Фантастика : Космическая фантастика : Глава 4. Загадки Уэст : Майя Малиновская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 4. Загадки Уэст

Эл спала под крылом катера прямо на земле. Она отказалась стелить коврик или матрас, ставить вокруг себя защитный купол. Марата и Рассела поведение капитана сильно встревожило. Димка только усмехнулся и сказал, что Эл ничего не будет, если она дышит здешним воздухом, ходит в легком костюме, то правильно будет так себя вести, привыкать — так привыкать. Он лег под другое крыло, отключил дыхательный аппарат и оставил только фильтры, через которые тайком учился дышать последнее время. Он не долго привыкал к новому воздуху и уже не кашлял. Сон пришел быстро и Димка забылся. Перед глазами поплыли картины последних событий, только перевернутые его сознанием на свой лад.

Курк измотанный раной тоже уснул, а Марат вызвался дежурить, поскольку от переизбытка впечатлений был слишком возбужден, чтобы спать. Он сидел в одиночестве в кресле, которое подняли для работы, и периодически вздыхал, от печальных мыслей. Запуск катера придавал смысл их существованию, позволил не думать о грядущих трудностях. Сейчас ощущение постигшей их трагедии снова всплыло в памяти. Марат искал внутри себя основы, на которые можно опереться, чтобы победить постоянное присутствие тревоги. Он нашел поддержку в самом себе, когда подумал о том, что он сам отказывался возвращаться на корабль, только бы не бросать Эл одну на планете. Он на мгновение представил ее в огромном пространстве незнакомой планеты, а где-то рядом недружелюбные колонисты. Марат вздрогнул. Осознание, что она не одна, что их четверо предало Марату сил, а следом появилась уверенность в том, что они еще поборются за то, чтобы достойно выжить здесь. В конце концов, каждый сделал выбор вполне осознанно и бесполезно было думать о том как должно было быть.

Марат провел весь срок дежурства в размышлениях, как ему следует себя вести, практически все решил, от долгой внутренней работы ему захотелось спать, и он был рад, что смена кончается.

Вдруг Эл резко вскочила на ноги. Что-то приснилось. Марат решил, что она сейчас удариться головой о крыло, но Эл замерла, не коснувшись его, и стала поворачиваться вокруг своей оси. Она замерла и показала Марату жестом, чтобы он лег на землю. Он повиновался.

Она отключила весь свет, что был на площадке. Больше Марат ничего не видел и не слышал, он подключил усиление звука в шлеме, но кроме шумного дыхания Димона и Рассела и биения сердец, в том числе и своего собственного, анализ дальних звуков сообщил ему только тишину. В обзоре ночного видения он наблюдал Эл, подкатившуюся к Димке, который уже не спал. Эл лежала на земле и пальцами показывала какие-то жесты. Пилот кивал. Марат ничего не понимал, лежал не шевелясь.

Наконец, Эл приподнялась и быстро подползла к нему.

— Нам придется спуститься в колонию, — тихо сказала она.

Эл осторожно разбудила Рассела, он не вздрогнул при ее прикосновении. Эл подвела их к шахте, которую исследовала и жестом приказала спускаться в нее.

— Говори, капитан, — попросил Рассел. — Не молчи.

— В колонии люди, они знают, что мы тут. На поверхности мы слишком легкая добыча.

— Но это колонисты. Может нам встретиться с ними? — спросил Димка.

— Я согласен, — отозвался Рассел на предложение.

— Надеетесь на приятное знакомство? — тоном сомнения сказала Эл. — У них дурные намерения.

— Когда-нибудь мы все равно вступим в контакт, — сказал Рассел. — Мне досталось, но я не верю, что все остальные такие же, как тот, что меня ранил.

— Не сомневаюсь, но следуя совету Роланда, я бы не стала общаться с ними, — отказалась Эл.

— Никто кроме тебя Роланда не видел. Где гарантия, что это не провокация? — сказал Рассел.

— Я верю Роланду, а он не советовал нам знакомиться с колонистами, хотя бы некоторое время. Они не любят пришлых, а мы остатки экипажа с Земли, того экипажа, что привез партию новичков. Эрвин и его люди уже недолюбливали нас, про остальных не знаю, но можно догадаться, что радостно нас не встретят.

— Здесь нейтральная территория, можно так считать. Почему не встретиться с ними пока их мало?

— Их больше чем нас, — сказала Эл.

— Откуда ты узнала? — спросил Рассел.

— Я чувствовала. Они рядом.

— Как чувствовала, ты же спала? — спросил Марат.

— Спала, но во сне я их чувствовала, от этого и проснулась, — пояснила Эл и приложила руку ко лбу. Что толку объяснять — не поймут. Некогда.

— Сон… Значит это был только сон? Простой сон, — заключил Рассел.

Эл серьезно посмотрела на Курка. Он понял ее взгляд.

— Хорошо. Пусть это не просто сон. Тогда где они? — Спросил он.

— Они еще на поверхности, по другую сторону разлома, но теперь я их совсем не чувствую, здесь много энергии излучается в пространство.

— Может сесть в катер и улететь, — предложил Марат.

— За тем мы и спускаемся. Ресурс нашего катера исчерпан, работа на орбите требует много энергии, а он не был рассчитан на долгое пребывание там.

— Значит, бежим, — заключил Димка.

— Да, — ответила Эл. — Держимся вместе. Как спустимся, заряжаем оружие и вперед.

Встреча произошла раньше, чем они предполагали. Эл поняла, что совершила ошибку, когда на небольшой площадке с катерами их окружили люди. Взгляды, много взглядов.

Все что происходящее напоминало охоту. Эл четко различила фразу:

— Не упустите.

— Сколько же их? — услышала она тихий вопрос Димки, он удивился большому количеству людей выглянувших сразу с разных сторон. — Не похоже на хороший прием.

— Уберите оружие! — раздался громкий и красивый голос. — Будет лучше, если вы его бросите.

Эл и Димка встали спиной к спине, Рассел и Марат машинально повторили их движение.

— Командуй, капитан, — обратился к Эл Рассел.

— Оружие не бросать, — отозвалась Эл. — Будем драться, если нужно.

Марат косо посмотрел в сторону Эл. Капитан вела себя странно, она водила рукой из стороны в сторону, словно следуя за кем-то.

— Что вам нужно? — спросила она.

— Вы на нашей территории. Что вам нужно?

— Мы никому не собираемся причинять вред.

— Опустите оружие, мы можем договориться.

— Я вам не верю, — ответила Эл. — Дайте нам уйти. Мы улетим.

— Зачем, вы разве не нас здесь искали?

— Нам нужен катер и запасы. Мы уйдем на нейтральную территорию.

— Здесь нет нейтральной территории. Это наша планета. Тот, кто сюда попал, подчиняется нам, — с усмешкой ответил голос.

— Эл, этот разговор ни к чему не приведет. Надо договариваться. Глупо сопротивляться. Их больше нас раз в пять-шесть, — тихо посоветовал Рассел.

Экипаж понял, что их подслушивают. Все четверо, без команды отключили связь.

— Советую прислушаться к совету вашего старшего. Остальные еще молоды, чтобы рассуждать разумно, — отозвался голос.

— Движение слева, — сквозь зубы прошипел Димка.

— Эй, вы там, выйдите на свет. Не вежливо говорить из темноты, — громко и с вызовом сказала Эл и сделала кому-то на обходном балконе пригласительный жест.

— Вы же целитесь в меня, — отозвался голос.

— А ваши люди в нас, — ответила Эл.

Она снова перемещала руку. Марат не выключал ночное обозрение шлема и видел, как в темноте светятся фигуры. Только напротив него их было не меньше пяти, по сторонам и того больше. Трагедия заключалась в том, что их шансы равны нулю. Правое плечо Эл все время двигалось, Марат отыскал человека, в которого капитан действительно целилась. Он ходил по второму ярусу, меняя направление. Его опекали только трое.

— Ошибаетесь, у нас нет такого оружия как ваше… И почему со мной говорит этот юнец. Я хочу услышать старшего.

— Я попробую договориться, — шепнул Рассел.

— Давай, — согласилась Эл. — Димка, шепни, что ты видишь.

Рассел начал громко беседовать с человеком на балконе, а капитан и пилот шептались, как заговорщики. Их отрезали от катеров.

— Вы тянете время, — заключил голос на балконе. — Вы собираетесь драться.

— Он чувствует. Предлагаю стрелять. Кто еще такого мнения? — спросила Эл как можно тише.

— Их слишком много, — сказал Марат. — Нас перебьют.

— Что вам от нас нужно? — спросил в это время Рассел.

— Мне надоело препирательство, мы хотим, чтобы вы сдались! — Повышенным тоном заявил голос. Прикажите ей убрать оружие, или я убью ее. Я понял, что это женщина. Я хочу чтобы она молчала. Я хочу иметь разговор только с мужчиной.

— Занервничал, — шепнула Эл. — Боится.

— Я не понимаю, чего он хочет, — констатировал Рассел.

— Зато я понимаю. Нас, — ответила Эл. — Что думаешь?

— Предлагаю сдаться, — ответил он.

— Вы хотите сохранить себе жизни? Еще минута и мы применим насилие, — прозвучала угроза.

— Рассел, скажи им, что мы сдаемся, — сказал Марат. — Нам их не осилить.

— Я буду драться, — прошипел Димка. — Мы перестреляем их.

— Мы сдаемся, — негромко сказал Рассел.

— Я хочу услышать старшего. Повтори, — громко и торжествующе заявил голос с балкона.

— Курк, что ты делаешь? Молчи, — приказала Эл.

— Мы не будем сопротивляться, — повторил Рассел.

— Оружие в сторону!

Безоружная четверка почувствовала себя более неуютно, когда вся орда вышла на свет. Их оказалось двадцать пять измененных мутацией людей. Вид у них был странный, болезненный, глаза алчно взирали на чужаков, как на добычу. Их предводитель высокий крепкий человек облокотился на ограждение и недобро улыбался.

— Ловушки на них, — скомандовал он. — Беловолосую в сторону. Всех в медицинский блок, посмотрим, что это за люди.

Димка почувствовал сильную досаду и злость, когда Эл оттащили в сторону. Как только один из ее окружения занес ловушку, Эл сделала резкое движение. Рывок, удар и один из охраны с грохотом рухнул на пол.

— Эл, не нужно! — Закричал Рассел во все горло и перешел на хрип, ловушка стиснула грудь, заныла рана.

Эл расчистила себе проход к оружию, пушка оказалась у нее в руках и она выстрелила в балкон. Сильный взрыв вызвал колебание пола под ногами. Балкон обрушился, и все, кто был на нем покатились на площадку. Она ловко воспользовалась замешательством в рядах противника и скрылась в ближайшем коридоре. Несколько секунд спустя четверо человек кинулись за ней, потом еще четверо.

— Знай наших, — ухмыльнулся Димка. — Она их уделает!

С него стянули шлем, и он получил несколько ударов в лицо. Во рту появился соленый привкус крови. Один алчно взглянул на Димкину кровь, стер ее с губ пилота и торжествующе засмеялся.

— Кто же мы, если не пленники? — задал Марат риторический вопрос.

— Что происходит? — проговорил Рассел. Он еле дышал от боли, ловушка давила рану.

Предводитель оказался рядом с ними, брезгливо стряхивая пыль с одежды.

— Не бить их. На старшем ослабить ловушку. Значит, это тебя ранил мой человек. — Он близко подошел к Расселу. Взгляд его был бешенный. Он был сильно зол от выходки Эл, за что Рассел тут же ее проклял. — Обыщите уровень. Никуда она не денется. Всех в медотсек. Проверим, что нам досталось.

Он рассмеялся и с презрением осмотрел Марата, Рассела и Димку с разбитым лицом.

— Залечите его, — указал он на пилота.

— Откуда такая забота, может, вы еще отпустите нас, — съязвил Димка.

— Ты мне нравишься, стервец. Ты хотел драться. Это хорошо. У тебя горячая кровь.

— Зачем вы так грубо. Мы не собираемся убегать. Освободите нас, — сказал Марат, чем вызвал хохот со всех сторон.

— Я всегда ценил людей Космофлота за вежливость. Вы же все из Космофлота? — Обратился он к Расселу. — Вас подводит ваша этика и наивность, люди с Земли, избалованные твари, вместо того, чтобы драться, вы занялись болтовней и проиграли. Ваша дикая девка оказалась умнее вас. Впрочем, исход один и тот же.

Их привели в рабочий медицинский блок и начали брать пробы крови и кожи. Димка смотрел на манипуляции врача, оказавшегося в группе, и еще более почувствовал себя добычей на охоте.

Рассел внимательно рассматривал захватчиков. Первое, что привлекло его внимание — разношерстность публики. Одеты они были по-разному, вооружены — как попало, следы мутаций присутствовали у всех без исключения. Смотрели опасливо, даже тупо. Рассел подумал, о том, что время, прожитое на планете, нанесло урон их психике, было нечто животное в этих взглядах. Составив примерное представление о каждом из присутствующих, он обратил внимание на главаря, который выделялся из всех, прежде всего, внешне. Его лицо не носило следа искажений, тело, насколько позволяла одежда выглядело сильным. Рассел решил, что в рукопашную он бы проиграл ему. Взгляд острый и осмысленный, холодный и властный. Чрезмерно острый нос придавал его внешности что-то птичье, ко всему прочему он сильно сутулился, что усиливало впечатление. Вел он себя заносчиво, как хозяин положения. Настоящий вожак. Рассел пожалел Эл, если ее поймают, он выместит на ней все зло.

Не успел он так подумать, как в помещение втащили Эл. Голова ее свисала и безвольно болталась, она была без сознания. Ее бросили на пол лицом вниз.

— Я же говорил, — торжествовал вожак.

Он сильно пнул тело Эл, оно перевернулось и замерло.

Все трое пленников метнулись к ней, но попали в цепкие руки, их оттащили в сторону.

— Сволочь! Не тронь ее! — с болью закричал Димка.

— У-у-у. В вас пробудилось что-то бойцовское, — серьезно сказал вожак. — Это всего лишь женщина, да еще такая строптивая. Вас, трое, а она одна, как вы собирались ее делить. Добейте ее.

Марат ринулся к Эл, потому что стоял ближе всех.

— Нет! — крикнул он.

— Она и так мертвая, я проверял, она давно не дышит. Она покалечила троих, она не давалась, пришлось прибить ее, — сказал один из тех, что притащили Эл.

Вожак наклонился к девушке, послушал дыхание. Выпрямился и ухмыльнулся.

— С глупцами всегда так. Откачай кровь, — скомандовал он врачу. — Догонишь нас.

— Я прошу, оставьте ее, она наш… — начал говорить Рассел и осекся. Комок вдруг встал в горле и состояние оцепенения сковало его. Он понял ужас происшедшего.

— Она наш друг! — взвыл Димка. — Оставь!

Вожак бросил злобный взгляд на всех троих.

— Усыпите их, а то начнут брыкаться, — прозвучал приказ.

Димка от боли в груди сжался, не заметил как ввели инъекцию и даже не почувствовал как заснул. Он только твердил про себя: «Элька, прости! Прости меня!»

— Ну что там? — торопил вожак врача.

— Не понимаю. Она, кажется,… мутант. У нее не кровь, а какая-то смесь. Лучше нам ее не брать. — Глаза врача были полны удивления. — Нам такая не подойдет, Ди.

— Оставь. Пора уходить. Мы взяли все, что хотели.

— Сбросить ее в разлом?

— Не нужно. Так глубоко ее мертвую не найдут. Уходим.

* * *

Эл не в диковину было видеть происходящее со стороны. С момента отлета с Плутона и событий, что происходили там, прошло много времени. Главное было воспринять происходившее спокойно. Отчаяние товарищей сильно ударило по нервам, если можно было назвать нервами то, что происходило с ней. Шепот Димки вонзился, как нож, в ее существо. Но Эл посетили ни злоба, ни отчаяние, они выживут. Она знала.

Возвращаться к жизни оказалось не легко. Сердце билось медленно, кровь с трудом пробивала путь по венам, но она была жива. Эл знала — трудное впереди, когда придет боль, обыкновенная боль от ударов. Мозг медицинского отсека к счастью распознал в ней жизнь, когда налетчики удалились. Дальше система сама начала возвращать ее к жизни. Большая удача, что ее оставили лежать на платформе для анализа. Нападавшие словно оказали ей эту услугу, с нее не сняли костюм, не повредили жизнеобеспечение. Ей в который раз повезло. Окажись Эл на полу, система не распознала бы слабое сердцебиение, которое возобновилось, как бы само собой, точно она почувствовала, что опасность миновала.

Первым вернулся слух. По позвоночнику прошла горячая волна, потом холод, заболела ушибленная шея и плечо. Эл заподозрила перелом. Она простонала, собственный голос показался гулким эхом. Потом наркоз и сон, в котором была только пустота.

Потом покалывание во всем теле и голос:

— Проснитесь, пациент. Проснитесь. — Пауза и снова. — Проснитесь пациент, проснитесь.

Эл открыла глаза. Сильная слабость в теле и головокружение были первыми ощущениями.

— Вам еще рано вставать. Необходимы восстановительные процедуры, — говорил голос системы.

Эл захотела улыбнуться. Первый раз за долгое время она была рада невидимому собеседнику. Она припомнила, как раньше подобные голоса буквально злили ее. Как было глупо. Эл решила, что оставит этот недостаток в прошлом.

— Отменить процедуры, — сказала она.

— Вы истощенны, ваш организм не справиться. Вы отказываетесь от реабилитации? — переспросил внимательный голос.

— Каково мое состояние?

— Залечен перелом плеча и сотрясение мозга, множественные ушибы. Создать карту?

— Не нужно, — отказалась Эл.

— Впредь вам лучше носить защитный шлем и фиксатор шеи, пока не пройдет неделя. Анализ крови не показывает опасности, гемоглобин в норме. Кровообращение полностью восстановлено. Предлагаю курс реабилитации.

— А если я откажусь? — Спросила Эл.

— Возможны слабость, тошнота, головокружение, потеря ориентации и координации движений.

Стоило на минуту представить ситуацию, в которой она побывала недавно, Эл поняла, что недомогание легко решит исход не в ее пользу. Система ничего не сказала о мутациях. Эл не стала спрашивать из соображений собственного спокойствия. Жива и ладно. Она подумала, что силы ей еще понадобятся.

— Я согласна.

Она снова спала, на этот раз ей показалось целую вечность. Зато пробуждение принесло удовлетворение. Она размялась и бодрым шагом покинула бокс, а затем и уровень.

Эл уже приблизительно представляла организацию колонии и шла в жилые блоки, куда ее необъяснимо тянуло последнее время. Необходимость в одежде и предметах первой необходимости заставила Эл воспользоваться запасами людей, которые могли уже прибывать в мире ином. Эл чувствовала себя немного мародером. Она оправдывалась тем, что положение складывается так, что ходить по планете в десантной форме стало опасно.

Эл осмотрела несколько жилых ячеек, пока не отыскала комнату, принадлежащую подростку. Здесь Эл нашла подходящую одежду, просторную и удобную. Ею она намеревалась скрыть свой костюм и оружие, если она разыщет его. Маленький рюкзак вместил все, что она сочла нужным взять с собой.

Эл не смогла отказаться от искушения осмотреть комнату, ее внимание сосредоточилось на домашнем информационном центре, он служил источником информации обо всех событиях происходивших в жизни его владельца.

Эл запустила мозг центра в работу, предотвратила диалог, иначе система начала бы опознание. Обитатель ячейки оставил центр без пароля. Эл вошла в среду. Здесь жил некий Молин, юноша шестнадцати лет от роду. Круг его интересов сводился к играм, общению со сверстниками, работе в пищевом отсеке блока. Учиться он, явно, не любил, а любил некую Дедди, изображение которой в большом формате показала система. У Дедди была приятная внешность и зеленые круглые глаза.

Эл стала искать, что-то вроде дневников. Ей показалось, что Молин имел склонность, как большинство подростков, к личным секретам. Один из них Эл нашла, Молин ненавидел некоего старшего распорядителя Ко Ди, который обещал отбить у него Дедди, и считал Молина недоумком. Молин составил список мерзких отзывов о Ко Ди и периодически добавлял туда новые пункты, чем дальше тем язвительнее.

Эл постепенно погружалась в жизнь этого островка колонии, глядя на все немного наивным взглядом Молина. Он был не на много младше ее самой и воспринимал жизнь очень остро.

Эл нашла упоминание о первой эпидемии. Молин живо воспринял эту трагедию, его короткие записки товарищам изобиловали различными версиями о причинах болезни людей в колонии, но сам Молин больных не видел. Зато некий Комс сообщил Молину, что видел, как умер разведчик, смерть по описанию была мучительной.

Следующая находка окрылила Эл. Она нашла заявление биологического совета, разосланное по общей почте. Оно гласило следующее.

«Сограждане! Мы призываем вас к спокойствию и мужеству. Совет решил огласить результаты своей работы. Не для кого уже не новость, что мы не можем отыскать способ борьбы с неизвестной нам болезнью. Не кляните нас за это. Уровень познаний членов совета в освоении Уэст невелик, по меркам этой планеты. Чтобы не распространить болезнь дальше, мы призываем вас соблюдать следующие правила:

1. Не выходите на поверхность планеты, если это не входит в ваши обязанности.

2. Ограничьте ваше перемещение по колонии только кругом своих рабочих обязанностей.

3. При любых признаках болезни у себя или окружающих обращайтесь к врачам или непосредственно к членам совета.

4. Известно, что за время эпидемии не умер ни один ребенок, поэтому будут приняты меры по изоляции детей. Следите за сообщениями…»

И так далее. Сообщение было довольно пространным. Но его не было в архиве колонии. Его стерли, а Молин с неосторожностью, свойственной возрасту не уничтожил почтовый ящик. Здесь больше того, что Эл уже знала из предыдущих исследований. В семье Молина никто не умер в первую эпидемию, зато сам Молин повзрослел, и в его записях появились суждения взрослого человека. Молин стал вести дневник, не регулярно он записывал кое-какие события, что наиболее его взволновали. Молин пережил и вторую вспышку и третью.

Вдруг Эл натолкнулась на странную запись: «Неужели мы получим помощь! Как великодушно с их стороны помочь нам. Они совсем не обязаны так поступать, мы им совсем чужие. Земля бросила нас, а они нас спасут. За что? Никто не говорит об этом вслух, только шепчутся, но ведь Земля бросила нас, что плохого принять помощь?»

Дальше запись была стерта. Снова перечень событий. Чем дольше, тем страшнее. Скоро людей оставшихся в живых просто перестали информировать о том, что происходит. Тела сжигали в сопле генератора. Молин написал, что вымерла половина колонии. Пылкое воображение юноши рисовало страшные картины.

Еще одна находка: «Я был у Роланда. Простая процедура. Я видел его. Он едва жив. Его возят в кресле. За что Ди хотел убить этого человека? Ему стало страшно, как мне? Я не понимаю почему Роланд так поступает. Кто мы ему?». Эта запись была единственной, где упоминался Роланд.

Последняя запись была записка отправленная матери:

«Милая мама, я плачу оттого, что тебя ничто не спасет. Я не нашел себя в списках обреченных, я могу жить дальше, поэтому я согласился на предложение Дедди вместе лечь спать. Если тебя пустят к нам, мы будем на нулевом уровне в секторе „Е“, уровень „6“, ячейки „1345“, „1346“. Я буду всегда тебя любить, не ревнуй меня к Дедди, ведь она осталась одна. Прости и приходи нас навещать. Твой сын Молин».

Эл перечитала запись несколько раз. Комок стоял в горле, холодел затылок от всего прочитанного, но эта записка привела Эл в замешательство. Она забыла о том, что может случиться еще одно землетрясение, что темные коридоры колонии не безопасны. Единственной целью стало — добраться до загадочного уровня «0», где «спали» Молин и Дедди. Эл вспомнила слова Рассела о телах. Другого шанса может и не быть. Эл двинулась в самую глубину колонии. По дороге она переоделась в скафандр, и вооружилась, как говориться до зубов, чтобы неожиданностей больше не произошло.

Она скиталась по коридорам колонии, отыскивая лазейки с уровня на уровень, пролезая в трещины, оставляя метки, чтобы возвратиться обратно. Она блуждала долго. Пока не отыскала путь к заветному уровню.

Эл застонала от разочарования. Огромные створы дверей поднимались на двадцатиметровую высоту и были закрыты так, что никакая сила не смогла бы их открыть. Ни замка, никаких знаков, которые помогли бы ей открыть эти двери.

Эл почувствовала, как отчаяние охватывает ее. Она потеряла время вместо того, чтобы искать свой экипаж. Она ударила кулаком в двери, со всей силы.

— Цель визита? — раздался голос.

— Свидание, — выпалила Эл, первое, что пришло в голову.

— Уточните, — попросил голос.

— Молин и Дедди, сектор «Е», уровень «6», ячейки «1345», «1346».

— Ждите.

Сердце замерло. Она стояла в опьяненном состоянии. Неужели!

Эл отшатнулась, когда мощные двери начали расходиться.

— Я смогу выйти обратно? — спросила она.

— Разумеется, — ответил голос. — Вас проводить?

— Да.

Откуда-то выпорхнул проводник — маленький шарик серебристого цвета и повис. Эл сделала шаг внутрь, яркий свет ослепил ее на мгновение, голова закружилась. Перед ней было пространство невероятных размеров. Цилиндрическое помещение, пол которого терялся на неопределенной глубине. Стены состояли из плит плотно прилегавших друг к другу, напоминая обшивку катеров, только увеличенную.

Изумление было велико, тело затекло. Она чуть не упала, когда под ногами качнулся пол и поплыл, Эл схватилась за подобие поручня. Платформа, руководимая ее летучим помощником, двигалась медленно в огромном пространстве зала. Дух захватывало. Эл стала колотить нервная дрожь.

Платформа причалила, Эл сошла на широкий карниз. Теперь она могла близко рассмотреть стену перед ней. Стена открылась и Эл увидела саркофаги, два сразу. Нетрудно было узнать, где здесь Дедди, где Молин. Тела были расположены вверх ногами, и Эл вывернула голову, разглядывая лица. Два беззаботных молодых личика увидела Эл. Курносый Молин слегка улыбался. Эл нагнулась, чтобы лучше рассмотреть его.

— Ну, здравствуй, Молин. Спасибо, — сказала она ему, — ты очень помог. Надеюсь, что ты в полном порядке.

Эл огляделась. Теперь она знала, что хранилось в этом зале. Восторг охватил ее. Здесь были тысячи людей, те тринадцать тысяч, которых они не досчитались. Они спали здесь и не подозревали, какие перемены случились за время их отсутствия.

Эл отогнала все, возникшие в след за этим, вопросы. Достаточно открытий. Мысли о друзьях и возвращении на поверхность заняли ее ум. Эл покинула «хранилище» и вернулась обратно, тем же путем к тому медицинскому боксу, который вернул ее к жизни. Она хотела отыскать брошенное во время погони за ней снаряжение. Она нашла площадку, где их окружили, катера были намеренно испорчены. Придется искать другой путь наверх. Она скиталась по коридорам в поисках снаряжения, припоминала, как убегала.

Вот оно. Лежит, дожидается в углу. Эл удивилась, что его никто не забрал, видно торопились. Она освободилась от скафандра, ее тело выкачало из него энергию, реабилитация не избавила ее от аномалий. Эл бросила скафандр, нацепила снова снаряжение, спрятала его под одежду, оглядела себя насколько смогла, поправила, чтобы оно было по возможности не заметно в складках. Эл вспомнила о защитном обруче на голове, он ее не спас и вспомнила о своей ошибке, она сняла его, когда они спали у катера. Там он и остался, на земле. Как она могла забыть о нем, если бы не эта оплошность… Ее бы убили по настоящему, а так она получила единственный удар по голове, потом задержка дыхания и замедление работы сердца. В сложившейся ситуации Эл сочла, что ей опять повезло.

Эл лезла на поверхность по одной из тех шахт, что были в этой части колонии. Лезла с одной единственной надеждой, что она не завалена сверху. Всего раз ей пришлось протиснуться в узкую щель между двумя вмятинами в стенках, клочок одежды остался на заостренном куске металла. Руки теряли силу, как не велика была работа в медицинском блоке, восстановить силы до конца было не возможно, и они истекали. Эл останавливалась передохнуть, потому что в глазах стоял туман. Темнота шахты немного растаяла при приближении к поверхности. Точка вверху обозначила выход, и он был открыт. Эл ползла по вертикальной поверхности, в следующую остановку она замотала голову куском материи наподобие чалмы, она вспомнила замечание Марата. Теперь не мешали волосы, которые отросли по время уже вторых за короткий срок восстановительных процедур, Эл почувствовала себя лучше и устремилась наверх. Там уже был день. Эл вспомнила о времени, она до сих пор не знала, сколько прошло с момента потери ею сознания.

Она нащупала рукой край шахты, сердце торжествующе забилось, остался последний рывок, чтобы оказаться на поверхности. В следующий момент — Эл словно огнем обожгло, и она вскрикнула от неожиданности. Сильная рука схватила ее за запястье и с силой вытащила на поверхность. Сноровка не подвела, едва нащупав твердую почву под ногами, Эл включила оружие, вытянула руку вперед и попятилась. Глаза не сразу привыкли к свету, но она ощутила присутствие и повернулась в нужную сторону.

Эл обрела способность видеть. Это был высоченный сутулый человек, цвет лица темней, чем у Марата, его большие глаза, округлились и выражали недоумение. Низ лица был замотан той же тканью, что была на голове Эл. Он выставил вперед обе руки, словно хотел защититься от выстрела.

— Не подходи, — предупредила Эл и не узнала собственного голоса в хрипе, который издала.

— Эй-эй, успокойся, парень. Я тебе ничего не сделаю.

Он шевельнулся, словно хотел отойти в сторону, Эл продолжала целиться.

— Извини, я напугал тебя. Убери оружие, — говорил он спокойным тоном, его глаза смотрели уверенно.

Эл чувствовала, как от него идет тепло и никакой агрессии, но сказала:

— Нет. Ты кто?

— Я из службы разведки колонии.

Эл почувствовала второй взгляд, тот второй был где-то за ее левым плечом. Он не двигался.

Эл начала движение первой, обошла человека вокруг так, чтобы оба оказались в зоне выстрела.

— Убери оружие, я ничего тебе не сделаю, — говорил человек.

— Я не верю, — отрезала она.

— Я Дункан, меня знает половина колонии. Как ты тут очутился?

Второй вышел из укрытия и пошел прямо на нее. Он двигался так спокойно, что его движение завораживало.

— Одежда, — сказала Эл.

Скажи она что-то другое, они могли бы этим воспользоваться или усомниться. Они не узнали ее, значит, не связаны с недавними гостями или притворяются.

— Дункан, оставь его. Парень напуган, если не хуже. Повернись спиной и иди сюда, — сказал второй.

От этого голоса у Эл мурашки пошли по спине. В нем была такая воля, он убаюкивал спокойствием. Этот человек был внешне очень красив, когда он приблизился, внимание Эл сосредоточилось на нем, а Дункан в это время отошел в сторону.

— Миш, ты думаешь, он сумасшедший? — тихо спросил у него Дункан.

— Может быть, — спокойно ответил Миш.

Он остановился рядом с Дунканом и осмотрел Эл.

— Вот что, — заговорил он, — я не знаю, откуда ты взялся. Нам от тебя ничего не нужно, если ты что-нибудь хочешь — говори.

Рука Эл устала, и она опустила ее, долгое карабканье наверх отняло много сил, началась дрожь в коленях, Эл ощутила слабость. На нее нашло оцепенение, а потом ноги подкосились, и она упала лицом вниз. Никаких шансов на спасение. Но это не был обморок, сквозь шум в голове она расслышала.

— Дункан, подгони катер.

Потом ее перевернули на спину, сняли повязку с лица.

— Да ему не больше двадцати, если не меньше.

— Ты помнишь его?

— Нет, вижу впервые.

— Все равно проверь… Он в сознании… — Рука дернула ворот куртки. Взвизгнули замки. — Точнее она… Это девушка?

— Да-а, Миш, тебе везет на симпатичных, если ее отмыть, то будет ничего.

— Проверил?

— Такой нет, ни девушки, ни юноши.

Эл почувствовала, что на ней теребят одежду, она приходила в себя. Откуда только силы взялись, красавец Миш отлетел метра на два и растянулся на земле, а Эл оказалась на ногах.

— Только не стреляй! — крикнул Миш и накрыл голову руками стараясь защититься. — Скажи, кто ты? Тебе ничего не угрожает.

— Кто были люди, что приходили сюда? — вместо ответа спросила Эл.

— Какие люди? — уточнил Миш, как раз они интересовали его и Дункана.

— Их было двадцать пять. Ими руководил человек…

— Дальше можешь не продолжать, — прервал ее Миш, — странно, что ты их не знаешь. Мы решили, что ты с ними одна компания. Но ты женщина.

— Они напали на людей и увели их. Эти люди…

Миш широко раскрыл глаза.

— Люди? — выговорил он. — Кто мог тут быть?

— Миш, ты помнишь бот в долине? Не иначе кто-то остался. Мы думали, они улетели.

Миш сурово посмотрел на Дункана.

— Кто были эти люди? — спросил он у Эл.

— Эти люди из экипажа, который привез колонистов, — ответила она.

— А откуда тебе о них известно? — продолжил расспросы Миш.

— Потому что я — их капитан.

Миш смотрел на Эл снизу вверх, выражение лица его было таким, словно он увидел что-то удивительное. Он зашевелил губами, словно читал молитву.

— Какие у тебя волосы? — неожиданно спросил он.

— Что? — переспросила Эл.

— Ты можешь снять материю с головы? — попросил Миш снова.

Дункан посмотрел на обоих. Миш выглядел как больной в бреду, изменился в лице. Девушка уставилась на него во все глаза, взгляд дикий, сумасшедший. Она, не сводя глаз с Миша, извлекла из кармана салфетку и начала тереть лицо. Дункан обратил внимание, что она свободно закрывает глаза, значит, не носит линз. Она оказалась миловидной, когда вытерла грязь, а потом начала разматывать свою чалму. У нее были настоящие волосы — светлые кудряшки с несколькими седыми прядками. Мутант, подумал Дункан. Она тряхнула волосами и откинула их с лица.

— Так устроит? — спросила она.

На Миша увиденное оказало неожиданное впечатление. Он побледнел.

— Мистика, — сказал он. — Как ваше имя?

— Эл. Я — капитан Космофлота.

Она кивнула головой и подала Мишу руку. Он принял помощь и встал на ноги. Теперь Эл смотрела на него снизу вверх.

— Капитан. — Миш вежливо поклонился. — Могу я предложить вам полететь с нами?

Эл недоверчиво посмотрела сначала на Миша, потом на Дункана. Глупо было думать, что они собирались нападать на нее.

— А я слышала, что здесь не любят людей из Космофлота. Даже смогла убедиться, — сказала она.

— Это верно, — согласился Дункан. — Поэтому перевозки колонистов совершает «Агентство независимых капитанов». Можем мы узнать, что вы делали в подобном рейсе.

— Это судьба, — ответил за нее Миш. — Уверяю, мы не имеем отношения к тем людям, которые напали на вас. Я обещаю, мы ответим на ваши вопросы. Я предлагаю вам помощь от имени колонии.

Эл наблюдала за двумя новыми знакомыми. У них не много общего с теми, кто напал на ее экипаж. Из дневников Молина Эл узнала, что колония раскололась на два лагеря. Причину Молин не описывал. Эл выдвинула версию, что на Уэст существует не одна колония, а две. Предводитель первой группы, скорее банды, опасался, что их застанут за разбоем. Потому они так торопились уйти. Вряд ли они испугались этих двоих. Эти выглядели, как обычная пара разведчиков, даже снаряжение похоже на то, что она скрывала под одеждой.

— Я принимаю предложение, — согласилась она.

Очень скоро она сидела за большим столом в огромном искусственном павильоне новой колонии. Это, очевидно, был импровизированный зал совета. Ее появление вызвало не однозначную реакцию. Встречные люди смотрели с опасением на появление новичка. Миш отказывался отвечать на чьи-либо вопросы, пока они не вошли в этот зал. Потом оба извинились и ушли. Эл осталась одна, возможность подумать оказалась кстати. Эл коротко осмотрела зал, отметила выходы, терминалы не тронула, села за большой стол и задумалась.

Они поселились в другой долине, далеко от старой колонии и далеко от зоны охвата зондов. Они предусмотрели, что их станут искать и грамотно выбрали район новой дислокации. Пещеры в скалах хорошо скрывали их присутствие. С борта катера тренированный глаз Эл не заметил следов человеческого присутствия. Они не выходили на поверхность, потому «Радуга» и не видела их, значит, знали о новом рейсе и обезопасили себя. Нес боялась их или другой лагерь. Она боялась захвата корабля. Вот почему на борту андроиды. Вот почему корабль ушел с орбиты раньше. Нес знала или имела информацию о действительном положении дел в колонии. Эл стиснула зубы. Димка высказался верно — это подло.

В соседней комнате Дункан и Миш бурно обсуждали свою находку.

— Миш, а если она солгала? — первым задал вопрос Дункан.

— У нас есть новенькие, они знают капитана, который их привез. Я не говорил с Эрвином, но слышал, как кто-то говорил, что их капитаном была странная девушка, с которой произошло нечто странное во время разведки. Ты видел ее волосы?

— Мне показалось, что она мутант, — ответил Дункан.

— Я не про это. Помнишь, Роланд говорил про капитана с белыми волосами. Он имел в виду ее.

— Не мудри, Миш, я не верю, что она капитан. Просто, у девчонки психоз от встречи с доктором Ди и его шайкой. Она соврала, чтобы мы не причинили ей вреда, а мы согласились, чтобы она со страху нас не убила. Или ты думал иначе?

— Я думал иначе. — Миш развел руками, и его выражение лица снова стало глупым, как около бывшей колонии. — Я как увидел ее, сразу вспомнил слова Роланда. Дункан, представь на мгновение, что это она, тогда нашим мучениям — конец.

— А ты представь, что она шпион Ди, тогда мы все умрем, — сморщился Дункан. — Ты разведчик, а ведешь себя, как легкомысленный болван.

— Хорошо, — отреагировал Миш и стал серьезным, — позовем Эрвина и узнаем правду.

Эрвин пришел вместе с пятью старейшинами колонии. Ему показали человека в зале, он утвердительно кивнул.

— Да, она — капитан. Печально, что она не успела улететь. Мне искренне жаль, а может я и рад, что она разделит нашу участь. — Эрвин при этом усмехнулся, а потом добавил. — Хочу предостеречь, она сильный человек и имеет влияние на людей. Экипаж слушался ее и, мне кажется, даже любил. Я бы не разрешал ей тесно общаться с колонистами.

— Мы учтем ваше предостережение. Вы свободны, Эрвин, — сказал старший из пяти. — Разведчикам следовало связаться с колонией, прежде чем привозить ее сюда.

Он повернулся к Дункану и Мишу.

— Я хочу услышать ваши объяснения, — попросил он.

Дункану и Мишу пришлось по очереди изложить историю встречи с Эл. Потом старейшины внимательно рассматривали изображение незваной гостьи. Лицо Эл крупным планом появилось в окне экрана, и она четко сказала:

— Я знаю, что вы меня изучаете. Может быть, мы просто поговорим. Думаю, всем будет полезнее познакомиться лично.

— Она может быть больна, — сразу возразил один старейшина.

— Да, — неохотно согласился Дункан, — она способна дышать местным воздухом, что невозможно без подготовки. Но она дышит. Я не видел ни фильтров, ни линз. Кто бы объяснил, как мутант оказался капитаном экипажа?

— Вы не должны были привозить ее сюда, — сурово выговаривал старейшина.

— Но мы не могли бросить ее одну. С ней были еще люди, но их отбил Ди. Она сбежала. Ди обязательно сделал пробы. Он их забрал, значит, земляне не больны. Соглашусь с Дунканом, она может мутировать, и она девушка. Тогда почему ее не убили? — сказал Миш. Он боялся, что старейшины примут суровое решение.

— Пусть побудет в изоляции несколько дней, — после совещания заключили они. — Нужно подумать, как с ней поступить. Миш, вы будете единственным, кому разрешено с нею общаться. Постарайтесь больше узнать о ней, расспросите Эрвина еще раз. Если она не одна, то, скорее всего, захочет искать своих людей, но нельзя ей позволить уйти отсюда, пока мы не выработаем соответствующую политику.

Миш вошел в зал. Она сидела за столом. Поза была свободной, но когда он приблизился, уселась ровно.

— Совет принял решение изолировать тебя, — сообщил он. — Можно общаться только со мной.

— Ничего другого я не ожидала. Сама недавно держала под контролем тех, кто теперь держит меня. Все справедливо.

Миш удивился, ее предшественники вели себя вызывающе, предъявляли претензии. Эл отнеслась ко всему спокойно.

— Вы голодны? — спросил Миш.

— Нет. Я мало ем, — отказалась Эл.

— Вы перенесли восстановительные процедуры. Нужно хорошо питаться. Вы были серьезно больны или ранены? Я бы хотел знать об этом.

Эл вздохнула, они уже анализируют ее — снова повторяется одна и та же история. На Земле ее пытались изучать и приставили к ней Рассела. Тут ее изучают, и место инспектора занял Миш. Судьба словно издевается над ней. Время идет, нужно спасать экипаж. Эл не собиралась гостить в колонии. Она решила добыть информацию и сбежать отсюда любым способом.

— Раз у меня появилось свободное время, не могли бы вы подробно рассказать о тех людях, которые увели моих людей. А в знак благодарности я вам расскажу о том, что вам интересно.

— Я не хочу торговаться, — строго сказал Миш. — Можно говорить мне ты.

— У меня много вопросов, если ты ответишь хотя бы на половину, буде уже хорошо.

— Я не уполномочен отвечать на вопросы.

Тон его стал властным. Еще бы, оружие она убрала в рюкзак, здесь его территория, уже можно не церемониться. Эл решила, что тут ей делать нечего. Он или кто-то другой права не имеют диктовать ей условия. Закон на ее стороне, хотя, о законах глупо даже заикаться. Она услышала в собственной голове: «Беги, но не торопись уходить из колонии». Роланд. Наконец-то.

— Тогда либо мы сотрудничаем, либо я уйду, — отрезала Эл.

— Неужели не понятно, что тебя задержали и из колонии не выпустят. Тебе некуда идти.

Эл посмотрела на Миша, вздохнула и тихо поднялась из-за стола. Он увидел, как она испытующе смотрит на него, но не заподозрил ничего. Она подняла свой рюкзак и перекинула через плечо.

— Вот что, — заговорила она и наклонилась близко к уху Миша, потом перешла на шепот, — встретимся у нашего бота через сутки. Приходите с Дунканом вдвоем. Если придет еще кто-нибудь — я не приду.

Она бросилась к запасному выходу из зала и скрылась в дверях до того, как Миш успел сообразить, что она убегает. Он помчался за ней, по дороге вызывая подмогу. Через пятнадцать минут ему пришлось только разводить руками перед советом колонии, она словно растворилась.

— Ну и девушка! — протянул Дункан, когда они остались одни. — Всю колонию обшарили, сейчас обследуем территорию вокруг в радиусе пяти километров. Влипли мы с тобой, брат. Но ничего, найдем.

— Она назначила нам встречу у разбитого бота тебе и мне. Через сутки. Это означает, что она не собирается попадаться.

— Встречу? Вот пигалица нахальная! — удивился Дункан. — За кого она нас принимает?

— Наверное, она знает больше, чем мы думали. Надо спросить у новичков, что она за человек. У всех новичков, кроме Эрвина.

Миш не чувствовал досады, обиды или похожих чувств. Он не мог оправиться от изумления. Он думал, что она блефует. Миш расхохотался, когда Дункан оставил его одного. Он вспомнил лицо Эл, блестящие глазки девушки и саркастическую ухмылку. Пигалица?! Миш опять вспомнил Роланда и его легенду.

* * *

Она встретила Индру недалеко от колонии, когда удалось выбраться на поверхность. Она уже не удивилась, что он ее ждет. Конечно, Роланд направил его туда. Именно его голос подсказал Эл вариант побега, лазейку в охране колонии. Она скользнула в расщелину следом за парнишкой, а потом оказались в пещере, где Эл снова ждали неожиданности. Коридор пещеры имел гладкие стены. Стоило Эл протянуть руку и дотронуться — сноп искр брызнул из-под пальцев.

— Электричество! — воскликнула Эл.

— Здорово! У меня никогда так не получалось, только искра. Не больно?

Эл осторожно положила руку на стену. Сквозь перчатку чувствовалась гладкая поверхность, приятная на ощупь.

— Можно прислонится двумя руками? — спросила Эл.

— Да, полезно. Уровень кислорода в крови повысится. Это не статическое электричество — это энергия камня. Если не чувствуется боль, значит он вам подойдет.

Она коснулась камня двумя руками и почувствовала, как голова кружится, а земля уходит из-под ног. Индра оттащил ее за одежду.

— Нельзя много. С непривычки будет обморок, — пояснил он.

— Пошли отсюда подальше. Искать вас будут долго, я спрячу вас до завтра там, где никто не найдет.

Эл смотрела вниз со скалы. Они с Индрой залезли сюда прямо по камням без страховки. Индра жег костер из минералов аналогичных земному углю. Они горели без дыма и запаха, выделяя много тепла.

Индра готовил нехитрое блюдо из корешков. Эл недоверчиво следила за ним.

— Их можно есть, — пояснил он. — Мы с Лио часто их готовим, лучше, чем синтетика. Они обладают дурманящим эффектом, немного, зато после них хорошо спится. Вам надо отдохнуть и хорошо выспаться.

Он задумался, потом засмеялся, звонким приятным смехом.

— А здорово вы их! Они вас до сих пор ищут! Знали бы, за кем гоняются! А быстро вы стали чувствовать планету, словно тренировались заранее. Роланд говорит, что у вас способность понимать Уэст, а она понимает вас.

Индра разразился новым приступом смеха.

— Не все просто, как тебе кажется. Я нажила врагов. Они не станут мне теперь помогать, — отрицательно мотая головой, сказала Эл.

— Они и раньше не стали бы. А теперь они вас боятся… Вам все-таки надо поспать.

— Нужно разобраться в том, что произошло, происходит и как из всего выпутаться. Расскажи мне сначала про доктора Ди.

— Вы всегда такая упрямая? — недовольным тоном сказал Индра.

— Да, — ответила Эл. — Рассказывай.

— Я вас хотел угостить вкусным ужином, — Индра хитро прищурился и добавил, — а потом я расскажу, что знаю.

Корешки действительно оказались вкусными. Запаха не было никакого, зато вкус напоминал хлеб. У Эл свело скулы от удовольствия. Индра счастливый оттого, что ей нравился еда, не сводил хитрющих глаз.

Парнишка поражал ее детской чистотой с одной стороны и взрослой практичностью с другой. Он общался легко и непосредственно, уважительно говорил ей «вы», но нисколько не воспринимал ее звание, как авторитет, в чем-то он считал себя главным.

Эл не смогла бороться с навалившейся сонливостью и скоро растянулась на краю маленькой пещерки, где Индра спрятал ее.

— Так-то лучше, капитан, — хихикнул Индра.

Ей ничего не снилось, она проснулась сама с ощущением невероятной легкости. Индра спал рядом, огонь потух, Эл посмотрела на время. С момента ее побега прошло пять местных часов. Сон вернул силы и ясность ее уму.

Маленькая площадка перед пещерой заканчивалась крутым обрывом. Залезть сюда было непросто, а спуститься будет еще сложнее, здесь не сможет сесть катер, только зависнуть. Место укромное.

Эл посмотрела на спящего Индру, он выглядел безмятежным. Эл позавидовала его покою, парнишка воспитан совсем иначе, чем она, тут он дома, у него есть могущественный защитник — Роланд, волноваться, в сущности, не о чем.

У нее накопилось так много вопросов, она не успевала за событиями, которые менялись стремительно. Сегодня и вчера разделяла пропасть. Нужно собраться с мыслями подумать, как быть дальше.

Ситуация выглядела примерно так. Еще на Земле Нес знала о переменах на Уэст, ну, по крайней мере, знала, что опасность угрожает не только тем, кто спуститься на планету, а и ее кораблю. Имея орбитальные катера колонисты могли захватить «Радугу». Андроиды на борту только подтверждают эту версию. Знала Нес и про болезни в колонии. Она торопила запасной экипаж с возвращением. Нес боялась заразы. Не в пример другим рейсам в этот раз на борт ничего не грузили. Предыдущие рейсы всегда выполняли грузовые корабли. Для этого выбрали легкий скоростной корабль с минимумом экипажа. Эл вспомнила, как во время подготовки, предлагала Нес сменить борт на более мощный и добрать людей. Нес отказалась под предлогом спешки. Дальнейшие разговоры о смене борта, вызывали у Нес чуть ли приступы гнева. Эл смирилась с упрямством коллеги, приняв его за самодурство. Эл ошиблась. Нес очень опытный капитан, нельзя ее было недооценивать.

Итак, что дальше? Колония на Уэст распалась на два, пока на два, лагеря. Одни одичали, Роланд намекал, и устроили охоту на ее экипаж. Другая часть сохранила человеческое достоинство, но после побега помогать ей они не будут. «Как спасать экипаж? В одиночку? В одиночку. Знать бы, что тут в действительности происходит? Почему одни колонисты занялись бандитизмом, другие организовали тайную колонию. С кем Роланд, Индра и Лио? И какую роль отвели мне? Только один человек пытался помочь — Роланд. У него ответы на все вопросы. Странно, что Индра сразу не отвел меня к нему. Самое время для встречи. Странно», — думала она.

Эл потрясла Индру за плечо.

— Проснись, ты мне нужен, — сказала она как можно мягче.

— Простите, я хотел охранять ваш сон и заснул, — протирая глаза, стал извиняться Индра. — Ничего не произошло?

— Нет. Кажется, все спокойно. Индра, разбуди свою голову. Мне нужно серьезно поговорить с Роландом. Я хочу увидеть его до того, как пойду на встречу с разведчиками колонии, у нас несколько часов, чтобы выбраться отсюда и достичь долины.

— Зачем в долину? — сильно удивился Индра.

— В долину потом, сначала мне необходимо увидеть Роланда.

Индра выглядел озадаченным.

— Я не знал, что вы назначили встречу. Не надо ходить.

— Пойду, я обещала.

— Но ведь они вас схватят.

— Нет, если ты мне поможешь, если Роланд мне поможет.

— Я не могу.

— Почему?

— Вы нужны не для того, чтобы разговаривать с колонистами, а для того, чтобы всех спасти.

Эл показалось, что он испугался. Парнишка повел себя странно. Глаза забегали он явно растерялся.

— Вам надо выбрать, — решительно заявил он после недолгой заминки, — или вы встречаетесь с Роландом, или ведете переговоры с колонией.

— А почему не то и другое сразу? — удивилась Эл в свою очередь.

Индра упрямо посмотрел на нее встал, собрал свои вещи с намерением уйти.

— Мне нужно посоветоваться с Роландом, — обиженно сказал он.

— Значит, ты бросишь меня тут? — спросила Эл, хотя это было очевидно. — Я могу пойти с тобой, сбережем время.

— Я не могу сказать, хочет ли Роланд говорить.

— Индра, я не могу тратить время на то, чтобы сидеть и ждать, мои люди могут умереть. Если ты не знаешь, что ответит Роланд на мою просьбу, тогда расскажи, что ты знаешь о докторе Ди? Почему колония разделилась? Где мне искать своих друзей? Мне не на кого рассчитывать, кроме меня никто не пойдет их спасать.

— Без Роланда у вас ничего не получится, вы просто умрете от эпидемии, как все кто пришел до вас. Ваши люди тоже умрут.

— Почему ты думаешь, что они живы?

Индра пожал плечами и выразил полное безразличие.

— А я не знаю о том, что они живы. Это вы так думаете. Вы слишком заботитесь о них, а они мужчины, это они должны были вас оберегать, раз остались.

— Я их капитан и отвечаю за их жизни, — уверенно сказала Эл.

— Незачем им было оставаться. Делать им тут нечего. Возомнили себя героями, только мешают.

Чему мешают? О чем он? Эл решила, что у мальчишки своеобразное понимание ситуации.

— Из-за меня они застряли на этой планете, из-за меня попали в плен. У меня есть долг, — продолжала она. — Я буду его выполнять так, как считаю нужным. Никто этого не изменит. Я буду ждать два часа. Здесь. Если ты не придешь, тогда ищи меня в долине, там, где бот. Знаешь место?

— Я не приду, если Роланд не захочет.

Эл всплеснула руками.

— Хорошо. Передай Роланду, что я готова сотрудничать, но командовать собой я не позволю.

— Вы слишком независимая, чтобы вами командовать, — недовольно пробормотал Индра и полез наверх.

Эл проводила его взглядом. Она не могла понять, почему Индра так испугался ее встречи с колонистами. Может быть потому, что он живет отдельно? Эл не стала строить предположения на эту тему. Она достала маленький терминал, чтобы связаться с колонией и спутниками. В ее распоряжении была связь, разведка и арсенал колонии, который еще можно было контролировать, одним словом достаточно, чтобы заняться шпионажем. Она отметила положение новой колонии на карте, теперь проблем с поисками не будет, даже если судьба занесет ее в другое полушарие.

Эл установила связь с еще живыми терминалами колонии. Пора прояснять ситуацию. В списках колонистов Эл стала искать доктора Ди и нашла. Лицо, возникшее на экране, Эл узнала с трудом, ведь она видела Ди близко только, когда была без сознания, а такое видение отличалось от обычного зрения, она помнила вытянутое лицо и острый, нос. Он, оказывается, был самым опытным биотехником колонии и вел проект под названием «Спасение». Руководителем проекта числился и Роланд Доул, которому Ко Ди доводился двоюродным братом. Он же, Ко Ди руководил «человеческими ресурсами», проще говоря, оценивал способности людей колонии к определенному роду работы. Эл задумалась над именем. Оно показалось знакомым ей. Имя крутилось в памяти. Эл покачивалась из стороны в сторону, словно так было проще вспоминать. По коже у Эл прошел холодок. Индра доводился Ди племянником. А что, если Индра отправился не к Роланду, а к Ди? Если Ди не будет считать ее мертвой, тогда нечего надеяться спасти Димку, Курка и Марата.

Эл быстро приняла решение уходить. Пешком ей не уйти. Эл пожертвовала временем, чтобы вызвать катер. Машина висела у края площадки уже через несколько минут. Она проверила коды, чтобы установить тот ли это катер, что она вызвала. Тот самый, на котором они летали на орбиту, который они бросили на поверхности. Ди его не тронул. Топлива в нем на три-четыре минуты полета. Достаточно, чтобы скрыться. Эл оставила маяк в пещере на случай, если вернется Индра, если он явиться не один, она будет знать и обман раскроется окончательно.

Эл снова навестила брошенную колонию. Она остановила катер на том месте, откуда вызвала его. Все, что они оставили здесь после запуска большого катера, осталось нетронутым. Зашита сработала, и вокруг места стоянки образовался щит. Эл отключила защиту, нашла свое защитное кольцо, заправила катер из всех носителей, какие нашла и сбросила оборудование в образовавшуюся пропасть. Следов их пребывания не стало.

Потом она отправилась к пещере, в которой они провели первый день. Она оказалась пустой, все, что там было вынесли подчистую.

— Здесь, оказывается, кипит жизнь, — сказала она в слух.

Последним пунктом было место недалеко от бота. Эл спрятала катер за выступом скалы, затолкав его туда вручную, включила маскировку. Она добежала до бота, петляя как заяц, огибая озерца и перемахивая через высокую растительность. Она постоянно сверялась с навигатором — нет ли слежки. Эл залезла под бот. С него исчезли следы падения, гладкая обшивка ни где не была повреждения, значит катер «не умер», а все это время восстанавливал себя. Эл проникла внутрь, через лаз в брюхе.

— Здравствуйте, капитан, — приветствовал ее бодрый бортовой голос.

— Как же приятно тебя слышать, — возликовала Эл. Она говорила с машиной, как с желанным другом, которого давно не видела. — Как обстановка на борту?

— Борт в порядке, восстановлены все системы, потери энергии незначительны, накопители работают на полную мощность, через семь часов борт будет восстановлен полностью.

— Как тебя именуют?

— Эс-И-шесть, — отрывисто сообщила система.

— СИ-шесть, как я могла забыть. Могу я дать другое имя? — спросила Эл.

— Вы капитан, разумеется.

— Тогда я назову тебя Счастливчик, на сколько мне известно, ни одной машине не везло еще как тебе. Приказ: «защищать капитана от нападений». По команде: «огонь» применять парализующее оружие. По команде: «огонь на поражение» — убивать. Программа ясна.

— Да, капитан.

— Умница. Мы им устроим бедствия с последствиями.

— Оружие готово, капитан.

— Отлично. Жди команды.

Эл выбралась наружу и залегла под брюхом, дожидаясь прихода Миша. Он прилетел один. Сел подальше от бота. Эл подождала, не явиться ли еще кто-то. Миш, как она видела, занимался тем же.

Эл вылезла с другой стороны и обошла бот.

Миш заметил, как она выходит из-за крыла. Девушка аккуратно обходила серебристые лужицы. Когда она приблизилась, вежливо сказала:

— Добрый день.

— Здравствуй. — Кивнул Миш. — Я пришел один. Дункан остался прикрывать мое отсутствие. Он просил передать свое восхищение твоим побегом. Я, пожалуй, присоединюсь к нему.

— Спасибо, что пришел, — искренне поблагодарила Эл. — Прости, что убежала.

— Это было глупо. Тебе ничего не угрожало.

— Мне угрожал арест. Как только я поняла, так сразу решила удрать.

— Как ты нашла брешь в охране?

— Не скажу. Секрет.

— Что ты еще знаешь? Хотя, неуверен, что знаешь. У тебя не было времени на шпионаж.

— Было. В колонии триста шестьдесят шесть человек. О-о. Теперь триста шестьдесят семь. Двенадцать членов совета. Восемьдесят охранников. Пятьдесят человек разведки. Пятьдесят три человека медперсонала и биологов. Сорок два техника. Четырнадцать геологоразведчиков. Два повара и десять их помощников…

— Перестань. Я понял.

— Ах, да, еще один капитан Космофлота. Взламывать коды мое детское хобби, а техника у вас старая. Мой шпионаж ничего не дал, кроме понимания, что вас осталось мало, и вы прячетесь. Помоги мне, Миш. Я не могу разобраться, что у вас тут происходит. Моих людей взяли в плен, не вы, я проверила. Куда их увели? Что с ними будет? Я должна их освободить, они не просто мой экипаж, там мои друзья. Я это сделаю даже если мне придется устроить здесь войну.

— Новые люди, что ты привезла, говорили о твоих странностях, о необычной субординации в твоем экипаже. Эрвин предупредил, что ты не простой человек, что ты обещала им помочь. Необычный капитан — необычные подчиненные.

Эл широко улыбнулась. Ее лицо на несколько секунд стало другим, приобрело детское выражение и перестало походить на мальчишеское. Волосы были, как и раньше, тщательно убраны по импровизированную чалму. Ни дыхательных фильтров, ни линз она не носила, может поэтому казалась чем-то нереальным в окружающей обстановке. Зато Миш счел реальными ее угрозы. Эл продолжала нахально, как ему казалось, улыбаться.

— Что тебя развеселило? — спросил Миш и нахмурился.

— Ты, — коротко ответила Эл. — Ты напомнил мне одного сурового инспектора Космофлота.

— Почему?

— Ты смотришь на меня как на диковину и в тоже время думаешь, я что обману тебя.

— Ты странный человек. Сбежала, даже не выслушала меня. Теперь в одиночку хочешь освободить пленников. Угрожаешь. Ты не похожа на капитана, хотя бы потому, что таких молодых капитанов просто не бывает. Не пойму, как тебе доверили людей.

— Уточню. Эти люди мне доверились. Экипаж создан на добровольной основе, по договору. Так, как практикует «Агентство». Если бы не предательство, мы бы сейчас летели на Землю, — уже без улыбки сказал девушка.

— Это невозможно. Невозможно то, что ты говоришь, — сказал он неуверенно. — Причем здесь Космофлот?

— Что тебя удивило?

— Ты сказала, что ты из Космофлота. Мы принципиально не сотрудничаем с Космофлотом. Мы не поданные Земли.

— Я не покушаюсь на вашу независимость, мне начхать на ваши междоусобицы, если моему экипажу не будет угрожать опасность. Смущает, что я не капитан «Агентства»? Не понимаю, почему мое звание принципиально. Или боитесь, что людей из «Агентства» легче убивать? У меня достаточно причин, чтобы угрожать. В предыдущих рейсах гибли люди. Я знаю. Я буду драться. Жаль у Роланда не было времени объяснить во всех подробностях, что тут твориться.

— Ты знала Роланда? Откуда? Когда?

— Мы виделись менее трех дней назад.

Миш всем видом выразил недоумение.

— Боюсь, что тебя вовлекли в какую-то авантюру. Эл, — он сделал паузу, — Роланд умер во время последней эпидемии. Я сам видел эту смерть.

Он ожидал, что она придет в смятение, но она практически без паузы стала говорить о Роланде и дала его точное описание. Миш действительно узнал Роланда и разволновался. После обмена подробностями, он взвесил всю серьезность ситуации и решился рассказать капитану о последних событиях на Уэст. Рассказ Эл о Роланде вызвал в нем самом волну воспоминай свежих и болезненных.

— Я стажировался у Роланда по биологии, когда он искал причину эпидемии, — стал рассказывать Миш. — Он переселился из колонии в горы вместе с женой и двумя детьми. Он считал, что мы и наша техника нарушили экологический баланс планеты, и она начала нам мстить. Версия Роланда выглядела правдоподобно, он начал жить почти первобытной жизнью, но люди привыкли к комфорту и не последовали его примеру, не стали покидать привычные условия, я один из них. Напротив, началось строительство другой колонии, в которой тебе пришлось побывать. Она далеко от долины и имеет другую степень защиты. Перед следующей вспышкой эпидемии жена Роланда забрала Лио и вернулась к нам, а Индра остался с отцом. Она умерла одной из первых в ту эпидемию, Лио тоже стала заболевать, Роланд забрал ее в горы. Когда положение стало критическим, умерла первая тысяча, Роланд неожиданно вернулся, вернулся один. Он сказал, что дети в безопасном месте. Сколотил команду из самых разных людей, которые даже отношения к биологии не имели, я оказался среди них. Роланд никому не говорил о принципе своего выбора, он остался тайной, чем вызвал протест старейшин колонии и настроил против себя собственного брата, доктор Ко Ди — двоюродный брат Роланда. Ди создал свою коалицию, они называли свою работу проект «Спасение», совет разрешил. Работа оказалась успешной первое время, но Роланд был в корне не согласен с политикой своего брата, но на стороне Роланда оказались единицы. Роланд ничего особенного не делал, просто разговаривал с людьми, он старался настроить их на уход из колонии, о том, что нужно научиться жить в гармонии с планетой. Особого действия его беседы не возымели, слишком фантастично и просто, никто не решился даже подняться к поверхности. Его упрекали в бездействии, он был лучшим среди знатоков человеческой природы и мутаций в колонии, но его группа не создавала никаких эликсиров, они вели странную деятельность. Быстрых результатов она не давала, только несколько человек смогли поправиться. Что касается группы Ди… Я даже не знаю, как это преподать… Ты и твои люди видели сводки, читали доклады.

— Да, с нами прилетал инспектор, очень дотошный, я кое-что знаю об эпидемии, в том числе и от того, кто называл себя Роландом, — сказала Эл.

— Это упрощает мне задачу. Но на самом деле истинный ход событий скрыли. Информация была уничтожена до того, как мы покинули колонию. Ди пошел известным путем. В каждом из нас осталась часть, не затронутая мутацией. Ди стал работать с генами, но путь оказался очень длинным, он ускорил процесс за счет того, что брал пробы у мертвых — уже готовый биологический материал и внедрял в организм больных. Эксперименты удавались процентов на тридцать.

— Я не понимаю сути его теории. Такие эксперименты известны столетия, — перебила его Эл.

— Я же разведчик, а не врач, я не могу точно объяснить механизм. Ди решил проверить одну свою гипотезу, которая казалась ему гениальной. Он решил, что мы не можем справиться с эпидемией потому, что мы мутанты. Нас трудно вернуть к состоянию обычного человека. Причины смертей были очень разными, потому что характер мутаций не предсказуем, но Ди нашел способ их остановить, вернуть нас к состоянию нормальных людей и попутно создать панацею от эпидемии. Но для чистоты эксперимента ему нужен был хотя бы один не мутант, а обычный землянин.

— Дай, угадаю. Люди из предыдущих экипажей, которые привозили колонистов?

— Да. Все произошло само собой, очень нелепо, так что вся колония оказалась в подозрении. В одном из экипажей погибли двое. Они помогали нам вести исследования, произошел несчастный случай, и они погибли.

— Я поняла. Эксперименты удались, но понадобился еще материал. А где его найти? Да он сам прилетает, с каждой новой партией переселенцев. Индра обмолвился, что кто-то из экипажей заболевал, наверняка, в результате эксперимента. А кто-то открыл стрельбу, может для того, чтобы из него не сделали животное для опытов? — Эл говорила и морщилась от отвращения. — Он убил тех людей. И почему я выстрелила в балконную стойку, а не в эту сволочь? Миш схватил ее за руки и быстро заговорил:

— Эл, успокойся, слушай дальше. Ему доверяли даже старейшины. Не сразу поняли, что он и его люди подстраивали смерти. Все отлично поняли, что нам грозит, если Земля узнает о преступлениях… Но речь шла о существовании колонии. Наберись мужества, я еще не закончил.

Миш сделал передышку. Эл почувствовала, как его пальцы дрожат на ее запястьях. Она не высвободила руки, сам того не зная, он дал ей возможность контролировать его. Эл начала ощущать нечто странное. К словам Миша примешивалась визуальная информация. Она начала видеть происходящее так, как видел когда-то Миш. Тот, кто именовал себя Роландом, пользовался тем же приемом, только у него все получалось четко. Миш не мог сосредоточиться, воспоминания сильно волновали его, поэтому Эл видела обрывки картин. Она поняла, что самого процесса экспериментов Миш не видел, а говорил то, что слышал от других. Зато, он знал, как сопротивлялся раненый капитан предыдущего экипажа. Острота эмоций Миша передалась и ей. Миш, оказывается, насмотрелся множества смертей, но не все врезались в его сознание так, как этот случай. Он плохо представлял, что с капитаном будет, но его охватил ужас, в тот момент он хотел пойти и убить доктора Ди.

— Доктор пришел к выводу, что живой человек принесет практически стопроцентный успех. Оставалось дождаться прилета следующего экипажа. Но тут вмешался Роланд. Не знаю, известно ли тебе, но Роланд и его семья не были мутантами. Роланд был добровольцем, который согласился лететь в колонию из благородных побуждений. Он, таким образом, хотел выразить протест против переселения людей на другие планеты. Он был противником любой колонизации. Здесь с его знаниями биолога, врача, инженера и прочее он оказался бесценен, особенно в первые годы. Здесь родилась Лио. Он говорил, что планета подсказала ему это имя. Мы много шутили по этому поводу и о том, что он врос корнями в Уэст, что он тут свой, только притворяется землянином. Он месяцами пропадал в горах. Мечтал, чтобы мы приспособились к условиям планеты и могли жить, как когда-то наши предки жили на Земле. Его считали в колонии идеалистом, фанатиком, почти святым. Но отказаться от благ цивилизации никто не хотел. Мы пользовались всем, что привезли с Земли, мы охотно принимали помощь в виде лучших достижений земной техники. Мы успешно торговали с Землей. На Уэст колоссальные запасы серебра. Роланд протестовал против наших действий. Мало кто понимал почему. Он первый изрек формулу, что планета начнет мстить нам. О нем много можно говорить. Он предложил себя для эксперимента, потому что не хотел больше убийств. Я догадываюсь, что он разоблачил Ди и хотел ему помешать пасть еще ниже. Люди обрели надежду и перестали умирать в таких количествах как раньше. Ди завершил свои эксперименты удачно. Успех был стопроцентный. Только Роланд сразу предупредил, что это не недолго. Удача, тем не менее, сопутствовала Ди в предпоследнюю эпидемию жертвы сократились вдвое. Но на одного Роланда пришлось несколько тысяч колонистов. Он таял на глазах, его здоровье оказалось подорванным. Его дети так и жили в горах. Никто не знает где, до сих пор мы не нашли их убежище. Индра навещал его иногда и исчезал. Роланд продолжал работать с людьми, но своих исследований не завершил, он умер. Его авторитет и самопожертвование оказали действие на всех. Он уговорил людей уйти из колонии до начала следующей вспышки и убеждал оставить затею Ди. Но что такое слова, даже самого мудрого человека, по сравнению с шансом выжить. Прошло много времени, прежде чем выявились первые ошибки. Оказалось, что люди, которые перенесли трансформацию по методу Ди, нуждаются в повторении процесса не реже одного раза в год. Они попали в зависимость от доноров, которых не было. За время эпидемий Ди удалось трансформировать в так называемых нормальных людей около трех тысяч человек.

Вдруг она поняла, что он начал лгать. Перед глазами Эл прошел неясный образ. Миш видел его один раз и потому плохо запомнил. Это был нечеловек, кто-то появился в колонии не задолго до кончины Роланда. С этим образом, в сознании Миша, была связала надежда на спасение. Но он ни словом не обмолвился о странном госте. Миш стал говорить с большими паузами. Сначала он рассказал, что люди разделились на две группы. Одни перестали поддерживать деятельность Ди, другие перешли на его сторону. Начались споры о новой колонии. Обе группы ушли на новые места поселения, храня свое место расположение в тайне. Миш умолчал о тысячах людей, которые покоились в хранилище. Он не упомянул и о всплеске насилия внутри колонии, о которой однажды говорил Роланд. Миш знал о тех, кто спал на самом дне бывшего поселения и опять ничего не сказал. Он боялся, что Эл расскажет о трагедии, если вернется на Землю, и каждому из них придется отвечать за тех, кто был убит во имя спасения колонии, за смерть Роланда, казавшуюся самому Мишу страшной. Он не хотел доверить ей тайну.

Миш начал сильно нервничать, вольность непростительная для разведчика. Эл высвободила руки и жестом остановила Миша. Она не хотела, чтобы он продолжал. На душе стало мрачно. Эл старалась сдержать волну возмущения. Ей очень захотелось узнать о том существе, которое видел Миш, но она подавила любопытство. Если она сообщит о своей находке, тогда они легко примут решение убить ее, как не нужного свидетеля. Эл теперь допускала такую возможность. Более того, Миш совсем не был заинтересован в возвращении ее экипажа, а имел на нее виды. Смысл этой заинтересованности остался не понятным. Эл решила перевести разговор в то русло, где Миш не будет врать.

— Как я могу добраться до Ди? — спросила она.

— Мы не знаем, где он скрывается? — ответил Миш.

— С вашей то техникой и не знать? — удивилась Эл.

— Мы ограничили использование любых средств связи, они вызывают аномальные явления вокруг колонии и внутри. Ди сделал то же самое.

— Значит, и оружием никто не пользуется? И никто друг за другом не следит?

— По обоюдному договору оно хранится в колонии, и мы еженедельно проверяем арсенал. Мы не пытаемся разыскивать Ди и его людей, они свой выбор сделали. А они не ищут нас.

— Значит, люди Ди плохо вооружены и обучены. Весь состав выжившей разведки остался верен совету колонии. А бригада охраны? Они дотошно меня искали. У Ди есть специалисты?

Миш кивнул в ответ.

— Значит, компанию Ди составляют не только самоучки. Однако с подготовкой у них плохо.

— Почему ты сделала такой вывод?

— Потому что они не смогли меня убить толком. Только оглушили, а я им подыграла. — Эл решила скрыть свою необычность ради собственного спокойствия. — Если бы знать об этом раньше, мой экипаж был бы здесь.

— Эл, я могу тебя успокоить. Ди не причинит им вреда. Они будут жить. Он будет брать у них ткани, кровь, для своих опытов, но их будут хорошо кормить и охранять, они погибнут, если попробуют бежать или начнут оказывать яростное сопротивление. Хотя, они наверняка деликатные люди и поймут, что их жизнь зависит от благоразумия.

— Ты хочешь отговорить меня оттого, чтобы их освободить?

— Да. Нужно переждать эпидемию. Я предлагаю тебе вернуться со мной в колонию. Так ты спасешь себе жизнь и им. Если ты начнешь беспокоить Ди, он заподозрит нас. Поскольку мы заключили с ним мирный договор, то не можем позволить тебе внести раздор между нами. У нас свои взгляды на проблему безопасности. Ищи своих людей, никто не будет тебе мешать, до тех пор пока наши интересы не будут задеты, так решил совет колонии.

Эл усмехнулась. Другого заключения она не предполагала. Знать бы, что он понимает под их интересами. Если прибавить спящих в колонии людей, прибавить погибших, то в составе шайки Ди насчитывалось больше двух с половиной тысяч человек. Силы явно не равны. Эл предстояло понять, почему Ди не перебил маленькую колонию, не взял оружие и не захватил власть над планетой? К общему числу тайн образовавшихся за последнее время добавилась еще одна. Миш говорил не всю правду. Запасы колонии и оружие до землетрясения были полны. Зачем Ди пришел к колонии? Поживиться или они заметили взлет катера? Яростное нападение на Рассела стало более понятным. Они охотились за остатками экипажа. Откуда они узнали о них? Неужели Индра? Появление Миша и Дункана вскоре после визита Ди — едва ли случайность. То была не простая проверка.

Тогда перед встречей в колонии, ее разбудило странное видение. Она увидела, как группа людей приближается к трещине. Оно могло сойти за сон, если бы Эл не ощутила взгляд. Кто-то смотрел в их сторону и заметил Марата, который мучался своими мыслями и не следил за тем, что творилось вокруг. Эл ощутила опасность на столько остро, что проснулась. Но видение не исчезло, несколько минут она чувствовала контакт с тем, кто смотрел на них. Он не делал выводов, просто смотрел, а потом в его душе возникло алчное чувство, которое наверняка испытывает хищник, заметивший добычу. Эл тогда испугалась. Не человек внушил ей страх, не то, что она увидела в нем хищника, а то, что она смогла его так остро почувствовать. Она вспомнила предупреждение Роланда о жестокости среди колонистов, когда их окружили, было уже поздно. Теперь Эл понимала, что приходили именно за ними.

Рассказ о событиях в колонии прояснил часть ребуса. Эл поборола искушение подойти, взять Миша за руки и задать ему массу вопросов, он не сказал бы правду, но его сознание выдало бы большую часть тайны, в те несколько мгновений она вспомнила случай с Аликом на Плутоне. Эл даже повела плечами, чтобы отогнать навязчивое желание. Внутренний протест против нечестного побуждения погасил любопытство.

— Я не буду жить в колонии, — она сказала это так, словно ей предлагали отдых на невыгодных условиях.

Миш поднял брови, отвел в сторону глаза, он решил что ему послышалось. Он повременил с реакцией, может она объяснит свой отказ. Но ему пришлось уточнить, верно ли он понял ее.

— Я не буду жить в колонии, — повторила она. — Если я соглашусь, мне придется жить по правилам, которые устанавливаете вы, никто не станет считаться с моим званием в силу моего возраста и сложившихся обстоятельств. У меня есть свои планы, которые идут в разрез с вашими интересами.

— Эл, ты хорошо понимаешь обстоятельства? В одиночку тебе грозит только смерть — ничего больше. Ты погибнешь. — Миш приблизился и взял ее за плечи. — Я не могу этого допустить.

Эл набрала полную грудь воздуха, от чего хватка Миша ослабла, шумно выдохнула и улыбнулась.

— У меня есть право выбора, не так ли? — она не смотрела на собеседника. Вопрос словно был не ему адресован. Миш собрался остановить ее силой, поэтому Эл хотела убедить его в ошибочности намерения. — Принимая на себя командование экипажем, я дала слово оберегать и хранить этих людей, я виновата перед теми, кто остался, и я же виновата, что они угодили в плен. Я могла перестрелять всю банду Ди вместе с ним. Не пойму, что меня остановило. Ты предлагаешь мне сделку с совестью. Ваш доктор — сумасшедший — это ясно, как день. Завтра он захочет провести еще какие-нибудь опыты, о которых вы уже не узнаете, а в роли подопытных будут живые люди, мои люди. Я не допущу ничего подобного. Я найду Ди. Если они хотят войны, что ж пусть будет война. Меня хорошо учили.

— Ты будешь убивать? — изумился Миш.

Эл пожала плечами, руки Миша отпустили ее, и она аккуратно отошла на безопасное расстояние, которое позволит ей уйти от нападения. Он пришел без оружия. Если он попробует напасть — только в рукопашную. Именно такое намерение появилось у Миша, когда он услышал об убийстве. Он незаметно нажал вызов катера и ринулся на нее, нужно выиграть пару минут времени. Он думал, победа будет за ним. Потом он притащит ее в колонию, а там ей обеспечат достаточную охрану. Теперь Миш был согласен с Дунканом, который высказался на счет Эл в не самых лестных выражениях и предположил, что она добавит им головную боль к предстоящим трудностям.

Он поймал пустоту. Один раз. Другой. Эл скрылась за крылом бота и прокомментировала:

— Миш, ты слишком крупный, а поэтому инертный, ты меня не поймаешь.

Она специально злила его! Миш снова бросился за ней. Эл мигом оказалась на крыле, потом не корпусе бота. Миш остался внизу.

— Я не хочу ссориться. Выслушай меня. — Эл смотрела сверху вниз, предполагая, куда он двинется в следующий момент.

Свист двигателей возвестил появление катера. Миш вздохнул облегченно. Теперь она в ловушке, пешком ей никуда не сбежать.

— Помощь вызвал? — спросила Эл. — Прошу, выслушай меня.

Миш решил, что она просит пощады, и отрицательно покачал головой.

— Ты сейчас спустишься и полетишь со мной в колонию, — приказным тоном сообщил он. — С миром.

— Что ж тут все такие не сговорчивые. Чуть что — сразу в драку. — Эл всплеснула руками при этих словах, потом прошлась по крыше бота. — Пойми ты, не могу я бросить друзей. Я — капитан. Я согласна на сотрудничество. Поговори с умными людьми в колонии, решите, как лучше поступить.

— Эл, если ты не спустишься, мне придется тебя парализовать, — предупредил Миш.

Эл спрыгнула с двух метровой высоты удивительно легко. Она встала рядом.

— Я не полечу в колонию, — заявила она.

Терпение Миша лопнуло он схватил девушку, намереваясь силой затащить ее в катер.

— Что ж ты такой упрямый! — воскликнула она.

Эл выскользнула у него из рук, как учили, и сбила противника с ног. Голова Миша должна была угодить прямо в лужицу с серебром, Эл схватила его за куртку, чтобы удержать голову, Миш вцепился в нее снова. Началась возня. Миш сильно дернул ее за рукав и оторвал приличный кусок. Из дыры выглянул хороший защитный костюм разведчика, который Миш раньше видел только на Земле. Он понял, что излучение Эл не остановит. Костюм прибавлял ей и силы, значит, их шансы равны. Миш разозлился еще больше, теперь он намеревался оглушить или придушить ее немного, чтобы остановить сопротивление.

Эл отбила несколько ударов, поняла, что положение изменилось.

— Ого, ты, я вижу, серьезно решил меня взять в плен. Ну нет. Ошибки не будет.

Засвистели двигатели еще одного катера. Эл увернулась от целой серии ударов, которые разъяренный разведчик решил ее наградить. Миш словно был не в себе. Его богатырское спокойствие улетучилось.

— Огонь, — скомандовала она.

Сработал бортовой излучатель бота. В Миша был пущен минимальный заряд, которым можно было отрезвить противника, отогнать в сторону.

— Умница, Счастливчик, — похвалила она. — Надо было бы заложить в тебя собачью команду «фас». Как бы ты ее выполнил?

— Команды «фас» нет в списке, — услышала она голос по связи.

— Повезло нашему гостю, — усмехнулась Эл.

Ей осталось заполучить катер Миша и скрыться. Эл стало жаль его, он лежал на земле и стонал.

Эл запрыгнула в кабину его катера и взлетела.

Второй катер не бросился за ней в погоню, он остановился в нескольких шагах от Миша, что было дальше Эл смотреть не стала.

Миш увидел, как из кабины выпрыгивает Дункан. Он был без напарника. Дункан склонился над ним, перевернул на спину. Темное лицо его стало хмурым.

— Вижу, разговор не вышел, — заключил он. — Вот зараза! Сильно задела?

Миш в ответ грозно прорычал, схватил его действующей рукой за горло и старался придушить. Дункан рывком перевернул товарища снова на живот, прижал к земле и вколол ему порцию успокоительного.

— Все ясно, дружище, озверел немного, — сказал он, когда дело было сделано.

Он смотрел, как Миш приходит в себя, сначала тело перестало сопротивляться, потом Миш стал ровно дышать. Паралич прошел. Дункан рискнул перевернуть его снова на спину. Глаза Миша приобрели прежний вид. Он смог говорить:

— Она не виновата. Это у меня… Это я. Я, — повторил он несколько раз.

— Я вижу, — ответил Дункан. — Ты что забыл, что она вооружена? Как только она не убила тебя.

— Она не собиралась меня убивать. Это бот пустил в меня разряд. Она оружие не доставала. Дала команду в последний момент, когда я потерял над собой контроль. Я, кажется, напугал ее, и все испортил.

— Когда ты последний раз принимал лекарство?

— Дня два назад.

— Ты работаешь в постоянном напряжении, нужно следить за собой и глотать лекарство чаще. Ты ей рассказал про легенду?

— Нет. Я не решился. — Миш опустил голову, замер ненадолго. — Я уверен, что это она. Странно, правда? Я думал, что это будет кто угодно, но какая-то девчонка, да еще упрямая до смерти, такое я не представлял.

— Что на тебя нашло? Зачем ты бросился на нее? Забыл, с кем дело имеешь? Это же Космофлот. Их там на все натаскивают.

— Я пробовал ее уговорить полететь со мной в колонию. Это упростило бы нам задачу, но она упрямо настаивала на том, чтобы я помог ей освободить ее экипаж. Я, кажется, разозлился, а потом…

— Бросился на нее с кулаками, — закончил фразу Дункан, помог Мишу встать. — Надо было говорить с ней о главном. Ты что, забыл зачем на встречу пошел?

— Меня выбила из колени одна странность. Она сказала, что видела Роланда живым и говорила с ним. Если кто-то действует с ведома Ди, она не должна знать легенду. Но я успел ей рассказать о том, что происходило в колонии последние годы. Она знает про гибель экипажей. Она решила объявить Ди войну. Я хотел ее остановить, но сорвался.

— Где же ее теперь искать? Катер надо вернуть.

Не успел Дункан закончить фразу, как свист двигателей возвести приближение еще одного катера.

— Это еще кто? — насторожился Дункан.

— Это моя машина, — ответил Миш. — Она вернула ее. Грамотная, бестия.

Катер сел напротив машины Дункана и из кабины вышла Эл, потом появился Индра. Миш и Дункан подались вперед.

— Это я ее вернул, — начал разговор Индра. — Не нападайте на нее больше. Это ее вы ждали.

Эл пристально посмотрела на обоих мужчин.

— У меня был приступ. Извините, капитан. Это влияние планеты. — Стал оправдываться Миш. — Дункан уже сделал мне успокоительную инъекцию. Все в норме. Извини, капитан.

— Я знаю, — кивнула Эл. — Я не сержусь. Не меня благодарите. Его.

Эл недоверчиво посмотрела на юношу. Индра появился на радаре катера неожиданно. Он жестикулировал, подавал знаки. Он явно знал, кто управляет катером. Эл подобрала его. Предложение вернуться вызвало у Эл удивление, но Индра ни разу не упомянул имя отца, и Эл поверила ему.

Все четверо молчали, осматривали друг друга, словно виделись в первый раз.

— Нам нужно улететь в другое место и поговорить. Говорить будем долго, — наконец, высказался Индра. Ему надоело ждать пока взрослые соберутся с мыслями. Он, кажется, был единственным из всей четверки, кто представлял, что делать дальше.

— Я сообщу в колонию, что мы задерживаемся, — отозвался Дункан. — Эл, лети куда Индра укажет, а мы последуем за вами.

— Только, чур, не записывать маршрут, — строго предупредил Индра.

Дункан кивнул в знак согласия.

Эл облегченно вздохнула. Дело сдвинулось с мертвой точки. Теперь тайны начнут раскрываться, и она, наконец, сможет понять до конца смысл последних событий.


Содержание:
 0  Пленники Уэст : Майя Малиновская  1  Глава 2. Где ты, капитан? : Майя Малиновская
 2  Глава 3. С надеждой на спасение : Майя Малиновская  3  вы читаете: Глава 4. Загадки Уэст : Майя Малиновская
 4  Глава 5. Завещание Роланда : Майя Малиновская  5  Глава 6. Исполнение легенды : Майя Малиновская
 6  Глава 7. Спасатели : Майя Малиновская  7  Глава 8 Возвращение на Землю : Майя Малиновская
 8  Глава 7. Земля : Майя Малиновская  9  Глава 8. Скандал : Майя Малиновская
 10  Глава 9. Подарок : Майя Малиновская  11  Глава 9. Побег : Майя Малиновская



 




sitemap