Фантастика : Космическая фантастика : Первый удар : Эрик Ниланд

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




Новый роман знаменитой игровой вселенной впервые на русском языке!

Хранивший в своих недрах чудовищную опасность мир-кольцо Гало разрушен и более не угрожает разумной жизни в Галактике. Но эта победа далась человечеству невероятно высокой ценой. Вооруженные силы практически разгромлены, противостоять враждебной расе ковенантов уже просто некому. А тем временем флот чужаков неумолимо приближается к Земле.

Надежда лишь на воина-спартанца, известного как Мастер-Шеф, и немногочисленных бойцов его отряда, выживших при крушении Гало. Им предстоит долгий и опасный путь к дому. Они должны не только выжить и принять бой. Они должны нанести ПЕРВЫЙ УДАР.

Первым делом и в первую очередь мне хотелось бы поблагодарить служащих Главного Штаба: Шайн Митчелл и самого молодого из наших офицеров — Кея Ниланда. Кроме того, следует упомянуть: разведывательное управление Microsoft's Franchise Development Group: Дуга Цартмана, Нэнси Фигатнер, Эдварда Вентура и великого Эрика С. Тротмана (бойца диверсионной группы); офицеров Второго Отдела, также известного как Microsoft's User Experience Group: Джо Тио, Матта Уиттинга, Дану Фос и Джейсона Гроса; службу снабжения из Ballantine/Del Rey: Кейта Клэйтона, Нэнси Делию, Бетси Митчелл и Стива Саффела; а также всех тех солдат Bungie, что бились на полях виртуальных сражений, чтобы создать для вас лучшую из существующих игр: Джейсона Джонса, Питера Парсонса и, конечно же, Джо Стэйтона, Джейми Грисемера и Лоррейн МакЛис.

Часть 0

ПРЕДЕЛ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Время: 06:22, 30 августа 2552 (по военному календарю) / Крейсер ККОН «Столп осени», система Эпсилон Эридана, пространство возле станции «Гамма».


Спартанец-104, Фредерик, играл с боевым ножом, проворно вращая его в пальцах, что было удивительно, учитывая громоздкую броню «Мьольнир», полностью скрывавшую воина. Клинок одну за другой описывал в воздухе серии сложнейших узоров. Те немногие служащие флота, что еще оставались на палубе, побледнели и отводили глаза — как правило, присутствие вооруженного спартанца, где бы то ни было, предвещало скорое появление нескольких мертвых тел.

Он нервничал и понимал, что причиной тому вовсе не привычное волнение перед выходом на задание. Изначальная задача отряда — захват корабля ковенантов — была отложена перед лицом нового удара со стороны противника. Сейчас чужаки шли прямым курсом к Пределу, последнему из крупных военных бастионов Командования Космических Объединенных Наций.

Фред никак не мог отделаться от мыслей о бесполезности пехоты в сражениях звездолетов. Нож вновь описал в воздухе круг.

Остальные бойцы отряда расположились поблизости, заряжая оружие, проверяя свою экипировку и готовясь к битве. Спартанцы удвоили старания после того, как капитан лично спустился к ним, чтобы проинструктировать их командира — Спартанца-117, но сам Фред уже давно закончил все приготовления. Быстрее собиралась только Келли.

Он установил нож острием на кончик закованного в сталь пальца и сбалансировал его. Оружие в течение нескольких секунд стояло так, абсолютно неподвижное.

Наконец неожиданное изменение гравитационного поля «Столпа осени» заставило клинок покачнуться. Фред перехватил его и, не прерывая движения, ловко убрал в ножны. Воин почувствовал, как в его груди образовался холодный комок, когда осознал, что значит это колебание: корабль только что лег на другой курс и двигался к новой цели.

Мастер-Шеф, Спартанец-117, Джон, маршевым шагом подошел к ближайшей коммуникационной панели, на экране которой возникло лицо капитана Кейза.

Краем глаза Фред заметил едва уловимое движение — Келли подала ему сигнал. Воин открыл выделенный канал связи.

— Похоже, нам вновь предстоят неожиданности, — произнесла спартанка.

— Так точно, — отозвался Фред. — Вот только мне кажется, что неожиданностей для одной операции и так уже было предостаточно.

Келли хихикнула.

Фред обратил все свое внимание на разговор Джона с Кейзом. Каждый спартанец — воин, отобранный еще в раннем детстве и воспитанный лучшими умами военной науки, — прошел целую серию улучшений: биохимических, генетических и кибернетических. И, как результат, любой из них был способен услышать падение иголки во время песчаной бури. Так что сейчас все они с интересом прислушивались к словам капитана. «Даже отправляясь в ад, — говаривал их старший наставник Мендез, — лучше делать это после хорошей разведки».

Кейз хмурился с обзорного экрана, сжимая неуставную курительную трубку. И хотя голос его был спокоен, напряжение капитана выдавали побелевшие суставы пальцев, стиснувших эту «игрушку». Один из кораблей, базировавшихся на орбитальной станции Предела, не успел удалить свои навигационные журналы. Стоило подобной информации попасть в руки ковенантов, и чужаки получили бы координаты Земли.

— Мастер-Шеф, — говорил капитан, — мы полагаем, что ковенанты совершат точечный прыжок на позицию возле доков. Они могут попытаться высадить штурмовой отряд, пока орбитальные ОМУ не успели поразить их корабли. Нам предстоит тяжелая работа, Шеф. И я… открыт для предложений.

— Мы все уладим, — ответил Джон.

— Правда? — Глаза капитана изумленно расширились, и он наклонился вперед. — Но как вы собираетесь это сделать?

— При всем моем уважении, сэр, спартанцы были созданы, чтобы выполнять трудную работу. Я разделю свой отряд. Трое отправятся в космические доки и сделают все возможное, чтобы навигационные данные не попали в руки ковенантов. А остальные высадятся на планете и очистят ее от сил вторжения.

Фред стиснул зубы. Имея возможность выбирать, он предпочел бы столкнуться с ковенантами на поверхности планеты. Как и всех прочих спартанцев, его мало привлекали космические операции. На борту чужого корабля опасность ждала за каждым углом и не было никакой возможности узнать расположение сил противника. Полное отсутствие гравитации, разведывательной информации и твердой почвы под ногами.

Впрочем, выбирать не приходилось. Именно космические операции были самыми сложными из всех, так что Фред намеревался вызваться добровольцем.

Капитан немного поразмыслил над словами Джона.

— Нет, Мастер-Шеф. Слишком рискованно. Нам нужна гарантия, что ковенанты не доберутся до компьютеров «Толстячка». Мы можем просто вывести к стыковочному кольцу атомную мину и подорвать ее.

— Сэр, электромагнитный импульс сожжет сверхпроводящие катушки орбитальных орудий. А если вы воспользуетесь не атомным вооружением «Столпа осени», навигационная база может и уцелеть. Обыскав обломки, ковенанты найдут ее.

— Тоже верно, — произнес Кейз, задумчиво постучав мундштуком по подбородку. — Убедили, Мастер-Шеф. Будем действовать по вашему плану. Я рассчитаю курс к докам. Прикажите спартанцам приготовиться и снарядить два десантных корабля. Высадка через… — он посоветовался с Кортаной, — пять минут.

— Хорошо, сэр. Мы будем готовы.

— Удачи, — пожелал капитан Кейз, и экран погас.

Фред вытянулся по струнке, когда Мастер-Шеф повернулся к спартанцам, и приготовился шагнуть вперед…

Но Келли вновь опередила его.

— Мастер-Шеф, сэр, прошу разрешения командовать космической операцией, сэр.

Проклятие, она всегда была первой.

— Ответ отрицательный, — произнес Сто семнадцатый. — Ее возглавлю я. Линда, Джеймс, — продолжал он, — вы со мной. Фред — возглавишь Красный отряд. Отвечаешь за тактическое командование наземной операцией.

— Сэр! — выкрикнул Фред, собираясь уже оспорить приказ, но подавил в себе протест. Сейчас было не то время, чтобы пререкаться, как бы того ни хотелось. — Так точно, сэр!

— А теперь — всем приготовиться, — сказал Джон. — У нас осталось не так много времени.

Спартанцы еще несколько секунд сохраняли неподвижность.

— Смирно! — крикнула Келли.

Воины кратко отсалютовали Джону, и командир ответил им тем же рубленым движением.

Фред переключил коммуникатор на частоту Красного отряда и рявкнул:

— Пошевеливайтесь, ребята! На окончание сборов девяносто секунд, на все остальное — не больше пяти минут. Джошуа, свяжись с Кортаной и добудь мне свежие разведданные по зоне высадки. Мне плевать, пусть это будут даже картинки со спутника слежения за погодой, но они мне нужны девяносто секунд назад.

Красный отряд бросился выполнять поручение.

Нервная дрожь прошла и сменилась ледяным спокойствием. Им предстояла работа, и Фред не собирался откладывать ее в долгий ящик.


Летный офицер Митчелл поморщился, когда случайный энергетический заряд влетел в посадочный отсек и прожег метровой ширины полосу в потолке. Пылающий красным жаром расплавленный металл забрызгал обзорное стекло «Пеликана».

«К черту», — подумал пилот и включил турбины машины на максимум. Челнок цвета зеленоватой бронзы подскочил на столбе голубовато-белого пламени, пронесся над взлетно-посадочной палубой «Столпа осени» и вырвался в открытый космос. А еще пятью секундами позже влетел в настоящее пекло.

Прямо перед носом транспортника промчался и ударил в спутник связи энергетический импульс, выпущенный одним из ковенантских судов. Спутник погиб, распавшись на кучу раскалившихся обломков.

— Лучше схватитесь за что-нибудь, — сообщил Митчелл своим пассажирам, сидящим в десантном отсеке. — У нас тут компания.

Рой «Серафимов» — похожих на скарабеев ковенантских штурмовиков — вылетел строгим строем и заложил вираж, направляясь на перехват десантного корабля.

Маневровые двигатели «Пеликана» полыхнули огнем, и пузатый челнок устремился к поверхности Предела. Вражеские штурмовики прибавили хода, а их орудия начали плеваться плазмой.

Один из энергетических зарядов проскочил мимо левого борта транспортника, едва не вспоров кабину «Пеликана».

— Браво-один вызывает Кинжал-два-шесть, — протрещал в динамиках голос Митчелла, — мне бы тут не помешала помощь.

Он заложил крен на левый борт, уходя от столкновения с массивной грудой оплавленных обломков, оставшихся от патрульного катера, которому не повезло оказаться здесь в момент первого натиска. Под черными следами плазменных ожогов практически невозможно было различить боевую раскраску ККОН. Митчелл нахмурился. Положение с каждой секундой становилось все более отчаянным.

— Браво-один вызывает Кинжал-два-шесть. Где вы, черт вас дери? — прокричал он.

На обзорном экране пилота возникла четверка выходящих на огневую позицию клиновидных, угловатых кораблей — «Длинные мечи», тяжелые штурмовики.

— Кинжал-два-шесть вызывает Браво-один, — протрещал в динамиках резкий женский голос. — Смотрите штаны не обмочите. Все идет отлично.

«Ага, просто замечательно». Едва группа прикрытия успела присоединиться к «Пеликану», как приближающиеся корабли ковенантов открыли огонь из плазменных орудий.

Три «Длинных меча» из четырех отделились от построения и полетели навстречу чужакам. В черноте космоса полыхали стволы орудий и оставляли призрачные росчерки ракеты; энергетические пушки ковенантов разрезали ночную мглу, и небеса озарялись взрывами.

«Пеликан» и его единственный сопровождающий тем не менее продолжали прорываться к планете. Корабль обходил кружащиеся обломки; он крутился и метался, в то время как торпеды и плазменные заряды проносились мимо него.

Митчелл прищурился, когда орбитальные оборонительные орудия Предела дали по чужакам ответный ослепительный залп. Раскаленный добела ком плавящегося металла пролетел прямо над «Пеликаном» и его эскортом, когда те поднырнули под диск защитной платформы.

Десантный челнок вошел в атмосферу. От трения возникли языки пламени, облизывающие короткий нос транспортника, и «Пеликан» начало трясти.

— Браво-один, скорректируйте угол входа, — посоветовал пилот «Длинного меча». — Вы можете сгореть.

— Ответ отрицательный, — откликнулся Митчелл. — Либо мы сядем быстро, либо не сядем вообще. Вражеские сигналы на три и четыре часа по радару.

Еще дюжина «Серафимов» мчалась на всех парах к заходящим на посадку кораблям людей.

— Вас понял. Подтверждаю сигналы на три и четыре. Я займусь ими, Браво-один, — доложил пилот сопровождения. — Задайте всем жару на земле.

«Длинный меч» заложил крутой вираж и ракетой устремился навстречу ковенантам. У него не было ни единого шанса справиться сразу с дюжиной «Серафимов», и Кинжал-два-шесть не мог этого не понимать. Митчеллу оставалось только надеяться, что этим подвигом пилот сумеет выиграть для него несколько драгоценных секунд.

Включив форсаж, «Пеликан» мчался к поверхности со скоростью тысяча триста метров в секунду. Призрачная огненная аура, окутавшая ревущий челнок, из красной стала ослепительно оранжевой.

* * *

Из кормового отсека «Пеликана» были удалены все кресла для аварийной посадки, обычно крепившиеся вдоль левого и правого бортов челнока. Также, чтобы освободить больше места, были демонтированы с перегородки между рубкой и пассажирским отсеком запасные генераторы, питавшие системы жизнеобеспечения. При других обстоятельствах измененный таким образом десантный отсек казался бы невероятно просторным, но сейчас каждый кубический сантиметр его пространства был занят.

Там ожидали высадки двадцать семь спартанцев, опиравшихся друг на друга и цеплявшихся за стены; все они сидели на корточках, позволяя броне «Мьольнир» справляться со всеми перегрузками, возникавшими во время стремительного спуска. Их доспехи составлял весящий почти полтонны внутренний слой из какого-то черного сплава, поверх которого крепились переливающиеся зелеными отблесками керамические пластины. Кроме того, каждого воина окружал мерцающий ореол силового поля, излучаемого эмиттерами личных щитов. Все это, а еще и глухие шлемы с зеркальными лицевыми щитками делали их одновременно похожими на героев Древней Греции и на ходячие танки. В их облике было больше от машины, чем от человека. В ногах каждого из спартанцев лежал мешок со снаряжением, а все остальное свободное место заполнили ящики с боеприпасами. И все это начало трястись и грохотать, когда челнок вошел в плотные слои атмосферы.

— Всем приготовиться! — проревел по рации Фред.

«Пеликан» накренился, и отряд едва удержался на ногах.

Спартанец Восемьсот семь, Келли, подобралась ближе и включила канал личной связи.

— Старшина, полагаю, когда приземлимся, нам придется извиниться за ложную тревогу, — сказала она.

Фред скривился, когда осознал, что только что вещал на седьмой частоте флотского командования: его крик услышали на каждом корабле в округе. Проклятие.

— Спасибо, — сказал он Келли все по тому же закрытому каналу, и та ответила едва заметным кивком.

Его сбило с толку то, что он мог совершить настолько глупую ошибку. И Келли, его главный помощник, тоже была поражена произошедшим. А Фреду нельзя было допускать, чтобы она потеряла самообладание. По правде говоря, он сейчас нуждался в том, чтобы каждый член Красного отряда был собран и обладал ледяным спокойствием.

Но будет ли это так, зависело только от Фреда. Он не мог себе позволить снова ошибиться.

Командир сверился с показаниями биомониторов своего отряда. Все огоньки, загоревшиеся на дисплее его лицевого щитка, были зелеными. Разве что частота пульса у бойцов незначительно увеличилась. Впрочем, из общего ряда выбивались показания пилота. Сердце Митчелла стучало, точно штурмовая винтовка.

Если какая проблема и могла возникнуть в Красном отряде, она вряд ли оказалась бы связана со здоровьем; биомониторы только подтверждали это. Спартанцы были привычны к суровым испытаниям. Шишки из ККОН никогда не поручали им легкой работы.

На сей раз в их задачу входило высадиться на планете и защитить комплексы, управлявшие орбитальными орудиями магнитного ускорения. Корабли гибли в космосе один за другим, и только ОМУ не позволяли ковенантам прорвать линию обороны и захватить Предел.

Фред знал: единственное, что сейчас могло вызвать нервозность у Келли и остальных спартанцев, — это то, что они оставили там Мастер-Шефа и отобранный им Синий отряд.

Фред отдал бы все, чтобы оказаться сейчас вместе с ним, и понимал, что каждому спартанцу в группе высадки кажется, будто они выбрали слишком легкий путь. Если от действий их «космических ковбоев» зависело сдерживание всего наступления ковенантов, то работа Красного отряда казалась не сложнее послеобеденной прогулки, хотя и была необходима.

Келли толкнула Фреда плечом, и тот понял, что она пытается его приободрить. Таланты и без того не знающей себе равных по ловкости спартанки многократно усиливались системами «Мьольнира». Она просто не могла случайно прикоснуться к нему, пока не захотела бы этого. Так что любой подобный жест говорил громче слов.

Но прежде чем командир успел что-либо ответить, «Пеликан» изменил направление полета, и на отряд навалилась гравитация.

— Сейчас может немного потрясти, — предупредил пилот.

Спартанцы припали на колени, когда челнок заложил крутой вираж. Один из ящиков выскользнул из крепежей, отскочил от пола и врезался в стену.

Канал внешней связи вдруг наполнился шипением, сквозь которое пробился голос пилота «Длинного меча»:

— Говорит Кинжал-два-шесть. Веду бой с вражескими штурмовиками. Попал под встречный огонь… — Послание неожиданно оборвалось, захлебнувшись в треске статических разрядов.

«Пеликан» настигла взрывная волна, и по обшивке транспортника застучали металлические осколки.

Несколько пластин брони раскалились и пошли пузырями. Металл обшивки вскипел от попадания энергетического снаряда, и на секунду десантный отсек наполнился дымом, который, впрочем, тут же был выброшен наружу благодаря более высокому давлению внутри челнока.

Сквозь прореху в толще титановой брони пробились солнечные лучи. Транспортник вильнул влево, и Фред смог заметить пять «Серафимов», преследующих «Пеликан» и покачивающихся при попадании в зону турбулентности.

— Надо стряхнуть их! — прокричал пилот. — Держитесь!

Челнок резко спикировал, завывая работающими на пределе возможностей двигателями. Стабилизаторы десантного корабля оторвались, и «Пеликан» начал терять управление.

Спартанцы вцепились в опорные скобы, пытаясь сохранить равновесие, а ящики со снаряжением были уже готовы сорваться и полететь по пассажирскому отсеку.

— Адски трудная высадка получается, ребята, — прошипел по внутренней связи пилот. — Угол захода введен в автопилот. Двигатели на обратную тягу. Вот так! Я в бешенстве. Я…

Вспышка озарила проход в кокпит, и в пассажирский отсек влетел крошечный осколок бронестекла.

Сигнал биомониторов пилота угас.

Головокружительное вращение челнока только усиливалось. Теперь по всему отсеку вертелись в танце куски металла и снаряжение.

Ближе всего к люку кокпита сидел Спартанец-029, Джошуа. Он привстал и заглянул туда.

— Попадание плазмы, — произнес он. А затем, помедлив долю секунды, добавил: — Переведу управление сюда.

Надежно вцепившись в выступ на стене левой рукой, правой он начал стремительно набирать последовательности команд на клавиатуре, вмонтированной в стену.

Келли пробралась вдоль правого борта, удерживаясь там благодаря вращению вышедшего из повиновения «Пеликана». Ее целью был пульт возле десантного люка, активирующий встроенные в него заряды взрывчатки.

— Сейчас рванет! — крикнула Келли.

Спартанцы пригнулись.

Раздался взрыв, и люк отделился от стремительно падающего челнока. По внешней обшивке плясали языки огня. В течение считаных секунд пассажирский отсек должен был превратиться в раскаленную печь. С ловкостью канатоходца Келли высунулась наружу, и ее энергетические щиты запульсировали, сражаясь с жаром.

«Серафимы» дали лазерный залп, но лучи рассеялись в раскаленном следе, оставленном падающим «Пеликаном». Один из вражеских кораблей потерял управление. Они слишком углубились в атмосферу, чтобы нормально маневрировать. Остальные развернулись и начали набирать высоту, возвращаясь на орбиту.

— Им стало слишком жарко, — произнесла Келли. — Нас оставили в покое.

— Джошуа! — крикнул Фред. — Докладывай!

— Автопилот уничтожен, системы управления в кокпите вышли из строя, — ответил Спартанец-029. — Могу попытаться компенсировать вращение при помощи маневровых двигателей.

Он ввел еще одну команду, и левый двигатель зашелся в судорогах, но вращение замедлилось.

— Сесть сможем? — спросил Фред.

Джошуа не замедлил сообщить плохие новости:

— Ответ отрицательный. В компьютере нет решения для нашего вектора входа. — Спартанец-029 вновь пробежался пальцами по клавиатуре. — Постараюсь выиграть как можно больше времени.

Фред перебрал в уме все их немногочисленные возможности. Парашютов не было, как не было и ракетных десантных капсул. Значит, выбирать оставалось только из двух простых вариантов: либо они влетают на этом «Пеликане» прямо в ад… либо находят способ убраться с него.

— Приготовьтесь к аварийному десантированию! — прокричал Фред. — Всем надеть рюкзаки! Поднять давление гидростатического геля на максимум! Проклятие, спартанцы… приземление будет жестким.

«Жестким» — это мягко сказано. Спартанцы, как и их «Мьольниры», были крепки. Энергетические щиты, гидростатический гель и реактивные системы брони вкупе с усиленной скелетной тканью воинов могли сохранить жизнь даже при очень тяжелой аварийной посадке, но не защищали от столкновения на сверхзвуковой скорости.

Они делали ставку в опасной игре. Оставалось надеяться только на то, что Джошуа удастся снизить скорость полета — иначе их всех можно будет намазывать на бутерброд.

— Высота двадцать тысяч метров! — крикнула Келли, все еще стоя на самом краю десантного люка.

— Всем построиться у кормы, — приказал Фред своему отряду. — Прыгаем по моей команде.

Спартанцы похватали вещи и направились к выбитому люку.

Двигатели «Пеликана» взвыли и задрожали, когда Джошуа развернул их на реверс. Скорость резко начала падать, и спартанцы были вынуждены похвататься кто за что.

Джошуа сумел оживить остатки систем управления, и «Пеликан» задрал нос. Скорость, с которой челнок продолжал падать, стала ниже звуковой, и по кораблю прокатился сонический удар. Корпус транспортника затрещал, вылетело несколько заклепок.

— Восемь километров, а это корыто все еще падает слишком быстро! — крикнула Келли.

— Джошуа, переходи к корме, — приказал Фред.

— Слушаюсь, — ответил тот.

«Пеликан» зашелся стоном, когда его каркас начал уступать перегрузкам. Затем раздался треск, и челнок задрожал и стал сминаться. Фред уперся бронированными перчатками в стену, пытаясь хоть немного отсрочить гибель корабля.

У него не получилось. Двигатель левого борта взорвался, и «Пеликан» вновь потерял управление.

Келли, а следом за ней и остальные спартанцы начали выскакивать в люк.

Времени на раздумья не оставалось.

— Прыгайте, — прокричал Фред. — Давайте, спартанцы! Пошел, пошел, пошел!

Бойцы отряда бежали к выходу, сражаясь с обезумевшей гравитацией вышедшего из повиновения корабля. Фред подхватил Джошуа и вместе с ним выпрыгнул наружу.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Время: 06:31, 30 августа 2552 (по военному календарю) / Система Эпсилон Эридана, планета Предел, координаты неизвестны.


Перед глазами Фреда стремительно сменяли друг друга земля и небо. Десятилетия тренировок взяли свое. По сути, эта высадка мало чем отличалась от обычного парасейлинга, если, конечно, не считать того, что парашютов у солдат не было. Фред развел в стороны ноги и руки — «поза орла» позволяла контролировать полет и уменьшить скорость падения.

Казалось, будто время одновременно бежит и слишком быстро, и слишком медленно. Келли называла этот эффект «спартанским ритмом». Улучшенные органы восприятия и повышенная скорость реакции позволяли спартанцам намного быстрее принимать решения в стрессовых ситуациях, чем обычному человеку. Сознание Фреда стремительно поглощало и обрабатывало любую поступившую тактическую информацию.

Он активировал сенсоры движения, выставив дальность сканирования на максимальную величину. На лицевом щитке возникли крошечные точки, отмечающие местоположение бойцов отряда. Фред вздохнул с облегчением, увидев, что все двадцать шесть человек успели спрыгнуть и теперь собираются в единый «клин».

— Наземные войска ковенантов наверняка засекли «Пеликан», — произнес Фред по рации. — Есть риск попасть под зенитный огонь.

Спартанцы тут же нарушили плотный строй и рассредоточились.

Фред рискнул посмотреть в сторону и увидел «Пеликан». Тот кувыркался в полете, разбрасывая во все стороны осколки брони, которые прочерчивали в воздухе огненный след, прежде чем упасть на заснеженную вершину скалы.

Внизу, в двух тысячах метров под спартанцами, простирались пейзажи Предела. Фред видел зеленый ковер леса, призрачные силуэты далеких гор и вздымающиеся к небу столбы дыма на западе. Также он нашел и знакомую извилистую голубую ленту — реку Большой Рог.

Большая часть тренировок юных спартанцев проходила на Пределе. Именно в этом самом лесу старший инструктор Мендез высаживал их одних, когда они были еще детьми. Обладающие только фрагментами карты, оставшиеся без еды, питья и оружия, они сумели тогда захватить охраняемый «Пеликан» и вернуться в штаб. На том задании, сплотившем их в единую команду, отрядом командовал Джон, которого теперь все именовали Мастер-Шефом.

Фред отбросил воспоминания. Они вовсе не отправлялись домой в увольнительную.

Военно-тренировочный лагерь ККОН 01478-В должен был находиться на западе. А реакторы и комплексы управления? Старшина вызвал на дисплей карту местности. Джошуа раздобыл хорошие материалы. Кортана записала для него не только вполне качественные спутниковые снимки, но и топографическую карту. Конечно, этому было далеко до фотографий, которые мог бы сделать разведывательный самолет, но в целом, учитывая сложную ситуацию, Фред даже не рассчитывал на столь подробные сведения.

Он установил навигационный маркер на той местности, где размещался реактор, и переслал полученные данные по тактической частоте отряда.

Затем Фред сделал глубокий вдох и заговорил:

— Вот наша цель. Направляемся к ней, но старайтесь сохранять горизонтальное положение. Для падения выбирайте кроны деревьев, они должны смягчить удар. Если не сможете, ныряйте в воду и не забудьте подобрать руки и ноги.

На лицевом щитке мигнули двадцать шесть огоньков, подтверждающих, что приказ понят.

— Прежде чем упасть, необходимо до предела повысить давление в гидростатическом модуле.

Конечно, выполняя этот приказ, спартанцы рисковали заработать кессонную болезнь, но сейчас они падали с огромной скоростью, составлявшей для полностью снаряженного спартанца — быстро подсчитал Фред — сто тридцать метров в секунду.

Им оставалось либо предельно увеличить давление смягчающего падение геля, либо ждать, пока их внутренности размажутся от удара по практически непробиваемой броне «Мьольниров».

Огоньки подтверждения мигнули снова, хотя Фред и отметил в этот раз некоторую заминку, с которой пришел ответ.

Оставалось пятьсот метров.

Командир последний раз поискал взглядом своих спартанцев. Они рассеялись по небу, подобно кружочкам конфетти.

Он согнул ноги в коленях, смещая центр тяжести и стараясь уменьшить угол падения на деревья. У него получалось, хотя и не настолько хорошо и быстро, как того хотелось бы.

Сто метров. Энергетические щиты замерцали, когда Фред полетел через кроны самых высоких деревьев.

Сделав глубокий вдох, он постарался как можно сильнее выдохнуть, а затем подтянул колени к груди, сворачиваясь в подобие шара. Отключив систему предохранения гидростатического модуля, спартанец значительно увеличил давление геля, окружающего его тело. Фреду казалось, будто в него вонзили несколько тысяч крошечных кинжалов, — такую боль ему еще ни разу не доводилось испытывать с того дня, как его возможности были хирургически улучшены в рамках проекта «Спартанец ΙΙ».

Щиты несколько раз ярко вспыхнули, отталкивая ветви, а затем и вовсе окончательно разрядились, когда Фред врезался точно в самую середину массивного ствола. Врезался… и пролетел насквозь бронебойным снарядом.

Спартанец закружился в полете, ощущая стремительно посыпавшиеся со всех сторон удары. Ощущение было такое, словно в него высадили в упор полную обойму из штурмовой винтовки. Наконец с оглушительным хрустом Фред рухнул на землю.

Его броня вышла из строя. Он больше ничего не видел и не слышал. Ему оставалось только лежать неподвижно, стараясь не отключиться и не утратить бдительности. Прошло еще несколько минут, и перед его глазами заплясали искры. Фред понял, что из строя выходила не броня — он сам.

— Шеф! — раздался в его голове голос Келли, доносящийся словно с другого конца длинного туннеля. — Давай же, Фред, поднимайся, — шептала она. — Надо идти.

В глазах прояснилось, и командир спартанцев медленно перекатился, опираясь на колени и локти. Внутри все болело так, точно его кишки вырвали, порезали на тысячи кусочков, перемешали в миксере и в таком виде запихали обратно. Он сделал судорожный вздох. Тот тоже принес боль.

Но это было даже хорошо — боль позволяла не потерять сознание.

— Докладывай, — прохрипел он. Во рту стоял медный привкус.

Келли присела рядом и переключилась на личную частоту.

— Практически каждый получил хотя бы незначительную травму. Несколько вышедших из строя генераторов щитов и сенсорных систем, а также десяток переломов и контузий. Тут ничего такого, с чем нельзя было бы справиться. Шестеро получили более серьезные ранения. Они смогут вести бой с укрепленной позиции, но их способность к перемещениям ограничена. — Келли на секунду задержала дыхание, прежде чем добавить: — Четверо погибли.

Фред с трудом поднялся на ноги. Его пошатывало, но он заставлял себя сохранять равновесие. Что бы ни произошло, командир должен держаться. Ради отряда, ради того, чтобы его люди видели, что их лидер остается в строю.

Потери могли оказаться и более тяжелыми, хотя и четверо погибших было уже слишком. Ни в одной из операций не умирало столько спартанцев, а ведь их миссия только начиналась. Фред не был суеверен, но его не оставляло ощущение, что невероятная удачливость спартанцев началась иссякать.

— Ты сделал то, что должен был, — произнесла Келли, словно читала его мысли. — Не соображай ты так быстро, мы бы потеряли практически всех.

Фред раздраженно фыркнул. Она полагала, что он быстро соображает, хотя на деле он не сумел придумать ничего лучше, чем просто грохнуться с высоты на собственный зад. Но ему не хотелось думать об этом. Не сейчас.

— Есть еще столь же приятные новости? — спросил он.

— Сколько угодно, — ответила Келли. — Все наше снаряжение — коробки с боеприпасами, мешки с оружием — разбросано по лесу вдалеке от точки высадки. Лишь у немногих остались штурмовые винтовки. Штук пять, не больше.

Инстинктивно потянувшись к собственной МА5В, Фред обнаружил, что и ее, и запасные обоймы сорвало с крепежей на его броне во время падения. Не оказалось и гранат на поясе. Исчез также походный ранец.

Фред пожал плечами.

— Что ж, придется импровизировать, — произнес он.

Келли подобрала с земли булыжник и взвесила его в руке.

Фред поборол в себе назойливое желание прислониться к дереву и вздремнуть. Больше всего на свете ему хотелось сейчас просто сесть, отдохнуть и подумать. Должен был существовать способ вытащить отсюда спартанцев живыми и невредимыми. Он чувствовал себя так, будто вновь оказался на одном из учебных заданий, где от него требовалось вычислить, как наилучшим образом справиться с задачей, не угодив в еще более глупую ситуацию.

Но времени на раздумья уже не было. Их отправили защищать комплекс, и ковенанты наверняка уже кишмя кишели вокруг, ожидая, пока спартанцы сделают первый ход. Это только подтверждали дымные столбы, поднимающиеся там, где еще недавно находилась ставка Главкома Предела.

— Собирай людей, — приказал Фред. — Построение по типу «бета». Выдвигаемся по направлению к реактору. Раненых и погибших уносим с собой. Тех, кто сохранил оружие, отправить вперед в качестве разведчиков. Возможно, удача еще вернется к нам.

— Выдвигаемся, спартанцы, — рявкнула Келли на отрядной частоте. — Построение «бета». Направление на навигационный маркер.

Фред запустил диагностику своей брони. Гидростатическая подсистема дала течь, и давление геля опустилось до минимальной отметки. Двигаться было можно, но, для того чтобы бегать или прыгать, уходя из-под огня, требовалось вначале залатать пробоину.

Зашагав следом за Келли, Фред следил за перемещениями своего отряда на тактическом дисплее. Собственными глазами он не мог их увидеть, поскольку спартанцы рассредоточились по лесу и продвигались вперед, перебегая от дерева к дереву, чтобы избежать любых неожиданностей, подготовленных ковенантами. Они бесшумно пробирались через заросли: легкая тень, мелькнувшая в воздухе, зеленоватый, едва заметный отблеск брони — и вновь воцарялся покой.

— Красный-один, говорит Красный-двенадцать. Замечен одиночный противник… Нейтрализован.

— Еще один, — доложил Красный-пятнадцать. — Нейтрализован.

Значит, поблизости были и другие. Фред знал, что ковенанты никогда не появляются малыми группами.

И, что куда хуже, если чужаки продолжали высаживать хоть мало-мальски значительное число солдат, значит, сражение на орбите вышло из-под контроля людей… И тогда оставалось лишь вопросом времени, когда и без того плачевное положение спартанцев серьезно осложнится.

Фред настолько сосредоточился на прослушивании докладов своего отряда, что чуть не вышел прямо на пару шакалов. Но в последний момент он инстинктивно успел слиться с тенью дерева и замереть.

Шакалы его не заметили. Впрочем, похожие на птиц чужаки принюхались, а затем стали осторожно приближаться к тому месту, где укрылся Фред. Они водили перед собой плазменными пистолетами и включили энергетические щиты. С тихим гулом развернулись и «затвердели» небольшие круги силовых полей.

Фред дважды включил и выключил личный канал связи с Красным-два. В ответ на его просьбу о помощи на лицевом щитке сразу же мигнул голубой огонек подтверждения.

Шакалы неожиданно развернулись и резко задергали мордами, принюхиваясь. Из зарослей слева от чужаков вылетел булыжник размером с кулак. Импровизированный снаряд с влажным хрустом врезался в затылок одной из тварей. Существо взвизгнуло и повалилось на землю. Под ним начала расползаться лужа фиолетово-черной крови.

Выскочив из укрытия, Фред в три торопливых шага приблизился к уцелевшему шакалу. Обогнув контур энергетического щита, спартанец сжал запястье чужака. Тот удивленно и испуганно запищал.

Фред перехватил вторую лапу твари и вывернул ее. Шакал пытался сопротивляться, но ствол его собственного оружия прижался к грубой пятнистой коже его же шеи.

Надавив на пальцы чужака, спартанец ощутил, как ломаются кости существа. Плазменный пистолет выстрелил, и воздух озарила яркая изумрудная вспышка. Обезглавленный шакал опрокинулся навзничь.

Забрав оружие у чужаков, Фред повернулся к выходящей из-за деревьев Келли. Он бросил ей один из плазменных пистолетов, и спартанка подхватила его на лету.

— Спасибо. Но я все равно предпочла бы этому хламу свою винтовку, — нахохлилась она.

— Ну, ты и булыжником способна настоящую бойню устроить, — ответил Фред, пристегивая второй пистолет к поясу.

— Благодарю, шеф, — кивнула она, — но удовольствия от этого никакого.

— Красный-один, — прозвучал на частоте отряда голос Джошуа, — я ушел вперед на полкилометра. Вы должны это увидеть.

— Вас понял, — ответил Фред. — Красному отряду оставаться на местах и ждать моих указаний.

Мигнули огоньки подтверждения.

Пригибаясь, Фред пробрался к тому месту, где засел Джошуа. Впереди был виден свет — тень истончалась и исчезала, поскольку исчезал и лес. От некогда росших там деревьев остались только зола и обгоревшие пни.

Кроме того, спартанцы увидели и тела — поле устилали трупы нескольких тысяч ковенантских ворчунов, сотен шакалов и воинов элиты. Были там и люди. Не было только живых. Фред видел, что над погибшими от плазменного оружия десантниками все еще поднимается дымок. Кое-где лежали перевернутые танки класса «Скорпион», стояли догорающие «Бородавочники». Еще там был «Баньши». Летательный аппарат зацепился одним крылом за колючую проволоку и теперь, лишившись пилота, кружился по стационарной орбите.

Тем не менее комплекс управления, расположенный на другом конце поля, уцелел. Приземистое строение окружали ощетинившиеся пулеметами бетонные бункеры. Реактор же находился глубоко под землей. Пока что все выглядело так, словно ковенантам не удалось захватить комплекс, хотя, надо признать, они и очень старались.

— Замечены контакты, — прошептал Джошуа.

На датчике движений возникли четыре мерцающие точки. Система определения «свой/чужой» идентифицировала их как солдат ККОН, роту Чарли. Как только очередной сигнал переносился на топографическую карту, возле него загорался личный номер десантника.

Джошуа протянул командиру свою снайперскую винтовку, чтобы тот смог собственными глазами взглянуть на выживших людей. Да, определенно, это были солдаты ККОН. Они осматривали тела в поисках выживших и собирали разбросанное вокруг оружие и боеприпасы.

Фред нахмурился; что-то в том, как вели себя десантники, его настораживало. Им не хватало привычной для отрядов ККОН слаженности, их строй был нарушен и открыт для нападения. Они не пытались пользоваться доступными укрытиями. И наметанный глаз Фреда отметил, что солдаты даже не движутся в каком-то определенном направлении. Один из них просто неторопливо наматывал круги практически на одном месте.

— Десантный патруль, — послал Фред узкий луч сигнала на общей частоте ККОН, — говорит старшина Красного отряда спартанцев. Приближаемся к вашим позициям с направления на шесть часов относительно вас. Как слышите меня? Прием.

Солдаты развернулись в сторону Фреда, вскидывая винтовки. На секунду канал связи заполнился статикой, а затем раздался сухой, вялый голос:

— Спартанцы? Что ж, если вы и в самом деле те, за кого себя выдаете, от помощи мы не откажемся.

— Простите, что опоздали, десантник.

— Опоздали? — Ответивший им мужчина горько засмеялся. — Проклятие, старшина, это был только первый раунд.

Фред возвратил снайперскую винтовку и выразительно посмотрел в сторону солдат. Джошуа кивнул, упер приклад оружие в плечо и взял уцелевших десантников в прицел. Его палец замер чуть в стороне от спускового крючка — хотя и не совсем рядом. Осторожность никогда не помешает.

Поднявшись, Фред вышел на поле. Он старался держаться поближе к нагромождениям тел ворчунов и искореженной груде металла, еще недавно называвшейся «Бородавочником».

Люди, стоявшие на поле, выглядели так, словно совершили экскурсию в ад. Все они были покрыты ожогами и ссадинами, а устремленные в пространство глаза выдавали приближающийся шок. Десантники смотрели на Фреда, удивленно открыв рты, — обычная реакция кого-то, кто впервые увидел спартанца, двухметрового, весящего полтонны, забрызганного кровью чужаков. На лицах людей читалась смесь благоговения, подозрительности и страха.

Это раздражало его. Он только хотел сражаться и победить в войне так же, как и любой солдат ККОН. Капрал уцелевшего отряда с трудом справился с позывом броситься наутек, а затем снял шлем, пригладил короткие рыжие волосы и оглянулся через плечо.

— Старшина, лучше вам отправиться вместе с нами на базу, пока они снова не появились.

— Хорошо, — кивнул Фред. — Сколько человек в вашей роте, капрал?

Мужчина посмотрел на трех своих товарищей.

— Повторите еще раз, сэр?

Эти люди находились на грани болевого шока, так что Фред сдержал свое раздражение и постарался произнести как можно более мягким тоном:

— Жетоны определяют вас как солдат роты Чарли, капрал. Сколько вас всего? Как много раненых?

— Нет у нас раненых, сэр, — ответил десантник. — И роты у нас тоже уже нет. Выжили только мы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Время: 06:49, 30 августа 2552 (по военному календарю) / Система Эпсилон Эридана, планета Предел, комплекс контроля орбитальных орудий А-331.


Фред смотрел на поле битвы с крыши южного бункера, ставшего его временным штабом. Постройка возводилась впопыхах, и отдельные участки быстро застывающего бетона еще не до конца затвердели.

Может быть, это была и не лучшая оборонительная позиция, зато отсюда открывался отличный вид на окрестности, что позволяло присматривать за отрядом, усиливавшим защитные сооружения комплекса. Спартанцы протягивали колючую проволоку, закапывали минные модули «Антилоп» и распределяли дозоры. Шестеро бойцов собирали по полю оружие и патроны.

Удовлетворившись тем, что обстановка стабильна настолько, насколько это возможно, Фред сел и начал снимать с себя отдельные фрагменты брони. В обычных обстоятельствах в этом ему должна была помогать команда техников, но со временем спартанцы научились самостоятельно производить простейший ремонт в полевых условиях. Он нашел поврежденный блок гидростатики и заменил его на новый, извлеченный из брони погибшего Спартанца-059.

Фред поморщился. Ему была противна мысль о том, что ему пришлось обобрать броню Малкольма. Но в то же время память павшего товарища была бы оскорблена и в том случае, если бы его жертва не оказала помощи друзьям.

Загнав эти мысли в самую глубь своего сознания, Фред закончил установку модуля. Он не имел права сейчас заниматься самокопанием, и не только спартанцы переживали тяжелые времена.

Десантники роты Чарли около часа сдерживали натиск ковенантов при помощи пулеметов, «Бородавочников» и пары «Скорпионов». Но ворчуны завалили минное поле своими телами, открывая дорогу шакалам и элите.

Лейтенант Бакмен, командовавший ротой, приказал большинству своих людей отправиться в лес и попытаться зайти противнику с фланга. Кроме того, он вызвал и поддержку с воздуха.

И получил ее.

В главном штабе Предела, должно быть, поняли, что комплекс вот-вот будет захвачен, и кто-то запаниковал, послав бомбардировщики выжечь в лесу площадку почти километрового диаметра. В результате первая волна ковенантов была уничтожена. Но вместе с чужаками погибли лейтенант и его люди.

Глупая потеря.

Установив наконец последнюю из частей брони, Фред запустил ее. Все показатели пульсировали мягким голубым цветом. Удовлетворенный результатами, он поднялся и активировал связь.

— Красный-двенадцать, доложите обстановку.

— Периметр установлен, сэр, — протрещал в ответ голос Уилла. — Противник не обнаружен.

— Хорошо, — произнес Фред. — Текущий статус?

— Десять пулеметов восстановлены и образуют огневой рубеж вокруг комплекса, — доложил Уилл. — Также нам удалось починить три «Баньши». Еще обнаружены тридцать штук персональных генераторов щитов из тех, которыми пользуются шакалы, плюс несколько сотен штурмовых винтовок, плазменных пистолетов и гранат.

— А боеприпасы? Они нам понадобятся.

— Конечно, сэр, — сказал Уилл. — Примерно на час непрерывного ведения огня. — Он немного помедлил, прежде чем продолжить: — Должно быть, из Главного Штаба в какой-то момент прибыло подкрепление, поскольку мы обнаружили ящик с маркировкой: «Главком. Хранилище Омега».

— И что внутри?

— Шесть ракет «Анаконда», земля-воздух. — В голосе Уилла слышалось едва сдерживаемое веселье. — И парочка тактических ядерных зарядов «Фурия».

Фред тихо присвистнул. «Фурии» представляли собой нечто вроде ядерных гранат. Формой и размерами напоминающие футбольный мяч, они несли в себе заряд мощностью порядка килотонны и были на удивление безопасны в транспортировке, но, к несчастью, в нынешней ситуации оказались полностью бесполезны.

— Как можно скорее уберите их под охрану. Ими нам не воспользоваться. Электромагнитный импульс выведет из строя системы управления.

— Вас понял, — разочарованно вздохнул Уилл.

— Красный-три? — произнес Фред. — Докладывайте.

Чуть помедлив, Джошуа ответил:

— Плохи дела, Красный-один. Я занял позицию на холме между вами и соседней долиной. Ковенанты производят массированную высадку. Здесь завис вражеский корабль, и, насколько могу судить, у них здесь не меньше батальона. Ворчуны, шакалы, оборудование, тяжелая техника. Похоже, они готовятся взять реванш, сэр.

— Дай-ка мне взглянуть. — Фред почувствовал, как в его животе образуется ледяной комок.

— Выполняю.

На дисплее Фреда возникло крошечное окошко, в котором появилось все то, что видел сейчас Джошуа сквозь прицел своей снайперской винтовки. Примерно в тридцати метрах над землей парил крейсер ковенантов. Корабль щетинился энергетическими и плазменными орудиями. Спартанцы не смогли бы подобраться к нему, не поджарившись.

Из гравитационного лифта, соединяющего крейсер с поверхностью Предела, изливались потоки солдат. Их были тысячи: легионы ворчунов, три полных эскадрона элиты, пилотирующих «Баньши», и вдобавок не меньше дюжины танков класса «Дух».

Но все это казалось какой-то нелепицей. Почему крейсер просто не подлетел ближе и не открыл огонь? Может, ковенанты опасаются очередного авианалета? Но чужаки никогда долго не раздумывали, готовясь идти в наступление… Впрочем, сам факт, что спартанцы все еще оставались в живых, некоторым образом свидетельствовал: ковенанты почему-то решили изменить правила.

Фред не знал, почему его противник вдруг решил проявить осторожность, но был рад полученному времени. У него появилась возможность придумать способ расправиться с ковенантами. Будь спартанцы сейчас мобильны, можно было бы просто измотать вражескую армию серией партизанских вылазок. Но им предстояло удерживать позиции, и это все меняло.

— Докладывай об изменениях каждые десять минут, — приказал он Джошуа. И понял, что голос его стал звучать сухо и устало.

— Вас понял.

— Красный-два, есть успехи со спутниковой связью?

— Никак нет, сэр, — ответила Келли, и ее интонации выдали растущее напряжение. Ей было поручено заняться ремонтом изрешеченной попаданиями переносной радиостанции десантной роты. — Все частоты забиты боевыми донесениями, но мне пока удалось выяснить лишь то, что наверху дела обстоят плохо. Они нуждаются в этом комплексе, и не имеет значения, чего это будет стоить нам.

— Ясно, — произнес Фред. — Держи меня в ку…

— Постой. Кто-то вызывает роту Чарли из Главного Штаба.

Главный Штаб? Фред полагал, что тот давно пал.

— Запроси верификационные коды.

— Совпадают, — ответила Келли.

— Включай.

— Рота Чарли, как слышите? Джейк? Какого рожна у вас там творится? Почему вы не выводите моих людей?

— Говорит первый старшина, Спартанец Сто четвертый, командир Красного отряда, — ответил Фред, — возглавляющий на данный момент роту Чарли. Назовите себя.

— Дайте мне лейтенанта Чапмена, спартанец, — не терпящим пререканий тоном отозвался голос.

— Это невозможно, сэр, — пояснил Фред, инстинктивно понимая, что разговаривает с высокопоставленным офицером. — Если не считать четырех израненных десантников, от роты Чарли ничего не осталось.

Последовала продолжительная пауза, во время которой было слышно только потрескивание помех.

— Спартанец, слушай меня очень внимательно. С тобой говорит вице-адмирал Дэнфорт Уиткомб, заместитель командующего военным флотом. Ты знаешь, кто я такой, сынок?

— Так точно, сэр, — произнес Фред, поморщившись, услышав имя адмирала. Если ковенанты их подслушивают, этот человек только что обозначил себя в качестве отличной цели.

— Меня и моих людей прижали в овраге к юго-востоку от здания Главного Штаба, — продолжал Уиткомб. — Поднимай свой отряд и вытаскивай нас отсюда. Это приказ!

— Ответ отрицательный, сэр. Я не могу. Мной получены строгие указания удерживать комплекс, управляющий орбитальными станциями.

— Я отменяю эти указания, — рявкнул адмирал. — Два часа назад я принял тактическое командование обороной Предела. Мне плевать, кто ты там — спартанец или хоть сам Иисус Христос, гуляющий по водам гребаного Большого Рога, — я отдал тебе прямой приказ! Прием.

Что ж, если адмирал Уиткомб теперь командует обороняющимися войсками, значит, очень и очень многие высокопоставленные офицеры погибли при нападении на штаб.

Фред обратил внимание на крошечный янтарный огонек, замерцавший на его дисплее. Биомониторы зафиксировали, что у командира спартанцев повысилось кровяное давление и участился пульс. Старшина посмотрел на свои руки и заметил, что они непроизвольно дрожат.

Справившись с эмоциями, он снова включил связь.

— Вас понял, сэр. Можете обеспечить воздушное прикрытие?

— Нет. Ковенанты вывели из строя наши штурмовики и бомбардировщики еще во время первой волны.

— Хорошо, сэр. Мы вытащим вас оттуда.

— Приступайте, старшина. Отбой. — Связь прервалась.

Фред задумался над тем, а не ответствен ли именно адмирал Уиткомб за все эти сотни погибших солдат, пытавшихся удержать комплекс. Он, без всяких сомнений, мог первоклассно разбираться в управлении космическими кораблями, но вот чтобы флотский офицер возглавлял наземную операцию? Неудивительно, что все полетело коту под хвост.

Не адмирал ли надавил на молодого неопытного лейтенанта, заставив того заходить с фланга на численно превосходящие войска противника? Не он ли отправил авиацию произвести ковровую бомбардировку местности?

Фред не мог доверять решениям, принимаемым Уиткомбом, но и игнорировать прямой приказ тоже не мог.

Он наскоро сверился с состоянием своего отряда: двадцать два спартанца, шестеро из которых пострадали настолько серьезно, что едва могли ходить, и четверо изможденных десантников, уже и без того прошедших через настоящий ад. И этими силами им предстояло сдерживать многочисленную армию ковенантов. А еще и вытаскивать адмирала Уиткомба. И, как обычно, вопросы самосохранения ставились лишь третьим пунктом.

Да, у них хватало оружия, чтобы удерживать комплекс: гранаты, пулеметы и ракеты…

Фред осекся. Возможно, все дело было в том, что он неправильно оценивал тактическую ситуацию. Он мыслил в рамках обороны, в то время как стоило задуматься о том, что спартанцы умели делать лучше всего, — о нападении.

Он переключился на частоту отряда.

— Все слышали последний разговор?

Перед его глазами мигнули огоньки подтверждения.

— Отлично. План будет следующим: мы разделимся на четыре отряда. Команда «Дельта», — он подсветил имена раненых спартанцев и четырех десантников, — отступает сюда. — Загрузив тактическую карту, Фред установил навигационный маркер возле ущелья в шестнадцати километрах к северу. — Возьмете два «Бородавочника», но вы должны будете их бросить и перемещаться дальше незаметно, если встретите хоть какое-нибудь сопротивление. Ваша задача — удержание указанной позиции. Она станет точкой, куда остальные смогут отступить и перегруппироваться. Так что дверь должна оставаться открытой.

Сигналы подтверждения не заставили себя ждать. Это ущелье спартанцы знали как свои пять пальцев. Оно не было нанесено ни на одну карту, но именно там они в течение нескольких месяцев тренировались под присмотром доктора Халси. В глубине скал пролегли многочисленные пещеры, переделанные управлением военно-космической разведки в сверхсекретную базу. Она была надежно укреплена и защищена от радиации, так что была способна выдержать практически что угодно, включая прямое попадание ядерной бомбы. Отличная нора, куда можно спрятаться, если дела пойдут плохо.

— Отряд «Гамма». — Фред отметил Красного-двадцать один, Красного-двадцать два и Красного-двадцать три. — Вы должны вывести адмирала и его людей из-под огня и доставить сюда. Мы не можем отказываться от лишних рук.

— Вас понял, — ответил Красный-двадцать один.

Технически говоря, Фред следовал сейчас приказу Уиткомба, потребовавшего вытащить его из оврага. Вот только адмирал еще не догадывался, что куда безопаснее для него было бы оставаться там.

— Отряд «Бета», — первый старшина отметил бойцов с Красного-двадцать по Красного-четыре, — держит оборону комплекса.

— Будет исполнено, сэр.

— А группа «Альфа»… — Отметив Келли, Джошуа и себя, он помедлил.

— Ждем приказаний, сэр, — произнес Джошуа.

— А мы отправляемся к соседней долине и станем убивать всякого, кто не похож на человека.


Фред и Келли направились к трем «Баньши», которые были убраны в импровизированный ангар. Заглянув внутрь кабины ближайшей машины, Фред коснулся пальцем кнопки активации. Антигравитационный модуль замерцал, и «Баньши» поднялась примерно на метр над полом. Когда она начала медленно уплывать вперед, спартанец выключил ее, заставив вновь опуститься на землю. Затем он проверил оставшиеся две, удостоверившись, что они тоже взлетают.

— Отлично. Все работают.

— Мы что, полетим на этом? — Келли скрестила руки на груди.

Неожиданно рядом с ними затормозил «Бородавочник», за рулем которого сидел Джошуа. В кузове внедорожника лежали три ракетные установки «Бур» и полдюжины снарядов к ним. Кроме того, там стоял ящик, наполненный мотками клейкой ленты изумрудного цвета, которую солдаты ККОН повсеместно именовали «И. Би. зелень».[1]

— Задание выполнено, сэр, — сказал Джошуа, выпрыгивая из «Бородавочника».

Фред взял одну из пусковых установок, пару ракет и бросил Келли моток ленты.

— Это нам понадобится, когда мы нападем на ковенантов, обосновавшихся за холмом, — объяснил первый старшина. — Каждый из вас должен иметь в «Баньши» ракетную установку и боеприпасы.

Келли и Джошуа сбились на полушаге и повернулись к нему.

— Разрешите обратиться, сэр, — произнесла Келли.

— Разрешаю.

— Я никогда не бежала от драки, Фред, вот только в этот раз численный перевес в их пользу… примерно десять тысяч к одному.

— Мы управились бы, будь там сотня на одного из нас, — вступил в разговор Джошуа, — в крайнем случае — пять сотен, если хорошо подготовиться и запастись снаряжением. Но вот в таких условиях лобовой удар…

— А кто говорил про лобовой удар? — возразил Фред. Он уложил ракетную установку внутрь тесной кабины «Баньши». — Дай ленту.

Келли оторвала кусок липкой зеленой полоски и протянула командиру.

Фред разгладил клейкий слой и закрепил оружие и снаряды внутри машины.

— Мы постараемся сделать все как можно тише, — сказал он.

Немного поразмыслив над словами первого старшины, Келли спросила:

— Ладно, предположим, что нам удастся их одурачить и они пропустят нас к себе… Но что дальше?

— Как бы нам того ни хотелось, мы не сможем применить ядерные заряды, — задумчиво пробормотал Джошуа. — Только не в той долине. Разделяющие нас холмы недостаточно высоки, чтобы остановить электромагнитную волну. Она спалит электронику комплекса.

— Существует и другой способ их применения, — сказал Фред. — Мы поднимемся на борт крейсера при помощи гравитационного лифта и рванем заряды внутри. Щиты корабля смягчат электромагнитный импульс.

— И это превратит крейсер в самую большую осколочную гранату в истории, — подытожила Келли.

— Вот только если хоть что-то пойдет не так, — произнес Джошуа, — мы закончим так же, как и те десять тысяч мертвых плохих парней.

— Мы же спартанцы, — ответил Фред. — Что может пойти не так?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Время: 07:11, 30 августа 2552 (по военному календарю) / Система Эпсилон Эридана, планета Предел, долина Длинный Рог.


Запищал тревожный сигнал, и Заваз, испуганно пискнув, вскочил на ноги. Крошечное создание, ворчун, облаченный в отполированную до блеска оранжевую броню, не удержал равновесия и выронил из рук сканер движения. Задрожав от страха, он наклонился и поднял устройство трясущимися лапами. Если бы сканер получил повреждения, элита запихали бы Заваза в реактор живьем. А узнай хозяева, что он уснул на посту, его мог ждать и куда худший конец, нежели просто смерть. Ворчун поежился.

К счастью, сканер по-прежнему работал, и маленький воин облегченно вздохнул. Со стороны каменистого склона, отделявшего войско ковенантов от человеческих укреплений, стремительно приближались три контакта. Заваз уже потянулся к кнопке сирены, когда с облегчением увидел, что его детектор определил эти объекты как «Баньши».

Он осторожно выглянул из своей грязной норы, чтобы убедиться в этом самостоятельно, и действительно увидел три летающие машины воинов элиты. Заваз фыркнул. Ему показалось странным, что этот вылет не зарегистрирован в графике намеченных полетов. Первой мыслью караульного было связаться со своим начальством, но затем он решил, что не стоит. А вдруг эти пилоты выполняют секретное поручение?

Нет, не стоит задавать лишних вопросов. Веди себя тихо — проживешь еще один день. Таким было кредо Заваза.

Возвратившись в свою нору, он выставил сенсор на предельную дальность и помолился о том, чтобы тот больше не сработал. Ворчун свернулся в клубок и вскоре провалился в глубокий сон.


Фред летел в первой из трех машин. Раскрашенные в фиолетовые и красные цвета «Баньши», набрав предельную высоту в три сотни метров, пролетели над самыми макушками деревьев, которыми порос холм. И как только они миновали вершину, первый старшина увидел нечто такое, что заставило его сбавить скорость.

Долина, изгибавшаяся перед ним, простиралась на десять километров вдаль. Ели Дугласа, покрывавшие склон, истончались внизу и сменялись распаханными полями, за которыми протянулась река Большой Рог. На полях разбили свой лагерь многие и многие тысячи ковенантов. Они заполонили всю долину, и слабые лучи солнца, пробивающиеся сквозь пелену дыма, отражались от поверхности океана красной, желтой и синей брони. Твари строгими рядами маршировали вдоль русла реки. Их было так много, что казалось, будто кто-то разворошил самый огромный муравейник во Вселенной.

И они отстраивались. Возводились сотни выглядящих хрупкими белых куполов с метановой атмосферой для ворчунов. Чуть дальше виднелись странные многоугольные постройки, служащие домами воинам элиты, охраняемые длинным строем «Духов». Повсюду были понатыканы десятиметровые, увенчанные плазменными турелями дозорные вышки, чьи спирали вырастали из передвижных опор.

Правила игры и в самом деле переменились. Пройдя более сотни сражений, Фред никогда не видел, чтобы ковенанты разворачивали столь основательные лагеря. Обычно они нацеливались только на уничтожение.

Позади всей этой суматохи, практически притираясь к дальним холмам, в тридцати метрах над землей завис ковенантский крейсер. Благодаря своим коротким, смахивающим на плавники стабилизаторам он походил на гигантскую раздувшуюся рыбу. Его гравитационный лифт продолжал работать, и к земле от судна протянулся столб ослепительного света, по которому вверх-вниз сновали твари. Одна за другой спускались пирамиды фиолетовых ящиков. В лучах полуденного солнца сверкали, отбрасывая похожие на пауков тени, орудия, расположенные вдоль бортов крейсера.

«Баньши» пошли на снижение, и Фред вернулся в общий строй с Келли и Джошуа.

Он вновь бросил взгляд на вражеское судно и сторожевые башни. Одного залпа любого из них хватило бы, чтобы уничтожить спартанцев.

Кроме того, первый старшина увидел и другие «Баньши», патрулирующие окрестности. Увидел и нахмурился. Оказавшись поблизости, вражеский пилот наверняка потребовал бы представиться… И не было ни единой возможности узнать график патрулирования. А это означало, что у него только один вариант: выйти на малую высоту и напрямую лететь сквозь орду ковенантов.

Им нужен был только один проход. И скорее всего, только один у них и был.

Фред включил рацию:

— Вперед!

Келли прибавила газу и помчалась к крейсеру. Фред пристроился за ней, активировав плазменную пушку, установленную на носу «Баньши».

От крейсера их отделяли шесть километров, когда Келли вывела свою машину на предел скорости. Ворчуны и шакалы удивленно выгибали шеи, когда спартанцы проносились над ними.

Надо было спешить. Фред всей кожей ощущал взгляды ковенантов. Он бросил «Баньши» ближе к земле, разменивая высоту на скорость, и его друзья повторили маневр.

На лобовом стекле «Баньши» вспыхнули символы вызова на связь. Но программное обеспечение ККОН, встроенное в доспехи спартанцев, позволяло переводить лишь некоторые разговорные языки тварей, а не письменность. Странные, изящные руны бежали перед глазами Фреда.

Он коснулся одного из символов ответа.

Секундой позднее по экрану с еще большей скоростью побежали десятки новых значков.

Фред выключил монитор.

Оставалось только три километра, и он ощущал, как грохочет в ушах сердце.

Келли чуть-чуть опережала их. Сейчас она шла в тридцати метрах над землей, выжимая максимум скорости из своей машины и направляясь прямо к гравитационному лифту.

Ближайшая из сторожевых башен засекла ее; плазменное орудие развернулось и выстрелило.

Бросив «Баньши» вверх и в сторону, Келли начала уходить от энергетического залпа. Заряд перегретого ионизированного газа скользнул по фюзеляжу правого борта. Мотор оплавился, и машина начала терять скорость.

Еще дюжина орудий развернулась к спартанцам.

Фред вильнул в сторону и открыл огонь. Джошуа повторил его маневр, и к сторожевым башням устремились потоки энергетических зарядов, выпущенных основными пушками «Баньши».

Переключившись на тяжелое орудие, Фред послал в полет сверкающую огненную сферу. Пролетев некоторое расстояние, та начала дрожать, а затем распалась.

Келли не стреляла. Оглянувшись, первый старшина увидел, что она привстала внутри своей «Баньши». Спартанка держалась одной ногой за крепежную ленту, которой прилепляла к машине ядерный заряд, и сейчас сжимала в руках бомбу, готовясь к броску.

Острый осколок кристалла, выпущенный из игольника, срикошетил от лобового стекла, и Фред бросил взгляд вниз.

Море ворчунов и шакалов возбужденно бурлило. Сотни поспешно выпущенных зарядов проносились мимо спартанцев; сверкающие облака хрустальных игл и пылающие светлячки плазменных сгустков роились в воздухе, едва не задевая «Баньши».

Фред кидал свою машину из стороны в сторону, уходя из-под огня башен. Попутно он спикировал вниз, вновь начав стрелять из легких орудий, и заставил ворчунов броситься врассыпную.

До лифта оставалось пролететь сто метров.

Келли откинулась назад и прогнулась, точно участвовала на соревнованиях по толканию ядра.

Крейсер ковенантов неожиданно ожил, и его пушки принялись выцеливать спартанцев. Несколько десятков пылающих пальцев разорвали воздух; протянулись синевато-белые энергетические дуги.

Один из лучей ударил машину Джошуа. Примитивные щиты «Баньши» вспыхнули и распались; расплавились крылья, и она нырнула вниз, рухнув позади Фреда и Келли как раз в тот момент, когда они уже подлетали к гравитационному лифту.

Фред попытался вызвать Джошуа по рации, но услышал лишь статику. Казалось, будто время замедлило свой ход, когда они оказались внутри фиолетового луча, переправлявшего грузы и солдат с и на поверхность планеты. Странное мерцание окружило спартанцев, заставляя кожу слегка покалывать.

Их «Баньши» взмыли к проему в подбрюшье корабля. Но, впрочем, им не удалось бы влететь внутрь. Они летели слишком быстро и пересекли бы транспортный луч раньше, чем успели набрать даже три четверти высоты.

Фред вновь оглянулся. Джошуа нигде не было видно. Плазменные заряды били в энергетический колодец и отлетали в сторону, будто лучи света, отраженные огромным зеркалом.

Келли метнула бомбу, направив ее точно внутрь трюма крейсера.

Вцепившись в штурвал «Баньши», Фред заставил свою машину проскочить под самым днищем корабля. Келли не отставала. Покинув световой поток, они вылетели с противоположной стороны вражеского судна.

Позади палили в воздух искажаемые в транспортном луче орды ковенантов. Первый старшина слышал, как тысячи голосов требуют крови.

Фред еще раз попытался вызвать Джошуа на связь, но тот продолжал молчать.

Командиру хотелось вернуться назад, но Келли уже спикировала к земле и помчалась, набирая скорость, над самой ее поверхностью, к лесу, покрывающему горный склон. Фред отправился следом. Они летели буквально в паре метров над землей, огибая деревья и прорываясь сквозь кустарник. Несколько запоздалых выстрелов разорвали воздух у них над головой. Спартанцы продолжали уходить на предельной скорости и уже не оглядывались.

Вскоре они миновали лес и помчались над припорошенными снегом камнями, а затем перевалили через вершину гранитного холма, развернулись и полетели обратно. «Баньши» медленно скользили над каменистой поверхностью.

Небо озарило белым огнем. Лицевой щиток Фреда автоматически затемнился до предела. Налетела ударная волна. Через край холма плеснуло пламенем и осколками оплавленного металла, ударившими в небо и дождем посыпавшимися обратно. Гранитная вершина ближайшей скалы рассыпалась в пыль, а по ее склону побежали реки грязной талой воды.

Лицевой щиток постепенно начал светлеть.

Келли лежала, распластавшись на корпусе своей «Баньши». Из сочленения на левом плече сочилась кровь. Спартанка с трудом нащупала застежки шлема и сдернула его с себя.

— Мы с ними разделались? — прохрипела она. На ее губах проступила розовая пена.

— Похоже на то, — ответил Фред.

Келли огляделась.

— А где Джошуа?

— Его подбили еще на подлете, — покачал головой Фред.

Еще несколько секунд назад, когда они уходили от неминуемой гибели, с потерей было куда легче смириться. А вот произнести эти слова сейчас было стократ тяжелее.

Келли выпала из машины и села, прислонившись головой к «Баньши».

— Оставайся здесь, я слетаю проверить.

Первый старшина запустил двигатели и начал подниматься параллельно горному хребту. Затем он подлетел чуть ближе и бросил взгляд на долину.

То, что он увидел, казалось настоящим морем огня. Сотни пожаров полыхали на потрескавшейся, превратившейся в стекло земле. Там, где когда-то текла река Большой Рог, протянулся длинный дымящийся шрам. Не было больше ни крейсера, ни ковенантов, еще минуту назад наводнявших долину. Не осталось ничего, кроме поля, усеянного обломками оплавленного металла и костей. На самом краю этого адского пейзажа торчали почерневшие столбы — остовы деревьев, накрененные в сторону от эпицентра.

Десять тысяч ковенантов погибли. Конечно, это не могло окупить потерю Джошуа, но было уже достаточно ценно. Возможно, Фреду удалось выиграть для орбитальных орудий достаточно времени, чтобы сражение в космосе переломилось в пользу людей. И, если повезет, их жертва послужит спасению Предела. И это будет того стоить.

Он посмотрел на небо. Пар, поднимающийся от русла реки, мешал разглядеть хоть что-нибудь, но первый старшина уловил какое-то движение — призрачные тени скользили над облаками.

Рядом поднялась «Баньши» Келли, и машины слегка толкнулись крыльями.

Очертания теней становились все более отчетливыми; еще три ковенантских крейсера вырвались из облаков и летели прямо к управляющему комплексу. Их плазменные орудия мерцали, накапливая энергию.

Фред быстро включил рацию и выставил мощность сигнала на максимум.

— Отряд «дельта», приказываю отступить! Немедленно уходите!

В шипении статики наслаивались друг на друга сразу несколько голосов. Наконец сквозь помехи прорвался один из спартанцев, хотя первый старшина так и не смог понять, кто это был:

— Седьмой блок захвачен. Отступаем. Быть может, удастся удержать третий… — Говоривший отвлекся, чтобы прокричать в сторону приказ: — Взрывайте! Быстрее!

Фред переключился на частоту флота.

— Вызываю «Столп осени». Наземный комплекс захвачен. Орбитальные орудия могут быть выведены из строя. Мы ничего не смогли поделать. Их здесь слишком много. Пришлось применить ядерное вооружение. Повторяю, ОМУ наверняка перестанут работать. «Столп осени», как слышите? Прием.

В рации вновь зазвучало несколько голосов, и Фреду показалось, что он расслышал среди них адмирала Уиткомба.

Но, что бы тот ни говорил, разобрать его приказы не представлялось возможным. Затем все окончательно задушила статика, и связь прервалась.

Небо опалил залп плазменных орудий. Послышалось эхо далеких взрывов, и Фред устремил взгляд в сторону комплекса, пытаясь найти хоть какие-то признаки ответного огня — того, что спартанцы продолжают сражаться или отступают. Сейчас они могли рассчитывать только на свою скорость; врагам хватало мощи орудий, чтобы разнести в клочки любую укрепленную позицию.

— Отступайте, — прошипел он. — Давайте же, будь вы прокляты.

Келли положила ладонь ему на плечо и показала наверх.

Подобно театральному занавесу, облака разошлись в стороны, пропуская стометровый сгусток огня. Фред увидел в небе очертания нескольких десятков боевых кораблей чужаков, зависших на низкой орбите.

— Плазменная бомбардировка, — прошептал он.

Он видел это и прежде. Как и все они. Захватив человеческий мир, ковенанты открывали огонь из основных орудий и продолжали стрелять, пока океаны не выкипали и от планеты не оставалось ничего, кроме шара потрескавшегося стекла.

— Вот и все, — пробормотала Келли. — Мы проиграли. Предел пал.

Фред проследил взглядом за огненным шаром, падающим на горизонте. Тот разорвался, и небо на мгновение окрасилось в белый цвет, а затем почернело, когда в воздух поднялись тучи пыли и мусора, заслонившие солнце.

— Возможно, — произнес Фред, заводя двигатель. — А может быть, и нет. Поехали, мы еще не закончили.


Содержание:
 0  вы читаете: Первый удар : Эрик Ниланд  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Эрик Ниланд
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Эрик Ниланд  4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Эрик Ниланд
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Эрик Ниланд  8  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Эрик Ниланд
 10  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Эрик Ниланд  12  ГЛАВА ПЯТАЯ : Эрик Ниланд
 14  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Эрик Ниланд  16  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Эрик Ниланд
 18  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд  20  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд
 22  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд  24  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд
 26  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд  28  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд
 30  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд  32  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Эрик Ниланд
 34  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ : Эрик Ниланд  36  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ : Эрик Ниланд
 38  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ : Эрик Ниланд  40  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ : Эрик Ниланд
 42  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд  44  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд
 46  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ : Эрик Ниланд  48  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ : Эрик Ниланд
 50  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Эрик Ниланд  52  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Эрик Ниланд
 54  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ : Эрик Ниланд  56  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ : Эрик Ниланд
 58  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ : Эрик Ниланд  60  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Эрик Ниланд
 62  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Эрик Ниланд  64  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ : Эрик Ниланд
 66  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Эрик Ниланд  68  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Эрик Ниланд
 70  ЭПИЛОГ : Эрик Ниланд  71  Использовалась литература : Первый удар



 




sitemap