Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9. Побег : Майя Малиновская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 9. Побег

— Где ты была, Эл? — таким вопросом встретил ее появление в капитанском боксе Димка. — Тут твориться что-то невероятное. Всем непременно хочется тебя видеть.

— Я была немного занята. Привет, — она проследовала мимо друга в душевую. — Пусть помучаются часиков пять. Хочу поспать. Вообще не хочу ни с кем общаться.

— Между прочим, тебя ждут через два дня на заседании Большого Совета. Представляешь, Эл, Большого Совета! Все. Либо выплывем, либо утонем.

Она не ответила. Димка думал, что она выскочит из душевой, как ошпаренная. Эл так ждала такую новость, а реакция оказалась никакой. Видимо совсем ее доконали, и ей стало все равно.

— Ты ужинал? — раздался ее голос.

— Нет.

— Закажи что-нибудь. Я голодная, — сообщила она.

Пока Димка возился с организацией ужина, Эл вышла из душевой в новой одежде. Она заняла кресло напротив Димки и сказала:

— Значит, мне предстоит сказать главную речь.

Димка промычал что-то и постарался скорее прожевать.

— М-м-м. Тебе сообщение пришло от Совета старейших капитанов. Свяжись сейчас. Забыл сразу сказать.

Эл выскочила из-за стола, едва не сметая все на своем пути. Наконец-то на нее подействовала хоть такая новость. Она скрылась в раздевалке, через пять минут торопливо вышла в форме.

— Потом доешь. Пошли, выйдем на связь, — позвала она.

Эл обвела взглядом импровизированную гостиную. Здесь был весь ее экипаж.

— Я тебя обманул, Эл. Прости, — виновато сказал Димка. — Нам нужно поговорить. Всем составом.

— Мы договорились не встречаться. Я распустила экипаж. — Эл нахмурилась.

— А мы по-дружески. Ты не рада нам? — Сказал Лондер и засмеялся. — Мы подумали, тебе приятно будет видеть нас вместе. Как ты относишься к тому, чтобы прогуляться всей командой. Нам понравился ужин на острове, хотим продолжить.

— Не хочу злоупотреблять гостеприимством Тома, — сказала Эл.

— А моим? — спросил Лондер. — Я пригласил экипаж к себе, ты единственная не отозвалась на приглашение. Тебя не могли найти.

— Сговорились. — Эл несколько раз кивнула головой.

— Соглашайся. — Димка умоляюще посмотрел Эл в глаза.

Самая большая комната в ангарчике Лондера оказалась мала, когда ее заполнило сразу девять человек.

— А почему нет Алика? — шепотом спросила Эл у Димки.

— Том очень хотел его видеть. Он на острове. И еще, он не был в экипаже. Ему неловко.

— Ты все устроил?

— Не-е. Старшее поколение. Но я понимаю причину. Эта встреча может быть последней. Они чувствуют. Отнесись к ней со всей душой. Ты неохотно принимаешь заботу людей о тебе. Им не понятно, а порой обидно. Ну, напрягись, Эл.

— С чего ты взял, что мне не нравиться, просто я смущаюсь, когда мне оказывают столько внимания.

— Сама их обаяла, теперь расплачивайся, — надменно заметил Димка.

Расселись с трудом. Эл заметила Камилла, который примостился рядом с отцом. Юноша улыбнулся ей, Эл ему подмигнула.

Лондер угощал гостей результатами своего труда. Фрукты и овощи, всегда свежие, были частью его приемов. У Эл образовалось время, чтобы придти в себя, пока гости поглощали угощения.

— Мне бы не хотелось, чтобы мы занимались анализом последних происшествий, — высказалась Эл. — У меня обсуждения уже поперек горла стоят.

— А разбора полетов никто не планировал, капитан, — ответил Лондер.

Добродушный Ким, инженер и механик в экипаже обиженно заметил:

— Из всех героических поступков, мне не досталось ничего. Я не высаживался на планету, просидел весь рейс на борту, так удостой меня, капитан, рассказа о том, что же там действительно произошло. До сегодняшнего дня мы знаем мало. Что такое твой отчет? Ни Рассел, ни Марат, тем более Димон не распространялись о происшедшем, словно вы договорились не вспоминать. Это понятно, что раньше тебе было не до откровений. Тяжело было. Кто же знал, что события так повернуться? Никто из нас не пожалел, что летал с тобой. Но мы видим, как упорно ты сражаешься за эту маленькую и совсем чужую тебе планету. Не так просто. Не так просто. Расскажи, капитан, удостой хоть нас такой чести. Ходят слухи, что ты собралась в Галактис. Мы можем больше не увидеться никогда. Зачем теперь скрывать. Я ничего не видел там, но я вижу здесь, как ты изменилась. Кто не согласиться со мной, что перед нами другой капитан. — В след его словам люди закивали, никто ничего не сказал. — Люди менялись и от меньших передряг. Не хочешь вспоминать процесс, скажи хотя бы итог.

Эл выдержала паузу.

— Вы чувствуете такую потребность? Знать? Мне не хватит слов, чтобы описать. Жаль здесь нет тех камней, что были на Уэст. Впрочем, простые картинки и перечисление образов ничего вам не скажут. Трудно облечь в слова те удивительные переживания. Первые дни вы пытались меня жалеть, но поняли, что жалость неуместна. Когда мы покидали Уэст, я очнулась, поняла, что жива, потом болела, тогда я действительно чувствовала себя победителем. Мне удалось сделать невозможное, я не красуюсь, буквально невозможное. Я смогла ощутить себя иначе, по-другому выразить не могу. Жаль, вы не знали Роланда, он в нескольких словах мог многое объяснить. Я изменила свое сознание, вот что я вынесла из этого путешествия. Чтобы понять, как случилось такое, мне придется пересказать не один полет на Уэст, а половину моей жизни. — Эл заметила, как опасливо скосился Димка. — Я не буду этого делать. Некоторые тайны должны остаться тайнами.

Почти год назад, я пришла сюда, к Лондеру напуганная переменами, которые происходили со мной. Да, это странно, а иногда больно, чувствовать себя не так, как все. Знать, что тебя не примут в новом качестве. Мне повезло, нашлись люди, и их оказалось немало, кто меня понял и помог понять себя. Вы такие люди. Но оказавшись на Уэст, я поняла, что такое быть отверженным, и мои страдания показались мне глупостью. А мои удивительные свойства оказались более полезны, чем мой опыт капитана и разведчика. Кому из вас не приходил на ум вопрос: как она выжила? Я бы слукавила, сказав, что не знаю как. Знаю. Но мое понимание вопроса не будет ответом на ваши вопросы. Вы меня не поймете. Так же как не поймете сразу мое решение — больше не летать. Этот рейс был последним.

— Я предполагала, — вымолвила Дагерт. — А жаль.

— Как же так, капитан? — лицо Марата выразило искреннее сожаление.

— Да этот рейс стоит многих, — согласилась она. — Я отказываюсь летать не из-за страха, как может показаться. Я осознала, что мне пора понять, кто я есть. Ответ на этот вопрос не в космосе, а, здесь, на Земле, в моем прошлом. Последние семь лет стали для меня самым большим приключением в моей короткой жизни, а последний год подвел итоги того, чего я добилась. — Эл посмотрела на Рассела, на его лице ни намека на сонное выражение, она нашла в нем понимание. — Что было на Уэст? Гибель моих иллюзий относительно моего места в космосе. В том качестве, как теперь, мне там делать нечего.

— Не слишком ли сурово, капитан? — спросила Дагерт с иронией.

— Сурово, — кивнула Эл, а потом хитро улыбнулась. — Вы же меня знаете, половина меня не устраивает, либо все, либо никак. И еще, не волнуйтесь за меня. Не завтрашний совет решит мою судьбу. Завтрашний результат предсказуем. Не имею права приказывать, но знакомство со мной может вам навредить. Чтобы потом не случилось, не занимайтесь правдоискательством. Поверьте, от вас ничего не зависит. Я не отвечу на вопрос, что произошло на Уэст, потому что в случае моего ареста, вы будете привлечены к расследованию. Меньше знаете, меньше навредите мне и себе.

Эл осмотрела всех с грустью. Вот и все. Попрощались.

* * *

Утро второго дня было очень ясным.

Димка периодически выглядывал из окна катера, ждал Эл. Она необычно долго собиралась сегодня. Совсем для нее неестественно. Он стал беспокоиться, ожидание уже томило его, он ерзал в кресле.

Эл появилась у катера через полчаса.

— Что-то ты долго, — проворчал Димка, — случилось что-нибудь?

— Наводила порядок, — пояснила Эл и шутливо отряхнула руки. — Утро-то какое! Сейчас бы к морю. Придется весь день проторчать на заседании Совета. Слушания будут длиться часов шесть-восемь, если не больше.

Димка следил за нею. Эл никуда не торопилась. Обошла катер, медленно села на сидение. Видно было, что лететь она никуда не хочет.

— Полетели? — спросил он.

Она схватила его кисть, занесенную над панелью запуска.

— Погоди. Времени хватит.

— Волнуешься?

— Как подросток на первом свидании. Сегодня меня скушают, — выдохнула она.

— С чего ты взяла?

— Точно. Чую каждой клеткой.

— Давай я тебя спрячу, — предложил Димка. — Не ходи туда, сама сказала — ничего не изменишь.

— Рано прятаться. Это волнение не от страха, а от предвкушения битвы, — с вызовом сказала Эл.

— С кем это ты биться собралась? С дядями и тетями из Большого Совета? Эл, только не устраивай демонстраций. А?

— Вот что, Дим, давай договоримся. Ты на время заседания забудешь, что ты мой друг. Я для тебя капитан Космофлота, все равно, что посторонний. В свою очередь тебе дозволено отвечать на вопросы так, как ты посчитаешь нужным. Почувствуешь, что дело плохо — выкладывай голую правду, все, что знаешь. Только правду, мой дорогой. Там на каждом метре стены будет прицеплен какой-нибудь датчик. После заседания все должны быть убеждены в твоей кристальной честности.

— Я твой друг, — высказался Димка. — Я от тебя не откажусь.

— А я и не требую. Просто говори правду.

— Капитан, ты что затеяла? У меня сердце в пятки уходит. Я там перенервничаю. Терпеть не могу допросы.

— А это не допрос. Еще посмотрим кто кого.

Эл побледнела. Димка всмотрелся в ее лицо.

— Ты что? — спросил он встревожено.

— Волнуюсь. Поджилки трясутся.

— Эл, только не делай глупостей. Арестуют ведь.

— Не арестуют, пока здесь посольство Галактиса, а оно улетает через три дня. Еще есть три дня.

— Ты что-то задумала?

Эл кивнула.

— Бежать? — шепотом спросил Димка.

Эл опять кивнула. Димка просиял.

— Ха. Тогда полетели, устроим шикарный Большой Совет.

— Совет будет транслироваться в открытую.

— Я бы не делал ставку на общественное мнение, это птица с переменчивым нравом. С каких пор, Эл? Ты всегда любила тайны и тайночки для узкого круга.

— За то и пострадала, — заключила она. — Пора. Полетели. Включи автопилот, а то ты от избытка чувств попадешь в аварию.

— Уже включил, капитан.

Круглый зал Совета был переполнен. Послы восседали на почетных местах. Место для Эл оказалось напротив Эйрона. Она поклонилась ему, а он ей. Эл поймала на себе недовольные взгляды соотечественников. Она ощутила недружелюбную атмосферу в тот момент, когда вошла. Эл подумала о том, каково чувствительному Эйрону находиться здесь. Эл сочувствующе посмотрела на него, он сделал приветствующий жест. Как только Эйрон подал знак, послы встали и поклонились ей. Эл улыбнулась и вежливо отдала честь, как было принято в Космофлоте.

Экипаж Эл оказался в другой части зала. По левую ее руку неожиданно сел Ставинский.

— Я твой доверитель, как старший по званию, — сообщил он. — Доброе утро.

— Адвокат значит, — объявила Эл, — а вот и обвинитель, — она бросила нахальный взгляд на Донована, который сел по правую руку от нее. — Доброе утро.

— Доброе утро, — заносчиво сказал Донован.

Оля сидела между Димкой и Игорем. Рядом с Димкой Марат, потом Курк. Со стороны Игоря сели Лондер, Дагерт и Ким.

— Я чувствую себя как в банке для опытов. Сердце в пятки, — лепетала Ольга.

— Что там с медициной? — спросил Игорь.

— Хорошо. У Эл никаких аномалий за время исследований. Бернц не пустили сюда, значит, буря мимо прошла. Эл здоровее тебя, Курка и всех нас, — Ольга нервно трясла коленом, когда говорила.

Игорь надавил рукой на Ольгину ногу.

— Не трясись, — попросил он.

— Как ты успокаиваешься? — поинтересовалась она.

— Стихи сочиняю про себя. Попробуй и ты, — посоветовал он.

— У меня не получиться, — сказала Ольга и стала трясти свободным коленом.

На него надавил Димка.

— Так лучше? — спросил он.

— Отпустите. Неприлично, — возмутилась Ольга.

— Тогда сиди тихо, — буркнул Димка. — Марат, ты как?

— Если бы мог — побелел, — сказал Марат, на его темном лице выразилось страдание. — С детства хотел посмотреть большой совет, но не по такому поводу. Как капитан?

— Как все, — ответил Димка. — Нервничает. Это хорошо. Это правильно.

Курк поманил Димку пальцем. Тот поднял вопросительно бровь.

— Они хотят устроить судилище. Эл знает?

— Думаю, она к этому готова.

— Предлагаю выложить все, что знаем.

— Рассел, никто не поверит, — шепнул Марат.

— При послах могут поверить. Не те, кто здесь. Другие, — так же шепотом ответил Рассел.

Заседание началось буднично. Чинный секретарь огласил тему: «Ликвидация колонии с планеты Уэст», с оговоркой, что так вопрос поставили послы Галактиса. Он коротко изложил суть вопроса и сделал акцент на том, что последний экипаж, побывавший на планете, придерживается того же мнения.

Затем стал говорить инспектор Лувер, его Эл не видела с момента возвращения на Землю. По выражению Курка, Луверу посоветовали беречь чистоту мундира и не общаться с ней, чтобы не попасть под подозрение, как Рассел.

Инспектор изложил очень четко ситуацию на момент посещения им колонии. Факты. Только факты. Без интонаций и комментариев.

Опросили Эл. Ничего нового, кроме… Бывший колонист, член совета колонии вдруг задал ей вопрос:

— Мы знаем подробности того, как вы освобождали свой экипаж из плена. Разведчики колонии хвалили вашу подготовку, капитан. Здесь не заострили на этом внимание. Мы имеем пример хорошо организованной операции. У нас нет времени углубляться. Я размышлял и задался вот каким вопросом. — Он был стар, говорил медленно и чинно, от чего только вызвал дополнительное напряжение в зале. — Вы спланировали операцию в считанные часы, без предварительной разведки. Вы отличный стрелок. Не так ли?

Эл не понимала, куда он клонит.

— Да.

— Вы сказали, что на вас четверых напала группа из двадцати пяти человек. Почему вы не сопротивлялись? Почему вы сочли невозможным драться с группой в колонии и решились пойти: пять против трех тысяч?

— О, космос, — тяжело выдохнул Марат, — он ее погубит. Это мы виноваты. Мы сами сдались. Это есть в отчете. Зачем он спрашивает?

— Хм, — хмыкнула Эл, — странно, что вы старейшина колонии этого не понимаете. Хорошо я объясню. Прежде всего, спасибо, за высокую оценку моих способностей. Верно то, что мы были неплохо подготовлены и вооружены. Мой излучатель был способен выпускать двадцать пять зарядов в секунду. Да, я могла одна перестрелять группу плохо организованных и плохо вооруженных людей. Четверо мы решили бы конфликт в свою пользу за секунды. — Эл остановилась. — Я благодарю инспектора Курка, что он не позволил нам стать убийцами. Дальнейшее развитие событий подтвердило его правоту. Мы не знали, что колоний две, что в малом поселении еще остались те, кто сохранил человеческое достоинство. Если бы мы убили нападавших, а среди них главаря большой колонии, то оставшаяся разъяренная толпа устроила бы гражданскую войну, уничтожив своих собратьев. Жители Уэст достаточно были свидетелями человеческих страданий, только бойни там не хватало. Я себя не оправдываю. Я хотела дать команду стрелять. Инспектор во время меня остановил.

Димка склонился вперед, чтобы увидеть лицо Курка. Рассел слабо усмехнулся и сказал:

— Хороший ответ, капитан. Красивый.

Эл произвела впечатление на зал. Люди переговаривались, удовлетворенно кивали. Эл ответила на несколько мелких вопросов и ее оставили в покое. Настала очередь остальных. Доводы Лондера, как биолога, заставили зал шуметь. Рассказ об экспериментах на Уэст вызвал волну возмущения. Используя рассказ Эл о работе Роланда, Лондер сгустил краски, представил картину мрачной. Ему много возражали из совета и из зала. Он закончил сел на место и решил, что не был убедителен.

Марат волновался, что его станут допрашивать, но он не относился службе Космофлота и его не вызвали.

Димка говорил по-мальчишески задорно. От испугу он забыл где находиться. Он действительно говорил правду, как советовала Эл, но своими описаниями вызывал несколько раз смех в зале. Его доводы не приняли в серьез.

— Хорошая позиция, — похвалил его Игорь, — вот не думал, что тут пригодиться твое юмористическое дарование.

— Думаешь, я шутил? — обиделся Димка. — Я сказал правду.

— Но как? — Игорь засмеялся.

Начал говорить Рассел. Димка больше не возражал другу, он стал вслушиваться, и был поражен. Речь Рассела была достойна учебника по ораторскому искусству. Рассел был так же конкретен как Лувер, но за фактами следовал в меру эмоциональный анализ. Димка припомнил, как Эл восхищалась аналитическими способностями Курка. Не зря. Его речь оказалась захватывающей. Люди в зале не шелохнулись, здесь было полно инспекторов. Никто ему не возразил. Вот что означало владеть аудиторией.

Объявили перерыв. Эл вышла из корпуса подышать воздухом. Ее сразу окружили друзья.

— Вы с Расселом молодцы.

— Не пойму, чего они добиваются? — спросил Игорь.

— Ладно, подождем. Второе отделение отдадут послам. Слушайте в оба уха, — сказала Эл.

После перерыва заседание текло не мирно. Говорили только о колонии. Ликвидация колонии вызвала бурную дискуссию. Эмоций было достаточно с обеих сторон. Но ни Эл, ни ее экипаж в споры не вступал, они достаточно высказались, ни одна из сторон не обращалась к ним за комментариями или поддержкой.

Во второй перерыв Эл исчезла неизвестно куда, никто не смог найти ее. Она появилась лишь с сигналом к началу третьей части. Оно длилось дольше двух других. Обсуждали отношение Галактиса и землян. Эл слушала, и ей казалось, что она присутствует на заседании сорокалетней давности. Она посматривала в сторону группы старейших капитанов, часто на Ставинского. Старики были безучастны, в дискуссии не принимали участия. Ставинский свое мнение тоже не высказал. При его обычной активности такое поведение казалось Эл странным.

Можно было не тратить массу времени на разговоры в старом духе. Послам отказали в просьбе снять колонию с Уэст.

— Земля имеет право изучать другие планеты. Форма колонизации будет изменена, но колония на Уэст останется, — сообщил председатель Совета.

— Тогда я предлагаю закончить дискуссию, — сказал Эйрон гордо. — У меня еще осталась одна торжественная обязанность.

Эл думала, что после отказа Эйрон огласит начало военных действий. «Это война», — крутилось у нее в голове. Эл ошиблась оценивая поведение посла.

Эйрон поднялся и сделал несколько шагов к центру зала.

— Что именно вы хотите сделать? — спросил председатель Совета с неприязнью.

— Я бы хотел, чтобы капитан Эл подошла ко мне, — с поклоном председателю, а потом Эл попросил Эйрон.

— Капитан, подойдите к послу, — холодным тоном разрешил председатель.

Эл встала, внутри похолодело, от устремленных на нее взглядов, чувства так обострились, будто она осталась без кожи. Эл медленно подошла к Эйрону. Он положил свои худые и тяжелые руки ей на плечи, ей стало легче, она даже шумно выдохнула и посмотрела с благодарностью. Эл не сдержалась и улыбнулась ему.

— Моя миссия приятна вдвойне, — начал говорить Эйрон, обращаясь к залу. — Я рад видеть вновь эту дочь вашей планеты. Космофлот воспитал не только хорошего капитана, но и мужественного человека. Я при всех еще раз благодарю за помощь нам и Уэст. Сколь бы ни казался спорным этот вопрос, в моих глазах и в понимании моих коллег ее мужество велико, — он вновь повернулся к ней. Эл растерялась. — Свои взгляды я уже изложил почтенному Совету задолго да этого окончательно заседания. Нет нужды повторяться, сегодня мы достаточно повторялись. Поэтому я перейду ко второй части. На плечах капитана Эл лежит груз ответственности за сохранение одной тайны, — он снова осмотрел зал. Сделал паузу, потом сказал в абсолютной тишине. — За границами вашей системы капитан Эл спасла саркофаг, оставшийся после взрыва корабля. Она смогла уберечь эту ценность от пиратов, и оказала тем самым большую услугу планете под названием Торн. В саркофаге находился принц — правитель планеты. Капитан спасла ему жизнь. Это случилось уже давно, но у Галактиса не было шанса выразить благодарность раньше. В знак признательности его величество прислал капитану подарок, — Торн поднял руку и в воздухе возник силуэт Геликса. — Надеюсь, это удовлетворит вашу страсть к путешествиям, капитан. Вы всегда желанный гость планеты Торн и нашего союза. Этот корабль отныне ваш.

В зале поднялась настоящая буря. Вдруг все посольство поднялось и приветствовало Эл. Следом за ними встал Рассел, а потом за ним весь экипаж Эл. Еще восемь фигур совета старейших капитанов и еще с полсотни человек в зале.

— У вас, капитан, больше нет нужды хранить эту тайну. Принц вне опасности, — с этими словами Эйрон отдал ей браслет и обнял ее.

Он сказал еле слышно:

— Улетайте. Это система управления кораблем.

— Прошу тишины! — раздался голос секретаря Совета.

Зал стих.

— Капитан Эл, каков будет ваш ответ?! — спросил он.

— Я принимаю дар! — громко сказала Эл. — Я не могу оскорбить его величество правителя планеты Торн отказом!

Зал снова зашумел.

— Заседание объявлено завершенным! Все свободны! — провозгласил секретарь.

* * *

На следующий день Эл стояла навытяжку перед Советом Космофлота в его обычном составе. Их было десять. Она одна. Они сидели. Эл стояла перед овальным столом.

— Вы понимаете, что вы сделали, капитан? Это возмутительно. Где это видано, чтобы капитан имел личный корабль! Не этично, — председатель Совета не скрывал раздражения. — Они намеренно подрывают наше единство, а вы потворствуете им. В сложившейся ситуации вам следует отказаться от этого подарка, пока не улетело посольство, этот позор можно загладить. Это провокация. В Космофлоте капитаны служат. Служат! А не являются наемниками с личным транспортом. Совет требует вашего отказа. Вернете корабль послам, пока не поздно.

— Я этого не сделаю. Мое решение окончательно, — ответила Эл твердо.

— Смею предположить, что это заговор, — сказал один из членов Совета, — иначе, как объяснить ваше упрямство. Вы хоть понимаете, что стали центром скандала?

— Я не вижу повода. Верно то, что не принято капитанам иметь собственные суда. Но и запрета в Уставе Космофлота на этот счет нет, — парировала Эл.

Командор Ставинский сидел молча, потупив взгляд. Он изучал разводы на поверхности стола. Совет давил на Эл, командору уже было известно, что так поступать не следует.

— Вы, капитан, ведете себя возмутительно. Вы, видимо, так уверены в своей правоте, и думаете только о своей славе, что смеете не принимать мнение старших. Здесь присутствуют люди, которые составляют славу и честь Космофлота, в том числе и ваш наставник, который сделал для вас немало. Вы позорите честь мундира, честь капитана. С того момента, как вы вернулись на Землю из первого полета, начались различные, грязные истории, слухи. Это продолжается уже год. Именно вы усомнились в заключениях экспертов относительно гибели Тобоса, различные частные комиссии и отдельные крючкотворы терзают Космофлот из-за этой неудачной экспедиции. Во время службы на базе у Плутона, вы устроили бой с пиратами, вступили в сговор, уже можно так называть, сговор с Галактисом. Никто не спорил, формально вы были достойны звания капитана, но с этической точки зрения вы позорите Космофлот. Вы не выполняете инструкции, занимаетесь самоуправством, частными расследованиями, субординации для вас не существует. Вы нанялись в «Агентство независимых капитанов», чем оскорбили вашего наставника. Космофлот вложил много сил в ваше образование не для того, чтобы вы тратили свой талант в частных лавочках. Вы якшаетесь с Галактисом, выставляете напоказ свои симпатии. Служба безопасности Космофлота уже требует вашего ареста.

Эл видимо надоело это слушать, и она прервала председателя.

— Что вы от меня хотите? — раздраженно спросила она.

— Не смейте меня перебивать, капитан! — возмутился председатель, — Я старше вас оп званию. В связи со сложившейся ситуацией Совет безопасности требует доследования обстоятельств событий на Плутоне. Как выяснилось, там был еще мифический принц. Совет Космофлота возобновляет расследование. В связи со сложившейся ситуацией вам грозит отстранение от должности.

— В связи со сложившейся ситуацией, — перебила его снова Эл, — я хочу сделать заявление и прошу оформить его как устный рапорт. За время после возвращения с Уэст Совет ни разу не выслушал меня. Я понимаю, дело касается «Агентства независимых капитанов», но почему тогда служба безопасности Космофлота ведет за моей спиной расследование подробностей катастрофы на Уэст и не привлекает к нему меня, как капитана? Членов моего экипажа, а не меня осаждают агенты, а моей персоной занимаются с пристрастием, но за моей спиной, даже вскрыли анналы Академии на предмет моего прошлого. В связи с чем, я делаю вывод, что существует обвинение в шпионаже. Меня ограничили в контактах, проверяется информация, которую я собираю. Ежедневно в своем боксе и катере я нахожу три-четыре датчика слежения. Меня атакуют врачи, хотя они до сих пор ничего не нашли. По-моему это называется травлей. Может потому, что трагедия на Уэст затрагивает чьи-то высокие интересы?

— Вы не имеете права судить о том, что там было! — грозно сказал один из Совета.

— Я там была! — не менее резко ответила Эл. — По-вашему командор Ставинский плохо готовит курсантов, а я не капитан и не разведчик? С первых дней было понятно, что колония погибла. А благодаря капитану Нес я провела там еще несколько недель. Колония погубила сама себя. От этого вывода я не откажусь.

— Мы это уже слышали, Эл, — одернул ее Ставинский.

— Повторю сто раз.

— Речь сейчас не об Уэст, — продолжал он, — хотя для тебя это болезненная тема. Речь идет о сложившейся теперь ситуации. Если Совет позволит, я объясню капитану поводы для нашего недовольства.

Председатель кивнул в знак согласия.

— Начнем сначала. После экспедиции «Тобос» ты показала самостоятельность, умение принимать правильные решения, отличную техническую и общую подготовку. Тебе позволили летать, как капитану. При этом закрыли глаза на неполадки в медицинских исследованиях и на низкую оценку коммуникации. Может, как капитан, ты вела себя неплохо, но капитанское звание — это большая честь и ответственность, прежде всего перед своей планетой, Космофлотом и старшими по званию. Твое отношение к субординации не выдерживает никакой критики. В петом полете, ты без разрешения ушла с курса, молчала несколько часов, ввязалась в бой, вступила в контакт с Галактисом. В довершение всего выяснилось, что ты скрыла информацию о находке. А может, есть другие тайны, Эл? Я могу поручиться, что есть. На Плутоне к тебе отнеслись лояльно. Я слышал о тебе много хорошего и не сомневался в твоей преданности. Вместо того, чтобы принять свои ошибки к сведению, ты вела себя как ни в чем не бывало, а твой интерес к Галактису усилился и стал очевиден. Теперь вопрос связи с ними бесспорный. Я совершил массу ошибок. Я потворствовал твоим выходкам. Я виноват. Мы отложили дело и позволили тебе летать, потому что многое списывали на возраст, горячность. Но количество твоих глупых выходок стало превышать допустимые пределы. Еще никому не было позволено так себя вести. Довольно. Хватит делать исключения. Я это говорю первым, и защищать тебя я больше не намерен. Вместе с тем мы не можем не принять к сведению, что твое поведение на Уэст было достойным. Послы очень настаивали, что ты проявила лучшие качества. Я, как твой наставник, не сомневаюсь, что так было. Геройство геройством, но в остальном, ты ведешь себя, как человек не признающий общепринятых норм, выставляешь нас дикарями, берешься судить о том, что не входит в твой круг обязанностей. Ведешь себя так, словно на твоих интересах свет клином сошелся. А выходка с кораблем и твой отказ напоминают бунт. Что до обвинений в шпионаже, то инспектор Донован предоставил Совету серию сведений, которые могут это подтвердить. В плане медицинских исследований я могу сказать следующее: есть подозрение, что ты симулируешь показания, тебя кто-то научил. Эл, ты знаешь про Марс, я знаю об этих данных. Они исчезли не без участия твоего друга Алика. Из чего я смогу сделать заключение, что вы сговорились, не только с ним. Ты втянула в грязную историю экипаж и даже инспектора Космофлота, в кристальной честности которого год на зад никто бы не усомнился. Про друзей твоих я вообще не хочу говорить. О твоей ах-компании по Академии легенды ходят. Не надо быть большого ума, чтобы понять, что вы все заодно. Тебе не приходилось задумываться, что твои друзья пострадают от твоих выходок. Или ты решила сколотить экипаж для своего нового корабля и заняться частным извозом? — Раздалось несколько смешков. — Так вот пока ты капитан Космофлота и тебе придется выбирать, девочка. Либо ты бережешь честь мундира, либо продолжаешь упрямиться, тогда тебе не место в Космофлоте, если тебе еще не ясно.

— Вы предлагаете мне выбор? — спросила Эл.

Ставинский смотрел на нее, но избегал встретиться глазами.

— У тебя один выбор — сегодня же вернуть корабль послам. Разумеется с благодарностью. А завтра публично заявить, что твой поступок ошибка, что твою верность Космофлоту и интересам Земли зря поставили под сомнение. Мы обещаем, что ты будешь летать. Как скоро? Зависит от расследования. Но я вновь рискну поручиться за тебя перед Советом.

— Спасибо, командор, — Эл даже поклонилась. — Спасибо, что прочистили мне мозги. Ваше великодушие просто не имеет границ.

Эл сделала два шага и остановилась около стола, сняла браслет, который отдал Эйрон, и положила его на стол.

— Вы предлагаете мне выбор? Совет предложил мне выбор, — поправила она сама себя.

Ставинский удовлетворенно кивнул.

Эл сняла с левого плеча капитанский знак, с груди эмблему Космофлота и лицо командора исказилось ужасом.

— Выбор остаться капитаном, — неопределенным тоном добавила она.

Эл положила одну руку на знаки, другую на браслет и склонилась над столом. Она обвела взглядом присутствующих. Кто-то смотрел с интересом, как на представление в театре, там были злые взгляды, изумление, радость — богатство эмоций. Эл усмехнулась уголком рта.

— Остаться капитаном, — повторила она, — сохранить честь мундира, не запятнать честь Космофлота, не оскорбить Совет, отвергнув оказанное доверие. Соблюсти нормы. А в итоге заключить сделку со своей совестью. Не так ли, командор? Ведь у меня есть тайны, которые вы тут не до конца раскрыли. Вы же знаете, что эти тайны не вяжутся со знанием капитана. О принце вы знаете. Мне была оказана честь — преподнесен подарок от существа, равных которому я не встречала. Вы предлагаете мне его унизить? Что ж я раскрою тайны. Одну из них не упомянул командор — мое тело обладает нечеловеческими способностями. Вторую я раскрою сама. Я почетный гражданин Галактиса. Галактожители мне оказали такую честь. Теперь я не намерена это скрывать. Это звание никак не вяжется с капитанским. С тайнами покончено, — Эл взяла браслет. — Выбор сделан. Предлагаю уволить меня из Космофлота.

Эл развернулась и быстро ушла, оставляя Совет в замешательстве.

На выходе она попала прямо в объятия одного из совета старейших капитанов.

— Скажите, что там произошло. Я берусь помочь вам. Мы не позволим вас уволить. Корабль не повод, — начал быстро говорить капитан. — Есть те, кто заступится за вас.

Эл всмотрелась в него: лысоватый, представительный крепыш, высокий, лицо знакомое.

— Вы отец Рассела. Я угадала. Я ухожу. Спасибо. Вряд ли вы что-то измените, — сказала Эл, отстраняя его. — Впрочем, помогите моему экипажу. Из-за меня у них будут проблемы.

— Лучше всего вам сейчас отправиться в порт, где стоит корабль, — посоветовал он.

Эл усмехнулась.

— Я сама решу, как поступить.

Она решительно обошла его и скрылась в дверях лифта.

Через минуту она мчалась к площадке с катерами. Димка едва успел открыть ей дверь.

— В порт. Северо-восточный. Быстро, — скомандовала она, запрыгивая на сидение. — Кратчайшим путем. Я опаздываю.

— Куда? — удивился Димка.

— Через полчаса вылет на Марс. Хочу провести там остаток отпуска, — пояснила Эл, когда Димка поднял катер в воздух.

— Ну? И что ты натворила на Совете? — поинтересовался Димка.

— Я сделала самый необдуманный поступок в жизни. Более того, я не жалею об этом и совесть моя чиста, — пояснила Эл. — Теперь все сделано. Можно отдыхать.

— Что? — спросил Димка, и в его голосе Эл услышала обреченность. — Эл, говори, не до игр.

— Я отказалась от капитанского звания. Я ушла из Космофлота, — как ни в чем не бывало ответила она. — Мне предложили: звание или корабль. Я выбрала корабль.

— Ты что, с ума сошла? Эл, у тебя нервы сдали? Они тебя прикончат! Капитан, скажи, что это истерика.

— Передай-ка мне рули, а не то ты меня прикончишь раньше, — Эл отобрала у него управление. — Пока меня не будет, слушайся Алика. Он сам тебя найдет. Проводишь меня до порта и сразу улетишь. Улетучься, исчезни. Куда захочешь.

— С какой стати? — возмутился Димка.

— Слушай, что говорю.

— Ты сбегаешь?

— Это как получится.

— Эл, это полный бред. Хуже не придумаешь, — он стал махать руками. — Из-за этого корабля такие жертвы?! Что дальше-то?!

— Я же тебе сказала, что делать. Вот и делай. Я буду тебе очень благодарна.

— Да-а. Масштабы твоих выходок поражают. Поздравляю, кажется, ты поссорилась с целой планетой, Эл.

— Космофлот еще не планета. Не преувеличивай.

— Не скромничай! Ладно! Будет! — стал ерничать Димка. — Может, я сплю? Разбудите меня! Зачем? Объясни!

— Я позволила себе слабость — уйти с размахом. Все думала, чтобы натворить такое, чтобы на душе стало полегче. Может у меня, и верно сдали нервы. Мне осточертели пустые подозрения, споры, которым цена ноль. Бессмысленные попытки доказывать свою правоту. Я боролась. Я сделала больше, чем от меня ждали, больше, чем ожидала сама от себя. Я хочу спокойно подумать, как жить дальше. Я хочу решить — кто я.

— Ну и способ ты нашла, — Димка выдохнул. Потом посмотрел, как Эл проносится мимо посадочных площадок порта. — Эй, ты куда?

— Высадимся на смотровой.

Катер сел прямо на площадку. Редкие наблюдатели с интересом посмотрели на лихача, что сел на маленький пятачок.

— Хватит выкрутасов, Эл! — воскликнул Димка. — Как я взлечу? Снесу поребрик — ты будешь отвечать.

— Ты хороший пилот. Взлетишь.

Эл выбралась из катера.

— Вон он. Мой красавец, — сказала она, указав рукой в сторону площадок с кораблями.

Димка вышел следом за ней и ринулся к ограждению.

— Ух, ты! Вот это штуковина! Красотища! — воскликнул он.

— Ты любуйся. Я вниз. Посмотришь и улетай.

Димка даже не ответил, не мог оторвать взгляд от корабля.

Эл спустилась с площадки в зал, подала карточку на регистрацию. Вежливая девушка улыбнулась ей, приняла карточку.

— Марс? — спросила она. Эл кивнула. — Придется подождать минуть пятнадцать. Лайнер поменяли, его подадут позже. Извините.

— Я подожду, — согласилась Эл.

Девушка проводила ее взглядом. Эл прошлась вдоль прозрачной стены, отгораживающей выходы на посадку. Стенка была невысокой с красивыми выступами и причудливым рисунком по верху. Часть стены растворялась, когда объявляли посадку.

Ожидающих было человек двадцать, и они все сидели в креслах в другой части зала.

Через пару минут в зале возник Димка. Он торопливо подошел.

— Эл, — шепотом сказал он. — На поле патруль. Вертится у твоего корабля и один у выхода. По-моему, засада.

— Ты где должен быть? Дмитрий. А ну-ка, марш отсюда, — прошипела Эл.

— Эл, я не уйду. Ты что, не слышишь меня?

— Так. Спокойно. Топай к справочной и узнай конфигурацию лайнера, на котором я лечу, и почему его заменили.

— Зачем? Можно у девушки спросить, — Димка кивнул в сторону девушки, что говорила с Эл.

— Ну иди, спроси у нее. И не нервничай ты так. Еще ничего не происходит.

Димка посмотрел недоверчиво и пошел наводить справки. Ей хорошо, после Уэст ее не напугаешь патрулем. Интересно, она вооружена?

Эл осталась стоять, потом отошла от стены.

Димка успел обернуться, когда четверо из патрульной службы безопасности порта быстрыми шагами вошли в зал. Двое двинулись к Эл.

Димка рванулся с места.

— Эл! Беги! — закричал он.

Он хотел отрезать второй паре путь к ней. Один из двоих впереди поднял руку с излучателем.

— Бог ты мой, — прошептал Димка и кинулся в другую сторону.

Он бежал наперерез патрульному и успел заметить, как Эл сорвалась с места. Она набрала скорость и с разбегу перемахнула через прозрачную преграду.

Димка налетел на патрульного раньше, чем тот выстрелил в Эл. Весь разряд в упор достался ему.

— Парень, ты что, с жизнью решил расстаться? — услышал он единственную внятную фразу, потом все окружающее потонуло в прозрачной мути. — Вра…ча…

Эл с разбегу налетела на патрульного у выхода на площадку, сшибла его с ног, он повалился в одну сторону, Эл в другую. Он не ждал столкновения, замешкался, она разоружила его. Эл успела встать на ноги и вновь побежала. До Геликса было метров пятьдесят. Догонят.

— Геликс! На меня! — закричала она.

Корабль элегантно обогнул двоих патрульных и оказался рядом. Эл моргнуть не успела, как оказалась внутри.

— Уходим, как договаривались, — скомандовала Эл.

— Твой друг попал под разряд, — сообщил Геликс. — Ты говорила, что он послушает тебя.

— И на старуху бывает проруха. Теперь надежда на Алика.

— А что значит первая фраза? — спросил корабль.

— Потом объясню.

— Эл, они хотят тебя поймать… Эл, они хотят гонятся за мной? Очень интересно. Может мне не летать так быстро, я никогда не спасался бегством. Мне интересно.

— Вот высадишь меня и развлекайся сколько хочешь, — недовольным тоном сказала Эл. — Только возвращайся вовремя и не попадись.

— Догнать? Меня? Абсурд! Не с вашими возможностями, — заявил Геликс. — Можно я применю твой стиль вождения?

— Откуда тебе знать, как я летаю?

— Я изучал.

— Опять?

— Извини. Ты запретила мысли читать, но я смотрел хронику.

— Зачем тебе это?

— Я изучаю. Странно, что ты до сих пор задаешь такие вопросы. Мы же так давно знакомы, старуха.

— Что?

— Я понял. Ты назвала себя старухой. Ведь по местным меркам тебе больше пятисот лет.

— Геликс, ты можешь пять минут помолчать. Мне надо подумать.

— Мы прибыли. Три секунды на высадку. А ну-ка, марш отсюда. Топай, — скопировал Геликс ее голосом.

— Вот болтун, — сказала Эл уже сама себе, окунаясь в суету полиса. — Надо следить за речью, а то он скоро только на сленге будет говорить. Подарок.

Она была раздражена, даже зла на Димку. «Точно, „лисий хвост“, как я его теперь буду спасать? Еще одна бедана мою голову», — ворчала она. Осталось незаметно добраться до норы.

* * *

Димка открыл глаза. Он лежал на платформе в медицинском боксе. По знакам на стенах он понял, что еще находится в порту. Он попробовал пошевелиться, работала только верхняя левая часть тела. В горле першило. Он прокашлялся. На шум пришел один из патрульных. Димке показалось, что этот и стрелял.

— О! Очнулся! — заключил он. — Голова болит?

Димка отрицательно замотал головой.

— Крепкая у тебя голова, — он осмотрел Димкины зрачки. — Ну, отдыхай. Охрана будет в коридоре. На тебе датчик. Не снимать.

— Я арестован? — спросил Димка.

— Пока не ясно. Ты зачем на разряд наскочил?

— Вы же хотели ее… — Димка осекся.

— Твоя девушка? Извини, откуда мы знали, что пойдешь на перерез. Девушку значит защищал. Уважаю. Если ты еще не догадался, излучение было парализующее. Ничего страшного. Недельку поваляешься в клинике, потом решат, что с тобой делать. Ну, а когда подружку твою добудем, боюсь, попадете вы под трибунал.

Димка происял. Значит, Эл удалось скрыться. Он испытал чувство облегчения и вздохнул.

— Доктор сказал, что ты сутки тут пробудешь, — сообщил патрульный, склоняясь над ним. — Потом отправят тебя на реабилитацию. Ты уж извини, что я в тебя попал. Мне пора. Служба. Вечером должен инспектор заявиться. Ты с ним лучше не беседуй, скажи, что плохо соображаешь или голова болит. Вообще, парень, не наболтай глупостей. Скажи, что отвез ее в порт, а потом задержался. Еще тебе придется отвечать за то, что катер на смотровую площадку посадил. Скажи, что это она попросила. Одним словом, желаю тебе наказания полегче.

— Спасибо.

Он остался один. Лежал и думал о том, что случилось. Эл все спланировала. Он не понял ее, не послушался. Теперь он пропал. Ходить он не может, а значит, и сбежать тоже. Эл решит его спасать и попадется. Какой он болван. Мысли бегали по кругу. Потом он заснул.

Очнулся от толчка. Хотел что-то сказать, но сильная рука зажала ему рот. Он вдохнул воздух. Эфир! Провалился в никуда.

Вновь он очнулся совсем в другом месте. Тусклые огни и обстановка не как в медицинском боксе. Голова тяжелая, он не пытался шевелиться.

— Эй, есть тут кто-нибудь, — позвал он.

— Конечно, есть, — из полумрака отозвался голос.

— Алик?

— Да.

— Где я?

— В норе. Я тебя выкрал.

— Как? Охрана. Браслет.

— Не ломай голову. Потом расскажу. Между прочим, ты тяжелый. Никогда не думал, что стану носить тебя на руках, — засмеялся Алик. — Будешь знать, как не слушаться.

— Эл. Где она?

— Не знаю.

— Ее не поймали?

— Вроде бы нет.

Алик подошел к нему со стаканом воды.

— Пить хочешь?

— Очень.

Алик поднял его голову и аккуратно напоил. Вид у него был довольный.

— Три часа за кораблем Эл гонялся целый отряд катеров. Очевидцы утверждают, что эта штука выделывала небывалые пируэты. Подозреваю, что Эл отвела душу напоследок. Потом корабль просто пропал. Полагаю, что они уже в Галактисе.

— А что будет с нами? — спросил Димка.

— Эл приказала сидеть здесь. Запасов хватит. Я еще принес. Мы теперь с тобой подпольщики. Для этого мира мы больше не существуем.

— Как же ты меня из-под охраны умыкнул?

— Как невесту. Мешок на голову и на коня, — с улыбкой сказал Алик.

— А эфир зачем?

— Чтобы не брыкался, и не спорил. Чтобы спал, если поймают, и ничего не помнил.

— Ну, ты даешь, — сказал Димка. — Помоги сесть.

Алик усадил его. Димка вспомнил, как когда-то вот так же сажал беспомощную Эл и усмехнулся.

— Чувствуешь тело? — спросил Алик.

— Только верхнюю часть. Ходить я еще несколько дней не смогу.

— Оля научила меня, как за день поставить тебя на ноги. Будешь и ходить и бегать.

— Как думаешь, их не арестуют?

— Пока не за что. Сбежали только мы трое.

— Как же мы теперь, без Эл? — спросил Димка.

— Нам приказано сидеть неделю. Потом видно будет.

— Кем приказано?

— Эл так сказала.

— Так вы что, договорились? Без меня?

— Все произошло быстро. В то утро, когда был Большой Совет, я получил сообщение от Эл и точный план действий. Согласно этому плану я действовал, пока ты не вмешался. Потом пришлось сообразить, как тебя вытащить. Мне помогло наше дикое воспитание. Я тебя украл самыми первобытными способами. Просто такой наглости никто не ожидал. Охране и в голову не пришло, что тебя похитят, сам ты сбежать не мог. Теперь они, конечно, знают, что это я, но тогда они даже мою личность не установили. Поразительная беспечность. Понадеялись на датчик, а я его на прохожего нацепил. Люди стали жить слишком мирно, они думают что шпионы — это уже не современно. Они слишком верят в силу общественных норм. А мы еще в детстве лазали по крышам и играли в разведчиков. А про похождения с Эл и вспоминать не стоит. Командор Ставинский в отставку подаст, когда узнает, как его ученики пользуются полученными знаниями.

— Не злорадствуй. Теперь ужесточат отбор в Космофлот. Марат не попадет в десант. Ребятам попадет. Всему экипажу. Ну и натворили мы дел, — вздохнул Димка.

— Если бы ты улетел, как Эл просила, под арестом была бы только она. Теперь нас трое, а это сговор. Она думала ты поймешь, не могла она сказать открыто, за вами следили.

— Ладно. Извини. Я уже догадался, что виноват, — Димка слегка повысил голос.

— Забыто, — пробормотал Алик.

Оба замолчали. Димка периодически вздыхал. Он давно решил, что не злиться на Алика, но теперь еще надо было найти общий язык.

— Прости, что я тогда затеял драку, — подал голос Димка.

— Эл объяснила почему. Мир? — Алик протянул ему руку.

— Мир, — согласился Димка. Они обменялись крепким рукопожатием.

— Вот лекарство. Принимай строго каждые четыре часа, — Алик вручил Димке баночку. — Завтра встанешь на ноги. Подежурь часа четыре. Ты выспался, а я устал. Наверху уже ночь.

— Хорошо.

Алик улегся в углу на матрац и заснул. Димка проглотил первую пилюлю, засек время и стал думать.

Прошло около часа. Он успел вспомнить полет и все последующие события. Они вернулись совсем недавно. Он верил, что вернулись победителями. А теперь он сидит здесь в «норе», как преступник. Димка возмутился такой несправедливости. Он долгое время оставался бесстрастным, сохранял спокойствие, а потом, когда Эл сказала, что устала доказывать, он почувствовал, что готов сдаться. Дело даже не в напряжении этих недель. Димка старался понять, как себя вести дальше. Некоторое время он провел в растерянности. Привыкнув к роли ведомого, он не задумывался, как поступать, он шел за Эл. «Своей головой» думал мало. Получалось, что теперь он беспомощно сидит здесь и у него нет ни внятного плана действия, ни связей. Он сидит тут, но об этом позаботились Эл и Алик. Димка ощутил себя беспомощным мальчишкой. Досада на самого себя поднялась внутри неприятной волной, целый букет презрительного отношения к самому себе. Его недовольство росло. Он сложил руки на груди и сопел. Потом лег со сжатыми кулаками, нахмурился.

— Ты чего мечешься? — услышал он сонный голос Алика.

— Спи, — буркнул Димка.

Алик сел, стряхнул сон.

— Хочешь поговорить? — спросил он.

— Не хочу, — ответил Димка. — Спи дальше.

— Заснешь тут, когда ты пыхтишь. И тревожно мне что-то. Только закрыл глаза, стали мерещиться какие-то кошмары. Словно хожу во сне. Чувствую, как нас ищут. Б-р-р, — Алик передернул печами.

— Думаешь, найдут?

— Нет. Здесь не найдут. Мы не подаем никаких признаков жизни.

— Не можем же мы тут сидеть вечно. Думал я, что делать и не придумал. Прячусь все время за спину Эл, а сам ничего не могу.

— Напрасно ты так. Я слышал, как Эл отзывается о тебе. Даже завидую, — сказал Алик.

— Это она по-дружески.

— Капитан просто так болтать не будет.

— Она теперь не капитан.

— Для меня капитан, — уверенно сказал Алик.

— Мерзко себя чувствую. — Димка снова погрузился в свои мысли.

— Эй, прекрати. Хуже нет себя травить. Я дважды проходил через это. Потом трудно выкарабкаться. Себя потерять дело не хитрое, а обратно будет сложно вернуться.

— Это ты про Плутон? Извини, что напомнил. Я больше не злюсь.

— С Плутоном я кое-как решил. На самом деле там случилось что-то непонятное. Я потерял над собой контроль. Это как умереть.

— Да, я знаю. Когда на Уэст все решили, что Эл погибла, я думал с ума сойду. Марат оружие прятал, думал, что я застрелюсь.

— Значит, ты меня понимаешь. Знаешь, дружище, теперь мы в одной связке. Предлагаю больше не ссориться.

— Мы уже помирились, — снисходительно напомнил Димка.

— Спасибо, что вернул Эл назад. Это дорогого стоит. Остановить мы ее не можем, все равно, что ветер ловить, а вот оберегать ее — наша святая обязанность. Ты в этом преуспел.

— Влюбился, — заключил Димка.

— Эта тема не обсуждается, — повторил Алик любимую фразу Эл для подобных случаев.

— Вот, ты уже и говоришь как она.

— Не приставай.

— Курк рассказал, как вы собирались пожениться.

— Это была шутка, — заявил Алик.

Димка хмыкнул.

— Надеюсь, — сказал он. — Лучше бы нам всем остаться друзьями.

— А мы и так друзья, если ты перестанешь ерепениться.

— Кто, я?

— А кто предлагал мне сделку? — напомнил Алик. — Что, уже забыл?

— Опять ссоритесь? — услышали они звучный голос.

— Эл!!

— А кто же еще. На этот раз я вовремя. Еще не подрались.

— Ты откуда взялась? Ты же в Галактисе… должна быть… Мы так думали, — сказал Димка.

— Хорошего же вы обо мне мнения. Я втянула вас в эту кутерьму и просто так брошу? Нет, мальчики.

Эл подошла к Алику, он схватил ее и крепко обнял.

— Ни минуты не сомневался, что ты останешься, — сказал он. — Скорее небеса рухнут.

— Именно, — твердо сказала Эл. — Димка, ты ходить, судя по всему, не можешь, — она постучала по его ботинку. — Придется его тащить.

— Куда? — спросил Димка. — Не перестаю удивляться. Вы что, меня за ребенка держите? Объясните, в чем дело? Я требую!

— А думаешь, я знаю. Все планы здесь, — Алик постучал Эл пальцем по голове.

— План прост. Мы летим домой, — ответила Эл. — У нас тридцать секунд на эвакуацию. Алик, тащи Дмитрия на выход, я погашу энергию и все закрою. Не выходи на поверхность. Дождись меня.

— Слушаюсь, капитан, — Алик кивнул и подошел к Димке. — Ну, поехали.

На выходе их ждал Геликс. Алик шарахнулся в сторону и чуть не упал вместе с Димкой.

— Вот это да! — прокряхтел он. — Это что за чудо света?

— Гел, посади нас, — скомандовала Эл.

Они мгновенно оказались внутри корабля.

— Эй. Положи меня, пожалуйста. Я хочу посмотреть.

Димку уложили на пол.

— Паралич нижних конечностей, — услышали они певучий голос.

— Что это? — удивился Алик.

— Бортовой голос, темнота, — заключил Димка. — Добрый вечер.

— Добрый вечер. Поправка. Я не бортовой голос.

— Геликс, я сама им объясню. Сооруди для Димки кресло.

— Сию минуту, — отозвался Геликс.

Димка повис в воздухе, как в гамаке.

— Здорово! Это и есть твой корабль? — воскликнул он. — Значит, он не только кульбиты в небе делает. Представляю, какие возможности для пилотирования.

— Вы не имеете представления о моих возможностях, молодой человек, — вмешался Геликс. — Какие будут указания, капитан? Я займусь делом.

— Домой, — скомандовала Эл, — а потом посмотри, что можно сделать, чтобы Дмитрий встал на ноги.

— Одно другому не мешает, — сообщил корабль.

— А здорово ты сегодня гоняла патруль, — вставил фразу Алик.

— Делать мне больше нечего. Это Геликс, — ответила Эл.

— Прошу всех занять места, — сообщил Геликс. — Кстати, возможности ваших кораблей используются далеко не полностью. Столько возможностей для модернизации.

Алик сел в предложенное кресло.

— Поразительно, — только и выговорил он.

— Его зовут Геликс, — стала объяснять Эл, усаживаясь в кресло. — Он живой организм с огромным интеллектом. Поэтому прошу убедительно относиться к нему с уважением. Считайте, что мы в гостях.

— Мы летим в Галактис? — переспросил Димка.

— Мы летим домой. К мамам, папам и бабушкам. Прошу напрячь мозги и сосредоточиться, — пояснила Эл.

Димка замер с окаменевшим лицом. Алик в упор смотрел на Эл, потом вдруг широко улыбнулся.

— Поправка. Мы уже у цели. Какие будут указания, капитан? — сказал корабль.

— Я чувствую ноги, — прошептал Димка.

— Советую пока не бегать, избегать холодной воды и делать упражнения не менее трех раз в день. Нужна неделя, чтобы здоровье восстановилось. У вас завидная нервная система, Дмитрий, не то, что у капитана, — высказался Геликс.

— Попрошу без намеков, — возмутилась Эл. — Где мы?

— Аэропорт «Шереметьево-2». Машина на стоянке. Багаж возьмете с рейса сорок два. Три одинаковые сумки сцеплены вместе.

— Я помню, — сказала Эл.

Эл встала и скрылась в каком-то закутке. Потом появилась вновь, одетая совершенно иначе. Она несла два разных комплекта одежды.

— Вы еще помните, что такое джинсы и свитера, носки и прочее? Придется вспомнить и ко всему привыкать заново. Особенно правильно говорить.

— Мы вернулись? — спросил Алик.

— Поторапливайтесь. Вопросы потом.

— А как же корабль? Что, все? — спросил Димка.

— А это не ваша забота, — Эл всучила Димке одежду.

Они шагали к зданию аэропорта, вынырнув из темноты. Никто не обратил внимания на неприглядную троицу.

— Запахи какие странные, — медленно выговорил Димка. Он тянул носом воздух и кашлял. — Ну и атмосфера.

— Привыкайте, фильтров тут нет. Потом я постепенно сделаю нам прививки от всякой местной заразы. Я говорю, словно мы на другую планету явились, — консультировала Эл. — Это все еще Земля, друзья мои, оклиматизируетесь. Не забывайте разговаривать по-русски. Геликс вам заблокировал память на общеземной язык, но во сне вы еще сможете на нем болтать.

— Ребята, я не сплю? — спросил Димка.

— Нет, — ответила ему Эл.

Она вытащила с транспортера три сумки.

— Здесь одежда, документы, деньги. Вы еще помните, что такое деньги и паспорта? Ах, да, не было у вас паспортов. Советую ознакомиться. Первое время будем жить, как в разведке. — Эл раздала им сумки. — Надеюсь, я не перепутала вас. Привыкнете. Пошли. В машине проверим.

— Откуда, Эл? — спросил Алик.

— Все вопросы по дороге. Нам ехать больше часа.

— Час? — спросил Димка.

— Привыкай. Здесь другие скорости, — сообщил Алик. — Ну, надо же. Я год готовил побег, изучал это время и не думал, что выйдет вот так. Просто.

— Это значит, что мы все сделали правильно, — с улыбкой заключила Эл.

Димка, наконец, ожил, уронил сумку и схватил обоих за шеи.

— Мы вернулись! — проревел он. — Гениально! Мы дома!

— Что ты разорался, — прошипел Алик, — люди смотрят.

— А к лешему! Все равно нас никто тут не знает.

Эл только смеялась, поглядывая на них.

— Пошли, чудики, — она потащила их прочь.

Эл отыскала на стоянке крупную машину.

— Ух! Откуда? Здесь такие всем выдают? — спросил Димка, хлопая ладонью по капоту.

— Здесь никому ничего не выдают, — пояснил Алик, — тут все покупается. Эл, такая машина стоит бешеные деньги. Откуда?

— Значит, так, — Эл села за руль, открыла заднюю дверь. — Садитесь.

Молодые люди расселись. Алик рядом с Эл, Димка с сумками на заднее сидение.

— Внимательно относитесь ко всему, что окружает, — начала она. — Осваиваться будем несколько дней. Первые дни будут все равно, что на другой планете. Не делайте резких движений, я сама плохо ориентируюсь. Попробуем по обстановке разобраться, что и как.

Эл достала ключи, завела двигатель. Машина заурчала. Она стала выруливать со стоянки.

— Ну и звук, — хихикнул Димка.

— Это имитация, — пояснила Эл. — Машину сотворил Геликс. Во время первого нашего знакомства я сиганула в прошлое вместе с кораблем. Представляете. Подозреваю, что от переизбытка эмоций. Последние дни я чувствовала, что меня загнали в угол. В этой безысходности и родилось желание вернуться назад. В Галактис я лететь не хотела по собственным соображениям. Я поняла, что единственный выход — вернуться сюда. Я понятия не имела, как, — Эл сделала паузу, чтобы правильно выехать на дорогу. — Вот. Теперь поехали, — она сняла руки с руля, машина ехала сама. — С другими автомобилями советую так не делать. Забудьте про автопилот. Так вот. У Геликса необычные возможности. Он что-то вроде живой энергии в материальном виде. Это уму непостижимо, но после Уэст я уже не удивляюсь ничему. Его и мои возможности объединились и вот мы здесь. Оказывается, мой дар не пропал, просто количество потраченного на путешествие времени оказалось огромно, пропорционально поставленной задаче. Нас не было здесь шесть лет, сроки почти совпадают с тем временем, друзья мои. Срок не малый. Мы выросли и изменились. Мы теперь взрослые люди. Документы изучите очень тщательно, запомните номера, сколько вам лет, где вы живете, если забыли. Деньги настоящие. Можно многое сделать имея неограниченные возможности. У нас есть легенда. Мы сбежали из дому, чтобы стать горными спасателями. Нас искали, но не нашли. Мы боялись вернуться и все такое. В этом мире было неспокойно, пока нас не было. Изменилось все, даже форма правления. Это детали, потом освоите. Главное, что мы закончили школу-интернат, посмотрите где, я не помню, не заучила еще. Мы хотели стать горными спасателями, мы ими стали. Не хвастаться и не врать. Нестыковки могут быть, у меня были всего сутки на подготовку нашей реабилитации. Первое время адаптируемся, потом видно будет. Пару дней поездим по городу, вспомним прошлое, привыкнем к языку, сориентируемся, так сказать, в этом мире, а уж потом вернемся по домам. Потерпите.

Молодые люди молчали. Димка посмотрел в окно на звезды, их едва было видно.

— Значит, все кончилось, — сказал он немного грустно. — Жаль, что нельзя жить в двух мирах одновременно.

— Я выдумывал какое угодно возвращение, но не так. Фантастика, — отозвался Алик.

— Все наше прошлое — фантастика, — заключила Эл. — Настоящее только начинается, хотя время величина относительная.

— Жить спокойной жизнью? Как все? — спросил Алик. — А мы сможем?

— Давайте не будем о будущем. Насладимся возвращением, — вздохнула Эл.

Был полдень третьего дня, когда Эл и Димка стояли у дверей родного дома и поглядывали друг на друга.

— Я боюсь, — сказал Димка. — У бабули сердце слабое. Вдруг…

— Не думай об этом. Пора исправить еще одну ошибку молодости, — уговаривала Эл.

— Ну и нервы у тебя.

— Дрянь, как сказал бы Геликс, — Эл показала ему свои дрожащие пальцы.

— А если не поверят? — спросил он.

— Хватит гадать, пошли, — она легонько толкнула друга.

— Интересно, как там Алик? — спросил Димка, открывая перед ней дверь подъезда.

— Помнишь, как пользоваться телефоном? Вот и узнаешь. Только не звони сразу.

Эл направилась к лестнице.

— Эй, есть же лифт, — напомнил Димка.

— Надо пройтись, успокоиться. Родители дома, оба. Ждут. Я всем нашим телеграммы послала. Рискнула, хотя не была уверена до конца, что получиться. Они знают.

— Ну, ты даешь! — покачал головой Димка. — Где твой хваленый расчет?

— Решила положиться на интуицию.

Димка проводил ее до двери. Махнул рукой.

— Удачи. Я пошел дальше.

— Тебе тоже удачи. Заходи в гости.

Эл постояла у двери с минуту. Оказывается, было так трудно поднять руку и нажать на звонок. Палец коснулся кнопки. Трель нарушила тишину за дверью. Послышались шаги и голос матери:

— Кто там? — она посмотрела в глазок.

— Это я. Эл. Я вернулась.


Содержание:
 0  Пленники Уэст : Майя Малиновская  1  Глава 2. Где ты, капитан? : Майя Малиновская
 2  Глава 3. С надеждой на спасение : Майя Малиновская  3  Глава 4. Загадки Уэст : Майя Малиновская
 4  Глава 5. Завещание Роланда : Майя Малиновская  5  Глава 6. Исполнение легенды : Майя Малиновская
 6  Глава 7. Спасатели : Майя Малиновская  7  Глава 8 Возвращение на Землю : Майя Малиновская
 8  Глава 7. Земля : Майя Малиновская  9  Глава 8. Скандал : Майя Малиновская
 10  Глава 9. Подарок : Майя Малиновская  11  вы читаете: Глава 9. Побег : Майя Малиновская



 




sitemap