Фантастика : Космическая фантастика : Глава восьмая Донбасс и рулетка : Фридрих Незнанский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава восьмая


Донбасс и рулетка


Если Панов от имени Фадеичева собирает с владельцев казино взятки, это может быть тайной для прессы или для правоохранительных органов, но скрывать это от своих: свиты, охраны, бухгалтеров, «крыши» и прочих - владельцам казино нет особого смысла. А значит, и дальше - в среду игорной публики - слухи могли просочиться. И если к самим владельцам у Севы подхода пока не было, то для знакомства со слухами, напротив, имелась самая что ни на есть удобная возможность: он, Голованов, был неплохо знаком с одним профессиональным игроком. История этого знакомства была давняя и настолько замысловатая, что чем больше проходило времени, тем больше Сева сомневался в ее реалистичности. Сам он к азартным играм относился довольно сдержанно, но поскольку по роду своей профессиональной деятельности так или иначе сталкивался с самыми разными людьми, зарабатывавшими себе на жизнь различными рискованными способами, то и этот полулегальный бизнес был Голованову неплохо знаком. Тем более благодаря его приятелю.

Сева Голованов всегда считал, что слово «игра» обозначает легкость, непринужденность, живость, каприз и даже некоторую несерьезность. По крайней мере, применительно к себе, любимому, он считал именно так. Но имелся у него приятель, для которого эти слова едва ли подходили, за исключением, пожалуй, легкости-непринужденности. Приятеля звали Донбасс. То есть имя у него, разумеется, было другое, но для лаконичности истории лучше оставить именно это прозвище. Донбасс был настоящим апостолом игры, вернее, Игры - именно так, с большой буквы.

Донбасс знал об Игре все, что мог знать человек, Игра для которого была смыслом жизни. Голованов был знаком с ним много лет, но знал о Донбассе лишь то, что он даже не окончил среднюю школу. Он был сродни Шерлоку Холмсу: его знания поражали объемом и глубиной во всем, что касалось Игры, и приводили в изумление зияющими провалами во всем остальном.

Донбасс рассказывал Голованову, что не так давно в пирамиде Хеопса обнаружена глиняная табличка, где изложен миф, связывающий происхождение календаря именно с игрой. Египетские боги играли в кости, ставкой в игре служили лунный свет и дни календаря, благодаря чему к году добавилось еще пять дней.

А в греческой мифологии, продолжал Донбасс, существует предание о возникновении азартных игр. Жестокосердная девчонка, покровительница азартных игр, родилась у богини судьбы Тихо и бога Зевса. Юная стерва придумывала различные игры, где исход решал только случай. Она находила удовольствие в наблюдении за тем, как возникали распри между игроками. Отчаяние проигравших приводило ее в восторг. Мамаша потакала своей наследнице и преподносила ей в подарок игорные притоны, где у входа ярко горели лампы, привлекая прохожих…

Отправляясь в одно злачное заведение на встречу с Донбассом, Сева попросил компьютерного монстра Макса, который если и не знал все обо всем, то по крайней мере всегда мог найти любые сведения в кратчайший срок, - так вот, Сева попросил Макса найти ему самое точное определение Игры. Сева смутно подозревал, что такое популярное занятие рода человеческого просто обязано иметь своих исследователей.

Оказалось, действительно, нидерландский мыслитель и культуролог Хейзинга посвятил игре одно из самых основополагающих исследований «Homo ludens» («Человек играющий»). Суммируя многочисленные истолкования роли игры в жизни человека, Хейзинга дал в результате такое определение: «Игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам, с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием „иного бытия“, нежели обыденная жизнь». В дальнейших рассуждениях Хейзинга делал шаги к сближению понятия игры с понятием высшего духа: «Игру нельзя отрицать. Можно отрицать почти все абстрактные понятия: право, красоту, истину, добро, дух, Бога. Можно отрицать серьезность. Игру - нельзя. Но хочется того или нет, признавая игру, признают и дух».

Изумленный Голованов понял, что, по сути, это есть признание Игры как религии.

- Я думаю, не меньше четверти процентов постоянных посетителей любого казино - натуральные игроголики, - с важной миной сообщил Донбасс.

- Докажи, - шутливо возразил Голованов, - если уж отвечаешь за базар.

- Само собой, отвечаю. Отличить их можно по двум признакам: во-первых, они не могут остановиться ни после крупного выигрыша, ни после крупного проигрыша…

- Хм… Бо, пожалуй, верно…

- А во-вторых, даже в коротком разговоре каждый из этих кренделей обязательно упомянет случай, когда он выиграл очень крупную сумму. Впрочем, я давно заметил, что людишки эти, хоть и азартные, но совсем не опасные, вызывают у работников казино жалость… и внимание. Потому что на них такие заведения и держатся.

Голованов посмотрел вниз, где суетились десятки игроков вокруг автоматов, рулеточных столов, крэпса, блэк-джека, покера. А вокруг суетились игроки… И внутренне признал правоту Донбасса. Они сидели на втором этаже игрового дома «Империал», там, где для особо привилегированных игроков был расположен уютный ресторанчик.

Они, значит, неопасны, повторил про себя Сева мысль Донбасса. А кто же тогда опасен? А вот кто. И он последовательно перевел взгляд на своего собеседника. Донбасс был игрок божьей милостью. Когда-то, такой же милостью, он был шулером. Слава богу, от этого опасного ремесла он со временем отказался, на булку с маслом и так хватало, хватало даже и на пару слоев икры сверху.

Донбасс был профессиональным игроком, и хотя со стороны могло показаться, что ничем особенным он от многих завсегдатаев казино не отличается, но Голованов знал, что это не так. Донбасс был профессионалом в игровой индустрии в лучшем понимании этого слова. И он знал, что говорил.

Профессиональный игрок, не подверженный мании, останавливается, если попадает в серию проигрышей. Патологический же игрок, напротив, реагирует на такую «серию» агрессивно, считает себя незаслуженно обиженным и играет дальше. Чем больше углубляется он в «серию неудач», тем сильнее надежда на возвращение успеха. За такими реакциями скрывается бессмысленная иррациональная вера. (Собственно, вера рациональной и не бывает, но в данном случае ее нематериальная сущность не идет на пользу играющему.) Вот и выходит, что если наделенный такой верой игрок уже потерял девяносто процентов своего капитала, его это не остановит ни при каких обстоятельствах - он продолжит игру до полного краха.

Вероятно, игра и шулерство появились одновременно, иначе и быть не могло, ибо человеку врать так же жизненно необходимо, как и говорить правду. Темная и светлая стороны одной азартной медали развивались и совершенствовались параллельно друг с другом. И можно смело утверждать, что в настоящее время еще не достигли своего окончательного варианта. И никогда не достигнут.

Считается, что шулер непременно корыстолюбец. Донбасс, конечно, любил деньги, но отнюдь не они были главным в его профессии. Важнее для него были напряжение, риск, погоня за удачей. А жажда волшебного, мгновенного обогащения оказалась вполне преодолима, и Сева Голованов был тому свидетель.

С точки зрения шулера, достоин удачи тот, кто умеет ставить себя на карту. Донбасс был отважен, он ведь, в сущности, вел войну на вражеской территории. При этом нельзя было назвать его человеком без нервов. Скорее, он был не суетлив, и это бесценное качество не раз выручало его за игровым столом, иначе бы удачи ему было не видать. Устаревшие приемы Донбасс презирал, он выдумывал свои и артистически ими пользовался. Он видел своих оппонентов насквозь, был отличным психологом, наделен недюжинной способностью распознавать в толпе тех, у кого кошелек толще.

Самым потрясающим в его шулерском ремесле было незаметное начало, когда требовалось исподволь подвести клиента к тому, чтобы у него увяз коготок, ну а тогда уж - всей птичке пропасть.

Полный хозяин игры, Донбасс всегда заранее знал, чем и как ее закончить. Он был готов не только к угрозам, но и к самому непредвиденному поведению жертвы. Сколько раз случалось, что лох, проиграв все, впадал в истерику. Иные лезли в драку, звали на помощь милицию. Но милиция, как правило, вела себя столь же терпимо к мошенникам, как и к уличным и подземным попрошайкам, руководствуясь циничной заповедью: вздохи лоха к делу не пришьешь. Никто же не заставлял его отдавать собственные денежки. Как в песенке Кота Базилио и Лисы Алисы: «Возьмите ваши денежки, заройте в землю здесь». И никто не заставлял Донбасса покончить с шулерством. Никто, кроме Голованова, много лет назад. Впрочем, это совсем иная история.

То, что игра утоляет голод в острых ощущениях - ни для кого не новость. Весь вопрос в том, какой именно личности! Голованов понимал, что в игре Донбасс становился участником захватывающих событий, исход которых заранее неизвестен. Он словно бы помещал себя внутрь приключенческого сюжета. И, положа руку на сердце, Голованов относился к этой страсти с сочувствием.

Конечно, идея обогащения - обогащения быстрого, спонтанного, немедленного - играла не последнюю роль в карьере Донбасса, но вместе с тем он был истинным спортсменом по духу, не уступавшим иным олимпийцам. Соревновательность с противниками и с самим собой была его базисом. Жизнь, которую вел Донбасс, была для него непрерывным интеллектуальным тренингом, возможностью проявить свои способности. Разумеется, сам бы он никогда не выразился подобным высоким слогом, но Голованов хорошо понимал, что это недалеко от истины…

Внизу тем временем что-то происходило. На небольшой эстраде появился человек со смутно знакомой физиономией.

Ах да, вспомнил Голованов, ведь сегодня же какой-то розыгрыш.

Известный телеведущий, шоумен и в не столь отдаленном прошлом театральный актер провозгласил:

- Дорогие друзья, дамы и господа, леди и джентльмены, мы начинаем наш ежемесячный розыгрыш! Сегодня в игорном доме «Империал» большой день, а вернее, большая ночь, которая, - он вульгарно хохотнул, - для кое-кого перерастет в большой день. Сегодня у нас разыгрывается пять выигрышей по двадцать тысяч и один - в четыреста тысяч!

Публика в разных концах казино удовлетворенно зашумела. Те, кто играл, могли не прерываться, потому что телеэкраны были предусмотрительно развешаны так, что желающие наблюдали происходящее на сцене с любой позиции. Даже в туалете была аудиотрансляция.

- Он о рублях говорит? - поинтересовался Голованов у Донбасса.

Тот презрительно фыркнул:

- Стал бы тут народ париться из-за пятисот деревянных штук. Конечно, для кого-то и это деньги, но…

- Ээ, Донбасс, ты хочешь сказать, что здесь сегодня разыгрывается пятьсот тысяч долларов в совокупности?!

- Ну да.

- Да ведь колоссальные же деньги! - не удержался Сева. - Полмиллиона долларов?!

- Немалые, - не стал спорить Донбасс.

- Но… почему они это делают? Разве это выгодно - отдавать вот так, за здорово живешь?

- Выгодно, дорогой, очень выгодно. После таких розыгрышей завсегдатаев в «Империале» прибавится вдвое, а их месячный доход, надо думать, во много превышает эти жалкие пятьсот штук.

«Жалкие пятьсот штук»… У Голованова не было слов.

- Тут у Султана, говорят, недавно четыреста штук сперли, - продолжал Донбасс, поморщившись, - и что? А ничего. Даже маслину в башку пока никому не закатали. Для них это не деньги.

- А султан - это кто? - поинтересовался Сева, все еще не пришедший в себя от масштабов. Такие деньжищи тут рядом, кажется, протяни руку - и вот они…

- Султан - это Султан. Он половину казино в Москве контролирует.

Шоумен тем временем продолжал свое яркое выступление:

- Зигмунд Фрейд выдвинул теорию, что игра - это источник особой разновидности сексуального удовлетворения. Многие психиатры позднейшего времени подтверждали догадку Фрейда о том, что игра позволяет заместить неудовлетворенные сексуальные инстинкты. Ходят слухи, будто жены игроков часто жалуются на их неспособность исполнять супружеские обязанности. Не верьте, дамы и господа, оглядитесь вокруг, где еще встретишь столь блестящее и энергичное общество, как не в казино «Империал»!

Голованов повращал глазами, пытаясь оценить «блестящее общество», а Донбасс лишь презрительно ухмыльнулся. Ну что ж, Сева углядел парочку народных артистов и трех заслуженных, служивших в знаменитом театре в соседнем переулке, кажется, несколько депутатов Госдумы, одного известного журналиста, двух воров в законе, державшихся демонстративно далеко друг от друга. Еще было несколько футболистов «Буревестника», какие-то поп-звезды, топ-модели и множество прочей публики со смутно знакомыми физиономиями. Азарт мало кого обходил стороной.

Шоумен все не унимался:

- Все четыре Евангелия Нового Завета описывают бросание жребия, чтобы определить, кому достанется одежда распятого Христа! О римском правителе Калигуле известно, что, когда проигрывал деньги, он, недолго думая, велел арестовывать прямо на улице двоих богачей, обвинял их в государственной измене, конфисковывал их имущество и продолжал играть! Английский король Генрих Восьмой не только потерял своих женщин на эшафоте, но и проиграл знаменитый «колокол Иисуса» - колокол собора Святого Павла! Словом, сколько существует человечество, столько оно и будет играть. Не помогут ни запреты, ни угрозы, ни расставание с собственной жизнью!

Донбасс спокойно заметил:

- А вот французский автомобильный магнат Ситроен тоже обожал играть в рулетку. Если проигрывал, воспринимал это спокойно. А если выигрывал, дарил крупье машины.

Действо на эстраде, перемежающееся музыкальными номерами модной джазовой певицы, между тем разгоралось. Вынесли большой стеклянный барабан, набитый тысячами бумажек. Это были лотерейные билеты, которые игроки получали за игровыми столами «Империала» в том случае, если текущий выигрыш составлял не менее пятисот долларов.

- А твои там есть? - поинтересовался Голованов.

- Есть пара штук, - небрежно откликнулся Донбасс.

Сева не стал вдаваться в подробности, это было неэтично, но он понимал, что выражение «пара штук» в данном случае могло трактоваться тремя способами. Во-первых, буквально - два билета. Во-вторых, фигурально - несколько билетов. И в-третьих, более чем буквально - пара штук, в смысле пара тысяч билетов.

Первый выигрыш в двадцать тысяч «зеленых» достался заслуженному артисту. Сева, глядя на его помертвевшую физиономию, решил, что со стариком сейчас случится удар. Однако обошлось. Публика взревела от восторга, узнав всенародного любимца. Следующий розыгрыш должен был случиться через полчаса. Выигрыши выдавали не деньгами, а фишками - хочешь, неси их в кассу, хочешь… И заслуженный артист, как мальчик, полетел к игровому столу.

- Сева, ты читал Достоевского? - поинтересовался Донбасс.

- Чего?! - В пристрастии к классической литературе Донбасса было заподозрить трудно, и Голованов изумленно уставился на приятеля. Но быстро вспомнил, что Федор-то Михайлович ведь был знаменитый игрок, так что и этому интересу можно найти объяснение.

- Я тоже не читал, - важно сообщил Донбасс. - Зато я читал дневник его жены. Там она рассказывает, как он возвратился домой, как всегда потеряв на рулетке все, и принялся настойчиво требовать у нее еще пять луидоров, что ли. Это где-то в Европе происходило. Он отлично знал, что у них больше ни шиша не останется и не на что будет жить. Он все это вполне понимает, но что же делать? Ничто другое не могло принести ему успокоения. Этот идиот и, как говорят, гениальный писатель - не знаю, не читал - заявил, что, если жена не даст ему денег, он натурально сойдет с ума. Выпьем, что ли, Сева?

Сева только крякнул и не смог отказаться. Выпили.

Через некоторое время была разыграна вторая корзиночка с фишками на двадцать тысяч долларов. Происходило это так. Шоумен крутил барабан, останавливал, а потом джазовая певица своей нехуденькой оголенной ручкой вытаскивала из груды заветный билетик. Мухлеж исключался.

Голованов с Донбассом выпили еще пару рюмок, и Сева заявил:

- Ты хочешь знать, что я думаю об игре? О твоей, допустим, игре? Игра - это другая реальность. Вот!

- В смысле?

- Да очень просто! Обыденная жизнь с ее повседневными тревогами и проблемами угнетает психику. Человек ищет выхода за ее пределы, стремится к иной, виртуальной реальности. Знаешь, как подростки зависают за компьютерными игрушками или в Интернете? Вот так и вы.

- Хм… Может, ты и прав. - Донбасс расправился с креветочным, с луком порей, супом и вытер губы салфеткой.

Голованов подумал, что именно этим объясняется возбуждение, охватывающее игроков во время игры. Скажем, он неоднократно наблюдал за игроками в рулетку и видел, как часто они забывают об элементарных приличиях, о «соблюдении лица». Возможно, потому, что они переносятся совершенно в другой мир, где уже неважно все то, что так ценится в мире обычном. Интересно, насколько схожие ощущения у профессиональных спортсменов? Скажем… у Алексея Панова? Нет, еще было рано об этом говорить.

- Больные люди, - с чувством добавил Донбасс.

- Их вообще где-нибудь лечат? - как бы в шутку поинтересовался Сева, расправляясь с тофу и курицей. Тофу - это такой хитрый японский творог, который делают из похожей на молоко жидкости, которую добывают из соевых бобов. Закуска оказалась бесподобной. Особенно курица.

Донбасс на полном серьезе ответил:

- В Швеции есть специальная «клиника азарта», где лечат игроков. Их полностью изолируют от общества, и в первые дни у них начинается настоящая ломка, как у наркоманов или алкоголиков. Курс лечения в этой клинике стоит двести тысяч долларов, а излечивается от своей страсти только половина пациентов. Кроме того, в Венгрии в одной из гостиниц на берегу Балатона игроки проходят курс психотерапии. Во время сеансов лечения выясняется, почему игра стала смыслом жизни человека. Помогает врачу и семья пациента. Психиатр участвует даже в создании плана погашения долгов игрока.

- А у нас?

- В России, слава богу, ничего подобного пока что нет, и человек со своей страстью к игре остается один на один.

Сам же Донбасс являл собой совершенно иной тип игрока. Несмотря на то что он отнюдь не был «инженером человеческих душ», он, как мало кто еще, мог хранить за столом самообладание. Голованов считал, что из него вышел бы превосходный управляющий каким-нибудь казино или, учитывая его не совсем безупречное прошлое - советник управляющего по стратегическим вопросам. И видимо, считал так не один Голованов, потому Донбасс получал весьма лестные предложения подобного рода, но все же предпочитал оставаться по другую сторону баррикад.

- Знаешь, Сева, - сказал вдруг Донбасс, - существуют две диаметрально противоположные точки зрения на игорный бизнес. Игорный бизнес характеризуется как окончательное и бесповоротное зло, ведущее к пагубному влиянию на окружающих, в том числе и на потребителей, то есть профессиональных игроков. К тому же это бизнес, тесно связанный с криминальными элементами.

- Вот-вот! - поддакнул Голованов.

- Кроме того, это безобидное времяпрепровождение - полезный канал для привлечения иностранного капитала, стимулятор туризма, важный источник доходов в федеральный и муниципальные бюджеты. Предлагаю выпить за второй тезис!

- Во завернул, - покрутил головой Сева, но тост поддержал.

Донбасс различал два типа казино: клубные и игровые. В заведениях второго типа все сосредоточено только на игре. Клубные казино имеют еще и шикарные рестораны, дискотеки, периодически демонстрируют посетителям популярных артистов или модельеров. Но к какому бы типу казино ни относилось, его основная функция - перекачивать деньги из кармана клиентов в карман хозяев заведения.

А уж для этого создавались все необходимые условия. Окна либо вообще скрыты, либо наглухо задрапированы. Освещение одинаково приглушенное в любое время суток. Настенных часов в казино не существует. Словом, создается атмосфера, позволяющая надолго выключать клиентов из реального мира.

Донбасс рассказывал Севе такую историю, случившуюся в одном известном московском игровом заведении. Менеджер среднего звена просчитал, что посетитель туалета в среднем полминуты сушит руки у электрополотенца, а для того чтобы вытереть руки бумажным полотенцем, требуется не более четырех-пяти секунд. Вывод последовал простой: электроборудование крадет у игры по полминуты с человека - и в сумме казино недосчитывается приличных денег. В итоге, все сушилки заменили на обычные полотенца, и ежедневный доход казино возрос на 3000 долларов, а ежемесячный - на девяносто тысяч! Кстати, у упомянутого менеджера среднего звена начался бурный карьерный рост.

В принципе казино - довольно сложный механизм переваривания наличных денег. Работа построена по классической, годами отработанной схеме: играют за столом, за которым стоит крупье, впрочем, в московских казино он обычно зовется дилером. За столом наблюдает инспектор, отслеживающий ошибки и дилера, и игроков. А вот уже надзор за ним как раз и осуществляет менеджер среднего звена, который зовется пит-босс. Пит-босс, как правило, следит за группой столов и его слово является решающим в конфликтных ситуациях.

По указанию пит-босса охрана может молниеносно и незаметно для окружающих удалить из зала игрока, нарушившего правила или проявившего агрессию по отношению к кому-либо из окружающих. За всеми столами следят видеокамеры, и любой спорный момент можно отсмотреть заново, но спорить с менеджментом казино после вынесения решения пит-боссом - себе дороже. Голованов видел такие ситуации и хорошо знал, что ничем хорошим для игроков они не заканчиваются.

Что всегда искренне поражало Голованова, это то, как крупье, молоденькие девушки и юноши, за несколько секунд в уме перемножают двухзначные числа и безошибочно называют сумму выплаты.

Он любил смотреть на манипуляции крупье с картами, фишками или рулеткой, - как правило, они были плавными, но в то же время быстрыми и четкими, всегда сопровождаемыми приветливой улыбкой и подчеркнутой вежливостью к каждому без исключения игроку.

Голованов слышал, что существуют специальные требования к крупье: одежда без карманов и отсутствие украшений и часов на руках, но он заметил, что в «Империале» у некоторых барышень-дилеров были кольца на тоненьких, изящных пальчиках. Он спросил об этом у Донбасса, но тот только отмахнулся:

- Не знаю, как кому, но мне так даже приятней.

Профессиональный интерес (работа службы безопасности) был у Голованова, конечно же, не на последнем месте. Ему понадобилось всего лишь два посещения «Империала», чтобы вычислить эту схему.

В каждый конкретный день работу казино обслуживает дежурное подразделение, состоящее из начальника смены, назначаемого руководителем СБ, сотрудников нескольких (в зависимости от количества игровых залов) стационарных постов, группы контроля техническими средствами и резерва СБ.

Функции сотрудников СБ, работающих на стационарных постах: проверка наличия входных билетов у посетителей, соблюдение общественного порядка у входа в казино - как внутри, так и снаружи, предупреждение и пресечение неправомерных попыток проникновения на территорию казино.

Понятное дело, что посетителям возбраняется: проносить в казино любые виды оружия независимо от наличия документов, дающих право на его ношение, отравляющие, горючие и взрывоопасные вещества. Производить на территории казино кино-, фото- и видеосъемку без разрешения администрации. Посещать казино в спортивной и рабочей одежде, шортах, майках. Ну и ходить в казино в нетрезвом состоянии или в состоянии наркотического опьянения. Последние два пункта соблюдаются не слишком строго, в зависимости от респектабельности заведения, скажем, в спортивной одежде в «Империале» никто не отдыхал, а вот нетрезвых игроков было хоть отбавляй, и Голованов сильно сомневался, что накачались они уже здесь: нетрезвый игрок - расслабленный игрок, и шансы, что он оставит тут свои денежки, резко возрастали.

…Прошло еще несколько розыгрышей. На кону оставалась последняя сумма в двадцать тысяч и главный лакомый кусок - в четыреста. Голованов пристально вглядывался в лицо игрока, сидевшего напротив него, пытаясь уловить хоть какие-то признаки беспокойства или нарастающего волнения, но ничего подобного не обнаружил. Впрочем, Донбасс, с тех пор как решительно раз и навсегда отказался от шулерской профессии и сосредоточился на честной трудовой копейке игрока, как он сам говорил, не испытывал никакого пристрастия к халяве и засовывал свои лотерейные билеты в барабан скорее для проформы, нежели всерьез на что-то рассчитывая.

Они выпили еще раз - по стандартной «Кровавой Мэри» и Голованов пошел в туалет. Кстати, электрополотенца в туалетах «Империала» были.

Через скрытый динамик шоумен возвестил имя очередного обладателя двадцати тысяч. Оставался последний приз. Интересно, подумал Голованов, а почему такой контраст между выигрышами 20 000 и 400 000? Да и опять же страсти накалить не повредит. Хотя, с другой стороны, ведь во все времена было именно так. Мир устроен несправедливо, удача любит… Кого любит удача? Кому-то электробритву с кривыми лезвиями, кому-то «Волгу», отличную на этом фоне машину. Весь вопрос в том - кому.

Голованов вымыл руки и, глядя на себя в зеркало, мысленно спросил: «А где же твой азарт, Сева? Почему ты никогда ни во что не играешь, имея таких-то приятелей?» Впрочем, иной раз ему, конечно, случалось спорить - с друзьями, с коллегами. Один Филька Агеев чего стоит, с полоборота кого хочешь заведет. И тогда, конечно, где-то в глубине души или желудка, это уж у кого как, у Голованова шевелилось нечто похожее на азарт. Это напоминало резко поднимающуюся температуру. Да, пожалуй, уместное сравнение.

- Знаешь, почему ангелы летают? - спросил у него Донбасс, когда Сева вернулся за столик.

- Почему?

- Потому что легко к себе относятся.

Стремление доказать свое превосходство над силами случая - один из важнейших и древнейших мотивов, побуждающих человека играть. Именно это стремление лежит в основе самых нелепых пари, игр в чет-нечет, самых элементарных азартных игр.

Донбасс прославился еще в родном Луганске, тогда - Ворошиловграде. Жил он там весьма неплохо, даже припеваючи, почти не играя в карты, а существуя на одних пари, которые заключались в те времена по поводу чего угодно. У него была просто сверхъестественная интуиция, он угадывал результаты футбольных матчей, срок опоздания поезда или, скажем, какая капля пробежит быстрее по оконному стеклу. И он неизменно выигрывал! Бо фантастическое везение стало предметом зависти «доброжелателей», которые настучали на него прокурору района. Донбасса доставили к прокурору, который задал привычные вопросы об источнике нетрудовых доходов. Донбасс ответил чистую правду.

- И на что же пари изволите заключать? - не поверил прокурор.

- Да на что хотите. Можем поспорить на сто рублей, что завтра у вас на заднице вскочит прыщ.

- Чего?! - взревел прокурор. - А ну вон отсюда, мерзавец!

- Я, конечно, пойду, - заметил Донбасс, - но что скажут люди?

- А что они скажут?

- Нужно же дать какое-то разъяснение по поводу всего этого недоразумения.

- Хм. - Прокурор почесал затылок.

- А хотите так? - оживился Донбасс. - Если я проиграю, можете пришить мне какое-нибудь мелкое дельце и упечь для улучшения показателей в Мордовию на пару годиков. Но лучше, конечно, куда-нибудь на юг.

- Да ты вообще охренел?! С советской властью торговаться?!

- Я не торговаться пришел, - вкрадчиво заметил Донбасс, - а только и исключительно за социальной справедливостью.

- Ну так ты ее получишь! - решился вдруг прокурор. - Значит, с меня сотня, с тебя - срок!

И они заключили это поразительное пари. Так, по крайней мере, рассказывал Донбасс Голованову.

Вероятно, всю ночь прокурор вертелся в постели и щупал свою вельможную задницу, отчего там действительно мог и должен был вскочить прыщ. Хотя бы ради социальной справедливости. Но не вскочил.

На следующий день Донбасс явился в прокурорский кабинет с котомкой за плечами, там уже было все необходимое для пребывания в СИЗО.

- Ну готовься отдохнуть! - пообещал прокурор. - Местечко я тебе подыщу - мало не покажется! Но для начала отстегни мне сто рублей! Нету у меня никакого прыща!

- Верю, верю, - как в карточной игре, закивал Донбасс. - Но давайте все же соблюдем условности. Пожалуйте к окну, чтобы лучше было видно, и покажите филейную часть…

Словом, Донбасс действительно сел тогда на полтора года, но успел неплохо набить карманы, а вернее - матрасы своих родственников. Потому что под кабинетом прокурора собралась добрая сотня народу, с каждым из которых было заключено отменное пари о том, что прокурор продемонстрирует голую задницу. Говорят, предприимчивые друзья Донбасса даже сделали фотографии, которые помогли облегчить участь их приятелю.

Конечно, за давностью времени вся эта история сильно отдавала анекдотом, но Голованов, уже неплохо зная Донбасса, вполне допускал, что все тут правда от «а» и до «я». Вернее, до «ж». Кстати, и встретились-то они первый раз, именно когда Донбасс возвращался из своей отсидки.



Содержание:
 0  Ледяные страсти : Фридрих Незнанский  1  Глава первая Клиенты : Фридрих Незнанский
 2  Глава вторая Первый лед (1989 Г.) : Фридрих Незнанский  3  Глава третья За белым опелем : Фридрих Незнанский
 4  Глава четвертая Генеральская дочь (1995 г.) : Фридрих Незнанский  5  Глава пятая Нападение : Фридрих Незнанский
 6  Глава шестая В сумасшедшем ритме (1997 Г.) : Фридрих Незнанский  7  Глава седьмая Пожар : Фридрих Незнанский
 8  вы читаете: Глава восьмая Донбасс и рулетка : Фридрих Незнанский  9  Глава девятая Любимица дяди Джафара : Фридрих Незнанский
 10  Глава десятая Заразная болезнь : Фридрих Незнанский  11  Глава одиннадцатая Ревность : Фридрих Незнанский
 12  Глава двенадцатая Новая версия : Фридрих Незнанский  13  Глава тринадцатая Перед выбором : Фридрих Незнанский
 14  Глава четырнадцатая Пропажа : Фридрих Незнанский  15  Глава пятнадцатая В коридорах Госкомспорта : Фридрих Незнанский
 16  Глава шестнадцатая Игра в железку : Фридрих Незнанский  17  Глава семнадцатая Кто стоит в тени? : Фридрих Незнанский
 18  Глава восемнадцатая Оперативная работа : Фридрих Незнанский  19  Глава девятнадцатая Выстрел : Фридрих Незнанский
 20  Глава двадцатая Исчезновение звездной пары : Фридрих Незнанский  21  Глава двадцать первая Сплошная путаница : Фридрих Незнанский
 22  Глава двадцать вторая В Мюнхене : Фридрих Незнанский  23  Глава двадцать третья Выкуп : Фридрих Незнанский
 24  Глава двадцать четвертая Вынужденное признание : Фридрих Незнанский  25  Вместо эпилога : Фридрих Незнанский



 




sitemap