Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




ГЛАВА 5

Адмирал Сергей Фаллон Гоуэр, Седьмой Виконт Халлен-Холла, адмирал Сандарских Королевских военно-космических сил, назначенный лично Его Величеством Джоном-Филиппом Уолкирком VI командовать эскадрой, которой предстояло проникнуть через туманность Антареса, сидел в своем кабинете на борту флагмана, с тоской глядя на обзорный экран.

С экрана его взгляду открывалась картина Нью-Провиденс, полученная с бортовой камеры зонда-разведчика, кружившего над некогда цветущим городом на высоте трехсот метров. Мягко говоря, зрелище было удручающим. Там, где когда-то высился небоскреб, виднелся лишь ржавый, искореженный каркас, а от бетонных стен Дома Правительства осталась лишь груда обломков. И между руинами то там, то здесь торчали, словно обгоревшие скелеты, деревья городских парков. Разнообразием цвета это печальное зрелище тоже не отличалось – здесь царили черные, серые, рыжие, коричневые тона. Бросалось в глаза отсутствие зелени или любого другого цветного пятнышка, свидетельствовавшего бы о наличии жизни.

Спустя столетие после последней разрушительной атаки рьяллов на Нью-Провиденс планета по сути оставалась пустыней. На ней не осталось ни единой травинки, океаны с высоты тоже казались безжизненными. По крайней мере сандарские суда не были оснащены аппаратурой для исследования океанских глубин, и, возможно, где-то в толще воды кое-где сохранились простейшие формы жизни.

Но не все это вселенское запустение – последствие нападения рьяллов. Да, они истребили более сорока миллионов колонистов, уничтожив более тысячи больших и малых городов. Но даже эти безжалостные пришельцы были не в состоянии превратить цветущую планету в пустыню. Да, когда черные корабли рьяллов наконец прорвались сквозь линию обороны Нью-Провиденс, они обрушили на беззащитную планету огненный ливень. Но истинным убийцей Нью-Провиденс – да и всей жизни в системе Напье – стала сверхновая Антареса.

Когда в августе 2512 года обитатели планеты неожиданно потеряли связь со своей колонией в системе Валерии, они тотчас заподозрили нечто неладное. Их опасения сменились тревогой, когда несколько кораблей, следовавших транзитом через систему Антареса, не вернулись домой согласно графику. Тревога переросла в страх, когда корабли, посланные на поиски пропавших судов, также сгинули без следа.

Масштабы катастрофы стали понятны до конца, когда местные астрономы пришли к выводу, что причиной всех постигших их бед и несчастий является не что иное, как гигантская сверхновая Антареса. Вместе с этим печальным открытием пришло и осознание того, что их мир обречен. На протяжении всей истории колонии Антарес был самой яркой звездой на небе. В ночь, когда красный сверхгигант висел над горизонтом, при его свете можно было даже читать. Близость к этому астрономическому чуду всегда переполняла колонистов какой-то особой гордостью. Правда, когда ученые рассчитали мощность радиационного потока, который вскоре должен был пронзить систему Напье, близость к космическому гиганту обернулась источником дурных предчувствий.

Разумеется, природа человеческая такова, что известие это поначалу было встречено в штыки. Люди отказывались поверить, что вскоре им придется оставить ставшую им родной уютную, обжитую планету. Однако вскоре осознание грядущей катастрофы оказалось сильнее наивного упрямства. В срочном порядке была разработана программа эвакуации.

К концу первого года промышленность Нью-Провиденс уже вовсю работала на выполнение грандиозной задачи переселения трех миллиардов душ в новую звездную систему. На верфях в спешном порядке строились космические суда, а команды первопроходцев на Сандаре приступили к сооружению жилья для будущих переселенцев.

Тем временем ученые Нью-Провиденс изучили влияние последствий взрыва сверхновой на структуру искривленного пространства. Исследование предварял обзор гравитационного градиента по всей системе Напье. Проанализировав полученные данные, ученые сделали малоприятное открытие – а именно: точка перехода оказалась на том месте, где ее отродясь не бывало. Дальнейший анализ показал, что точка эта – явление временное и возникла в результате давления на пространство взрывной волны. Как только ударная волна докатится до системы Напье, точка перехода исчезнет.

Ученые настаивали на немедленном изучении нового космического трамплина. Те же, в чьи обязанности входило эвакуировать население в новую звездную систему, доказывали, что в сложившихся обстоятельствах разведывательная экспедиция – непозволительная роскошь. Но ученые стояли на своем, и в конце концов три звездолета были выделены им на исследовательские нужды.

Два корабля сразу по прибытии в точку перехода прыгнули в другую систему, а третий остался произвести более точные измерения гравитационного градиента. Спустя двенадцать дней экипаж этого корабля доложил, что в точке перехода неожиданно вынырнули несколько космических судов ранее неизвестного типа. Донесение это оборвалось на полуслове – незваные гости уничтожили исследовательское судно и устремились к Нью-Провиденс.

Межзвездный совет отправил на помощь колонии флотилию боевых звездолетов и транспортных судов. Корабли предполагалось задействовать для эвакуации населения с обреченной планеты, но вместо этого им пришлось отражать агрессию неведомого врага. Битва разразилась в глубоком космосе, и флот землян одержал победу. Правда, одному из неприятельских кораблей удалось-таки ускользнуть, предварительно выпустив по Нью-Провиденс шесть ракет. Шесть ракет, выпущенные по шести городам, десять миллионов погибших среди руин.

Второе нападение последовало через полтора года. Но к этому времени колонисты уже были готовы встретить врага во всеоружии, и корабли рьяллов удалось уничтожить еще на подлете к космическому порталу.

Затем в системе Напье воцарилось длительное спокойствие. Рьяллы не давали о себе знать более десяти лет, и бдительность колонистов притупилась. Правительство посчитало, что теперь можно всецело посвятить себя предстоящей эвакуации. На двенадцатый год после взрыва сверхновой удалось эвакуировать около восьмидесяти процентов населения планеты.

Увы, молчаливое перемирие с рьяллами закончилось, когда в небе над Нью-Провиденс неожиданно возникли около четырех десятков вражеских кораблей. Без труда прорвавшись через редкий заслон звездолетов, охранявших точку перехода, они на всей скорости устремились к обреченной планете. Удар застал колонистов врасплох, но все-таки им удалось выслать навстречу космическим мародерам несколько боевых кораблей. Битва была короткой и жестокой. Когда она закончилась, десять судов рьяллской армады сумели-таки доставить свой смертоносный груз к цели. То, что за этим последовало, вошло в историю как Великое Испепеление.

Сергей печально обозревал руины, и в памяти его всплывали леденящие душу рассказы прадеда о последних отчаянных сражениях в надежде отстоять обреченную планету. Увы, воевать пришлось еще не раз. Глядя на все это опустошение, Гоуэр думал о миллионах тех, кто принял мученическую смерть уже после того, как люди оставили Нью-Провиденс. Он думал о своем отце, погибшем во время первой, неудачной попытки отбить у шестиногих кентавров систему Айзер. О своем младшем брате, геройски павшем спустя десять лет во время второй попытки. О собственном сыне, которого смерть унесла всего каких-то два года назад в битве при Сандаре. Он думал о тех, кто отдал жизни ради победы над космическим врагом, и сердце его переполнялось мщением. Гоуэр поклялся себе, что воздаст сполна за разрушенные города некогда цветущей планеты.

Пора действовать, и действовать решительно.

* * *

Сандарская эскадра из шестнадцати кораблей, которым предстояло принять участие в операции «Прыжок в Ад», покинула орбитальную стоянку месяцем ранее. Возглавлял эскадру боевой крейсер «Королевский Мститель» ветеран космических плаваний, на счету которого были две крупные битвы. На борту «Королевский Мститель» нес такое количество оружия, что в одиночку мог без труда испепелить целую планету или же выиграть сражение у десятка меньших кораблей. Трюмы «Мстителя» были до отказа забиты орудиями уничтожения.

Помимо флагмана в сандарскую эскадру входили два мощных боевых крейсера – «Терра» и «Виктория», а также несколько истребителей – «Стрела», «Булава» и «Ятаган». Завершал силы сандарцев транспортный корабль «Саскатун», на борту которого размещались личный состав и снаряжение 33-го полка 2-го батальона 6-й дивизии Королевской космической пехоты.

Кроме того, военные крейсеры сопровождали девять гражданских судов – три грузовых, пять топливных танкеров и плавучую радиостанцию с небольшой флотилией вспомогательных модулей. Последние были крошечных размеров, но зато снаряжены вместительными топливными баками. Эти суденышки предполагалось использовать в качестве радиомаяков на всем протяжении пути армады из Сандара. Расставленные возле точек перехода радиомаяки, патрулирующие тот или иной участок искривленного пространства, должны были передавать дальше всю собранную информацию. Все основные суда и большинство вспомогательных были также оборудованы новейшими антирадиационными экранами и имели все необходимое для длительного пребывания в глубинах космоса.

Перелет из Сандара в точку перехода Хеллсгейт – Напье занял десять дней. Прибыв на «перевалочный пункт», эскадра без каких-либо инцидентов вошла в искривленное пространство. Следующие две недели у сандарцев ушли на преодоление шести миллиардов километров, отделявшие их от Нью-Провиденс. Вынырнув из космических глубин рядом с некогда цветущей планетой, сандарцы встали на орбитальную стоянку и принялись ждать, когда появится альтанский контингент.

На шестой день прибытия эскадры к Нью-Провиденс адмирал Гоуэр уединился в своем кабинете в дальней части командного штаба «Королевского Мстителя». Внешне штаб представлял собой стеклянный куб, одну стену которого занимали два десятка приборных досок с бесчисленными кнопками и рабочие места для тех, кто по долгу службы их занимал. Другую стену украшал огромный панорамный экран, на который передавались все подробности будней космической вахты и космических баталий. Сергей Гоуэр сидел в кресле, задумчиво наблюдая за бурной деятельность команды на нижних палубах. На главной части экрана высвечивался вид Нью-Провиденс, передаваемый с бортовой камеры одного из истребителей. Белые завихрения циклонов отражали потоки гамма-частиц Напье, отчего вся планета казалась бело-голубой, словно древняя прародина людского рода.

На соседней части экрана можно было увидеть соответствующую электронную карту. Пока Гоуэр рассматривал ее, несколько зеленых искорок поменяли свое положение. В этом месте пехотинцы «Саскатуна» отрабатывали высадку и захват укрепленных позиций рьяллов. Сначала Гоуэр хотел было переключить экран, но затем передумал и набрал код центра связи.

– Слушаю, сэр, – раздался голос дежурного.

– Соедините меня с полковником Валдисом на борту «Саскатуна».

– Подождите несколько секунд, адмирал. В данный момент полковник Валдис отдает команды спускаемому аппарату.

– Свяжитесь с ним при первой же возможности.

– Слушаюсь, сэр.

Гоуэру не поступало никаких указаний от сандарского командования к развертыванию сил наземного реагирования ни до, ни после прорыва сквозь туманность сверхновой. Тем не менее столетие космического противостояния с кентаврами вынудило адмирала пойти на дополнительные меры предосторожности, в частности, включить в состав экспедиции корпус космических пехотинцев. Имея в своем распоряжении столь эффективные силы, он не желал упускать даже малейшей возможности еще более отточить их мастерство.

– Вы хотели поговорить со мной, адмирал. – На экране командного пункта возникло слегка помятое лицо полковника.

– Доложите о прохождении учений, полковник.

– Все спускаемые аппараты достигли поверхности. Две боевые группировки движутся навстречу друг другу к заранее намеченной цели. График движения соблюдается. Встреча произойдет, – полковник покосился куда-то в сторону, – ровно через семнадцать минут.

– Вы следите за графиком, полковник?

– Да, сэр. Должен сказать, мы даже его немного опережаем. Операция завершится, и личный состав вернется под защиту антирадиационного экрана по меньшей мере за час до восхода туманности.

Гоуэр кивнул.

– Под вашу ответственность, полковник. По завершении операции доложите мне имя, номер и показания дозиметра того, кто получит максимальную дозу радиации.

– Слушаюсь, адмирал.

Гоуэр отключил связь и переключился на другие проблемы. Пробежав взглядом рабочий экран, он попросил соединить его с капитаном одного из судов-заправщиков. Того подобное внимание, по всей видимости, застало врасплох.

– Чем могу быть вам полезен, адмирал?

– Согласно утренней сводке, вами замечена утечка топлива из главного топливного бака. Вы уже устранили ее?

– Сейчас рабочие заняты проверкой целостности корпуса, сэр.

– Сколько времени, по-вашему, займут ремонтные работы?

– Два часа с внешней стороны, адмирал.

– Отлично. Не позднее чем через три часа доложите мне, удалось ли вам обнаружить и ликвидировать течь. В случае если вам не удастся восстановить герметичность судна, поставьте меня в известность – я пришлю в помощь команду ремонтников. Вы меня поняли?

– Да, сэр.

Экран погас, и Гоуэр перешел к следующим пунктам в списке безотлагательных дел. Но уже через несколько секунд на экране возникло озабоченное лицо молодого офицера, стоявшего за дверью его кабинета. Адмиральской суровости как не бывало. Гоуэр с симпатией вглядывался в благородные черты – высокие скулы, правильная линия носа, резко очерченный подбородок – почти точная копия отца, Его Величества Джона-Филиппа Уолкирка IV, чей официальный портрет украшал переборку над приборной доской командного пункта.

– Младший лейтенант Филипп Уолкирк прибыл для получения дальнейших указаний, сэр, – скороговоркой выпалил юноша, и Гоуэр поприветствовал его кивком.

– Рад вас видеть, можете войти, – произнес адмирал тоном старшего по званию.

Дверь открылась, и в помещение командного пункта шагнул наследный принц Сандара. Подойдя к адмиральскому столу, юноша вытянулся в струнку.

– Будьте добры, садитесь, Ваше Высочество.

– Благодарю вас, сэр, – прозвучало в ответ.

– Могу я предложить вам что-нибудь?

– Спасибо, сэр. Я только что из офицерской столовой.

– Отлично! – ответил Гоуэр. – Что нового вы узнали с момента нашего последнего разговора?

– Помимо всего прочего, сэр, не думаю, что меня устраивает положение, когда я вынужден ждать дальнейших указаний, вместо того чтобы заниматься чем-то полезным.

– Неужели? – Правая бровь Гоуэра удивленно поползла вверх. Кстати, любого другого из его подчиненных это наверняка бросило бы в холодный пот. – То есть вы намерены высказать ряд критических замечаний в мой адрес как командующего флотом.

– Я имел в виду отнюдь не критику, адмирал.

– Что ж, тогда, будьте добры, поясните.

Принц на минутку задумался, по всей видимости, подбирая слова помягче, но Гоуэр прервал его раздумья.

– Поторопитесь, Ваше Высочество, офицер не имеет права тянуть время, а будущий монарх – тем более. Вы только что заявили, что не удовлетворены тем, как проходит наша экспедиция, и высказали претензии к командованию. Будьте добры, обоснуйте вашу позицию, и поживее.

– Да, сэр. В офицерской столовой то и дело раздаются разговоры о том, что мы понапрасну теряем время. Мы бы уже давно могли вылететь в точку перехода Напье – Антарес и произвести картографирование туманности. Вместо этого мы бесцельно теряем драгоценное время на орбитальной стоянке в ожидании альтанской эскадры.

– Согласен, – кивнул Гоуэр.

– Почему же тогда мы стоим на приколе над мертвой планетой?

– Действительно, почему? Объясните мне, – откликнулся адмирал.

– Мы выполняем приказ, – ответил принц.

– Верно! А как вы помните, Ваше Высочество, для человека военного приказ – закон.

Про себя Гоуэр отметил, что по лицу юноши пробежала тень. Адмирал откинулся в кресле, глядя на кронпринца с едва ли не отцовской гордостью. Все это время Филипп Уолкирк почти не выделялся среди младших офицеров «Мстителя», не считая того, что окружающие обращались к нему «Ваше Высочество».

В сандарском военно-космическом флоте большую часть рабочего дня младшие офицеры занимались изучением того, что в свое время им недодали в академии.

Быстрее всего подобного рода знаниями можно овладеть под руководством непосредственного наставника. Раз в неделю адмирал вызывал кронпринца к себе, дабы поделиться с ним опытом, необходимым для будущего короля.

– Кроме того, – продолжал он уже менее официальным тоном, – вы осведомлены о политических реальностях и поэтому в состоянии сделать правильные выводы относительно данных нам приказов.

– Да, – вынужден был согласиться принц. – Полагаю, что в случае, если бы начальный этап экспедиции прошел без их участия, наши альтанские партнеры наверняка стали бы высказывать претензии.

Гоуэр кивнул.

– А это вряд ли способствовало бы укреплению доверия между нами. Наши партнеры могут предположить, что мы в них не нуждаемся.

– Но ведь действительно не нуждаемся! – вырвалось у кронпринца.

– И в этом вы заблуждаетесь, Ваше Высочество. Нуждаемся, да еще как!

– Но почему? После более чем столетней изоляции чем они могут нам помочь? Им едва хватает кораблей для патрулирования собственной системы, не говоря уже об отражении ударов рьяллов.

– Верно, – согласился адмирал. – Более того, они не испытали на себе кровопролитных боев, через которые прошли мы. Они не знают, что это такое – бросить все имеющиеся ресурсы – человеческие и финансовые – на прорыв блокады Айзера. Они не знают, что это такое, когда на ваших глазах гибнет родная планета. Они не знают, что это – командовать людьми, уставшими от войны и смерти.

Увы, истина заключается в том, Ваше Высочество, что нам, сандарцам, никогда не одолеть кентавров в одиночку, и если мы не получим поддержки со стороны, участь наша предрешена. Более того, это прекрасно известно нашим врагам. Иначе с какой стати им было посылать свой флот на сражение с нами?

Двумя годами ранее, когда Первая альтанская межзвездная экспедиция вошла в систему Хеллсгейт, Сандар подвергся массированному удару со стороны рьяллов. Сандарский флот понес тогда тяжелейшие потери. Трижды пытались сандарцы прорвать блокаду, но всякий раз превосходящие силы рьяллов отбрасывали их от укрепленного портала Хеллсгейт—Айзер. За этим последовало еще одно сражение, в котором принял участие альтанский боевой крейсер «Дискавери». Род людской тогда одержал победу, хотя и тяжелой ценой. При мысли об этом Гоуэр всякий раз ощущал, как у него все холодеет внутри.

– Из сказанного вами следует, – откликнулся принц, – что нам необходимы союзники. Но как только мы проникнем сквозь туманность, нам на помощь придет Земля и другие человеческие миры. И тогда альтанцы будут нам не нужны.

– Смею возразить, Ваше Высочество, что мы будем рады любому союзнику. Более того, Земля далеко от нас и тоже находится под угрозой удара. Нам понадобятся дополнительные мощности для производства вооружения. Альта такими мощностями располагает. В подобной ситуации отказаться от помощи ближайших соседей было бы не только неразумно, но и преступно. Как вы понимаете, ваш отец не таков. Вот почему мы вынуждены дожидаться альтанцев. Нашу миссию мы сумеем выполнить лишь объединенными усилиями.

– Но где они?

Адмирал пожал плечами.

– Согласно последнему донесению, они готовились к отлету. Не исключено, что произошла небольшая задержка. Мы их подождем.

– Но как долго, сэр?

– Пока они не появятся или же пока не станет ясно, что ждать бесполезно, – спокойно ответил Гоуэр.

Раздался резкий сигнал тревоги, и оба собеседника даже вздрогнули от неожиданности. На командном пункте тотчас воцарилась типичная в таких случаях суета.

Гоуэр нажал кнопку вызова дежурного офицера.

– Что произошло, Масси?

– «Терра» засекла крупное скопление кораблей.

– Где? – требовательно спросил Гоуэр, стряхнув с себя оцепенение.

– В точке перехода Вэл-Напье.

– Сколько?

– Всего восемь.

– Опознавательные знаки?

– Одну минуту, адмирал. Наш компьютер завершает обработку данных. Да, сэр, мы уже опознали два корабля. Это «Дискавери» и «Александрия». Нейтринные и инфракрасные метки полностью соответствуют тем, которые мы получили во время предыдущей экспедиции с участием альтанцев. Третий корабль – тяжелый боевой крейсер того же класса, что и «Дискавери».

– Это «Клинок», – кивнул Гоуэр. – А что представляют собой остальные пять?

– Пока неизвестно, сэр. Однако, судя по конструкции, они тоже принадлежат людям.

– Можете прекратить опознание, – ответил Гоуэр. – Поприветствуйте наших союзников, а заодно попросите их ускорить прибытие.

Гоуэр посмотрел на кронпринца. Глаза Филиппа Уолкирка горели волнением.

– Передайте альтанцам, что у нас на борту есть несколько молодых офицеров, которым не терпится повести корабли сквозь туманность сверхновой.


Содержание:
 0  Прыжок в Антарес : Майкл Макколлум  1  ГЛАВА 1 : Майкл Макколлум
 2  ГЛАВА 2 : Майкл Макколлум  3  ГЛАВА 3 : Майкл Макколлум
 4  ГЛАВА 4 : Майкл Макколлум  5  вы читаете: ГЛАВА 5 : Майкл Макколлум
 6  ГЛАВА 6 : Майкл Макколлум  7  ГЛАВА 7 : Майкл Макколлум
 8  ГЛАВА 8 : Майкл Макколлум  9  ГЛАВА 9 : Майкл Макколлум
 10  ГЛАВА 10 : Майкл Макколлум  11  ГЛАВА 11 : Майкл Макколлум
 12  ГЛАВА 12 : Майкл Макколлум  13  ГЛАВА 13 : Майкл Макколлум
 14  ГЛАВА 14 : Майкл Макколлум  15  ГЛАВА 15 : Майкл Макколлум
 16  ГЛАВА 16 : Майкл Макколлум  17  ГЛАВА 17 : Майкл Макколлум
 18  ГЛАВА 18 : Майкл Макколлум  19  ГЛАВА 19 : Майкл Макколлум
 20  ГЛАВА 20 : Майкл Макколлум  21  ГЛАВА 21 : Майкл Макколлум
 22  ГЛАВА 22 : Майкл Макколлум  23  ГЛАВА 23 : Майкл Макколлум
 24  ГЛАВА 24 : Майкл Макколлум  25  ГЛАВА 25 : Майкл Макколлум
 26  ГЛАВА 26 : Майкл Макколлум  27  ГЛАВА 27 : Майкл Макколлум
 28  ГЛАВА 28 : Майкл Макколлум  29  ЭПИЛОГ : Майкл Макколлум



 




sitemap