Вскоре поступили сообщения о приближении к поверхности планеты. Дрейк почувствовал себя уже спокойнее, не опасаясь возможного столкновения кораблей с вращавшимися вокруг Земли объектами. Наконец связисты сообщили, что «Рузвельт» готовится к посадке.

– Готовимся к переходу на орбитальную стоянку, – объявил через секунду Аргос Кристобаль.

– Действуйте, мистер Кристобаль, – ответил Дрейк.

– Есть, сэр! Через пятнадцать секунд выводим двигатели на полную мощность. Десять... пять... три... два... один... пуск!

Дрейк почувствовал, как его еще сильнее вдавливает в амортизационное кресло. Через несколько минут навигационный компьютер «Дискавери» сообщил, что условия вполне подходят для выхода на тысячекилометровую орбиту. В машинное отделение корабля поступил автоматический сигнал с капитанского мостика, и приток энергии в фотонные двигатели прекратился.

Дрейк неожиданно испытал чувство невесомости. На несколько секунд установилась полная тишина, которую затем нарушил бодрый голос Грега Олдфилда:

– Добро пожаловать на Землю! Добро пожаловать в родной дом!


Содержание:
 0  Прыжок в Антарес : Майкл Макколлум  1  ГЛАВА 1 : Майкл Макколлум
 2  ГЛАВА 2 : Майкл Макколлум  3  ГЛАВА 3 : Майкл Макколлум
 4  ГЛАВА 4 : Майкл Макколлум  5  ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум
 6  ГЛАВА 6 : Майкл Макколлум  7  ГЛАВА 7 : Майкл Макколлум
 8  ГЛАВА 8 : Майкл Макколлум  9  ГЛАВА 9 : Майкл Макколлум
 10  ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум  11  ГЛАВА 11 : Майкл Макколлум
 12  ГЛАВА 12 : Майкл Макколлум  13  ГЛАВА 13 : Майкл Макколлум
 14  ГЛАВА 14 : Майкл Макколлум  15  ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум
 16  ГЛАВА 16 : Майкл Макколлум  17  ГЛАВА 17 : Майкл Макколлум
 18  ГЛАВА 18 : Майкл Макколлум  19  ГЛАВА 19 : Майкл Макколлум
 20  ГЛАВА 20 : Майкл Макколлум  21  вы читаете: ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум
 22  ГЛАВА 22 : Майкл Макколлум  23  ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум
 24  ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум  25  ГЛАВА 25 : Майкл Макколлум
 26  ГЛАВА 26 : Майкл Макколлум  27  ГЛАВА 27 : Майкл Макколлум
 28  ГЛАВА 28 : Майкл Макколлум  29  ЭПИЛОГ : Майкл Макколлум



 




sitemap