Фантастика : Космическая фантастика : Час расплаты : Серж Найкрон

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу

Первая часть трилогии: Двадцать восьмой век. Человечество вышло на просторы Галактики, закрепив статус одной из самых влиятельных рас. Но не все так гладко. Разделенное на две фракции оно ведет братоубийственную войну. Конфедерация пытается присоединить к себе Союз Свободных миров. Хотя это не является главной проблемой. На своем пути к галактическому признанию люди нанесли смертельную обиду скрытной расе ведоров, которая ведет свое происхождение частично от них самих. Человечество уничтожило их предков — доранов и вот уже сотни лет готовиться ужасная месть. Используя в качестве исполнителей введенных в заблуждение гуманоидов разных рас, полукровки плетут сеть заговоров и интриг. Смогут ли марионетки разорвать роковые нити своего предназначения? И есть ли вообще свобода выбора? Ответ на этот вопрос они получат, только если облетят всю Галактику, познав ее тайны, побывают на десятках дальних планет и пройдут через яростные сражения, грандиозные битвы, предательство, обиды, унижение, распри, недоверие и любовь.

Серж Найкрон

Час расплаты

Глава 1. Номер 86

Человек стоял на самом верху связной башни. За всю жизнь, длившуюся до этого момента двадцать лет, он впервые оказался так высоко над землей. С неба извергались тонны воды, чистой воды, что происходило очень редко на промышленной планете. Вода стекала по лицу, плечам, ногам и устремлялась далее вниз по металлическому скелету башни к иссушенной, изголодавшейся по влаге земле. Это был тот миг в жизни Кара, который он не сможет забыть никогда, где бы ни очутился, и как бы далеко его не забросило в глубины космоса. Именно так думал парень, наслаждаясь особым моментом, самым значительным событием, из всех происходивших в его жизни до настоящего времени. Первый раз он, нарушив все запреты, подошел к вышке так близко и забрался на самый верх. Первый раз для него шел чистый дождь. От потоков воды не надо было прятаться под алюминиевые укрытия, после них не надо было поливать землю нейтрализаторами. Самый первый раз, на одну долю секунды Кар забыл о своем никчемном положений, и, протягивая руки вверх к нитям дождя, почувствовал себя свободным, свободным от постоянной адской работы, от упреков и ссор членов коммуны, от назойливого, бесконечного шума военной пропаганды постоянно звучавшей в бараках. Он оказался на высоте. Все мечты, грезы о неизведанных глубинах галактики, далеких планетах, звездах, городах парящих в небесах планет, где нет угнетения, рабства и боли, стали на миг ближе. Если бы еще мимолетная реальность унесла подальше от проклятой планеты, у которой даже не имелось своего имени, а только номер — 86, и четыреста тысяч полурабского населения круглые сутки рывшего своими грубыми машинами скалистый грунт в поисках драгоценных металлов. Но нет, выхода из серого, грязного мирка для таких, как он не было. Оставалось только смотреть вверх в надежде, что плотные, свинцовые тучи рассеются, и проглянет одно из двух солнц, забытой радостью звездной системы.

Все очень быстро оборвалось. Резкий сигнал, возвещавший о начале второй смены, разорвал мечты в клочья, втоптав их остатки в размокший слой пыли. Под нею лежал гранит той науки, каковую Кару придется грызть до момента, пока состарившееся тело не спалят в одной из сотен ядерных топок искалеченного людьми мира.

Пора возвращаться. Надо поспать перед работой и еще отремонтировать рацию для надзирателя Гиши. Только так Кар получит новое видео из центральных миров. Именно эти видео давали силу и вдохновение на то чтобы пережить еще одну рабочую неделю.

Другие переносили серые будни легче. Они смирились со своим положением, и вряд ли по ночам представляли грациозные корабли, рассекающие просторы вселенной. Максимум что могло пригрезиться бедным работягам, так это новый продуктовый пайок. Десятилетия унижений и пропаганды сделали свое дело, поэтому Кар не приобрел друзей. Ну, разве что Род иногда, немного понимал его. Но и он постоянно твердил, что надо довольствоваться тем, что есть.

Внешне Кар и Род выглядели одинаково. Оба среднего роста, с густыми коричневыми шевелюрами, с непривычными для данной планеты правильными чертами лица и зелеными, большими глазами. Когда-то врач говорил, что те близнецы. Хотя кровное родство на Планете 86 не имело значения. Все жили коммунами, и никто не знал родителей. Сразу после рождения детей забирали. Они росли очень далеко от отцов и матерей. В коммуне учитывалось только то, сколько ты работаешь. Кто трудился больше всех, становился Надзирателем.

В эту смену Кар работал вместе с Аво, старым высохшим рудокопом, прозванным Молчуном. Даже на фоне мало разговаривающих членов коммуны он выделялся гробовой молчаливостью. А может, старик и не умел говорить? Кто знает? После того, как в молодости рудокоп единственный выжил в туннеле 2, особо разговаривать ему явно не хотелось. Именно поэтому, когда Аво прохрипел «все!», Кар чуть не выпустил манипулятор бура. Отключив механизм, парень повернулся. Аво прислонился к стене и почти не дышал. «Тебе плохо?» — спросил Кар, и не рассчитывая на ответ, подошел к старику, заглянув тому в глаза. То, что он увидел, заставило взять рацию и позвать помощь. Неожиданно Аво схватил парня за руку и начал что-то бормотать. Кар быстро достал флягу с водой. Посадив старика на пол, он попытался дать ему немного живительной влаги. Но рудокоп, оттолкнув воду, прохрипел: «Кар, туннель 2, туннель 2, слышишь ты… там… там…что-то было». Пошедшая изо рта кровь помешала договорить. Больше он не смог ничего рассказать и до прибытия помощи умер. Для Кара сама смерть Молчуна не стала неожиданностью. Все знали, что Аво скоро сконает и отправится в топку. Но сказанное им, и то, что старик вообще заговорил, казалось новым и необычным. Туннель 2 закрыли шестьдесят лет назад. Когда-то там погибло больше пятидесяти человек. Видимо даже Надзиратели не смогли справиться с тем, что их убило.

Это все и заставило парня совершить самую глупую вещь в своей жизни. Несмотря на очевидный риск, а также опасность мероприятия, он начал подговаривать Рода. Проникнуть в туннель 2 и узнать что же там такое, ради чего Аво заговорил. Что могло быть интересней? Дело оставалось не за многим — украсть у Надзирателя ключ к туннелю и подземные костюмы. Это сопровождалось огромным риском. Риском остаться без молока на весь год, что грозило болезнью и смертью.

Именно это упомянул его брат—близнец, когда Кар впервые заговорил о своей затее. Но поубалтывав немного братца и выждав время, рудокоп отправился за необходимым снаряжением. Надзиратель Гиши находился на месте.

— Вот рация, все хорошо работает. — Кар сразу перешел к делу, отметив про себя, что ключ висит на поясе начальника, и украсть его не составит никакого труда. Подойдя, чтобы продемонстрировать устраненную поломку, Кар изящно вытащил антенну на полную, попутно подцепив пальцем столь необходимый предмет. Это вышло легко. На такой планете, рано или поздно, все учились подворовывать, иначе трудно было выжить, когда наказывали ограничением пайка. Все прошло гладко, рация работала на отлично, даже микрофон перестал шипеть.

Род все недовольно сопел и бурчал, когда они добрались по старым путям к массивному входу в туннель 2. Но Кар оказался настолько захвачен предстоящим приключением, что не обращал внимание на вялое сопротивление брата нарушению порядка. Вставив магнитный ключ в паз, парень, как обычно ожидал знакомый гундосый звук раскрытия двери. Ничего не произошло. Черный провал! Неужели дверь заело, или где-то подперло стекшей породой? Кар начал расстраиваться. Неужто все зря? Подставил брата и себя зря. Нет! Возле входа валялся проржавевший и никуда не годный отбойник. Полазив в куче мусора неподалеку, Кар нашел использованный элемент питания, и пару раз хорошенько приложив об стену, запихнул в отбойник. Вставить в зазор салазок двери, врубить на полную, и попробовать подорвать. Отлично! Дверь открылась, как миленькая, оголив темный сырой туннель.

Кар, не мешкая, включил фонарь на каске и шагнул в неизвестное. Или точнее попробовал шагнуть. У него не получилось, так как Род схватил за руку и вытянул назад.

— Что такое, испугался?! — подшучивал Кар.

— Воняет хортами, давай не будем идти дальше, — действительно испугано ответил Род.

И было чего бояться. Хорты являлись местной легендой. Никто не выживал после встречи с этими жуткими тварями. Поговаривали, что даже дроиды-стражи, посланные на зачистку туннелей от местных животных, не справлялись с довольно пахучими, усеянными щупальцами и плюющими очень едкой кислотой монстрами. Кар призадумался. Конечно, хотелось узнать, что именно в туннеле 2 заставило самих Надзирателей отступить. Но хоть и некчемная, а все-таки жизнь была дороже.

— Ладно, Род, оставайся здесь, жди меня. Немного пройдусь вглубь, если ничего быстро не найду, то сразу же вернусь, — решил угодить Кар и своему любопытству и общей безопасности. Ну не зря же они так подставились!

Туннель, по мере продвижения Кара, становился все уже и уже. На стенах виднелась история борьбы мощных буров с неподатливой породой. Странно, но такого прочного гранита парень никогда не замечал за все время работы. Это еще больше подогрело любопытство. Неожиданно свет фонаря уперся в сплошную стену. Ах да — поворот! Кар с опаской заглянул за угол и осторожно двинулся дальше. Стоп! Он не сразу понял, что поворот слишком прямой как для обычного туннеля. Просто, каким образом бур повернул на девяносто градусов? Кар немного вернулся и осмотрел показавшуюся сначала тупиком стену. Ага, тут бур закончил свою работу. Значит, туннель на повороте существовал до того как кто-то сюда добрался. Идя дальше и осматривая стены старого хода, Кар приходил к выводу, что машины, бурившие его, были намного лучше, чем те, которыми они пользовались теперь. Ровные, почти гладкие, они создавали впечатление использования лазера, того, что показывали на видео из центральных миров. Там крутили ролики с демонстрацией пробоин в звездных крейсерах пострадавших в многочисленных битвах с врагами Конфедерации. Но перед тем как показать повреждения, показывали, как корабли выглядели до битв. Приятно было смотреть на эти гордые, может немного грубоватые, но от того излучавшие силу и мощь конструкции! Полет мысли снова унес за сотни парсеков от Планеты 86, и Кар не заметил, как позади выскользнула из бокового ответвления смертоносная тварь. Он повернулся только тогда, когда издав пробирающий до самых костей звук, хорт ломанулся на человека. Загораживая весь туннель, хорт не оставлял парню ни малейшего шанса на выживание. Но он привык быстро двигаться, уходя от завалов или управляя манипулятором бура, что и спасло от губительного в таких случаях парализующего страха. Рудокоп сорвался с места и побежал что было сил от чудовища. Да только хорты не имели бы такую стопроцентную эффективность в деле охоты за жертвой, если бы не могли передвигаться с огромной скоростью.

Имея слизистый покров, и отталкиваясь от стен сотнями щупалец, хорт несся за Каром на всех парах. Парень понял, что ему конец, чувствуя зловонное дыхание туннельного убийцы. Вот, сейчас нагонит и, заглотнув, начнет медленно переваривать, растворяя в жгучей кислоте. Нет, не так он хотел умереть! Кар прибавлял в беге. Но ничего не помогало. Схватку за жизнь он неумолимо проигрывал. И вот, в тот момент, когда, казалось, врата смерти закроются навсегда, туннель спас его. Кар на бегу сорвался в провал.

Он летел, не понимая, что происходит, и вдруг почувствовал, что не один в этой пустоте. За ним провалился хорт. Будучи более тяжелым, он в какой-то момент поравнялся с Каром, не переставая в полете протягивать к своей неудавшейся жертве противный хобот. Парень понимал, что рано или поздно они упадут. Он неожиданно ухватился за края уродливого рта монстра. Подтянувшись, хватаясь за щупальца, прижался к животному. Да и неразумный хорт, не понимавший последствий полета, потянул Кара к себе, думая насладиться едой. Тут они упали. Кар почувствовал сильную отдачу, но оказалось не больно, так как мягкое тело и щупальца приняли весь удар. Долго приходить в себя не дала кислота, при ударе брызнувшая из тела хорта. Кар вскочил, крича от боли, и бросился в темноту, ища воду. Фонарик перестал светить, очевидно, сломавшись при падении. Лицо и руки жгло. Несмотря на защитный костюм, кислота проела дыры и начинала растворять кожу. Срывая одежду и бегая кругами, Кар вдруг споткнулся, упав во что-то слизкое.

Боль потихоньку отступала. Слизь хотя и была противной, но нейтрализовала кислоту, даже начала согревать трясущегося в лихорадке от болевого шока несчастного путешественника. Опять ему не дали долго полежать. Нечто ползающее начало взбираться по телу. Кар с криком отвращения вскочил. Немного отбежав, он наконец-то понял, в каком неприятном положении оказался. Полуголый, в изъеденных кислотой хорта, остатках подземного костюма, невесть куда провалившийся — все было очень плохо. Наверху в туннеле ждал доверчивый Род. А может, его уже убил еще один хорт? Фонарь сломался, и все попытки исправить его путем тряски не увенчались успехом. Копоть вас всех раздери, что же он наделал, куда попал?

Необходимо что-то предпринять, как-то выбираться из этой дыры. Но как? Он летел довольно долго и успел разглядеть, что стенки провала были гладкими. По ним не взберешься. Значит надо искать другой выход, если конечно такой имеется. Да, спасся от быстрой смерти два раза, а теперь все может окончиться смертью медленной от голода и изнеможения! Но жители Планеты 86 привыкли к лишениям и постоянной борьбе за жизнь. Поэтому Кар не сел у стеночки тихонько выть, жалея себя, а, скрепив сердце, пошел в темноту.

Осторожно ощупывая стены, парень уже второй час потихоньку пробирался в неизвестность. Он и сам точно не понимал, на что можно рассчитывать. В кромешной тьме не предвиделось и намека на просветление. Путешествие начинало напоминать жизнь, от которой Кар стремился избавиться, из-за которой решился на это рискованное предприятие. Ничего не менялось, тьма оставалась темной, хорошо хоть здесь пока не встретился еще один хорт. Наконец, парень устал и присел покопаться еще раз в фонарике, да заодно отдохнуть, обдумав план дальнейших действий. Туннель казался на ощупь прямым. Может, он постепенно и изгибался, но это незначительно. Самое главное, что, приседая, Кар почувствовал сквознячок. А значит там впереди, где-то есть проход, отверстие, вентиляционная шахта, то есть, что-то к чему стоило идти. Как же там Род? Что он подумал? Наверное, пошел искать его? Беспокойные рассуждения прервались со звуком отдаленного гула, сопровождавшегося вибрацией, которую он ощутил, прислонившись к стенке. Что же это? Кар поднялся и зашагал дальше. Медлить было нельзя. На нем висела ответственность за жизнь брата. Он должен сделать все, чтобы выбраться!

Через час безрезультатного продвижения вперед запал начал угасать. В голову полезли пессимистичные мысли, силы иссякали, желудок напомнил о себе. И вот, когда почти наступил момент сдачи позиций, Кар увидел слабое свечение. Где-то далеко впереди забрезжила надежда. Парень побежал, не быстро, стараясь смотреть под ноги. Благо это уже оказалось возможно благодаря усиливающемуся спасительному свету. Туннель расширялся, свечение становилось все сильнее и с непривычки пришлось прикрывать рукой глаза. Он перешел на шаг. Спустя мгновение Кар стоял перед огромной пещерой. Нет, хорошо освещенным залом, в котором находилось такое количество метала, какое он никогда бы в жизни не смог даже вообразить. Тонкие металлические опоры уходили высоко вверх, опоясывая зал и создавая ощущение клетки для птиц. Про них Кар знал из рекламных роликов на видео из центральных миров. На Планете 86 никогда не было птиц, по крайней мере, никто никогда их не видел. Поэтому парню в память врезались кадры парящих в голубом, не привычно сером, а именно голубом, чистом небе, изящных животных, со странной шкурой. Кар всегда хотел стать одним из них и летать высоко над землей.

Желание исполнилось. Его душа взлетела в небеса. То, что он видел, было так красиво, так завораживающе и не похоже на все, что рудокоп наблюдал каждый день своей жизни. Тут имелось столько места, столько света, столько обтекаемых полированных поверхностей. А находящееся посередине заставило Кара опуститься на колени и зарыдать от радости. Это был божественный момент. Посреди огромнейшей залы стоял самый великолепный звездный корабль во Вселенной. Его гордые, резкие формы переливались при свете множества прожекторов, как по заказу направленных на красавца. Это не могло существовать на самом деле. Наверное, он заснул, когда прислонился к стене, там далеко в темном безжизненном туннеле и видит предсмертный сон. Хотелось ущипнуть себя, чтобы подтвердить реальность происходящего, но в этом не было необходимости. Явственно ощущалось жжение от ран оставленных кислотой хорта. Да, это реальность! Да, ради этого стоило пойти на все жертвы! Ради того чтобы только увидеть все это стоило умереть!

Кар поднялся и пошел к своему чуду. Неожиданно завыла сирена, открылись люки в полу, и оттуда показался кошмар любого жителя Планеты 86. Дроиды-инквизиторы, одна из тех легенд, что ходили между членами коммуны. Лет двадцать назад, около десятка рабочих устроили бунт и пытались пробиться в космопорт, чтобы захватить один из грузовых автоматических кораблей и улететь с планеты. Вооружившись буровыми машинами и раскорежив дроидов-стражей, они почти достигли своей цели, но на подходе к докам с кораблями их перехватили инквизиторы. Вся коммуна очень долго наблюдала тщательно изкромсаные тела мятежников, выставленные на всеобщее обозрение перед туннелями. У Кара не было никаких шансов против этих «железных ребят». Даже при встрече с хортом он не ощущал такой страх. Парень замер на месте, но инквизиторы не спешили уничтожить цель. Они стояли как вкопанные, в своих боевых отсеках. Видимо Кар еще не пересек смертельную черту. Минуты проходили очень напряженно, а он так и не решался пошевелиться. Наконец, рудокоп постепенно начал отходить назад. Инквизиторы, приняв отступление, вернулись в свои ниши.

Итак, к кораблю не подойти. А ведь так хотелось прикоснуться к этому чуду инженерной мысли. Кар осмотрелся. Под стенами зала стояли обтекаемые закрытые стеллажи. На некоторых просматривались стандартные обозначения. У надзирателя Гиши имелся один такой шкаф, только значительно меньших размеров. И парень знал, что там хранилось нечто очень ценное. Один раз надзиратель даже доставал оттуда некоторые запчасти, чтобы отдать Кару для ремонта бура. Было видно, что в шкафу лежит интересное оружие и диковинный прибор, похожий на смесь видеоплеера и манипулятора. Но также очевидным было то, что доступ ко всему этому добру могут получить только хозяева. Для остальных шкафы являлись закрытыми монолитами. Тем не менее, так как терять ему стало нечего, Кар положил руку на сканер, как это всегда делал Гиши. Чуда не произошло — панель засветилась красным. Пробовать взломать силой — бессмысленно, да и под рукой ничего не оказалось. Как же достичь желаемого? От нечего делать, Кар пошел вдоль стеллажей. Только теперь он заметил, что зал представлял собой окружность. Поочередно кладя ладонь на все сканеры, он каждый раз убеждался, что рука не подходит. А зал, вернее ангар действительно оказался огромным. Не пройдя и десятой части, Кар насчитал двести шкафов.

И вот, поднося ладонь к очередному сканеру, парень увидел перед собой еще одну вещь, про которую знал только из любимых видео. Воздух уплотнился. На него уставилась прозрачная голова очень красивой женщины. Что касается женщин на Планете 86, то все они были изнеможенными от постоянных лишений, бледными от недостатка солнца и не особо общительными, ведь это не одобрялось в коммуне.

— Что вам здесь нужно и кто вы? — приятным, слегка дрожащим голосом спросила она. Кар отпрянул от неожиданности и растерялся.

— Я…я, не знаю, — ответил неуверенно он, чувствуя себя так, как будто его застукали во время кражи.

— Пройдите, пожалуйста, авторизацию или покиньте ангар, — уже тверже произнесла прозрачная голова.

— Я попал сюда случайно и не могу выбраться. Вы можете помочь? — осмелел Кар.

- Авторизация пройдена, доступ получен, — казалось, в ее голосе появились нотки радости.

— Т-т-тоесть я могу открыть шкаф? — не ожидая такого поворота событий, ошарашено, спросил юноша.

— Ваш шкаф, пожалуйста, если вы забыли, то он под номером 23. — Кару это все начинало очень нравиться. Может там и еда какая-то найдется. Хотелось пить, да и силы были на исходе. Еда, много еды, сейчас как раз кстати.

Найдя двадцать третий шкаф, он протянул руку к сканеру. «Стоп, нет, погоди!» — про себя подумал он, — «а вдруг это ловушка, наподобие тех, которые они с Родом ставили на крысов — протяни лапу и магнит, замкнувшись, зажмет тебя в тиски». Женская голова подплыла поближе и стала с любопытством осматривать изорванную и изъеденную одежду. Кар опять вспомнил, что выбор не велик и утопил ладонь в ложе сканера. Дверцы шкафчика быстро раздвинулись, обнаружив за собою несметные богатства. Шкаф был довольно длинным и делился на горизонтальные ряды. На верхнем, как понял парень по обозначению, располагались ящики с оружием. Чуть ниже, исходя из маркировки, лежали съестные припасы. А на уровне человеческого роста, в отдельных нишах висели разные костюмы. Кар, оглянувшись на говорящую голову, несмело потянулся к одному из них. Необходимо переодеться. Стало холодно и неудобно полуголым стоять перед хотя и не совсем нормальной, но женщиной.

— Может, вы сначала пройдете дезинфекцию, — вспугнула голограмма рудокопа. — Сюда, пожалуйста!

Возле шкафа открылась незаметная с первого взгляда ниша. За ней находилась стерильная белая комната. Такой белизны Кар не видел никогда, но по видео знал, что эти комнатки используются для смывания грязи с тела. На 86-ой жители коммун раздельно по полу проходили дезинфекцию два раза в месяц. Поэтому парень принял предложение, будучи на чеку. О, это была самая приятная дезинфекция в его жизни. Он ощущал, как дезинфектор очищает не только грязное израненное тело, но и уставшую, от подавления себя в себе, душу. Это было так отлично! Когда все закончилось, голод снова дал о себе знать.

Голый Кар, стеснительно попробовал одеться. Опять неудача. Отсек костюма не открывался. Он вопросительно посмотрел на своего гида. Женская голова на мгновение прикрыла глаза, и парень не успел опомниться как мягкие пластиковые руки, разложившись из шкафа, стали его одевать. Одновременно рудокоп почувствовал, как неведомая сила заключила его в свои объятия и начала помогать процессу, поворачивая Кара в нужном направлении и при необходимости, поднимая над полом. Он понимал истоки этой силы. Она же позволяла кораблям садиться и взлетать.

Парень ощутил себя заново родившимся, когда увидел отражение в дверце шкафа. Перед ним стоял мощно одетый (по-другому не скажешь), молодой мужчина и только худощавое лицо выдавало, то, что костюм не принадлежал гостю. Теперь необходимо заняться основным делом. Кар потянулся за ящиком с провизией, но роста явно не хватало. И тут на помощь снова пришли пластиковые руки. Они, плавно достав необходимое, поставили ящик перед парнем. После этого они вынули из пола раскладные стол и стул. Насытившись горячими пайками, Кар снова обратился к своему гиду, который все это время держался в стороне, словно понимая, что трапеза — очень личный процесс. По крайней мере, на Планете 86, в условиях постоянной нехватки пайков это было именно так.

— Могу я осмотреть корабль? — поинтересовался он у хозяйки.

— Конечно, он ваш, но мне сначала необходимо провести инструктаж, — преподнесла женская голова еще один сюрприз. — Пройдите сюда. — Открылась еще одна ниша, за которой стояло удобное кресло. Кар, переживший в один день больше нового, чем повидал за всю жизнь до того, уже не мог думать об опасности. Он зашел и сел в кресло. И тут-то парень попал. Кресло сковало его по рукам и ногам.

— Это для вашей же безопасности, — ответила на его изумленный возглас голограмма. С потолка резко спустились металлические щупальца и обхватили голову вырывающегося рудокопа. Он почувствовал, как что-то кольнуло в шею. Последнее что Кар успел запомнить, проваливаясь в забытие — было лицо Рода с упреком смотревшее на него. Это, конечно же, уже оказалось галлюцинацией.

Свет, тьма, небеса разных планет, все это проносилось через сознание Кара с огромной скоростью. На его глазах сражались и гибли люди, а также странные, незнакомые существа. Он видел парящие в небесах станции и крепости. Видел красивейших женщин и огромные застолья. В видениях целые армады величественных космических кораблей сходились в смертельных всепоглощающих схватках. Дивные животные, ужасные чудовища, страшные машины. Все быстрее и быстрее менялись образы. Наконец он увидел свою планету из космоса. Кар не понимал, почему это именно его планета, но знал, вернее, чувствовал это точно. Парень как будто прожил еще одну жизнь, выступая в роли беспощадного убийцы, коварного интригана, бессовестного наемника. Постепенно вихрь событий замедлялся, и он как бы со стороны наблюдал за тем, как этот ублюдок, понимая, что жизнь иссякла, программирует бортовой интеллект и переносит туда свою гнилую сущность. Рудокоп запаниковал. Он начинал ощущать, как чуждая сущность вытесняет душу, разум и забирает контроль над телом. «Неееет!» — изо всех сил вопила его бедная суть. Но напрасно. Новая личность как цунами сметала остатки Кара.

Глава 2.Наемник

Много дел, слишком много дел. Крон приходил в себя после почти столетней смерти. И как хорошо, что он, наконец, жив! Отличное тело. ВИИ (Вспомогательный Искусственный Интеллект) не подвела, выбрала то, что надо. И туннель быстро зачистила от этих тупых рудокопов. Гады! Они чуть не раскопали базу. Он долго смеялся, просмотрев видеоотчет ликвидации угрозы. Робокрысы хорошо справились с людишками и даже дроидов-стражей быстро перебили. Жаль, его там не было. Ох, как хотелось снова почувствовать себя в деле, что-то, кого-то сокрушить или уничтожить. Нет, Крон не получал удовольствия от убийства. Этот этап он давно прошел. Теперь его интересовал только процесс, ну а конечный результат нужен был только заказчикам. Заказчики, ах да! Теперь неясно живы ли еще они, ищут ли его или уже перестали. Еще необходимо подключиться к межзвездной сети и войти в курс дел, получить новые данные по маршрутам, планетам, колониям, блокпостам, прыжковым вратам и много прочей дребедени, так необходимой для завершения последнего задания, которое изменит Галактику навсегда.

Много мыслей гнездилось в голове у опытного наемника, пока он приводил в порядок корабль — отличную игрушку, доставшуюся ему в одной из заварушек с самой крупной человеческой корпорацией, которой принадлежало больше колоний во Внешнем Кольце, чем любому другому союзу планет, входившему в состав Конфедерации. Да, в Тотал Проджектс умели создавать шедевры скорости и разрушения. Горгона была именно тем кораблем, с которым предпочитали избегать встречи бывалые командоры, осведомленные о возможностях «посудин» класса Аннигилятор. Огромные средства пришлось потратить на обслуживание этой малышки, на переоборудование всех баз Крона под сей дар небес. Но оно того стоило. Оно стоило уничтожения всех, кто знал об убежищах асассина. Да, Горгоне была принесена кровавая жертва и она, приняв ее, исправно служила наемнику почти десять лет, и еще послужит в его последнем приключении.

Крону неприятно было вспоминать последнее задание, в котором он чуть не угробил себя полностью. Дело обстояло за Внешним Кольцом, на планете Крогус. Неожиданные заказчики отправили его туда за древним артефактом. Все проходило как обычно, за исключением личности заказчиков. Они оказались не совсем людьми. Когда-то давно, в начале освоения космоса, человечество столкнулось с гуманоидной расой доранов, которые отличались от людей только кожей да парой органов. Сначала все шло хорошо. Дораны, уже пользующиеся Вратами, передали людям много полезных знаний во всех областях. Со временем дело дошло до перекрестных браков. От них появились полукровки или ведоры. Но в один момент кто-то, что-то там не поделил и более агрессивное человечество устроило настоящий геноцид своим бывшим союзникам. Те черные годы двадцать четвертого века потом предпочитали не вспоминать. Но осталось несколько колоний ведоров все время боровшихся за «историческую правду». Потом, на новой волне милитаризации один благоразумный политик предложил покончить с вечно мелькавшими перед глазами полукровками и переселить их во Внешнее Кольцо. Галактика оказалась благосклонна к изгнанникам и подарила планету с огромными запасами изобрита, за считанные тонны которого любая разумная раса готова была продать не одну звездную систему. Дело в том, что изобрит позволял активировать Врата особым способом. То есть появлялась возможность из одной части Галактики за считанные дни добраться до другого конца. Поэтому его активно использовали в создании двигателей звездолетов. Но как бы там ни было, ведоры, сначала скрытно продав одной из негуманоидных рас в обмен на совершеннейшее оборонительное вооружение партию изобрита, окопались в системе Аль-Буи. Да окопались так, что пиратский флот, сунувшийся разведать территорию, вернулся в составе одного корабля наполненного трупами неудачливых грабителей. Тот фрегат еще долго как летучий голландец курсировал в пространстве, пока линкор Непобедимый (принадлежавший флоту кваргов) не уничтожил это страшное предостережение. Неудача еще двух серьезных военных экспедиций (среди которых была и экспедиция Тотал Проджектс) навсегда отбила охоту у ведущих цивилизаций, населявших Галактику посещать Аль-Буи.

Все, включая и самого Крона, боялись и недолюбливали ведоров. Никто не знал, какой мощи они могли достигнуть за то время, на протяжении которого аккумулировали у себя самые дорогие «безделушки» Галактики. Но заказ есть заказ, и он отправился, тогда, почти сто лет назад (а как будто это произошло вчера) в самое логово тайны. Думая, что визоры сразу заглушат при выходе из подпространства, он с удивлением обнаружил, что обзор абсолютно открыт. Крон не мог поверить в то, что видел на экране. Огромные, с маленькие планеты корабли окружали столичный мир ведоров, вызывая шок и трепет. Их неизвестные, чуждые человеку неправильные искаженные формы вселяли панику. Даже видавшего виды наемника, поразило их количество и угрожающая мощь. Вся планета ведоров представляла единый мегаполис. Таким могли похвастать лишь несколько обителей самых развитых гуманоидных цивилизаций Галактики. Негуманоиды обычно не заселяли свои миры так плотно. Узнав об оплате, Крон с трудом скрыл свое удивление. Ведоры предлагали в качестве расчета принять небольшой подарок, а именно звездную систему в Среднем Кольце. Да, она не была большой. Да, там находились только три планеты. Но как говорили предки — черт побери, это, же целая система! Оказывается, ведоры потихоньку скупали у разных цивилизаций звездные миры, заселяли их и вводили там свои порядки.

Задание же казалось обычным. Обыскать останки древнего корабля и найденное доставить по назначению. Набрав команду в одном из миров Гильдии Пиратов, Крон высадился на Крогусе, необитаемой, маленькой, безводной планете, по большей части состоящей из песчаных барханов. Сначала просканировав систему и удостоверившись в отсутствии слежки или конкурентов, наемники вскрыли обнаруженный, и, не смотря на седую древность, хорошо сохранившийся звездолет. Отлично вооруженные, в крепких боевых экзоскелетах они проникли внутрь. Затем разделившись на команды начали обыскивать огромные палубы. Как оказалось, большую часть корабля занесло песком. Он был не просто огромен, он был гигантским, пустым, мертвым, темным, замкнутым пространством. Крон уже начинал нервничать, когда после двух дней исследования этого громадного корыта они не смогли ничего найти. Палубы были стерильны. Ничего. Ни артефактов, ничего хоть отдаленно напоминающего какое-то оборудование или приборы. Просто обшивка — толстая, грубая, непонятная обшивка. Сканеры молчали. Тогда наемник решил ускорить дело. С корабля на орбите подтянули нейтронный бур (доставшийся Крону в переделке с Тотал Проджектс). И снова корпорация не подвела. За пару часов его команда пробурилась до нижней палубы и опустила на все уровни сотни маленьких исследовательских ботов. Кораблю это явно не понравилось. Тогда-то и начались неприятности. Сначала отрубились все боты. Затем из пропаленной дыры полезла какая-то гниль. Да, просто скользкая, слизистая гниль. Разумно решив, что бороться с ней подручным оружием бесполезно, Крон, как опытный командир приказал высадить с Горгоны отряд роботов-инквизиторов с тяжелым вооружением. Инквизиторы принялись за дело, и хотя полегли все до единого, но гной выжгли под чистую.

«Ничего», — думал наемник, — «затраты я окуплю, главное выполнить поставленную задачу». И вот, они, еще раз просканировав палубы корабля ботами, спустились на самый низ, туда, где обнаружился нужный артефакт. Было очевидно, что это капитанский мостик, пункт управления кораблем. Громадный, высохший негуманоид, завис посередине огромного помещения. Трудно было разобрать его формы, наверное, из-за того, что он долго, очень долго пребывал в таком состоянии. Спуск туда, как теперь знал Крон, стал большой ошибкой. То ли существо взяло контроль над членами его команды, то ли они просто посходили сума от какого-то излучения, но вдруг в один момент вся команда стала палить, куда не попадя. Оружие и амуниция были хорошего качества и убойной силы. Это помогло им быстро перебить друг друга. Крон тоже слышал настойчивый призыв в своем мозгу типа «убей всех», но так как ему приходилось сталкиваться с использующими подобное оружие существами, то предусмотрительно заранее проведенная биотическая операция сделала его мозг закрытым к восприятию чужих пси-излучений. Благоразумно отскочив с поля боя, он выждал пока (жаль, но факт), с таким трудом подобранная команда самоуничтожилась. Хотя все равно их пришлось бы, потом отдать ведорам во имя сокрытия тайны. Может так лучше, быстрее что ли? Ну, в общем, Крон выжил, и хотел уже вызывать с орбиты подмогу, но тут негуманоид заговорил. Заговорил на стандартном, чистом, межзвездном наречии. Немного медленно, но из-за этого более весомо и конкретно.

— Упрямый ты человек. Душа сильна, много энергии. Что ты хочешь? — Крону стало любопытно. Впервые он встречал негуманоида, который просто так спрашивал про чьи-то желания. Дело в том, что почти все известные виды негуманов отличались абсолютным равнодушием к нуждам любых других существ в Галактике. Они предпочитали заниматься понятной только им самим деятельностью

— Я пришел забрать своё! — решил поиграться в слова Крон.

Последовал ожидаемый ответ:

— Тут ничего твоего нет, просто уходи.

Неожиданно, прервав их милую беседу, на связь вышла ВИИ:

— Командор, заказчик на связи. В шлеме появился неприятный голос старого ведора:

— Наемник, мы знаем положение дел. Дай поговорить с ним. — Крон взбесился. Не могло быть иного способа выйти на него, кроме нахождения одного из кораблей ведоров на орбите Крогуса. Но для этого надо незаметно обойти сканеры Горгоны. А такое уже сильно напрягало. Ни одного козыря в его рукаве.

— Эй, побеседуешь с ними, — крикнул Крон негуманоиду, выкидывая проекционный миниблок на открытое место. Он слышал все, и суть разговора сначала не пришлась ему по душе, но потом пытливый ум, просчитав варианты, нашел свои плюсы и понял, этот момент меняет все. Говорили не долго. Договаривались о взаимной выгоде. Но сейчас долгое время спустя, Крон не мог себе простить, что вовремя не догадался — он ведь был, таким же лишним, как и его команда. Ведоры платили много, но никогда не расплачивались. Они не нуждались в лишних слухах и свидетелях своих черных дел. Они предпочитали осуществлять планы с помощью чужих рук, затем уничтожая рабочую силу. Когда до наемника, наконец, дошло, что разговор закончен, и с ним никто не собирается связываться, он среагировал мгновенно, но запоздало. ВИИ и тогда была умницей. Она незамедлительно нанесла удар по кораблю ведоров.

Крону повезло, что заказчики недооценили его звездолет и послали небольшой (по их меркам конечно) боевой крейсер. Импульный тесак Горгоны рассек щиты, броню и корпус, предоставив корабль холодному космосу. В это время спасательный бот уже входил в атмосферу Крогуса. Крон вышел из-за укрытия. Кинув в сторону негуманоида «мы еще встретимся», он включил реактивные двигатели экзоскелета и устремился вверх, навстречу спасательному транспорту. Сейчас самое главное убраться подальше от этой проклятой системы. Необходимо выжить, а затем он, пересидев, заберет свое. Да, да он все слышал! Самонадеянные ведоры недооценили Крона.

А потом…. Не хотелось вспоминать, что случилось потом. До Горгоны он добрался благополучно, и сразу стартовав к Вратам, с удовольствием отметил, что на счету уже один ведорский крейсер (или как он у них там считается). А дальше все пошло прахом. Подлетев к Вратам, корабль получил в лоб, только что вышедший из подпространства ведорский линкор. Отрезав Горгоне крылья, на линкоре, наверное, вздумали растянуть удовольствие и поиграться с беззащитной жертвой. Это-то промедление и спасло Крона. ВИИ, сконцентрировав всю энергию на прыжок, быстро ушла наугад в подпространство. Дальше…. Крон как раз просматривал отчет о том, что случилось дальше. Сам он тогда уже умер от перегрузок.

ВИИ долго пролаживала курс к ближайшему логову наемника. Он предусмотрел свою смерть, и все расчитал. У ВИИ имелись четкие инструкции на этот случай. Клонировать тело из заранее припасенного образца, и перенеся матрицу снятого с останков сознания оживить Крона. Все это было сразу выполнено за счет оставшейся энергии. Но выпускать его из капсулы не получалось, слишком сильно повредили корабль и тем более предстоял еще один сложный прыжок. С трудом накопив энергию за десять лет вращения вокруг неведомой звезды, ВИИ наконец направила Горгону к Планете 86. Выйдя на орбиту, ВИИ поняла, что условия изменились и колонизация в самом разгаре. Сохранив незаметность, звездолету удалось спуститься в подземный ангар. Но клон безнадежно пострадал во время второго прыжка, превратившись в кровавую кашу. Для маскировки пришлось расплавить огромное количество породы. Дроиды трудились день и ночь, почти все запасы энергии базы ушли на это дело. Остался лишь узкий туннель, тоже потом запаянный на глубине в сотню метров. ВИИ проанализировала, что скрытно пополнить энергию не удастся. Тем более необходимо было ремонтировать Горгону. Она приняла оптимальное решение — хранить матрицу, поддерживая ее жизнь до времени, пока не накопиться достаточное для клонирования количество энергии и не будет отремонтирована хотя бы ходовая часть корабля и обшивка.

Так как инерционная энергия копилась медленно, то появление молодого рудокопа пришлось как нельзя кстати. Снаружи Горгона выглядела хорошо, но внутри многое пришлось переделать. За неимением необходимого удалось восстановить только транспортную функцию корабля. Воевать Горгоне пока что, было не суждено. Но и на том спасибо ВИИ. Она дала Крону возможность надежно спрятаться, пересидеть, помогла вернуть жизнь. Теперь оставалось только разведать обстановку и вернуться на основную базу. А там он соберет целую армию и получит, то, чего его лишили ведоры.

После того как дроиды загрузили все необходимое на корабль, ВИИ направила их на расчистку и расширение туннеля. Тем временем Крон начал ознакамливаться с текущей ситуацией. Все возможные полученные сигналы были расшифрованы и систематизированы. За сто лет отсутствия наемника многое изменилось. Вспыхнуло множество военных конфликтов. Гильдия Пиратов почти поглотила Гильдию Торговцев. Высокая Империя (около двухсот систем лазгов) расширяла свои границы за счет миролюбивых ретов (негуманоидов, занимающихся в основном исследованиями флоры и фауны обитаемых планет). Нужно заметить, что лазги довольно жестоко обходились с ни в чем не повинными ретами, переселяя их на суровую планету Дорус Планета 86 по сравнению с Дорусом казалась шикарным курортом. Люди же начали кровопролитную междоусобную войну. Конфедерация напала на Союз Свободных Миров с целью объединения всех человеческих колоний и звездных систем под единым правлением Высшего Совета, состоявшего из Президентов наиболее влиятельных Корпораций. Вообще, что касается гуманоидных цивилизаций, то за последние сто лет все они были втянуты в конфликты разного рода. Негуманоиды же, традиционно избегали распрей и поэтому их миры оставались гаванью спокойствия в охваченной пожаром, заселенной части Галактики. Несправедливо страдали полуразумные виды. Все кому не лень под предлогом защиты жизненного пространства вторгались на ничейные миры, когда-то защищенные специальным договором между разумными расами. Порабощалось и использовалось для достижения своих целей все, что двигалось и могло пригодиться для добывания ресурсов. Кморы (полугуманоидная раса, предпочитавшая питаться живыми, разумными или полуразумными существами), совсем озверев, снялись с обжитых миров и отправились всем своим многочисленным (хотя и недоразвитым) флотом на, как они это называли, Великую Жатву. То есть, попросту, одна за другой обчищали дальние колонии, истребляя их население и утоляя свою ужасающую природную потребность. Короче, в Галактике творился полный бардак, и Крону это нравилось. В такой обстановке он мог бы многого добиться.

Что касается ведоров, то о них, по-прежнему было мало упоминаний. Правда, ходили слухи, что Тотал Проджектс, готовит некую операцию, направленную на компенсацию давнего поражения. Еще имелось множество более мелких новостей, исходя из которых, в Галактике начало появляться немало межрасовых организаций, ставивших своей целью наведение порядка и противостояние тирании милитаризированных цивилизаций.

Прошло пару недель прежде чем дроиды расчистили проход для вылета Горгоны. Крон привел в порядок тело рудокопа. Он даже подумывал оставить все как есть. Молодое и крепкое оно было лучше, чем постаревший клон, которым он мог воспользоваться, добравшись до основной базы. Да и сама процедура переноса матрицы проходила довольно болезненно. Приходилось привыкать к новой оболочке и мозгу. Иногда случались неприятные глюки и зависания. В такие моменты тело нуждалось в психотропных препаратах. Процесс адаптации мог длиться довольно длительное время, хотя для наемника это происходило не впервые. Правда, первый раз его матрица пребывала вне тела так долго и может быть поэтому, иногда во сне казалось, что старая сущность рудокопа еще живет где-то в глубинах сознания.

Активность дроидов не осталась незамеченной на поверхности. Выслав пару инквизиторов на разведку, Надзиратель Гиши не решился беспокоить высшее начальство. Также как прошлое руководство предпочло замять инцидент с туннелем 2, он не отважился вызвать на свою голову проверку. Правила корпорации Ресурс Проджектс устанавливали очень строгое наказание за материальный ущерб имуществу и добывающим мощностям компании, вплоть до смертной казни. Поэтому, осторожно выведя Горгону из расширенных туннелей и раздавив корпусом военных дроидов, ВИИ смогла незаметно проскользнуть через охранные орбитальные модули, выйдя в открытый космос.

Крон сидел в капитанском кресле и пытался составить план предстоящей операции. Сначала необходимо было направиться в систему Зарга, на планету Йоко. Именно там находилось его главное убежище. Хорошо замаскированное, на дне глубокого озера оно должно предоставить ресурсы и время для полного ремонта корабля. Конечно, наемник не собирался сидеть, сложа руки и ждать пока Горгона достигнет хотя бы минимальной боевой готовности. По расчетам ВИИ для этого понадобилось бы полгода. Как раз достаточно времени для вербовки армии и перекидывания необходимого снаряжения со всех остальных принадлежащих ему баз.

Не без проблем совершив прыжок, Горгона вышла на орбиту Йоко. В этот момент ВИИ прервала размышления своего хозяина.

— На планете зарегистрирована неизвестная база. Продолжаю сканирование. Необходимо выслать разведывательных дроидов, так как сканеры в результате ремонта восстановлены не полностью.

— Высылай, — тревожно ответил Крон. Ему, как раз сейчас и не хватало дополнительных трудностей. Данные дроидов показали, что на планете решили обосноваться фронийские миссионеры (члены гуманоидной, устроенной по типу секты расы). Можно было вздохнуть спокойно. Эти фанатики предпочитали уединение и медитацию. Исследование чего-либо не являлось их полем деятельности. Фронийцы познавали Вселенную через размышления и наркотический дурман. Крон презирал таких как они, и для себя решил, что перед началом операции, после того как Горгона востановится, обязательно, собственноручно выжжет это кодло. Тем временем ВИИ парковала корабль в доки убежища. Наступало время мести, его время.

Глава 3. Кварг

Эсхатон, опрокинув остатки дерьмового людского пойла разбил хрустальный стакан об стену. Проклятый Варус! Эта планета сожрала его с потрохами, почти полностью поглотив достойно заработанные кредиты. Бесконечные пьянки, шлюхи, экзотические увеселения, все это и стало теперь жизнью, некогда славного спасателя кваргов. Эсхатон всегда ненавидел людей, осуждая их пороки и продажность. И вот, теперь он сам увлекся тем образом жизни, которым человечество заразило практически все гуманоидные расы в Галактике. Получается, правы были ученые, твердившие про родство всех гуманоидов. И в самом деле, все представители такого рода разумных существ, за редким исключением, имели очень схожую физиологию. Самого его можно было даже назвать красивым. Негрубая темно-синяя кожа. Густые, плотные и темные волосы образовывали на голове сплошной покров. Глубокие, полностью черные глаза могли загипнотизировать не привыкших к виду его расы гуманоидов. Крепкое по людским меркам телосложение и двухметровый рост довершали картину, выглядевшего когда-то очень достойно кварга.

Выпивки больше не осталось, а до кондиции Эсхатон еще не дошел. Надо вставать и спускаться в бар. В номер уже никто ничего не принесет, да и вообще скоро его выселят ко всем хортам за неуплату аренды. А когда-то перед ним открывались все двери. Кварги всегда славились умением строить космический транспорт и управлять им. Безусловно, разного рода ИИ, превосходно справлялись с этой задачей, но некоторые расы не переносили их, да и дешевле было пользоваться живой рабочей силой. К тому же кварги, постоянно путешествуя, лучше всех знали Галактику. Их великолепные корабли беспрепятственно бороздили просторы звездных систем, выполняя спасательные миссии. Иногда они принимали участие в военных действиях и тогда всем становилось очевидно, что никакой ИИ не сможет принимать столь нестандартные решения, постоянно вырывая победу у врага. Эсхатон считался одним из лучших. Отличаясь принципиальностью и верностью Кодексу своей расы, он брался только за особые миссии, целью которых являлось спасение чьих-то жизней. Все вокруг его уважали. Но все давно изменилось. Последние пять лет его домом являлся Варус, планета известная как галактический притон для разного отребья типа неудачливых воров, состарившихся наемников и спивающихся ветеранов.

В дверь позвонили. Ну вот и началось выселение. Отсидеться тихонько все равно не получиться. В каждом номере стояли датчики присутствия, и администрация всегда знала кто дома, а кто нет. Специальным жестом, открыв дверь, кварг предусмотрительно положил руку на пистолет. Кто знает, может это недоброжелатели или враги? У таких как он не могло не быть противников. Спасая жизни, приходилось наступать на горло интересам многих могущественных организаций. Да и заказные убийства на Варусе происходили довольно часто.

На входе стоял служебный дроид. Эсхатон мгновенно протрезвел. Дроиды не звонили, обслуживая помещения только в то время, когда никого не было в них. Он сразу заметил дуло оружия, которое держал убийца, спрятавшийся за роботом. Конечно, от бесконечных пьянок реакция кварга притупилась, но и ее хватило на то, чтобы быстро скатиться на пол. Почувствовав жжение от остатков распыленной выстрелом противника подушки, Эсхатон прыгнул в комнату дезинфекции, находившуюся сразу возле кровати. Очевидно, что убийца не был профессионалом, иначе он не стал бы пользоваться таким грубым методом, как прямое убийство. Это говорило о том, что заказчик либо сильно продешевил, либо малость туповат. Встав на ноги и крепко схватив пистолет своей шестерней, Эсхатон воспользовался подаренным ему умением растягивать в сознании время. Ощущая, как все вокруг стало неестественным, кварг вышел из дезинфектора и пошел на прятавшегося за бедным роботом убийцу, беспрерывно стреляя. Синяя кровь, взвившаяся вслед за плавно отлетающими частями дроида, подсказала, что цель задета. Вернув сознанию нормальное состояние, кварг подошел к вопящему от боли толианину и заволок его в свой номер. Толиане некогда считались довольно неплохими мастерами перевоплощения, но эволюция сыграла с ними злую шутку. Мутации в генокоде лишили их основного преимущества — способности изменять пластику лица. Утратив, то за что их ценили остальные разумные расы, а также связанную с этим способность размножаться, толиане не смогли сохранить свой государственный уклад, и вынуждены были скитаться по всей Галактике доживая последние годы, отпущенные их цивилизации. Закрыв дверь, Эсхатон обратился к раненому противнику.

— Кто нанял? Говори, иначе сдам полиции! — Это была действенная угроза. Наказанием наемным убийцам служила «возможность» поучаствовать в увеселительных, с точки зрения некоторых рас, наглядных демонстрациях внутреннего строения живых разумных существ. Такое законно практиковалось только на Варусе, в качестве чрезвычайной меры по поддержанию порядка.

— Это долг, никто меня не нанимал, — отхаркивая кровью, прошипел толианин. Кваргу стало любопытно, но, понимая, что скоро здесь появится охрана, он решил отложить распросы на потом.

Обшарив карманы неудавшегося убийцы, и найдя там карточку, Эсхатон сообразил замять инцидент. Он позвонил администрации. На экране появилось беспокойное лицо тучного человека.

— У меня все в порядке. Извиняюсь за сломанного дроида. Вот примите оплату и компенсацию, — стараясь выглядеть беззаботно, сказал кварг, чиркнув найденной карточкой по терминалу связи. Человек на той стороне экрана скосил глаза в бок, и уже с улыбкой кивнув головой, отключился.

— Хоть какой-то толк с тебя, — обратился полушутя Эсхатон к скулящему толианину. Тот ничего не ответил, прижавшись к стене и скрежеща жвалами. Необходимо заметить, что толиане имели насекомоподобную голову, а это вызывало отвращение со стороны остальных гуманоидных рас обладающих более или менее внятными чертами лица.

— А теперь рассказывай подробнее, — перешел Эсхатон к интересующему его вопросу.

— Мне нечего сказать скотина! Убей лучше. Все равно братья достанут тебя. — Видно было, что слова даются толианину все труднее и труднее.

— Но что я вам сделал? — спросил, не привыкший к такой ненависти насчет своей персоны кварг.

— А ты будто не знаешь, будто забыл, как хорошо выполнил свою миссию на Федосе?

— Да ты прав. Миссию свою я тогда выполнил. Но причем здесь толиане? — пытаясь вспомнить подробности, ответил Эсхатон.

Миссия на Федосе, ах да, неприятное получилось дельце. Семья благородных лазгов наняла его для поиска своей дочери, которая, вопреки воли родителей, подалась на учебную практику в один из миров Светлого Созвездия. В принципе, там было безопасно, и богатая флора Федоса представляла собой просто рай для таких начинающих биофизиков как Сура, дочь лазгов. Но в какой-то момент связь с отдаленной колонией прервалась, и заботливые родители обратились к профессионалу. Выйдя на орбиту планеты, Эсхатон понял, что дела плохи и на Федос прибыли кморы. Ну а так как кварг знал нравы этих недоразвитых уродов, то незамедлительно высадился возле исследовательской базы, в которой работала Сура. Сканирование показало, что кморы разграбили обитель науки и забрали всех с собой. Хорошей новостью являлось то, что они все еще не улетели с планеты. Их огромный, уродливый корабль приземлился в северном полушарии. Согласно карте, там не было никаких поселений. Это-то и удивило Эсхатона, знакомого с нравами пожирателей живого. Безусловно, кварг не мог напасть на них в открытую. Он выполнял миссию один и небольшое число боевых дроидов не могло оказать в данной ситуации существенной поддержки. Поэтому возникла необходимость действовать скрытно.

Используя, наземный транспортный бот Эсхатон приблизился к кораблю кморов вплотную. Эти существа не отличались особой технологической развитостью и поэтому везде действовали с помощью грубой силы и превосходящей численности. По мере продвижения стало ясно, что кморов заинтересовала незарегистрированная база, непонятного типа. Вот там-то сейчас и творился кромешный ад. Было слышно как кто-то ожесточенно сопротивляется захвату, не жалея обоймы устаревших бластеров. Кричали умирающие кморы, раздавались взрывы. И все же стало очевидно, что любое сопротивление будет подавлено превосходящим количеством самых уродливых среди гуманоидных рас существ. Цель Эсхатона находилась на корабле. Ее биологический маячок работал исправно. Покинув бот, кварг пробрался туда и начал продвигаться к хлевам (так кморы называли камеры, в которых они содержали свою добычу). Не встретив особого сопротивления, он вскрыл люк камеры, в которой содержалась Сура. С этого момента все усложнилось. Молодая лазга не хотела уходить одна без своих сокамерников. Эсхатон понимал, что вывести всех не удастся. Тогда он в который раз переступил через свои принципы. Вколов Суре паралитическое средство и вскинув ее тело на бронированное плечо экзоскелета, он оставил вопящих пленных умирать страшной смертью. Конечно, ему пришлось выбирать — умереть всем или спасти объект и самому остаться в живых. В культуре кваргов считалось позорным принять неэффективное решение. Но все эти оправдания не помогали бессонными ночами, когда Эсхатон пытался заглушить голоса несчастных выпивкой и утехами плоти. Да, все это случилось с ним там, на Федосе. Но он не понимал, причем здесь толиане.

— Все же не припомню ничего, связанного с твоей расой, — вырвавшись из воспоминаний, кинул кварг толианину.

Тот уже начинал закатывать свои сетчатые глаза. Эсхатон активировал медицинский бот, и робот принялся подлатывать рану, вводя необходимые лекарства. Боль заставила насекомолицего немного прийти в себя.

— Ладно, я тебе напомню. Много моих собратьев ты покинул тогда. Неужели не помнишь толианскую базу и то, как трусливо сбежал, оставив мою расу без надежды на выживание? — Толианин из последних сил пытался выразить свой гнев.

— Подожди. Да мне больно, что я покинул остальных умирать, но не было выбора. И все же не подскажешь, откуда ты это все узнал? — Эсхатону начинали надоедать беспочвенные обвинения. Он и так был более чем благодушен в данный момент.

— А, ты забыл, как, — толианин сплюнул, — проиграл свой бортовой журнал по пьяни одному писателю? После того, как он написал по нему книгу, нам не составило труда вычислить кто ты такой, — ему становилось все хуже. — Но конечно ты не знал, какое значение для нас имела та база. — Все, больше он не мог говорить и перешел в бессознательное состояние.

Эсхатон не стал бы таким эффективным в своем деле, если бы не умел хорошо соображать. Очевидно, что его хотели убить за нечто очень серьезное. Для вымирающей расы не могло быть ничего важнее, чем выживание. Возможно, думал кварг, что на той базе они исследовали нечто связанное с репродуктивными способностями. Да, за это можно убить. Он, хоть и презирал толиан, но в глубине души всегда сочувствовал их беде. Ведь эволюция уже пропустила через свои жернова множество тварей, возлагая их на алтарь развития живых существ. Спасение вида, а тем более разумного — что могло быть важнее? И к тому же это полностью соответствовало Кодексу кваргов. Эсхатон ощутил появление новой цели, новой ответственности. Подождав пока толианин очнется, он начал выспрашивать подробности.

— Расскажи мне, почему так важна та база? — Толианину полегчало, рана оказалась не глубокой. Да и медицинский бот потрудился неплохо, хотя Эсхатон купил его уже очень давно.

— Ты не помог сохранить то, что могло бы изменить наш мир. Ты хоть понимаешь, каково это жить, зная, что скоро никого из твоего вида не станет и ты, возможно, один из последних или последний? — разоткровенничался толианин.

— Как тебя зовут? — спросил Эсхатон.

— Зачем тебе это, я же хочу убить тебя? — толианин, кажется, удивился.

— Я не враг тебе. Ты должен знать Кодекс кваргов. Я принял наиболее эффективное решение. Мой объект был спасен, а я мог продолжать свою миссию. Если бы я знал, что на карту поставлено выживание вида то поступил бы иначе, — твердо произнес Эсхатон.

— Мне трудно поверить тебе. Хотя это уже не имеет значения, нам осталась только месть.

— А разве нельзя восстановить потерянное? — Кварг понимал по безнадежному тону толианина, что тут-то и возникали трудности.

— Те ресурсы, которые мы вложили в исследования, наша раса больше не сможет накопить. Никто не помогает. Всем плевать. Мы просто тихо вымрем и все. Лучше убей меня сейчас. Я больше не хочу видеть свой позор! — у Эсхатона в этот момент могли бы выступить слезы, если бы он умел плакать.

— Я хочу вам помочь. Я могу и должен это сделать. И еще, ты пойми, что теперь Кодекс обязывает меня посвятить свою жизнь вашему спасению. — Это он произнес так, что никто не посмел бы усомниться в мотивах кварга.

С изумлением выслушав Эсхатона, толианин минуту молчал, а потом тихо заговорил:

— Мне странно слышать, что кто-то хочет помочь, даже если это говорит кварг. Отцы, когда узнали про постигшее нас проклятие, долго просили помощи. Но все расы вокруг предпочли заниматься убийством друг друга, чем спасением нас. Тогда мы поняли, что остались один на один с этой бедой. Когда-то толиане были нужны всем, а став бесполезными, мы как будто исчезли для вас, тоже разумных видов, наших собратьев. Я рад, что ты хочешь искупить свою вину, но уже поздно. Наши ученые убиты кморами, результаты исследований уничтожены, а наших братьев осталось совсем немного. Чем ты поможешь нам? Скажи чем?

— У меня еще остались умения, и есть корабль. Только он не здесь. Может, что-то уцелело на вашей базе? Может какие-то образцы забрали кморы?

— Мы проверяли. Чтобы там все раскопать не хватит даже мощи Ресурс Проджектс. А кморы варвары, они способны только разрушать все. Им не нужно ничего кроме живого разумного мяса. Мы поздно связались с нашими братьями-учеными. Время ушло, мы не успели.

— И, тем не менее, я знаю, как помочь вам. Я смогу все исправить! — уверенно заявил Эсхатон.

Глава 4. Род

Высадка на планету проходила успешно. Безусловно, неизбежные потери присутствовали, как обычно в каждой военной операции. Это считалось таким древним обычаем принесения жертвы богу войны. Род радовался, что и теперь, уже в пятый раз остался жив. Попахивало почти чудом. Штрафбат постоянно кидали первым в самую гущу событий.

Да, многое изменилось теперь, спустя полгода после исчезновения Кара. Род долго ждал возле туннеля, а потом пошел внутрь. Но дойдя до провала и никого не обнаружив, парень скрепя сердце, вернулся в бараки. Долгое отсутствие не осталось незамеченным. По возвращении его сразу же упекли за решетку. Дожидаясь приговора за непослушание и нежелание выдавать местонахождение Кара, он и подумать не мог, что Надзиратель Гиши выпишет смертную казнь. От неминуемой кары спасла только новая директива правления Корпорации. Всех смертников отдавали на благо Конфедерации. Ощущая нехватку в солдатском составе, Высший Совет принял решение привлечь всех кого только можно. Итак, покинув в старом транспортном корабле родной номер 86, Род стал солдатом. Сначала все казалось новым и интересным. Привыкший к полурабской жизни, бывший рудокоп радовался тренировкам, нормальному пайку и чистой одежде. Пройдя через первую высадку, он понял, что долго этим наслаждаться не придется. На планетах принадлежавших Союзу Свободных Миров, войска Конфедерации встречали ожесточенное сопротивление. Штрафной батальон после каждой высадки сокращался на семьдесят процентов. Высаживаясь первыми, они были неплохо вооружены, да и экзоскелеты им выдавали не самые легкие, но, будучи приманкой, «мертвые парни» (как их называл основной состав), собирали на себя всю огневую мощь противника. Кровь, кишки, развороченные головы, все это стало привычным уже в третьей высадке. Со временем не осталось никого, кто бы выжил с первой для него операции. Поэтому немудрено, что парню дали кличку Бессмертный. И правда, Род не прятался в кустах, пока вокруг бушевала плазма. Тем не менее, он сумел избежать серьезных повреждений. В перерывах между бойнями бывший рудокоп тосковал по дому, по Кару и пытался понять, ради чего проливается столько крови.

Конфедераты захватили Марс довольно быстро. Солнечная система имела стратегическое значение для командования. Она являлась колыбелью человечества. Отсюда, с планеты Земля вышел весь людской род. Многие, за прошедшие с того момента восемьсот лет, позабыли об этом. В системе осталось лишь несколько небольших поселений.

Идя по красному мелкому песку в тяжелом боевом скафандре, Род размышлял о том, чем не угодили Конфедерации мирные поселенцы, сопротивление которых их дивизия так быстро подавила. Тихие спокойные улицы города, непривычно красивая вычурная архитектура зданий, маленькие зеленые садики. Бывший рудокоп словно попал в приятный сон. Глядя на забавные большие игрушки, Род представлял, как весело было детям, резвящимся на специально построенных для них площадках. До конца не было понятно, зачем такие излишества, но хотелось, чтобы и в его детстве присутствовало нечто подобное. Он едва удержался от того, чтобы снять шлем и насладиться ароматами цветов, растущих перед домами. Скоро все изменится. Устанавливая базу, скорее всего, снесут весь город. Обломки домов, деревья, клумбы закатают в бетон. Оставшееся в живых население отправят на астероиды или на одну из таких как его дом планет. Зачем? Ради чего? Он никак не мог этого понять. Военная пропаганда пролетала мимо ушей. В ней не имелось ничего, за что бы могло зацепиться сердце. Наоборот, парень начинал склоняться на сторону поселенцев, до последнего защищавших свою мирную красоту.

Вечером, в наспех собранных за городом казармах, солдаты живо обсуждали пережитый день. Один из новеньких рассказывал байки о Марсе и о прошлом землян. Род многого не понимал. Новичок на ломаном стандарте говорил о когда-то прочитанной им Истории Человечества. Если верить ему, то именно с этой планеты люди начали освоение космоса. Тут основали первую колонию. Потом раскопали древние города, принадлежавшие вымершим расам. Благодаря этому удалось получить информацию о Вратах и о том, что они не единственный вид разумных существ в Галактике. Да, оказывается, когда-то так думали на Земле. Дальше произошел первый контакт с мирной негуманоидной расой ретов. От них земляне получили много важных сведений о других расах в Галактике. Затем люди добрались до систем доранов. После чего дальние вылазки приостановились почти на сто лет из-за продолжительного внутреннего конфликта между Азиатским и Американским союзами. В двадцать четвертом веке Марс стал основной базой в войне землян с доранами. И только с начала двадцать шестого века человеческая раса вышла на Галактический уровень, благодаря успешной дипломатии и индустрии развлечении, очень заинтересовавшей гуманоидные расы.

Как заметил Род, люди всегда очень много воевали. Странным казалось то, что это жуткое занятие постоянно увлекало человечество. Еще новичок рассказывал что-то о секретах Марса и о слухах, постоянно сопровождавших историю планеты. Мол, тут всегда скрывали какие-то тайные лаборатории и вообще раскопки, начатые в двадцать втором столетии, никогда не прекращались, так как следы древних цивилизаций уходили в самую глубь марсианской поверхности. Может поэтому, Конфедерация захватила эту отдаленную от ее границ планету. В двадцать восьмом веке Солнечная система затерялась среди обширных владений человечества, а Земля, опустошенная конфликтами и охваченная суровым ледниковым периодом стала непригодна для жизни.

Дальше Род не успел дослушать. Вызывали к командиру роты. Тот приказал явиться в город в распоряжение спецотряда Клинок. Попрощавшись с товарищами и забрав скромное снаряжение, парень пешком пошел в поселение. Оно находилось неподалеку, в паре километров пути. Никто не озаботился доставить туда солдата. Конечно, ведь он был просто пушечным мясом. Сбежать из штрафбата не представлялось возможным. Наличие вирусного маркера в организме убивало любые мысли о побеге. Да и куда бежать? Куда? На Марсе имелось много места, и воздух благодаря изменению климата позволял дышать без скафандра. Но чем здесь заниматься, где работать, ради чего жить? Такие нехитрые мысли приходили в голову Рода, по пути в город.

Прибыв на место, штрафбатовец застал спецотряд на погрузке в транспорт. Антигравитационные двигатели уже вовсю работали и большие хищные транспортные боты начинали подниматься в небо, распыляя вокруг себя марсианский песок.

— Эй, салага иди сюда! — окликнул его десятник в мощном экзоскелете. Род подошел, и, положив рюкзак, отрапортовал о прибытии. В ответ он сразу же получил в морду тяжелым бронированным кулаком.

— Еще раз когда-либо опоздаешь, пристрелю на месте! — расслышал он сквозь звучащий в голове звон.

— Итак, я десятник спецотряда Клинок. Мы элитное спецподразделение сто пятнадцатой дивизии сухопутных войск Конфедерации. Ты должен знать только одно. Будешь делать, что захочешь только тогда, когда отдашь за нас жизнь. А теперь быстро полез вон в тот бот!

Род, не успев полностью прийти в себя, схватил рюкзак и побежал к уже взлетающему транспорту. Летели недолго. Лицо еще кровоточило, когда они пошли, как ему казалось на посадку.

— Всё! Проваливаемся! — пытаясь перекричать рев двигателей, обратился к парню сидящий рядом солдат. — А, ты новенький? Вижу, получил уже инструкции. Ничего не дрейфи! Тут из тебя человека сделают.

— А куда проваливаемся? — Рода сейчас больше интересовало, куда они направляются. По военным сводкам вроде стало ясно, что планета захвачена и все сопротивление подавлено.

— Это марсианский желоб. Ну знаешь, яма такая. Осталась от раскопок. Двадцать пять километров глубиной. Как хоть зовут тебя новичок, и сам-то откуда? — Гул двигателей усиливался, перерастая в давящую вибрацию.

— Я Род. Из штрафбата.

— А я Зевс. Оттуда еще никого не присылали, значит, будет жарко внизу.

— А что там внизу? — Род начал сидя переодеваться, добавляя броню на свой экзоскелет.

— А кто его знает. Видать штабистам что-то надо, что-то важное. Иначе нас бы не послали. — Зевс снисходительно глядел на устаревшую экипировку Рода. — На тебе вижу, хорошо сэкономили.

Род в ответ неуверенно пожал плечами, и, посмотрев на своих соседей, одел шлем. Не успев застегнуть ремни, он чуть не сломал шею, когда бот резко сел. Откатился боковой люк и парня вытолкнули в темноту. Включив ночное видение, он побежал, ориентируясь на метки карты, спроецированные на экране шлема.

— Не отставай, новичок, а то заблудишься! — послышался голос Зевса из встроенной рации.

Вокруг везде лежали каменные глыбы. Они высадились на дно глубочайшего желоба. В отличие от поверхности, тут припекало. Из узких расщелин вырывался, устремляясь вверх горячий воздух. Необходимо было продвигаться с осторожностью. Присутствовала вероятность свариться заживо в глубоких горячайших фонтанах.

— Всем кротам докладывать о продвижении, противник не замечен, — то и дело раздавались переговоры десятников, заставляя Рода вздрагивать. Он не привык слушать открытый эфир во время операции. В штрафбате их просто кидали на врага без дальнейшей связи.

Уже не спеша, продвигаясь вперед, парень заметил, как целеуказатели на экране в шлеме начали дергаться, не давая возможности понять местоположение. И тут враг нанес удар. Сразу исчез эфир. Вокруг замелькали лазерные прицелы. Их особенно хорошо было видно с помощью ночного видения. Из неоткуда появились боевые дроиды. Таких Род никогда еще не видывал. Гибкие тела, ракетное вооружение. Раздались первые взрывы. Один дроид вылез из ниши прямо перед Родом. Опустошая обойму штурмовой винтовки, солдат попытался отпрыгнуть от пущенной в него ракеты. Повезло. Видимо ИИ, управлявший роботами настроил наведение на стандартные экзоскелеты спецотряда. Но на нем ведь была другая, устаревшая модель. Ракета прошла мимо. Род использовал подствольник. Пару секунд ничего не происходило, а потом обтекаемое тело боевого робота разорвало на куски.

У солдата, как он понял, появилось еще одно преимущество. Его гранаты свободно проходили через щиты дроидов, так как тоже были старого образца. Тем временем Клинок беспощадно теснили. Один за другим падали спецназовцы, потерявшие от множественных повреждений управление над своими бронированными оболочками. Связь по-прежнему отсутствовала, и никто не мог отдать приказ о перегруппировке. Род, укрываясь за камнями, пытался найти Зевса. Тут над полем боя появились военные дроны. Они хищно пронеслись над погибающим спецотрядом, и ушли в направлении огромного входа в пещеру, ставшего заметным благодаря вспышкам плазменных гранат.

Род видел, что Клинок сейчас ничем не отличался от штрафного батальона. Отряд тоже кинули как приманку, на которую сбежалась вся оборона противника. Разве что спецназ мог дольше отвлекать врага. Выбежав из-за укрытия, без пяти минут спецназовец полоснул очередью по группе дроидов теснящих второй десяток. Пару механических убийц отвлеклись на Рода. Тот устремился к пещере. Понимая, что убежать не получиться, он прыгнул, поворачиваясь в воздухе и выстреливая остатки гранат из подствольника. Дроиды, наверное, были в недоумении. Убегающая цель являлась прекрасной мишенью, но почему-то направленные на нее ракеты не попадали. Расчет Рода оказался правильным. Не собираясь останавливаться, и не имея возможности засечь гранаты, дроиды попали в ловушку. Падая, парень прикрылся руками, чтобы защититься от раскаленных кусков взорвавшихся железяк.

Вычислив, что спецназ это отвлекающий маневр, защитный ИИ перенаправил дроидов на дронов. Так Клинок получил возможность выжить в этой мясорубке. Остатки отряда перегруппировывались. Род нашел Зевса под завалом из покореженых частей врага. Очевидно, его новообретенный товарищ умел воевать. Более современный экзоскелет Зевса, оснащенный встроенным медицинским ботом, быстро приводил тело в порядок. Так же неожиданно, как и пропала, вернулась связь.

— Вставай! — протягивая руку, с нескрываемой радостью сказал Род. — Я рад, что мы выжили, а то нас кто-то серьезно подставил.

— Это точно, — ответил, с трудом поднимающийся Зевс. — Что ж там за манна небесная, ради которой начальство решило нас так кинуть?

— Пойдем и узнаем.

— Всем кротам продолжать продвижение к намеченной цели, — раздался знакомый голос, наверняка чистоплюйного штабиста. А это означало, что операция продолжается и Клинок, вернее то, что от него осталось, идет дальше.

Глава 5. Ученый

— Ну, вот вы постоянно спорите. А смысл? Все факты налицо. Войны помогли человечеству достаточно развиться, чтобы подготовиться к противостоянию другим расам в галактике. — Лиза начинала выходить из себя. Каждый раз, когда они пили кофе, ассистенты открывали диспут о необходимости для человека воевать. — Мы ведь уже говорили с вами, что войны это неотъемлемая часть человеческой истории. Не будь дубинки, копья или лука наши предки на Земле не смогли бы противостоять хищникам. Не будь Мировых войн, многочисленные, разрозненные государства не смогли бы объединиться. А если бы Американский союз не начал войну с Азиатским союзом, мы не смогли бы настолько усовершенствовать наши космические технологии, и сейчас были бы как реты. Галактика жестокое место и те, кто слаб, не смогут долго продержаться здесь.

— То есть вы считаете, что наступление Конфедерации на наши колонии тоже оправдано? — Рик снова заводил свою шарманку, пытаясь утрировать смысл слов Лизы.

— Ну, знаете, я говорю обо всем человечестве в разрезе истории, а не пытаюсь свести все к бедам нашего столетия как вы. Конечно, мне было бы приятней, чтобы Союз Свободных Миров одерживал победу, но посмотрите на это с точки зрения истории Древней Римской Империи. Если бы варвары не захватили ее, то кто знает, сколько бы они еще развивались. А так, очевидно, что идеи сильнее оружия и переняв достижения Рима, который в свою очередь вырос на греческих, семитских и египетских корнях, варвары лишь укрепили Западную культуру, — расходилась Лиза.

— А как же постоянная угроза самоуничтожения?

— Но никто же не самоуничтожился. Мы с вами живы и здоровы, хотя все двадцатое и двадцать первое столетие люди постоянно боялись такого варианта.

— Не знаю. С вашей прагматикой не согласились бы сотни миллионов жертв. — Рик, конечно, не слыл таким образованным, как Лиза, но поспорить с ней было, пожалуй, единственным развлечением, которое его по-настоящему заводило.

— Я не бессердечный ученый, я лишь объективно воспринимаю реальность. Мне, безусловно, жаль всех, кто когда-либо страдал несправедливо. Тем не менее, вы должны признать, что все мы всего лишь кирпичики в пирамиде цивилизации.

— Я не хочу в это верить. Считайте меня идеалистом, но то, что мы здесь исследуем, может положить конец войнам. — Рик понимал, что не стоило так говорить, ведь это было нарушением правил, и все же не удержался.

— Честно вам скажу, ничего это не изменит. Не тот хозяин у этого проекта. Я думаю наоборот, это может обернуться против человечества и поставить нас на грань выживания. Но хватит уже диспутировать, а то завтра окажется, что вас или меня уволят.

Рик согласился. Пришло время возвращаться к работе. Его задачей являлось обслуживание огромного мейнфрейма, который находился в середине исследовательской базы. Ему нравилась доктор Лиза Окир. Нравились их беседы. Оба они были красивы, молоды и полны сил. Но строгие правила корпорации не позволяли никаких отношений выходящих за рамки проекта. Со стороны Лизы это тоже было взаимным. Она променяла бы многое на нормальное общение с мужчиной. За свои тридцать пять лет этой кареглазой брюнетке так и не удалось завести постоянные отношения. И хотя людской век, увеличившийся к двадцать восьмому столетию до ста пятидесяти лет, позволял не торопиться, природа иногда напоминала о себе. Только важность проекта удерживала доктора от того чтобы сменить образ жизни. А исследования оказались действительно очень важными для Корпорации, да и для всего человечества.

Марс многое дал землянам. Он подарил им Галактику. И вот уже в который раз он преподносил свой очередной подарок. Шестьсот лет раскопок не прошли зря. Долгие годы, поколение за поколением, независимо от сменявшихся правительств, независимо от происходивших изменений в судьбе человечества, население базы трудилось, раскапывая слой за слоем, пласт за пластом. Получаемые данные и обнаруженные находки тщательно обрабатывались и засекреченные вывозились в неизвестном направлении. Никто не мог точно сказать, сколько из них уже использовали, а сколько еще ждало своего часа.

Корпорация Хост существовало очень долго. Она всегда курировала этот проект. Прекрасно справляясь с безопасностью и режимом секретности она давала возможность десяткам поколений ученых, не отвлекаясь, трудиться над самым главным делом в их жизни. Только те, кто работал здесь, на этой исследовательской базе без названия, знал ответы на всегда волновавшие человечество вопросы. Еще в двадцать четвертом веке, благодаря раскопкам и найденным древним записям выяснилось, что Врата, которыми уже долго пользовались разумные расы, были построены предками человека. И вот теперь, через десятки тысяч лет, люди снова использовали свои забытые изобретения. Существование Атлантиды, над чем так долго смеялись раньше, тоже оказалось реальностью. Тогда на заре космических полетов, думая о себе, как о богоизбранном виде люди приходили к слишком многим неправильным выводам. После того как на Марсе обнаружили доказательства существования других рас, многое изменилось. Со временем исчезли все традиционные религии. Конечно, остались многочисленные культы и секты, которые смогли изворотливо приспособиться к новым обстоятельствам. Но человечество поняло, что необходимо искать новую опору в духовной жизни. И тогда наука полноценно заняла место религии.

Теперь исследования подошли к тому рубежу, после которого все могло еще раз измениться. Лиза находилась в центре столь опасного для людей поворота. В ее обязанности входило общение с искусственно смоделированной матрицей мозга, принадлежавшей древнейшему виду существ в Галактике. Если это можно назвать общением. Она только помогала мейнфрейму составлять вопросы и следила за процедурой получения ответов. Затем аналитический ИИ обрабатывал информацию и подавал ее в доступной для человека форме. Когда-то людям казалось, что ИИ должен обладать неограниченными возможностями, но изучение остатков Первоначальных (так нарекли древнейшую расу) показало недостаточность любого интеллекта, для анализа их языка. Ошеломляющее количество данных, содержащихся в ответах на самые простые вопросы, заставляло задуматься даже разработанный на основе квантовой механики супермозг. Почему-то в эру технических революций земляне думали, что в ближайшие сотни лет они достигнут абсолютных высот в развитии нанотехнологий, которые решат все их проблемы. Но множество потрясений пережитых человечеством, а также неудачные опыты с термоядерной энергией существенно замедлили этот процесс. Достаточно только вспомнить неудачу, постигшую физиков с адронным коллайдером в двадцать первом столетии. Сумасшедшая идея чуть не погубила целый континент.

Первоначальный или вернее его модель поведали ученым о Галактике много интересного. Первые ростки разумной жизни появились спустя четыре миллиарда лет после формирования нашего участка Вселенной. Информация была расплывчатой, но удалось установить, что всей разумной жизни в Галактике около четырехсот миллионов лет. Древние, измеряя время по активным и пассивным фазам галактического ядра, определяли время существования своей цивилизации в рамках двадцати миллионов лет. Что было до них, из ответов понять не удалось. Также не удалось определить причину их исчезновения. В любом случае полученные данные невозможно было проверить.

Лиза как раз работала над анализом информации касавшейся путешествий между галактиками. Дело в том, что Врата действовали только в пределах Млечного пути. Скопировать и достроить необходимое количество нужных точек прыжка не представлялось сложным, а вот найти путь в другое подпространство — это уже являлось непосильной задачей. Никто не знал даже с чего начать. Видимо, не смогли решить эту задачу и предки землян. По крайней мере, записей или свидетельств этого при раскопках найти не удалось.

Будучи далекими, от политики и межрасовых конфликтов, происходящих так сказать по соседству, ученые, тем не менее, могли получать информацию о состоянии дел в этой части Галактики. Они знали — Конфедерация теснит Союз Свободных миров по всем фронтам. Но никто не мог и подумать, что ей понадобится ничем не примечательная для внешнего мира Солнечная система. Именно поэтому корпорация Хост оказалась не готова к нападению на Марс. Вышедшая на орбиту планеты десантная группа не встретила значительного отпора. Ее истребители быстро уничтожили оборонные спутники, расчистив путь для высадки штурмовиков. Недолгое сопротивление нескольких городков поселенцев было жестоко подавлено. На базе считали, что конфедераты не смогут обнаружить хорошо замаскированную антирадарным покрытием зону раскопок. Но очевидно именно она и стала целью сто пятнадцатой дивизии сухопутных войск.

Сигнал тревоги застал Лизу врасплох. Она была на пороге эпохального открытия и тут терминал вырвала из ее рук система безопасности. Все оборудование базы складывалось в стену, для того чтобы при необходимости его быстро уничтожить, расплавив в плазме.

— Всему персоналу немедленно пройти в эвакуационный отсек! — зазвучал звонкий голос местного защитного ИИ.

Доктор знала, что это конец всей работе. Политика корпорации на такой случай строилась по принципу — не мне значит некому. А раз отдан приказ об эвакуации, то значит, дела плохи и противник прорвался через достаточно мощную защиту. Нет, она не может допустить уничтожения столь важных данных. Всю молодость ее учили, что главным принципом существования науки, человеческой науки есть выживание вида. Единственное, что теперь серьезно могло угрожать распространившемуся среди звезд человечеству это гибель Галактики. Этот момент должен был неизбежно когда-то настать. Область Вселенной, в которой находился Млечный Путь, являлась крайне нестабильной. Здесь, в этом сумасшедшем круговороте, галактикам постоянно угрожало столкновение друг с другом. И единственным спасением могло стать расселение. Так же как когда-то лучшие умы человечества настаивали на освоении космоса, а потом других звездных систем, сейчас пришло время подумать о будущем и дать человеческой цивилизации отходной вариант. И этот шанс подвернулся доктору Лизе Окир. Она не имела права его упустить.

Лиза действовала решительно. Зная как запрограммирован защитный ИИ, она пошла в зал управления мейнфреймом. Ей было необходимо последовательностью рассуждений отменить приказ об уничтожении данных. Активировав основной блок ручного управления, доктор связалась с электронным мозгом машины.

— Ошибка в выполнении процедуры 28, прошу отмены. — Время не ждало, в любой момент данные могли исчезнуть испепеленные всепоглощающей плазмой.

— Основания не обнаружены, выполнение продолжается, — этого можно было ожидать.

— Основание содержится в приказе номер один, данные о принципах и целях проекта, пункт 3, плюс анализ внутреннего протокола № 1. — Должно подействовать. Выводы ИИ умели делать очень быстро.

— Принято, в соответствии с принципом приоритета выживания процедура отменена. — Лиза с облегчением вздохнула, и, повернувшись, уже собиралась идти переписывать необходимые данные, как вдруг увидела направленный на нее пистолет.

— Рик, что ты здесь делаешь? — Она не ожидала увидеть ассистента, думая, что все эвакуировались. Он выглядел ошарашено и очень подавлено.

— Я, я… сначала я хотел найти тебя. Но вижу, ты не теряешь зря времени. Ну что ж, хорошо, что я вовремя появился и могу все исправить.

— Ты неправильно все понял. Это очень важные данные, — она не успела договорить. Мощный взрыв кинул их обоих на пол. Приходя в себя, Лиза слышала, как Рик разговаривает с ИИ.

— Неееет Рик, не надо! — закричала она, бросаясь в его сторону, чтобы попытаться сбить с ног.

Ассистент, поворачиваясь, направил дуло в ее сторону. «Предатель» — последнее, что услышала она, перед тем как его голова разлетелась на части. Оседая на пол от шока, доктор не могла понять, что произошло. И только повернувшись, Лиза заметила входивших в помещение, похожих на черных демонов ада, солдат. Один из них подошел, открыв забрало шлема. Очевидно, хотел удостовериться все ли с ней впорядке. Доктор не разобрала, что он сказал. Ну что ж данные в безопасности, ее совесть чиста. Теперь можно позволить себе упасть в обморок.

Глава 6. Пираты

Наемник рвал и метал. Он не думал, что долго вынашиваемый план столкнется с такими трудностями в самом начале. Основная база была в порядке. Конечно, местный ИИ не содержал все в идеальной чистоте как его ненаглядная ВИИ, но, по крайней мере, сумел сохранить маскировку. Все другие убежища, судя по приходящим каждый год шифровкам, обнаружили и разграбили много лет назад. Ну, хотя бы одно сохранилась. Крон полностью лишился всех ресурсов. Здесь на Йоко он мог лишь отремонтировать Горгону и сменить клона. Хотя второе очень не хотелось делать, не смотря на то, что ВИИ сильно настаивала. Придется пойти другим путем. Наемник знал, где раздобыть нужное, просто необходимо будет серьезно потрудиться. А пока главный корабль в ремонте, можно заняться вербовкой.

Подготовив транспортный катер, Крон отправился в системы Гильдии Пиратов. Грязные, суровые миры, которые привлекали сорвиголов со всей Галактики. Туда собирались все, кто не нашел себе другого места в жизни. В Гильдию принимали независимо от расы и происхождения. Кого только не было среди космических пиратов. Благородные лазги, уродливые фрохи (хитрые негуманоиды, которые чем-то напоминали хортов в миниатюре), насекомоголовые толиане, разочаровавшиеся в Кодексе кварги, обозленные реты (гонимые с родных планет лазгами), конечно же, люди и даже редко выходящие за пределы своей системы ведоры. Воистину интересное скопление!

Каким-то образом Гильдии удавалось держать в подчинении столь непохожих и даже иногда враждебных друг другу существ. Как понял Крон по данным собранным ВИИ, пиратские миры сейчас процветали. Подмяв под себя Гильдию Торговцев, они были на пике популярности и авторитета. Перехватив значительные финансовые потоки, пираты вложили много денег в укрепление военного флота и оборону колоний. Большой их заслугой можно было считать противостояние кморам. Те навлекли на себя гнев, опустошив пару миров находящихся под пиратской протекцией. Когда Крон подлетал к Хафарису, столичному миру Гильдии Пиратов, те фактически объявили крестовый поход против пожирателей живого мяса.

— Идентифицируйте себя, — раздался металлический голос стыковочного ИИ.

— Передаю код специального пропуска. — На том конце возникла пауза. Интересно, подумал Крон, насколько тепло его примут после сотни лет отсутствия?

— Идентификация пропуска завершена. Наемник Крон можете проследовать к стыковочным вратам.

Да, многое изменилось со времени его последнего посещения Хафариса. Пираты обзавелись приличной обслугой и прикупили для своей столицы модную среди особо развитых цивилизаций штуковину. Стыковочные врата служили телепортом малой дальности. Во избежание загрязнения атмосферы многие планеты стремились воспользоваться этим передовым достижением ученых Высокой Империи. Оказавшись сразу в шлюзе, наемник еще раз порадовался благам цивилизации, и, покинув крейсер, направился к пропускному пункту. Пройдя сканирование на предмет болезней, спрятанного оружия или неположенных веществ, он хотел было сразу податься к вербовочной площади. Но на выходе уже ожидали.

Двое людей и, к его огорчению один ведор не оставляли сомнений в том, что кто-то очень влиятельный желает видеть наемника. Крон мог бы пройти мимо незамеченным — никто не знал, как теперь выглядит его новое тело. Но любопытство победило. И хотя пираты считались разбойниками, у них тоже не поощрялись бессмысленные конфликты. Подойдя, он показал выданное удостоверение гостя Хафариса. «Ребята» оживились. Видимо у них имелись немного другие данные о внешнем виде нужного объекта.

— Главный Капитан хочет с тобой поговорить, — несколько грубовато сказал ему ведор, который, судя по всему, был тут боссом.

— Ну, идем! Показывай дорогу, — также грубовато ответил Крон. Может, ему показалось, но на секунду он уловил в узких глазах полукровки проблеск необъяснимой радости. Вобще у ведоров по лицу трудно было определить эмоции. Выглядели они почти как люди, только с желтоватым цветом кожи, которая казалась сделанной из пластика. Ну что ж, Крон учел этот непонятный сигнал.

Сев в аэромобиль они помчались через утыканный недостроенными многоэтажными зданиями мегаполис. Видно было — пираты развернулись не на шутку. Вложенные деньги превращали их столицу в вполне достойное место. Город буквально кишел переменами. Новые лица, новые дороги, мосты, бары, игротеки, клубы. А самое главное новые цвета. Раньше на Хафарисе присутствовало слишком много серого, темного и грязного. Крон уже начал скучать, когда они подлетели к широкому пирамидоподобному комплексу, на вершине, которого возвышался пафосный монумент — стометровая статуя гуманоида в шлеме с крыльями, держащего в руках несколько искореженных линкоров разных рас. Наемник еле удержался от ухмылки.

Перед входом в телепортационный лифт его еще раз просканировали. «Боже мой!» как говорили когда-то предки, и тут телепортационный лифт. У пиратов действительно имелось много денег. Хотя штуки эти являлись полностью безопасными, Крон все же не любил пользоваться гениальным изобретением чьего-то светлого ума. Поговаривали, что раз на миллион перемещений они давали сбой, и так сказать, развозили груз на разные станции.

Наконец, оказавшись в темной комнате, только снизу подсвечиваемой зеленоватым светом, Крон увидел Главного Капитана. Тот сидел в кресле. Лицо гумана скрывалось под балахоном.

— Присядь наемник, — обратился к нему хриплый усталый голос.

— Я рад встретится с вами! — Крон решил прибегнуть к еще одной своей способности. Ведь когда-то он считался неплохим переговорщиком.

— Не льсти себе. Я бы не позвал тебя если бы не интересы Гильдии. Понимаешь, передо мной стоит сейчас выбор или нарушить наш закон, или отказать партнерам в одной услуге. И поэтому я хотел выслушать твое мнение.

Крон начинал понимать, почему ведор не мог скрыть свою радость. Конечно, он не рассчитывал на то, что о нем забудут. Но обнаружить его так скоро и еще в пиратских мирах. Да действительно многое изменилось за то время, пока он отсутствовал. Очевидно, влияние ведоров сильно выросло, и они вышли за пределы своего логова.

— Так вот, — продолжал Капитан, — ты нужен нашим союзникам. Для каких дел я без понятия, но ясно, что хорошо тебе у них не будет. Тем не менее, у нас, как ты знаешь, есть закон — никого никому не выдавать. Это очень важный закон. Можно сказать на нем строится наш порядок и именно благодаря ему пополняются наши ряды. Вот и думаю, как же поступить. Что скажешь?

— Я благодарен за возможность высказаться, но, — Крон начинал входить в роль, — я могу помочь и закон не нарушить и компенсировать ущерб от отказа партнерам.

— Как же? — пожилой пират, кажется, заинтересовался.

— Я выполнял задание для ваших союзников и случайно узнал информацию, которая может дать Гильдии, без преувеличения, огромную власть. Вы сможете фактически править Галактикой. — Наемник решил, что необходимо выкладывать все карты.

— Я вижу, ты говоришь серьезно, и, зная твою репутацию, не могу не заметить, что хотел бы тебе верить. Но ты должен и сам понимать, что давать подобные обещания глупо. — По всей видимости, Капитан начинал разочаровываться.

— А что если я смогу предложить способ путешествовать в другие Галактики? Ваши партнеры уже, кстати, знают его.

Воцарилось минутное молчание. Кажется, слова Крона добавили нужную частицу в мозаику информации, которой обладал самый главный пират. У многих гуманоидных рас главное лицо зачастую являлось всего лишь пешкой, куклой, из-за кулис управляемой влиятельными персонами. Наемник знал, что у пиратов должность соответствовала полноте власти и информированности. И он не прогадал. Видно, необъяснимые слухи и непонятные технологии, а также смутные события, произошедшие во время сотрудничества пиратов с ведорами, легко объяснялись предложенной Кроном трактовкой.

Прервав тишину, Главный Капитан заговорил:

- Заманчивое предложение и по известной мне информации имеющее под собою основание. Никогда не доверял ведорам. Я знаю, ты тоже понимаешь — их цель только месть за истребленных предков. — Наемник кивнул в знак согласия.

— Каким образом я могу получить эти данные? — задал нужный Крону вопрос пират.

— Из-за ведоров я лишился корабля и средств для найма стоящей команды. Если все это у меня будет, подробную информацию предоставлю через месяц. — Вот что значит опытный интриган. Наемник брал все и сразу.

— Хорошо, я согласен, — без лишних церемоний, как настоящий правитель, ответил на скрытое требование Главный Капитан. Крон начинал проникаться уважением к этому мудрому гуманоиду. — Я дам маленький флот и хорошую команду. Остальное на тебе. Надеюсь твоя репутация дороже твоей жизни. Буду ждать результатов.

Крон даже не успел попрощаться, как положено по этикету. Лифт мгновенно доставил его назад. Непонятно каким образом, но «охрана» уже получила необходимые указания. Вот только ведора теперь не было с ними. Проведя пару дней в доках Хафариса, Крон собрал все необходимое. Отбирая команду, он заметил, что ведоры среди них тоже отсутствовали. Главный Капитан начинал какую-то хитроумную игру. Это было на руку наемнику. Все вышло как нельзя лучше. Теперь он мог идти к цели, не используя свои ресурсы.

Глава 7. Спасение

Толианина звали Ниирк. Как понял Эсхатон, по его рассказу, маленькая община послала Ниирка на поиски кварга, когда стало известно, что он замешан. Они собрали все что имели, и, продав, отдали кредиты своему посланнику смерти. После того, как кморы уничтожили базу на Федосе, толиане потеряли всякую надежду на преодоление ужасного генетического недуга. Стартовые двигатели корабля пожирателей живого вплавили глубоко в гранит все что осталось от исследовательского комплекса толианских ученых. Прибывшие на место соплеменники чуть не обезумели от горя, когда увидели это жуткое зрелище. Весть о гибели столь важного для вымирающей расы проекта со временем разнеслась по малочисленным общинам, проживающим в основном в мирах Среднего Кольца.

Пока они за счет кредитки толианина добирались до порта Ченшоа на орбите Варуса, кварг связался со своим старым знакомым. Джаэдо был многим обязан Эсхатону. Хотя он не являлся гуманоидом, этот старый фрох всегда умел найти общий язык с представителями других рас. Когда-то кварг спас родню Джаэдо и теперь пришло время ответить услугой на услугу. Они договорились встретиться в доках, где припарковался корабль Эсхатона.

— Здравствуй дорогой! — Низкорослый фрох облепил руку кварга своими противными щупальцами. — Давно не слышал о тебе. Где же ты пропадал? — постоянное бульканье, которое раздавалось в автоматическом переводчике Джаэдо, сильно раздражало.

— Да были дела. Здравствуй. — Эсхатон как можно скорее стремился перейти к делу. — Мне необходим хороший сканер, очень хороший.

— Самый хороший? — Фрох, видимо немного обиделся на столь поспешное сведение разговора к практичным вещам.

— Не обижайся, мы просто очень спешим. Возможно, уже опоздали.

— Я понял. Просто давно тебя не видел и хотел бы по душам поговорить. Но понятно — сначала дело. Хорошо. У меня в ангаре как раз есть один подходящий образец. Распоряжусь, чтобы его загрузили на твой корабль как можно скорее.

За десятилетия работы на Ресурс Проджектс, фрох неплохо устроился. Имея доступ ко всем последним технологиям в сфере поиска ресурсов, Джаэдо не стеснялся подторговывать сканерами, бурами, промышленными ИИ, а также другой техникой. Негуман преуспевал в своем деле.

— И еще, — Эсхатон хотел получить благодарность по-полной. — Я знаю, только у тебя есть транстелепортационный собиратель.

По щупальцам фроха, словно прокатился электрический разряд. — Ты что, хочешь меня обанкротить? Ты же знаешь, за него Корпорация мне все конечности поотрывает.

— Даю слово, что использую его только раз и потом сразу верну. — Джаэдо это видимо не сильно успокоило. Еще бы, такая штуковина позволяла доставать любую вещь, любое вещество с любой глубины. Ресурс Проджектс украло идею у безобидных ретов и с успехом внедрило ее для заколачивания кредитов.

В итоге, договорившись и подождав пока все заказанное будет загружено на корабль Эсхатон и Ниирк отправились к Федосу. Все время полета толианин старался избегать разговоров, и, кажется, апатия охватила его с новой силой. Кварг предпочел не тревожить гуманоида беседами. Ему было чем заняться. Его дом, то есть корабль, требовал небольшого ремонта. Внутренние системы жизнеобеспечения поизносились и нуждались в обновлении. Да и бортовой ИИ начинал глючить, накопив критическую массу программных ошибок.

Федос ничуть не изменился за восемь лет прошедших с атаки кморов. Богатая растительностью и обилием животных планета цвела и пахла. Тем не менее, заселять ее никто так и не решился. Вообще миры Светлого Созвездия отличались большим количеством приятных для обитания мест. Но, располагаясь далеко от основных галактических маршрутов, они оставались заповедником дикой природы.

Место, на котором когда-то уничтожили базу толиан, покрылось буйной растительностью. Для Эсхатона это был глоток свежего воздуха. Душная атмосфера Варуса вызывала только депрессивные ощущения. Здесь же хотелось жить. Ниирк, несмотря на близость столь ужасного для него объекта, тоже немного взбодрился. Он даже извинился перед кваргом за попытку убийства. Проведя сканирование, к своей радости, гуманы обнаружили сильно поврежденный информационный отсек. Настало время транстелепортационного собирателя. Не обращая внимания на большую глубину, он с легкостью захватил заключенный в породе отсек и телепортировал его прямо на корабль. Удивленный чудесными возможностями этого прибора, толианин не мог скрыть огромной радости.

Теперь оставалось отправиться на планету Соши в систему бонтов и восстановить найденную информацию. Бонты славились на всю Галактику своими техническими навыками. В принципе это было закономерно, учитывая то, что они не являлись живыми существами. Созданные неведомой цивилизацией по принципу ИИ, они смогли сформировать свою расу. Уважаемые за нужные умения, но не имеющие своего флота и армии, бонты попали под протекцию лазгов. И не удивительно, даже их внешний вид говорил о миролюбивости. Небольшие, с метр ростом, передвигавшиеся с помощью антигравитационных полей технари напоминали овальные капсулы. Особый интерес для ученых других рас представляла их культура. Иногда эти напоминающие дроидов существа вели себя живее всех живых. В их отношениях присутствовали сильные эмоции, даже приводившие отдельных бонтов к самоубийству. Эсхатон, конечно не интересовался такими подробностями, но необычность этой расы была у всех на слуху.

Соши представляла собой небольшую планету, когда-то абсолютно непригодную для жизни. Но трудолюбивые бонты превратили ее в технологический рай. В этом смысле они настолько преуспели, что даже не нуждались в стыковочных вратах на орбите. Возле планеты находилась станция — огромный парковочный комплекс, в котором гости могли оставить свои транспортные средства. Четыре лазгийских линкора постоянно стояли в ее доках. Оставив корабль в надежных руках, Эсхатон и Ниирк отправились к телепортационному лифту, доставлявшему посетителей сразу в интересующую их часть Соши. По пути в Центр Услуг кварг заметил присутствие большого числа разномастных гуманоидов. Это казалось странным, так как сюда прилетали только по делу и долго никогда не задерживались. Их нигде не останавливали и не проверяли. Все происходило в автоматическом режиме. Найдя нужный терминал, они оформили заказ. Все, беспокоится больше было не за что. Автоматика выгрузит из корабля информационный отсек, переправит его на планету и определит в нужный аналитический отдел. В пластиковой квитанции, выданной за оплату заказа (конечно деньгами Джаэдо), бонты указали время выполнения. У них никогда не возникало проблем с исполнительностью. Свои умения технари подтверждали стопроцентной эффективностью и прекрасным безпроблемным уровнем обслуживания. Осталось дождаться пока пройдет пять часов. Толианин и кварг прошли в удобный зал ожидания, и, расположившись за столиком возле стены, заказали выпивку.

Вернее Эсхатон заказал выпивку. Он ведь так и не успел опохмелиться, после того, как его беспощадно вырвали из запоя. Толиане не употребляли спиртное из-за особо протекающего обмена веществ. Алкоголь для них являлся ядом. Поэтому Ниирк заказал сторкийскии коктейль — смесь фруктового сока и крови вантуку, маленьких хищных зверьков напоминавших человеческих крыс. Как раз об этом они и заговорили. Кварг начал делиться, как ему не нравиться влияние человеческой культуры на другие гуманоидные расы. Он возмущался глупостью разумных существ, которые с такой заинтересованностью отнеслись к предложенным людьми видам развлечения. Это как чума распространялось по Галактике.

— Ну вот, скажи мне Ниирк, — расходился Эсхатон, — что полезного все это принесло нам? Ну да, я согласен, что стандартизация языка, измерительной системы и денег облегчили торговлю, обмен и связи между гуманами. Но вся эта пошлость, жадность, лицемерие. Когда мы стали такими? — Толианин только кивал своей насекомоподобной головой. — Правильно, тогда, когда встретили землян и купились на их дерьмо. Хорт их сожри, да я пять лет непросыхая купался в ихнем болоте. А помнишь раньше, мы все жили нормально. Каждый занимался своими делами и не вмешивался в чужую жизнь. А как только появились люди, пошло и поехало. Те начали воевать с этими. Появились разные пираты, наемники, проститутки, клубы…. — кварг на секунду замешкался, глядя в стакан, — Да, выпивка! О, — как будто вспомнил он, — ведоры! Что ты думаешь, кстати, о них? А брат?

Ниирк, не ожидая вопроса, встрепенулся, задергав своими длинными узкими усами.

— Э-э, ну я не знаю. Мне кажется, я их понимаю. Столько пережить. Да, люди — звери. Такой геноцид устроить доранам. Гады.

— Да! Гады — они везде гады. Ну ничего. Когда-нибудь Вселенная их проучит. Не бойся, мы спасем твою расу братишка. Уже скоро. Скоро.

Продолжая в таком же духе, они не заметили, как возле за столик уселось четверо лазгов. Эти белокожие гуманоиды имели хороший слух благодаря своим вытянутым продолговатым ушам. Когда кварг обратил внимание на устремленные на него большие лазгийские глаза, он немного примолк. Эсхатону приходилось раньше часто иметь дело с этими горделивыми обитателями Высокой Империи. Лазги почти презирали остальные расы. Продолжительность их жизни превышала двести лет, они практически не болели и обладали одной из лучших военных космических группировок в Галактике. Все это, как они думали, дает им повод считать себя лучшими среди гуманоидов. В любое другое время Эсхатон бы продолжил громогласные рассуждения, но сейчас он выполнял важную миссию и поэтому должен был осторожничать. Один из лазгов встав, подошел к ним.

— Мои друзья, — обратился он надменно к кваргу, — просили передать, что не желают видеть возле себя полугуманов.

Толианин понял, о ком идет речь. Он вскочил со своего места. Эсхатон еле успел остановить спутника.

— Ты совсем обезумел, наглый лазг. Ты забыл, где находишся? — Бонты очень не любили конфликты и сразу же выдворяли без права на дальнейшее посещение нарушителей порядка.

— В одном из наших протекторатов, — кажется, лазг знал, что отвечать.

Положение было очень неприятным. Стерпеть оскорбление и удалиться или ввязаться в драку и тогда…тогда заказ конфискуют, а их вышлют. И надо же так попасть!

— Давай просто успокоимся. Мы уходим, — несмотря на сопротивление толианина сказал Эсхатон.

— Нет. Ты оскорбил меня, теперь так не пройдет. — Ну что ему еще не хватает? Кварг уже начинал терять и так ограниченное терпение. Надо найти выход и очень быстро.

— Хорошо, вызов на поединок тебя удовлетворит? — В культуре лазгов защита чести стояла на первом месте. Поединки являлись именно тем способом, с помощью которого они решали большинство серьезных проблем.

— Да. Встретимся на нейтральной территории. Например, на нашем линкоре.

— Предложение принято. Я буду там через шесть часов. Какой док?

— Четвертый. Надеюсь, ты не струсишь Эсхатон!

Кварг не понял, откуда лазг знает его имя. Кивнув головой, и вытягивая толианина под руки, он направился к выходу. Проклятые гордецы! Ну да ладно. Главное выполнить миссию. А с этим он разберется. Еще и не таких видал.

— Как ты позволил нас так оскорблять! — зашелестел Ниирк. — Они же назвали меня полугуманоидом. Я убью этих ублюдков!

Несмотря на то, что возраст толиан было трудно определить по их внешнему виду, Эсхатон начинал подозревать, что его спутник еще очень молод.

— Тихо! Ты забыл, зачем мы сюда прилетели? Если бы ввязялись в драку, все потеряли бы. Понял? — Кварг начинал ощущать себя наставником. Ниирк замолк. Очевидно, до него дошло.

Выждав необходимое время, они вернулись на корабль, чтобы проверить выполнение заказа. Все прошло удачно. Данные восстановили. Оставалось найти ученых и продолжить исследования.

— Жди меня здесь. Если не вернусь, корабль твой. Улетай, закончи ваше дело и пусть вам, наконец, улыбнется удача, — вооружившись, Эсхатон отдавал последние указания.

— Давай вместе улетим. Зачем тебе этот риск? — Толианин не понимал, что Кодекс запрещает бросать слова на ветер.

— Все будет нормально, я должен.

— Тогда удачи тебе! Я буду ждать.

На линкоре его уже тоже ждали. В каждом корабле лазгов отводилось место для Зала Поединков. Борт линкора считался личной территорией и на него не распространялись правила станции. Кварга сразу повезли туда на специальном лифте прямого сообщения. При проведении боя всегда присутствовали зрители. Эсхатон знал, что в сражении можно использовать лишь плазменный меч. И хотя у него была небольшая практика, она не могла сравниться с опытом, приобретаемым лазгами с самого детства. Ситуация, в которой он оказался, уже не слыла такой безмятежной. К тому же, за годы гуляний кварг утратил подтянутую форму. Но деваться было некуда. Поэтому Эсхатон достал оружие и приготовился к поединку.

Высокомерный лазг вышел на арену, не активировав меч. Он поприветствовал наблюдавших через прозрачную перегородку сотоварищей поклоном и направился к Эсхатону. Достаточно вместительный Зал Поединков оставлял много места для маневра. Но кварг не привык отступать. Он встал в защитную позу. Ускоряя шаг, лазг неожиданно прыгнул, включая плазменную саблю. Отбив удар, Эсхатон чуть не упал. Противник был очень силен не смотря на меньшие габариты. Не давая опомниться, враг попытался ударить по ногам. Кварг еле успел. Теперь пришлось отступать. Удар за ударом, лазг наращивал темп. Становилось тревожно.

Эсхатон никак не мог перенять инициативу. Зрители молча смотрели за битвой, не выказывая ни малейших эмоций. Кварг не хотел, но пришлось прибегнуть к способности замедлять в сознании время. По сути это было жульничество и нарушение Кодекса. Но таково самое эффективное решение. Миссия по спасению толиан стояла превыше всего. Другие расы не знали об уникальной способности, да и не все кварги обладали ей. Теперь стало легче. Скорость натренированной реакции уравнялась со скоростью задействованного умения. Заметив на лице лазга изумление, кварг усилил натиск. Сшибаясь в воздухе, мечи высекали снопы плазменных искр. Прорезая любое вещество, оружие выжигало причудливые узоры, задевая пол. Эсхатон не хотел долго чувствовать себя виноватым. Пора было заканчивать. В глазах лазга уже начал появляться страх. Высокомерие выветрилось полностью. В поединке, в живых должен был остаться только один. Если победитель отказывался убить проигравшего, то тот становился его рабом пожизненно. Кварг не нуждался в рабах. Его раса презирала рабство. Оставался только один выход. Сделав обманный взмах мечом, он отрубил кисть лазга державшую оружие. Тот с криком упал на колени, держась за извергающую зеленую кровь конечность. Прозвучал гонг. Поединок окончен, но не совсем.

— Не убивай меня! — вскрикнул лазг. Такого Эсхатон не ожидал. Его противник был трусом и не уважал собственный закон. Кварг занес меч, для того чтобы разрубить поверженного врага напополам.

— Я могу помочь толианам, Эсхатон! Их исследования подтасованы. Все обман! Не убивай меня, пожалуйста! — Что только не сделает живое существо ради продления жизни. Но секундное промедление сыграло свою роль. Миссия на первом месте. Может лазг врет. Но тогда откуда он знает все подробности? Теперь он никак не мог убить противника. Кварг положил рукоять меча на голову лазга, и немного наклонив обжог плазмой лоб. Теперь тот его раб, навсегда. Зрители не верили своим глазам. Какой-то безродный кварг победил молодого, благородного лазга. Какое унижение. И к тому же тот опозорился, попросив о жизни, и став рабом. Такое долго не забудется. Но закон это закон, а честь это честь. Эсхатон выиграл свой трофей.

Лазга залатали (руку, конечно, не пришили — это уже проблемы хозяина) и отдали на выходе кваргу. Толианин на корабле встретил его с огромной радостью. Длинные усики постоянно двигались от счастья. Отлетая от Соши, Эсхатон не мог скрыть удовлетворение от первой полсе многих лет победы. Подражая людям, он улыбнулся. Отдав распоряжение ИИ направляться медленно к Вратам, законник пошел допрашивать неожиданный трофей.

Глава 8. Побег

Восхитительная женщина потеряла сознание. Такой красоты Род еще не видывал. Ее правильные черты лица дополняли длинные черные волосы, уложенные в строгую прическу. Ее фигура была совершенна, а строгая одежда ученого только подчеркивала привлекательость. Он залюбовался. Толчок в спину вернул парня к реальности.

— Чего застыл новичок? Надевай на нее ошейник и гони к выходу, — десятник протянул Роду магнитные оковы. Тот нехотя взял их и защелкнул на шее начинавшей приходить в себя Лизы. Аккуратно помогая ей встать, он проводил взглядом свою команду. Они уходили дальше обыскивать базу и подавлять оставшееся сопротивление. По пути солдат встретил несколько военных техников, сопровождаемых, как он понял сотрудниками разведки. Эти наводящие страх фигуры, облаченные в черные бронированные костюмы, почти прошли мимо, когда один из них развернулся и спросил Рода о пленнице.

— Солдат, — грубый, твердый голос заставил вздрогнуть даже привыкшего к строгим приказам бывшего рудокопа, — кто твоя пленница? Почему на ней нет идентификационной таблицы?

Род, не имевший ни малейшего понятия о процедуре оформления плененных, не нашелся что ответить.

— Ты что оглох? Где идентификация? Немедленно докладывай!

— Не…не знаю сэр! Я первый раз сопровождаю пленного. — Неожиданно, в глубине базы раздался взрыв. Видимо разведчиков поторопили по связи. Махнув рукой, они оставили Рода в покое и побежали к точке назначения.

— Ты новенький? — приятный голос был как нельзя, кстати, после грубостей разговора с разведкой. Очевидно, пленница полностью пришла в себя. И теперь с любопытством рассматривала своего стража.

— Какая разница? — Род не хотел показывать радость оттого, что столь милое существо заговорило с ним. — Идем дальше. Это мы вам будем задавать вопросы.

— Спасибо что спасли меня от смерти, — искренне сказала она. Рода это очень смутило. Трудный выдался денек. Сначала его перевели в спецназ, затем чуть не оставили подыхать с новой командой. Потом чудесное спасение. И, наконец, прекрасная женщина, говорящая слова, которые он, мягко говоря, не привык слышать.

— Если бы не вы, то мой бедный коллега наверняка разрушил бы будущее всего человечества, — продолжала смущать солдата пленница. — Я доктор Лиза Окир. Поверьте, начальство приставит вас к награде, когда узнает, что вы нашли.

— Идемте дальше, — все, что смог ответить Род. Конечно, ему не понравилась улыбка Лизы. Она догадалась, что ее конвой засмущался, хотя этого и не было видно из-за закрытого шлема. Дойдя до входа, Род увидел, что дно впадины стало настоящей площадкой для приема разнообразных транспортных и военных средств Конфедерации. Постоянно садились и взлетали грузовики, доставлявшие строительную и тунелепрокладочную технику. Автоматические механизмы сразу же начинали расчищать площадь, устанавливать оборонительные турели и собирать мобильный штаб разведывательного корпуса. Становилось ясно почему командование было готово пожертвовать даже спецназом ради взятия этой базы. Что-то экстремально важное находилось на глубинном исследовательском объекте. Высоко вверху, на боковых стенах впадины инженерные боты крепили генераторы защитных полей, а над ними зависли четыре штурмовых крейсера, спустившихся с орбиты Марса.

К Роду подошли два разведчика:

— Пленную веди в штаб. Там оформишь ее и вернешься к своему отряду.

Осознав, что скоро он расстанется с Лизой и возможно больше никогда не увидит ее, Род огорчился. Но деваться было некуда, и парень повел пленницу к уже почти собранному трехэтажному корпусу полевого штаба Галактического Разведывательного Управления Конфедерации. Именно этому Управлению подчинялась вся операция. Даже технический персонал, развернувший бурную деятельность вокруг, судя по черным костюмам, принадлежал к разведке. Пройдя сканирование, солдат попал внутрь. С сожалением передав доктора в руки строгого дежурного, он поплелся обратно к базе искать свой десяток, вернее то, что от него осталось.

— Эй, новичок! — окликнул его на полпути Зевс. — Где ты потерялся? — Род обрадовался хоть одной знакомой душе. Ему стало очень паршиво после расставания с Лизой. Парень никак не мог избавиться от мысли, что предал отнесшуюся к нему с такой добротой, красивую женщину, оставив ее черным разведчикам.

— Мы уже думали, что тебя завербовали в разведку, — подшучивал Зевс. — Быстро ты идешь на повышение. — Род только пожал плечами.

— Да ладно, не обижайся. Ты сегодня герой. Если бы не отвлек дроидов, то кто знает сколькие из нас, сейчас могли бы пошутить.

Как раз подходили остальные, выжившие спецназовцы. Из его десятка осталось четыре человека. Других потрепало еще сильнее. Солдаты окружили Рода, хлопая парня по плечам и выказывая всяческое одобрение. Подошел десятник. Сняв шлем, и обнажив исполосованную шрамами лысую голову, он приблизился к нему, и, пожав руку, сказал:

— Сначала я думал, что нам просто повезло. Но парни рассказали, как ты переманил на себя этих проклятых железяк. Смотри не загордись, ведь сегодня мы действительно принимаем тебя в Клинок.

В который раз за день, ошарашенный от неожиданного поворота событий Род смог в ответ только снова пожать плечами, чем вызвал смех своих товарищей.

— А он скромняга, — заметил голос, явно принадлежавший человеку, который привык командовать. К спецназовцам подходил, облаченный в экзоскелет цвета венозной крови, высокий мужчина с седой головой. Все вокруг отдали честь. Поняв, что это командир Клинка, Род последовал их примеру.

— Вольно, ребята! Хорошо сегодня потрудились. Можете отдохнуть. Казармы нам распаковали вон там возле штаба их святейшества разведки. И еще, я знаю — сегодня мы потеряли почти половину состава по чьей-то прихоти. Не давайте волю чувствам. Ситуацию обсудим позже. — Подмигнув Роду, командир направился к разгружавшимся неподалеку спецназовским грузовым ботам.

Поснимав шлемы, солдаты затихли. Каждый сегодня потерял товарища. Радость выживших сменилась скорбью о павших.

— Ладно, идем отдыхать штрафбат. — Кажется, только Зевс сохранил нормальное настроение. Хотя спецназ давно не знал таких потерь, сложность выполняемых заданий приучала к постоянному присутствию смерти. Видимо для Зевса и такая бойня была не впервой. Род последовал за ним, пытаясь переварить свое новое превелигированное положение.

Подлатав раны и перекусив, солдаты сдали бронекостюмы прибывшим вместе с имуществом Клинка техникам. Теперь действительно можно отдохнуть и расслабиться. Род и Зевс взяли по бутылочке пива из выданных запасов и принялись обсуждать прошедший, такой тяжелый день. Им пришлось выйти в коридор казармы, так как многие уже улеглись спать.

— Странно, как ты со своим допотопным снаряжением справился с дроидами. К тому же это довольно продвинутые системы, — вернулся Зевс к обсуждению боя.

— Я так понял, это меня и спасло.

— В смысле?

— Они, наверное, не смогли засечь такое старье. — Род хотел поговорить немного о другом. Ему все еще не давала покоя Лиза. — Ты давно уже в спецназе?

— Достаточно давно чтобы понять, скоро прийдет и мой черед умирать. — Зевс говорил об этом беззаботно, как будто не переживал из-за такой мелочи.

— Подскажи мне тогда, что будет с пленницей, которую я передал разведчикам?

— А, вижу ты запал на нее. Еще бы! На такую брюнеточку и не запасть. Ты поди, в штрафбате и девчонок не видал. — Зевс оживленно похлопал Рода по плечу. — Ну, ничего. Получим передых, и я тебе таких кралечек покажу.

— Нет, нет, просто интересно стало, что с ней дальше будет.

— Да ладно. Ну что будет? Допросят. А если она важняк какой-то, то мозги вымоют и в утиль. Там, в разведке долго не церемонятся.

Роду почему-то не понравились слова о вымывании мозгов, хотя он и не понял что это за действие.

— Как это мозги вымоют? — спросил он.

— Просто. Мне один ветеран разведки на базе рассказывал. Они делают копию мозга и уже с ней работают. Так легче. Узнать можно все. И без ошибок. А тело потом…. Ну мало кто такую процедуру выдерживает. С ума, в общем сходят. Так он говорил, что их затем в плазменную топку, и сжигают.

— Как жестоко. Даже у нас на рудниках такого не было. — Рода передернуло от ужаса, когда он представил, как огонь касается белоснежной кожи Лизы.

— А ты сам хоть откуда? Какие рудники?

— Планета 86. Корпорация продала меня Конфедерации.

Роду было уже не до разговоров. Слова доктора о спасении человечества подвели его к мысли о том, что Лиза точно знает нечто важное. Поэтому ее точно посчитают «важняком» и, вымыв мозг, сожгут как ненужную вещь. Нет, он не может этого допустить. Ведь женщина была так добра.

— А я родился на Урване. Ну знаешь, торговый порт в Среднем Кольце. — Зевс настроился поговорить по душам. Но им не удалось. Прозвучал сигнал сбора и спецназовцы начали стекаться в комнату инструктажа. Выбросив бутылки из-под пива в утилизатор, Род и Зевс направились вслед за всеми послушать, что скажет командир. Не смотря на строгую дисциплину отряд Клинок больше походил на военное братство, нежели на армейское формирование. В этом была его сила. Плохо воспринимая чужих, спецназовцы горой стояли за своих. Поэтому командир общался с основным составом как наставник.

— Сегодня вы пережили нечто, чего не должны были увидеть в своей солдатской карьере, — начал он. — Вы почувствовали, как вас использовали. Все прекрасно знают — использовали не только вас, но и меня. Да, можно оправдать это поставленной целью, но я не стану так говорить. Я не согласен с этим. Но выбора у нас нет. Мы с вами идеалисты. Может быть не все, но большая часть. Сейчас, здесь, мы находимся, потому что нас попросила Конфедерация. Нет, я не говорю о продажных и амбициозных ублюдках, возглавляющих ее. Я говорю о нашем государстве, да и обо всем человечестве. Я верю, что когда мы победим, люди объединятся под единым знаменем и смогут противостоять, грозящим им ото в


Содержание:
 0  вы читаете: Час расплаты : Серж Найкрон  1  Глава 1. Номер 86 : Серж Найкрон
 2  Глава 2.Наемник : Серж Найкрон  3  Глава 3. Кварг : Серж Найкрон
 4  Глава 4. Род : Серж Найкрон  5  Глава 5. Ученый : Серж Найкрон
 6  Глава 6. Пираты : Серж Найкрон  7  Глава 7. Спасение : Серж Найкрон
 8  Глава 8. Побег : Серж Найкрон  9  Глава 9. Встреча : Серж Найкрон
 10  Глава 10. Хорошие новости : Серж Найкрон  11  Глава 11. Земля : Серж Найкрон
 12  Глава 12. Прыжок : Серж Найкрон  13  Глава 13. Сомнения : Серж Найкрон
 14  Глава 14. Альфа Центавра и Парави : Серж Найкрон  15  Глава 15. Жатва : Серж Найкрон
 16  Глава 16. Истина где-то там : Серж Найкрон  17  Глава 17. Эксперимент : Серж Найкрон
 18  Глава 18. Пига : Серж Найкрон  19  Глава 19. Из рук в руки : Серж Найкрон
 20  Глава 20. Лазгус : Серж Найкрон  21  Глава 21. Машина смерти : Серж Найкрон
 22  Глава 22. Попутчики : Серж Найкрон  23  Глава 23. Ведоры : Серж Найкрон
 24  Глава 24. Лес : Серж Найкрон  25  Глава 25. Путь домой : Серж Найкрон
 26  Глава 26. Прояснения : Серж Найкрон  27  Глава 27. Расследование : Серж Найкрон
 28  Глава 28. Арена : Серж Найкрон  29  Глава 29. Дом, родной дом : Серж Найкрон
 30  Глава 30. Провал : Серж Найкрон  31  Глава 31. Старые и новые знакомые : Серж Найкрон
 32  Глава 32. Последствия : Серж Найкрон  33  Глава 33. Возврат : Серж Найкрон
 34  Глава 34. Угон : Серж Найкрон  35  Глава 35. Снова вместе : Серж Найкрон
 36  Глава 36. Бионокс : Серж Найкрон  37  Глава 37. Махинации : Серж Найкрон
 38  Глава 38. Братья по несчастью : Серж Найкрон  39  Глава 39. Вторжение : Серж Найкрон
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap