Фантастика : Космическая фантастика : Глава 3. С надеждой на спасение : Майя Малиновская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 3. С надеждой на спасение

Катер тронулся мягко, Эл ощутила легкую перегрузку. Для нее все события уплотнились до нескольких часов. Почему пять дней? Она не помнила ни одной ночи. Впрочем, как нашла колонистов она тоже не могла припомнить, но хоть сейчас отправилась бы к ним, где живет загадочный Ролан, «говорун» и «молчун».

— Капитан на базе! — торжественно сообщила Дагерт по внешней связи.

Крики ликования разрезали эфир. Эл различала их голоса, и ей было очень приятно слышать их возгласы и приветствия. Один перебивал другого, в результате — получился «винегрет».

— Экипаж! — выдавила из себя Эл и сделала паузу. Шум сразу прекратился. — Я благодарна вам за прием, от души. Сожалею, что не могу увидеть вас. Но обещаю рассказать, как только пройду осмотр врача. Я знаю, где живут поселенцы.

— Ура!!! — раздался хор голосов. Они снова зашумели.

— Прошу простить меня за то волнение, что вы пережили, — продолжила Эл. — Считаю, это хороший урок для меня и признаю, что не имела права оставлять нас одних.

— Возражаю, капитан, — услышала она голос Лувера. — Вы и Димон единственные из экипажа обладаете правом вести квалифицированную разведку, поскольку были подготовлены. Извиняться должна, та буря, что случилась.

Буря? О буре она тоже ничего не помнила.

— Благодарю, инспектор, не думала, что вы будете снисходительны, — поблагодарила она.

— Я говорю то, что есть, — подчеркнуто вежливо ответил Лувет.

Она добрела до медицинского отсека в одиночку. Оля уже была там, уставшая, измученная ожиданием и внезапной болезнью Игоря. Он спал здесь же в закрытой капсуле. Эл сама вошла в зону комнаты, изолирующую ее от врача. Эл увидела, как Ольга прикрыла ладонью рот и ее личико выразило испуг и сострадание, потом она заплакала.

— Я страшно выгляжу? — спросила Эл, и ей стало жалко подругу.

Ольга не ответила на вопрос, она указала на капсулу за спиной Эл.

— Попробуй снять костюм, почувствуешь боль — оставь, — она старалась говорить спокойно, но голос дрожал.

Ольга отвернулась к Эл спиной, создавая видимость работы, на самом деле она прятала лицо, чтобы Эл не увидела ее слез. Не время было плакать, но как сдержаться от увиденного. Лицо Эл было страшным, она была сильно истощена, виски Эл были совершенно седые. Какой бы выдержкой Ольга не обладала, увидеть такой лучшую подругу, она была не готова.

Эл стаскивала прилипший к телу костюм, попутно обнаружив на себе с десяток ран и синяков, словно ее били изнутри, она сильно изумилась этому обстоятельству. Эл послушно устроилась в капсуле. Ольга медлила с обследованием. «Наверное, плачет», — подумала Эл.

Потом купол закрался, все поплыло перед глазами, и Эл заснула.

Димка вбежал в медотсек.

— Как она? — выдохнул он.

— Дим, а ну, марш отсюда, — строго сказала Ольга. — Тебе здесь делать нечего.

— Плачешь?… Что?! Она выживет?

— Не знаю.

— Как не знаешь? Что плохо, да?

— Дим, ты как мальчишка, она только что пришла сюда, я усыпила ее.

— Чтобы поплакать?

— Сходи лучше за Лондером, я одна не справлюсь.

— Так вызови его по связи.

— Не хочу, чтобы слышали другие. Не говори, пожалуйста, что она так выглядит, и Рассела попроси не комментировать. Позови Лондера.

Димка ушел. Ольга решительно выдохнула, вызвала компоненты обследования и стала анализировать ситуацию. Лондер пришел быстро.

— Что тут? — глаза его горели любопытством, — Она уже спит? Это не очень хорошо.

— Почему?

— Нам бы не мешало знать, что с ней произошло. Сама понимаешь, она аномальная, записывать результаты нельзя. Может произойти все что угодно. Сделаем вид, что от возбуждения забыли записать анализы. Не хочу, чтобы Рассел Курк имел на руках такие данные.

— Собственно для этого я и позвала тебя. Она же не как все. Ты лучше меня знаешь, что делать.

— Правильно сделала, — одобрил Лондер. — Помогай.

— Да.

— Она выжила. Ее тело справилось с перегрузкой. Ничего удивительного здесь нет. Среда Уэст предполагает нормальную жизнедеятельность человека иначе, здесь бы не было колонии. Она плохо выглядит.

— Да. Ужасно.

— Проверь кровь на вирусы и инородные тела. Надеюсь тебя не шокирует, если ты увидишь более чем необычное явление? — осторожно в полголоса спросил Лондер.

— Эл — отличный друг, и всегда такой останется.

— Что ж похвально, — заключил Лондер. — Соберись. Вытри слезы, девочка. Займемся делом.

Они работали некоторое время молча, каждый в своем углу.

— Лондер, что происходит? — с тревогой в голосе спросила Ольга. — Внутри капсулы тело Эл впитывает энергию из источников.

Лондер оглянулся, девушка смотрела не на объемное воспроизведение Эл, а на капсулу. Лондер осторожно перевел взгляд на живую Эл. Все тело Эл было словно окутано в светящуюся оболочку, аж глаза слепило. Особенно ярко выделялись раны.

— Оля, очнись, — призвал он, — давай полную диагностику. Вот он — пресловутый эффект аккумулятора в действии. Никогда такого не видел.

Ольга не могла оторвать глаз от капсулы, поэтому ткнула в экран наугад, вызвала не то, что нужно. В это мгновение оцепенел Лондер. Он увидел отработанный системой полный список тела Эл, и диагноз: последствия переломов, частичная потеря памяти, внутренние ожоги, мышечное и нервное истощение, возможность выжить — 1 %.

— Лондер, ты можешь это объяснить? — механически проговорила Ольга. Она смотрела на Эл и не видел, что творилось на экранах.

Лондер одной короткой командой свернул таблицы на экране, пока девушка их не увидела. Потом только взглянул на яркое сияние в капсуле. Выдержка профессионала не подвела его, он остался спокоен, поскольку отчасти знал, что происходит. Он ловко, незаметно для Ольги удалил результаты диагностики и вызвал анализ происходящего в эти мгновения процесса. Результат был ошеломляющий. Ее тело жило непонятной жизнью, без сомнения оно быстро мутировало. Лондер сразу догадался, под какие условия. Тело Эл приспосабливалось к среде планеты Уэст.

— Нужно остановить процесс. — Заключил Лондер.

— Но мы должны вылечить ее, пусть таким образом. Не понимаю, что происходит?

— Зато я понимаю, она не лечится, она меняется и с приличной скоростью. Неизвестно кого мы увидим в конце.

Ольга сильно испугалась и потеряла всякую возможность думать и действовать, она не была готова к таким известиям. Лондер сам остановил процесс и открыл капсулу. Как он не старался, Эл не просыпалась, и сияние от тела продолжало идти. Ольга, повинуясь необъяснимому порыву, кинулась поддерживать Эл, когда тело стало сползать из ставшей в вертикальное положение капсулы.

— Не трогай! — закричал Лондер.

Ольга метнулась в сторону и вскрикнула. Рука Эл немного задела ее, по телу прошла мощная волна, ноги мгновенно затекли. Эл, все еще без чувств, сползла на пол.

Лондер придвинул кресло и помог Ольге сесть. Он ничего не говорил, не смотрел на экран, он видел только Эл. Возможно, с ним происходит нечто подобное во время приступов. На всякий случай он отделил тело Эл экраном.

— Пойду искать информацию, кто и как тут мутировал, — сказал он. — Не боишься остаться одна?

— Нет, — едва выговорила ошеломленная Ольга. Он услышала, как Лондер отпирает, а потом снова запирает дверь.

* * *

Эл открыла глаза. Освещение было тусклым. Голова была ясная, как после хорошего отдыха. Где-то она уже переживала такое состояние. Потом поняла, что лежит не в капсуле, а прямо на полу, что странно. И как долго она спала? Она осторожно набрала в легкие воздуха, расправляя их, как младенец. Дышать было легко, воздух приятно щекотал ноздри. Надо встать на ноги или сесть. Сначала Эл села. Голова кружилась и она не могла сориентироваться, предметы вокруг норовили уплыть в сторону, а пол неумолимо надвигался на нее. Руки сильно ослабли и отказывались держать тело. Эл подумала, что со стороны она выглядит призабавно, словно малыш, который учится двигаться. Эл пыталась встать — не тут то было.

— Что же такое? — пробормотала она.

Рядом кто-то зашевелился. Чей-то силуэт двигался словно в тумане. Эл вспомнила, что на глазах у нее по-прежнему защитные линзы, они-то и мешают видеть. Снять их оказалось на просто, пальцы онемели и не слушались. Эл оставила затею с линзами и легла отдохнуть. Она притихла, можно было просто ловить то, что происходит вокруг.

Сердце бьется ровно и ничего не болит. Какое счастье. Эл решила, что пора вернуться к капитанским обязанностям. Нужно выяснить обстоятельства аварии. Угораздило же разбить катер в первую разведку. Ее тревожило отсутствие воспоминаний о том, что послужило причиной падения, и что она делала пять суток в условиях пустыни. Падение помнила, помнила как шла к катеру, как тело болело, потом пришли переселенцы. Переселенцы! Они нашли ее первыми! А она даже не сказала об этом! Нет, сказала. Эл опять попыталась встать, на этот раз было ради чего. Плохая слышимость была вызвана изоляцией купола, под которым она находилась. Эл внятно расслышала голос Ольги:

— Эл, как ты себя чувствуешь?

— В буквальном смысле, как новорожденный, руки ноги не слушаются.

— Это я ввела успокаивающее, — пояснила Ольга. — Ты должна спать.

— Ясно, то-то я себя так странно не чувствую, — пошутила Эл. — Оль, мне линзы мешают нормально видеть, можно их как-нибудь снять.

— Да, сейчас, погоди немного.

Под купол влетел маленький робот.

— Тебе лучше лечь. — Пояснила Ольга.

Когда ловкий ольгин помощник освободил глаза, Эл облегченно вздохнула, зрение было в норме, предметы чуть двоились.

— Раздвоение скоро пройдет, — пояснила Ольга.

Свет стал ярким, Эл прищурила глаза. Приятно было видеть окружающее пространство и Ольгу, немного испуганную. Эл посмотрела на нее и спросила:

— Я тут натворила что-нибудь?

Ольга не стала успокаивать или уходить от ответа, рассказала все, как было.

— Значит, вы ввели успокоительное, чтобы в случае чего я не разнесла что-нибудь?

— Да, Эл, прости, но я слишком сильно испугалась. Если бы рядом не было Лондера, у меня приключилась бы истерика.

— Это ты прости. Я сама не знаю, на что способен мой организм.

— Как я видела — на многое. Ты выжила ТАМ. И теперь можешь ходить по этой планете без костюма. Я могу преувеличивать, но Лондер сказал, что твой организм мутировал под условия этой планеты.

Эл начала придирчиво оглядывать свое тело. Все было как прежде.

— А можно посмотреть, как я выгляжу?

— Разумеется. — Ольга устало улыбнулась, включила для нее зеркало.

— Физиономия бледная, но моя. У-у-у, виски седые, но это не страшно. Наверняка, было страшнее. Я хорошо помню димкино лицо, когда они нашли меня, — с грустью сказала Эл.

Ольга тоже вспомнила и разволновалась, по щекам покатились две огромные слезы.

— Элька. Боже мой. Я думала, с ума сойду, пока искали тебя. Ты понимаешь, что тут без тебя было. Это хуже эпидемии.

Эл стало не по себе. С трудом перебирая ногами, на четвереньках она двинулась к рыдающему доктору, выбралась за пределы купола и обняла Ольгу за плечи, присев перед ней на корточки.

— Ну что ты, маленькая, — нежно сказала она, — все обошлось, я тут, странноватая, но я. Не понимаю, что со мной случилось. Не было у меня намерения рисковать. Думаешь, не понимаю, как вы переживали? Мне самой тошно. Я не могу вспомнить. Ты веришь, что это я? Надеюсь, что веришь.

Ольга словно ждала этой фразы, она уткнулась в обнаженное плечо Эл и дала волю слезам. Ее не нужно было ни в чем убеждать. Эл иногда бредила во сне, постоянно повторяя их имена и уговаривая не волноваться. Эл ощущала мягкие Ольгины волосы у своей щеки и слезы на коже и прохладу ее защитного костюма. Она стала осторожно покачивать девушку из стороны в сторону, убаюкивая как ребенка. Ее взгляд упал на соседнюю капсулу, там был Игорь.

— Что с Игорем?!

— Была кома. Прошло не больше суток, как ты пропала и вдруг, он падает без сознания, а не задолго до того как тебя нашли он, будто, ожил. Он бредил и утверждал, что слышал тебя, что ты не дала ему умереть. Что ты жива. Сейчас он спит, он сильно ослаб.

— А причина?

— Не знаю?

— Он выживет?

— Да.

— Отправим его на «Радугу», поговори с Милли.

Ольга только кивнула в ответ. Все, что происходило, переставало быть странным, появилась Эл, и Ольга надеялась, что произошедшим событиям найдутся объяснения. Эл их найдет. Тут Ольга словно очнулась, перестала плакать и с удивлением уставилась на капитана.

— Что? — поинтересовалась Эл.

— Ты как выбралась? — Ольга указала рукой в сторону купола.

Эл оглянулась через плечо, потом с усилием встала на ноги. Она, покачиваясь, шагнула к куполу, прошла сквозь защитное поле туда и обратно.

— Ты это имеешь в виду?

Лицо Ольги вытянулось. Она осмотрела Эл с головы до ног. Эл в свою очередь состроила удивленную мину.

— Оля, только не подумай чего, — насторожилась Эл. — Это я.

— Эл, ты не могла бы встать обратно, — с опаской попросила Ольга.

Эл послушно вернулась под купол. Ольга быстро запустила анализ.

— Странно. С виду, ничего необычного, — заключила она. — Ты что-нибудь чувствуешь?

Эл прошлась туда и обратно несколько раз, а потом прокомментировала свои ощущения:

— Как в воду ныряешь. Забавно. Значит, я совсем здорова и могу идти?

— Нет. Погоди. Что значит, здорова? Ты посмотри, что твориться. Я позову Лондера. — Она засуетилась, словно искала что-то. — Во что бы тебя одеть.

Эл сообразила, что раздета и решила ей помочь. Она подошла к системе управления и набрала себе комплект одежды. Он моментально выехал из шкафа на маленькой платформе и остановился около ее колен. Эл натянула все, что полагается и почувствовала себя более уютно.

Лондер не пришел, а прибежал. Ольга открыла ему дверь. Он увидел Эл в полном здравии и удовлетворенно улыбнулся.

— Рад, что ты уцелела, — обратился он к Эл. — Думал, на твое лечение уйдет масса времени. Ты нужна экипажу, капитан. Ольга рассказала, что ты учудила? Тут было целое представление. Ты совершенно выкачала ресурс капсулы.

— Ты, кажется, считаешь происшествие забавным? — удивилась Эл.

— Могу поспорить, что у тебя сейчас нормальное состояние. Даже больше, тебе не нужно привыкать к атмосфере Уэст. Ты дышала через фильтры и твоя кровь…

— Нет, — запротестовала Эл. — Про кровь не надо.

— Согласен, — осекся Лондер, — Разбираться мы будем после, а сейчас экипаж нуждается в капитане.

— Лондер, собери всех, а я пойду, пройдусь по коридорам. Мне нужно размяться, посмотреть, что вы нашли и подумать.

— Эл. Лондер, — умоляюще пролепетала Ольга. — Я не могу настаивать, но мы же не знаем, что было с Эл. Где гарантия, что ты, Эл, будешь адекватно реагировать. Сейчас ты выглядишь нормальной, но у тебя потеря памяти, твой мозг перенес воздействие. Я обязана, как врач, предупредить тебя о последствиях. Ты посмотри на себя, Эл, несколько часов назад ты была полумертвая, а теперь снова стала обычной. Странно. Ненормально. Лондер, неужели ты не боишься? Эл, ты должна меня понять, я боюсь за тебя и за экипаж. Назначь себе заместителя. Тебе нужно восстановить силы, а нам исследовать этот феномен.

— Какого заместителя? Кого? Игорь мог командовать, но он болен. Некому командовать. — Эл сложила руки на груди и поджала губы. — Нам осталось немного. Доставить колонистов к другому поселению и убраться с Уэст, пока у Нес не кончилось терпение. Не сомневаюсь, что после всех последних происшествий на борту на нас будут смотреть косо. Наверняка, Рассел учинит разбирательство. Нужно пользоваться ситуацией, пока все еще рады меня видеть. Каким бы авторитетом я не пользовалась до аварии, но люди начнут чесать затылки, когда узнают, в каком виде меня нашли.

— Я боюсь, что тебе будет плохо, — сказала Ольга.

— Скорее ты ее боишься, — заключил Лондер. — Все нормально, доктор, она ничего не помнит, но мыслит она здраво.

Лондер как раз просматривал данные последнего анализа.

— Не пойму капитан, как тебе такое удалось, но ты выглядишь как обычный человек.

— Эл, а ты покажи ему фокус с экраном, — потребовала Ольга.

Эл улыбнулась в ответ и прошла сквозь экран туда и обратно. Лицо Лондера выразило подростковый восторг, Ольга даже не ожидала, что он поведет себя так. Лондер расхохотался.

— Как это у тебя выходит? — спросил он Эл.

— Откуда я знаю, — возмутилась Эл. — Решите вы что-нибудь, наконец, или я сама приму решение.

Эл уже думала о деле и восторг Лондера не разделила.

— Пойду собирать экипаж, — как можно серьезнее сказал Лондер и часто закивал головой.

— В холле у выхода, — добавила Эл, а потом обратилась к Ольге. — Забудь ненадолго, что ты доктор. Вспомни, что ты — друг и представь, что мне, может быть, не прожить и нескольких дней. Лондер прав, какая ни есть, но я нужна экипажу. Я знаю, где скрываются оставшиеся колонисты, и у нас все меньше времени, чтобы их найти. Пойдем к терминалу в зал совета, покажешь ваши находки.

Ольга последовала за ней. Эл шла быстро, тело окрепло и требовало нагрузки, она даже не воспользовалась лифтом, а спустилась по спиральному пандусу прямо в зал.

Эл ахнула, когда увидела результаты их исследований: эпидемии, тысячи смертей.

— О, космос! Не понимаю. При таких обстоятельствах здесь вообще не должно быть колонии. — Эл во все глаза смотрела на экраны. — Но с другой стороны, среда Уэст не агрессивна для человека. Я видела двоих людей, они дышали только через фильтры и не носили защитных костюмов. Я не могу сказать, что они себя чувствовали плохо.

— У нас совершенно нет времени разбираться, — подала голос Ольга. — Лувер принял решение выступить на совете по колонизации и поднять вопрос о ликвидации колонии. Он настроен решительно. Но сюда не перестанут летать. Здесь богатейшие запасы чистого природного серебра. Помнишь озерца в долине? Жидкости в них на Земле нет цены. Эл, мы не расследование прилетели проводить. У нас другие обязанности. Зная твою натуру, я бы посоветовала не увлекаться.

— Ты права. Разбираться будем на Земле. — Эл поднялась из кресла, провела рукой по спинке. — Знаешь, что меня поразило в первый раз. Здесь. Все это искусственное, результат преобразований, а по описаниям первых разведок, на Уэст масса материалов, которые можно использовать для строительства и других нужд колонии. Странно строить город под землей, если снаружи такая красота. У меня чувство, что люди с самого начала боялись этой планеты.

— Когда мы тебя искали, летали не по одному разу, и каждый при полете над горами испытывал необъяснимый страх. Страх, Эл. Ты помнишь о страхе? Ты его испытывала?

— Странно спрашивать у меня, из семи суток, что мы провели на Уэст, я помню только первые и сегодня. У меня были чувства восторга, смятения, присутствия другого разума, но страха я не помню. Я садилась на скалы. Потрясающее зрелище. Я бы не отказалась вернуться сюда с научной экспедицией.

— Мало тебе одного раза.

— Расскажи мне про бурю. Что происходило?

— Димка сказал, что видел астероид. Он упал далеко отсюда, в том районе, где тебя нашли. После этого началась магнитная буря. Отключилась всякая связь, мы были бессильны. Между прочим, корпус колонии хорошо защитил нас, что объясняет такую подземную постройку. Буря длилась трое суток и прекратилась так же быстро как началась. Мы кинулись искать тебя. Правда, без всякой надежды. Буря — причина того, что ты потеряла память. Ты все время провела снаружи. Хочу заметить, что Лондер утверждал, что у тебя есть возможность выжить. Он никак не объяснил свою уверенность. Точнее не стал. Его совсем не озадачили те события, которые с тобой произошли.

— Лондер ученый. У него богатый опыт. В космобиологии полно феноменов. Я не первый в его практике. Пойдем-ка к экипажу, заждались уже.

Эл с широкой улыбкой вошла в холл первого яруса, где ее действительно ждали. Она жестами стала успокаивать всеобщее ликование. Эл осмотрела всех. Лица довольные, озадаченные и полные ожидания.

Рассел осторожно, а затем с нескрываемым интересом наблюдал за ней. Такое было невозможно. Он помнил изможденную девушку, со страшным от ожогов, совсем как у старухи лицом, а сейчас та же Эл, что прежде. По настоянию Ольги они с Димоном смолчали о том, в каком виде ее нашли. Восторги экипажа вполне понятны, так родиться удивительная история, которую будут рассказывать на Земле во время дружеских встреч. Интересно, как она объяснит свою живучесть, а еще больше эту перемену. Рассел надеялся, что его она удостоит правдивым ответом. В могущество медицины, в случае с капитаном, Курк не поверил.

Он отвлекся от размышлений о физиологическом феномене. Он обратил внимание, как она смотрит. Она знает, где переселенцы, она их нашла, а, значит, им предстоит интересная и вероятно опасная встреча. Рассел видел многих людей наделенных властью и правом выбирать, Эл не была исключением. Он почел в ее взгляде, что она приготовилась осуществить задуманный план и подбирала команду. Он ждал, что она скажет, но Эл пока молчала. Она стояла шагах в десяти от экипажа. Лондер предупредил, что они с Ольгой не провели внятного обследования и контактировать с Эл пока рискованно. Безопасная дистанция позволяла Эл наблюдать. Что вертится в ее голове?

Он перевел взгляд на Димона. Он был ошарашен увиденным, и улыбка похожая на умиление, а от этого глупая, застыла на его лице. Рассел предположил, что в голове у него бардак.

Так оно и было, потому что Димке было странно видеть Эл прежней, словно ничего не случилось, но пусть так, чем раны на ее лице.

Лондер потирал подбородок и размышлял о том, что их ждет, какой поворот событий сейчас она устроит. Он надеялся, что разумный. Она хорошо справлялась с обязанностями капитана, но теперь могло случиться что угодно, он вдруг согласился с опасениями Ольги, на счет ее возможности принимать адекватные решения. Лондер подавил сомнения — Эл гораздо крепче таких обстоятельств. Она уже пережила смерть однажды, почему бы ни случиться такому второй раз. Может погибшая цивилизация Тобоса одарила Эл таким незаурядным качеством? Лондер улыбнулся своим мыслям. Эл посмотрела на него, он одобрительно кивнул: «Начинай, девочка!»

— Экипаж! — громко произнесла она. «Магическое слово» подействовало, голоса стихли. — Друзья мои, не спрашивайте меня, как я выжила. Возможно, вашими молитвами, если кто-нибудь занимался эти делом. О моей неудачной разведке мы поговорим на борту «Радуги», когда все вернемся. Доктор поставила, кроме прочего, диагноз амнезия, но я точно знаю, точнее помню, где находятся оставшиеся на планете люди. — Найти их единственная возможность помочь вновь прибывшим, так как оставлять их одних, мы не имеем морального права, надеюсь, все согласны со мной и со своей совестью.

— Да, капитан, — раздалось несколько голосов.

— Нам нужно торопиться. Выскажу предположение, что на «Радуге» время считают не местными, а земными сутками. Так, Милли?

— Вполне возможно, капитан, — согласилась та. — Во всяком случае, капитан, Нес не в восторге от того, что здесь происходит. Она предлагала нам эвакуацию. Мы отказались, капитан, что дает ей повод применить к нам пресловутый десятый пункт и оставить на планете.

— Вот поэтому большая часть экипажа покинет планету и увезет информацию, что успели собрать на борт «Радуги». Инспектор Лувер волен выбирать, к какой группе ему присоединиться. Если он желает искать людей, я возьму его с собой. Думайте, инспектор. Теперь о том, как мы разделимся.

Эл почувствовала, как ее «буравят» глазами. «Люди, будьте милосердны, так нельзя смотреть, хоть убейте, но останутся не все». — Подумала она. Она не ожидала такого единодушия и не понимала в чем здесь секрет, такая поддержка воодушевляла ее больше, чем любая другая помощь. Тем не менее, останутся не все.

— Я, Димон — пилот, Марат — сопровождение, только мы втроем, и колонисты отправляемся в горы. Остальные покидают колонию. — Эл с трудом выдавила фразу ровным тоном. — Инспектор, ваше слово.

Лувер покашлял, помедлил довольно театрально.

— Капитан, вы уверены, что найдете лагерь? — спросил он.

— Абсолютной уверенности нет, — ответила Эл, ожидая протеста, но решение менять она не собиралась, — но я знаю наверняка, что оставлять колонистов тут опасно для их жизней, магнитная буря могла привести к подвижке магнитных пластов под нами. Угроза землетрясения очень велика, поэтому мои действия обоснованы. Назовем это эвакуацией. В горах поля слабые, там далеко от эпицентра возможного толчка, а, значит, безопасно. Остальные детали я буду обсуждать с группой. Десять минут на подготовку, десять на погрузку, связь непрерывная.

— Я протестую! Вам, капитан, может понадобиться помощь врача, — возразила Ольга.

Эл понимала, какие надежды питает Оля, но рисковать подругой она не хотела. К тому же, если случиться стычка или экстренная ситуация Ольга испугается и станет обузой. Она хороший врач, но разведчик, весьма, посредственный. К тому же она очень эмоционально переживает события, а сейчас не до эмоций.

— Мое решение окончательно. Времени на обсуждение у нас нет. За дело! — скомандовала Эл.

Эл увидела хмурые лица, только Лондер и Милли Дагерт, как самые опытные одобрительно кивнули.

— Я возвращаюсь на орбиту, — огласил свое решение Лувер неестественно торжественным тоном.

Эл не без удовольствия кивнула.

Сборы были быстрыми. Оба бота ушли из колонии одновременно. Эл со вздохом облегчения отследила, как улетает бот Лондера.

Эл сидела в одном отсеке с колонистами, освободив Марата от его утомительных обязанностей, он с радостью занял место рядом с Димкой. Эл осторожно рассматривала всех, вспоминая парочку, которая посетила ее у разбитого катера. Примут ли их? Ей предстояло последнее, как она надеялась, но весьма неприятное объяснение.

— Мы совсем не верили, капитан, что вы отыщите нам пристанище, — начала разговор одна из женщин. Она была матерью двух уже взрослых сыновней. Они полетели сюда следом за мужем и отцом, а теперь было неизвестно жив ли он. — Вы так молоды, что нас терзали сомнения — лететь ли вообще. Вы понимаете наш страх?

— Да, понимаю, — согласилась Эл. — Я говорю искренне, если бы была моя власть, я не оставила бы вас здесь. Я чувствую свою вину, впрочем, что вам до моих извинений.

Эл стало неловко. Она совсем не думала об этих людях, когда соглашалась на полет, а в итоге она отвечает за их жизни перед собственной совестью. Надо было подумать об этом раньше. Для многих на Земле они отверженные или чужие — не похожие на остальных. А ведь они сродни ей и, быть может, судьбе было угодно толкнуть ее на этот полет только для того, чтобы пришло осознание, что она, Эл, ничем от них не отличается.

— Бросьте, капитан. Извинениями вы нам не поможете, — с грустью сказал Эрвин, — Капитан Нес не согласиться вести нас назад, она слишком жестока. Она относиться к нам как к мусору, от которого нужно избавиться.

Эл пришла в голову идея, безумная, но реальная. Галактис! У Земли трения с Галактисом из-за колоний! Если добраться до Земли и обратиться не в правительство, а к Тому, как к наблюдателю? Эл припомнила и Торна, и Уолтера Уоллеса. В конце-концов, пора напомнить, что Галактис предложил ей гражданство. На Земле Эл боялась даже думать о таком варианте, в той ситуации, из которой она выбралась благодаря этому полету, подобные мысли и действия казались самоубийством. Но Том сам предлагал ей помощь, почему не воспользоваться, пусть не ради себя, ради других.

— Вам нужно продержаться полгода. Я постараюсь вам помочь, — решительно сказала она.

— Как, капитан? — усмехнулся Эрвин, но потом увидел в лице девушки азарт и уверенность.

— Не спрашивайте. Я постараюсь.

— Хочу заметить, капитан, что вы весьма странное существо. Удивляюсь, как вам только дали звание и доверили экипаж.

— Экипаж мне не доверяли. Экипаж мне доверился, — ответила она.

— Я заметил, как вас любят подчиненные, только не пойму за что. Вы втянули их в опасную экспедицию, они могут оказаться на нашем месте. Вы разбились, воскресли и, тем не менее, не потеряли их доверия. Вы сказали, что поможете. У меня нет ни малейшего основания вам верить. Но я верю.

Эл улыбнулась доброй улыбкой, наклонила голову и не ответила.

Заданным курсом катер вышел именно на то место, которая видела Эл в своем воображении. Среди сотни горных пейзажей она узнала бы его. Тонкая гряда гор делила маленькую долину надвое. Тут не было озер-зеркал, ни бурых, ни синих мхов, ни пестроты той долины, которую они покинули.

— Эл! Там кто-то внизу! — сообщил Димка.

— Нас встречают, — пояснила Эл.

— Откуда знаешь? — опросил он.

— У меня были переговоры с ними. Правда — безрезультатные. Во всяком случае, я очень внятно объяснила, зачем мы здесь, надеюсь, меня поняли.

— Капитан, мы летим неизвестно куда? У вас нет уверенности, что нас примут? — возмутился Эрвин.

Марат успел перед отлетом шепнуть ей, что Эрвин очень встревожен происходящим. С разрешения Лувера им предоставили всю информацию о планете и жизни колонии, естественно они знали об эпидемиях и смертях их предшественников. Возникший тупик и невозможность вернуться назад внесли смуту в ряды переселенцев, и последние два дня Марат едва сдерживал их. С появлением Эл они притихли.

— Мне сложно дать вам ответ, — призналась она. — Посмотрим, кто нас встретит. Не думайте, что будет легко. В вашем распоряжении весь арсенал колонии. Этого хватит, чтобы выжить.

— Так же как выжили другие? — возмутился Эрвин.

— Вы сами выбрали эту планету, я ничего не смогу изменить, но помочь попробую, я же обещала. Прекратите напирать на меня, я делаю что могу.

Тон Эл на этот раз был жесткий и спокойный, ни намека на то обаяние, которое шло от нее несколько минут назад. Эрвин замолчал, остальные переглянулись. По крайней мере, она не лгала и не обещала спасение от всех бед.

Тот, кто их встретил, был уже знакомый Эл «говорун». Он придирчиво осмотрел Эл. Произошедшая с нею перемена привлекла его внимание. Хитрые глазки горели любопытством. Только сейчас Эл обратила внимание на то, что он больше похож на подростка или маленькую женщину, довольно молодую. Эл решила узнать это с помощью простого вопроса.

— Здравствуйте. В прошлый раз вы не представились, поэтому не могу назвать вас по имени. — Вежливо обратилась Эл.

— Здравствуйте, капитан, — отозвался встречающий. — Не могли бы вы оставить на время ваших спутников и пройти со мной. Роланд хотел видеть вас.

— Капитан, откуда вы его знаете? — Вырвался вопрос у Марата.

— Он и еще один навестили меня после падения и удрали за несколько минут до появления Димона о Рассела, — ответила Эл. — Я пойду. Время дорого. Не вернусь вовремя, оставляйте здесь колонистов и догоняйте «Радугу» — это строжайший приказ.

— Эл! Ты уверена что они?… Капитан… — Пытался высказаться Димка. — Я не полечу.

— Пилот! Если вы нарушите приказ, то это будет наш единственный совместный полет, — глядя Димке в глаза, заявила Эл.

Она повернулась и пошла следом за уже трусившим куда-то «говоруном», надеясь, что ее не обманывают. Они шли не долго. Тут не было троп или пометок указывающих путь, только голые скалы, в которых ее спутник легко ориентировался.

— А как тебя зовут? — спросила она.

— Индра. — Ответил ее спутник. — Как вам удалось так быстро вылечиться? Я о том, что ваше лицо выглядит как человеческое.

— Меня подлечил наш врач и система колонии. А как я выглядела тогда?

— Вы были похожи на монстра, которые получаются из людей, если они живут вопреки законам этой планеты.

Эл остановилась в недоумении.

— Здесь бывают монстры? И они люди? То есть бывшие люди?

— Роланд убедил нас в том, что вы не опасны, иначе, мы не пришли бы туда. Роланд сказал, что вы стали так выглядеть не по своей вине, и он хотел убедиться, живы ли вы еще. Мы все передали ему, и он одобрил эту встречу при условии, что вы не расскажете, где нас искать. Не сообщите на Землю.

— Но мне придется сделать это в любом случае. Я отвечаю за колонистов, которых мы привезли, поэтому мне придется объяснять, почему я не оставила их в колонии.

Индра остановился. Эл поняла, что он не знает, как ему быть. Он стоял долго, а потом сказал:

— Я дальше пойду один, а вы стойте тут. Я должен сообщить Роланду, только он может решить, что вам делать дальше.

— Только поторопись, мне скоро нужно возвращаться.

С этикетом он был точно не знаком, он моментально исчез за скалой, Эл не смогла догнать его. Ей не нравилось такое обращение. Эл пожалела, что решилась опять оставить людей без присмотра. Вдруг она снова исчезнет. Как не ругай Димку, хоть поколоти, но он же не улетит без нее.

— Бот. Ответьте капитану. — Позвала Эл.

— Да, капитан, вызов принят, — послышался голос Димки.

— Вызовите — еще один катер из колонии. Не нравиться мне все это. Катер настройте на меня.

— Может, вернешься. Время. С борта «Радуги» не отвечают, как специально. Эл не рискуй так.

— Не знаю что будет, но я намерена не оставлять колонистов в одиночестве. Попробую уговорить принять их.

— Вот, заладила. Эл, умоляю, не рискуй своей жизнью. Я же себе этого не прощу, — взмолился Димка.

— Слушай, Дим, прекрати ныть, еще никто не умер. Делай свою работу. Вы с Расселом точно сговорились, это начинает меня злить. Тоже мне, приемные родители.

— Я вызвал тебе катер, он не гравитационной системы. Справишься? — Голос Димки звучал ровно. — И давай договоримся, капитан, у тебя есть долг и у меня есть долг, мой долг — защищать тебя не потому, что ты капитан и старше по возрасту и званию, а потому что я — мужчина и твой друг. Я отправлю Марата одного если ты не вернешься, можешь злиться, убить меня, не летать со мной больше, но я останусь.

— Черта с два, я тоже не полечу, — заявил Марат совершенно решительным тоном. — Я буду руководствоваться своей совестью. И у меня есть опыт жизни на других планетах.

— Эй, орлы! А почему вы решили, что я — против, чтобы вы остались, с морально-этической точки зрения вы, безусловно, правы, но выполнять мои приказы, как капитана, ваша первейшая обязанность. Никто вас в экипаж к девчонке не тащил, сами согласились, теперь слушайтесь. Мужчины. А приказ мой: улетать с планеты! Иначе, я подам на вас рапорт и потребую отстранить вас о полетов. Димка забыл, что я тебя из-под трибунала вытащила. А?

— Ничего не выйдет, капитан — можно только жалобу, ведь мы приглашенный экипаж, и ты сама нас набирала. Если бы нас назначили — другое дело. Это не Космофлот, капитан, это «Агентство». Мы работаем по найму. Я лучше знаю правила, — торжествующе провозгласил Марат. — Ситуация экстренная, мы сами можем выбрать, как поступить в отсутствии командира. Неужели ты подашь на нас в суд?

— Ну, погодите у меня, вот вернемся, тогда увидим, — ответила ему Эл.

Ситуация была не та, чтобы припираться. Хоть она и злилась на них, но в глубине души соглашалась с тем, что поступила бы также. Она не хотела подвергать их жизни риску, но каждый из них, как человек, волен выбирать, как ему поступать. Случай был как раз такой, когда выбор зависел вовсе не от приказа.

Она услышал шум за спиной, Индра возвращается.

— Роланд будет с вами говорить, капитан, — сказал он.

Эл повернулась слишком резко и напугала его. Индра отскочил в сторону.

Она посмотрела на него и извинилась. Он провел ее замысловатым путем ко входу в пещеру, снаружи она казалась темной трещиной, потом перешла в узкий коридор, потом расширилась. Они попали в просторный, залитый светом зал, оборудованный снаряжением из колонии. Вход отгораживало мощное поле. Эл почувствовала его, вплоть до физического ощущения, совсем как то, через которое проходила в медотсеке при Ольге. В глубине зала в гравитационном кресле сидел старик. С первого взгляда Эл не усмотрела ни в его фигуре, ни в его лице следов мутации. Это был крупный, крепкий и, скорее всего, физически сильный человек. Эл сразу решила, что он и есть Роланд, потому что никого другого больше здесь не было. Он смотрел перед собой и даже не глянул в ее сторону. Через дверь в поле Индра пропустил ее внутрь. Здесь было многое из того чего не доставало на складах колонии. Эл продолжала осматриваться и ждала, когда этот человек начнет разговор. А он все молчал и смотрел перед собой.

— Он не замечает меня? — обратилась Эл к Индре.

— Он знает, что вы здесь, — пояснил Индра

— Тогда почему молчит? — спросила она.

— Он немой, — ответил Индра.

— Как немой? А как мы будем разговаривать? — развела руками Эл.

— Странно, капитан, что при ваших способностях вы задаете такие вопросы. Разве вы не общаетесь с помощью мыслей, — удивился Индра в свою очередь.

Озадаченная Эл замолчала. Ход событий не переставал удивлять ее. Будто ей снился захватывающий сон, от того события сменяли друг друга слишком быстро.

— Я не знаю, что вам известно о моих способностях, но я не умею запросто общаться мыслями, во всяком случае, никогда не делала этого с человеком.

Индра подошел к тому, которого Эл сочла Роландом, бережно положил его ладонь в свою. Сцена выглядела трогательно, как на старинных картинах эпохи Возрождения. Он повернулся к ней лицом и сказал:

— Роланд спрашивает, так ли это, капитан? Неужели вы никогда не делали этого? Никогда?

Эл никогда, никому не рассказывала о том, что мысленно беседовала с жителями Тобоса и Маем. Она могла поклясться, что этого никто не знал, никто не спрашивал ее об этом. Эл смекнула, что Роланд ясновидящий.

— Что мне нужно делать? — спросила она.

— Вы можете говорить через меня, но Роланд утверждает, что мне это вредно, я устану. Так что лучше без моей помощи. Вы сами постарайтесь услышать его.

Эл сложила руки на груди. Она не представляла, как осуществить такой контакт.

— Тогда просто возьмите его за руку, — помог ей Индра советом, только он будет все знать о вас. Если вы боитесь — разговора не получится.

Эл стояла в нерешительности, как ей поступить. Подавить приступ недоверия оказалось не легко.

— А почему я должна верить тебе? — обратилась она к Индре.

— Не знаю. — Пожал он худыми плечами. — Попробуйте.

Роланд поднял руку и позвал Эл жестом. Жест был очень красноречив. Потом он ясно показа, что ей нечего бояться. Точные и красивые движения его рук, дали ей понять, что старик и его помощник не лгут. Эл решилась подойти и взять его за руку. Тут она почувствовала что-то невообразимое. Тело наполнилось легкостью, камня не стало под ногами, и она ощутила, что парит. Она закрыла глаза. Картинки ее пребывания на планете пронеслись перед глазами с головокружительной быстротой. Воспоминания о катастрофе причинили боль. Она будто вновь оказалась сидящей на корпусе разбитого катера, только боль от ожогов и ран на теле была острее, чем тогда, но картинка мгновенно сменилась другой, отлет бота из колонии.

— Простите меня, что подвергаю вас такому способу общения, но мне не хочется, чтобы Индра знал содержание этого разговора, это может повредить ему. Вы должны отлично понимать меня.

— Да, я очень хорошо вас понимаю, — отозвалась Эл.

— Вот и хорошо. Я не отниму у вас много времени. Прежде всего, хочу порадовать вас, что мы примем колонистов, потому что им некуда идти, боюсь, что так не может продолжаться вечно. Колония не может существовать на этой планете. Вы должны были это понять.

— Я могу понять, но те, кто их посылает — другого мнения, — возразила Эл.

— У меня есть надежда, что вы добьетесь отмены экспансии на эту планету. Ваша версия про эпидемии верна. Люди не могут здесь жить. Планета их не примет.

— Какова основная причина эпидемий?

— Сами люди. Эпидемия только реакция на их появление. Она вызвана цветением определенного вида растений, которое происходит два раза в год. Каждый цветок не только пахнет, это полбеды, он излучает энергию, которую не улавливают наши экраны и приборы. Она и явилась причиной.

— Но причины смертей очень разные.

— Да, они сугубо индивидуальны, если бы вы прилетели месяцем позже, испытали бы это все на себе.

— Вы сообщали на Землю.

— Постоянно, но они только присылали очередного инспектора и новичков. Поначалу численность пострадавших была небольшой, но страх сделал свое дело, и люди стали умирать тысячами, высадка предыдущая вашей, закончилась смертью всех новичков и всего сопровождающего экипажа. Они застали разгар эпидемии.

— Вы тоже пострадали от этого? Извините, что спрашиваю.

— Да у меня было воспаление голосовых связок, дыхательных путей, внутреннего уха и глазных нервов. Мой сын Индра вовсе не пострадал, потому что природа наделила его любопытством превыше всякого страха, а моя дочь — Лио, ее вы тоже видели, изменилась физически, зато у нее, как и у меня, развилась чувствительность другого порядка. Благодаря такой способности я узнал содержание ваше первой встречи.

Эл поняла, почему они тогда так странно шушукались, и Индра твердил, что Роланд знает.

— Есть еще люди или вы одни здесь?

— Не беспокойтесь, Лио уже сообщила остальным, их заберут, как только вы улетите, даю вам слово.

— Индра сказал, что вы все узнаете обо мне. Я ему верю. У меня амнезия. Я не помню, что было после моего падения, пять дней пропали из памяти. Может, вы что-то почувствовали?

Эл ощутила, как он напрягся. Ей тоже стало тяжело.

— Я думаю, что вам самой следует искать свою память, я не могу брать на себя подобную ответственность. Но раз вы не помните, значит, так угодно судьбе, может быть, это защита от той боли, которую воспоминания могут причинить.

— Это не ответ.

— Большего я не могу сказать.

— Вы не знаете, — констатировала Эл. — Тогда я возвращаюсь.

— Я еще раз прошу, добейтесь, чтобы сюда больше не посылали людей. Эта планета не примет чужаков. Наша цивилизация губительна, для самой себя и для планеты. Торопитесь, может вам удастся догнать корабль. Индра вас проводит.

Обратно они бежали. На площадке, где был бот стоял катер для нее, а внутри сообщение: «Капитан, мы все-таки взлетели. „Радуга“ уходит. Ждем на орбите».

— А где люди? — спросила Эл не увидев переселенцев.

— Их забрали, — ответил Индра, — люди из колонии не хотели с вами встречаться.

— Ловко.

— Капитан, будет землетрясение. Торопитесь, — беспокоился Индра.

— Этот катер без гравитационной подушки, в этом мое преимущество. — Эл запрыгнула в кабину. — Землетрясение мне не страшно. Я буду в воздухе. Прощай. Наше знакомство было странным, но приятным.

— Спасибо, капитан.

В эфире стояли жуткие помехи. Курс «Радуги» был отмечен на экране, проверить его возможности не было. Эл предстояло добраться до корабля в одиночку. Утешало, что Димка и Марат согласились улететь, их жизни были вне опасности.

* * *

Димка поднял машину вверх, как только сел катер для Эл. Марат отследил сейсмическую активность, о чем и сообщил пилоту. Над долиной поднялся целый магнитный вихрь. Поля долины представляли собой участки с разным магнетизмом. Сейчас там излучало все, даже камни. Он сообразил поздно и удивился, что Эл не объяснила ему этого раньше, он вспомнил, что она говорила о землетрясении. Понадеялась, что он сам догадается, он догадался, увы поздно.

— Мы не набираем высоту!.. Почему? — закричал Марат. Он сидел в соседнем кресле и перекрикивал помехи связи.

Димка отключил его.

— Не ори.

— Нужно сообщить Эл! — Марат попробовал включить связь.

— Не порти слух, она нас не услышит, — отозвался Димка.

— Что ты делаешь? Мы же летим в долину! — снова закричал Марат.

— По другой траектории мы не догоним «Радугу», если нас вообще еще ждут, — сказал Димка. — Кажется, мы попались.

Димка мигом сориентировался, когда бот потянуло вниз. Они угодили в поле сильной гравитации. Тяжелая машина не справлялась сама. Он опять вспомнил Эл, как она ругалась с Нес по поводу этих ботов и оказалась права. Машина не могла вылезти из поля, потому что была тяжеловата для Уэст. Нес отказалась заменить эти боты — вот результат. Толчок. Машину тряхнуло. Димка увидел, как плита под ними разломилась.

— Лезь в капсулу! — крикнул он Марату.

Марат выполнил приказ. Димка включил рули и стал вытягивать бот из поля вручную. Следующий толчок был неожиданным и сильным. Он подумал, что сейчас эта посудина развалиться надвое. Пространство разрезал звук бортового голоса:

— Сообщение пилоту, повреждения в системе гравитации, следование заданному курсу невозможно.

— Тяни! — умолял Димка.

Еще толчок и земля закрутилась вокруг них. Голос опять сообщал о повреждениях, а Димка вдруг отчетливо понял, что они уже никуда не улетят. От этих мыслей, появилось только спокойствие, торопиться было некуда. Сработали рефлексы пилота, выработанные тренировками. Он не задумывался о последовательности своих действий. Он выровнял бот, отключил гравитацию и ушел бы от следующего толчка, если бы было угодно судьбе. Но тогда она была не с ними. Они не успели улететь далеко от гор. На очередном развороте бот задел бортом скалу, внезапно выросшую по левую сторону, он потерял управление, перевернулся несколько раз и рухнул на острый выступ. Последнее, что слышал Димка — крик Марата. Еще удар. Толчок землетрясения. Его бросило куда-то вперед. Он потерял сознание.

* * *

Эл выскочила на орбиту сразу за первым мощным толчком. Она обследовала район. Ни бота, ни корабля. Эл решила, что опоздала. Она стала рассчитывать, когда ребята доберутся до «Радуги». Эл послала сообщение, надеясь получить ответ от них или с борта корабля. Эл была уверена, что придут хотя бы координаты. Можно рискнуть, спалив все топливо, совершить рывок и тогда ее подберут, но что-то подсказывало Эл, что Нес и пальцем не пошевелит, чтобы ее спасать.

Четыре месяца полета убедили Эл в том, что Нес интересуется только своим экипажем и его делами. Эл махнула рукой, на странности ее характера и манеру себя вести, чтобы сохранять добрые отношения. Она, Эл, тоже не подарок. Но сейчас память выстроила целую галерею наблюдений, и Эл призналась себе, что Нес могли руководить не известные ей, дублеру, соображения. Неужели Нес бросила ее? Эл стало не по себе.

После четвертого запроса Эл возмутилась прямо в эфир:

— Какого черта, Нес, ответь мне!

Молчание.

— «Радуга», вы же слышите меня! Ответьте!

Выходя на орбиту, Эл совершила виток вокруг планеты. Восемь спутников связи висели в разных точках. Никто не убедит ее, что связи нет. Значит, их видели и слышали на борту корабля все это время, круглосуточно. Что же выходит? Милли Дагерт, диспетчер, не знала о спутниках? Почему Нес выходила на связь только, когда корабль был в зоне видимости колонии. На планете даже не подозревали, что корабль выбросил спутники наблюдения, с их помощью можно общаться круглосуточно! Что же происходило в действительности?

Волна возмущения поднялась внутри. Они все видели! Они знали каждый их шаг, все, что происходило на планете, внутри колонии. Они видели бурю и могли оценить ее последствия, они в один миг могли найти ее разбитый катер и сообщить Милли. От возмущения кровь застучала в висках. Эл пришла в ярость. Она включила связь на всю мощность, рассчитывая, что ее услышат и прокричала:

— Нес, клянусь, если я вернусь на Землю, ты и твой экипаж больше никуда не полетите!

Как тяжело было согласиться, что дороги домой не будет. Сердце заныло. Внизу была планета, которую Эл едва знала. Просто было быть тут гостьей, теперь придется выжить. Мысли сразу перемешались. Эл тупо смотрела вниз, где проходила граница ночи и дня. Она ни разу не видела ночь на Уэст. Эл стало страшно. Она сняла пальцы с управления, потому что руки тряслись. До следующего рейса вернуться домой ей едва ли удастся. Эл почувствовала себя обезьянкой в клетке, которая мечется в попытке отыскать выход.

На экране возник бот. Он возвращался на полной скорости, пилот был чертовски невнимателен, он пронесся мимо нее, оставив только след.

Маленький, напуганный до смерти человечек, сидевший в ней, возликовал: «Не бросили!» Эл развернула катер и помчалась в погоню. Этот сумасшедший мог разбиться, если полетит через долину. Он не знал про гравитационную бурю внизу. Катер дал ей курс, он действительно шел в долину. Эл включила связь, но поздно. Он летел очень быстро, вошел в атмосферу и был поглощен бурей помех, как Эл не старалась установить связь, бот молчал.

— Да что же за невезение! — возмущалась она.

Она едва не отстала от него. Бот стал совершать очень странные маневры. Чем ближе к поверхности, тем яснее становилось, что он летит в долину.

— Что он делает?! — возмутилась она. — Нельзя! Не справишься!

Бот попал в мощный поток. Его крутило вокруг своей оси, только очень хороший пилот мог справиться с тяжелой машиной, но очень хорошего пилота ни в ее экипаже, ни в экипаже Нес не было, кроме Димки. Эл поняла, что в лучшем случае бот выбросит капсулу с пилотом и не даст погибнуть человеку, тогда она подберет капсулу еще до падения на планету. Эл сосредоточилась, вспоминая порядок действий. Однако, счастливчик внизу выровнял машину, как ему это удалось, понять невозможно. Эл не поверила глазам.

— Тяни влево! — Закричала она, словно пилот мог услышать ее. — Уходи из бури! И выключи ты гравитацию, тупица! Возьми рули на себя!

Он выключил гравитацию.

— Теперь ложись на бок и набирай высоту! — скомандовала Эл.

Бот рванулся вперед и исчез в облаке пыли идущем снизу. Эл потеряла его из виду. Поиск ничего не дал, словно это был мираж. До поверхности было уже не больше километра. Эл рассчитала, что он благополучно сядет в долине, ему останется ждать конца бури. Эл села, как она полагала, поблизости.

Она покачивалась в кресле, ощущая слабые толчки: один, другой, третий. Никто не смог сказать, сколько это продлиться.

Эл закрыла глаза. Она сбрасывала оставшееся напряжение. Вернуться в спокойное состояние было необходимо. Она стала размышлять. Она прокрутила в голове события, которые помнила, их было так много, будто она прожила половину жизни. Она созналась себе, что не контролировала ситуацию ни минуты. Вокруг была только неизвестность. Предсказать результат невозможно. Кто только не твердил ей на Земле, что она поступает глупо, соглашаясь на этот рейс. Дело тут было не в глупости и опасности, а в организации полета и ее действиях, как капитана. Ее нелепое падение в разведке закрыло возможность разобраться в ситуации. «О! Этот принцип — если не я, то кто! Нужно было пустить в разведку Марата, а не лететь самой. Мой экипаж — святые люди, они еще переживали за меня и ни одного упрека, даже намека на мое глупое поведение. Знаешь, Эл, вот только жалеть себя не надо! Не надо жалеть! Я не сдамся! Найду способ выжить. Сто способов. Двести, сколько потребуется. Кто-то из экипажа разделит мою участь. Явно не Димка, Димка так бездарно не летает. Может Нес вовсе высадила всех моих с борта. С нее станется. Восемь контейнеров с военными андроидами — веский аргумент в пользу силы. Как-то подозрительно ситуация выглядит. С самого начала мне намекали на этот десятый пункт. „Радуга“ ушла с орбиты раньше положенного срока. У-у-у. Ну, если я вернусь. Смолчала про авантюру с „Тобосом“, на этот раз молчать не стану. Многое говорит за то, что нас бросили. Или оставили умышленно. Возможно? Возможно. Но потом. Потом. Сейчас нужно выжить», — рассуждала она.

Толчки затихали. Катер стал издавать разные звуки, пошли сообщения об отладке систем. Навигационная система подала признаки жизни. Эл стала связываться со спутниками.

Она услышала голос, это был Роланд, Эл четко различила его деликатное присутствие. Ее сознание точно определило, что это он. «Капитан, ваши друзья разбились. Помогите им». Эту фразу словно ветер принес! Эл подумала, что дремала. «Где?» — сам собой возник вопрос. «Это скалы севернее колонии, там был обвал. Вы без труда найдете это место. Не медлите».

Она подняла катер. Землетрясение подняло облако пыли. Эл поднялась выше. В густых облаках долину не было видно. Эл нашла на карте место возможного падения. Если они разбились, мог работать маяк. Не работал. Невозможно на глаз отыскать заваленный обломками камня бот. Ей пришлось ориентироваться старинными методами, катер еще не мог определить собственное местоположение. Она зависла над районом предполагаемой аварии и возобновила работу со спутником. Наконец, он отозвался, быстро нашел оба бота и дал точное расположение. Теперь ее катер мог сориентироваться, где угодно.

* * *

Марат думал, что тряска никогда не кончиться, капсула спасла его от удара при падении, но аппарат не выбросило из бота, а попросту завалило обломками скалы вместе с машиной. Марат этого не понял. Он испугался за пилота. Он не дождался пока кончаться толчки и выбрался из капсулы. Днище машины было пробито острием скалы, на которую они сели, их словно нанизала на нее чья-то сильная рука. Был слышен грохот обвала, когда он добрался до кабины. Димка висел в поле, его выбросило из кресла ударом, и он был без сознания. Началась новая серия толчков, все вокруг скрипело и ходило ходуном. Система повторяла сообщение о максимальных повреждениях, она спрашивала, что восстанавливать в первую очередь. Марат догадался ответить.

— Все силы на жизнеобеспечение, — сказал он.

— Всю систему восстановить нельзя. Энергии хватит на герметизацию и лечение пилота. — Пояснил голос.

— Что с пилотом? — спросил Марат.

— Сотрясение мозга, перелом предплечья правой руки, внутренних кровотечений нет, множественные ушибы, кислородное голодание из-за повреждения костюма. Сменить костюм?

— Да?

— Капсула смены повреждена, смените костюм вручную.

Марат испугался. Он понятия не имел, как менять костюм на человеке без сознания.

— Нужна информация, — сказал он неуверенно.

— Подключите обучающую систему.

Марат дрожал как осиновый лист пока менял на Димке костюм. Он ругал себя за все то, что упустил, когда учился. Димка успел глотнуть местного воздуха и разразился приступом кашля. Он стал приходить в сознание. Марат тщательно проверял герметизацию. Когда Димка был облачен в новый костюм, Марат перевел дыхание и опустился на пол, чтобы отдохнуть. Он послушал эфир и едва не оглох от шума. Он выключил бесполезную связь и сидел в тишине, смотрел перед собой. Самое верное было подумать, что ему делать дальше, но он этого не хотел. К счастью мысль о том, что они остались на планете одни, в эти минуты не посетила голову Марата. Он никогда не думал, что именно с ним случиться что-то подобное, с кем угодно, но не с ним. Он вспомнил, как Эл еще на Земле много раз спрашивала: «Вы уверены, что не боитесь лететь? Полет будет необычный». Он тогда думал, что она проверяет их, искушает, и отмахивался. Он думал, что Эл тренирует их сознание, как любят делать в Космофлоте. Воспоминания об Эл встревожили Марата. Теперь он испугался. Она не улетит без них, только не Эл. Землетрясение застало ее в пути, она не окрепла после аварии. Он проклял себя и Димку за медлительность и бунт. Эл приказывала улетать, потому что, как капитан, имела массу причин эвакуировать их с планеты, они могли оставаться на орбите и помочь ей. Вот оно упрямство и глупые принципы. ОНА БЫЛА ПРАВА! Они вели себя, как два болвана. Марат несколько раз стукнул кулаком о стену. «Как глупо!» — подумал он. Он не знал, что ему делать теперь, только беспомощно скользил взглядом вокруг, словно там можно отыскать ответ.

— Десантник, ваше психологическое состояние близко к шоку, примите успокоительное, — услышал он бортовой голос.

— Ничего, переживу, — отозвался он. — Что снаружи?

— Работает только внутренняя система, — ответил голос.

— Сколько мы сможем здесь находиться?

— Восемьсот сорок два часа, двадцать минут, сорок три секунды. Перевести в земные сутки?

— Не нужно.

Пора найти способ выбраться и попасть в колонию. Ему придется идти через долину и нести Димку, а он с трудом представляет, где они находятся. Перспектива не радужная, но единственная надежда на спасение. Он обошел все выходы из бота, ни один не открылся.

— Нужна информация, где мы находимся, — сказал он.

— Данных нет по причине повреждений.

— Тогда все, что есть по навигации.

Система долго молчала, а потом сообщила последние координаты. Нужно найти портативный терминал, там карты и инструкции по выживанию. Марат нашел, проложил возможный курс, и понял, что они далеко от корпуса колонии, чтобы добраться потребуется несколько суток. Он подошел к пилоту и осмотрел его. Димкино лицо было спокойным и мертвенно бледным, но он дышал, а, значит, был жив. Марат вгляделся в это лицо и будто увидел его другим. Раньше он сторонился Димки, потому что тот явно ревновал его к Эл, скорее всего пилоту была очевидна симпатия Марата к капитану, как к девушке. Чистая правда. Он с упоение вспоминал, как нес ее на руках из обучающего центра, как любовался ею в катере. По его мнению, она была загадочной девушкой и от того притягательной. Ему с трудом давалось считать ее своим капитаном, он согласился на полет не из-за скандальной известности Эл, не из-за симпатий ее к Галактису, а просто потому, что она ему нравилась. Он боялся питать надежды, едва ли Эл примет всерьез его ухаживания. Эл кое-чему научила его — не бояться этой планеты, здесь жили люди, много людей. Выживут и они. Марат решил, что не будет вести себя как чужак и постарается освоить этот новый для него мир.

Страшный грохот снаружи заставил его вскочить на ноги, он ухватился за выступ стены, чтобы не упасть. Ударов было несколько, стук камней по корпусу возвестил новые беды. Больше всего Марат боялся, что из бота получится могила. Он поежился от картины собственной смерти, возникшей в его воображении. Звуки стали гулкими, к ним примешивался посторонний шум. Марат напрягся, волосы зашевелились на затылке. В кабине послышался стон, Марат пошел туда. Димка висел в поле лицом вниз, он пытался шевелиться и стонал.

— Тебе нельзя двигаться! — крикнул Марат и перевернул его на спину.

— Ты еще здесь? Почему? — прошептал Димка.

— Не знаю. Так уж вышло.

— Где мы?

— Мы упали на скалы. Бот сильно поврежден.

— Отключи меня от этой дурацкой системы, не трать энергию. Нам надо узнать, где мы грохнулись.

— Я узнал. Не двигайся, система тебя подлечит, если хватит энергии, ты должен быть здоров. Мы не вылетели из долины, так что выберемся.

Он увидел, как Димка закатывает глаза, он опять терял сознание.

— Эй-эй! Не уходи, мне без тебя не справится! — кричал Марат, но Димка был уже не здесь.

Снаружи слышался все тот же грохот. Потом все стихло.

— Что это было? — спросил Марат.

— Уточните, — пояснил голос.

— Что происходит снаружи?

— Данных нет, — ответила система.

Не прошло и минуты, как повторился толчок, но на этот раз он был не похож на землетрясение. Бот завибрировал, послышался шум взрыва, Марат повалился на пол, проклиная все на свете. Он увидел, как все погасло, и наступила абсолютная темнота.

Он лежал неподвижно, ожидая, что произойдет дальше. В наступившей тишине и темноте ему показало, что он умер. Вновь раздался шум, и он шел уже определенно от того места, где был створ и выходные шлюзы. Марат схватился за оружие. Шлюз открылся и через него ударил свет. Он увидел, как в шлюз посунулась голова в шлеме. Он не понял даже, что это человек.

— Марат! Вы целы?! — раздался голос.

Когда голова в шлеме завертелась, он узнал Эл.

— Капитан?!

— Капитан, — передразнила она. — Ждали кого-то в гости? Где пилот? Он жив?

— Он в кабине без сознания, — грустно ответил Марат.

Эл зацепилась за край створа, перевернулась через голову и спрыгнула на пол. Эл прошла мимо него в кабину.

— Отомри, — сказала она, проходя мимо него. — Что застыл? Идем.

Эл вошла в кабину, включила фонарь на всю мощность, стало светло. Димка лежал на кресле ничком.

— Он висел в поле? — спросила она через плечо.

— Да, — ответил Марат.

— Это я виновата, задела взрывом генераторы. Костюм другой, ты менял?

— Да.

Марат удивился, как она быстро заметила.

— Нужно выбраться отсюда. Помоги его поднять.

Димка оказался тяжелым, самым трудным было протащить его через створ наружу. У Марата мороз пошел по коже, когда он увидел, что они были погребены под грудой камня, толщиной метра в полтора.

— Эл, если бы не ты мы бы умерли, — произнес он.

— Если бы не я, вы бы сейчас летели домой, — ответила она. — Влипли мы в историю. Невезение в полном объеме. За что же, Господи? За глупость.

Марат не понял в чем смысл ее тирады, но понял, что Эл ругается. Она ворчала себе под нос и тащила пилота по камням. Он все еще не мог поверить, что видит ее. Она остановилась, вызвала катер, он мягко подлетел. Эл открыла грузовую камеру.

— Положим его сюда. Катер на двух человек, так что мой лучший друг, побудет лучшим грузом в моей жизни. — Она улыбнулась. Потом скомандовала катеру. — Биологический режим. Человек.

Они взлетели. Эл управлялась с катером очень легко. Марата терзали сомнения и досада, что из-за них Эл осталась на планете. Он так надеялся, что она спасется. Он виновато смотрел на нее. Эл была спокойна и сосредоточена. В след его мыслям Эл спросила:

— Чего мучаешься? Выкладывай.

Марат не ответил, не смог сформулировать мысль.

— Хочешь, я скажу. Да, мы остались на планете одни. Факт. Я была на орбите. Я осталась не только из-за вас. Кто-то из наших вернулся на планету, наверное, хотел нас забрать. Надавать бы ему по шее. Он попал в бурю, я пыталась ему помочь, связи не было, потеряла. Найдем, тогда нас четверо или больше.

— А куда мы летим? — забеспокоился Марат.

— Я знаю, где сел бот. Собственно мы уже прилетели.

Эл начала непонятные для Марата операции. Его познаний не хватило, чтобы понять смысл ее действий.

— Переходим на визуальное наблюдение. Всюду помехи. Глаза надежнее. Смотри внимательно. Он может быть завален камнями, песком, поменял окраску, развалился. Ищи все подозрительное.

Марат подключил визоры на шлеме, они увеличивали возможности человеческого зрения во много раз. Пол катера стал прозрачным и часть стен тоже.

— Хороший катер, — похвалила Эл. — Вот чем нас нужно было оснащать. Старая, рассчитанная на эту планету система.

— Как ты узнала, что бот тут?

— Вот он, — указала она. — Потом объясню.

Марат тоже увидел запыленный бот целый и невредимый. Рядом никого. Эл посадила катер в пятидесяти метрах из осторожности. Они выбрались наружу.

— Марат, я знаю, что не в праве сейчас просить…

— Не нужно капитан, я все узнаю.

Марат пошел к боту, а Эл включила оружие. Марат двигался медленно, спрятаться здесь было негде. Эл пошла на несколько метров вперед.

Створ бота открылся, и Эл без труда узнала грузную фигуру Рассела.

— Инспектор, — выдохнула она. — Вот об кого дубину сломать не жалко.

Она была недовольна и мотала от досады головой. Эл быстро преодолела расстояние до бота, налетела на инспектора, схватила Рассела за костюм и сильно тряхнула, он оказался не так тяжел и пошатнулся от рывка.

— Зачем?!.. Я хочу знать ЗАЧЕМ?!! Какого черта, Курк?! Кто с тобой?

Инспектор явно опешил. Марат видел, как он по-детски хлопает ресницами. Марат не ожидал от выдержанного обычно капитана такой выходки, но вмешиваться не решался.

— Я один. Я не мог вас оставить, — произнес Курк.

Эл свела брови.

— Ничего глупее не слышала. Спасатель нашелся! Может, ты соизволишь продемонстрировать, как жить на этой планете? Знаток дикой природы! Ну, отважный мой, признайся — понаблюдать за мной захотелось?! В естественных условиях!

— Эл. Прекрати, — сказал, наконец, Рассел. Он был обижен последними словами Эл. — Вы — только трое вчерашних подростков, случайно оставшихся здесь.

— Ах, вот оно что! У нашего инспектора проснулся отцовский инстинкт. Марат, познакомься — это наша нянька, — Эл зло засмеялась. — Он будет варить нам завтрак и вытирать сопли!

Эл отпустила костюм Курка. Метнула в него гневный взгляд и пошла к катеру.

Курк посмотрел на Марата, он стоял удивленный выходкой Эл и робко смотрел ей в след. Потом он перевел взгляд на Курка, и их глаза встретились. Рассел был недоволен. Ждал поддержки. Марат не знал, чью сторону принять.

Эл дошла до катера, осмотрела Димку. Состояние его ухудшилось, начался сильный жар, резерв костюма иссякал на глазах. Эл несильно постучала кулаком по корпусу катера. Досадно. Она подумала, что неправильно было орать на Курка. Нервы все-таки сдали, но ей стало легче. Извиняться Эл не собиралась. О чем Курк думал? Он меньше других готов к роли «робинзона». Не дай Бог, начнет спорить и учить ее. Ситуация такова, что она осталась капитаном группы экипажа, состоящей из троих сильных и довольно самонадеянных мужчин, двое из которых старше ее по возрасту. Будут ли они слушать ее — это большой вопрос. Необходимо было быстро сообразить, что делать. Эл села в кабину и связалась через спутник с колонией. Буря совсем стихла, излучение уменьшилось, она смогла увидеть колонию на экране. Там были руины. Наземные постройки сильно пострадали, но это было полбеды. Сетка тектонических разломов покрыла это место, словно кто-то сильный порезал землю ножом. Она ненадолго замерла, внутри похолодело. Она связалась с колонией, несколько беспорядочных откликов, возвестили, что работают некоторые системы. Первое, что ей было нужно, найти медицинский бокс. Их в колонии было много. Некоторые работали даже на полную мощность. Большой генератор сильно поврежден, работали резервные, биологические системы колонии самовосстанавливались. Она задала спутнику работу — искать необходимое по списку: «Спасение — Выживание».

Марат и Рассел застали ее за работой. Она смерила обоих взглядом и произнесла:

— Нужно решить раз и навсегда один вопрос — я останусь капитаном или нет? Если останусь, то вам придется слушаться. Есть одно правило для нашего случая, каждый в праве сам отвечать за свою жизнь. Каждый в праве выживать сам. Я не в праве умалять вашу волю, прошу принять решение — команда мы или нет.

— Я считаю, что ты хороший капитан, — отозвался Марат, после коротких раздумий. — Я согласен, но с единственным маленьким условием: я буду также защищать твою жизнь, как ты пытаешься спасти наши. Прими это как дружеский жест и не отвергай помощь.

— Разве я когда-то давала повод так думать? — недоверчиво спросила Эл.

— Да, капитан, — с мягкой улыбкой ответил Марат. — Ты очень любишь брать на себя трудную и опасную работу. Пообещай, что мы будем делать ее вместе и не думать, кто чьей жизнью рискует больше.

— Хорошо, я постараюсь, — кивнула Эл. — Твоя очередь, Рассел.

— Я согласился с тем, что ты капитан еще на Земле, я согласен на тех же условиях, что Марат.

— Хорошо. У меня тоже есть условие. Я подготовлена лучше вас обоих. Знаю — не все, но не мало. Хоть я и девушка, прошу помнить, что в первую очередь я — капитан и разведчик. Если все согласны, тогда за дело. Марат уступи место инспектору, полетишь в грузовом отсеке. Вернитесь к боту и возьмите четыре комплекта снаряжения, костюмы, терминалы, источники энергии.

Перегруженный катер с трудом удалось поднять, они летели в нескольких метрах от поверхности. Марат понял, что пройти такое расстояние с раненым пилотом на плечах он не смог бы. Димон бы умер по дороге. И он поблагодарил проведение, что Эл осталась.

Эл села далеко от трещины. Открыла контейнер со снаряжением и деловито цепляла его на костюм. Рассел взялся достать Димона и доставить к краю. Очевидно, что Эл собралась спускаться.

Марат, тем временем, выбрался наружу и разведал, что твориться вокруг. Он с опаской дошел до края, посмотрел вниз. Свело скулы, тело стало ломить. Страшно. Расщелина шириной метров тридцать казалась бездонной. Она расколола все сооружение примерно надвое. От разлома сетью шли еще мелкие трещины. Из самой большой струилось неяркое излучение, зеленого цвета. Поврежден генератор, частицы пыли попадали в струю и, вспыхивая, исчезали. Марат поежился.

Эл сообщила, что они спустятся и соберут все, что необходимо им для жизни. Спутник отыскал заданный список. Эл объяснила обоим свой план.

Марат отошел от края. Мысль о том, что ему предстоит спускаться в трещину, парализовала его, но присутствие Эл не позволяло ему выказать слабость. Колени тряслись при одном воспоминании о высоте. Эл обсуждала детали с Расселом, а Марат собирал всю свою смелость.

Она обернулась к нему:

— Я настрою снаряжение. Будь внимателен. Не торопись. Тебе предстоит спуститься на четыре длины троса. — Она протянула катушку и крепление. — Это двести метров вниз. Трос выдержит нескольких человек, так что не думай о запасе прочности. Его нельзя порвать, разрубить, короче говоря, я не знаю способа порвать его, только рассечь излучением, но его там нет. Дальше зацепишься и проникнешь на девятый уровень. Запомни, девятый, а высадишься ты на десятый, поэтому тебе придется подняться ножками. Не пользуйся подъемниками, они не все исправны, заодно время сэкономишь. Найди терминал и свяжись с Расселом. Он подключит спутник, и ты узнаешь, что и где тебе искать. Найди рабочую платформу, загрузи и отправь наверх. Рассел вернет ее обратно. Не бери лишнего, только по списку.

— А как я выберусь обратно? — по ее лицу он понял, что сказал глупость, но в эту минуту он действительно не мог сообразить, как вернуться.

— На последней платформе вместе с грузом, — с улыбкой пояснила она.

— А где будешь ты?

— Я буду на третьем уровне. Там работает медотсек. Димону нужна помощь. Я спущусь туда с ним, а после добуду нам новый катер и энергию.

Она несколько раз кивнула ему, будто убеждая, что все будет хорошо.

— Давай я помогу спуститься, — предложила она.

— Эл, — напряженно глядя ей в глаза, проговорил Марат, — я хочу признаться,… что не до конца прошел курс подготовки. Я никогда не делал такого. Может мне воспользоваться летным костюмом.

Он ожидал, что она возмутиться, но Эл спокойно посмотрела на него, вздохнула, криво улыбнулась.

— У нас осталось мало энергии. Едва хватит катеру.

— А колонисты?

— Их еще нужно разыскать. Спутник не обнаружил ни одной живой души там, где мы их оставили. Рассчитываем только на себя. Не бойся. Как трос кончиться, найди место, куда его перецепить и спускайся снова. Будет трудно — позови меня.

— А если он зацепится?

— Не зацепится, поверь мне, он специальный.

Рассел проводил обоих взглядом. Эл стала спускаться сразу, ей было не просто с подцепленным к ней человеком. Пилот беспомощно висел на тросе, а Эл бережно придерживала его. Из всего, что Рассел знал о ней, его больше всего поражало ее пристрастие к простейшему, даже примитивному оборудованию. Там где нормальные люди применяли лучшие достижения науки, Эл использовала первобытные способы. Только Эл догадалась снабдить свой экипаж железными ножами, тросами вроде этого и примитивными механическими устройствами, определителями координат и другими предметами, назначение которых было непонятно Расселу. Тросы оказались кстати.

Марат долго медлил. Он решился спускаться только несколько минут спустя. Никто его не торопил. Он не мог унять дрожь в руках, стоило взяться на трос, как руки коченели и начинали дрожать. Первые шаги дались ему с великим трудом, двигался он очень медленно, не выпуская трос из рук.

— Марат, как ты там? — услышал он голос Эл.

— У меня руки дрожат, не слушаются. Я трус, капитан.

Ему стало легче оттого, что кто-то говорит с ним. Эл продолжала:

— Не хватайся за трос, просто отпусти его. Ты будешь медленно скользить вниз. То место оптимальное для спуска, я проверила. Засеки время одного спуска и сообщи мне. Договорились.

— Да, — ответил Марат, он зажмурился и отпустил трос.

— Слушай, а почему ты не выдал меня тогда, в учебном центре? — услышал он вопрос, капитана.

— Ты мне понравилась, — ответил он после паузы. — Это потом я узнал в тебе курсанта с той экспедиции на «Тобос». Как думаешь, мы случайно встретились?

— Нет. Это я выследила тебя. Узнала, что есть такой Марат и ему нравится спасать незнакомых девушек. Потом я упала в обморок, и дело сделано.

Она говорила это так серьезно, что Марат сначала был озадачен. Но потом он сообразил, что это шутка и рассмеялся.

— Это шутка, капитан?

— На самом деле это большая удача, что мы встретились. А почему ты не сказал, что знаешь навигацию? Я с ног сбилась, разыскивая штурмана.

— Как ты узнала?

— Ну, это вовсе не сложно. И ты смог бы управлять кораблем? Хотя бы маленьким?

— Если придется смог бы.

Трос кончился. Марат прицепился к стене, смотал трос, перевел дух и повторил процедуру.

— Мы приехали, — услышал он Эл. — Удачи.

Марат почувствовал, что остался один.

* * *

Димка очнулся, как ото сна. Перед глазами стоял туман. Светло. Не похоже на кабину. Он поднял руки вверх, понял, что лежит на спине, а потом наткнулся на защитное поле.

— Эй, где это я? — сказал он.

Он сел. Туман в глазах не давал ему видеть четко окружающие предметы, но он различил фигуру в дальнем углу комнаты. Человек в кресле прислонил голову к стене и не шевелился.

— Эй, — позвал он, — я тут надолго?

По нему прошелся зеленый луч света. Димка сообразил, что находиться в медицинском отсеке. Тут его свалил приступ сонливости, он беспомощно рухнул обратно и простонал:

— Не надо.

Короткое забытье.

— Вот теперь давай просыпайся, здоровяк, — услышал он знакомый голос. — Странно, что ты проснулся раньше времени. Может, я сделала что-то не так?

— Эл, — протянул он, — так приятно слышать тебя.

— Открой глаза и сядь, — скомандовала она.

Димка послушно сел и открыл глаза. Видел он отлично.

— А в прошлый раз у меня в глазах стоял туман.

— Это из-за линз. Они вышли из строя. Я их сняла.

— Эл, а почему мне так жарко?

— Потому что в твоем организме все еще идет восстановительный процесс, — пояснила она.

— У меня кожа огнем горит.

— Потерпи.

— Ладно, терплю, — согласился он. И тут он понял, что Эл тут быть не должно. — А ты, почему здесь? Где Ольга?

— На пути к Земле, — сказала Эл. — Расскажи, что помнишь из последних событий?

— Ты осталась!

— Мы остались. Ответь на вопрос.

— Я помню, как мы грохнулись, то есть упали, то есть врезались в скалу. Почему ты осталась?

— «Радуга» покинула орбиту раньше времени. История темная. Что ты еще помнишь?

— Да все я помню! Про мальчишку странного, который тебя увел. Как мы попали в бурю, тоже помню.

— Тебя чего в долину понесло. Катер гравитационный — забыл?

— Нет. Так короче было.

— Ты уверен в этом теперь?

Димка понял, что совершил ошибку, которая чуть не стоила ему жизни, а Эл осталась на планете. Лицо пилота изобразило отчаяние.

— Только не падай в обморок. Марат цел. Вас завалило камнями. С нами Рассел Курк, он вернулся на боте за нами, но, как ты, попал в бурю. Ты не виноват в том, что я осталась. «Радуга» ушла с орбиты раньше, чем я попала туда.

— Нас бросили?

— Я не спрашивала еще у Курка, но считаю, что это так.

Димка слышал, как от волнения в груди бухает сердце. Он старался осмыслить новость, от чего пришел в еще большее смятение. Он периодически мотал головой. Так бывало, когда он хотел высказаться, но не мог найти нужные слова.

— Это подло, — наконец, произнес он и заиграл желваками на скулах. — Я убью Нес.

— Нет, Димка, мы ее не убьем, она сейчас далеко и наш гнев пройдет к тому времени, когда мы посмотрим ей в глаза. Будем выживать.

— Какие у нас шансы вернуться?

— До следующей высадки колонистов — никаких, хотя эта может оказаться последней. Вряд ли сюда пошлют спасателей, — Эл тяжело вздохнула. — Положение отчаянное, врать тебе не буду. А теперь попробуй встать, оденься и выходи в коридор, нам надо выбираться отсюда. Колония пострадала от землетрясения. Жить здесь опасно. Нам придется искать другое пристанище.

Эл вышла, про себя умоляя Димку не задавать ей больше вопросов. Объяснения давались ей с трудом. Она старалась держаться, казаться спокойной, а на душе становилось все тяжелей.

Димка вышел из отсека в новом костюме, который припасла Эл.

Она посмотрела на него и улыбнулась.

— Я безумно рада, что ты цел. — Сказала она, подошла и обняла Димку.

— А я не рад, что ты осталась, — ответил он и тоже обнял ее. — С тобой скучно нам не будет.

Он шли по коридору к разлому. Плечом к плечу. Димка думал, что, возможно, сбылось то, о чем он мечтал, правда, в нелепой форме. Начались новые приключения — «бедствия с последствиями», как называла Эл подобные случаи. Эл в то же время думала, что рядом с Димкой ей будет легче, по крайней мере, он всегда стремился ее понять. Сейчас она особенно чувствовала его присутствие, ту теплоту, которая исходила от него. Друг. Это много значило для нее. Димка, хоть и любил поспорить, но был по-настоящему свой. Больше чем брат. Когда раньше Эл думала о нем, то не могла подобрать точное определение, кто он для нее. Эл знала, что Димка надежная опора, с ним можно попадать в какие угодно трудности. Она помнила как в академических испытаниях и в жизни, работая вместе, они чувствовали друг друга, угадывали мысли и предвидели события почти одновременно. Если он не давал волю чувствам и не терялся, как союзнику, Димке не было равных. Эл поблагодарила судьбу за то, что именно он оказался рядом. Она волновалась бы за Алика, потому что он занял в ее жизни особенное положение, Эл никак не определяла его, но в душе понимала, что это чувство люди давно назвали любовью. Ольга переживала бы за ее здоровье и призывала «не делать резких движений», Игорь сильно пострадал и чуть не умер, и ему здесь было бы тяжело. Димка — идеальный вариант, для такого трудного случая.

Они подошли к краю разлома.

— Ого! — Воскликнул Димка. — Как тут все разворотило. Хорошо, что люди ушли.

— Возможно, они знали, что это случиться. — Сказала Эл и протянула Димке катушку с тросом. — Помнишь, как этим пользоваться?

— Спрашиваешь!

— Тогда поднимайся первым. Видишь, за что цеплять?

— Вижу.

Он все сделал ловко. Поднялся быстро. Эл вскоре последовала за ним. Уже по связи она слышала его обращение к Расселу.

— Здравствуйте, инспектор, при других обстоятельствах я не был бы так рад вашему присутствию. Предлагаю перейти «на ты».

Его шутовской тон не обидел Рассела и тот неожиданно пошутил:

— Обещаю не писать на тебя рапорты. Рад, что ты выздоровел.

— Благодарю. Благодарю, — чопорно произнес Димка.

Эл выбралась на поверхность и увидела, как они дружно разгружают платформу.

— Которая? — спросила она у Рассела.

— Третья, — ответил тот.

— Тогда я спущусь еще. Нам нужны катера.

— Я с тобой. — Сказал Димка.

— Нет. Ты будешь Марата страховать. Я иду одна. На самом деле, я рано вытащила тебя из капсулы в медотсеке, тебя бы следовало там еще час держать.

Димка согласился без протеста, что Эл немного удивило. Когда она скрылась за краем, Рассел сказал ему:

— Тебе следует поблагодарить ее, она откопала вас из-под двух метрового слоя камней и помогла мне сесть. Не было связи, но мне казалось, что это ее голос подсказывал мне, что делать.

— Ты зачем в бот полез?

— На борту «Радуги» нас ждал плохой прием. Экипаж буквально арестовали и посадили на карантин. На борту оказались военные андроиды. Я дрался с двумя. Одного пришлось сжечь, другого я покалечил. Короче говоря, я сбежал.

— Она знает?

— Нет, я не успел сказать.

— А надо бы. Похоже, нас здесь намеренно забыли, — съязвил Димка.

— Да. Верно. Нес испугалась, что мы принесем на борт заразу. Ее совершенно не обрадовала весть об эпидемиях.

— А, по-моему, она вела себя так, словно ждала нападения. Уж не с нашей ли стороны? Зачем ей андроиды? Она пожертвовала нужным для нас грузом ради них. Эл насчитала сорок восемь штук. Зря мы не испортили им жизнеобеспечение. А хотели.

— Ты знал?

— Да. Эл посвятила меня. Она не хотела вносить смуту.

— Я должен был знать, — настаивал Рассел.

— Для этого есть Лувер. Он знал. Что мы обсуждаем? Сейчас нам такие подробности не помогут.

Они работали сообща. Димка старался не относиться к Расселу, как к инспектору. Теперь их жизни тесно связаны. У Эл получилось найти общий язык с курком, он тоже решил попытаться.

Скоро над трещиной взмыл катер, он блестел новенькой обшивкой. Эл виртуозно его посалила.

— Она отлично летает, — с завистью сказал Рассел.

— Командор Ставинский говорил, что она ведет себя с машиной так словно это часть ее тела. Так нас пытались учить в академии, но до меня это так и не дошло. Если бы я мог летать, то делал бы это без машин.

— Человек это может. Давно известно, существовали люди способные летать.

— Не ожидал услышать такое от тебя.

— А мы с тобой когда-нибудь говорили о полетах? — улыбнулся Рассел.

— Не говорили.

Эл выбралась из катера.

— Нам повезло. Это чуть ли не единственный целый катер такой системы. К сожалению, здесь старая техника. Зато четверо в него поместятся. Странно, что у колонии такой скудный арсенал. Большинство катеров на гравитационной основе. Большая ошибка для этой планеты, — Эл досконально осмотрела свою добычу и подозвала жестом Димку. — Теперь он под твоим началом… Марата долго нет. Я начинаю беспокоиться.

Димка сразу залез в катер.

— Эл, откуда у нас связь со спутником?!

— Их нам в количестве восьми штук оставила Нес, в качестве благотворительности. Обследуй пока тот район, где я встречалась с нашими новыми знакомыми.

— Кто эти знакомые? — послышался вопрос Рассела.

— Эту историю я оставлю в качестве сказки на ночь, а пока надо помочь Марату.

Вскоре появилась платформа, на которой он восседал. Вид у него был уставший, но не было страха. Эл отметила это. Последнее время у нее часто возникало убеждение, что страх является причиной многих человеческих бед, особенно на Уэст. Слова Роланда о причинах эпидемий врезались в память. Велика вероятность, что они тоже заболеют.

— Я все собрал. Как Димон?

— Я тут, — послышался Димкин голос по связи. — Прости, что чуть не лишил тебя шансов увидеть это небо.

Марат улыбнулся в ответ, если Димон способен шутить, значит, все хорошо.

— Извинения приняты, но все равно ты — отличный пилот.

— Эл, слышишь? — спросил Димка. — Как-нибудь вызову тебя на гонки.

Эл ничего не ответила, только улыбнулась, ее лицо выразило: «Ну-ну, посмотрим!»

Погрузка катера в четыре пары кур была недолгой, и они поспешили покинуть долину. Они вернулись на место высадки колонистов. Эл подсказала Димке, как подобраться поближе к пещере. К удивлению Эл она оказалась необитаема. Оборудование осталось на месте, защитное поле включено, но ни Роланда, ни его спутников в пещере не было.

— Остановимся тут. На сегодня приключений достаточно, — сказала Эл с досадой.

— Я в момент отключу это поле, — вызвался Марат.

— Отключай, — согласилась Эл.

Марат покопался в вещах, а потом манипулировал универсальным терминалом. За несколько минут он убрал поле к общей радости.

— Ты любое поле можешь убрать? — с интересом спросил Расслел.

— Теоретически, любое, но я не все пробовал. Хотите, научу, инспектор?

— Благодарю, но мне теперь не до этого.

Эл уже исследовала пещеру. В ней на первый взгляд ничего не изменилось, даже кресло, где сидел Роланд, стояло на прежнем месте. Тут было больше, чем они вывезли из колонии, и все целехонько. Эл показало это странным. Зачем человеку со способностями Роланда все эти вещи? Некоторыми он не в состоянии пользоваться.

Марат и Димка вернулись к катеру.

— Катер в самый раз войдет в расщелину, — сообщил Димка. — Может, втолкнем его туда, чтобы не был на виду.

— Нет. Вдруг повторное землетрясение. Нас может завалить. Мы защитим его куполом, — деловым тоном возразил Марат.

— Согласен, — кивнул Димка. — Моя идея глупая. Делай, как сказал.

— Надо у Эл спросить. Она капитан. Мы решили придерживаться субординации с одной стороны и отвечать друг за друга с другой.

Димка поднял брови. Он не ожидал такого решения. Марат и Рассел — натуры независимые, как он судил по своим впечатлениям, как Эл уговорила их подчиниться?

— Я вас слышу. Делайте, — отозвалась Эл. — Все верно. Ничего не доставайте из багажа, здесь есть все. Хозяева не обидятся, думаю.

Когда обустройство закончилось, они долго сидели молча. Желание уединиться и подумать возникло у каждого. Настало время поразмыслить о том будущем, что их ждет. Пещера даже заполненная множеством вещей была просторной. Каждый нашел себе угол и замер там. Эл осмотрелась вокруг и увидела только Димку, который специально сел так, чтобы ее видеть.

Эл решила побороть негодование относительно Нес и ее поступка. Помнить такое прошлое — только обрекать себя на мрачные мысли. Их место заняло множество вопросов. Что она делала в пустынной местности несколько дней и почему не погибла? Гадать бессмысленно. Провал или удача? В конце концов, авария подарила ей преимущество дышать местным воздухом. Чтобы не пугать присутствующих, Эл носила шлем, но дыхательные фильтры давно отключила — приберегла для других. Беспокоила потеря памяти. Нечто важное вылетело у нее из головы. Буря тому виной? Падение? Еще причина? Нет даже намека на ответ.

Она не думала, как ей действовать дальше. Она искала положительную сторону происшествия, и с усмешкой констатировала, что ищет, эти самые положительные стороны, слишком часто. В ее практике появляется традиция извлекать пользу из неудач. События последних лет, если их собрать вместе, больше напоминали полосу неурядиц. Если рассуждать здраво, то она не вылезала из проблем. В этом видимом невезении был скрыт секрет того, что она взрослела быстрее сверстников. Даже Рассел, прирожденный скептик, воспринимает ее всерьез. Теперь, при сложившихся обстоятельствах, у них есть замечательный шанс, докопаться до тайн колонии. Пропавшие экипажи, эпидемии, исчезновение тысяч людей и сама причина появления колонии на Уэст, — вот что интересовало Эл. Азарт исследователя перекрыл отчаяние, страх, чувство безысходности, которое посетило бы нормального человека, но не ее. Эл было интересно знать не для обличительного акта, не для исправления ошибки, которую совершили до нее, а для того, чтобы понять и научиться. Это был реальный и вполне достижимый опыт. Роланд косвенно подтвердил, что планета обитаема, значит, есть шанс увидеть тех, кому она является истинным домом. Тут Эл припомнила старую заповедь — в чужой мир со своими суждениями не лезь, и она умерила свое любопытство. Теперь она встревожилась. Сам факт их пребывания здесь, мог навредить местным жителям, если они узнают о них. Уже знают. Колония просуществовала десять лет. Эл вспомнила тревогу Роланда по этому поводу. Было бы неплохо увидеть его снова, только, где его искать. Эл улыбнулась собственной глупости. Ответ был прост, надо только дать понять, что он нужен. Он нашел ее после падения и прислал детей, он назначил встречу. «А откуда я вообще узнала про это место? Здесь нет людей. Здесь нет поселения. Кто-то, не сам ли Роланд, назначил мне „свидание“ здесь?» — подумала Эл. Таким вопросом она задалась впервые, раньше времени на раздумья у нее не было. Эл испытала смятение. Вот так вот оставайся наедине со своими мыслями! Она не могла ответить ничего определенного по этому поводу. Снова тупик. Роланд мог знать, он держал ее за руку, а по утверждению Индры, так он узнавал о людях все. «Роланд, вы мне нужны!» — закричала про себя Эл. Через мгновение получила ответ: «Отдыхайте, завтра Индра навестит вас».

Эл огляделась словно их «разговор» кто-то мог подслушать. Димка спал, остальных она не видела. Она поднялась и пошла в глубь пещеры. Рассел сидел у самого входа. Глаза его были закрыты, и он не шелохнулся, когда она прошла мимо. Марат залез в дальний угол, он смотрел перед собой. Видимо, он глубоко погрузился в раздумья, потому что не заметил ее приближения.

— Марат, — тихо позвала Эл. — Ты хочешь спать?

Он очнулся и посмотрел на нее. Он не расслышал, Эл пришлось повторить вопрос.

— Я не смогу заснуть, если только не принять успокаивающее. У меня внутри будто бомба взорвалась. Мне не уснуть. Если хочешь, поспи, я подежурю. Кого будить следующим?

— Рассел. Часа через три. Хочешь поговорить?

— Я хочу представить себе, что будет с нами дальше. Теоретически, я могу понять, что нам придется разыскать колонистов, спутники нам помогут, но внутри сидят какие-то сомнения. Предчувствие, что ли. Честно признаться, я не изучал эту планету, только мельком, знаю о ней лишь по рассказам. Впечатления у всех разные. Одни говорили, что это дикая планета, животных мало, красивая растительность и нет разумной жизни. Другие говорили, что она опасна и наказывает тех, кто приходит заселить ее. Знаешь, иногда рождаются легенды среди тех, кто летает, особенно, среди опытных. То, что колония погибла, наводит меня на разные мысли. Нет, погибнуть я не боюсь, я не думаю о смерти, но я привык, что моя работа не опасна, что я всегда возвращался домой, такое впервые. Это жестоко, но я рад, что ты рядом, капитан. Ты помогаешь мне морально. — Марат помедлил, Эл не торопила его. Он не решался высказаться. — Я слышал, что она все-таки обитаема. Здесь есть разум.

Он ждал, что она скажет что-нибудь. Эл только кивнула. Марату показалось, что для нее это так же очевидно, как то, что они сидят здесь. Но Эл пока не принимала его слова всерьез. За десятилетие существования колонии никто не видел здесь живых существ больше маленького животного. В этом районе флора и фауна были самыми скудными на планете. Выбирали это место не случайно, предполагалось, что люди окультурят этот район и создадут экологическую среду пригодную для человека. Как не любила Эл космос, идея переселения на другие планеты вызывала у нее недоумение, она до сих пор не могла согласиться с тем, что людей вообще надо переселять. Земля — их дом, единственный во всей Галактике, зачем стараться создать ее подобие где-то еще?

— Может быть, мы установим это, — сказала она.

Марат с улыбкой посмотрел на нее. Эл выглядела уставшей. Он только теперь осознал, как ей должно быть тяжело. Она чуть не погибла, потом осталась с ними на планете, осталась капитаном, спасла жизни им всем, включая Рассела, и будет выживать с ними дальше. Он испытал чувства уважения, доверия и необыкновенной нежности. Она девушка! Она даже младше его, но сила в ней необыкновенная. Он поймал ее взгляд, трудно было смотреть в эти глаза, словно острое лезвие пронизывало человеческое существо. Шлем скрывал ее волосы, такие пушистые и мягкие на вид. Это из-за них она казалась женственной, сейчас они были спрятаны, и ее лицо было суровым. Тоненькая полоска у основания шлема должна гореть, показывая герметизацию костюма и работу системы жизнеобеспечения.

— Эл, тебе надо сменить скафандр. Индикатор не горит. — Он указал пальцем. Потом посмотрел в глаза Эл. Она его изучала. В уголках рта скрывалась улыбка. — Что-то не так?

Эл постучала пальцем по индикатору.

— Он мне не нужен.

— Что значит — не нужен?

— Я дышу местным воздухом, пока без ущерба для здоровья. Я не хотела пугать вас, особенно инспектора.

Она улыбнулась виновато, так ему показалось. Марат растерялся.

— Марат, вспомни все, что знаешь на этот счет и реши, как будешь к этому относиться. Это очень скоро станет важно. Среди нас должно быть доверие.

— А если бы я не заметил индикатор, ты молчала бы?

— До удобного случая — да. На сегодня впечатлений — хоть отбавляй. Димка примет меня любой, он мой друг, а ты и Рассел будете решать, как ко мне относиться. Ты узнал, думай, а инспектор пусть выспится. Он давно считает меня мутантом, вот и получит доказательства. — Она не переставала улыбаться. — Я не такая как все. Это меня тревожит. Хочешь, я расскажу. Хоть и рискую многим.

Марат кивнул в ответ. Эл продолжала:

— Это связано с экспедицией «Тобос». После нее у меня в организме начались изменения. Физически это не заметно, я сама толком не знаю, что со мной происходит. Когда случается кризис, я испытываю жуткие мучения. Я рассказываю об этом, потому что он может произойти и здесь, но Расселу лучше этого не знать, я не уверена, что он примет меня такой. О мутациях он знает, он уверен, что я обманула врачей на Земле. Подозрения верны, но у него нет доказательств. Ты понимаешь, почему я скрываю это, чтобы не оказаться однажды на одной и таких планет. Я хочу летать и скрываю свою необычность. Поэтому я согласилась на этот полет, чтобы избежать новых исследований. Я плохо помню мое падение во время бури, но помню, как садилась на скалы еще до падения. В горах было место, где я могла дышать. Я дышала через фильтры во время разведки. Я тогда решила, что смогу дышать этим воздухом. После падения я очнулась без шлема, он был разбит. Димка и Рассел были напуганы, я видела их лица. И тот парнишка — Индра, что встретил нас здесь, он тоже говорил, что я выглядела плохо. Ольга и Лондер восстановили ткани, но произошли изменения. Я дышу местной смесью газов без ущерба для себя. Я не удивлюсь, если со временем смогу ходить без костюма. Там видно будет. Поэтому я спросила, могу ли остаться капитаном. Придется спросить еще раз.

— Мне не просто представить на этом месте кого-нибудь еще. Ты хороший капитан и пока не сделала ничего, чтобы я потерял доверие. У меня просто нет опыта, я не имею права оценивать тебя.

— Спасибо, Марат, но не торопись. — Она мягко улыбнулась. Он улыбнулся в ответ. — Подумай, а я пойду, посплю. Нужно отдохнуть.

Он проводил ее взглядом. Эл устроилась в своем углу. Внутреннее напряжение не давало ей спать, тогда она легла на спину, расслабилась, постаралась убрать из головы все мысли, чувство опасности. В голове шумело, точно помехи в эфире, потом она почувствовала словно погружается в неизвестную среду, как-будто ее бросили в воду с высоты.

Рассел открыл глаза. Марат тряс его за плечо.

— Инспектор, так крепко спать опасно. — Марат приветливо улыбнулся. — Ваша очередь дежурить. Через четыре часа разбудите Эл.

Рассел вертел головой. Он не понимал, где находится. Ему снилось, что он на Земле и нашел новые данные на кого-то. Он работал даже во сне. Работа снилась ему часто, и он к этому привык. Пещера к обстановке сна не подходила. Он оглядывался. Потом с трудом встал. Тело от лежания на камнях затекло, он разминал его несколько минут, обошел пещеру, стараясь не шуметь. Димка спал сидя у стены пещеры. Эл лежала напротив, на камнях, и только Марат расстелил матрац, чтобы лечь. Рассел с трудом избавлялся от сонливости. Трудно поверить, что именно теперь он не спит и все, что окружает его, существует наяву. Он долго зевал. Снова осмотрел спящих. По лицу Димки пробегали мрачные тени. Он хмурился, снилось ему что-то неприятное. Рассел даже хотел его разбудить, но вспомнил, что в костюме есть успокаивающий режим. Он осторожно включил его, через минуту лицо пилота успокоилось. Он посмотрел на Эл. Она выглядела, как изваяние. Бледная и спокойная. Рассел тяжело вздохнул. Отошел в сторону, взял в руки терминал, лежавший поверх груды, вещей включил его.

Он стал изучать данные на эту планету, отмечая все, что может пригодиться. В блоке «Выживание» он не нашел чего-то более того, что значилось в обычных инструкциях. Об эпидемиях — ни слова. Инструкции не содержали данных об исследованиях планеты, в перечнях не было внятных рекомендаций, как себя вести именно на Уэст. У него на этот счет не хватало элементарных знаний. Рассел подумал, что им придется трудно. Без помощи колонистов им тут не выжить. Он уже достаточно знал Эл, чтобы предположить, что она может принять самое неординарное решение. Вместе с тем он ни минуты не сомневался в том, что она останется капитаном. Он верил, что академическая подготовка Эл поможет им избежать многих проблем, ко всему прочему, она имела опыты опасных для жизни ситуаций, и нервы у нее не сдадут. Даже если им и предстоит погибнуть, Эл постарается отсрочить их конец. Рассел не мог поверить, что застрял на чужой планете, ему по роду занятий не приходилось попадать в подобные истории.

Примерно через час он обошел пещеру. Спящая Эл привлекла его внимание, казалось, что за час она не пошевелилась ни разу. Рассел присел на корточки и заглянул девушке в лицо. Через защитное поле, невидимое для глаз он рассмотрел, как по ее лицу пробежала дрожь. Она дышала ровно, но редко. Он так привык наблюдать за ней последние месяцы, привык ловить любые изменения ее настроения, выражения лица, он предугадывал, как она поведет себя. В эту минуту Рассел увидел в ее лице спокойное блаженство, умиротворение. Он не мог оторвать взгляд, настолько загадочным стало это лицо. Он вздрогнул, когда почувствовал, как ее рука сжала его руку немного ниже локтя, и бледные губы Эл, едва шевелясь, произнесли:

— Нехорошо рассматривать спящего человека. Это может его разбудить. Что ты и сделал.

— Извини, капитан.

— Эл, — поправила она его, не открывая глаз.

— Капитан Эл, — повторил он.

— Как вы мне надоели со своей субординацией, — проворчала она. — Сколько я спала?

— Часов пять.

— Никто не приходил?

— А что мы кого-то ждем?

— Да. У нас будут гости.

Она, наконец, открыла глаза. Они были туманными. Эл осторожно села.

— У тебя тело не болит от сна на камнях? — заботливо спросил Рассел.

— Когда так устаешь, камень кажется периной, — ответила она. — Когда я сплю на спине, мне все равно.

— Если хочешь, спи еще три часа до твоей вахты.

— Нет. Надо кое-что здесь сделать.

— А ты не разбудишь остальных?

— Разве, что Марата. Димка всегда спит как сурок зимой.

— Сурок? Кто такой сурок?

— Сурок? — удивилась Эл. — Ты что, про сурка никогда не слышал? Зверек такой.

Эл стала смеяться, ее плечи вздрагивали от смеха.

— Нет. Не знаю, я же не биолог. А на какой планете он водится?

Эл сдержалась, чтобы не рассеяться в голос. Курк говорил серьезно, что добавляло юмора в ситуацию.

— На Земле. Во всяком случае, еще водился, когда мы улетали. Рассел, ты меня поражаешь, — сквозь смех ответила она.

— А почему ты сравнила Димона с сурком?

Эл посмотрела на Рассела умоляющим взглядом, ей казалось, что он дурачит ее, но не могла припомнить, чтобы он шутил в такой манере.

— Потому, что спит крепко, — пробормотала она, давясь от смеха.

— А-а, — протянул Рассел.

— А где ты учился, Рассел? — спросила она переводя дыхание.

— В академии. Как и ты. Только на курсе аналитиков.

— А зоологию вы не изучали?

— Это был необязательный предмет. Не понимаю, что тебя веселит.

Эл открыла рот, но ничего не сказала. Такой пробел в образовании Курка казался ей немыслимым. Но он был. Первое ее желание было добежать до Земли, найти сурка и непременно показать его Расселу. День будет многообещающим, если начался с такого казуса. Если он Земли не знает то, что будет на Уэст? А может оно и хорошо.

Она встала на ноги и перестала улыбаться. Ноги едва ее держали. Как не кстати. Сделав пару шагов, Эл стала опираться о стену.

— Что случилось? — встревожился Рассел.

— Ноги не слушаются.

Рассел нашел кресло.

— Садись.

Эл устроилась в кресле.

— Найди мне терминал, — попросила она.

Он нашел то, что она просила. Он оказался больше того, которым он недавно пользовался. Эл включила питание и занялась какими-то поисками. Время от времени она смотрела на Рассела и улыбалась. В пещере наступила тишина. Рассел подошел к краю заградительного поля, так близко, что костюм стал вибрировать от напряжения. У входа в пещеру и дальше, на сколько хватало обзора, никого не было — голые скалы. Их катер был закрыт маскировочным куполом, его не воспринимал человеческий глаз, но на него вполне можно было наткнуться, если подойти вплотную. Рассел прошелся по пещере, опять осмотрелся. Она напоминала склад, где порядка не было. Сюда когда-то свалили эти предметы самого разного назначения и забыли о них. Здесь было многое из того, что они прихватили из колонии. Он решил предложить свою помощь Эл. Заглянул через ее плечо в экран. Эл выстраивала какую-то странную диаграмму. Рассел ничего не понял и естественно спросил, что это такое. На что она сказала многозначительно:

— Это либо наша смерть, либо спасение.

— Непонятно, — сказал Курк.

— Я хочу снять с орбиты один спутник и отправить его к ближайшему маяку. Если получится — можно рассчитывать на помощь, но сообщение получат все, кто будет близко от маяка. Нас услышит не только Земля.

— Галактис, — напряженно сказал Рассел.

— Не только. Галактис может быть лучшим вариантом.

Сейчас она не пыталась скрыть свою симпатию. Это уже интересно. Рассел ждал продолжения, но Эл снова занялась делом.

— Кто нас может услышать еще?

— Любители легкой добычи. Пираты, например.

— Опять ты на свою любимую тему, — отмахнулся Рассел.

— Твои познания в этой области Курк не превышают объема знаний о сурках, поэтому я не могу спорить с тобой. Если нам не повезет, то пиратов ты увидишь раньше, чем сурков.

— Что ты ко мне привязалась с этими животными! — возмутился Рассел.

— Тихо. Ребят разбудишь. К слову пришлось. Рассел, ты хорошо просмотрел данные об Уэст? Уже выяснилось, что Марат ничего подобного не изучал. Советую ознакомиться с планетой, хотя бы теоретически.

— Я знаю достаточно и не надо меня экзаменовать.

— Прости, я больше не буду про сурков, — всерьез извинилась Эл, но Рассел окончательно обиделся и ушел в другую часть пещеры.

Эл снова погрузилась в работу. Через час проснулся Димка, он резко вскочил, осмотрелся и стал невнятно бормотать. Никто не понял его.

— Сколько я спал? — сонным голосом выговорил он.

— Больше шести часов, — ответила ему Эл.

— Тогда, хватит.

— Проснешься окончательно, найди нам что-нибудь поесть.

— Питательные вливания то, что нужно, — порекомендовал он и похлопал себя по животу. — Надо занять чем-нибудь наши желудки. Мы не ели больше суток. Не дождавшись ответа, он решил, прежде чем выполнять поручение, взглянуть на катер. Он заметил фигуру между камней.

— Эл, там парень, что встречал нас в прошлый раз. Он сидит и ждет.

Эл выскочила из кресла. Ноги уже обрели прежнее, здоровое состояние. Она забыла про поле, защищавшее вход и беспрепятственно прошла сквозь него. Димка и Рассел переглянулись. Оба подошли к границе поля и посмотрели вслед Эл.

— Что происходит? — Спросил Рассел и посмотрел на Димку, словно тот знает, но скрывает правду. Тот только пожал плечами.

Эл быстро подошла к парнишке, из-за камня появилось еще одно существо. По виду это был человек, но маленький и с явными физическими изменениями. Между ними завязался разговор. Говорили Эл и юноша, загадочное существо только подавало знаки и, время от времени, протягивало руку Эл. Эл протягивала свою. Эл подала знак, чтобы они подошли.

— Надо будить Марата, — заключил Димка.

— Марат! — громко позвал Рассел. — Просыпайся, у нас гости.

Марат резко вскочил. Голос Рассела напугал его. Он мигом оказался на ногах и также быстро подошел к ним. Его заспанное лицо не выразило никаких чувств.

— Этот парень уже был здесь, — заключил он хриплым голосом, — а второго я не видел. Я бы предположил, что это девочка. Ребенок.

— Спросонья, что не покажется, — сказал Димка. — С тем, что это человек, я вполне согласен.

— Отключи поле, — сказал Рассел, обращаясь к Марату. — Она звала нас.

Марат наморщил лоб. Потом понял, что от него требуется и пошел за пультом, который спрятал за камнем. По дороге он сообразил, что Эл уже снаружи. Он остановился и оглянулся. Рассел и Димон испытующе глядели ему в след.

— Дошло, — хихикнул Димка.

Марат указал пальцем на Эл, которая ждала их по ту сторону поля.

— Как она там оказалась?

— Вышла, — сказал Рассел.

— Вы это видели?! — слегка повысив голос, спросил он.

— Как тебя, — ответил Димка. — Давай быстрее. Не заставляй ждать нас.

Марат немного повозился с выключением барьера, от изумления он не смог действовать быстро.

Они дружно приблизились к Эл и гостям. Маленькое существо шарахнулось от них и укрылось за спиной Индры.

— Знакомьтесь. — Эл указала на гостей. — Индра и Лио. Мои недавние знакомые. Брат и сестра. Они дети одного из колонистов. Лио пережила эпидемию, поэтому так выглядит. Не пугайте ее. Она еще ребенок.

Марат улыбнулся девочке, радуясь своей догадке. Эл продолжала:

— Это часть моего экипажа: Рассел — инспектор Космофлота, в экипаже — аналитик, Димон — пилот, Марат — разведчик.

— Настоящий? — спросил Индра с неподдельным интересом, глаза его вспыхнули тем самым любопытством, о котором Роланд говорил Эл.

— Почти, — скромно ответил Марат.

Индра не расстроился и посмотрел на Марата с уважением.

— Они знают, где новая колония, но до того как мы туда попадем, я должна встретиться с их отцом, Роландом. — Потом она обратилась к Индре. — Приходи через некоторое время, нам нужно многое обсудить. Я не могу говорить только от своего имени.

— Разве ты не капитан? — изумился Индра, подразумевая, что если она командует, то не обязана спрашивать мнения подчиненных.

— Капитан, — с достоинством ответила Эл, — но мнение этих людей мне важно.

— Тогда я приду через час, — кивнул Индра.

— Ты знаешь, что такое час? — с удивлением вырвалось у Эл.

— Я же не дикарь, — пояснил Индра и показал часы.

— Думаю, полчаса будет достаточно, — сказала Эл.

Индра и Лио быстро удалились. Их проводили любопытные взгляды.

Димка недоверчиво спросил:

— Проследить за ними?

— Не нужно, — сказала Эл. — Нам предстоит серьезный разговор.

Эл не вернулась в пещеру, а устроилась тут же на камне. Она вздохнула, поджала губы и осмотрела свой экипаж.

— Я должна кое-что рассказать вам, прежде мы начнем действовать. Сначала о Роланде. Это чрезвычайно загадочная личность. Мне непонятна его роль среди колонистов, точнее, я ее вообще не знаю, но это он помог переселенцам и, надеюсь, поможет нам. Если вы когда-нибудь встретитесь с ним, это очень вероятно, вам предстоит пережить удивление. Роланд необычный человек. Он перенес эпидемию. В результате он ослеп, оглох и не может говорить.

— Как же вы беседовали в таком случае? — вырвался вопрос у Марата.

— У него развилась способность к телепатии, хотя мне не нравится такое определение.

— Но ты говорила с ним, — в голосе Димки звучал интерес.

Его глаза горели любопытством в отличие от остальных двух недоверчивых пар глаз. Рассел смотрел сурово. Не легкомысленно ли заводить знакомства, не проверив человека. Пока они были в колонии, Эл не удосужилась узнать, кто такой Роланд. Рассел решил, что их жизни может угрожать серьезная опасность, но он смолчал, дожидаясь окончания рассказа.

— Мы говорили мысленно, — продолжила Эл, — он взял меня за руку, и мы могли без труда понимать друг друга. Беседа была короткой, но я успела узнать, что ему известно о причинах эпидемии. Это цветение растений в долине, одного, нескольких, не знаю. Они пахнут и излучают особую энергию. Причина эпидемий в этих растениях, а в долине они цветут бурно. Цветение начнется через месяц и нам надо найти способ защиты, но об этом потом. Каждый из вас знает, что в отношениях я люблю доверие. Мне придется руководить нашей деятельностью здесь. Есть один нюанс, который нам надо обсудить. Я не хочу это скрывать, хотя пыталась, до последней минуты.

Эл отключила дыхательный аппарат, щелкнули замки шлема, и она легко сняла его, голова осталась в маленьком капюшоне от легкого защитного костюма, он скрывал ее шевелюру, лицо Эл от этого казалось вытянутым и суровым.

— Вам придется привыкнуть к тому, что я меняюсь. Я могу дышать местным воздухом, мой организм меняется под условия этой планеты. Мне не хотелось бы пугать вас, но никому неизвестно к чему это приведет.

Лицо Марата выразило сострадание. Димка повел бровью и сказал:

— Здесь в среде восемь процентов кислорода, углекислый газ, азот, для твоего тренированного организма вполне хватит. А вот как ты через поле сиганула, это мне интересно. Чему удивляться, ты несколько суток провела почти без костюма, может, это удача, и ты сможешь тут жить.

— Но не на Земле. — Эл испытующе посмотрела на Рассела.

— Про Землю нам пока придется забыть, — произнес Димон.

Эл усмехнулась.

— Если со мной будет происходить, что-то неладное, и вы решите, что Эл это не Эл, — она не отрываясь смотрела в глаза Расселу, — ну, пристрелите меня, что ли.

Марат отрицательно затряс головой, сказать он ничего не смог, поскольку счел предложение Эл шокирующим.

Эл очень четко представляла, что дает им шанс постоянно оценивать ее. Лгать не хотела. Существовала масса примеров, когда мутации затрагивали психику человека, и он мог натворить беды. В экстремальных условиях убийство разрешалось. Эти условия, были как нельзя экстремальными.

Теперь у Рассела были все доказательства того, что Эл не совсем уже человек. Она знала, что он слишком сжился со своими обязанностями инспектора при ее персоне. Теперь он мог занять самую радикальную позицию по отношению к ней. Курк и представить не мог, какую боль приноси Эл такие новости. Более всего она хотела быть человеком, особенно сейчас.

Он смотрел изучающе, но по его лицу нельзя было понять, что он думает.

Эл потянула капюшон вниз, обнажив копну белых волос с остатками седины. Черты ее лица сразу смягчились. Она сидела на камне, подогнув одну ногу под себя, а другую свесила вниз. Поза казалась беззаботной. Все трое отвели взгляд. Она ощущала, как бьется сердце. Этот стук напоминал о том, что жизнь продолжается и отчаиваться не время. Тогда почему ей вдруг захотелось кричать? Душевная боль раскручивалась внутри как тугая спираль. Никакие уроки самообладания тут не помогали, к такому трудно было привыкнуть. Ее аномалии и раньше причиняли ей страдания, но она не позволяла им главенствовать над ее разумом, сейчас чувства неожиданно взяли верх. Самое простое было заплакать, но она не могла. Снаружи был тренированный капитан, которого они должны видеть, а внутри проснулся растерянный ребенок, который беспомощно смотрел на окружающих, в надежде, что кто-то ему поможет.

Димка единственный понял, что с ней твориться. Эл не так уж сильно изменилась за эти годы. У нее внутри был особый мир, о котором Димка знал с детства, и уж точно не смог бы поверить, что двери в этот мир закрыты. Он знал, как Эл умеет чувствовать, хоть и скрывает это, от него не укрылось, что ей сейчас очень больно. Он специально не смотрел на нее в упор, как минуту назад это делал Рассел. В его душе не было ничего кроме желания быть рядом с ней. Вот теперь он точно знал, что его помощь пригодится.

Димка медленно встал, подошел к ней и сел на тот же камень. Эл посмотрела ему в глаза. В его взгляде мелькнуло лукавство. Эл стало ясно, что он сейчас что-нибудь натворит. И точно, не успела она подумать, как ее друг стянул с себя шлем. Димка вдохнул местный воздух и закашлял.

— На пойму, чем пахнет, — сквозь кашель пытался сказать он.

— Надень немедленно! — закричала Эл.

Димка отрицательно мотал головой. Эл разозлилась.

— Мальчишка!

Она решительно выхватила шлем из его рук и пыталась надеть его обратно. Димка всячески уклонялся.

— Я приказываю, — прорычала она.

Димка замер, как кролик перед удавом. Эл победила, через несколько секунд он дышал через фильтры костюма. Эл смотрела сурово.

— Не смей больше делать так, — тихо, но грозно сказала она. — Нашел время шутить.

— Капитан, неизвестно, сколько мы тут пробудем. Нам стоит привыкнуть, это же возможно, — говорил Димка.

— Интересно, когда ты успел это проверить?

— В первую разведку. В долине дышать трудно, но в горах это реально. Я проверял.

Димка перестал кашлять. Смотрел уверено. Эл поняла, что он делал в разведке то же, что она.

— Я не помню, чтобы я приказывала практиковать дыхание местным воздухом.

— Я не нарушил приказ, ты его не отдавала, но это было полезно. И у тебя амнезия, — решил пошутить пилот.

Эл смотрела сурово, Димка понял, что дружеские отношения с капитаном его не спасут. Он нашел выход из положения и спросил:

— Признайся, что ты сама этого не делала в первую разведку.

Марат и Рассел наблюдали за ними и в этот момент переглянулись. Старые друзья знают повадки друг друга. Пилот угадал вольность капитана. Ответ был за Эл.

— Речь не обо мне, — отрезала Эл. — Я дышала этим воздухом несколько суток… И мой организм отличается от ваших…

Она свела брови, боль отошедшая ненадолго снова вернулась. Наступила пауза.

— Оставь это, — пробормотал Рассел. — Я понял, на что ты намекаешь. Будто я не знал. Никто не виноват, что так получилось. Командуй, что нам делать дальше. Поживем — увидим.

Эл подняла глаза и с благодарностью посмотрела на него. Марат пожалел, что не он это сказал. От недоверчивого Рассела, трудно было ждать поддержки, но их долгое общение с капитаном, кажется, давало плоды.

— Увидим, — согласилась она. — Я иду на встречу с Роландом. Димка и Марат, вы возвращаетесь в колонию и пытаетесь добыть нам орбитальный катер. Там было три, найдите исправный. Есть показатели со спутника, что один уцелел. Если потребуется, свяжетесь с ним еще. Я установила зонд рядом с местом, где мы грузились. Задача непростая, но ты, Димон, хороший пилот. Не сомневаюсь, что у тебя получится.

Димка кивнул в ответ. Эму не сильно попало за вольность со шлемом, и был очень рад, что Эл на время забыла об этом. В мыслях он не оставлял надежды научиться дышать местным воздухом.

— Рассел, тебе придется остаться здесь, заодно укомплектуешь нам снаряжение и питание. Списки — в терминале.

Рассел дождался, когда улетят молодые люди, и подошел с вопросом.

— Эл, почему ты думаешь, что я до сих пор против тебя? Особенно теперь.

— Потому что ты инспектор, до мозга и костей. Теперь, когда я не скрываю аномалии, ты можешь применить свои знания по своему усмотрению.

— Я не хочу делать тебе больно. Достаточно того, что есть. Ты думаешь, у кого-то из нас хватит духу выстрелить в тебя? Я убежден, что ты оказалась в обществе мужчин, где в тебе уважают не просто капитана, а кое-кто откровенно влюблен в тебя.

В глазах Эл возник вопрос, Рассел не сомневался, что она знает, а оказалось, что Эл не задумывалась над этим. Рассел слабо улыбнулся.

— Не пугайся, не я.

Она продолжала смотреть. Он снова улыбнулся.

— Присмотрись.

— Если сейчас я начну увлекаться такими вопросами, у меня сил не хватит, — заключила она. — Спасибо за поддержку. Прости. Я сомневалась в тебе.

— Все будет хорошо, на сколько возможно в таком положении, — уверенно сказал он. — Мы еще на Земле договорились, что у нас неофициальные отношения. Я не претендую на дружбу, да мне и не по возрасту, но я стараюсь тебя понимать, Эл.

— Я не так оптимистична.

В ее глазах отразилась та боль, которую она всячески пыталась скрыть, а сейчас не выдержала. Рассел подошел и взял ее за плечи.

— Даю слово, когда мы вернемся, от меня о твоих секретах никто не узнает.

— Спасибо, только это узнают без тебя, — обречено сказала она, — Тогда меня вышлют. Факт.

— Сейчас, забудь, — успокаивал ее Рассел.

Эл кивнула в знак согласия, он отпустил ее.

— Почему ты не послала меня в колонию?

— Похоже, вы будете обсуждать каждое мое действие, раз я дала вам право, — заключила Эл. — Ты нужен здесь на случай, если нас навестит еще кто-нибудь и для охраны. Ясно?

— Вполне. Расскажи мне подробно, кто такой Роланд?

— Если бы я знала. Колонист.

— Я понял, что он пользуется у тебя уважением.

— Это необычный человек. Неожиданно он приобрел свойства, о которых человечество мечтало всегда. Уж не знаю, как он их использует, но его сознание, кажется, повыше нашего.

— Мне известен твой интерес к подобным аномалиям. Я могу это объяснить только тем, что ты сама нечто подобное.

— Нет. Но так вышло, что жизнь часто сталкивает меня с вопросами такого порядка. Аномалиями. — Эл улыбнулось. — Для меня это нормально. Вселенная существует по общим законам. Все что существует в нашем воображении, может где-то существовать — это для меня аксиома. У меня появилось убеждение, что Уэст пропитана энергиями, способными активизировать человеческие потенциалы. Например, телепатию. Я совсем не знаю Роланда, но у меня предчувствие, что, благодаря ему, мы сможем понять эту планету, хоть чуть-чуть. И помочь.

— Кому?

— Всем, — пространно ответила Эл. — Не надо быть гением, чтобы понять, что эта планета не для нас. Вообще я считаю это неправильно выгонять людей с родной планеты.

— А здоровье других, остальных?

— А правильно, когда ребенок вроде Лио терпит такие муки? Тебе не больно от этого? Что до меня, не могу понять, почему никто не думает о душах тех людей, которых вынуждают бросить все, что они любили, и выгоняют их из дома только потому, что они перестали походить на остальных. Или перестанут в будущем.

— Ты так говоришь, потому что думаешь, что тебя тоже выселят, — констатировал Рассел.

— Нет. Об этом как раз думаю в последнюю очередь. Я как-нибудь справлюсь. Я говорю о том, что не верно в принципе.

Эл осеклась, нападать на Рассела было глупо, он ничего не мог решить и его право относиться к этому со своей точки зрения. Она повернулась к нему спиной и решительно пошла к пещере.

— Ты куда? — спросил Рассел.

— Пойду, переоденусь. Этот костюм оставлю для кого-нибудь из вас. Глупо прятать то, что есть. Пусть тело привыкает к местным условиям.

— Это может быть опасно. Эл, ты только что чуть не побила Димона, и вот сама повторяешь то же самое.

— Димон придумал глупость, а я знаю, что делаю.

Она скрылась в пещере. Рассел не посмел пойти за ней. Он не успел обдумать ситуацию, она появилась у входа в пещеру, одетая в легкий костюм для разведки. Его применяли для планет со средой переносимой тренированным человеком. Он был совершенно герметичен и обладал огромной прочностью, изнутри он имел пленку, прирастающую к коже, этим достигалась антивирусная поддержка организма. Рассудок Эл не изменил, эта одежда давала ей большую свободу, чем прежний костюм. Тонкий ободок на голове создавал защитное поле. Она также оставила на костюме медицинские датчики и прицепила все снаряжение, которым снабдила экипаж в первый день высадки, а на правой руке угрожающе поблескивал излучатель. В целом, вид у нее был довольно внушительным и даже угрожающим. Только теперь Рассел осознал то, чего ему так не доставало для исчерпывающего портрета Эл — этого «наряда». Ее облик вполне вязался с тем, что он знал о ней, он вспомнил первое впечатление от знакомства с ее характеристиками: отличная моральная, интеллектуальная и физическая подготовка, быстрая реакция на события, самодостаточность, он вспомнил, как улыбнулся этому слову, точно читал о взрослом опытном человеке. Тогда ему показалось, что ее слишком превознесли.

— Что не нравится? — спросила она хмуро.

— Выглядит грозно, — ответил он.

— Это результат предвзятого отношения, — пояснила она. — Ты соорудил в голове мое чучело и наделил его своими представлениями. Теперь ты сравниваешь меня настоящую с ним. Что, не похожа?

— А ты смогла бы обойтись без этого. — Рассел обвел рукой весь арсенал ее костюма и особенно указал на излучатель.

— К сожалению, нет. Увы, я слишком избалована этими благами цивилизации, но буду рада когда-нибудь обходиться без этого, если пойму, что нам ничего не угрожает.

— А оружие зачем? Воевать ведь не с кем.

— А почему ты в это так уверен?

Рассел усмехнулся, другого ответа он не ждал.

— Здесь мирная колония. Зачем нападать на нас?

Эл сунула в рот несколько пластиков еды и стала аппетитно жевать.

— О, если бы ты оказался прав, — ответила она.

Рассел вспомнил, что она дала ему задание и пошел выполнять его.

— Так-так, вспомнил, — подметила она, — если все мои дальнейшие распоряжения будут выполняться с такой скоростью, мы все умрем с голоду, замерзнем, заболеем и прочее.

Рассел пропустил замечание мимо ушей. Эл устроилась на своем камне и стала ждать Индру.

* * *

Когда Марат заглянул вновь в бездонную трещину, что расколола корпус колонии, его колени предательски задрожали. Лезть туда во второй раз не было никакого мужества. Он надеялся, что ему не придется делать это повторно. И зачем только Эл послала его сюда! Она же знает, как трудно давались ему прошлые спуски! Он посмотрел на Димона. Тот с деловитым видом крепил свой трос к днищу висевшего у него над головой катера и был спокоен. Потом он внимательно высматривал что-то на экранчике минитерминала. Наконец, он обратил внимание на Марата.

— Не дрожи ты так, я один полезу. Лучше один труп, чем два.

— Почему? — возмутился Марат. Ему стало неловко, что пилот видит его страх.

— Ты бледный, — пояснил Димка. — Не представляешь, какое чертовски опасное задание дала нам Эл. Я не уверен, что подниму этот катер на поверхность. Он крупный, а расщелина узкая. Катер можно поднять, только пройдя близко от генераторных блоков, а они все еще работают. Если я задену… — он не стал договаривать, только скорчил смешную гримасу.

— Эл сказала, что ты отличный пилот!

— Но я не бог, — развел руками Димон. — Ладно. Жди меня здесь.

— А если отключить генератор?

— Это еще более безумная идея. На такую операцию нужно несколько дней и опытный инженер.

— Но зачем Эл послала нас двоих?

— Ну, катер еще нужно найти, а двое сделают это быстрее. Я же не знал, что ты боишься высоты.

— Я не высоты б


Содержание:
 0  Пленники Уэст : Майя Малиновская  1  Глава 2. Где ты, капитан? : Майя Малиновская
 2  вы читаете: Глава 3. С надеждой на спасение : Майя Малиновская  3  Глава 4. Загадки Уэст : Майя Малиновская
 4  Глава 5. Завещание Роланда : Майя Малиновская  5  Глава 6. Исполнение легенды : Майя Малиновская
 6  Глава 7. Спасатели : Майя Малиновская  7  Глава 8 Возвращение на Землю : Майя Малиновская
 8  Глава 7. Земля : Майя Малиновская  9  Глава 8. Скандал : Майя Малиновская
 10  Глава 9. Подарок : Майя Малиновская  11  Глава 9. Побег : Майя Малиновская



 




sitemap