Фантастика : Космическая фантастика : Проблема всей жизни : Роман Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Сравнительно недалекое будущее. Кирилл Уайт — уволенный в запас летчик, подрабатывающий на могущественную корпорацию. Во время одного из рейсов в Тайбэй он вытаскивает из передряги маленькую светловолосую китаянку. Рядовой эпизод, казалось бы… Но встреча с Тьянь полностью меняет жизнь не только самого Кирилла — измениться придется всему миру. Ведь белобрысая азиатка, которую летчик сразу же назвал своей Проблемой, считает себя мессией в этом грешном мире. Она способна менять и себя, и окружающих. И все это — одна маленькая Проблема. Проблема жизни и смерти.

Никитин Роман Владимирович

Проблема всей жизни




Часть первая. Проблема


— Глава 1. Проблема появляется


Еще в училище наш куратор, славной памяти Андрей Михайлович, постоянно талдычил: Кирилл, ты слишком добрый, когда-нибудь это выйдет тебе боком, и дай бог, чтобы проблема нашла тебя, когда ты будешь подальше от узкоглазых.

Я отшучивался, уверяя что добрый я только с виду, да и то пока на Родине. А за ее пределами ко мне не подходи — живьем съем любого узкоглазого. Без палочек.

Дошутился. Проблема нашла меня в самом что ни на есть скоплении азиатов. И теперь как бы самого не сожрали — хоть палочками, хоть вилочками.

Съесть не съедят, но прикончить могут. А до корабля с десяток кварталов по запруженному трафиком Тайпею, а потом еще по шоссе. Путь сюда, если верить одометру, почти двадцать пять километров. Значит, от черты города до порта по хайвею километров пятнадцать-семнадцать. Сто раз можно догнать, а уж дальше — на выбор: расстрелять из окна, выбить за ограду на скорости, просто раздавить кузовом. В схватке автомобиля и табуретки у последней шансов нет.

Вообще-то, по загородному шоссе запрещено передвигаться на табуретках, даже таких серьезных как у меня. Но это если ты местный и на твоем мотороллере автоматический радиоответчик. Нам, пришлым морякам, дорожная полиция не докучает, даже если заметит через видеокамеру на опоре моста или с дирижабля. Как говорится, иностранные психопаты-самоубийцы в государственной помощи не нуждаются. Откуда местным полицейским знать, что для русского скоростная езда на неприспособленном для этого транспорте — не суицидальная шизофрения, а одна из разновидностей национального спорта?

Но черт побери, все это хорошо, если у тебя на хвосте не сидят очень решительные молодые люди в хороших европейских костюмах. И транспорт у них, скажем так, тоже посерьезнее твоего. Последний раз, когда я их видел, подтянутые спортивные ребята прыгали в кузов не менее спортивного спорткара. В городе, допустим, все равно на чем ездить — все равно быстрее потока можно рвать только на двухколеснике. А вот на хайвее…

Я оглянулся на причину моей спешки, а заодно и главную проблему. Проблема смирно приютилась на заднем сидении, крепко-накрепко вцепившись в меня руками и, по-моему, даже ногами. Встречный ветер тормошил странные светлые волосы девчонки. Странные потому что их обладательница самая что ни на есть классическая узкоглазая — страшненькая, коротконогая, с плоской грудью, узкобедрая. Совсем не красавица-китаянка из кинофильмов.

Вот уж если и не везет, так не везет по крупному. Ладно бы вляпался из-за томной красотки с кавайными глазами-блюдцами. Можно было бы постараться ради восточной дивы. Как говорит Володька в таких случаях, любое аниме имеет шанс перерасти в хентай… А эта мало того что страшненькая, так еще и мелкая. Дай бог лет пятнадцать, а то и меньше. И что я за нее так впрягся?

Жив буду — точно найду в аптеке озверин и по совету кота Леопольда сожру всю упаковку. Как в сорок шестой серии — ух, и задал же котяра тогда мышам! Нельзя быть настолько добрым, прав был Михалыч.

С улицы Ней Ху Роад есть поворот к набережной, где же он? Ага, вот! Подрезав сразу два кара, я круто заложил вправо — чуть ли не чиркая подножкой по асфальту. Проблема даже не пискнула, только покрепче ухватилась. Смелая девчонка. Теперь свободно на два квартала. Очередной мини-маркет "Севен-Элевен" (их тут просто море!), затем подряд несколько пафосных бизнес-строений. Ага, выезд на набережную и конечно же, красный на светофоре. Ну да мы не гордые, постоим… то есть поползаем.

Целая толпа табуреточников типа меня словно муравьи рядом с неповоротливыми жуками-карами начала просачиваться к "стартовой линии" у светофора. В этом тоже весь Китай вместе с Тайванем — со старта первыми срываются мопеды, за ними уже чинно следуют кары, чтобы обогнать и на следующем светофоре снова пропустить назойливых двухколесников на "стартовую линию". Ну да мы-то чуть покруче, чем местные табуретки. И моторчик у нас совсем не искрический, а самый что ни на есть бензиновый на два стакана рабочего объема. Сорок девять лошадей — шутка ли! Не каждый кар угонится. Мейд ин Джапан, смаглд бай ми!

Позади что-то зашумело. Я глянул в зеркало — ни черта не видно за машинами! Оглянулся поверх головы Проблемы. Ну так и есть, спортивные ребята на спортивной тачке. Два светофора от меня. Стоят, ждут, выперлись чуть ли не на перекресток, и поперечный поток им гудит как может. А гудеть здешние водилы ой как любят. Помнится, когда первый раз прилетел в Тайпей — чуть с ума не сошел от автомобильных и мотоциклетных сигналов. Потом привык…

Проблема показала куда-то вперед и затараторила: "Льюй, льюй!". Я повернулся. Черт, уже зеленый! Крутанул ручку газа, и "Ямаха-Зенит" чуть было не встала на дыбы. В последний момент успел перенести вес вперед, и дело ограничилось полосой жженой резины за кормой.

В поворот нырнули одними из первых. Сорвало заднее колесо на разметке, и Проблема впервые за всю поездку пискнула. Я только покрепче вцепился в руль и еще добавил копоти. Попутные кары замелькали как дорожные столбы. Улучив момент, вырвался на разделительную и докрутил газ уже до предела. Моторчик вспомнил о титулованных родственниках в Мото Гран-При, я — о несостоявшейся карьере мотогонщика, и мы согласованно рванули вперед. По приборам "сотня"? Чушь, можем куда быстрее!

Снова перекресток, его я проскочил в русских традициях на "исчезающий зеленый". Позади загудели — то ли возмущенно, то ли восхищенно. Но это все ерунда. Главное — оторваться от бандюганов до хайвея. Потому как за городом на табуретке от кара не уйдешь, будь он хоть трижды электрическим. А у серьезных ребят точно не ампер-часы потребляет, а очень даже литры. И максималка у него куда побольше, чем мои полторы сотни. Да и стрелять за городом поудобнее…

К счастью, на следующем светофоре горело то что мне нужно — зеленая стрелка влево. Не снижая скорости, я бросил табуретку в пологий поворот, потом еще несколько секунд на форсаже — и пора оттормаживаться. "Ямаха" разве что на переднее колесо не встала, Проблему нехило вжало мне в спину, у меня аж руки от напряжения задрожали Это ничего, это можно потерпеть. Лишь бы только оторваться, лишь бы оторваться…

В "клеверный лист" развязки я ввалился, высекая боковиной корпуса искры из асфальта. Другой бы за такое обращение поморщился складкой или люком канализации. Но тайванец терпел, держал отлично, соблюдая идеальную ровность и шершавость. На интерченч мы вылетели километрах при восьмидесяти, то есть всего на десятку медленнее потока. Ну а далее — прямо, прямо, прямо… жми сколько можешь, мой верный "Зенит". И черт с ним, с ограничением скорости. Жизнь дороже любого штрафа.


***

Вообще-то, я не суперагент, а курьер. И даже не наркокурьер. И на похищениях узкоглазых детей тоже не специализируюсь. Просто так случилось — из-за приснопамятной моей доброты.

Проблему, когда она еще не была таковой, я повстречал прямо на выходе из офиса "Тхань, Тхань гэнь Хуан", это наш тайваньский грузополучатель.

Двое молодых парней старательно получали по мордасам от маленькой, дай бог полтора метра ростом девчонки в белом парике. Причем дралась та вовсе не размашистым, так любимым киношниками кунг-фу, а вполне по-девичьи: мельтешила руками что богомол, стараясь нанести как можно больше красных кровоточащих полос на желтые лица противников. И не похоже было, что агрессию начала меймей — девчонка явно защищалась. Стоило одному или обоим из парней шарахнуться от нее в сторону, она тут же драпала, но ее снова настигали — и снова получали порцию когтей в лицо. Одна из богомольческих атак закончилась тем, что не ожидавший коварного пинка в промежность азиат перегнулся через пряжку ремня и эдаким скособоченным кулем рухнул на землю. Одной рукой куль держался за пах, другой отчаянно царапал землю. Понятное дело, тут не до сохранения лица перед случайными европейскими зрителями типа меня. Больно это, ногой-то чуть ниже пояса.

Девчонка с силой наступила упавшему на руку, и снова бросилась бежать. Но недалеко. Куль поднялся на ноги, а его подельник снова догнал белобрысую, прижал к стенке и явно намерился вырубить. Сначала вырубить, а потом унести с собой. Это несложно, если в руке у тебя контактный шокер (а раньше-то где был?), и все что требуется — это ткнуть жертву куда-нибудь ближе к нервному скоплению. В грудь там, или в поясницу. Но и девчонка, очевидно, понимала, чем пахнет дело, поэтому отчаянно отбивалась. Да так ловко, что вооруженный шокером китаеза никак не мог прицельно тнуть ее своими киловольтами. А девчонка к тому же еще и молчала. Глухонемая, что ли? Я бы на ее месте орал как недорезанный.

Наконец, травмированному в промежность надоело ждать пока напарник прицелится, и вновь оживший куль вытащил нож. То ли припугнуть хотел, то ли в самом деле мисс Белый парик его достала, но когда я был уже совсем близко, китаец решительно замахнулся лезвием.

Это вам не безобидный шокер, этим и поранить можно, — мелькнула у меня совершенно правильная, но неуместная мысль. И что-то толкнуло под руку. Доброта? Сочувствие? Желание достичь всеобщей мировой справедливости в отдельно взятом тайпейском переулке?

Да черт знает, что меня толкнуло. Осознал свои действия уже когда выдернутая из сустава рука бандюгана повисла плетью, а ее хозяин со смачным шлепком рухнул. Снова, и на этот раз в не самой гегиеничной внешности лужу.

Второй китаец изумленно уставился на неожиданную европейскую поддержку азиатской феминистики. Глаза из щелочек превратились в дырочки, парень что-то засюсюкал на китайском, но я в тонкостях языка не разбираюсь. Знаю "нихао", "сиэси" и "тхамадэ". Ничто из перечисленного китаец не произнес. Я лишь пожал плечами и адресовал девчонке приглашающий жест рукой в сторону улицы. Мол, путь свободен, беги куда хочешь. Дзай чжань, так сказать (это я тоже знаю — "до свидания").

Повторять дважды не пришлось. Обладательница парика пулей выскочила из переулка. Я пригрозил оставшемуся на ногах китаезе чтобы не вздумал делать глупости, и направился к табуретке.

Протопал с полквартала, тут меня и настигла проблема. Тогда еще со строчной буквы "п". Мотая белесыми волосами и что-то щебеча по-китайски, девчонка намертво прилипла ко мне как… ну, вы понимаете. Банный лист по сравнению с ней был что крахмальный клейстер по сравнению с этил-циакрином. Я старательно отклеивал мелюзгу от своей персоны, (тогда и заметил, что это у нее не парик, а невероятные для китаянки белоснежные волосы). Исчерпав весь запас вариация на тему "дзай чжань", я плюнул на приставучий банный листочек. Тем более, как раз показалась табуретка — где и оставил. Слава богу, штрафа за отсутствующие номера мне выписать еще не успели, так что туалетной бумаги ненадлежащего качества не добавилось. Я снял с тормозной ручки шлем, просунул туда голову и плюхнулся на сиденье.

Моя проблема выросла в Проблему буквально за двадцать секунд. Ровно столько понадобилось чтобы оживить тарантайку и вырулить с тротуара на проезжую часть. Девчонка метнулась на заднее сиденье, не успел я рта раскрыть. Табуретка просела под невеликим весом, а на моем поясе намертво защелкнулся обруч — две тоненькие смуглые ручонки с замком из двух худеньких довольно грязных ладошек. Тараторила девочка-обруч громче прежнего. Я уже было хотел выругаться по-китайски, но тут без того скорострельное "ши-сы-ши" моей Проблемы ускорилось раза в два. Мелюзга что-то кричала, глядя вперед.

Я перевел взгляд и столкнулся им с тремя весьма серьезного вида молодыми китайцами. Все трое бодро бежали ко мне по тротуару, расталкивая немногочисленных прохожих. Это русские бандиты шагу не ступят без "тачки", а для воспитанного азиатского мафиози бег на своих двоих вполне в рамках приличий. И даже не вызывает истерического смеха, в отличие от зрелища шлепающей туши нашего "чиста пацана".

Увидеть рядом с хорошо одетыми пацанами того самого паренька с шокером открытием не стало. Яснее ясного, что заодно.

По жизни я несерьезный человек, поэтому вид насупленных людей навевает у меня скуку и желание зевнуть во весь рот. Но тут не до зевков — два из трех серьезных ребят синхронно сунули руки за отвороты очень дорогих даже по прикидке пиджаков. Я счел разумным не дожидаться конца представления. Нарисовав покрышкой на асфальте жирный черный полукруг, мой четырехсоткубовый "Зенит" ломанул против движения. Бросились в рассыпную встречные (для меня) стрижи-табуреточники и коршуны-таксисты, высматривающие пассажиродобычу в зарослях тротуаров. Где-то на той стороне дороги послышались предупредительные свистки вверх в исполнении охотника-постового, но мне было не до того: позади что-то пару-тройку раз громко хлопнуло, и одна из припаркованных табуреток рухнула на бок. Краем глаза я заметил аккуратную дырку в пластиковом корпусе. Стреляют, однако!

Но выстрелы быстро стихли. То ли бандиты опасались задеть Проблему, буквально прикрывающую мне спину, то ли я вышел у них из прицельной дальности. На следующем развороте я лихо перестроился на "правильную" сторону дороги, и добавил газу. Тогда впервые и оглянулся — молодые люди запрыгивали в спортивного вида тачку с антикрылом на багажнике, и явно не собирались отпускать нас с Проблемой восвояси. Небольшой запас еще был, китайцам надо развернуться на ближайшем светофоре. Но рассчитывать на это особо не стоило. Дорога, по которой я несся как ошпаренный, как назло почти свободна. К счастью, путь к порту пролегал через знакомую мне Ней Ху Роад, а там перестраивают линию монорельса и постоянные пробки из-за строительной техники. Поворот я миновал на зеленый, который тут же услужливо переключился на красный. Если водители поперечного потока не дальтоники, а владелец спорткара не самоубийца, секунд тридцать форы у меня появлялись точно.


Вот так, совершенно как снег на голову может снизойти на тебя Проблема. Беловолосая девчонка мне не представилась, и я называл ее именно Проблемой. Та не возражала, только в ответ на мою попытку назвать свое имя что-то несколько раз прочирикала в ответ. Прислушавшись, я различил что-то вроде "во мин тьянь, даньши джяо бай тоу". Кто бы еще сказал что сие значит? Положительно надо было учить китайский!

На хайвей мы вырулили без проблем, и даже (вот ведь повезло так повезло!) умудрились добраться до Килунга без приключений. Правда, попутные водители, строго поддерживая свои законные сто тридцать километров в час, вряд ли бы назвали спокойным путешествие на воющей табуретке при полутора сотнях. Столько невероятно круглых китайских глаз я не видел еще никогда в жизни. Хотя на желтопузых за последние годы насмотрелся — не хочу.

Руля по узким улочкам портового города, до меня дошло, что надо было не гнать как китайский демон по Тайпею, а просто выбросить девчонку рядом с ближайшим полицейским. Мне-то задерживаться нельзя — график, а уж копы-то наверняка защитят мою Проблему от бандитов. Да и объясниться она с ними может, в отличие от меня. Но все мы, как известно, сильны задним умом. А как дело доходит до стрельбы и погонь — тут уж не до взвешенного решения. Адреналиновая инъекция подгоняет, не дает задумываться, фактически выключая из работы ту часть мозга, которая отвечает за стратегическое планирование. Остается лишь тактическая сметливость и координация движения — то, что нужно "здесь и сейчас".

И все же — ну что теперь делать с этим сорокакилограммовым балластом?

— Нихао, Кхилилэ! — это охранник с нашего причала. Увидел что я не один, с гостьей, растянул улыбку на всю свою физиономию и приветственно машет рукой. Был бы очень приятным узкоглазым парнем, если бы не пил как мерин. Каждое третье дежурство сваливается в запой, и как его еще со службы не поперли?

— Нихао-нихао, Лань. Как ты?

— Во хэнхао, Килилэ, спа-си-по те-пе, — блеснул знанием русского сторож, открывая сетчатые ворота причала. Потом перешел на английский, который в его устах звучал немногим лучше языка родных осин.

— Сегодня я очень хорошо. Сегодня, я смотрю, ты с девушкой?

Я обернулся на девчонку, снял ее с табуретки. На этот раз она не дергалась и даже помалкивала.

Обычная, немного чумазая мелкая китаянка, только волосы белее снега, из-за чего не покидает ощущение, что мелюзга нацепила мамин парик. Одета по-европейски, впрочем, сейчас пол Китая так одевается: футболка, правый рукав порван, и что-то похожее на джинсы. На ногах белые кроссовки.

Если не считать волос, абсолютно ничего такого, что выделает ее из толпы.

— С Проблемой, с Проблемой, — ответил я сторожу.

-


Глава 2. Проблема исчезает


— Хьюстон, у нас Проблема.

Стир даже не дернулся. Капитан смотрел мультики по ТВ, в этом мы с ним сходимся — я тоже люблю анимацию. Впрочем, больше сходных со моими черт за Брюсом Стирлингом я не замечал.

— Стир, твою мать! Говорю, у нас проблема! Точнее, у меня.

— У-у-у…, - откликнулся толстяк. — Большая?

— Метр сорок пять в высоту, меньше сорока килограммов весом.

Стир почесал затылок, не отрываясь от экрана. Потом мучительно вздохнул и произнес:

— А в человеческих единицах?

Если кто еще не понял, Стир у меня пиндос. Американец, то есть, но как раз того самого типа, за что жители Северо-американских Штатов получили от нас эту ядовитую кличку.

Стир ненавидел все, что не касалось его жизненных удовольствий. А удовольствия у него были наперечет по пальцам одной руки: пожрать, поспать, посмотреть мультики (если нет, то комиксы) и, пожалуй, еще посетить санузел. В гальюне мог пропадать часами, сидя на толчке и просматривая очередной выпуск "графических новелл". То есть тех самых комиксов.

— Четыре фута и девять дюймов, меньше девяноста фунтов! — выпалил я без запинки, переведя метрические величины в идиотские.

Пардон, американские. Поскольку за груз на корабле отвечаю я, то и все эти утрясания разных единиц измерения тоже висят на мне. За три с половиной года научился считать быстрее, чем любой другой на калькуляторе.

— Корабль вообще пустой, — лениво пробормотал Стир, наконец вспомнив состояние загрузки. — Запихни в техтоннель… только сначала его почистить от джема надо… Займись.

Я уже было хотел возмутиться, ведь контрабандный джем раскокал именно Стир. Потом вспомнил зачем, вернее с кем я приехал в порт, и захотелось дать пиндосу по толстым ягодицам. Только ведь без толку, не пробьешь даже футбольной бутцой.

Ленивчик от экрана валялся рядом с диваном. Я нагнулся и заграбастал плоскую коробочку до того, как туша Стирлинга заметила неладное. Щелкнул на красную кнопку. Капитан пару секунд еще таращился в погасший экран, потом взгляд его как-то расфокусировался и он, наконец, повернулся ко мне.

— Какого черта, Кир?

— Я говорю, у меня проблема. Вот она, познакомься, — и кивнул в сторону Проблемы.

Девчонка, которую я оставил у входа, церемонно поклонилась дивану с капитаном.

— Кир, у тебя через сорок минут таможенный досмотр, — родил, наконец, первую здравую мысль шкипер "Воланса".

— Я знаю.

— Так какого черта ты приволок узкоглазую шлюху?

— Она не шлюха, это раз. А два — это длинная история, Стир, — сказал я и присел за стол. — Расскажу потом. Сейчас надо решить что делать с нашей Проблемой. Понимаешь ли, за девчонкой гонятся. И по-моему, это Триада…

Я не был уверен, что бандюганы на спорткаре принадлежали когда-то преступной, а сейчас фактически правительственной мафиозной группировке. Но судя по тому, как решительно они открыли огонь, едва меня заметив, все к тому шло.

— Что-о-о-о?

Чем хороши толстые люди — они безопасно сердятся. Первые пять-десять секунд, пока не набрали скорость или, как в случае со Стиром, не вскочили с лежанки.

— Что слышал. За девчонкой охотится Триада, я ее вытащил из Тайпея. Впрочем…, - взмахом руки я не дал капитану взорваться еще одним "что-о-о-о", — мне и выбирать не приходилась. Приклеилась ко мне намертво. Очень прилипчивая особа.

Я кивнул в сторону Проблемы, та снова почтительно поклонилась, на этот раз и мне, и вскочившему американцу.

— В общем, — толстяк набрал побольше воздуха в свою бочкообразную грудь. — Выбросить эту мейд-ин-чайна с корабля! Немедленно!

— Она еще не на корабле, Стир. Мы тоже, если не заметил, — напомнил я.

В самом деле, разговор шел в комнате отдыха для портовых грузчиков. За не имением таковых сейчас ее занимал экипаж экраноплана "Воланс", то есть Кирилл Уайт (Российско-арабский союз, карго-мастер и второй пилот) и Брюс Стирлинг (Северо-американские Штаты, капитан и первый пилот).

— В общем, слушай меня, Стир, — сказал я спокойно. — Если не хочешь проблем с досмотром, позаботься о девчонке. И чтобы действительно позаботился? Олл райт?

Американец сдулся. Когда дело касалось поворчать-поорать, Стир чувствовал себя Капитаном, Президентом и почти Господом Богом. Но так случилось, что грузы, которые мы с ним возим, стоят в сотни и тысячи раз больше, чем весь "Воланс" вместе с экипажем. И наш работодатель особо оговорил в контракте: любое незапланированное внимание таможенников к настоящим (а не задекларированным) грузам в трюме означает пожизненное исчезновение всего экипажа где-то на просторах Тихого океана. После кое-каких событий в моей жизни я не боюсь ни смерти, ни таинственного исчезновения. А Стир боится за свою тушу с истинно пиндосской одержимостью.

А за груз и общение с таможней отвечаю я.

Таким образом, пока судно в порту, тот самый Боженька на корабле — тоже я. И меня надо слушаться и понимать с первого раза — скрижалей на память выбивать не буду.

Это я объяснил толстому "как бы командиру" еще во вторую ходку на Тайпей. Стир хоть и мерзкая, ленивая скотина, но понятливая, так что проблем с ним у меня не было. У него со мной тоже — на его увеличенный паек первого пилота и повышенную зарплату капитана мне было плевать со сто первого этажа. А его больше ничего и не заботило.

— И что будем делать, мистер суперкарго? — затаив обиду, поинтересовался американец.

— Я — смотреть мультики и ждать таможенного инспектора. Ты — передавать девчонку в хорошие руки. После всего, что я видел, ей нельзя оставаться в Тайпее, так что пристрой ее на какой-нибудь борт в сторону Гонконга. Или еще куда…

С видом безумно усталого человека я забрал со стола ленивчик, проследовал к промятому дивану, и секунду спустя пружины жалобно крякнули под моим весом. Клик на кнопку — и на экране снова возникли любимые персонажи китайской детворы, а я попытался вспомнить, как называется мультсериал.

Брюс ничего не сказал. Лишь опустошил стоящую на столе бутылку пива, повернулся к Проблеме и вытолкал девчонку за дверь. Потом вышел и сам. Где-то за дверью раздался громовой хрюк американца: капитан звал сторожа. Наверное, ищет переводчика. Толстяк знает по-китайски еще меньше чем я.

Я лежал с закрытыми глазами, не выключая экран. Больше всего не понравилось то, как Проблема (вот ведь черт, так и не узнал как ее зовут на самом деле!) посмотрела на меня, выходя из комнаты. Все ее естество говорило "увидимся". На кой закрылок мне снова с ней видеться?


***

Есть проблемы решаемые, решаемые не полностью и вообще не решаемые. Белобрысая девчонка представляла что угодно, но не первый тип точно. Это стало понятно, едва я заглянул с фонариком в щель между контейнерами.

Впрочем, обо всем по порядку. Перемотаем на пару часов назад.


Я усердно ставил подписи в документах, таможенник лениво прохаживался по комнате отдыха для грузчиков, я ее использовал как офис.

— Все, принимай, — я вынул свой карго-паспорт из слота и вернул планшет таможеннику.

— Как обычно? — поинтересовался тот.

— Ну, ты меня знаешь.

Я улыбнулся. Действительно, Женя меня знал. Хорошо знал. И в рамках этого знания и не думал проверять груз физически — дело в очередной раз обошлось заполнением протокола, и никто даже не заходил в карго-секцию "Воланса".

Таможенника на самом деле зовут Жень. Чжю Жень, если быть точным. Его я знаю уже гола два, и за все два года не помню ни одной проблемы в работе с этим малосимпатичным, но очень вменяемым пожилым китайцем. Побольше бы таких. Может быть, дело в том, что родился еще до Армагеддона? Шут его знает.

Женя сверил список документов, пролистал несколько подменю и остался доволен. Вставил свое удостоверение и кликнул на большую зеленую кнопку "Accept". Раздался мелодичный звук, и возня с документами на том закончилась.

— Счастливого пути, Кирилл, — это был единственный поднебесник, который легко произносил рычащую согласную в моем имени. — Если пойдешь отсюда в Сидней, дай знать. Я отправлю с тобой посылку родным.

Я кивнул и накрепко запомнил свое обещание. Женя не тот человек, которого можно прокинуть даже в мелочи и думать, что не заметит. Он вообще очень… правильный китаец. Иногда жесткий, часто невыносимо занудный. Но правильный.

— Удачи, — таможенник козырнул, пожал руку и уже было направился к выходу, когда с той стороны решительно постучали.

— Откройте, господин Уайт, полиция!

Жень удивленно уставился на меня. Я не менее удивленно сначала на дверь, а потом на него.

Гости ждать не стали, и дверь распахнулась. В помещение ввалились два эмпешника, затем офицер, также из эмпэ, и наконец — два синемундирщика — представителя власти из муниципалитета Тайпея. В комнате тут же стало тесно.

— Килилэ Уайт? — скорее подтвердил, чем спросил офицер МП. И хотя офицеры-марины отлично говорили по-английски, врожденную китайскую идиосинкразию к звуку "р" они не потеряли.

Я кивнул.

— Да, я Уайт. В чем дело?

— Вы и ваш корабль задержаны до выяснения причин.

— Причин, простите, чего?

— Вы и ваш корабль задержаны, — повторил эмпешник. — Пожалуйста, следуйте за мной.

— Кхм, офицер! — наконец подал голос Женя.

— Да, офицер?

Эмпешник козырнул, таможенник вяло ответил на уставное приветствие.

— В чем дело? — спросил Женя по-прежнему по-английски, а я мысленно зааплодировал. Не хватало мне еще скорострельной беседы в стиле "лю-сю-сю". — Какое основание у вас для задержания господина Уайта? И тем более, его корабля?

Моряк-полицейкий коротко, но жестко произнес несколько фраз по-китайски. Потом еще раз козырнул, и снова направился к выходу.

Но моего Женю так просто не возьмешь.

— Чин шуо йингуо, нин сы дзе!

Фраза таможенника остановила офицера МП в дверях, развернула и снова подтащила к столу. Рядом по-прежнему я, Жень и два солдата-эмпешника. Муниципальная полиция застыла возле дверей. Двумя синими столбиками.

— Хорошо, — эмпешник метнул взгляд на меня, на Женю, потом снова на меня, словно пристреливаясь к двум мишеням сразу. — Господин Уайт задержан до выяснения причин трагической смерти его капитана, господина Стирлинга. А также портового служащего Ланя. Пока ведется следствие, господин Уайт не имеет права покидать территории дока. Я буду осуществлять сопровождение.

— А с каких пор офицеры Морского Союза стали распоряжаться на территории тайваньских портов?

Женя очень вежливо улыбнулся. Даже у меня свело зубы от холода, просочившегося через его улыбку в комнату.

— Я сотрудничаю с муниципалитетом, офицер, — парировал эмпешник, махнув рукой куда-то в сторону бессловесных идолов в синих мундирах. — Так что оставим этот спор, уважаемый.

Жень улыбнулся вторично. На этот раз изморозь пошла по синей форме муниципальных сотрудников.

— Я прошу вызвать сюда представителей полиции города Килунг, офицер. Пока она будет добираться, я беру на себя ответственность за действия господина Уайта с этой минуты. И пока местная полиция не прибудет, я не позволю вам распоряжаться на территории моего порта. Вам все понятно, уважаемый?

У эмпешника дернулось веко, но он сдержался. Холодно-вежливо кивнул, еще раз взял под козырек и вымелся из комнаты. Следом утопали солдаты, последними выползли синемундирщики. Лица у них были под цвет форменной одежды.

— Рассказывай, во что вляпался, Кирилл, — Жень присел на столешницу и вынул пачку сигарет. Предложил мне, хотя знал, что я не курю. Я покачал головой, китаец же сунул сигарету в рот и пощелкал пальцами. Я кивнул ему за спину.

Когда Жень выключил комфорку, попыхивая сигаретой, я уже вкратце рассказал всю сегодняшнюю историю с моей Проблемой.

— Я тебя очень уважаю, Кирилл, — произнес Жень между затяжками. — Но ты глупец.

Я вопросительно поднял брови.

— Если бы ты наступил на хвост Триаде, — наставительно воздел к небу палец таможенник, — я бы до сих пор искал тебя по всему порту и недоумевал, почему ты решил сорвать выход в рейс. И поверь, так бы никогда и не нашел. Ни живого, ни мертвого.

Я лишь пожал плечами. Местному виднее.

— Пошли, посмотрим на твоих бедолаг, — предложил китаец. — Сдается мне, надо тебя отсюда выталкивать в океан подобру-поздорову.


— Огнестрел, тхамадэ…, - сорвался на родную матершину таможенник, склонясь над телами Стира и сторожа. — Обычные хулиганские стволы, в любой оружейной лавке этого барахла чертова куча.

— Ты в полиции служил? — поинтересовался полицейский из Килунга, по просьбе таможенного офицера старательно выговаривая английские слова.

Вызвал наряд килунгской полиции, понятное дело, Женя. Просто позвонил с мобилы, не дожидаясь, когда эмпешник сделает официальный запрос.

Таможенник распрямился над трупами, поморщился и помассировал спину. Видно, жизнь служителя морской границы и офисная работа весьма способствует радикулиту. Да и немолод уже китаец, далеко не молод.

— Я, сынок, где только не служил, — улыбнулся Жень. Непонятно было, то ли это полицейскому, то ли мне. И тот, и другой вполне годились ему в сыновья, а то и внуки. У китайцев очень сложно определить возраст.

— Девчонку вытащили? — сварливо поинтересовался эмпешник. Скорее для того, чтобы придать своему здесь присутствию хотя бы видимость необходимости.

Я понимал, моряку очень неуютно. Женя его вообще игнорировал, а прибывшие полицейские Килунга общались с офицером на грани между вежливой надменностью и завуалированным хамством.

На твердой земле легавых морских псов не жаловали. Было за что: Морской Союз полностью монополизировал океанские средне- и крупнотоннажные перевозки. По сути, любое судно, пассажирское ли, грузовое ли, было обязано идти под колпаком у Союза. А фрахт-менеджер этого судна — переводить за "охрану" весьма круглую сумму в юанях. Рэкет чистой морской воды. Но что поделать — у руля Поднебесной после Армагеддона встали крупнейшие акционеры Союза.

— Не вылезает, зараза, — поморщился второй из килунгских полицейских. — Может быть, парализатором ее?

— Ага, а потом гарпуном — чтобы выволочь тело, — усмехнулся Женя. — Давай-давай, работай головой. Уговори ее как-нибудь.

Полицейский не выдержал, и разродился в ответ заливчатой китайской трелью. Жень изумленно уставился на копа, потом повернулся ко мне.

— Говорит, она болтает на каком-то неизвестном языке. Кирилл, она точно с тобой говорила по-китайски?

— Ну да… Не по-японски же!

Таможенник пожевал губу.

— Сможешь что-нибудь вспомнить?

— Сейчас… А, вот. Я пытался выбить из нее имя, но она только тараторила что-то… погоди. Вот: "во мин тьянь, даньши джяо бай тоу".

Женя слушал, и с каждым новым слогом его лицо становилось все кислее и кислее, словно я не на его языке говорю, а кормлю таможенника отборными свежими лимонами. По одному на слово.

— У тебя отличная память, но абсолютно никакой слух, Кирилл. Совсем тонов не слышишь.

— Да знаю, — теперь уже поморщился я. — Бабушка говорила, в детстве медведь на ухо наступил.

— Нефиговые же у вас там в Сибири медведи, — хмыкнул таможенник. — В общем, ты прав, с тобой она по-нашему говорила. Странно, что сейчас не реагирует.

— Может быть, мне с ней пообщаться? — предложил я. — Я все равно вам тут не нужен.

И кивнул на два простреленных тела: здоровенную тушу американца — и сухенькую фигурку сторожа.

Нельзя так говорить, но к Стиру у меня не было никаких чувств ни при его жизни, ни теперь, после смерти. В смысле, что я к нему никак не относился — ни хорошо, ни плохо. Работодатель подсунул мне капитана следить за шаловливым русским. Чтобы тот не чувствовал себя слишком уж вольготно. Я это знал. И американец знал, что я знаю. Вот и все наши с ним отношения. Стирлинга это устраивало — он не делал секрета, что ему приятно держать в подчинении русского. Ну а мне… сказал уже, ничего у меня к этому толстяку не было. Разве что брезгливость.

А вот пропойцу-сторожа действительно жаль. Ни за что погиб. Да ладно бы еще сам, так ведь его ж потащил с собой пиндос… Тьфу! Больше ни полмысли об этом борове!

Я взглянул на таможенника, ожидая его решения. Женя не возражал чтобы я побеседовал с Проблемой, и мои ноги направились к щели между контейнерами. Почти дошли, когда Женя крикнул:

— Ее зовут Тьянь.


В щели между контейнерами было темно как сами знаете где. Даже несмотря свет довольно мощной полицейской лампы-искателя — провод от нее змеился к кару килунгских копов. Один из них что-то выговаривал девчонке по-китайски, но в ответ не слышилось ни звука.

Я попросил убрать свет, и когда зрение привыкло к темноте в щели, уселся прямо на землю, облокотившись на стенку контейнера. Проблема могла видеть мои плечо и ногу.

Девочка забилась в щель между контейнерами, мелко дрожала и ощутимо громко стучала зубами. Это я слышал. И казалось, даже слышал ее сердцебиение. Частое и неровное.

— Ну, рассказывай, что случилось, Проблема, — произнес я по-русски, совершенно не надеясь на ответ.

— А ты меня не бросишь здесь? Увезешь с острова?

— Если пожелаешь — конеч… Что?

Меня словно ударило током. Я дернулся и засунул голову в темноту, тщетно пытаясь разглядеть девчонку.

— Ты говоришь по-русски?

— Я говорю по-твоему, — раздался тоненький голосок. Без малейшего акцента, даже без московского аканья.

— Погоди…, - я никак не мог собраться с мыслями, они прыгали как поршни в движке "Зенита" в гонке по хайвею. — Ты хочешь сказать, что можешь говорить на любом языке?

— Нет.

— Тогда как…

— Я говорю на языке тех, кто мне нравится, — спокойно ответила Проблема. — Ты мне нравишься. Ты меня спас. Я говорю на твоем языке. До этого я говорила на языке тех, кто мне нравился до этого.

— Те два подонка в переулке? — удивился я.

Вот уж кто-кто, а эти малолетние бандиты совершенно не вызывали симпатии.

— Нет. Мне нравилась тетя, которая взяла меня к себе домой. Ее убили. Из-за меня. А я убежала. Меня догнали… потом ты все видел сам.

— Кто тебя ищет?

— Не знаю. Плохие люди.

Просто великолепно. Еще бы она сказала "плохие дяди" — и все стало бы совсем понятно. Ну конечно же, плохие дяди для того и созданы, чтобы охотиться за хорошими девочками.

— А ты хорошая?

В ответ молчание. Я уже было собирался задать другой вопрос, но Проблема ответила:

— Не знаю. Я разная. Для тебя я хорошая, честно-честно.

Пришли. Конец на кнехт, команду на берег.

Только "разной" девчонки, свободно овладевающей любым языком того, кто ей нравится, мне и не хватало. Наверняка это чертов правительственный эксперимент по какому-нибудь там внутриутробному обучению супервундеркиндов. А то и генетические опыты. А я вляпался в историю с одним из сбежавших образцов.

Теперь понятно, что это за серьезные ребята на спортивной машине. Ну не Триада, конечно. Просто какая-то бандитская контора, нанятая на поиски исчезнувшего объекта.

Тридцать три утки тебе в турбину, Кирилл Уайт! Вот уж не везет так не везет!

— Не бойся, — раздалось из щели. — Увези меня с острова, и тебе нечего будет бояться. Тебе никто не будет страшен, Кирилл.

— Это говорит малолетняя китаянка, которую ищут наемные убийцы? — я попытался пошутить. Но ответ заставил от наигранного веселья тут же перейти к не наигранному страху.

— Это говорю я. Я не девочка, Кирилл. Вывези меня с острова, и я все объясню. Сейчас не могу. Давит… гнет… ломает. Вывези меня, прошу!

Не знаю уж, что больше меня шокировало — признание, что девчонка вовсе не девочка (вот понимай как хочешь!), или то, что это нечто очень хочет покинуть остров. Видимо, мое лицо было настолько красноречивым, что Проблема испугалась. Больше я не слышал от нее ни слова. Что бы ни спрашивал, на каком бы языке не говорил.

Девчонка замолчала. Я снова откинулся спиной на контейнер.

— Ну что, есть результаты?

Женя подошел к контейнеру и присел на корточки, стараясь разглядеть Проблему. Я отодвинулся.

— Не хочет вылезать по-хорошему?

Я не знал что ответить. Ясно, что очень даже хочет. Но вряд ли хочет выходить к кому-то, кроме меня. И то, при условии что я вывезу ее с острова. Сказать об этом таможеннику или не надо? Рассказать о том, что до этого щебетавшая на китайском беловолосая мелюзга за пару секунд выучила в совершенстве русский — наряду с китайским один из сложнейших языков планеты?

— Молодец, Кирилл, хорошая работа. Куда ты ее дел? Давай, показывай… хочу хоть взглянуть на чертовку.

Я повернулся к таможеннику.

— Не понял….

— Спрашиваю, где девчонка?

— Где и была. Внутри.

Таможенник посмотрел на меня очень серьезно. После этого медленно, чуть ли не по слогам произнес:

— Так никого нет. Смотри сам.

Я забрал у офицера небольшой фонарь-авторучку и посветил в щель между контейнерами. Абсолютно пусто.

И вот здесь мне стало страшно по-настоящему.

-


Глава 3. Хлопоты без Проблемы


— Кирилл, после допроса зайди ко мне. Обязательно. Как найти помнишь?

Я кивнул.

Женя тоже кивнул и, заприметив открывающуюся дверь, тут же развернулся ко мне спиной.

— Мистер Уайт, прошу вас.

Холеный европеец в отличном костюме от дорогого портного. Явно штучная работа, не "от кутюр". На носу очки (и это двадцать втором-то веке!) в тонкой металлической оправе, оптика-хамелеон, "Рей Бэн" и все дела.

Классический холуй-европеоид на службе у китайского правительства. А может быть, чем черт не шутит, и глубокую ревизуализированный китаец. Только высоковат для поднебесника, явно за метр восемьдесят.

Я прошел в кабинет.

Кроме холуя, еще два человека. Конечно, уже местные, узкоглазые.

За небольшим письменным столом, руки на сенсорах тайп-машины, стенографист. Будет протоколировать показания — в Поднебесной до сих пор любой допрос должен быть запротоколирован в текстовом виде. Видео и аудио к доказательной базе относят, но без протокола допрос вещественной силы не имеет. Странный ретроградский обычай. Уж если аудио-видеомонтаж сделать не проблема, то протокол подделать — пара пустяков.

За столом побольше — собственно дознаватель-федерал. Явно с континента. За три года челночных мотаний между материком и Тайванем я научился отличать коренных китайцев от островных. Этот из коренных. Судя по прищуру (если не делал пластических операций), откуда-то с северо-востока.

— Присаживайтесь, господин Уайт, — холуй услужливо подвинул мне стул. Я присел.

— У нас к вам немного вопросов, — начал дознаватель. — И конечно же ни одного обвинения.

Китаец вежливо улыбнулся, как это умеют только уверенные в собственном превосходстве азиаты — аж в морду дать захотелось.

— Первый вопрос: вы подтверждаете, что господин Стрилинг вышел из комнаты отдыха персонала дока не один, а в сопровождении безымянной девочки-азиатки, со светлыми волосами, рост около сто сорока пяти сантиметров?

— Да. Капитан вышел с ней.

— Вы не заметили, куда они направились?

— Нет. Я смотрел мультики.

— То есть ТВ.

— Да, ТВ.

— А мультфильмы были продублированы английскими или русскими субтитрами или звуковыми дорожками?

— Нет.

— Вам интересно смотреть мультфильмы без дубляжа?

— Да.

— Прошу прощения, я отвлекся, — китаец снова улыбнулся.

Слева еле слышно шелестела тайп-машина. Холуй устроился на табурете возле двери.

— Ничего страшного, — я попытался улыбнуться той же монетой, но на дознавателей такие трюки не действуют. У них нервы из стальной проволоки и терпение объемом с Юпитер.

— Мистер Жень подтвердил, что во время убийства вы с ним осматривали груз и оформляли бумаги.

Почему-то все китайцы по-прежнему называют документы бумагами. Неважно на каком языке они говорят и не важно, что последний документ на бумаге я видел в музее делопроизводства. Тут же в Тайпее.

— Вы, конечно же, никуда не отлучались, пока мистер Жень вел досмотр грузового отсека вашего корабля? — как бы не очень интересуясь ответом спросил дознаватель.

— Я никуда не выходил из комнаты для персонала.

— Кхм… Интересно. То есть мистер Жень говорит неправду, когда уверяет, что все это время был рядом с вами?

— Он все это время был вместе со мной. И тоже никуда не выходил из комнаты для персонала. Там нас и застал офицер МП и представители муниципалитета Тайпея.

— Таким образом получается, что мистер Жень не осматривал корабль лично?

— Нет. Скорее всего, планировал осмотреть груз после того, как мы закончим с документами.

— Спасибо.

Дознаватель дал знак холую, тот вышел из кабинета.

Ну да, ну да. Знаем мы эти ваши гестаповские штучки. Хотите, чтобы я начал волноваться за Женю — ведь он грубо нарушил правила досмотра.

Фигу вам, господа. С таможенным инспектором, когда дело касается его служебных обязанностей, разбирается Таможенная служба. А никак не федеральные следователи. И хрен таможенники сдадут своего коллегу-офицера. Тем более такого как Женя.

— Вы готовы подтвердить, что привезенная вами из Тайпея девушка действительно скрылась до приезда федерального инспектора?

— Да.

— И вы не можете сказать, как и когда это произошло.

— Не могу. Я не заметил, как она выпрыгнула из щели между контейнерами.

Дознаватель замолчал, а я понял, что фраза насчет выпрыгивания была лишней. Ну ничего, это не та ошибка, за которую придется расплачиваться несколькими часами бессмысленных расспросов.

Дознаватель сделал еле заметное движение, словно пожимая плечами, и, особенно четко штампуя слова, поинтересовался:

— Вам известно, что на лобовом, заднем и двух боковых стеклах полицейского кара установлены видеокамеры, и они пишут картинку в круглосуточном режиме?

Я пожал плечами вполне открыто.

— Не известно, но вообще почему нет? Вполне разумно.

— Тогда как вы объясните, что камера, в зону видимости которой попала щель между контейнерами, не зафиксировала девушку, когда она, как вы говорите, выпрыгнула?

— Это вопрос не ко мне, — произнес я как можно спокойнее. — Пусть на него отвечают специалисты по видеонаблюдению.

— То есть вы не видели, как она выпрыгнула?

— Я сказал уже: я не заметил, как она выпрыгнула. Вообще, специально за ней не следил.

— Ваша поза была таковой, что если бы девушка задумала выбраться из щели, она бы обязательно задела либо ваше плечо, либо ногу. Потом вы просунули голову в щель, и почти до самого прихода инспектора не меняли позу. Когда снова сели спиной к контейнеру, рядом был инспектор Жень.

— Да, все верно.

— Так каким же образом девушка могла выбраться из щели?

— Я не знаю.

— Но вы уверяете, что она выпрыгнула?

— Я этого не говорил. Я лишь сказал, что…

— Достаточно. Допрос завершен. Вы свободны, мистер Уайт. Мистер Чжоу, распечатайте, пожалуйста, протокол.

Оператор тайп-машины оторвался от сенсоров, вытянул из машины распечатку и передал дознавателю. Тот пробежался глазами по пластику, в паре мест кивнул каким-то мыслям и протянул флекс мне.

— Ознакомьтесь и подпишите ваши показания.

Я бегло пролистал протокол. Очень аккуратно, как в хорошем сценарии, были записаны все произнесенные слова: мои и дознавателя. Даже проставлена длительность пауз между отдельными фразами.

Что-что, а вот аккуратности китайцев учить не надо.

— У меня с собой нет модуля подписи, — сказал я. — И…

— В этом нет необходимости. Просто приложите к листу в любом месте подушечки минимум трех пальцев правой руки. Любых пальцев.

Я ткнул в пластик, и тут же в месте контакта проявился капиллярный рисунок. Надо думать, мой рисунок.

— Пожалуйста, посмотрите документ на просвет, — попросил дознаватель.

Я не понял зачем, но подчинился. Стоило поставить лист между глазами и лампой, как в структуре прозрачного пластика опять что-то изменилось. Спустя пару секунд нарисовалась фотография радужных оболочек двух глаз. Надо думать, моих глаз. Наверняка и сетчатку тоже срисовали.

Вот тебе и допотопный протокол со стенографистом!

— Спасибо за сотрудничество, мистер Уайт. Штраф за нарушения правил дорожного движения по девяти пунктам мы вышлем вашему работодателю, реквизиты у нас есть. Пожалуйста, больше не нарушайте. Полный список мы пришлем вам по электронной почте незамедлительно и абсолютно бесплатно.

Дознаватель убрал флекс в папку для документов, сложил руки перед собой и повторил:

— Вы свободны, мистер Уайт. Всего хорошего.


***

Добраться до Жени можно даже не зная ни слова по-китайски. Даже если бы никто в порте не говорил ни на каком другом языке, кроме местного. Все что нужно — имя.

— Жень? — спросил я у симпатичной секретарши на втором этаже, и девушка расплылась в улыбке, что-то щебеча на своем птичьем диалекте. Довела меня до следующей комнаты, настрекотала с два абзаца за дверь, и прежде чем я успел поблагодарить, упорхнула обратно на рабочее место.

Честное слово, я не успел сосчитать до трех, как дверь открылась и ко мне выбежала другая китаянка. Постарше, чуть более раскосая, но тоже ничего так. Не очень кавайно, но вполне хентайно, как говорит Володька.

Эта уже англоязычная. Ринулась было проводить меня до кабинета господина инспектора лично, но я ограничился просто легендой — как дойти?

Чем бы ответили европейцы? Правильно, легендой бы и ответили. Вежливо и терпеливо объяснили бы как идти, куда поворачивать и сколько раз подниматься по лестнице.

На Тайване все не так.

Англоязычная сотрудница что-то крикнула девушкам-коллегам, и две из них тут же оккупировали простаивающий терминал. Перебивая друг друга и в азарте чиркая пальцами по планшету, взялись за работу.

Через минуту у меня на руках была свежеотпечатанная на цветном флексопринте подробнейшая схема прохода к кабинету инспектора. А снизу — два телефонных номера с федеральным кодом с подписью на русском (!) языке: "Если заблудитесь, звоните! Найдем и доставим по адресу. Анна Чхуэй, Грейс Лю". И анимированный смайлик в виде парочки подмигивающих китаянок.

Черт побери. И как после этого не любить Тайвань?


— Ну у тебя тут и сервис! — улыбнулся я инспектору.

— У Анны телефон на прошлой неделе сменили, — невозмутимо ответил Женя. — Она звонила, просила извиниться за нее, растяпу. Новый номер начинается с цифр 72, а не 71 как у тебя на флексе.

Я открыл рот.

— Не удивляйся и не думай, что мои девчонки так с тобой носятся только потому что ты мой друг, — охладил инспектор и оторвался, наконец, от терминала. — Они натасканы обольщать любого визитера, будь это даже какой-нибудь, прости Небо, японец. Теперь рассказывай, что там хотели федералы.

Я по памяти пересказал допрос. Память у меня, как отметил сам Женя, хорошая, поэтому удалось передать в деталях всю беседу.

— Как я и думал, — покачал головой таможенник. — Теперь делом обязательно заинтересуется "Непсис". Ты крепко попал, мой дорогой друг.

Последние слова я почти не расслышал. Достаточно было, что китаец упомянул имя работодателя. Моего работодателя, и не имя — а скорее название. И то — неофициальное.

Женя заметил мою растерянность, прищурился. И без того узкие глаза китайца сошлись в едва заметные щелочки.

— Ты что-то знаешь о "Непсис", чего не знаю я?

Я молчал. Под страхом исчезновения в тех самых просторах океана мне запрещено упоминать, что я работаю на церковников. Я картинно обвел глазами помещение, потом приложил палец к уху и вопросительно изогнул брови.

— Нет, не слушают, — успокоил таможенник. — И не смотрят. Тут моя епархия, и правила устанавливаю тоже я. И не забудь, ты на Острове, а не на материке. У нас свои законы.

Да, Тайвань как был, так и остается геополитической занозой в заднице КНР. Даже случившийся Армагеддон ничего не исправил. К власти в Поднебесной пришли администраторы и бизнесмены, а не оголтелые шовинисты, поэтому на обособленное положение Тайваня махнули рукой. Все равно 99 % предприятий острова принадлежали китайским компаниям, поэтому что толку лишний раз наводить бурю в стакане?

— В общем, я работаю на Церковь, — признался я.

— О как…, - Женя откинулся на кресле. — Да ты присаживайся, не стой столбом.

Я уронил себя в мягкое офисное кресло для клиентов. Тут же невидимые руки принялись массировать спину.

— Эээ… Это можно выключить? — спросил я. — Извини, не люблю тай-цзу.

— Выключатель под ногой. Нет, под левой. Педаль.

Я топнул по очень похожей на рояльную педальке — и массаж угомонился.

— И ты, стало быть, возишь грузы для "Непсис"? — продолжил беседу Женя.

— Стало быть да.

— Давно?

— С самого начала. Почти три с половиной года.

— Мощно устроился, — усмехнулся таможенник. — Много платят?

— Хватает.

Инспектор рассмеялся.

— Ну, не хочешь — не говори. Клещами тянуть не буду.

— Не обижайся, Жень, — попросил я. — Просто чем меньше узнаешь, тем будет лучше.

Тут я подумал, что вот неспроста таможенник начал про "Непсис". Да, я на них работаю, но он-то об этом не знал до последнего момента?

— Да все я понимаю, — отмахнулся тайванец. — Вообще в твоем деле мало непонятного. Ну да, возишь грузы для "Непсис", ничего в том нет зазорного. Да, за подложными документами. Но поверь мне, у нас треть грузооборота идет по фальшивкам. Конечно же, балуешься контрабандой.

— Но я…

— Молчи. Я все понимаю. Наркоту или иммигрантов ты в трюмах через границу не переправляешь, а на остальное мне чихать, если ты меру знаешь. Но вот ведь какое дело…

Таможенник встал из-за стола, подошел к окну. Судя по легенде у меня в кармане, из окна должен быть виден порт и океан.

— В нашем с тобой случае, то есть с этой непонятно как испарившейся девкой, есть одно неизвестное. Подсказать или сам догадаешься?

— Дай догадаюсь. Эмпешники?

— В точку!

Инспектор вернулся к терминалу, что-то отбил на клавиатуре. Спустя пару секунд зазвенел телефон. Женя снял с пояса трубку и с минуту оживленно беседовал. Разумеется, на китайском, поэтому я ни черта не понял.

Наконец, тайванец выключил трубку и снова повернулся ко мне.

— На чем мы остановились?

— На эмпешниках.

— А, ну да, — нахмурился собеседник. — В общем, их появление на месте убийства для меня загадочно. А когда я чего-то не понимаю в собственном же порту, я начинаю сильно думать.

Я мысленно позавидовал таможеннику. Вот у меня думать получается в основном уже после того, как я что-то сделаю. Есть люди, про которых говорят: у них язык опережает мысли. Так называют болтунов. Так вот, у меня собственно все мое существо зачастую опережает собственные мысли. Я человек действия. Уж не знаю, как называют людей моего типа.

Таможенник тем временем продолжал:

— Пока накопать удалось немного. МП явились в порт вчера вечером, с одним из небольших транспортов. Судя по графику, у них погрузка сегодня на два часа дня.

Я повернул запястье и бросил взгляд на инфотатушку — уже половина восьмого.

— Вот-вот, правильно мыслишь, — заметил мое движение Женя. — Они до сих пор не загрузились. И по отчетам…

Инспектор снова глянул на экран.

— По отчетам они задерживают погрузку сами. И уже вылетели из сталийного коридора. И аккуратно, до цента оплатили нам демередж на сутки вперед.

— Почему вам?

— Потому что заключили с нами опцион на представление интересов покупателя… Кирилл, ты о чем? Какая разница, что там их юристы придумали, лишь бы не платить всех налогов? Важно, что эмпешники должны были отплыть одновременно с тобой, но до сих пор сидят в акватории. Я только что говорил с помощником администратора порта, ты слышал. Он думает, что все идет к простою еще на сутки.

— Ну хорошо, — я примирительно поднял ладони. — транспорт МП застрял у тебя в порту, местные акваторщики скоро съедят капитана с потрохами, а в бюджет порта один демередж следует за другим. К девчонке-то это какое отношение имеет?

— Мне вот кажется, что это не просто совпадение, Кирилл. Морской Союз, когда дело касается общения с независимыми портами, щепетилен в мелочах донельзя. А в моем Килунге вдруг раз — и наплевал на всю свою политику. Ши ди и.

Тайванец щелкнул пальцами и разогнул один из них.

— Далее. Почти одновременно с этим где-то в городе от кого-то убегает очень, очень странная девчонка с крашеными волосами. Великодушный русский контрабандист выручает ее из переделки и привозит в порт. Ши ди э'р. Затем решением этого русского девчонку решено выдворить с острова — этим идут заниматься толстый американец и пьяница-сторож. Их трупы находят неподалеку от дока, где стоит экран русского. Ши ди сань.

— Можно вопрос? — я поднял руку словно прилежный ученик на уроке.

— Что? — тайванец сбился с мысли и посмотрел на меня. — Да, спрашивай.

— Дии, диэ'р и дисань — это "во-первых", "во-вторых" и "в-третьих"?

— Кирилл, хочешь, я направлю тебя на курсы китайского для экипажей иностранных судов? Бесплатно.

— Нет.

— Тогда не перебивай.

— Как вам будет угодно, господин.

Таможенник улыбнулся и продолжил.

— Итак, расстреляны два ни в чем неповинных человека, а девчонка, которая была с ними, уцелела. Спряталась в щель между контейнерами, где ее потом и обнаружили. Но уже позже. А сначала убийством заинтересовался патруль эмпешников с офицером во главе. При том, что их корабль, вообще говоря, стоит километрах в трех от места происшествия, а права на патрулирование территории порта у МП нет.

Но наши морские друзья мало того что повели себя как представители закона, так еще и на всякий случай обеспечили поддержку муниципалитета Тайпея. О том, что свободный порт Килунг не подчиняется столице, они или не знали, или посчитали, что прокатит и так. К их несчастью, рядом с великодушным русским контрабандистом был старый тайванец со знанием законов и большим весом в администрации порта. Ши ди сы, и последнее.

— Браво, Женя, — я громко похлопал в ладоши. — Ну а вывод-то какой?

Таможенник посмотрел на меня, как будто впервые увидел.

— У тебя самого-то голова на что?

— Я в нее кушаю, — серьезно ответил я.

Выстроенная Женей схема открывала события последних часов в необычном свете. Я как-то не додумался, что эффектное появление эмпешников, мягко говоря, не очень по протоколу. И уж тем более незаконны попытки задержать меня и мое судно.

Чертовски тяжело соединить воедино побег девчонки с простаиванием транспорта Морского Союза. Намного сложнее даже, чем объяснить таинственное исчезновение Тьянь из щели между контейнерами. Ну не верилось мне, что строгие и щепетильные до истерики эмпешники как-то замешаны в похищении девчонки.

С другой стороны, какого черта их патруль вел себя так нагло, да еще с поддержкой синемундирщиков? И еще одно, о чем Женя не упомянул. Но это тоже важно. Мне не понравилось поведение федералов. Весь их допрос касался девчонки и только ее. Собственно факт убийства иностранного гражданина на территории порта их вообще не колыхал. Куда интереснее для них было полностью высветлить картину исчезновения Проблемы. И судя по тому, как быстро они от меня отвязались — ждать неприятностей.

Я вообще не люблю вежливых людей, которые не задают сразу всех вопросов. А дознаватель с материка оставил не озвученными много вопросов, очень много.

— Есть рабочая версия, шеф.

— У меня тоже есть, — хмыкнул Женя. — Но давай начнем с ошибочной. То есть твоей.

Ошибочной, говоришь? Ну-ну. Сейчас будет тебе ошибочная, фиг придерешься.

— Девчонку похитили эмпешники, вернее, кто-то по их заказу. Я ее увел, притащил к Стиру. МП нас выследила, послала патруль. Тот расстрелял Стира со сторожем, оружие либо спрятал, либо выкинул в воду. Девчонка сумела убежать и спрятаться, ее они не нашли. Потом считали паспорт моего капитана, связались со своими, узнали где мой "Воланс". Были уверены, что девка у меня. Заявились на борт — никого не обнаружили, потом рванули в комнаты отдыха. Там нашли нас с тобой, но без девчонки. Получили от тебя по носу. Вместе с нами обнаружили девчонку, и боюсь, что вытащи мы ее на свет божий — абзац бы нам всем вместе с килунгцами. Видел какие автоматы у эмпешников? Нас бы постреляли, девку бы забрали, вернулись на корабль, а порт получил бы демередж за суточный простой корабля, который ушел еще до истечения четвертого часа из этих суток. Ну как?

Пожилой тайванец оставался совершенно спокойным весь мой монолог. И чем дальше по тексту я шел, тем больше успокаивалось лицо таможенника и разглаживались морщины.

Женя выдержал театральную паузу, словно обдумывая мою версию. Потом выдал вердикт.

— Буллшит, если говорить по-американски.

Я как-то растерялся. Сам-то никаких нестыковок в своей версии не наблюдал. Ну, может быть, некоторые детали упустил или неверно трактовал, но все остальное вполне выстраивалось в стройную версию.

— Представь, если бы ты не отправил девчонку со Стиром, — предложил Женя. — Они бы пришли к нам с тобой, увидели девку — и что? Начали бы пальбу в просматриваемом камерами помещении? Расстреляли бы одного из высших чиновников таможни? Ты знаешь, что за это было бы Союзу со стороны Килунга да и вообще всего Тайваня?

— Допустим, — не растерялся я, — тогда бы они представили убедительные доказательства того, что она преступница из Тайпея. Синемундирщики подтвердили бы.

— Хорошо, — не стал спорить таможенник. — К этому я вернусь, а пока идем дальше. То, что доки просматриваются с низкой орбиты ты в курсе? Наверное, нет. В общем, стрелять между контейнерами тоже не здорово. Но предположим, что они и там предъявили бы девчонке обвинение в каких-то столичных грехах. И вывезли из порта. Причем исключительно силами муниципалитета Тайпея, а я уверен, что на самом-то деле столичные и понятия не имеют, о какой еще девчонке идет речь. И официальное добро не дадут. Хорошо еще просто пошлют, а могут ведь прислать инспектора для разбирательства.

Далее. Девчонка. Спряталась, говоришь. И они ее не нашли, — тайванец усмехнулся. — Если они ее не видели с самого начала, какого черта им стрелять по твоему капитану и сторожу? А если видели белобрысую, то как, спрашивается, упустили, если она и была их целью? И уж ни за что не поверю, что щель между контейнерами — хорошая защита от пистолетной пули.

И наконец, самое главное. Как ты думаешь, каков шанс снова ввезти засветившуюся девчонку в порт, погрузить в транспорт МП и вывезти с острова? Нет, по закону этот вопрос быстро не решается. Методом стрельбы — тоже.

— Так в чем тогда соль? — спросил я.

— В контейнере.

Я непонимающе затряс головой. Причем тут контейнер? Девчонка сидела в щели между двумя из них, это да. Но сами-то железные ящики с какого боку?

— Любой груз можно нелегально вывести, тебе ли это не знать, — объяснил таможенник. — Вопрос только под каким видом. Думаю, девчонку бы ревизуализировали в новое тело. Но есть мысль и похлеще…

Да, с ревизуализацией — не лучшее предположение. Даже быстропластика, сходящая на второй день, требует двое-трое суток на нанесение. И обязательно в стационаре.

— Помнишь, девчонка сказала, что она не девочка?

Я кивнул. Хотя до сих пор не понял, что белобрысая имела в виду. То ли что она мальчик, то ли что… ну, что уже девушка. В смысле, женщина.

— Я думаю, она… держись за кресло… инфильтрант. В этом случае, сам понимаешь, перевезти ее можно в любом теле, — уверенно огласил догадку Женя. — Даже в твоем.

А я ощутил небольшой приступ паники, стоило вспомнить, что эта тварь сидела рядом со мной, и даже держалась за меня руками и ногами. И теперь стало ясно, с чего бы это Жень упомянул о "Непсисе".

Инфильтрант.

У этого слова есть прародитель: инфильтрат. В медицине инфильтратом называет некое скопление клеточной ткани там, где в нормальных условиях ее быть не должно. В основном, на фоне опухолей.

Близким по звучанию словом "инфильтрант" издревле называли просачивающихся через очерченную границу лиц. Проще говоря, незаконных иммигрантов. Власти разных стран по-своему смотрят на проблему инфильтрантов. Сейчас во всем мире, в этом чудовищно глобализированном пространстве, понятие иммигранта немного выцвело, потеряло первоначальный яркий оттенок чуждости. Легальные иммигранты давно перемешались с местными тружениками, а нелегальные широко используются как дешевая рабочая сила.

Словом, изначально яркое в оттенках своей чуждости слово инфильтрант помутнело, его значение в смысле "нелегальный иммигрант" пожухло, потеряло изначальный смысл. Но после Армагеддона налилось новыми красками.

И упаси нас всех бог от повторения этой живописи еще раз. Два с половиной миллиарда человек — такова цена победы над иномировым злом. Столько смертей потребовалось, чтобы остановить истребление человечества и запереть зло в его обители. Этот черный список мог бы и продолжиться, если бы группа религиозных ученых, объединившихся вокруг швейцарского CERN, на нашла способ закупорить врага в его мире.

Но порой он прорывается. И тогда слово инфильтрант принимает вполне вещественный смысл, полный наглядности: это проявление иномирового зла в нашем мире. А человек, хоть раз коснувшийся этого проявления, подлежит срочной изоляции. Как возможный носитель этого зла.

Теперь понимаете, почему я немного напрягся, когда Женя высказал свое предположение?

Никто не знает, как инфильтранты меняют тела, а кто знает — уже не рассказывает. Очень возможно, что в тот миг, когда светловолосая девчонка исчезла из щели между контейнерами, я стал ее новым домом.

Видимо, все мои догадки отразились на физиономии, и Женя, увидев, не сдержал улыбки. Вид напуганного контрабандиста в кабинете таможенного инспектора действительно комичен.

— Да не трясись, Кирилл, — сказал тайванец спокойно. — Мы ведь не нашли тела девчонки. Значит, внутри тебя никого нет. Да и дознаватели-федералы не отпустили бы так просто, заподозри неладное.

Конечно. Инфильтранты переходят в новое тело только с потерей предыдущего. А пресловутого "первого контакта" и вовсе нет, инфильтрантами первой смены рождаются, а не становятся. Правда, пока никто не слышал о тварях, исчезающих прямо в воздухе. Это несоответствие я и высказал вслух.

— Значит, какой-то новый тип инфильтрантов, не имеющих стойкой материализации, — спокойно ответил Женя. — В любом случае тебе отсюда надо убираться. Только вот…

Таможенник постучал пальцем по столу. Явно собирался с мыслями перед тем как сказать.

— Думаю, тебе лучше бросить "Непсис". Сам понимаешь, они ж чокнутые параноики.

Да, церковь Бодрствующих, или "Непсис", имела устойчивую репутацию религиозно-технических отморозков-параноиков. Даже подозрение в ношении инфильтранта могло привести к очень неприятным последствиям для подозреваемого.

— Бросить не проблема, — сказал я. — У меня в контракте есть пункт, согласно которому…

— Ты идиот?

Женя смотрел на меня как на душевнобольного. Потом в глазах-щелочках проснулось что-то типа терпения к несмышленышу. В роли последнего, надо думать, выступал лично я.

— Через несколько часов региональный менеджер "Непсис" получит подробное описание произошедшего. Ты в самом деле думаешь, что тебя в Гонконге радушно встретят, побеседуют о случившемся за чашкой чаю и отпустят в новый рейс?

Я призадумался. Да, конечно, ни черта не отпустят. Пока не вымотают душу допросами и не изучат тело под наноскопом — обратно в мир не вернут. А быть может, для полной верности, и устроят несчастный случай. С летальным исходом. Где "летальный" — вовсе не от слова "летать".

Получается, я потерял работу?

Получается, что так. В общем-то, не сильно большая проблема, но "Воланс" жалко… привык я к этой машине. Да и она ко мне тоже.

— Значит так, — таможенник сложил ладони в замок и положил на него подбородок. — Я уже составил рапорт о задержке твоего рейса по нашей вине. Издержки оплатил за счет порта. От тебя требуется собрать манатки, прыгнуть в экран и свалить отсюда к чертовой матери. И уж конечно не в Гонконг.

-


Глава 4. Соседка сверху


— Товарищ сержант, а крокодилы летают?

— Что за бред? Конечно не летают.

— А товарищ прапорщик говорит, что летают!

— А? А! Ну, в общем-то, конечно, летают, но низехонько-низехонько.


Этот анекдот в различных вариациях я лично рассказывал раз сорок. И еще раз шестьдесят слышал от соседей по столику в баре аквапорта, стоило им узнать что я — пилот экраноплана. Ура, историческая справедливость восторжествовала: первый экраноплан создали именно мы, и вот теперь русский же анекдот стал неотъемлемой частью репутации экранщиков.

Помнится, я совершенно серьезно подумывал о переименовании моего судна в "Летучий Аллигатор". Но все же сдержался, оставил ему данное с рождения имя "Воланс" — на латыни "летучая рыба". Хотя только больной на всю голову может представить себе рыбехоньку полной массой в сто сорок две тонны.

Но сегодня мы с рыбкой на диете. В карго-секции груза почти нет. Только возвратная посылка наших друзей из "Тхань и Ко" — контейнер меньше пяти центнеров. По сравнению с полной загрузкой в шестьдесят тонн — комариный вес.

— Вышка, я экран си-эн девять-девять-шесть. К запуску моторов готов.

— Экран китай две девятки шесть, запуск разрешаю. Следите за волной, пожалуйста.

Вот и ладненько. Если просят следить за волной, значит за мной целая очередь гидропланов и экранов. А если целая очередь, значит никто из особистов у меня на хвосте у меня не сидит. Они толкотни не любят, позагоняют всех обратно в доки.

Значит, ушел чисто.

Ну, скорее всего чисто.

"Воланс" рассчитан на пилотирование тремя членами экипажа: командир, он же первый пилот; карго-мастер, он же второй пилот; штурман-метеонавигатор. Но это в дальних магистральных полетах. А каботажное мельтешение между Гонконгом и Тайванем в штурмане не нуждается. Метеоусловия известны на неделю вперед, а штурманить просто нечего. Слева Тайвань, справа континент, все хорошо видно на экранах. "Навстар" в виду особых отношений с пиндосами здесь не работает ни чешуи, но есть русская орбитальная система, да и радиомаяков на местных побережьях просто хоть без хлеба ешь.

Официально я могу себе позволить краткие пилотажи даже в одиночку. Что сейчас я и собирался осуществить в лучшем виде, хотя по документам на борту два человека. Женя сказал кому нужно, и администратор аквапорта не стал портить полетное расписание внезапной перекомплектацией экипажа.

Я улыбнулся предстоящему полету и утопил клавишу "Стартер-старт".

Где-то в носовом отсеке загудело — заработали компрессоры. Потом корабль пронзило воем разгонных редукторов, и, наконец, явилось на свет мощное, басовитое гудение. Златоглот проснулся. Прочихался, переварил первые литры "горючего золота" и вышел, наконец, на режим.

— Экран китай две девятки шесть, волнуете на два с половиной балла. Придушите златоглота, ради всей малой гидроавиации вас прошу!

— Вышка, пока не прогреюсь буду дуть именно так. Извините.

— Понял вас, экран. Черт бы побрал ваши турбофены. Не можете рулить на батарейке?

— Спасибо, вышка, не могу. И потом, я вам по контракту деньги за неудобства плачу. Что ж, мне теперь удавиться, гладя как они в никуда уходят?

— Пожалуйста! Бережливый вы наш. Что по времени на прогрев?

— Еще семь ноль секунд.

— Понял вас. Экран си-эн девять-девять-шесть прогрев семь ноль секунд. Мелкота, все поняли?

В ответ на канале кто-то очень витиевато послал меня к пекинской бабушке на кантонском диалекте. Видимо, пилот самого малого из гидросамолетов. Конечно, я ничего не понял из его сюсюкания, но акцент и смысловое пожелание в мой адрес читались легко.

Впрочем, мужика можно понять. На волне от моих движков его сейчас колбасит так, как в небе не колбасит даже в грозу.

— Экран, у вас еще сорок секунд, но предлагаю начать рулежку помалу прямо сейчас. Ничего не будет с вашими фенами, а у меня сейчас мелочь друг друга топить начнет.

— Валяй, вышка. Давай рулежку.

— Я вышка, экрану китай две девятки шесть. Рулевая би-два на эф-восемь, на эй-2, на эн-двенадцать взлетная налево. Как поняли.

— Понял вас. Я экран си-эн девять-девять-шесть, рулю на би-два, эф-восемь, эй-2, эн-двенадцать взлетная налево. Волну в Гонконге не подскажете?

— Экран, не наглейте. Метеослужбу никто не отменял.

Ну вот и дорожка. Вообще-то, ее правильно называть взлетно-посадочная полоса, как у сухокрылов. Но мы, гидролетуны, называем ее дорожкой — как в бассейне. И впрямь похожа, только вместо длинной цепочки пробковых колец на тросе наша дорожка ограничена самотопящимися буями-параноиками. На случай увода машины с траектории взлета или посадки.

— Экран си-эн девять девять шесть на исполнительном. Жду разрешения на взлет, — продиктовал я в эфир.

— Экрану китай две девятки шесть, да проваливайте же наконец! Взлет разрешаю.

Я улыбнулся, перевел разнотяг на автоматику и дунул фенами всерьез.

Эй-ех, малыши-гидросамолетики! Видели бы вы меня сейчас. А еще лучше, стояли бы позади. Эк бы вас в одну кучу смешало и затопило к слонам морским!

Пустой "Воланс" весит восемьдесят тонн с копейками. Теоретически может тащить на себе еще шестьдесят с лишним. Потому чтобы отклеиться от воды в пределах полосы ему нужна тяга под тридцать тонн.

Спереди под обшивкой у него два турбофена с регулируемыми соплами с двух сторон от фюзеляжа. И еще два электрофена сзади, впрочем, от них сейчас толку нет, слишком дохлые. Их очередь потом, на установившемся режиме.

Но турбофены, ребята, это ух!

Восьмидесятитонная громада "летучей рыбки" задрожала всем корпусом, два раскаленных воздушных кулака ударили в воду перед консолями крыла и промяли водную поверхность. По обе стороны от кабины на воде возникли перевернутые купола диаметром метра три, и в глубину почти метр. Кто этого ни разу не видел — тот вообще ничего в своей жизни не видел. И это, господа, я пока держу семьдесят процентов нагрузки. То ли еще будет!

Шестьдесят километров в час, восемьдесят, девяносто. Запищали датчики статического давления экрана — машина потихоньку набирает воздушную подушку под куцыми, но чудовищно широкими в плане крылышками. Сто двадцать — автоматика чуть поправила направление реактивных кулаков, теперь они не столько пытаются задрать морду "Воланса" и оторвать ее от воды, сколько напрямую дуют под консоли, надувая воздушную подушку еще больше.

Полторы сотни — пора выходить на полный взлетный. Я подал ручку от себя, и рассерженный гул сменился яростным ревом. Торжество технологий столетней давности, заброшенных человечеством из-за топливного голода. Но мы-то хитрые, мы ж не летаем на турбофенах, мы только взлетаем на них. Так что, можно барской рукой и пораскидать жидкое золото, пережечь его на вредный для атмосферы углекислый газ. Шиковать так шиковать, да?

— Экран, я вас ненавижу!

Это снова вышка, но уже на выделенном радиоканале, чтобы начальник не слышал. Понимаю, вышка, тебе теперь минут пятнадцать ждать, пока перегретая вода перестанет парить и перемешается с холодной. Иначе у гидроавиации взлетная скорость будет километров на сорок выше — из-за разреженного, нагретого водяным паром воздуха.

— Вышка, не паникуйте. Лучше следите за мелкотой на электродрелях, — сказал я на прощанье, и вырубил прием выделенки, оставив диспетчера бесноваться.

Электродрелями мы, гидролетуны, называем всю малую гидроавиацию. Легенькая "Сессна" или "Лю Конг" слишком слабосильны чтобы поднять в воздух полноценную "батарейку" — нейтрон-электронный реактор холодного синтеза. Поэтому летают они с обычными батареями, и движки у них обычные, с массивными коками винтов. По виду немного похоже на электродрель, да и звук работы похожий, с высокочастотным свистом. Вот и прижилось название.

Меня и мне подобных называют экранами. Немного обидно, ведь экран в понимании обывателя — это панель ТВ-жвачника или ненавистного терминала в офисе. Но мы-то, летуны, знаем правду, кто настоящий экран, а кто жвачник.

Наконец, всякую глиссирующую шелупонь типа катеров на воздушной подушке или подводных крыльях, авиацией не считают, хотя и стартуют они по одной дорожке с нами. Но это так… Исключение. Скорость больше двухсот километров в час им не светит никогда в жизни. Значит, ни разу не пилоты.

Между тем у меня уже сто восемьдесят. Пора окончательно отрываться и включать батарейку. Проделав нужные манипуляции, я взглянул на приборы. Ага, НЭР завелся. Все нормально, бачок окрасился в зеленый цвет, активное вещество разогрелось, реактор готов к подачи энергии.

Отрыв!

Крупную дрожь фюзеляжа как ножом отрезало. Машина оторвалась от водной глади и, лишенная сопротивления воды, пошла добавлять скорость. Две сотни, две с половиной, три, три с половиной…

Запищал зуммер отводного маяка — правильно, зону полосы мы уже покинули. Я, наконец, взялся за штурвал и покачал элеронами. Все в порядке, перекладка уверенная, скольжение и рыскание минимальные. Машина встала на экран, а значит текущая высота два с половиной метра, и больше трех уже не вырастет. А вот скорости мы еще добавим.

Я задал рубежом перехода четыре с половиной сотни и откинулся на спинке кресла. Дальше автоматика все сделает самостоятельно — запустит кормовые электрофены с питанием от "батарейки", потихоньку приберет режим на носовых турбинах, а потом и вовсе их выключит. Затем выведет экраноплан на экономичный полет с крейсерской скоростью чуть больше четырехсот.

— Экран, как вас там. Вышка с вами говорить не хочет, поэтому буду говорить я, Килунг-Северный. Через две минуты буду вас передавать Центру. Частоту знаете?

— Килунг-Северный или как вас там, все знаю, не беспокойтесь, — рассмеялся я. — Не первый раз беременный.

— Да я и не беспокоюсь, — улыбнулся на той стороне эфирного канала диспетчер. — Счастливого полета.

— Спасибо.

— Кстати, толстопузов на электродрелях ты классно отметелил. Когда следующий старт, экран? Не хочу пропустить зрелище. У нас тут пацаны делали ставки, покоцаешь ты кого-нибудь волной или нет.

— Боюсь, что очень нескоро, Килунг. Но за зрителей спасибо.

— Да ладно, в самом деле весело было. Бывай. Удачи тебе.

— Тебе тоже.


Вот и вся романтика. А далее — два с лишним часа спокойного гудения кормовых электромоторов, пощелкивание автопилота (ну не отключаются у него эти щелчки, хоть тресни) и скука. Можно почитать книжку, но я не привык расслабляться в полете. Поэтому обычно иду проверять груз, делаю что-нибудь по хозяйству в грузовом салоне — о, там всегда до черта дел по хозяйству! Да, кстати. У меня же весь техтоннель заляпан джемом. И в самом деле, пойти прибраться что ли. А то мало ли какую контрабанду придется туда срочно пихать — а у меня там разве что пчелы вприсядку не пляшут.


***

Алекс Вон был доволен жизнью. И пусть соседи смотрят на него как на предателя, но за полтора года он купил себе комнату в Сити, еще за полгода легализовал, наконец, двух племянников у тетушки в Нанькине, а сейчас все шло к тому, что получит продолжение роман с Агнессой Ли из отдела техподдержки. Тогда Алекс окончательно переберется в центр города, и на мнение соседей будет наплевать. А ломовые коммунальные платежи можно стерпеть. Тем более скоро его переведут на повышение — слухи об этом с неделю бродят по коридорам пекинского офиса "Непсис".

Был Алекс доволен и работой. Непыльная должность финансового ревизора куда интереснее, чем бухгалтерская отчетность, которой занимался до этого. Вот что значит вовремя поймать волну: одним из первых осознал всю мощь европейской Церкви, и одним из первых выучил латынь — официальный язык делопроизводства внутри "Непсис". И весь в тепле и достатке. А "истинные китайцы" из числа соседей по пригороду по-прежнему перебиваются с риса на воду и бегают на обед строем.

Перед финансовым ревизором высилась виртуальная груда запросов — четыре стопки по двадцать пять папок в каждой. Остатки, которые по той или иной причине не смогла переварить автоматическая система. Все это нужно обработать в течение рабочего дня. И день этот, судя по всему, затянется за полночь. Что ж, обратная сторона хорошей зарплаты.

Первый десяток дел Вон пробил буквально за полчаса. Каждый из документов просто имел либо пропущенные, либо неправильно указанные реквизиты платежей. Когда же системщики наладят долгожданную ассоциативную верификацию полей? Месяц уже обещают… возись из-за них тут с этими детскими ошибками!

Одиннадцатая папка потребовала подключения к европейскому серверу. Но и с ней разобрался быстро. Уж больно сложную маршрутизацию платежа заказал один из агентов "Непсис". Кто именно платил и сколько — даже сам Вон не знал, настолько все засекречено. Но стоило поправить маршрут и убрать кольцевой затык по четырем европейским банкам, как система послушно скушала запрос.

От следующей папки Алекс просто хотел отмахнуться, оставив на конец дня, когда голова будет уже забита цифрами и адресами. Тут вообще примитивно — запрос на проплату дорожного штрафа в бюджет Тайпея. Набезобразничал кто-то из внештатников — обычная история. Знают, демоны, что наниматель за них платит, и отрываются на всю катушку. Балбесы!

Но уже отложив дело и открыв следующее, ревизор нахмурился, потер переносицу и снова вернулся к лихачу. Что-то странное мелькнуло в материалах, как бы потом не забыть и не наделать ошибок.

Ну точно! Ладно бы этот идиот убивался в одиночку, так еще тащил с собой местную девку! Вот кадры дорожных камер. Ого, даже видео есть, ретроспектива до самого первого нарушения. Так, разворот в неположенном месте, езда по встречной, пассажир без шлема, опасное маневрирование, проезд на желтый, превышение скорости… Ничего себе букет!

Алекс вернулся на титульную страницу и глянул на сумму к уплате: двадцать девять тысяч восемьсот восемьдесят тайваньских долларов. Очуметь! Ну в Тайпее и штрафы! Это ж полдня гонять надо как бог на душу положит! Ну-ка, ну-ка, что еще изобразил этот дебил? Может, вообще пьяный или под наркотой ехал? А что, вполне возможно. Так… Кто это у нас? Ага, некто К. Уайт, русский. Русский.

Русский, мать его!

Ну теперь все ясно. Это ж нация самоубийц. Чему удивляться?

Итак, просто ради интереса, что успел натворить? Ммм… Не так и много. Просто полчаса несся как одержимый. Мотоскутер, видимо. Боже, сколько же топлива спалил, наверняка еще придет счет на заправку. Так-так… Вот выехал на хайвей, ага. Снова превышение, и снова, и еще раз. Непроплата таксы за проезд по хайвею — а, теперь понятно. Вот откуда большая часть штрафа!

Ну и дальше до Килунга шпарил как ненормальный. Потом материалов нет. Так, а точно все началось с движения по встречной? Или на место в таком же темпе приехал? Нет, ну просто интересно, насколько могут быть убитыми на голову эти русские!

Дело на этот счет молчало, но для чего, спрашивается, Алексу расширенные полномочия ревизора третьего класса? В несколько секунд подключившись к открытой для "Непсис" системе видеонаблюдения зоны "Юго-восток", он выбрал интересующее его место, день и время. Жаль, со стратозонда нельзя посмотреть, на это полномочий пока не хватает. Но сеть видеокамер уличного наблюдения к его услугам.

Ага, вот он, голубчик. На удивление спокойно подъехал, на удивление. Оставил скутер, прошел полквартала и скрылся в каком-то переулке. Так-с… промотаем. Ага, вышел. Стоп! Это не он. И не вышел, а буквально выбежал. Какая-то крашеная девчон…. Ой, так это ж та самая, которую потом вез через весь город! Ну-ка, ну-ка, интересно…

А вот и объект. Спокойно идет к своему скутеру, но вот к нему подбегает девчонка, что-то начинает объяснять, хватает его за руку. Как жаль, что нет звука, послушать бы что она там трещала.

Ого! А вот это номер!

Алекс откинулся от экрана, помассировал брови, и снова вернулся к просмотру. Ибо там начался форменный боевик с погоней и стрельбой! Еще раз просмотрев безумную гонку по городу, ревизор решительно закрыл дело и отправил файл дознавателям. Если агент, пусть и внештатник, попадает в перестрелку — то это уже дело внутренних расследований. А его, Алекса, задача — визировать платежи. Не меньше, но и не больше.

Почти одновременно с документом из финансового отдела на рабочий стол следователя "Непсис" легла еще одна папка. На этот раз с копией допроса федералами КНР некоего пилота экраноплана, попавшего в весьма странную передрягу с не менее странной белобрысой девчонкой.

Не надо быть гением, чтобы с первого взгляда на документы понять — речь идет об одном и том же человеке.


***

Обожравшихся джема пляшущих пчел, я не увидел. Но право слово, лучше бы это оказались именно они. Хорошо еще, стоял на четвереньках, без этого люк не откроешь. А то бы грохнулся на пол.

Проблема облизнула мизинец и картинно помахала ладошкой.

— Привет-привет! Ты варенье возишь постоянно, или это так — случайный груз?

Я попятился назад, и отполз бы до погрузочного пандуса, но уперся пятками в стенку грузового контейнера. Черт подери, только инфильтранта на борту мне и не хватает. И где! Посреди моря, за кучу километров от ближайшего оплота Границы.

Родные и близкие, если я в ближайшее время явлюсь вам на глаза — сразу стреляйте мне в череп. Ибо это буду уже не я.

— Да не трясись ты так, — улыбнулась Проблема. — Я не кусаюсь. И вовсе не та, о ком ты сейчас думаешь!

Мускулатура челюстей пару раз открыла мне рот, но голос не приходил. Наконец я прокашлялся, и задал заведомо идиотский вопрос:

— Ты что здесь делаешь?

Проблема, тоже на четвереньках, поползла из тоннеля наружу, и я отстранился еще дальше. Если бы контейнер не был намертво прикручен к полу, наверное, сдвинул бы все пятьсот килограммов.

— Ем варенье, лечу в самолете, ползу на своих четверых, — хихикнула девчонка и встала во весь рост. С наслаждением и под аккомпанемент расходящейся по швам одежды потянулась.

Я задрал голову. Глаза мои, и без того не китайские, расширились в полном соответствии с кавайными традициями. Помнится, все дело началось с небольшой проблемы. Потом она выросла в большую. И дело было не в ста сорока пяти сантиметрах роста и сорока килограммах веса. Но теперь — именно в них. Только и того, и другого было на десяток больше.

Я тоже поднялся на ноги, Проблема подошла ближе. Мне отсупать было некуда (позади Москва… тьфу, железный ящик!) и заглянул в узкие глаза девчонки. По-прежнему сверху вниз, но все-таки в глаза. А еще несколько часов назад смотреть получалось только в темечко.

— Эээ…, - слова опять закончились, хотя в груди отлегло. Не может быть девчонка с такими глазами тем, о ком я даже не хочу говорить.

— Ой, а ты стал куда меньше! — засмеялась Проблема. — Ладно-ладно, шучу. Я знаю, что это я выросла, а не ты уменьшился.

— Но черт побери…

Бедняга Уотсон, как я тебя теперь понимаю. А вот ты меня не понял бы. На своей Бейкер-стрит ты на любое "Шерлок, как?" получал от мистера Холмса исчерпывающий ответ. Мне же этого не дано. Вряд ли моя Проблема вот так просто объяснит как.

Как попала на "Воланс".

Как выросла на голову, превратившись из мелюзги-замухрышки во вполне обычную китаяночку, пусть и не особо симпатичную.

Как, наконец, как исчезла из щели между контейнерами!

— У тебя вода есть? — совершенно спокойно спросила Проблема. — Эти сладости напрочь убивают аппетит, но ужасно пить хочется. И еще мне бы переодеться, — девушка оглядела расползающуюся одежду. — По-моему, я из этого выросла. Ты как думаешь?

Я еще раз смерил взглядом повзрослевшую девчонку и не смог сдержать улыбки. Возраст возрастом, рост ростом, а вся перепачканная в абрикосовом джеме она напоминала нашкодившую малолетку, в отсутствие родителей дорвавшуюся до сладостей.

— Одежды по размеру не найду, но посмотрю. А вода в рубке… Стоп! — я заслонил проход и предостерегающе поднял руки. — Тебе туда нельзя. Я сам принесу. И воду, и тряпки.


Вообще, я не собирался пускать Проблему в рубку, но упрямица не слушала. Когда же я решил ее выдворить, та ничуть не смущаясь прямо передо мной стянула драную футболку, оставшись топлес.

— Ты не против, я зайду переоденусь? — мило спросила китаянка, помахивая перед собой благоухающей абрикосами футболкой.

Моя запасная тельняшка-безрукавка, что я приготовил девушке, висела на спинке штурманского кресла, и я загораживал проход.

Я захлопнул рот, быстро отвернулся и освободил рубку.

Ну не выгонять же эту мерзавку.

— Итак, кто ты такая? — спросил я, когда с переодеванием было покончено. Раскосая заприметила контрабандную коробку яблок рядом с креслом, и тут же схватила одно из них.

С хрустом вонзила зубы в плод и блаженно прикрыла глаза.

— М-м-м! Настоящее! Никогда не пробовала!

— Пожалуйста, ответь на вопрос. Яблоко хоть и трансгенное, но не убежит.

Чертовка положила фрукт на колени, выпрямила спину в пародии на армейскую стойку "смирно".

— Во джяо Тьянь. Нин джидао, Килиллэ-сяньшэн, — прочеканила девица. И тут же прыснула со смеху. Снова вгрызлась в яблоко.

— Я знаю, что тебя зовут Тьянь, — нахмурился я. — Ну а еще что скажешь?

— Во пхаолэ, — китаянка пожала плечами и снова укусила яблоко. Прожевала и добавила: — Ни бан во, сиэси ни.

— И откуда сбежала?

Хотя, наверное, дурацкий вопрос. Я сам помог ей сбежать. Но в самом деле, не из переулка же?

— Тебе ничего странным в нашей беседе не кажется? — улыбнулась Тьянь. — Мне так да.

— Чин бу нэнфэнсинь ба? — осадил я девчонку. В самом деле, ты ей вопрос — она тебе два ответа, и оба по сторонам. Так не разговаривают со старшими.

— Сам-то хоть понял, что сказал?

Китаянка смеялась уже в голос.

Я не бью женщин, тем более недозрелых. Но на сей раз возникло очень сильное желание влепить пощечину. Мало того что сидит тут, грызет яблоко, прыгает с русского на китайский и обратно, так еще и…

Я замер, пораженный догадкой.

— Наконец-то понял, — облегченно вздохнула Тьянь и разжевала огрызок. Сглотнула, поморщилась. — Фу, середина невкусная.

— В старину огрызки вообще выбрасывали, — автоматически ответил я, и только тут до меня дошел весь лингвистический абсурд происходящего.

Я спокойно понимал что она говорит по-своему.

Более того, я сам сбился на китайский, и говорил на нем как на родном!

Мир закачался под ногами. Такого быть не может. Потому что не может быть никогда.

— В общем, — сказала она, наконец, серьезно. — Я сбежала. Откуда сбежала сама не знаю, даже и не спрашивай. К тому же, давно это было, я была совсем маленькой. Ну ты помнишь.

Я-то помнил. Но это было сегодня днем!

— Для тебя, — поддержала мою мысль Тьянь, — это совсем недавно. А для меня, как видишь, уже очень давно.

— И где ты…, - чуть не сказал "моталась", — пропадала все это время?

— Дома, Кирилл. Я была дома.

И мечтательно прикрыла глаза.

— Дома так классно! Ты не представляешь. Знаешь, тебе обязательно надо побывать у нас, честно!

Там — это где? — осторожно поинтересовался я. Не хватало еще узнать, что моя Проблема — инопланетный пришелец.

Ха! Пришельцы-китайцы требуют от правительства Земли суверенитета для своих расовых братьев! Иначе планета будет разрушена! На размышление — одна галактическая неделя!

— Там, — улыбнулась девушка, — это там.

И воткнула палец в потолок, совсем рядом с клавишей аварийного сброса топлива. Еще бы чуть-чуть левее, и к акватории Тайваня было бы приковано пристальное внимание Гринписа.

— Извини, я немного не понял где именно, — сказал я, надеясь, что мои инопланетные подозрения останутся таковыми. В смысле, подозрениями, а не инопланетными.

— Я сверху, — спокойно объяснила китаянка. — Я не знаю, как это ни по-китайски, ни по-русски, ни по-английски. У вас нет адекватного выражения.

Самое главное сейчас — сохранять спокойствие. Пока беседа идет хорошо, никто не мутирует в сатурианского парпам-пам-тиноида, да и белых световых столбов за окном пока не видать.

— Из космоса? — предположил я.

— Да причем тут космос? — Девушка аж сморщилась. — Я ж говорю, нет такого слова. Просто я сверху. Как сосед по этажу, ага? Ты живешь подо мной. А под тобой противный сосед, которого ты недавно выгнал из своей квартиры.

— Выгнал? Я? Зачем мне его выгонять из его же квартиры?

— Да нет, ты его из твоей квартиры выгнал.

— А-а-а… — протянул я. — Совсем другое дело. Это правильно. Теперь все понятно. А с чего, собственно, я его выгнал?

— Тот пришел разбираться, какого черта в два часа ночи у тебя дома ремонт. Или дискотека. Я понятно объясняю?

Я задумался. Думал минуты полторы. Хорошо думал, честно. Но так ничего и не понял. Тьянь с некоторой жалостью смотрела на мои мозговые потуги, потом сжалилась:

— Ладно, Кирилл, не бери в голову. Потом как-нибудь объясню подробнее, когда освоюсь на твоем этаже. Расскажи лучше о себе, а?

К сожалению, разговор обо мне несколько откладывался. Радиоточка первого пилота затрещала, замигала индикаторами вызова, в общем, всячески привлекала к себе внимание.

Я метнулся на место командира корабля, нацепил на ухо гарнитуру.

— Экран, это Тайчунг, — раздался знакомый голос.

— Да, Тайчунг. Экран на связи. Что за секретность?

На коммуникаторе горел красный огонек экспресс-вызова по выделенному каналу. Долго не поговоришь, спецслужбы заволнуются, но минуты две-три можно рассчитывать на приватность.

— Экран, под тебя кто-то копает, — огорошил меня диспетчер как-то уж слишком облегченно, едва услышал мой голос. — ФАС на ушах, ищут вышедший из Килунга экранолет класса "Экзокотид-СиЭн". Я тебя пока не сдавал. Типа доподлинно не знаю, что у тебя за повозка. Но они все равно докопаются!

— Спасибо, Тайчунг. Не беспокойся за меня.

— А я теперь и не беспокоюсь, — ответил диспетчер, почему-то сделав акцент на слово "теперь". — Удачи!

Я мысленно порадовался за парня. Вот ведь, бывают же среди узкоглазых нормальные ребята, которым наплевать на цвет твоей кожи и конфигурацию глаз.

Диспетчер напоследок добавил:

— Кстати, что раньше нормально не говорил? Я уж было думал, что ты и в самом деле какой-то беложопый европеец с корявым английским. Ладно, бывай, дружище!

Эфир опустел, а в ушах звенело эхо последнего слова диспетчера: "Пэн'йоу… пэн'йоу… пэн'йоу…"

Я перевел взгляд с экрана коммуникатора на Тьянь. Хотелось убить мерзавку за эту ее непрошенную лингвистическую помощь…

Девушка вжала голову в плечи и застенчиво улыбнулась. Пару раз похлопала глазками, потом добила окончательно:

— Ну… Твой английский и в самом деле… так себе…

-


Глава 5. Непроизвольные кошки-мышки


— Внимание, внимание! Готовится полоса 21 для старта по классу Джет. Повторяю! Готов…

Фонарь кабины опустился на место и звуки извне оборвались. Аэродром по-прежнему жил, но Бернард его не слышал. Не доносилось объявлений, не было слышно аэродромной техники, не перекликался и не говорил десятками ртов авиакомплекс, разбуженный от сонной сиесты внезапным запуском, да еще каким — реактивного истребителя! Последний старт "турбоджета" помнили только ветераны, да и то не все. Уже лет сорок с полос "Хуан Тун Доместик Айрфлайтс" уходили в небо только экономичные "электродрели" или чуть более прожорливые, но и куда более массивные машины с турбофенами.

— Кардинал-перехватчик Бернард Гоу, старт через восемь минут. Режим запуска автоматический, набор в луче до восьми тысяч ста. Пожалуйста, приготовьтесь.

Гоу был готов. Оставалось лишь защелкнуть кислородную маску, но это можно сделать в последний момент.

Тягач вытащил игловидный нос истребителя из ангара, и сотни рук зашлись в аплодисментах. Слишком давно с этого аэродрома Поднебесной не уходили в солнечную высь настоящие самолеты. Которые рождены не преодолевать расстояния, а летать. И слишком давно не отрывалась от бетонной полосы рукотворная птица, которая может и хочет сражаться так, как это умеют рожденные до Армагеддона птенцы войны.

Серебристый металл боевой обшивки вместо кричаще-кислотных пластмассовых панелей на электродрелях. Рукоятка управления самолетом вместо "бублика". Два турбоджета по двадцать восемь тонн тяги плюс ракетные 23-минутные бустеры вместо электрокофемолок с реактором-капризулей и несколькими тоннами стабилизирующих батарей. Совершенные глаза 5-диапазонной радиооптической локационной станции вместо дохленького радара. И наконец, четыре интеллектуальных ракеты воздух-воздух, два контейнера неуправляемых ракет, шестиствольная 30-мм авиапушка и настроенные в параноидальном режиме датчики облучения — все то, чего на гражданских самолетах отроду не было. И еще много-много позабытых, но ничуть не потерявших мощи изобретений военного гения человечества.

"Миндзы Т6000" — последний из могикан, аэрокосмический истребитель второго поколения. Лучшее, что создали военные авиастроители Поднебесной, пока не грянул Армагеддон, а за ним и крах орбитальной программы.

Стоимость одного старта "Т6000" сопоставима с месячным бюджетом небольшого города. Тем не менее, китайское правительство без возражений предоставило кардинал-перехватчику Церкви Бодрствующих и самолет, и вооружение, и полное техническое обеспечение. Если будет нужно, его заправят и пустят в небо еще раз. И еще раз. Пока угроза инфильтрации в самом центре промышленного Китая не будет уничтожена раз навсегда.


***

Ночь плотным облаком упала на водную гладь. Где-то в стратосферной высоте отключились за ненадобностью оптические датчики аэронавигационного зонда, им на смену пришли термальные. Но вот беда, на скорости в четыре сотни километров в час электрофены "Воланса" настолько хорошо охлаждаются, а инфракрасный след настолько незаметен на фоне теплой воды, то увидеть мой корабль до двух-трех часов ночи с низкой орбиты нереально. Ну, если я не включаю турбофены, конечно. Но в ближайшее время кормить Златоглота я не планировал.

А что наземные радары? А они меня ничерта не видят, потому как лечу прямо над волнами, чуть не касаясь воды брюхом. Да и сам "Воланс" в высоту совсем небольшой — на большинстве радаров его совсем не видно. Для безопасности полетов запрещено выключать радиомаяк, подающий сигнал о текущем местонахождении, курсе и скорости судна. Вообще говоря, он и не выключается никогда. На обычных кораблях. Но у меня-то необычный.

Я вытянул руку и щелкнул тумблером. Небольшая антенна убралась в фюзеляж, и мой экраноплан исчез с радаров береговых навигационных служб.

Собственно, потому "Непсис" со мной и работал, что я один из немногих, кто может перемещаться и быстро, и незаметно. Из-за всех переделок (оплаченных "Непсисом", конечно), включая дополнительные топливные баки, полезная нагрузка на "Воланс" снизилась на пятнадцать тонн от изначальной, но дело того стоило.

— Все, теперь нас никто не видит, — констатировал я. — Осталось обогнуть Тайвань, выйти в Восточно-китайское море и добраться до Северной Кореи.

— И что будет? — спросила Тьянь.

— И никто из твоих родичей нас уже никак не достанет.

— Никто из моих родичей нас и так не достанет, — серьезно ответила девушка.

— Я имел в виду твоих кровных родичей, — поправился я. — Давших тебе это тело.

— Я еще сама не знаю, откуда у меня это тело. Ну хорошо, а в Корее-то что?

— От Кореи можно без проблем дойти до Владивостока или Хабаровска. Это уже моя страна, Россия.

— Угу, — кивнула китаянка. — А дальше?

— Вообще-то, я думал, ты скажешь. Из-за тебя я лишился работы, за мной охотятся в Китае и Тайване, не говоря уж о том, что я утащил груз у "Непсиса". Возможно, из-за тебя проблемы у моего друга в Килунге…

— Это который старый морщинистый тайванец?

Я кивнул и уточнил:

— Его зовут Жень.

— Я знаю, — сказала Тьянь. — Я ему не верю. У него замашки человека, который вправе все за всех решать. Будь его воля, передал бы меня тем, кто за мной гонится.

— Ну, его тоже надо понять, — я попытался объяснить осторожность Жени. — Ты вела себя несколько… кхм, странно для обычного человека. Вот он и….

— Решил, что мне не место рядом с "обычными человеками"? Кирилл, не говори глупостей! Я когда еще была мелкой, чувствовала, что он меня ненавидит и боится. Этого достаточно чтобы не верить!

— А что ты в отношении меня чувствовала?

— О! — засмеялась белобрысая. — Ты был готов одновременно и отвязаться от меня, и засунуть за пазуху чтобы сберечь и сохранить. Очень забавно, честно. Я и теперь не знаю, есть ли еще похожие на тебя люди. Хотя…

Я поднял взгляд. Девчонка закусила губу и смотрела на меня с едва скрываемой хитрецой.

— Хотя сейчас у тебя ко мне немного другое отношение.

— Это какое же?

Терпеть не могу, когда кто-то думает, что знает, как я к нему на самом деле отношусь. Еще больше не люблю тех, кто действительно это знает. И уж просто ненавижу людей, кто умеет пользоваться этим знанием против меня.

— Это не беседа на ночь, господин Уайт, — отрезала Тьянь и высунула язык. — Лучше определи мне место для сна. Я хоть и не совсем человек, но жить хочу по-человечески. Даже в этой грохочущей воздушной лодке.

— Не раньше, чем ты объяснишь, как ты все-таки проникла на "Воланс", — по возможности строго потребовал я.

— Ой-ой-ой… суровый капитан! — поддразнила девушка. — Ну ладно. Слушай. М-м-м… Меня напугал твой морщинистый друг, и что-то выбросило меня обратно домой. Там я оказалась у себя… ну, назовем это "в кровати", и подумала, что видела страшный сон длиною несколько лет. Или что-то типа того. Давно это уже было… Так. Э-э-э… А, ну да. Я почти забыла мое маленькое приключение, но буквально вчера как меня снова выбросило вниз. Ровно на то же самое место, в щель между контейнерами. Только рядом уже никого: ни тебя, ни таможенника, ни полицейских, ни этого надутого индюка с четырьмя прихвостнями.

— Ты про офицера МП?

— Не знаю кто он. С ним были двое в черной форме и двое в синей.

Я кивнул. Действительно, Тьянь говорила об эмпешниках.

— В общем, еле-еле выползла из этой дыры, и от нечего делать направилась туда, где уже была. В комнату со столом посередине, диваном у стены и экраном на стене. Но там тоже было пусто. Тогда я спустилась вниз и вскоре наткнулась на твой корабль. Когда подошла поближе, увидела как два каких-то человека заходят внутрь.

Я напрягся. Два человека заходят внутрь закрытого корабля? Моего корабля?

— Ну-ка, ну-ка, с этого места подробнее!

— Да пожалуйста, — пожала плечами Тьянь. — Я пробралась за ними. Сначала они сначала осмотрели кабину, потом перешли в трюм. Там что-то делали с грузом, я не знаю что, а потом открыли люк Абрикосового тоннеля. Вроде, просто глянули внутрь и закрыли. Потом пошли на выход. Я спряталась в кабине, и они заперли меня внутри корабля.

— И что делала?

Мне очень не понравился эпизод "что-то делали с грузом", и дальнейшие объяснения гостьи я слушал в пол уха.

— Сначала осмотрелась, нашла какую-то пластиковую фитюлину на твоем кресле, когда села посидеть, а она мне в попу вонзилась. Потом я захотела есть, но у тебя холодильник заперт на кодовый замок, жадина! Поэтому я полезла в техтоннель, там слизала со стенок полкило варенья.

— Это джем, — механически поправил я, а сам мысленно усмехнулся. Поживешь с мое на одном корабле с Брюсом Стирлингом — тоже научишься запирать холодильник.

— Что?

— Говорю, это джем был, а не варенье. Варенье другое. Ну да неважно, продолжай.

— Собственно, это все. Потом отползла подальше, где джема не было, и легла спать. Все лучше, чем маячить в корабле — вдруг еще кто придет? Проснулась уже когда мы взлетели. Оказалось, что люк захлопнулся, а изнутри не открывается. Стучала и кричала, но ты меня не слышал.

Ну конечно, как услышать китайский писк за ревом турбофенов?

— А потом решила позавтракать, в этот момент ты меня и нашел. Это все.

— Погоди, а что еще за фитюлька на кресле?

Я мысленно представил себе вход в техтоннель, стенки, но ничего, похожего не вспоминалось.

— Не знаю, — пожала плечами девушка. — Посмотри у меня в правом кармане штанов. Я так и не нашла куда ее положить.

— Ага, и потому прикарманила, — буркнул я, срываясь в трюм.

В уголке, где я свалил "детскую" одежду Тьянь, все оставалось по-прежнему, шмотки валялись куда я их и кинул. Порывшись в правом кармане извозюканных в джеме джинсов, нашел небольшую пластиковую карточку. С краю контактный блок, а вся поверхность размалевана иероглифами. Но есть и строчка на английском:

"Satellite Communication Card, TaiCom Co."

С обратной стороны, как и положено, в блистерной упаковке слот-адаптер под мобильный телефон. Мне он не дался, на "Волансе" есть полноценный спутниковый узел.

Оставалось проверить груз.

Груз как груз, небольшой вертикальный контейнер со стандартным креплением к реллингам. Впрочем, что-то новенькое появилось. На крышке замка-пломбы следы вскрытия. Я достал карго-паспорт и вставил в слот рядом с крышкой. Замок послушно пропищал два раза и моргнул красным индикатором.

Контейнер не вскрывали. Возможно, открыли крышку замка, но это ничего не дает. Даже я, если вдруг захочу, без соответствующего кода доступа не доберусь до содержимого. Кода у меня нет. Видимо, ночные гости убрались несолоно хлебавши.

— Больше ты ничего не забыла мне рассказать? — поинтересовался я у Тьянь, когда вернулся в кабину.

Но девчонка не слышала. Сама разобралась с механизмами штурманского кресла, разложила его в диван, прыгнула туда с ногами и уснула, прикрывшись чехлом от метеосканера.

Я вернулся в трюм и порыскал в рундуках. Распотрошил один из спаскомплектов, и через минуту моя маленькая большая Проблема уже посапывала, укрытая одеялом из спасательного комплекта.

"Воланс" держал курс на северо-восток, огибая Тайвань по широкой дуге. К середине ночи мы должны покинуть китайский аналог Острова свободы, и приблизиться к Архипелагу самураев.

Я вырубил освещение кабины и просветлил ветровые стекла. Люблю ночью смотреть на темное-темное море, набегающее на корабль. Повертев в руках спутниковую карточку, оторвал блистер с адаптером и выкинул в мусор. А карточка отправилась в слот спутникового модуля.

Экран засветился, и тут же отобразил меню телефонной книги. Всего одна запись: "?????? 10??". Ниже мелким шрифтом то же самое по-английски.

Но благодаря Тьянь, мне это уже не нужно. Я отлично понял и по-китайски: "Министерство государственной безопасности Китая, 10-тый отдел".

Вот оно как…


***

— Цель скоростная, низколетящая. Координаты и характеристики ушли в систему сопровождения!

— Подтверждаю цель! Идентификация двенадцать секунд. Восемь. Четыре. Две. Есть идентификация: китайский космоатмосферный инстребитель-перехватчик Т6000, класс "Куайдо". Скорость два точка пять Эм, стабильная, высота шестьсот, стабильная, курс сорок два, постоянный.

— Доклад центра связи: цель на позывные не отвечает, ответчик не активирован, на военных частотах молчит.

Майор Ямада почесал бровь. Еще с войны след остался — чудом глаз не выбило.

Что делают поднебесники над Восточно-китайским морем? Да еще в полном радиомолчании? И самое главное — какого демона этот мастодонт вообще выполз из пещеры? Насколько майор знал, космоатмосферники "Миндзы" погребены под завалами истории, как и вся программа космической обороны Китая. Сначала на суборбитальных рубежах им настучали по колпаку русские, затем американцы, а потом грянул Армагеддон — и стало не до космических заварушек.

Майора передернуло, когда он прикинул в уме сколько может стоить только один старт "Миндзы", под завязку забитого топливом. Это городские пижоны в Токио и прочих азиатских столицах гнут пальцы, раскатывая по улицам на авто с движками внутреннего сгорания. Думают, тоже все в золоте, включая и то что в баке. Наивные! Япония давно уже сидит на синтегазе, Китай с его островными подпевалами — на биоэтаноле.

И только мощная военная техника типа космоатмосферного истребителя требует жирного-жирного авиационного керосина высшей степени очистки. Настоящего жидкого золота.

Про русских с арабами, тьфу, и вспоминать тошно. Варвары, транжирящие невосполнимые запасы углеводородов. Чудовищно богатые варвары.

— Ведем цель, но к ней не лезем — приказал майор. — Будет вываливаться из нейтрального коридора, дайте знать. В штаб округа всю информацию по объекту, и свяжитесь с ракетчиками, пусть просчитают вероятность атаки и наши шансы… тьфу, возможности.

Шансов против "Миндзы", задумай тот недоброе, весьма немного. В боеукладке Т600 предусмотрено место под спецракеты, а им точность не нужна. Конечно, только отморозок будет использовать ядерное оружие после Армагеддона, но от этих китайских недобитков можно ожидать чего угодно. Как и от янки, впрочем. Но те после переворота притихли, и новое правительство, вроде бы, показывает себя паиньками. А у руля Поднебесной — все те же коммуняки. Кто знает, что им в голову взбредет…

Выделил же Создатель землю под Луной! Ровно между американцами, китайцами и русскими. Хуже места не найдешь.


***

Я точно помнил, что будильник ставил на полшестого. Звонок же — я глянул на тату, — почему-то врубился на двадцать минут раньше.

— Да заткни ты его! Темно ж еще! — раздался недовольный голос с соседнего места.

Тьянь тоже проснулась. Впрочем, остаться глухим к завываниям бортового таймера мог именно что глухой.

— Ща выключу, — пробормотал я. — Спи.

— А у тебя на трусах дырочка, — раздался смешок позади, пока я пробирался к консоли. — Справа, прямо под резинкой.

— Уймись, а?

Я добрался, наконец, до пульта и бухнул кулаком по нужной кнопке. Ничего не произошло, сигнал по-прежнему резал уши. Только тут до меня дошло, что гудит не таймер будильника, а сирена "дуба", то есть системы оповещения об уходе с курса. Что за ерунда?

Остатки сна моментом выветрились, я как был в одних трусах плюхнулся в кресло пилота. Вроде бы, все нормально, но машина в самом деле отклонилась от курса. Теперь мы, насколько я понял из показаний приборов, вместо входа в Японское море прямым курсом летим в Тихий океан, и Япония где-то далеко слева-сзади. Ничего себе увод — почти семьдесят градусов! И самое поганое, что автопилот авионики туда и выставлен. Понятно, что "дуб" запаниковал, заприметив расхождение между расчетным курсом и введенным вручную. А зону чувствительности я ему сам задал на четыре часа полета. Чтоб не докучал во время незначительных отклонений.

Но не помню, чтобы переключал автопилот на работу по введенным данным.

— Ты ничего на панели не трогала? — я обернулся к девушке.

Та во весь рот зевнула и покрутила пальцем у виска.

— Я что, больная лезть туда, в чем не разбираюсь? Тем более, летя в этом же самолете.

— Это экраноплан, — буркнул я, обнуляя расчетчик.

Теперь уже без толку уходить к Северной Корее, проще будет сразу в Хабаровск, огибая Японию с востока.

— Да по мне хоть, эээ-а…, - Тьянь еще раз широко зевнула. — Хоть экранолет.

Я улыбнулся. Да, неплохо было бы сейчас иметь под рукой экранолет. Дал копоти — и перемахнул Японию по воздуху, для него это не проблема. Ну, топлива немного пережечь и с самурайскими диспетчерами пообщаться. Но зато насколько быстрее, чем по морю. И сразу во Владик, без крюка в Хабару.

Ну ладно. В Хабаровск так в Хабаровск. В конце концов, с Володькой, наконец, повидаюсь. Сто лет уже не встречались. Говорят, женился на китаянке…

Я оглянулся назад. Тьянь снова свернулась в кресле, подтянув на голову одеяло. Только ступня торчит смешная, с широко расставленными пальцами. Как будто всю жизнь ходила в пляжных шлепках, только вместо одного ремешка там сразу три, между всеми пальцами.

Стоп, почему три? У человека пять пальцев, значит четыре ремешка!

Я еще раз глянул поверх спинки кресла, присмотрелся к ступне девушки.

Из-под одеяла торчала обычная худенькая нога с… четырьмя пальцами на стопе! Я на всякий случай пересчитал свои: раз, два, три, четыре, пять. Слева столько же. Еще раз посмотрел назад. У девчонки четыре. Во всяком случае, на левой ступне, правую не видно.

Нет, правильно я ее впервые обозвал. Проблема — она и в Африке Проблема. Ничего, расскажет как проснется.


***

Экраноплана по переданному из Тайваня курсу не было.

Нет, ладно бы исчезло какое-нибудь пластиковое ведро с болтами, которое местные называют самолетом. Но чуткие глаза "Т6000", способные разглядеть дельфина под волнами, не могли пропустить восьмидесятитонный "Экзокотид". Не того полета рыба чтобы следов не оставлять. Даже когда идет на электрофенах.

Гоу прочесал мелким гребешком всю северную часть Южно-китайского моря, а путь от Тайпея до Гонконга, которым должен был следовать экран, разве что не просветил рентгеном. Цель как будто испарилась. И ведь что самое поганое, не видят ее ни черта и береговые радары — больно низко над водой идет этот гибрид корабля и самолета. Даже пластмассовые электродели — и те на экранах светятся сильнее.

Поэтому запросы к береговой охране и авиадиспетчерам Тайваня без толку. Да, был. Да, выходил из Килунга. Да, прошел мимо Тайчунга. Запросил метеосводку на Гонконг и ушел по курсу.

И исчез. Вероятность катастрофы околонулевая: море спокойное, пилот, судя по досье, опытный, корабль надежнее некуда.

Но его нет.

"Миндзы" высматривал добычу сверху — и не видел ее. Даже с перепрошитыми мозгами, в которые ввели характерные приметы экраноплана, бортовой компьютер не находил цели. Гоу на всякий случай сделал круг над Тайванем, затем, опять же на всякий случай, устремился к берегам Японии. Процедил каждый литр Восточно-китайского моря, нарвался на радиосопровождение самурайскими ПВО, но "Экзокотид" так и не объявился.

Горючего в баках самолета едва на обратный курс, но Гоу все же решил перестраховаться и махнуть к Тихому океану. Но это, черт дери япошек, значит снова возвращаться и огибать остров Кюсю с юга. Начальство категорически запретило провоцировать самураев, хотя яснее ясного, что "Миндзы" перемахнет через острова быстрее, чем самурай сделает харакири. И уж тем более наведет ракеты ПВО.

Но нельзя.

К моменту, когда машина вышла к Тихому океану, индикатор запаса топлива уже вовсю моргал сердитым оранжевым глазком. Наземники по радио тоже сообщили, что надо срочно возвращаться.

И вот тут машина, наконец схватила цель. Безумно далеко, двести сорок километров, на самой линии горизонта и на пределе видимости оптической системы — но судя по оценке компьютера, это на 68 % "Экзокотид". Система вооружения кокетливо моргнула приглашением к захвату и сопровождению.

Стрелять иль нет, вот в чем вопрос. Инструкция запрещала открывать огонь до подтверждения статуса цели на 80 %. Исключение — только в боестолкновениях. Охота на экран к таковым никак не относилась. И потом, а вдруг в самом деле просто похожее судно? Потом же тайваньское или японское дерьмо черпаком не расхлебаешь!

Огонек запаса топлива перестал мигать и загорелся постоянно, а на курсовом экране зажегся сектор невозвращения. Еще две минуты полета — и о посадке на ближайшем аэродроме Поднебесной можно забыть.

Гоу выругался и повернул машину домой. Конечно же, записав местоположение цели, ее курс и скорость.

Теперь не уйдет.


***

— Ты посмотри, какая там у желтокожих чехарда, — рассмеялся Даниленко и ткнул пальцем в экран. — Космоатмосферник два часа акваторию утюжил, даже к самураям в гости залетал. Поди скоро японцы с испугу опять на Курилы попрут.

Монин склонился к протоколу, хмыкнул. Да уж, такого от "сухопутных ВВС", как шутливо называли летчиков Поднебесной, никто не ожидал. Последний вылет "Миндзы" состоялся лет сорок назад, а может быть, и раньше. Хотя вообще странно, что это недоразумение способно оторваться от полосы, конструкция ни к черту. Сперли планер тридцать девятой Сушки, нашпиговали ракетными модулями до сорока девяти тонн — и думали, что с этим можно покорять космос.

— Может, поднять на всякий случай дежурное звено? — подал голос по интеркому Борода, замком эскадрильи. — У китайцев коллективизм в ходу, где один стратосферник подняли, там и второго ждать.

— Не надо, — Монин поморщился, представив себе весь объем последующей документации: отчетов, рапортов, протоколов, стенограмм и прочей военной бюрократии.

— Пусть потешатся, коли захотелось. А вот рапорт эрэлэсников обязательно сверстать и отправить в штаб округа. Пусть паханы голову ломают, что это может значить.

Теперь уже поморщился Даниленко. Он тут отвечает за радиолокацию, так что составлять и отправлять — это по его части.

-


Глава 6. Рожденный летать — должен летать


Самая опасная часть любого дела — когда ты его почти сделал, и кажется, что все трудности миновали. Нервное напряжение постепенно уходит, ты начинаешь верить, что вот — еще одно приключение позади, можно расслабиться. И в этот момент коварная богиня удачи поворачивается к тебе задом. А зад Фортуны, как известно, ужасен.

Казалось бы, что теперь со мной может случиться — в открытом-то море, в восьмистах километрах от берегов Японии, не говоря уж о Тайване, до которого больше двух тысяч? Оказывается, даже в столь безлюдных местах находятся проблемы с людьми. Я не о моей Проблеме — девчонка спокойно дрыхнет себе в штурманском кресле, и по-моему, даже что-то мурлыкает во сне. Проблема у меня не внутренняя, а очень даже внешняя.

Весит она около тонны, в воздухе держится на серебристых композитных крыльях, внутри у нее движок, и не какой-нибудь там на батарейках, а самый что ни на есть пережигатель углеводородного топлива. Пусть и не турбореактивный, а с приводом на воздушный винт, но это уже неважно. Главное, что толкает все летучее хозяйство вперед — строго вслед за "Волансом". И следует сие летучее чудо за мной уже минут пятнадцать. Да, и самое главное — совершенно не отзывается на радиозапрос.

Тут следует немного прерваться и объяснить, почему мне так много платят за казалось бы совершенно пустячные рейсы по морским просторам.

Дело в том, что на нашем шарике сейчас немного неспокойно, а расселение человечества несколько своеобразно. Есть большие города, есть небольшие, есть совсем маленькие. Есть села и поселки. Везде, где скапливаются вместе более тридцати-сорока человек обязательно присутствует оплот Границы. А если его почему-то нет, то люди в этом месте стараются не собираться. По очень простой причине — они хотят жить в безопасности. Или хотя бы чувствовать себя подобным образом.

Безопасность нынче имеет имя — "Непсис". Только пограничные оплоты церковников не дают тварям из Преисподней устроить еще один Армагеддон, и правительства всех стран платят церкви Бодрствующих весьма некислые деньги, лишь бы "Непсис" гарантировал ту самую безопасность. И она гарантирует. Ни разу еще техносвятоши не проигнорировали или отклонили просьбу в установке пограничного оплота. Плати деньги за инсталляцию и техническое сопровождение, обеспечь ее энергией — и будет тебе оплот безопасности. Ну, во всяком случае, от вторжения извне, из другого мира. Уж с внутренними своими делами сам разбирайся.

Понятное дело, что вне государственных территорий, вдали от городов и сел, например в открытом море, оплоты никто не ставит, незачем. Доказано, возможность прорыва с той стороны зависит от количества людей, находящихся на конкретной территории. Один-два рыбака вообще не привлекут внимания Преисподней. Полсотни матросов на корабле — как говорится, фифти-фифти. Может быть привлекут, а может и нет. Ну а начиная с сотни человек, если они не прикрыты оплотом, гарантирован интерес врага. Потому большие корабли обязательно возят с собой передвижной оплот, а тот числится на балансе "Непсис". Как уж церковники обеспечивают связь этих устройств в единую сеть — одному богу известно, но они это умеют. Поставь вышку хоть на Южном полюсе, воткни рядом источник питания — и за поголовье местных пингвинов можешь не беспокоиться.

Собственно, к чему я клоню. Из-за всего этого, люди стараются не выбираться в места, не прикрытые оплотами. Даже в одиночку. Да, церковь уверяет, что одинокого путника, да пусть и небольшую компанию враг не унюхает. Но попробуй объясни это людям, у которых в памяти до сих пор кошмар Армагеддона! Тогда вымирали не то что города, а целые регионы!

Посему без мощного сопровождения (обязательно с передвижным оплотом) в море стараются не выходить. Ну, нормальные люди.

Я ненормальный, я русский. По специальности курьер, а по совместительству немного контрабандист. В походы выхожу в компании всего одного человека — моего капитана, земля ему пухом. У меня отличный корабль, и я вожу на нем весьма дорогостоящие грузы. Иногда я их даже декларирую как положено, и тогда любой, имеющий доступ к таможенной документации, может узнать куда, когда и с каким грузом я лечу.

А поскольку на "неприкрытые" территории (или акватории) внимания властей по понятной причине почти нет, то… Короче, на любого контрабандиста найдется свой джентльмен удачи. Нападения на небольшие грузовые корабли нечасты, но случаются — в основном, пиратов больше интересуют суда средних размеров. На мастодонты Морского Союза морские разбойники, конечно, не нападают — себе дороже. А вот такие курьеры как я для пиратов очень сладкая добыча. Обычно в распоряжении корсаров плавучая база на два-три десятка человек и одна-две электродрели. Иногда что-нибудь посерьезнее. С воздуха ребята выслеживают добычу, и когда та гарантированно выйдет из зоны ответственности береговой охраны, то…

Турбовинтовой разведчик у меня на хвосте совершенно не похожа на машину береговой охраны. Да и радиомолчание говорит о намерениях ничуть не хуже пулеметной очереди. А джентльмены морской удачи частенько вешают под фюзеляж что-нибудь эдакое, калибром миллиметров в девять-двенадцать.

— Мелкая, просыпайся, — бросил я через плечо в сторону китаянки. — Сейчас будет громко и тряско.

А сам немного нервными движениями включил на транспондере автоповтор "Мейдей" и на всякий случай приготовил 7500. Потом немного подумал, и запрограммировал его на автовключение через десять минут. Шут его знает, как все повернется.

Потом перенастроился на частоту японцев. Дождался отзыва и в двух словах объяснил диспетчеру ситуацию. На земле подтвердили получение и посоветовали особо не дергаться, а по возможности сменить курс на сближение с островами.

Разумеется, я послушался. "Воланс" накренился в развороте, и Тьянь с писком ссыпалась на пол.

— Сказал же, просыпайся, — крикнул я в ответ на пару ядреных китайских выражений.

— Что случилось?

Проблема прыгнула в кресло второго пилота, ее глаза окинули обилие приборов и зажглись нехорошим огнем. Только бы не задумала помогать! На всякий случай я отрубил ее от управления.

— Что-что, — буркнул я. — Кто-то хочет нас немного пощипать.

— Кто-то — это кто?

— Говоря просто, пираты, — объяснил я. Хотя совершенно не был уверен, что Тьянь знакома со значением этого слова.

— У-ух! — воскликнула китаянка. — Это которые с саблями и на красивых бригантинах?

Очевидно, знакомство с флибустьерами девчонка сводила только в кино.

— Боюсь, что со скорострельными пулеметами и на безобразных самолетах, — ответил я, и тут, наконец, ожил радиоконтакт с бандитом.

— Экран, не дури, — послышался голос на английском, но с китайским акцентом. — Самураи к тебе не успеют. Вырубай батарейку, плюх на пузо — и ждите корабль. Уверяю, кроме груза и топлива нас ничего не интересует.

— У меня нет груза, — ответил я. — Сами видите, высоко иду. Возвращаюсь в Хабаровск, в трюме шаром покати.

Может быть, удастся заболтать? И потом, пираты не любят торговцев из России. Уж больно психованная у русских береговая охрана: во-первых, вся на труджетах, а во-вторых, нейтральных вод может и не признавать.

— Я сказал, на воду, живо! — отрезал голос, и тут же по курсу вспухли фонтанчики от пулеметной очереди.

— Вот видишь, — я повернулся к Тьянь, — никаких кремниевых пистолетов. Все современно и скучно. А теперь быстро метнулась в трюм и засела между контейнером и стенкой.

Китаянка округлила глаза:

— Зачем?

— Пулей в трюм, я сказал! Сидеть за контейнером и не высовываться! Я не шучу!

Девчонке знать не надо, но это единственное безопасное место на корабле в случае обстрела. "Воланс" — не боевая машина,


Содержание:
 0  вы читаете: Проблема всей жизни : Роман Никитин    



 




sitemap