Фантастика : Космическая фантастика : Глава 8 Возвращение на Землю : Майя Малиновская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 8 Возвращение на Землю

Димка уже вполне освоился на корабле. Удивительно, что он беспрепятственно проходит, куда вздумается. Ему не преграждали дорогу, ни разу не выставили из отсеков, только вежливо предупреждали, что среда для него и его костюма опасна.

Высокий инопланетянин, который именовал себя Эйрон, оказался отцом Ирианы и капитаном корабля, взял на себя опеку гостей, Ириана помогала ему. От Эйрона Димка узнавал последние новости об Эл. Точнее, каждый раз одно и то же: «Она будет жить. Она спит». Как долго? Почему? Димка не смог выяснить. Уже прошло десять земных дней, а Эл так и лежала без сознания. Три дня назад разрешили ходить Расселу. Марат взял на себя заботу о нем. Димка навещал больного по несколько раз в день и всякий раз отрицательно качал головой, когда речь шла о капитане. Разговор сводился к двум, трем фразам, тема их злоключений вежливо обходилась стороной. Курк сильно исхудал и быстро уставал. Из его взгляда исчезла пристальная внимательность. Он вел себя как больной, а не как инспектор. Изменились все трое. В безопасности каждый сотню раз прокрутил в мыслях все происшествия, но не торопился оглашать свои выводы. Они говорили о чем угодно, но не об Уэст и Эл.

Эйрон несколько раз заводил с пилотом разговоры о Земле и землянах, но, следуя этике Космофлота Димон уходил от разговора, наконец, он заявил в открытую:

— Я не имею права обсуждать вопросы Земли с гражданином Галактиса. У меня есть обязательства.

— Я понимаю, — согласился Эйрон, — но как вы, земляне, собираетесь изучить другие миры, если прячете свою культуру? Я давно изучаю Землю, я могу знать даже то, чего вы не знаете. Вы легко решите, что я вас шантажирую, но я хочу знать не секреты Земли, я хочу понять людей. Вы такие разные. У меня сложилось странное впечатление. Вы жители одной планеты, одного происхождения, но вы разобщены. Вы спешите освоить Космос, но не умеете изучить человека рядом. Неужели летать к другим планетам проще, чем изучить того, кто близко?

— Не понимаю, где здесь шантаж? — Димка улыбнулся, он решил, что инопланетянин неверно выразился.

— Я еще не сказал о главном. Наверное, проще будет говорить о конкретных событиях, — добавил Эйрон.

Димка почувствовал неловкость, он отлично понял недоумение Эйрона, но своим вопросом дал ему понять, что не умеет говорить на общечеловеческие темы.

— А что главное?

— Возможно, это поможет мне понять поступок вашего капитана и даст ответ на вопрос: почему она выжила?

Димка сразу оживился, он понял, что будет разговор об Эл.

— Если я так помогу Эл, то готов говорить, — решительно заявил он.

Эйрон сделал паузу.

— А как же принципы? — спросил Эйрон.

Димка то же задумался.

— Давайте я сам решу, что можно говорить, а что нельзя, — ответил он.

— Хорошо, — согласился Эйрон. — Если я перейду дозволенные границы, просто скажите об этом.

Димка кивнул, но сам плохо понимал, о каких границах идет речь. По сути никаких больших секретов он не знал. Щепетильность Эйрона насторожила его, но помочь Эл он хотел больше всего, невзирая на любые границы.

— Я буду задавать вопросы, а вы отвечайте, — предложил Эйрон.

— Да, — согласился Димка.

— Почему вашего капитана так зовут?

В ответ Димка изобразил удивление.

— Вообще то ее зовут Элли. Есть еще фамилия — принадлежность роду. Но почему это так важно?

— Я хочу понять, что означает ее имя?

— Я не знаю, — ответил Димка.

Ситуация была смешная. Имя действительно что-то значило. Он стал вспоминать, но не нашел, что ответить.

— Ее так назвали родители? — спросил Эйрон, но, заметив замешательство собеседника в таком простом вопросе, пояснил. — Мой народ обладает родовыми именами, у вас есть тоже самое. На вашем языке мои предки звались бы Эйрон, не иначе, женские существа Ириана, так зовут мою дочь. У нее будет сын, его назовут Эйрон. Я знаю, что люди называют детей по-разному. Почему? Ее имя — случайное название?

— Имя Эл, Элли — это просто имя, звук, способ назвать человека. Вряд ли в ее имени есть что-то необычное. Так мы различаем друг друга.

— Значит ее имя — просто звук? — спросил Эйрон. Димке показалось, что он удивлен или разочарован. — И мой вопрос вам кажется странным?

— Да, — ответил Димка. — А как это связано с ее здоровьем? Это не поможет ей проснуться. Вы знаете, почему она спит?

— Она будет спать, пока мы не уйдем с орбиты планеты. Ее связь с тем, что вы называете Уэст, слишком крепка. Ее сознание стало шире, а это свобода. Но свобода только по отношению к Уэст.

— Я не понимаю. Я не могу вас понять, — Димка даже немного рассердился.

— Хорошо. Я иначе задам вопрос. Любой ли человек с планеты Земля мог сделать то, что сделала она?

И тут до Димки дошел весь смысл произошедших событий. Он пристально посмотрел на Эйрона. Если он спрашивает, значит важно. Нужно хорошо подумать, что ему ответить, вдруг поймет неверно.

— Я не знаю. Я же не знаю, что она сделала. Мы потеряли друг друга. Нас троих взяли в плен. Я не знаю, что было с Эл потом.

— Ответьте на мой вопрос, — попросил Эйрон.

— Сначала вы ответьте на мой. Что сделала Эл? — Димон продолжал пристально смотреть на Эйрона.

Эйрон молчал.

— Я ее друг. Я должен знать.

— А еще два человека? Они друзья? Они должны знать?

— Если с капитаном происходит что-то неприятное, мы должны знать. Мы — экипаж.

— Нет. С ней все хорошо. Ее тело не умрет. Если вам важно знать, то она даже не несет на себе последствий долгого пребывания в космосе. Она просто спит. Она такой же физический человек, как вы.

— А мутации? У нее мутации… были?

— Эти тонкости выясняться, когда она вернется, — заключил Эйрон. — Возможно, Уэст исправила их.

— Тогда почему вы не пускаете нас к ней? — возмутился Димка.

— Вы увидите ее завтра, когда мы уйдем с орбиты. Я все-таки хочу услышать ответ на свой вопрос.

Эйрон был настойчив. Димка чувствовал, как он давит, совсем как тогда, во время катаклизма. Димка успокоился, задумался над вопросом. Эмоции схлынули, голова стала ясной. Он думал долго. Вопрос оказался не совсем простым. Эйрон вежливо ждал. Димка поднял на него глаза. Эйрон заметил перемену. Такую перемену Эйрон уже наблюдал. По меркам Земли Димон слишком молод, потому ему трудно справиться со своей неуравновешенностью, нестабильностью сознания. Когда ему удается совладать с собой, он способен уловить больше, чем человек среднего развития. Знает ли он свои секреты? Эйрон понял, что он ничего о себе не знает. Сейчас он увидел происходящее с иных позиций и растерялся.

— Эл устроила весь этот катаклизм? Она? Ух! — выдохнул Димон. Эйрон ничего ему не возразил. Значит, догадка была верной. Димон облизал губы. Он стал бормотать мысли вслух. — Да. На такое способен не каждый. Не всякий человек может решиться на такое.

— Она уничтожила все следы пребывания людей на планете и дала возможность Уэст жить так, как она жила до вашего вмешательства, — пояснил Эйрон.

— Да. Это грандиозный поступок, — покачал головой Димка, он растерялся еще больше.

— Вы не осуждаете ее? — спросил Эйрон.

— Нет. Я же видел, что там творилось. Эта колония… Позор. Надеюсь, вы не будете думать о нас плохо? Это частный случай. Если бы у меня была возможность, я помог бы Эл. Она сделала все так, чтобы мы считали ее мертвой. Она не хотела причинить нам боль. Я почти поверил.

Эйрон ничего не сказал. Мысли молодого человека перескакивали с одного предмета на другой, масса вопросов возникала в его сознании, он успокоиться и постепенно разберется сам. Эйрон решил, что не будет говорить с ним о глубокий вещах, требующих знания законов мироздания.

— Она осталась жива, почему? — спросил Димка, — почему она выжила?

— Не пытайтесь решать вопросы неподвластные вашему уму, — ответил Эйрон. — Для вас, для нее, для меня пусть это будет тайной. Наш разговор должен остаться между нами.

— Зачем вы спросили то, что и так знаете? — удивился Димка. — Вы знаете, я чувствую.

— Я спросил, чтобы поняли вы. А вы поняли, вот что важно. Теперь вы сможете встретиться, — Эйрон встал.

Димон тоже поднялся. Эйрон взял Димку за плечи.

— Теперь вы сможете ее понять. Ей не нужны врачи. Нужно только то, что здесь, — он уверенно ткнул Димку в грудь.

— Я понял, — сказал Димка.

— Сомневаюсь, — отозвался Эйрон, — но поймете. Завтра вы встретитесь.

Эйрон оставил его одного. То, что Димка услышал, не укладывалось в голове. Завтра он увидит ее! А что ему говорить и как себя вести? Растерянность не проходила. Он чувствовал, что соприкоснулся с чем-то огромным. Его воображение не могло представить ничего подобного. До разговора с Эйроном все было предельно ясно: Эл жива, они вернуться домой. Потом начнется другая жизнь. Пройдет время. Уэст останется в прошлом, так же как Тобос. «О, Боже! Вторая катастрофа! Господи, Эл!» — его мысли метались, живот свело. Ему стало страшно. Он не знал, что их ждет. Какая Эл завтра откроет глаза?

Внезапно Эйрон вернулся.

— Перестаньте себя мучить, пилот. Все просто. Ей будет нужен тот, кто сможет ее понять, это будете вы. Она захочет рассказать кому-то правду. Это будете вы, — Эйрон говорил твердо и убедительно.

Вдруг Димка подумал об Алике. Внутри возникла полная уверенность, что не ему Эл расскажет правду, а именно Алику.

— Это необязательно буду я, — возразил он Эйрону.

— Разве между вами нет связи? — спросил Эйрон. — Ведь это вы чувствовали, что она жива.

Димка сложил руки на груди, насупил брови и произнес:

— У меня все путается в уме. Видимо из-за того, что у нас разные представления о жизни. Я с трудом могу вас понять. Наши разговоры — обрывки фраз, которые я не могу собрать вместе. Я запутался. Чего вы от меня хотите?

Эйрон опять сделал паузу. Он умолкал всякий раз, когда эмоции слишком переполняли молодого человека.

— Именно поэтому я попросил кое-кого объяснить вам случившееся человеческими категориями, — наконец, проговорил он.

Эйрон подал знак, и в комнате появились дети Роланда. Лио крепко держала Индру за руку. Смотрела она с опаской.

— Я с трудом убедил ее поговорить с вами, — сказал Эйрон и положил руку на голову Лио. — Вы сильно ее напугали, но она считает, что вы единственный, кто понимает вашего капитана. Я оставлю вас и буду надеяться, что вы найдете способ внятно объясниться.

Эйрон с почтением усадил Лио в кресло. Индра встал у нее за спиной. Димон присел напротив Лио. Девочка казалась маленькой по сравнению с креслом, где сидел недавно Эйрон. Индра смотрел Димке прямо в глаза, он точно защищал от него сестру.

— Я прошу вас успокоиться и выслушать Лио не как ребенка, — пояснил Индра. — Все, что вы услышите полезно вам, но на Земле об этом не должны знать. Это единственное условие, при котором мы вообще будем разговаривать.

Парень прямо таки ультиматум ему ставил. Димке ничего не осталось, как согласиться.

Заговорила Лио:

— Молчи. Я все расскажу так, чтобы ты понял. Если останутся вопросы, ты их задашь потом.

Димка почувствовал себя школьником, который не знает правильного ответа.

— Роланд— мой отец, был человеком, который смог выжить на Уэст, другим, никому не удалось. Он сказал, что на Уэст придет человек, который исправит то зло, которое причинили планете люди. Это будет только человек с Земли и никто другой. Это — Эл. Она не просто человек, она смогла соединиться с духом планеты. Не спрашивайте, что это такое. Вы не сможете понять. Теперь люди не смогут жить на Уэст. Любой, кто сюда придет, погибнет. Планета выработала иммунитет против нас. Эл думала о благополучии других. Она стала орудием тех сил, которые мы не в состоянии постичь. Она спит потому, что мыслит себя частью планеты и тело ей не нужно. Мы улетим далеко от Уэст, и она придет в себя. Но ей будет очень трудно понять, кто она на самом деле. Ей будет очень трудно. Вы не подозреваете, что благодаря вам она осталась тем, кто она есть. Вы очень хотели, чтобы она была жива. Это позволило ей остаться по эту сторону жизни, сохранив с вами связь. Благодаря вам и еще кому-то на Земле. Я не знаю, кто он, но я видела его образ. Теперь вы должны ей помочь вернуться. Вы отвечаете за нее. С этих пор она не сможет жить спокойно. Она будет искать ответ на вопрос — кто она такая? Не мешайте ей. Просто будьте поблизости. И еще. Я соприкоснулась с ней, я знаю ее секреты. Она дала страшное обещание, она не готова его исполнить. У нее появился очень сильный враг. Ей грозит опасность. У нее есть некий дар, который оберегает ее. Она не знает его, не умеет пользоваться, он диктует ей условия жизни и поступки. Я не понимаю, что это. Вы не знаете, что это? Вы видели его проявление раньше?

Димка подскочил в кресле.

— Я знаю! — он понял, что скрывать не имеет смысла. — Она умеет проходить сквозь время. Мы из прошлого. Я, она и третий на Земле.

Лио повела глазами из стороны в сторону. Она решала, что говорить.

— Обсуждать — не имеет смысла. Есть насущные вопросы, которые вы должны разрешить. Запомните, что у нее не простое будущее, оно непредсказуемо, потому что зависит от нее самой. Теперь об Уэст. Скажите землянам, что колония погибла, никого не осталось в живых, вас спасло судно Галактиса, потому что вы послали сообщение.

— А что будет с вами? — спросил Димка.

— Мы найдем другой дом. Мы все, — сказала Лио. — Не волнуйтесь о нас. Вас должна интересовать ваш капитан и ее безопасность.

— А дар? — спросил Димка. — Как быть с даром?

— Вы здесь не при чем. Она все сама решит. Главное храните ее тайну. На Земле о ее роли в гибели колонии знать не должны. В глазах землян она станет преступником. Это была просто катастрофа. Среди вас есть человек, он болен, но он сделает так, что вас не уличат во лжи. Пусть он решает, что нужно сказать. Он знает. На Земле не должны знать, что явилось причиной катастрофы. Вы тоже не спрашивайте у Эл. Так ошибок будет меньше.

Лио замолчала. Димон ничего не спросил, девочка объяснила просто и ясно. Димка подумал о Расселе и Марате. За себя он поручиться, но за них.

— Не беспокойтесь, каждый из вас сам решит, что ему нужно делать, — ответила Лио на его мысли. — Не указывайте им, что можно, для этого есть капитан Эл.

Димка посмотрел на девочку, потом на ее брата.

— А где ваш отец? — вдруг спросил Димон, потому что вспомнил о Роланде.

— Он остался на Уэст. Навсегда, — ответила Лио. — Он живет в тысячах колонистов. Тот, кого звали Роландом, больше не существует, как человека.

— Мне жаль. Я не знал его, но мне жаль, — сказал Димка.

Дети ничего не ответили. Своеобразная аудиенция закончилась. Индра увел Лио. Димон проводил их печальным взглядом.

Только, когда он остался один, вся ясность объяснений улетучилась, а в голове возник кавардак. Девочка ничего не объяснила про то, кто теперь Эл.

— Все!.. Тихо… — остановил он сам себя. — Все вопросы долой. Потом. Надо выбрать главное? А что главное? Я нужен Эл. Пускай я что-то не понимаю. Я ей нужен. Марату и без этого хватит впечатлений, он только и твердит, что произошло чудо. Рассел еще не совсем здоров. Из всех людей на корабле я единственный, кто ей близок больше всех. Все. Панику — долой. Все прояснится. Завтра! Главное дождаться завтра!

Он успокоился и пошел сообщить Марату и Расселу хорошую новость.

* * *

Эл открыла глаза. Легкие горели. Пробуждение казалось странным. Тело словно не ее. Во рту пересохло. Она стала кашлять, но даже это получалось плохо.

— Она пришла в себя, — услышала она рядом незнакомый голос, — сознание вернулось.

Повернуть голову она не смогла, только скосила глаза в одну сторону, в другую.

— Миш, — позвала она.

— Узнала, — он уже стоял у ее постели.

Он склонился над ней, приятно было увидеть его красивое лицо.

— Если бы не знала тебя раньше, то решила бы, что в гостях у ангелов.

— А какие чувства вызываю я? — к ней подошел второй.

— Дункан. Ты тоже ангел, только потемнее, — сказала она. — Я пить хочу.

— Сколько угодно, — сказал Миш.

Дункан ушел и вернулся с маленьким сосудиком. Миш уселся на край кровати. Он усадил ее. Дункан поспешил ему помочь, сел рядом и держал за плечи.

— От нее бет электричеством. Щекотно, — хихикнул он.

— Осторожно пей. Очень маленькими глотками, — посоветовал Миш.

Эл не смогла быстро проглотить воду, часть полилась обратно, остальной она поперхнулась. После третьей попытки она проглотила воду и почувствовала, что у нее есть желудок.

— Ничего. Научишься снова. Кстати, с пробуждением, капитан. — Дункан широко улыбнулся. — Чудо какое-то.

— Как ты себя чувствуешь? Точнее, что ты вообще чувствуешь? — спросил Миш.

Эл задумалась.

— Почти ничего. Не так, как раньше. Я только вижу, слышу, дышать больно. Смотрю на мир, словно сквозь узкую щель. Странное чувство.

Дункан посмотрел на Миша, его лицо осталось спокойным.

Маленькая порция воды далась ей с трудом, зато внутри стало лучше. Голова стала кружиться, она решила, что падает, но крепкие руки Дункана поддерживали ее. Она закрыла глаза. Ее клонило в сон.

— Нет-нет. Эл. Спать тебе нельзя, — Миш похлопал ее по щекам. — Нельзя. Давай проверим твою память. Какой у тебя номер, кто ты?

Эл стала бормотать десятизначное число, потом сообщила, что она капитан Космофлота.

— Уже хорошо, — сказал Миш. — Открой глаза.

— Голова кружиться, — прошептала она. — Я ухожу обратно.

— Дункан, зови врачей, — приказал Миш.

Дункан убежал, а Миш подхватил за плечи, не дал ей лечь.

— Держись, — говорил он, — держись, капитан. Потерпи. Теперь все будет отлично.

Он говорил, а голос его все удалялся и удалялся, пока не стих совсем…

* * *

Странно было постичь, что тело только инструмент для того, чтобы действовать в этом мире, а ты сам неизмеримо значительнее всего этого механизма. Тело мешало ей чувствовать, видеть, оценивать. Покинуть его было бы разумно, но тогда никто не смог бы услышать ее, разве что Лио. Наверное, Роланд чувствовал то же самое, тело ему было ненужно. Но она знала, ей придется снова втиснуться в оболочку, чтобы действовать в том, реальном мире. Реальном?! Нелепое понятие.

Только здесь к ней полностью вернулся тот недостающий кусок памяти. Он, Нейбо, слегка повредил только ее мозг, ту часть, что отвечала за воспоминания, она найдет для этого отрывка новое место и накрепко запомнит свидание с ним. Он знает о ней, он не убил ее, потому что решил, что его нареченный маленький враг умрет сам без защиты и пищи, без помощи. Но он ошибся. Май был прав, встреча состоялась и она явно не последняя. Лио тоже была права. Она, Эл, села во время разведки на «пик Страха», тем самым привлекла ИХ внимание. Кто знает, почему она не испугалась? Роланд обмолвился, что ее голова не забита предрассудками. Таким образом осуществился загадочный контакт. Они увидели то, что видели «тобосцы», Май, что заподозрил Торн и маленький врач, то о чем она не имела ни малейшего представления. Теперь она и сама понимала, что в ней живет НЕЧТО, то, что видит, понимает и чувствует совсем иначе, чем капитан Эл. Его почувствовал и нашел Роланд. Оно не дало умереть телу, оно жило и приспосабливало тело к планете. Этого Нейбо не учел, присутствия этого НЕЧТО, Но он еще вернется, ей обещали долгую встречу с ним.

«Красное солнце» не распознало в ней ничего чуждого планете и оставило жить, но прежде любопытное НЕЧТО совершило головокружительный полет над прекрасным морем огня пожирающего все, что оставили после себя люди. Димка, Димка, вопли твоей души привлекли его, и оно указало Лио верную дорогу, чтобы вернуть то, без чего ты не хотел дальше жить. Твоя Эл вернулась и ей вновь придется учиться существовать среди того, что она уже готова была оставить.

Новое пробуждение. На сей раз незнакомое лицо склонилось над ней. Оно выразило сострадание, Эл почувствовала и пыталась улыбнуться. Суета вокруг. Это были врачи. Эл старалась не обращать на них внимания. Ее занимало лицо высокого инопланетянина. Он смотрел на нее пристально. Другая форма жизни, но она чувствовала сродство. Они обменивались изучающими взглядами, пока она не устала. Глаза пришлось снова закрыть…

Теперь она поняла, что непременно вернется домой, назад в свое прошлое. Довольно подобных приключений. Ответ на вопрос «кто же она такая?» следовало искать не в этом времени. Нужно начинать сначала. Ей даже привиделось, как они втроем: она, Димка и Алик, сидят на крыше отцовского гаража и рассуждают о жизни. Ей стало уютно и тепло от мысли, что она вернется домой. Неважно когда, главное, что вернется. Да, впереди еще много событий, но потом, потом.

* * *

Она снова очнулась. На этот раз одна. Опять она смотрела на окружающее сквозь узкую щель человеческого зрения. Она только чувствовала, как множество лучей пронизывают комнату и ее тело насквозь. Они пронзали ее, проходили по телу и выходили из нее уже в другом месте, тело преломляло их.

Дышать стало значительно легче. Она стала поворачивать голову из стороны в сторону. Тело хоть и затекло, но слушалось. Рядом на столике стоял сосуд с водой. Стоило определенных усилий, чтобы напиться, она подавилась и стала кашлять. Ей пришлось сесть и свесить ноги со своего ложа. Ей бы и в голову не пришло встать на ноги, она не чувствовала стоп и пальцев. Голова оказалась тяжелой и склонилась на грудь.

Она стала вспоминать. И вспомнила! Вспомнила все! Даже недостающий кусок своего падения и встречу с неизвестным и жестоким существом! Его странный корабль потерпел аварию, и он был ранен. Нет! Это она ранила его. Поразительно, что оружием было только ее живое воображение. Она исправила его корабль! Она знала, кто он. Нейбо! Король пиратов! Обещанная встреча. И где? На Уэст. «Да ведь мне благодарить его нужно, что я забыла, иначе все было бы по-другому! Его корабль был слишком мощный, он-то и вызвал подвижку пластов и землетрясение. Откуда я узнала? Ну, да. Я же была внутри. Вот это корабль! В голове не умещается», — думала Эл.

Она растерялась. Ее захлестнула буря переживаний сильных и ярких. Память вытаскивала куски событий и ощущений.

— Неужели это была я? Неужели все это было со мной?

Будь она здорова, с ней случился бы приступ. Она даже ждала его. Со временем она успокоилась, и к ней вернулось ощущение: «здесь и сейчас». Эта комната — медицинский отсек, такой же она видела на спасательном корабле, которым командовал Торн. Лучи. Те же, которыми ее исследовали в первый злополучный раз. Из-за них от испуга она испортила все оборудование. Не происходило ли, что-либо подобное, пока она спала. Они могли подстроиться под нее. Сейчас лучи не причиняли ей неудобств, она их видела, но не чувствовала. Скорее всего, они обеспечивали ей возможность двигаться. Лучи тянулись к нервны центрам. Она забавлялась наблюдениями, двигала кистями рук, совершала руками манипуляции. Наигравшись вволю, она решилась встать. А зря. Она упала на пол, ноги не слушались, она не смогла ни согнуть их в коленях, ни пошевелить. Ее ложе представляло собой топчан с гладким покрытием. Он был совсем рядом, но добраться до него Эл не смогла. Она ощутила свою беспомощность и стукнула, как могла сильно, кулаком об пол.

— Да что такое! — выкрикнула она. — Помогите, кто-нибудь!

— Капитан, вам нужна помощь? — услышала она в ответ.

Голос был женский приятный, мелодичный.

— Да, — согласилась она.

— Ложитесь на пол и ждите, — посоветовал голос.

— Уже лежу.

Лучи мгновенно исчезли, и она вообще потеряла всякую способность двигаться, только шевелила глазами. В комнату вбежали двое человек. По одежде она узнала в них бывших колонистов с Уэст; нашивки медперсонала на одежде и еще не стертые номера секторов. Они ловко подняли ее и уложили, а потом безмолвно ушли. Следом за ними появился тот, кого Эл знала — «высокий».

— Я Эйрон, капитан, как и вы, — представился он зычно.

— Приветствую вас, — сказала Эл.

— Вы могли разбиться. Не следовало вставать. Я уже наслышан о том, что вы существо самостоятельное с упрямым нравом, поэтому я объясню, что с вами и как следует себя вести. Вы правильно поняли свойства лучей, они помогают вам двигаться, но без них ваше тело не сможет пошевелиться. У вас повреждены многие нервные окончания.

Девушка почувствовала, как тошнота подступает к горлу, она побледнела.

— Вам нехорошо? — спросил Эйрон.

— Я парализована? Это серьезно? — Она была сильно встревожена.

— Успокойтесь. Потребуется время, чтобы к вам вернулись прежние чувства. Вы испробовали на себе способность иначе существовать. Вы потеряли контроль над телом. Он вернется. Я не пытаюсь вас успокоить. Очень скоро вы сможете двигаться, как прежде. Вы научитесь кое-чему заново.

— Значит, я не безнадежно больна? — спросила Эл.

— Нет.

Эл облегченно вздохнула.

— Я оставлю вас. Рекомендую больше не вставать. С вашим темпераментом будет трудно, но придется лежать без движения. Долго. Если не будете шевелиться, процесс пройдет быстрее. Размышляйте, вспоминайте, думайте о будущем.

Он встал, в его фигуре появилась торжественность.

— А сейчас я удаляюсь, — сообщил он.

— Подождите, капитан. Для меня честь ваше присутствие. Я думала, что вы врач. Я видела ваше лицо во время одного из пробуждений. Вы смотрели на меня так откровенно. Почему?

— Потому, что я восхищаюсь вашим мужеством, капитан, — он поклонился.

Эл смутилась.

— После знакомства с вами и вашим экипажем, я ощутил глубокое уважение к землянам. До этого у меня были иные представления. Но об этом мы еще поговорим. Не сейчас. Я еще навещу вас, — он собрался уходить, но обернулся и сказал. — Ваш экипаж осаждает меня просьбами о встрече, что мне им ответить?

Эл подумала немного.

— Скажите, что я…что мы встретимся, как только разрешат врачи…Лучше пусть это будет, когда я смогу хотя бы сидеть. Я не хочу, чтобы меня жалели.

— Вы не хотите их видеть?

— Очень хочу.

— Я могу впустить одного? — спросил Эйрон.

— Это пилот? — догадалась Эл.

— Да. Это он вывез вас с планеты. Он очень сильно рисковал. Я считаю, что он достоин самой большой благодарности. Он очень настаивает на встрече.

Эл посмотрела на Эйрона и улыбнулась.

— Пустите его, а то он сломает дверь.

За короткое время после ухода Эйрона и до появления в дверях друга, она пережила сильный приступ волнения. Ей казалось, что они не виделись целую вечность, и она не узнает его. Но вместо Димки появилась женщина — колонист, мелькнули медицинские знаки на одежде. Эл разволновалась еще больше. Женщина принесла сверток, в котором Эл узнала свою прежнюю одежду.

— Дункан просил передать вам ваш костюм. Я помогу вам надеть его.

Эл ощутила себя больной и беспомощной, пока женщина одевала ее бесчувственное тело. Эл усмехнулась собственной беспомощности. Женщина бросила на нее нерешительный взгляд. Эл не выдержала ее напряженного молчания.

— Вы хотите мне что-то сказать? — спросила Эл.

Женщина еще раз робко посмотрела на нее.

— Вы услышите много слов благодарности, но я тоже хочу, капитан, выразить вам, от всех кого я видела за последние дни, сердечную благодарность. После Роланда вы единственный землянин, кто отнесся к нам по-человечески. Спасибо.

Она вдруг коснулась капитанской нашивки на плече Эл и опустилась на одно колено.

— Благодарю, — повторила она и заплакала.

— Что вы! Перестаньте! — Эл хотела отстраниться, но не могла.

Женщина увидела ее волнение. Глаза Эл забегали.

— Простите. Я не хотела так сильно взволновать вас. Я ухожу.

Она оставила смущенную Эл одну. Через несколько секунд в комнату осторожно прокрался Димка. Она только взглянула на него. Дыхание перехватило, и она поняла, что ей очень трудно говорить. Он быстро подошел, потом сел на край постели и вдруг приподнял ее за плечи и сильно обнял.

— Элька, — сдавленным голосом сказал он. — Эл.

Его тело дрожало от волнения, он часто дышал.

— Здравствуй, — тихо прошептала она по-русски.

— Здравствуй, — повторил он.

Он прятал слезы, стараясь проглотить комок. Он ничего не мог ей больше сказать, не знал. Смесь боли и счастья — вот, что он теперь чувствовал.

— Я даже обнять тебя не могу, — тихо прошептала она.

Он перевел дыхание.

— Я знаю. Ничего, — его голос дрожал, — если потребуется, я буду на руках тебя носить.

— Что ты. Все пройдет.

— Я знаю, — он отстранился, и она увидела, как стоят слезы в его глазах.

Он придерживал ее одной рукой за плечо и шею, как держат младенцев, а другой стал поправлять ей волосы.

— Я думал, будет хуже.

Она заметила несколько морщин у его темных глаз. Его лицо было так близко, что она могла изучить его во всех деталях. Он не казался внешне другим, но внутри него она чувствовала перемену.

— Спасибо, что вытащил меня, — сказала она.

— Это Лио, она почувствовала. Я…

— Я знаю. Но без тебя…

— Не делай так больше, — в его словах слышались мольба и боль. — Я чуть не умер без тебя. Я больше никуда одну тебя не отпущу. Слышишь?

Он снова прижал ее к себе, положил ее голову на свое плечо.

— Теперь я всегда буду рядом. Не отвертишься, — уже более твердо сказал он, но слезы покатились по щекам.

Он не смог справиться бурей эмоций, что бушевала внутри. Его учили побеждать панику и страх, но человеческую боль и страдания, такой силы, он еще не испытывал. Справляться с этими эмоциями на тренажере не учили. Зато учила жизнь. Димка вздрогнул и сжался.

— Ты что? — спросила Эл.

— Так. Страхи, — ответил он, — я оказывается, не умею справляться с собой. Нервы, будь они неладны.

— Не думай о плохом. Ты в безопасности.

— Еще один такой полет и я с ума сойду, — повторил он ее недавнюю мысль.

Эл улыбнулась.

— Страшно было?

— Лучше не вспоминать.

Они молчали. Обоим было достаточно того, что друг был рядом.

Эл поняла, что уже не относиться к Димке снисходительно, как раньше. Он всегда был для нее младшим, другом детства, с которым можно пошутить, повозиться, который нуждается в опеке. Теперь было совсем не так. Он возмужал, она поняла, что глупо будет относиться к нему свысока. Эйрон прав, ее друг заслуживает уважения. За этот полет Димка выложил все силы, пусть ошибался и спорил, но показал, что он сильный человек.

— Дим, — позвала она.

— Что?

— Я хочу тебе сказать…Ты настоящий друг и настоящий мужчина. Если мы еще будем летать, то непременно вместе.

Димка улыбнулся широко.

— По-моему я наделал кучу глупостей. Вытаскивая нас из плена, ты потеряла время и силы. Я думаю, что мы тебе только мешали.

— Глупо так думать, — Эл сделала ударение на последнее слово, — Мы не боги, мы не могли все предвидеть. Мы действовали по обстановке.

— Ты действительно так думаешь? — усомнился Димка.

— Абсолютно. Я могу теперь сказать с полной уверенностью, что существуют силы, которые много могущественнее нас. Мы только думаем, что владеем ситуацией, знаем, как должно быть, как правильно, и при этом можем ошибаться и служить орудием неведомых нам сил. Человек слишком ограниченное существо, чтобы все постичь. Я вообще задумываюсь, не рано ли человечество попало в космос?

— Ну-у. В какие дебри ты полезла. Не напрягай свою голову. Вот поправишься, тогда и философствуй.

— А чем мне еще заниматься в таком положении? — усмехнулась она.

Она грустно вздохнула. Димка погладил ее по волосам.

— Ты быстро поправишься. Когда я привез тебя на корабль, ты была такая страшненькая-страшненькая, страшнее, чем после аварии, а сейчас стала еще красивее и волосы как раньше. Ладно. Не будем вспоминать, а то меня выгонят отсюда. Мне запретили говорить с тобой о прошлом, но если тебе захочется рассказать, можешь рассчитывать на меня.

Он отстранился и поцеловал ее в лоб.

— Попроси Эйрона, чтобы мне и Марату разрешили за тобой ухаживать. Миш и Дункан добились, а мне заявили, что я слишком эмоционален.

— Хорошо, я спрошу, — сказала она, — а что с Расселом? Он жив?

— Да. Он уже поправляется. От толстяка Курка и половины не осталось, он изменился, похудел. Он уже ходит. Марат при нем, как нянька. Знаешь, Эл, странный у нас теперь экипаж. Они мне как родные, словно я их всю жизнь знаю, как тебя. А Курк, оказывается, отличный парень.

— Эй-эй. Поосторожнее. Что за фамильярность, — возмутилась Эл. — Какой он тебе «парень», он вдвое с лишком старше тебя. И он инспектор.

— Это на Земле он инспектор, он теперь об этом вообще не вспоминает. Мы все чуть на том свете не оказались. Какая теперь субординация.

Он был прав, но Эл все же возразила для порядка.

— Мы все еще экипаж, хочу тебе напомнить. Мы своими отношениями уже и колонистов, и галактожителей в тупик поставили. Так что ведите себя прилично.

— Ну вот, только очнулась — уже воспитываешь, — засмеялся Димка. — Зато колонисты на нас теперь волками не смотрят, а ты у них вообще — национальный герой.

— Пусть лучше Роланда благодарят, — строго сказала Эл, — и Лио с Индрой, а я уже в последнюю очередь.

— Зря, ты ведь всех спасла.

— Я? Ладно. Сейчас мы не будем это обсуждать, — сказала Эл.

— О! Смотрю, ты приходишь в себя. Командный голос появился. Характер у тебя Эл, прости, как у бульдога.

— На том стоим, — пробормотала она.

— Лежим, — хихикнул Димка и ловко уложил ее обратно.

Он ткнул пальцем в ухо.

— Мне лопочут тут, что аудиенция заканчивается, тебя пора лечить. Уходить не хочется. Так бы и жил здесь. Ох уж, эти правила.

— Иди. Я хочу поскорее поправиться.

Димка вздохнул, он сиял от счастья, одарил Эл ласковым взглядом и встал. Потом попятился назад, махнул ей рукой на прощание и выскользнул из комнаты.

* * *

Она подолгу бывала одна. Лучи помогали ей двигаться, поворачиваться с боку на бок, лежать на животе. Да, быть без сознания выгоднее, хоть время проходит незаметно. А теперь ей не давали спать, и время тянулось очень медленно. Эйрон дал хороший совет, нужно обдумать ситуацию. По сути, ничем другим она и не занималась.

Некоторое время ее никто не навещал. Она не видела ни Миша, ни Дункана, ни свой экипаж. Она не спрашивала, почему их не пускают. Ей хотелось только вылечиться.

Скоро она могла сидеть без помощи лучей, ноги еще не слушались, но она уже чувствовала их. Она потеряла счет времени и отмеряла его перерывами между короткими промежутками сна, которые ей разрешили.

Она окрепла и Эйрон начал навещать ее. Его всегда внимательное отношение, навело Эл на мысль, что капитан очень ею интересуется. Она ждала, когда он начнет спрашивать. В один из визитов он сел, на край постели, посмотрел ей в глаза, коснулся холодной рукой ее лба.

— Вы терпеливы, я заметил, — сказал он после осмотра. — Вы ни разу не возразили против изоляции. Она тягостна для вас?

— Да. Но я доверяю вам. Я много размышляю, мне спокойно. В моей болезни есть что-то даже полезное, — Эл потупила глаза, его долгий прямой взгляд было трудно сносить.

— Как вы представляете свое будущее, капитан? — спросил Эйрон.

— Если я смогу ходить, — дополнила она, — мне хотелось бы так думать. Я вернусь на Землю. У меня есть определенный долг.

— Попробую угадать. Вы хотите отомстить за то, что вас оставили на планете?

— Я бы не назвала это местью, — возразила Эл, — скорее я хочу восстановить справедливость.

— А если я попрошу вас приложить свои усилия в другом направлении? — спросил Эйрон.

Эл всегда удивлялась, как он точно передает интонации и верно строит фразы.

— А именно?

— Попробуйте убедить ваших соотечественников не летать больше к Уэст.

— Это входит в мои планы, — кивнула Эл.

— Вы сами так решили? — спросил Эйрон.

— Да.

— Что ж. Тогда я помогу вам. Мы снабдим вас объемом визуальной информации и данными с планеты в понятной землянам форме. Двое из совета вашей колонии решили отправиться на Землю. Совместными усилиями вы, надеюсь, убедите землян больше не летать к этому миру. И передайте, не в качестве угрозы, а как предупреждение, мы не допустим новой высадки.

— Боюсь, будет конфликт, — покачала головой Эл.

— Вы же понимаете, что требование справедливо.

— Я-то понимаю, я была там, но поймут ли меня?

— Да, я предполагаю, что за сотрудничество с нами вы можете пострадать. Но речь идет не о вас лично, а о целой планете, — Эйрон был настойчив. — Я случайно узнал, что вы гражданин нашей системы. Почему вы не сказали, не упомянули о том, что вы знаете о Галактисе, общались со спасателями?

— Я не считаю, что это важно.

— Очень важно, — строго сказал Эйрон. — Вы считаете такой факт незначительным, но для нас это еще один повод к доверию.

— Почему вы решили, что мне можно доверять? — спросила Эл. Он посмотрел снисходительно, словно она сказала глупость. — А что будет, если у меня не выйдет добиться отмены экспедиций?

— А вы попробуйте. Воспользуйтесь своим влиянием, — посоветовал Эйрон.

— Вы ошибаетесь, мое влияние ничтожно. Я могу подать голос против, но услышат ли его?

— Разве вы не капитан? — спросил Эйрон, — разве ваш поступок не подвиг?

Эл догадалась, что он не понимает сути дела, и попробовала объяснить.

— Я капитан, но я лишь руковожу своим экипажем, даже в своем полете, я не была главной. А если на Земле узнают, что я уничтожила колонию, то… Я даже не знаю, что мне грозит. Про связь с Галактисом даже не следует упоминать, у меня уже были неприятности, я едва избежала…

— Неужели на Земле этого никто не оценит вашу смелость?

Эл запустила пальцы в свою шевелюру. Она попробовала подобрать сравнение, чтобы дать Эйрону верную оценку.

— Это равноценно тому, что я взорвала собственными руками целый город. На Земле.

Воцарилось молчание.

— Получается, что вы преступили закон? Вы преступник по земным законам?

— Я не могу так утверждать. Преступник — это было бы преувеличением. Но поступок мой весьма неоднозначен.

— Но почему вы поступили так? Зачем? Вам следовало остаться верной своему долгу, — Эйрон впился в нее взглядом.

— Если бы так случилось, вы эвакуировали бы колонию?

— Нет. Пока люди не нашли бы способ исправить положение, — был ответ.

— Вы знали о Роланде, о цивилизации, которая существовала на планете, о тех, кто страдал от эпидемий? Вы знали. Роланд нашел средство исправить ошибку, а я ее исправила, что выше моих предыдущих обязательств.

— И все?

— Все, — твердо сказала она.

Эйрон опять замолчал.

— Я спросил однажды у ваших людей, каждый ли человек мог совершить то, что сделали вы? Я услышал ответ, что не каждый. А что вы мне ответите?

— Я сказала бы, что я такая неединственная. Таковым был Роланд, его дети, их заслуга не меньше, чем моя. Миш и Дункан. Даже любой из моего экипажа. Если бы потребовалось. Если бы выпало им…

От волнения она не смогла договорить.

— Я был иного мнения о людях. Вы бываете отчаянно трусливы, отчаянно глупы, но и отчаянно храбры. Но отдаете ли вы себе отчет в том, что делаете?

— Я хочу сказать, что люди очень разные, — гордо заключила Эл. — Может, мы не так цивилизованы, как вы, но и дикарями нас считать не стоит. Все непросто.

— Да. Я думал иначе, — согласился Эйрон. — Я решил, что вы уникальны, что вы в своем роде больше, чем человек.

— Я разочаровала вас?

— Вы меня удивили. Я буду размышлять об этом. Я подумаю, что могу сделать для вас. Быть может разумно не сообщать вашим соотечественникам о вашем поступке.

— Так было бы разумно, — согласилась Эл.

— Но это ложь. Никто не скажет вам слова благодарности.

— Не нужна мне благодарность. Что сделано, то сделано. Есть в молчании и польза — меня не накажут.

— Наказать? Вас? Это парадокс, — заключил Эйрон.

— Парадокс по вашим меркам, а не по земным. Умоляю, не будем делать выводов. Ограничимся тем, что я не знаю, как расценят мой поступок.

— Скоро вы узнаете. Почему, вам кажется, что я не понимаю сути дела.

— Я думаю дело в развитии, в разнице наших культур, простите, если мое впечатление вас обидело. А что до оценки моих действий, я пока не могу дать ответа. Я подожду.

Эл смутила их беседа. Она сомневалась, Эйрон достаточно точно интерпретирует ее слова. Из далекого космоса, где не видно ни Земли, ни Солнца, трудно оценить другую культуру. Только возвращение на Землю даст определенный ответ.

Свое обещание Эйрон выполнил, когда Эл уже могла ходить, когда состоялась теплая встреча с Маратом и Расселом, а Димка не отходил от нее часами.

Эйрон пригласил ее следовать за собой, она повиновалась. В одном из коридоров к ним присоединились ее друзья, а потом Миш и Дункан. Эл успела шепнуть ему:

— Спасибо, что сохранил мою форму.

— Это малость, что я мог сделать, капитан, — Дункан чинно поклонился.

— Что происходит? — спросила Эл, оглядывая импровизированную процессию.

— Терпение, капитан, — сказал Эйрон.

Потом он ускорил шаг, двери перед ним распахнулись, и они все вошли в немалых размеров зал. Он выглядел, как амфитеатр. Эл за всю свою жизнь не видела столько людей. Она остолбенела, остановилась так резко, что Димка, шедший за нею следом, чуть не сбил нее с ног.

— Иди, Эл. Они хотели тебя видеть, — шепнул он.

Эл почувствовала, что теряет равновесие, ноги становятся ватными, а от такого количества взглядов ей становиться плохо.

— Я не смог протестовать против всех этих людей, ваших соотечественников. Они хотели видеть вас, — пояснил Эйрон.

Эл различила сбоку топот детских ног. Она обернулась. К ней, перебирая сухими ножками, бежала Лио. Эл сделала несколько быстрых шагов навстречу, поймала ребенка и обняла. Девочка вцепилась в нее ручками.

— Капитан! Капитан Эл! — пропищала она, потом отстранилась и внимательно посмотрела на нее. — Вы другая.

— Малышка, — Эл прижала ее к себе. — Спасибо.

Эйрон забрал у Эл девочку. Лио доверилась ему. Димка подмигнул ей одним глазом и встретил приветливый взгляд.

— Посмотрите на них, — обратился Эйрон к Эл. — Здесь все, кого мы вывезли с планеты. Помните, о чем я говорил? Разве это не доказательство в вашу пользу?

Эл слабо улыбнулась. Она поняла, о чем он хотел ей сказать.

— Кстати, здесь есть юноша, он утверждает, что видел вас во сне, — сообщил Эйрон.

— Меня? — удивилась Эл.

— Да, — подтвердил Эйрон.

Он подал знак рукой, от огромной толпы, ее первых рядов, отделился силуэт. Эл прикрыла ладонью губы, а потом широко улыбнулась.

— Молин!

Юноша приблизился очень нерешительно. Он долго изучал ее лицо.

— Да, я видел вас. Однажды. Очень ясно. Вы смотрели на меня как теперь, — его голос дрожал от волнения, он прятал руки, и глаз с нее не сводил.

— Ты его знаешь? — шепнул Димка.

— Заочно, — шепнула Эл через плечо, а потом обратилась к Молину.

— Я прочла твои заметки. Можно сказать, что ты мне очень помог.

Парень просиял. Эл вспомнила, как безмятежно он спал в хранилище и еще не знал, что его скромные наблюдения сыграли не последнюю роль в спасении такой массы людей. Эл не сказала ему об этом.

— Значит, я вас все-таки видел, — сказал он. — Откуда я знаю о вас? Может, вы знаете ответ?

— Я смею лишь предположить. Это тебе подсказала та частица Роланда, что ты носишь в себе. Помни, что ему ты обязан жизнью.

— И вам, — решительно сказал Малин.

— Мне в последнюю очередь, — сказала Эл.

— Они считают иначе, — и Эйрон обвел рукой зал, — вы не хотите им что-нибудь сказать?

— Имею ли я право? — Эл умоляюще посмотрела на капитана.

— Вполне.

От волнения она стала покачиваться. Внимательный Димка мигом оказался за ее спиной.

— Они ждали тебя Эл несколько часов. Нельзя оставить их без внимания, — шепнул он. — Напрягись.

— Я не могу говорить, — сдавленным голосом сказала она, — я не знаю, что им сказать, я не умею.

— Тогда сделай что-нибудь, — подсказал Рассел, — то, что поймет любой.

Эл обежала взглядом ожидающий зал и вдруг она вспомнила Роланда, жителей Уэст, «Красное солнце» и море огня.

— Постарайтесь понять тот мир, в котором вам предстоит жить, станьте его частью, и вы будете приняты! — выпалила она.

Она удивилась, как громко прозвучал ее голос. Она поклонилась им, единственное, что пришло ей в голову. Они склонились в ответ. Вдруг стало так тихо, словно она стояла в пустоте.

Эйрон вовремя вывел ее из зала, она чувствовала, что от напряжения силы иссякли, она готова упасть.

После всего, что произошло, ей больше всего хотелось остаться одной, она даже Димку попросила уйти, но Лио настырно увязалась за ней. Эл осмотрела ее, погладила по голове.

— Я догадываюсь, что ты хочешь мне что-то сказать, — сказала Эл с улыбкой.

— Да, — тихо ответила девочка.

— И что же?

— Почему тебя больше не мучает вопрос, что ты другая? Ты не думала, что ты мутант, когда смотрела на людей. — Лио сощурила круглые глазки.

— Я вообще об этом не думаю. Не поверишь. Мне стало все равно, — Эл пожала плечами. — Я хожу, дышу, вижу и слышу, а то, что чуть иначе, и могу чуть больше, то… Слушай, мудрый ребенок, ты же ничего просто так не спрашиваешь?

Лио вдруг хихикнула. Раньше Эл никогда не слышала, как она смеется.

— Что? — недоверчиво спросила Эл.

— А если я скажу, что ты необычный человек, но все-таки человек, ты обрадуешься? — спросила девочка. — Ты обрадуешься?

— Что-то я не пойму, — насторожилась Эл.

— Понимаешь-понимаешь, — кивнула Лио. — Вспомни, чего ты больше всего хотела перед смертью, то есть, когда думала, что умираешь.

Эл пришлось напрячь память.

— Я хотела стать обычным человеком и послать все подальше, — озвучила Эл свою мысль, — но это несерьезно.

— И ты уверена, что можешь? — хитро спросила Лио. — Все послать подальше?

— А ну выкладывай свои секреты, — Эл взяла Лио за плечи, — я теперь не читаю мысли.

— Ты всегда думала, что ты мутант, как я, как все мы. Но это не так. Ты другая, но ты человек и всегда будешь человеком, пока будешь этого хотеть. А ты хочешь. Хочешь? — пищала девочка.

— Хочу, — кивнула Эл.

— Ну и будь им. Ты будешь им настолько, насколько захочешь.

— Ты знаешь, а я тебе верю, — Эл просияла.

— Еще бы. Когда я тебя обманывала, — хихикнула девочка. — Я о тебе все знаю. Забыла?

Эл тихо рассмеялась

— Ты же веришь в сказки, а у сказок всегда счастливый конец, — кивнула Лио.

Тут Эл вздохнула и подумала о Земле.

— До счастливого конца еще надо добраться, — заключила она.

* * *

Путешествие назад длилось на удивление не долго. Другие скорости. Крейсер Галактиса доставил их до границ Солнечной системы. Едва заговорили о пересадке не земной корабль, как инспекторский инстинкт Курка заставил его действовать. Он нашел момент, когда все четверо оказались вместе и начал разговор серьезным твердым тоном.

— Нам бы обсудить, что мы станем говорить на Земле, а что нет, — сказал он и в первую очередь посмотрел на Эл.

— Правду, — сказала она равнодушно.

Все трое посмотрели с изумлением. Они ждали пояснения, оно последовало сразу.

— Вам-то что скрывать, говорите, как было. Все чудеса и неувязки останутся на моей совести. Я — капитан, мне и отвечать, — Эл сначала свела брови, потом многозначительно подняла одну. В ее глазах Курк увидел такой озорной блеск, которого уже не думал увидеть. Она приблизила к его лицу свое лицо. — А после того, что со мною было, моя память может начать давать такие сбои, что сам черт не разберет.

Губы Димки растянулись в довольной улыбке. Он увидел, как отстранился Курк, а Эл сделала к нему еще шаг, потом еще. Эл была чуть ниже плеча Рассела. Курк изрядно похудел за время болезни и выглядел атлетом при его росте. Эл, тоже исхудавшая, на его фоне казалась слабой. Она снова шутила, как раньше, а Курк этого не понял. Димке представилась сценка, как маленький хищный зверек пугает большого зверя, тот пятится, чтобы уйти от маленького болезненного укуса. Он не выдержал и засмеялся.

Эл отошла от Курка, спрятала улыбку и сказала уже серьезно.

— Нам надо думать о том, что сделать, чтобы ни один корабль больше не полетел на Уэст. У этой планеты другое имя, но на нашем языке оно, к сожалению, не произносится. Но оно прекрасно. Там живет иная цивилизация, и мы уже нанесли ей вред. Надеюсь, они не успеют оформить свои наблюдения в некий миф, и известия о нас не дойдут до следующего поколения. Но земная наша алчность и зверское отношение друг к другу могут и задержаться. Мы ничего не можем исправить, но предотвратить еще одну колонизацию и гибель еще тысяч людей мы обязаны. Вспомните историю Земли, тысячелетия, проведенные в войне. И вы поймете, о чем я говорю.

Курк вгляделся в ее лицо, его внимание обострилось, он стал ловить эту перемену. Эл не казалась старше, он даже усомнился в ее возрасте, истерзанная пережитыми событиями, она выглядела лет на восемнадцать, даже седая прядь в волосах ее не портила. Раньше она казалась ему старше. Взгляд ее был другим, она осмыслила что-то огромное и важное, о чем Курк мог лишь догадываться. Она позволила смотреть на себя пару секунд и отвела взгляд. Прежняя Эл не поступила бы так, она сверлила бы собеседника взглядом, вызвав его на своеобразную дуэль. Ей было, что скрывать, но теперь Курк не жаждал докопаться до правды. Он понял, что она собирается делать, и возразил:

— Нам это не под силу. Дай Бог, чтобы этот полет оценили должным образом. Это удача, что мы не летели с миссией Космофлота, напоминаю, что послало нас «Агентство». Поэтому размахивать дубиной перед лицом Совета Космофлота не советую. Никому, — заявил Рассел.

— Это дело не Космофлота и не «Агентства независимых капитанов», это касается всей планеты. Если мы не угомонимся со своими имперскими замашками, Галактис объявит нам войну, — сказала Эл твердо.

— Войну? — переспросил Марат, внутри у него все похолодело. — Они же нас в момент завоюют.

— Эл, — строго сказал Курк, — ты-то хоть войны не начинай. А то с тебя в момент погоны сдернут.

— Вот что, экипаж, — она властно осмотрела всех, — если я все еще капитан, слушайте внимательно. Это ответ на вопрос Курка. Вы отвечаете каждый за свои действия, а я за всех вас. Поэтому вы отвечаете только на те вопросы, которые вам зададут. И только правду. Никаких фантазий прошу к своим словам не присоединять. Если вы хотите искать правду, то делаете это в индивидуальном порядке, после того, как экипаж будет уволен из «Агентства». Мои действия отныне не критикуются и не обсуждаются. Тебе Курк это будет позволено, если ты останешься при мне наблюдателем. Ясно?

Она предъявила им ультиматум и ждала ответа.

— Я жду ответа, — повторила она.

Им ничего не оставалось, только согласиться. Это была единственная резкая вспышка Эл за весь обратный полет, она дала понять, кто тут главный.

Марат с грустью вздохнул и понял, что их теплым отношениям пришел конец. Он был одинаково согласен и с капитаном и с инспектором, его удивило, что эти двое не нашли общего языка. Он подумал, что Эл следовало вести себя мягче. Он не понял, что ее разозлило. Эл попрощалась и стала уходить, когда Курк спросил.

— А как же твой экзотизм?

Марат решил, что спрашивать такое теперь было просто глупо, он заподозрил, что Рассел задал вопрос специально. Он ждал атаки со стороны Эл, но она только бросила через плечо:

— А нет больше никакого экзотизма. Это надо доказать.

Она ушла.

Димон постучал себя по лбу, кашлянул и сказал:

— Болван ты, Рассел.

Он побежал догонять Эл.

— Курк, ты действительно думаешь, что она станет бороться за Уэст? Но если там цивилизация, тогда она права? — стал спрашивать Марат.

— И ты туда же? — раздраженно сказал Рассел. — Марат, она знает, что делает, а ты нет. Если сунешь нос в это дело, я тебя задушу.

Курк тоже побежал, наверное, искать капитана, ошарашенный Марат остался один.

Курк догнал друзей в одном из коридоров и, не переводя дыхание, сказал:

— Эл, — позвал он девушку, — если я высказываю сомнения, это не означает, что я против твоей затеи. Я с тобой.

Эл повернулась, подошла к Курку, взяла его за локти и вдруг уткнулась ему головой в грудь. Он остолбенел, не представлял, что ему делать в этой ситуации. Наверное, она сейчас должна сказать ему «спасибо». Неужели смягчилась? Ее ультиматум не понравился Курку, он не чувствовал себя подчиненным, он не понимал, как к ней относится. Эл стала для него родным человеком, он стал бояться за нее. Минуту назад он решил, что возврат к официальным отношениям между ними просто невозможен, он не хотел таких отношений. Потому и побежал за ними. Ему захотелось ее обнять, защитить от будущих бед, которые она сама на себя вызывает. Он бы и обнял ее, но вопросительный взгляд Димона удержал его в неподвижности.

Она подняла голову и посмотрела ему в лицо.

— Рассел. Инспектор ты мой. Ты остался жив. Ты летишь домой. Подумай об этом, — сказала она и улыбнулась. — Ну, порадуйся для приличия, старый ворчун.

Курк в который раз задался вопросом: как в ней уживается все это? Она была поразительно многогранна. Такие повороты были странными для него. Еще недавно она заявила о своем превосходстве, а тут вдруг такая перемена. Он знал, что хладнокровие, одно из ее достоинств. Благодаря этому качеству, она умела играть с людьми, показывая то одну сторону, то другую. Она знала или угадывала, за какую ниточку нужно дернуть, чтобы человек раскрылся с неожиданной для самого себя стороны. В первое время их знакомства он подозревал ее в коварстве, в ловкой игре людьми, с помощью которой она добивалась нужного ей результата. Но чем больше наблюдал Курк, тем больше убеждался, что она поступает, так или иначе, не из своекорыстных целей, а ради чего-то другого, чаще, ради того человека, который рядом, а возможно, и ради чего-то большего. Даже сама Эл не знает.


Содержание:
 0  Пленники Уэст : Майя Малиновская  1  Глава 2. Где ты, капитан? : Майя Малиновская
 2  Глава 3. С надеждой на спасение : Майя Малиновская  3  Глава 4. Загадки Уэст : Майя Малиновская
 4  Глава 5. Завещание Роланда : Майя Малиновская  5  Глава 6. Исполнение легенды : Майя Малиновская
 6  Глава 7. Спасатели : Майя Малиновская  7  вы читаете: Глава 8 Возвращение на Землю : Майя Малиновская
 8  Глава 7. Земля : Майя Малиновская  9  Глава 8. Скандал : Майя Малиновская
 10  Глава 9. Подарок : Майя Малиновская  11  Глава 9. Побег : Майя Малиновская



 




sitemap