Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




ГЛАВА 23

Ричард Дрейк провел в Мехико два дня, но до сих пор его знакомство с городом ограничивалось стенами конференц-залов. Делегацию гостей из космоса сразу же после приема Галактическим Советом в полном составе разделили на рабочие группы или позволили знакомиться с Землей индивидуально.

Рабочая группа дипломатов и политиков состояла из Стэна Барретта, графа Гусаника и их двух помощников. Всех четверых забрал с собой в министерство по делам колоний первый секретарь Олдфилд. Дипломаты занялись обсуждением вопросов по возобновлению дипломатических отношений Земли и колоний. На них обсуждались такие вопросы, как дипломатическое признание, въездные визы, карантинные процедуры и торговые соглашения.

Некоторых ученых предоставили самим себе, другие группой встречались с одним-двумя земными коллегами. Их задачей было знакомство с техническими достижениями, внедренными после того, как началась изоляция Сандара от всего остального человечества.

Многие из ученых, желая продолжить там свои научные изыскания, предпочли работу в городских библиотеках. Борис Альварес, намереваясь точнее определить успехи, достигнутые в деле расшифровки перехваченной у рьяллов информации, выбрал для себя работу в городском университете. Получив от библиотекарей рекомендации по пользованию источниками информации, Альварес позволил проводить себя в просторный зал для научных занятий. Проходя мимо информационных терминалов, он обнаружил, что в одной из кабинок уютно устроилась Бетани Линдквист.

– Насколько я понимаю, мы с вами пришли сюда за одним и тем же, – заметил Альварес, останавливаясь рядом с ней.

Бетани оторвала голову от своих исследований.

– А, приветствую вас, Борис, – с улыбкой произнесла она. – Что привело вас сюда?

– Пытаюсь освежить свои познания в сфере научной деятельности, – ответил ученый. – А вы? Что вы здесь делаете?

– То же самое. Изучаю историю глазами жителей Земли.

– На это уйдет немало времени.

– Главное – не отвлекаться на второстепенные детали. Это значительно ускоряет процесс. За десять минут я ознакомилась с событиями целого десятилетия. Я давно уже, со студенческой скамьи, привыкла работать в таком темпе.

– Откопали что-нибудь интересное?

– Кое-что. Правда, пока еще рано говорить о точных результатах.

– Что ж, пойду и я поработаю. Удачи вам!

– Вам также, Борис!

Подобно ученым и дипломатам, военные также образовали рабочую группу со своими коллегами-землянами. Но если дипломатов спровадили на верхние этажи Совета, то военных отвезли на самый край города, к подножию гор. Там, по соседству с хребтом Серрания-дель-Ахуско, расположился штаб Галактического флота. Здание являло собой гигантский стеклянный небоскреб, высотой под стать самой горной цепи.

На первом совещании стороны ввели друг друга в курс дела. От имени колонистов Дрейк и Гоуэр сделали заявления, касавшиеся боевой мощи своих звездных систем. Кроме того, Гоуэр выступил с подробным обзором боевой операции сандарцев против рьяллов и вполне откровенной, беспристрастной оценкой сандарского сражения, которое колонисты едва не проиграли. Из-за бесчисленных вопросов адмирала Райерсона, а также гранд-адмирала Белтона и начальника генерального штаба флота, совещание затянулось дольше положенного и даже захватило время ленча.

После того как все перекусили в столовой для старших офицеров, настала очередь землян выступить перед своими альтанскими и сандарскими коллегами. Эту задачу возложили на коммодора Муньоса. Свое выступление он начал с характеристики военной обстановки в обитаемом людьми космическом пространстве, заострив внимание на сравнительной мощи, боевой тактике и стратегии флотов людей и рьяллов за последнее столетие. После этого коммодор перешел к подробному анализу операций Объединенного флота в течение семнадцати лет, последовавших после падения Айзера.

Через четыре часа Дрейку показалось, что его бедная голова вот-вот лопнет от переизбытка новой информации. Однако, несмотря на внушительные масштабы предмета обсуждения, на фоне огромной массы подробностей стало ясно одно. Две разумные расы по-прежнему находятся в состоянии войны, в которой верх пока одерживают рьяллы.

Взрыв Антареса связал людей и рьяллов тремя звездными системами – Айзером, Константином и Кламатом. В четвертой системе – Напье – ударная волна создала четвертое звено искривленного пространства между двумя расами. Это временное искривление пространства в системе Напье просуществовало достаточно долго, чтобы обе расы узнали о существовании друг друга, а рьяллам даже удалось осуществить первое нападение на Нью-Провиденс.

В последующие два десятилетия число вторжений рьяллов в населенный людьми космос увеличилось. В результате люди значительно укрепили свои оборонительные рубежи, построили много новых боевых кораблей и перевели экономику на военные рельсы. В это же самое время против рьяллов был развернут ряд новых наступательных операций. Тем не менее, несмотря на некоторые ранние успехи, Объединенный флот и его вспомогательные подразделения оказались не в состоянии сдержать расползание рьяллов по освоенному человечеством пространству. Единственное, что удалось людям, – на некоторое время замедлить вражеское наступление.

Первой была потеряна система Константин, ее пришлось уступить рьяллам. Затем та же участь постигла другую планету, освоенную всего лет за тридцать до этого. Те, кому посчастливилось остаться в живых, бежали в соседнюю звездную систему – Хеллоуэлл. Здесь Объединенный флот принял заранее подготовленный бой, пытаясь защитить точку перехода Хеллоуэлл – Константин от решительного натиска рьяллов. После того как наступление кентавров потерпело неудачу, противники занялись укреплением своих рубежей по обе стороны точки перехода. Присущее каждому фокусу преимущество, которое получала каждая из охранявших его сторон, создало безвыходное положение, просуществовавшее более полувека.

Второй системой, которую люди сдали рьяллам, стал Айзер. Это привело к изоляции Сандара и явилось причиной пяти кровопролитных попыток отстоять звездную систему: трижды – сандарцами и дважды – силами Объединенного флота.

Дрейку не нужно было спрашивать о сражении за третью систему – Кламат. Он своими глазами видел его исход – когда «Завоеватель» объявился в системе Валерии.

Слушая скорбный список потерь, которые коммодор Муньос пытался подать в более или менее приличном свете, Ричард неожиданно осознал: сегодняшнее совещание – лучшее подтверждение того, насколько далеки земляне от истинного понимания сути Рьяллской Гегемонии. Будь им известно, что контролируемый кентаврами участок космоса занимает целое скопление искривленного пространства, не пришлось бы принимать на веру оценку численности рьяллских войск, по мнению Дрейка, в три раза превосходящую официальные цифры.

Застой возник не только на поле битвы. Еще одним неизбежным результатом затяжной неудачной войны стало то, что она неудовлетворительно сказалась и на состоянии тыла. Оказавшись неспособным оттеснить врага от освоенного людьми пространства и столкнувшись с ослаблением поддержки со стороны общества, Объединенный флот перешел к оборонительной стратегии. Военные стали настаивать на создании оборонительных систем и все меньше внимания уделять ведению непосредственных боевых действий против рьяллов.

В тот вечер альтанские и сандарские военные вернулись в гостиницу в подавленном состоянии, поводов для радости у них не было. В отличие от землян, которым военно-политическая обстановка давно казалась вполне обычной, альтанцев и сандарцев услышанное буквально поразило. Хуже того, им было известно: скрытая причина тревог землян заключается в способности рьяллов неожиданно оказываться в любой точке пространства. И в отличие от землян жители Альты и Сандара хорошо понимали опасность именно этой их способности для будущего существования человеческой расы.

* * *

Утром следующего дня совещание проводилось в том же самом помещении, однако в более расширенном составе. После церемонии знакомства адмирал Белтон передал слово адмиралу Гоуэру, который объяснил присутствующим, что альтанские и сандарские стратеги разрабатывают план прорыва блокады Айзера. Свое выступление он закончил следующими словами:

– С вашего позволения, адмирал Белтон, я передаю слово моему главному стратегу сэру Гаррету Фостеру. Он подробно объяснит вам наш замысел.

Фостер – типичный выпускник сандарской военной академии – неразговорчивый, с суровым выражением лица и негромким голосом, в котором тем не менее угадывалась властность и уверенность в собственных силах, подойдя к голографическому экрану в самом центре конференц-зала, обратился к собравшимся:

– Приветствую вас, господа. Мне хотелось бы начать свое выступление с обзора текущей обстановки в скоплении Антареса. Если возможно, я попрошу выключить свет.

Освещение в зале погасло, засветился голографический экран. В глубине его возникла объемная звездная карта искривленного пространства скопления Антареса.

– На этой карте видно, что существует лишь одна-единственная цепочка переходов между Хеллсгейтом и освоенным людьми участком космоса. Любому, кто пожелает совершить путешествие от Сандара к Солнцу, придется совершить прыжки между системами Хеллсгейт, Айзер, Гермес, Соката, Карсвелл и Вега. Достигнув Веги, любому кораблю не составит особого труда добраться до Солнца.

К сожалению, семнадцать лет назад рьяллы отсекли жизненно важную артерию, связывавшую Сандар и освоенный людьми участок космоса. Они сделали это, овладев системой Айзер. Все эти годы альтанские и сандарские войска безуспешно пытались эту блокаду прорвать. – Фостер внимательно оглядел присутствующих. – Как вы думаете, что произойдет, если нам удастся скоординировать наши усилия?

– Подобное вряд ли возможно, – откликнулся адмирал Райерсон. – Поскольку связывающая нас магистраль перерезана, мы не в состоянии обмениваться с вами планами боевых действий.

– Вы до известной степени правы, адмирал, – ответил Фостер, снова поворачиваясь к звездной карте. – Более чем просто правы. Один из основополагающих принципов Вселенной заключается в том, что все разновидности связи, за исключением тех, что осуществляются через звенья искривленного пространства, ограничиваются скоростью света. Отправь мы или сандарцы радиосообщение с подробным планом наступления на Айзер, оно дойдет до вас лишь через несколько столетий. То же самое произойдет и с вашим радиосообщением, отправленным нам. Без связи невозможна какая-либо координация, без координации нельзя надеяться на победу.

Именно это заявили нам рьяллы, когда захватили Айзер. Лишив нас возможности действовать сообща, кентавры поняли, что в фокусах Айзера им впредь не угрожает нападение людей с обоих флангов. Это дает им возможность в случае угрозы с нашей стороны свободно и беспрепятственно сосредоточить все свои войска в любом из фокусов и при необходимости быстро перебросить их на противоположный край системы. Вплоть до сегодняшнего дня возможность одновременного наступления людей представлялась рьяллам настолько ничтожной, что не давала им повода для беспокойства.

Фостер обвел внимательным взглядом собравшихся офицеров Объединенного флота, давая время осознать значение сказанного. Когда он продолжил свою речь, на лице его появилась зловещая улыбка.

– Я прибыл сюда для того, чтобы сообщить: ситуация изменилась, господа. Это очевидная истина, иначе я бы не стоял сейчас перед вами!

А изменилось вот что: мы с альтанцами создали антирадиационное покрытие, которое позволяет нашим кораблям проникать в туманность Антареса. Благодаря этому мы наконец прорвали блокаду Айзера и заново восстановили связь с людьми в других уголках Вселенной. Это также помогло нам найти средство для изгнания рьяллов из системы Айзер. На этот раз мы сможем скоординировать день и час нашего наступления на Айзер.

– Значит, вы предлагаете одновременное наступление на Айзер сразу с обоих флангов? – спросил адмирал Райерсон.

– Нет, сэр, – ответил Фостер. – Одновременное наступление означало бы, что наши войска задействуют мощные оборонительные сооружения точек перехода. Нет, мы придумали нечто более сложное. Видите ли, рьяллам известно, что Сандар потерпел серьезное поражение. Кентавры сильно потрепали нас во время их наступлений на Айзер, а затем и в сражении за Сандар. Сандарский генеральный штаб уверен в том, что командующий рьяллов в системе Айзер списал нас со счетов и не считает серьезной угрозой. Мне больно говорить вам об этом, но он почти прав в такой оценке нашей боеготовности.

Мы предлагаем, таким образом, чтобы Объединенный флот через туманность направил в Хеллсгейт небольшую боевую группу. Там с ними соединятся военно-космические войска Альты и Сандара. В заранее определенное время вторая боевая группа предпримет диверсионную вылазку против Айзера со стороны системы Гермес. Цель наступления – оттеснить войска рьяллов от точки перехода Айзер – Гермес. После этого, в тот момент, когда мы посчитаем, что оборона противника ослабнет до подходящего нам состояния, боевая группа, находящаяся в Хеллсгейте, выступит в направлении точки перехода Айзер – Хеллсгейт и уничтожит остатки оборонительных сил противника.

Как только атакующая группировка сможет выбраться из точки перехода, она разделится надвое. Первая подгруппа сразу же направится к третьему фокусу системы Айзер, к тому, что ведет обратно в рьяллский участок космоса. По мере появления всех возможных подкреплений кентавров мы попытаемся их уничтожить.

Вторая подгруппа отправится в глубь системы и выйдет с тыла к вражеским оборонительным рубежам в Айзер – Гермесе, освобождая подступы для вхождения в фокус боевой группировки из Гермеса. Когда мы возьмем Айзер силой, то сможем закрепиться в системе и противостоять любым попыткам кентавров проникнуть в нее.

– Интересный план, – откликнулся адмирал Райерсон. – Вы подвергли его анализу?

– Конечно, – ответил Фостер. – Шансы на успех мы оцениваем в 85 процентов, если будут использованы две боевые группировки, и 97 – если три.

– Нам придется проверить вашу информацию.

– Согласны. Никаких возражений, – не вставая, вступил в разговор Гоуэр, сидевший рядом с Дрейком.

В течение следующих шести часов участники совещания обсудили бесчисленное количество деталей, связанных с предложенным Фостером планом. Возник вопрос об оснащении одной или даже двух боевых групп антирадиационным покрытием и о вспомогательных кораблях, которые могут понадобиться для проведения предстоящей боевой операции. Была обсуждена также и проблема воздействия операции на другие операции Объединенного флота в остальных участках освоенного людьми космоса. И, наконец, дело дошло до финансовой стороны вопроса.

Когда солнце скрылось за вершинами соседних гор, адмирал Белтон предложил закончить совещание:

– Мы сегодня славно поработали, коллеги. Майор Крель, сколько времени понадобится, чтобы придать предложению наших уважаемых гостей вид настоящего, реально выполнимого плана и оформить его для введения в компьютер?

– Часов двенадцать – шестнадцать, – ответил главный аналитик возглавляемого Белтоном штаба. – Предварительные результаты будут у нас послезавтра.

– Тогда предлагаю назначить наше следующее совещание на послезавтра. Вас это устраивает, адмирал Гоуэр?

– Вполне.

– Отлично. На этом объявляю наше сегодняшнее совещание закрытым.


Содержание:
 0  Прыжок в Антарес : Майкл Макколлум  1  ГЛАВА 1 : Майкл Макколлум
 2  ГЛАВА 2 : Майкл Макколлум  3  ГЛАВА 3 : Майкл Макколлум
 4  ГЛАВА 4 : Майкл Макколлум  5  ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум
 6  ГЛАВА 6 : Майкл Макколлум  7  ГЛАВА 7 : Майкл Макколлум
 8  ГЛАВА 8 : Майкл Макколлум  9  ГЛАВА 9 : Майкл Макколлум
 10  ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум  11  ГЛАВА 11 : Майкл Макколлум
 12  ГЛАВА 12 : Майкл Макколлум  13  ГЛАВА 13 : Майкл Макколлум
 14  ГЛАВА 14 : Майкл Макколлум  15  ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум
 16  ГЛАВА 16 : Майкл Макколлум  17  ГЛАВА 17 : Майкл Макколлум
 18  ГЛАВА 18 : Майкл Макколлум  19  ГЛАВА 19 : Майкл Макколлум
 20  ГЛАВА 20 : Майкл Макколлум  21  ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум
 22  ГЛАВА 22 : Майкл Макколлум  23  вы читаете: ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум
 24  ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум  25  ГЛАВА 25 : Майкл Макколлум
 26  ГЛАВА 26 : Майкл Макколлум  27  ГЛАВА 27 : Майкл Макколлум
 28  ГЛАВА 28 : Майкл Макколлум  29  ЭПИЛОГ : Майкл Макколлум



 




sitemap