Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




ГЛАВА 24

Третий день на Земле начался для Дрейка с собрания рабочих групп экспедиции «Прыжок в Ад». Необходимо было обсудить, что нового удалось узнать с момента встречи с представителями Галактического Совета. Собрание проходило в танцзале отеля, где остановились члены делегации колонистов. Сначала поговаривали об аренде другого помещения, где было бы труднее установить подслушивающую аппаратуру, однако хитроумная эта техника сводила любые попытки контрмер практически к нулю. Ну а поскольку колонисты не располагали средствами, способными обеспечить стопроцентную защиту от подслушивания, адмирал Гоуэр не видел резона в переносе собрания в другое место.

В целом информация обнадеживала. Выступавший от имени дипломатической группы граф Гусаник объявил, что лидеры Галактического Совета проявили живой интерес к идее восстановления прежде утраченных отношений с Альтой и Сандаром. И если на пути воссоединения еще и оставались препятствия, то их устранение всецело зависело от того, какую позицию займут Альтанский парламент и Сандарский Королевский Совет.

Дело в том, что за годы изоляции Галактический Совет резко увеличил размер членских взносов для планет-участниц. Одни только военные расходы съедали до десяти процентов валового продукта каждой из них. Кроме того, каждая планета была обязана финансировать и поддерживать в полной боевой готовности боевую эскадру в составе объединенных галактических сил.

В числе прочих вопросов, которые обсудили дипломаты, были и те, что касались обмена техническими достижениями. Земляне не преминули подчеркнуть тот факт, что подписание подобного соглашения предполагает немедленную передачу им сандарских технологий антирадиационного поля. В свою очередь, Галактический Совет передает Сандару и Альте новейшие, и большей частью засекреченные, изобретения в области военной техники.

Проект второго соглашения предусматривал передачу сандарским и альтанским командованием всех разведданных по рьяллам в распоряжение Объединенного флота. Услышав подобное предложение, адмирал Гоуэр выразил свое искреннее недоумение – мол, как он понял, землян интересуют какие-то конкретные данные. И хотя адмирал не произнес этого вслух, тон его вопроса означал: «Хотел бы я знать, как им стало известно об астронавигационных картах рьяллов?» Граф Гусаник поспешил успокоить его, объяснив, что обмен секретной информацией входит в число условий возвращения Сандару и Альте членства в Галактическом Совете.

Ричард Дрейк выступал вторым. Он ознакомил присутствовавших с успехами рабочей группы по военному сотрудничеству, в частности, с планом совместных действий по снятию рьяллской блокады с Айзера – кстати, сам этот план как раз обсуждался командованием Объединенного флота. В самом конце совещания итоги своих научных изысканий подвели ученые. В целом ничего принципиально нового сказано не было. Правда, некоторые из выступавших высказали озабоченность тем, что земляне – вместо того чтобы заниматься разработкой наступательной операции – сосредоточили свои усилия исключительно на обороне.

– Если хотите знать мое мнение, – заявил один из докладчиков, – они, как кроты, хотят окопаться в своей норе, полагая, что теперь им ничего не грозит.

Собрание закончилось вскоре после полудня, и Ричард, поскольку иных планов у него не было, решил осмотреть достопримечательности Мехико. Но сначала он заглянул в сувенирный магазин при отеле, размером едва ли не с их хоумпортский универмаг, где приобрел то, что, по уверению продавщицы, было наимоднейшим костюмом для отдыха. Сбросив с себя военную форму и проверив карманы на наличие песо, Ричард спустился в холл. Там он столкнулся нос к носу с Бетани, которая поджидала лифт, чтобы подняться к себе в номер.

– Привет, красавица!

Бетани пристально посмотрела на местного щеголя в сиреневых шортах и ядовито-зеленой рубашке, лицо которого показалось ей ужасно знакомым, но, отвернувшись, уже в следующее мгновение поняла, кто перед ней.

– Ричард, а я уже решила, что ты провалился куда-нибудь в тартарары! Где ты раздобыл этот наряд?

– Ну как, нравится? – спросил он и гордо приосанился, демонстрируя то, что по альтанским меркам являло собой по меньшей мере образчик дурного вкуса. – Продавщица сказала мне, что теперь я вполне сойду за местного типа.

– Разве что в неоновых джунглях, – рассмеялась Бетани. – Кстати, ты уже обедал?

– Должен ли я понимать это как приглашение?

– Угу.

– Что ж, принимаю. Я действительно еще не ел.

– Чудесно. Но сначала поднимемся ко мне в номер. Мне надо переодеться.

– Не имею ничего против.

Дрейку пришлось подождать, пока Бетани облачалась в дамский вариант «туземного костюма» – малиновые юбку и блузку, темно-фиолетовые ботинки, к которым также полагалась и сумка в тон.

– Мы с тобой явно отоварились в одном и том же магазине, – сказала Бетани и нырнула к нему в объятья, подставив губы для поцелуя.

– Или же наслушались советов одной и той же продавщицы, – ответил Дрейк прежде, чем поцеловать ее.

Несколько мгновений они стояли обнявшись. Дрейк кивком головы указал на просторную двуспальную кровать:

– Не хочешь отложить обед на полчасика?

– Звучит соблазнительно, но я все утро вертелась как белка в колесе и ужасно проголодалась.

– В таком случае первым делом обед. Ты, случайно, не знаешь, где здесь вкусно кормят? Гостиничный ресторан мне уже порядком поднадоел.

– Знаю. Только предлагаю взять такси.

* * *

Ресторан располагался на крыше одного из небоскребов в центре города. Он был оформлен в виде лесной лужайки, так, что столики были расставлены под деревьями, а посередине журчал веселый ручей. В том месте, где этот рукотворный поток пересекал главный проход, был перекинут деревянный мостик.

– Мило, – прокомментировал Дрейк, оглядевшись по сторонам. – Как тебе удалось откопать это местечко?

– Мне его подсказала Рисса.

– Что еще за Рисса?

– Мой гид. А также дочь Второго Координатора.

Дрейк даже присвистнул.

– Ну, я смотрю, тебя здесь принимают по высшему разряду.

В ответ Бетани только кивнула. В этот момент к ним подошел официант. Он принял заказ на напитки и протянул каждому из них по тисненной золотом папке с меню.

– Расскажи, как у тебя прошло утро.

– Ты о чем? – рассеянно отозвалась Бетани, которая в тот момент отчаянно пыталась хоть что-нибудь понять в напечатанном по-испански меню.

– В гостинице ты сказала мне, что все утро вертелась как белка в колесе. Расскажи подробней.

– Рассказывать особо нечего. Я познакомилась с отцом Риссы, и он мне вручил вот это.

Бетани потянулась за сумкой и достала из нее небольшую прямоугольную коробочку. Открыв ее, она протянула Дрейку подарок Координатора. Внутри оказался золотой медальон на пестрой ленте.

– Красиво. Что это такое?

– Всего лишь Орден Земли, высшая награда, которую вручают за успехи в области дипломатии. Правда, она присуждена не мне лично, а дядюшке Кларенсу. Я только должна ее ему передать.

– Так ты вручила-таки свои депеши!

Бетани кивнула.

– Ну, такое событие надо обмыть!

Дрейк подозвал официанта и заказал шампанское. Когда вино прибыло, они с Бетани подняли бокалы, и Ричард провозгласил тост:

– За исполненный долг и обещания, которые еще предстоит сдержать!

Бетани опустила свой стакан на белоснежную скатерть.

– Звучит весьма романтично, но только что ты хотел этим сказать?

– Можно подумать, ты сама не догадываешься, – произнес он притворно суровым тоном.

– Представь себе, что нет.

– А ты вспомни одну ночь два года назад. Когда мы с тобой гуляли по саду Сандарского королевского дворца и рассматривали цветы.

– Конечно же, помню. Ты тогда еще сделал мне предложение!

– И что ты мне ответила?

– Что согласна.

– Прошу прощения, киса. Но ты сказала «как только доставлю на Землю дядюшкины депеши». Или уже не помнишь?

– Разумеется, помню.

– Вот ты их и доставила. И что теперь?

– Ты хочешь, чтобы мы поженились? Прямо сейчас?

– Почему бы нет?

– В принципе, – ответила Бетани, – ты прав. Не вижу никаких причин против.

– Ну и отлично! Давай найдем кого-нибудь, кто бы рассказал нам о местных брачных обычаях. Ты не знаешь, кто бы мог просветить нас на сей счет?

– Не беспокойся, – ответила Бетани. – Я вчера проконсультировалась по этому поводу с Риссой.

– Неужели? – изумленно выгнул брови Дрейк. Бетани залилась краской.

– Не помню, о чем у нас с ней был разговор. Просто пришлось к слову. Не успела я спросить, как Рисса обрушила на меня лавину информации о том, чего стоит пожениться в Мехико.

– Я отнюдь не упрекаю тебя. Мне просто интересно, что она тебе там наговорила.

– Сначала нам надо сходить к нотариусу и получить разрешение на брак. Стоит это удовольствие сто песо. Потом надо ждать еще три дня, после чего можно свершить брачный обряд – гражданский или религиозный, по вашему усмотрению.

– Помнишь, ты обмолвилась, что хотела бы венчаться в соборе? Не знаешь, есть ли здесь что-нибудь в этом роде?

– Рисса сказала мне, что с удовольствием поговорит о нас с тобой со священниками Cafedrale Metropolitana. Сейчас это не столько собор, сколько музей, но иногда там устраиваются и бракосочетания. Ну а поскольку отец Риссы – Второй Координатор, то, по ее мнению, вряд ли возникнут проблемы с арендой собора под брачную церемонию.

– Да, лапочка, ты действительно не сидела без дела.

Бетани вновь зарделась. Ричард потянулся через стол и похлопал ее по руке.

– Предлагаю график работы на вторую половину дня. Сразу после обеда едем тобой к нотариусу, платим ему сотню песо, получаем лицензию и затем в отель. Согласна?

– Как скажешь, милый.

* * *

Какое-то время спустя Бетани лежала в постели, уткнувшись в плечо Дрейку, а он нежно поглаживал ее по спине.

– Даже не верится! Всего три дня – и мы с тобой муж и жена!

– Может, мне достать из бумажника лицензию, чтобы ты еще раз убедилась в этом?

– Незачем, дорогой. К тому же ты знаешь, что по-испански я все равно ничего не прочту.

После обеда они отправились на поиски бюро актов гражданского состояния города Мехико, где потом подали заявление о выдаче им лицензии на вступление в брак. В бюро их попросили заполнить кучу всяких бланков и устно ответить на вопросы, которые задавал напыщенного вида чиновник. Когда тот удовлетворил свое служебное любопытство, Бетани с Ричардом, заплатив причитающуюся пошлину, получили наконец напечатанное по-испански разрешение на вступление в брак.

Бетани прямо из муниципалитета позвонила Риссе. Та радостно засмеялась, узнав эту новость, и выразила желание немедленно переговорить со счастливым кандидатом в мужья. Дрейк подошел к камере и представился.

– Надеюсь, вы понимаете, как вам повезло, капитан Дрейк?

– Прекрасно понимаю, мисс Блэнхем.

– Друзья называют меня просто Рисса.

– А меня Ричард.

– Жду не дождусь познакомиться с вами лично. А пока, не теряя времени, позвоню в собор и договорюсь об аренде. Какое время вас устроит?

– Любое время через три дня после сегодняшнего, – ответил Дрейк.

– Так, давайте посчитаем. Ваш испытательный срок истекает в пятницу после обеда. Вас устроит утром в субботу?

– Более чем.

– Тогда назначим на субботу. Если у меня с субботой возникнут проблемы, тогда можно будет попробовать договориться на воскресенье, на вторую половину дня, потому что с утра там месса.

– Отлично, – согласилась Бетани.

– Ты уже купила себе что-нибудь из приданого? – поинтересовалась Рисса.

– Ты о чем? Мы только полчаса назад решили, что поженимся, – рассмеялась Бетани. – У меня не было времени ни на какие покупки.

– Давай поступим вот как. Я заеду за тобой в отель рано утром, и мы вместе отправимся по магазинам.

– Рисса, я бы не хотела обременять тебя.

– Обременять? Дорогая моя, для меня это самое волнующее событие за весь год! Ведь это же просто как в сказке! Погоди, ты еще увидишь, что о вашей свадьбе напишут газеты.

– Ты уж извини, Рисса, но нам бы не хотелось превращать нашу свадьбу в телешоу, – вмешался Дрейк.

Ему уже пришлось наблюдать повадки местной репортерской братии, и, надо сказать, то, что он увидел, вызвало у него смешанные чувства.

– Увы, Ричард, это не в нашей власти, – вздохнула Рисса. – Вы ведь ввели ваши имена в муниципальный компьютер?

– Ввели.

– Значит, уже поздно. Новость успела распространиться по всем информационным каналам. Да будет вам известно, здесь у нас установлены самые совершенные системы поиска и распространения информации. Уж поверьте, не успела Бетани ввести в компьютер свой код, как какое-нибудь агентство уже приставило к ней репортера для освещения дальнейших событий.

– Откуда нам было знать! – воскликнула Бетани. – Скажи, а можно что-нибудь предпринять по этому поводу?

Рисса на минуту задумалась.

– Вы можете зарегистрировать меня в качестве вашего официального представителя, и тогда журналистам придется иметь дело со мной. В подобных случаях вступает в силу закон о невмешательстве в частную жизнь, причем действует он весьма строго.

– А что для этого нужно сделать?

Рисса потянулась к какой-то кнопке на панели управления телефоном.

– Согласны ли вы, Ричард Дрейк и Бетани Линдквист, граждане республики Альта, поручить некоей Риссе Блэнхем выполнение обязанностей вашего полномочного агента и представителя в деле вашего предстоящего бракосочетания?

– Согласен, – ответил Дрейк.

– А ты, Бетани?

– Согласна, – подтвердила та.

– Ну вот, дело сделано. Я оформлю все, как полагается, в министерстве, так что теперь вы можете не опасаться за свою частную жизнь.

– Спасибо тебе, Рисса.

– Всегда рада помочь. Желаю вам удачи, а ты, Бетани, завтра жди меня в 07.00. Мы с тобой отправимся по магазинам. До свидания, мистер Дрейк.

После разговора с Риссой Бетани и Ричард вернулись в отель, где провели остаток дня в любовных утехах. Лишь когда заходящее солнце окрасило западную часть неба, Бетани наконец вспомнила, что еще не сказала Ричарду нечто важное.

– Ричард.

– Да, моя дорогая.

– Ты не против, если мы немного поговорим о деле?

– Ну, если в этом действительно есть необходимость, – сонно ответил он.

Бетани подвинулась к нему поближе, подперев голову рукой.

– На сегодняшней церемонии случилось нечто такое, о чем ты просто обязан знать.

Ричард повернулся к ней и скопировал ее позу.

– И что же?

– Координатор Блэнхем поинтересовался у меня, правда ли, что на борту «Дискавери» имеется пленный рьялл.

Дрейк сначала непонимающе заморгал, но как только смысл сказанного дошел до него, резко сел.

– И что же ты им сказала?

– Что занимаюсь изучением психологии рьяллов, а для этого мне нужна Варлан. И если у господина Координатора имеются вопросы, он может получить ответы на них у адмирала Гоуэра.

– Он спросил тебя таким тоном, будто уже точно знал ответ?

– Не думаю. Хотя, с другой стороны, нельзя давать никаких гарантий. Мне кажется, он просто проверял рапорт капитана Олдфилда относительно присутствия на борту пленного рьялла. Когда я объяснила ему, что исследование носит конфиденциальный характер, он сказал, что земляне разработали немало психотропных препаратов, облегчающих ведение допроса. Координатор даже предложил выделить мне в помощь специалиста, умеющего с ними работать.

– Надеюсь, ты не воспользуешься его предложением?

– Почему бы нет?

– Потому что Варлан слишком многое знает и вряд ли согласится на допрос с использованием психотропных веществ. Боюсь, как бы за этим предложением Блэнхема не стоял какой-нибудь подвох.

– Значит, ты его в чем-то подозреваешь? – настаивала Бетани.

И Дрейк был вынужден рассказать ей о том, что колонистам, возможно, придется поделиться с землянами секретной информацией, хотя, по мнению графа Гусаника, это лишь пустая формальность.

– Сначала я тоже так подумал. Но после твоих слов засомневался.

– Но как они догадались?

– Я и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос.

* * *

Ночью в гостиничные номера всех до единого участников экспедиции «Прыжок в Ад» по факсимильной связи поступило сообщение о том, что совещания рабочих групп, назначенные на следующий день, отменяются. Вместо них в 10.00 в зале заседаний Галактического Совета состоится общее совещание.

– Что случилось? – спросила Бетани, когда Дрейк показал ей листок с факсом.

– Похоже, что люди адмирала Белтона закончили анализ нашего плана по снятию блокады с системы Айзер.

– Это хороший знак или плохой?

– Хотел бы я знать, – покачал головой Дрейк.

– Как ты думаешь, адмирал Гоуэр не будет против, если я пойду вместе с тобой?

– А разве вы с Риссой не собирались отправиться за покупками?

– Я позвоню ей и отменю нашу встречу.

– В таком случае считай, что ты приглашена, даже если адмирал Гоуэр и будет против твоего присутствия. Это касается всех нас.

* * *

Утром Бетани появилась на совещании под руку с Дрейком. Но даже если это и удивило адмирала Гоуэра, он все равно не подал виду. Зал представлял собой просторное помещение овальной формы, а его центральную часть занимал огромных размеров стол. Швейцары в ливреях проводили каждого колониста до отведенного ему места. Места по другую сторону стола медленно заполнялись представителями землян.

Садясь, Дрейк приветственно кивнул адмиралам Белтону и Райерсону. Оба ответили на его приветствие, правда, довольно сухо и официально, так что догадаться о возможном исходе совещания было трудно. Через два места от Белтона сидел какой-то человек в штатском, чьи черты лица несли сильное сходство с Риссой Блэнхем. Так что Дрейк ничуть не удивился, когда то-то из землян назвал его «Координатор Блэнхем».

Еще через пару минут в дверь, противоположную той, через которую в зал вошли колонисты, шагнул Первый Координатор Совета. Дрейк узнал его по портрету, висевшему в фойе штаб-квартиры Объединенного флота. Первый Координатор посовещался о чем-то с Блэнхемом и адмиралом Белтоном, а затем постучал молотком, призывая аудиторию в тишине. По мере того как шум в зале постепенно стих, он повернулся к Стэну Барретту и графу Гусанику.

– Кто будет выступать от вашей делегации? Вы, мистер Барретт?

– Уступаю слово графу Гусанику. Он выступит в роли спикера от нашей экспедиции.

– Отлично. Поскольку в таком составе все мы встречаемся впервые, я предлагаю каждому представиться присутствующим. Для тех, кто не знает меня, называю свое имя – Первый Координатор Совета Дольф Геллард. В Совете я представляю Объединенную Европу планеты Земля.

После этого каждый из собравшихся назвал свое имя и должность. Когда церемония знакомства закончилась, Геллард официально объявил о цели совещания.

– В минувший вторник в штаб-квартире Объединенного флота коллеги адмирала Гоуэра представили вниманию присутствующих план изгнания рьяллов из системы Айзер. Штаб адмирала Белтона в течение двух последних дней занимался рассмотрением этого предложения. Сегодня, как явствует из слов адмирала, его подчиненные готовы высказать свое мнение по этому поводу. Адмирал Белтон, вам слово!

Белтон что-то сказал своему адъютанту, и гобелены, закрывавшие стены зала по обе стороны стола, неожиданно сдвинулись, открыв взглядам присутствующих пару голографических экранов, установленных так, чтобы их изображения могли быть хорошо видны всем. Экраны засветились, и участники совещания получили возможность лицезреть все ту же самую звездную карту искривленного пространства, которой Фостер в свое время воспользовался для пояснения своего плана. Белтон кратко изложил суть предложения колонистов по изгнанию кентавров из системы Айзер.

– Итак, – сказал он в завершение, – мой штаб проанализировал этот план, и мы готовы официально высказать Совету наши рекомендации. Однако прежде чем сделать это, я бы хотел объяснить несколько факторов, повлиявших на наше решение. В основном мы использовали те же данные, что и капитан Фостер из штаба адмирала Гоуэра, правда, с тремя исключениями. Первое: по нашему мнению, оценка Фостером военной мощи рьяллов в системе Айзер слишком занижена. Судя по численности войск кентавров, задействованных в сражении за Сандар, мы предполагаем, что флот противника как минимум на пять – десять процентов в численном отношении больше той цифры, которую представили колонисты Сандара и Альты. Таким образом, кораблей рьяллов в системе Айзер ровно в два раза больше, чем считает капитан Фостер.

Второе. Мы считаем, что состав всех наличных сил людей, прозвучавший в анализе Фостера, был нереален в том, что он недооценил число главных боевых кораблей как для диверсионного рейда, так и для основной боевой группировки. Мы исправили это упущение и внесли в наш собственный анализ правильные цифры. И, наконец, мы произвели оценку названных Фостером цифр, относящихся к числу боевых кораблей кентавров, которые можно было отсечь от остального флота диверсионной вылазкой людей в точке искривленного пространства Айзер – Гермес, а также времени, которое потребуется для переброски подкреплений к этой точке. В обоих случаях, прежде чем произвести анализ, мы внесли небольшие изменения информации.

После этого мы проработали несколько аналитических вариантов наихудшего исхода плана, предложенного колонистами Альты и Сандара. Мы рады сообщить вам, что с учетом наших предложений и даже с упомянутыми мною изменениями скоординированное совместное наступление войск Объединенного флота Альты и Сандара имеет более чем восьмидесятипроцентный шанс на успех. В свете такого результата Объединенный флот готов рекомендовать настоящий план к одобрению всем Галактическим Советом.

– Благодарю вас, адмирал, – откликнулся Геллард. – Примите мои поздравления, адмирал Гоуэр, за превосходную работу, проделанную сотрудниками вашего штаба.

– Означает ли это, уважаемый Координатор, что вы даете добро на проведение операции?

– Это означает, дорогой адмирал, что первую преграду вы преодолели. Однако остается еще несколько вопросов, которые следует принять во внимание, прежде чем мы совершим слишком поспешный прыжок в незнаемое.

– Какие же?

– Например, это вопрос альтанского и сандарского представительства в Галактическом Совете. Скажите, граф Гусаник, ваши люди готовы взять на себя все тяготы членства в Совете?

– Готовы, сэр.

– А что скажете вы, мистер Барретт? Согласится альтанский парламент с нашими условиями?

– Насколько я понимаю, сэр, иного выбора у нас просто нет.

– В таком случае, господа, похоже, что мы преодолели второе серьезное препятствие. Попытаемся, может быть, преодолеть и третье? Что скажет наш главный экономист о введении обеих планет в состав Сообщества Людей?

С дальнего края стола, там, где находились земляне, поднялся сутулящийся, небольшого роста человек.

– Господин Координатор, министерство экономического анализа не имеет возражений против реинтеграции этих двух звездных систем в человеческое сообщество. Любые проблемы экономического характера, которые при этом неизбежно возникнут, будут легко устранимы в самый короткий срок. В применении даже самых малых торговых ограничений нет никакой необходимости.

Первый Координатор тут же попросил высказаться одного за другим своих экспертов. Все они, по сути дела, дали зеленый свет вступлению Альты и Сандара в политическую организацию, объединяющую населенные людьми пространства.

После этого последовало выступление главы министерства труда и людских ресурсов, во время которого Геллард, повернувшись к своему адъютанту, принялся что-то шепотом объяснять. Адъютант, кивнув, нагнулся и извлек откуда-то снизу – видимо, из портфеля – пачку каких-то бумаг. Затем передал их Первому Координатору, который тут же погрузился в их изучение. Дрейку даже со своего места удалось разглядеть золотой блеск официальной печати на первом листе стопки документов.

– Дамы и господа, – обратился к присутствующим Координатор после того, как министр труда закончил свое сообщение. – У меня в руках – официальные заявки Альты, иначе Валерии-IV, и Сандара, иначе Хеллсгейта-IV, с просьбой о возобновлении их членства в Галактическом Совете. Для вступления этих документов в полную юридическую силу на них необходимо поставить подпись Второго Координатора Блэнхема и мою. Однако прежде чем мы подпишемся под этими документами, необходимо разрешить еще один вопрос. Коммодор Траст, прошу вас войти в зал!

Последняя фраза была, как показалось сначала, брошена в воздух, однако в следующую секунду дверь за спиной Первого Координатора отворилась, и в конференц-зал вошел незнакомый Дрейку офицер. Бетани издала короткий удивленный возглас.

– А это кто? – удивился Ричард.

– Тот самый, что выспрашивал у меня о Варлан, – пояснила Бетани.

Офицер сначала смерил собравшихся холодным взглядом, после чего наконец заговорил:

– Доброе утро, дамы и господа! Разрешите представиться. Меня зовут Альфонс Траст. Я – сотрудник военной разведки. Хотя мы с вами прежде никогда не встречались – за исключением присутствующей здесь мисс Линдквист, – мне кажется, что большинство из вас я знаю лично. Дело в том, что мне поручено разрешить одну загадку, на которую мы сразу обратили внимание, когда занялись изучением неких записей, сделанных первым секретарем посольства Олдфилдом в то время, когда ваш корабль все еще находился в системе Годдард.

Во время обычной проверки аналитических проб голосов капитана Дрейка, адмирала Гоуэра, Станислава Барретта, графа Гусаника и других лиц наше внимание привлекло то, что в их голосах угадывались особые признаки, типичные для случаев, когда люди говорят неправду. Эти признаки практически незаметны и незначительны, но за долгие годы мы создали целую науку по их выявлению и классификации – очень точную науку, замечу при этом.

Хотя это и вызвало у нас любопытство, мы тем не менее были не особенно озабочены этими свидетельствами. В конце концов ничего удивительного нет в том, что люди скрывают правду, особенно в настоящей ситуации, когда готовится серьезная сделка. Однако чем больше мы о вас узнавали, тем большие подозрения стала у нас вызывать ваша уклончивость. Скажу прямо – когда бы вас ни спрашивали о путешествии, которое вы проделали через всю туманность, или если в разговорах возникала тема рьяллов, в ваших голосах звучало нечто такое, что заставляло нас сомневаться в вашей правдивости. Несмотря на все наши усилия, мы не смогли выявить причину подобного поведения. Поэтому я хочу задать такой вопрос сейчас. Что именно вы пытаетесь скрыть?

Гусаник посмотрел на Барретта, который тут же смерил взглядом Гоуэра, в свою очередь посмотревшего на Дрейка. Возникла долгая пауза, которую нарушил граф Гусаник, громко прочистивший горло:

– Полезная наука эта голосовая экспертиза. Жаль, что мы не знали о ней раньше.

– Это не очень-то помогло вам, сэр, – ответил Траст. – Реакции человеческого организма, которые способны выявить наши методики, полностью неконтролируемы. Их можно попытаться частично скрыть, если знать, каким образом это делается, но ни один человек не обладает искусством абсолютного актерского перевоплощения и никогда не сможет перехитрить нашу аппаратуру.

Гусаник вздохнул и посмотрел на Гелларда.

– Коммодор Траст считает, что нам известно нечто такое, что мы скрываем от вас. Дело в том, что мы обладаем информацией, которая имеет жизненную важность для ведения войны.

– Какой информацией, сэр?

– Имеющей чрезвычайную ценность, господин Координатор. Прежде чем мы разгласим ее, мы должны заручиться вашим обещанием помочь нам в нашей борьбе с рьяллами.

– Перед вами – ваши заявки на вступление в Межпланетный Совет, – ответил Геллард. – Какие еще вам нужны гарантии? Однако мы не можем удовлетворить вашу просьбу, не зная того, что известно вам.

– Превосходно, господин Координатор. Ловлю вас на слове. – С этими словами граф Гусаник повернулся к Гоуэру. – Адмирал, боюсь, что это ваша прерогатива. Вам слово.

– Полагаю, мы добились цели нашего прилета сюда, – кивнул Гоуэр. – Дамы и господа, наше путешествие оказалось не таким прямым, как мы пытались вас убедить. На самом деле нам пришлось сделать небольшой крюк...


Содержание:
 0  Прыжок в Антарес : Майкл Макколлум  1  ГЛАВА 1 : Майкл Макколлум
 2  ГЛАВА 2 : Майкл Макколлум  3  ГЛАВА 3 : Майкл Макколлум
 4  ГЛАВА 4 : Майкл Макколлум  5  ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум
 6  ГЛАВА 6 : Майкл Макколлум  7  ГЛАВА 7 : Майкл Макколлум
 8  ГЛАВА 8 : Майкл Макколлум  9  ГЛАВА 9 : Майкл Макколлум
 10  ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум  11  ГЛАВА 11 : Майкл Макколлум
 12  ГЛАВА 12 : Майкл Макколлум  13  ГЛАВА 13 : Майкл Макколлум
 14  ГЛАВА 14 : Майкл Макколлум  15  ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум
 16  ГЛАВА 16 : Майкл Макколлум  17  ГЛАВА 17 : Майкл Макколлум
 18  ГЛАВА 18 : Майкл Макколлум  19  ГЛАВА 19 : Майкл Макколлум
 20  ГЛАВА 20 : Майкл Макколлум  21  ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум
 22  ГЛАВА 22 : Майкл Макколлум  23  ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум
 24  вы читаете: ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум  25  ГЛАВА 25 : Майкл Макколлум
 26  ГЛАВА 26 : Майкл Макколлум  27  ГЛАВА 27 : Майкл Макколлум
 28  ГЛАВА 28 : Майкл Макколлум  29  ЭПИЛОГ : Майкл Макколлум



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap