Фантастика : Космическая фантастика : Глава 7 : Андрэ Нортон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 7

Выйдя из люка «Королевы» на трап, Раэль в отвращении сморщила нос.

Кануч, планета звезды Халио, высокоиндустриализованный мир, в нем большую роль играют тяжелая и химическая промышленность. И с каждым прилетом сюда ей все труднее выносить тяжелую атмосферу. К счастью, запах только неприятен и на здоровье не отражается, но чувства задевает очень сильно. К счастью также, ей никогда не приходилось надолго задерживаться здесь. Тиг всегда останавливался, только чтобы забрать несколько образцов, и как можно скорее снова улетал.

– Куда сначала? – спросила она у своих спутников. Ей с тремя помощниками дали целый день на личные дела и знакомство с планетой. Но когда они вернутся вечером, офицеры ждут от них подробные доклады обо всем, связанном со специальностью каждого.

– На склад снаряжения, – ответил Али. – Впервые после почтового рейса мы можем позаботиться о себе, а у нас многое нуждается в замене.

Дэйн мысленно поддержал это предложение. Впервые оказавшись на «Королеве» сразу после окончания школы, в физическом отношении он был мальчишкой. С тех пор он возмужал, плечи его стали шире, мышцы выросли.

Одежда плотно обтягивала тело и вообще не могла бы служить ему, если бы не Фрэнк Мура с его иглой. Дэйн с радостью заменит ее, хотя это и проделает большую брешь в его небольшом запасе кредитов.

***

Несколько часов спустя они вчетвером в хорошем настроении вышли со склада снаряжения. Мужчины кое-что из своих покупок надели, остальное несли с собой. Только Раэль не несла ничего. Она пришла на корабль с достаточным запасом одежды и сказала товарищам, что сохранит свои кредиты для рынка.

– Давайте оставим добычу и поищем настоящей приличной пищи, предложил Шеннон. – Вы в этом эксперт, Раэль: никто из нас до сих пор не был на Кануче. Какие предложения? Может, где-нибудь в городе Веселья?

– Нет, – сразу ответила она. – В северной части города есть отличные рестораны, но нам не захочется платить за еду в них.

– Это планета рабочих людей. Давайте поедем в любой промышленный район, скорее всего рядом с большими заводами на берегу. Там множество столовых, не роскошных, но с настоящей хорошей и относительно недорогой пищей.

– Ведите, дорогой доктор, – сказал Али с подчеркнуто изысканным жестом руки. – А позже мы вполне сможем отвести детишек в город Веселья и показать его достопримечательности.

Она нахмурилась.

– Это здешнее злачное место. Никакой гарантии безопасности. Вообще-то азартные игры запрещены для торговцев. Слишком часто космонавтов тут раздевали.

– Мы выглядим такими невинными? – ядовито спросил Камил. – К тому же никто не предлагает отправляться туда ночью. Сейчас все заведения, кроме больших ресторанов, будут закрыты. Нам не повредит, если мы бросим взгляд.

Только нужно держаться вместе. – Последнее он сказал вполне серьезно. В галактике много мест, где чужакам желательно не разъединяться, и район удовольствий на Кануче, его город Веселья, на самом верху списка. По крайней мере постоянно ходили слухи о космонавтах, ушедших туда вечером повеселиться и так и не вернувшихся на корабль.

***

Город Веселья скоро надоел Дэйну. Возможно, по вечерам, когда горят все огни, когда его улицы заполнены народом, жадным до увеселений, он полон возбуждения, но сейчас, как и предсказал Али, большинство заведений было закрыто, а их обитатели спали при свете местного солнца Халио. Все выглядело грязным, закопченным, кричащим и немного печальным, как надежда, которая начинает развеиваться.

На Кануче разрешается сводничество, азартные игры и продажа многих наркотиков, но районы, в которых можно заниматься этой деятельностью, строго ограничены. В результате возник ряд районов удовольствий, по одному на каждую провинцию, на которые делится большая планета.

Не было необходимости скрывать основной род занятий жителей города Веселья, и никаких попыток к этому не делалось. На каждом квартале встречался один или несколько эротических домов с ярко-алыми фасадами, с плакатами и рекламами, полными эротических символов и описаний того, что можно найти внутри. Между ними размещалось поразительное количество питейных заведений и курилен, и во всех рекламировались также азартные игры и другие развлечения. В некоторых имелись помещения для танцев и еды; в последних предлагались легкие блюда, предназначенные для людей, заинтересованных в других продуктах; но иногда им все же необходимо перекусить между посещением различных более привлекательных заведений города Веселья. В немногих заведениях предлагались помещения для более тайных занятий: им там предавались в стороне от взглядов полиции и звездного Патруля.

В остальных зданиях размещались обычные столовые; самые претенциозные из них громко именовали себя ресторанами. Они тоже были закрыты, и по их внешнему виду Дэйн решил, что они совершенно правильно поступили, удовлетворившись столовой на берегу. Он сомневался, чтобы в них могли дать что-нибудь равноценное по количеству и качеству.

Конечно, в северной части города это было бы не так, там размещены театры и дорогие рестораны, но они не предназначались для помощников скромного корабля вольных торговцев.

Торсон покачал головой. Вряд ли стоило удивляться наличию заведений, подобных тем, что сейчас окружали их. В каждом значительном космопорту можно получить аналогичные услуги, и за всеми там внимательно присматривали, чтобы обеспечить безопасность космонавтов. Просто его поразило количество заведений, размеры города Веселья. Он не привык к такому, особенно после аскетических лет, проведенных в Школе. Подобное стремление к чисто физическим удовольствиям обескураживало его, тем более что он знал: такие города веселья не единичны во вселенной. На многих планетах такое же отношение к развлечениям, везде есть злачные места, как правило, пользующиеся дурной славой. Там, где стремились побольше заработать, заставить космонавтов оставить свои деньги, всюду возникали такие районы.

Вскоре Дэйн перешел от общих размышлений по поводу этого культурного феномена к наблюдениям над непосредственным окружением. И тут же насторожился. На улицах было мало народу, но все проявляли необычный интерес к пришельцам.

Точнее этот интерес привлекала Раэль Коуфорт. За время, проведенное ею на борту «Королевы Солнца», Дэйн привык к ней и перестал поражаться ее красоте. Но к жителям Кануча это не относилось, а по их мнению, только одна причина могла вызвать появление красивой женщины в подобном районе.

То же относилось и к привлекательным мужчинам. И на Али поглядывали особенно внимательно.

Торсон почувствовал, как нарастает его гнев и озабоченность. Конечно, вчетвером они отобьются от любого, но у того поблизости обязательно есть друзья. А против толпы есть только одно оружие – бежать.

Немного погодя он начал успокаиваться. То, что они привлекают внимание, совершенно неизбежно. Они явно чужаки и потому подозрительны. А внешность Раэли и Али лишь усиливают эту подозрительность. Удивительно красивая пара по стандартам любой хотя бы отдаленно гуманоидной расы, а там, где красота – товар, их естественно будут рассматривать особенно пристально.

Пока они ведут себя осторожно, неприятностей не будет, по крайней мере в это время суток. Город Веселья тих, его обитатели не возбуждены наркотиками и ночным оживлением. А они в конце концов не просто чудаки, они с других планет. И от них не ждут, что они будут соблюдать все условности этого места.

Ему пришлось откровенно признаться самому себе, что космонавты так же не свободны от подобной ошибки, как и жители планеты. Они обычно относятся к жителям планет терпимо. Это отношение почти универсально распространялось на все расы и виды: от чужаков менее строго требовали придерживаться местных законов и обычаев, и наказания за их нарушение обычно не так строги. И космонавты должны быть благодарны за это.

Возможно, теоретически такое отношение унизительно, но оно позволяет эффективно вести дела на планетах с замкнутыми обществами, мораль и обычаи которых резко отличаются от того, что принято на звездных линиях.

Немного успокоившись, Дэйн снова занялся наблюдениями над молчаливым выжидающим городом. Они проходили мимо узкого переулка, разделяющего два ряда зданий, и он задержался, разглядывая его.

Длинный темный проход, похожий на множество других, виденных во время прогулки. На одну ступень ниже оснований зданий вымощен гладким темным материалом, не пачкающимся и способным выдержать напряженное утреннее движение, когда сюда приезжают тяжелые грузовики с различными припасами и увозят отбросы и мусор.

Дэйн заметил, что каждое здание могло отгородить свою часть переулка при помощи тяжелых изгородей из цепей и решеток; сейчас все изгороди были сняты, и машины легко могли подходить к выходам. Он вслух удивился: «К чему эти ограды?» Никакого реального объяснения интересу владельцев к грязным кусочкам земли он не видел.

Али бросил на него снисходительный взгляд, который по-прежнему раздражал Дэйна.

– Ну, мой мальчик, – возвестил он, – подумай, какое количество людей, обычно совершенно чужих, посещают эти достойные заведения. И многие хотят насладиться их удовольствиями незаметно и так же незаметно удалиться, сохранив свои деньги. Владельцам такие действия не нравятся, и потому они устраивают изгороди, чтобы нельзя было легко уйти.

– А к чему тогда эти цепи? – спросил Торсон, стараясь не поддаваться раздражению. – Сплошную металлическую изгородь труднее преодолеть, особенно тому, кто немного выпил.

– Пощадите нас, Али, – со смехом взмолилась Раэль. – Ответ очень прост.

Помощник инженера нахмурился, но потом просто пожал плечами.

– На самом деле ответа я не знаю, – признался он.

– Это делается для того, чтобы полиция и Патруль могли сразу все увидеть. Они часто посещают эти места, причем не по регулярному расписанию, – сказала Раэль. – Поэтому же и требуется минимум освещения.

Конечно, пьяных продолжают грабить, расправляются и с беспокойными клиентами или теми, кто не торопится платить, но все же подобная практика ограничена.

Пока она говорила, Дэйн приблизился к стене, чтобы рассмотреть механизм изгороди. Товарищи попытались присоединиться к нему, но Раэль быстро отступила.

– Космос, что за вонь!

Али откашлялся.

– Там, где много пьют и употребляют другие снадобья, – осторожно заметил он, – следует ожидать зловония у заднего выхода.

– Ну, ладно, Али, – вмешался Рип Шеннон. – Мы уже все поняли.

Камил улыбнулся привередливости своего товарища, но с готовностью последовал за другими подальше от грязного двора. Он не чувствовал никакого неприятного запаха, пока Коуфорт не сказала о нем, но теперь и он уловил тяжелую смесь мускуса с аммиаком.

Четверо задержались у фасада заведения, бара под названием «Красный гранат». Он был открыт. В нем не просто шла уборка и подготовка к вечеру, но он принимал посетителей.

– Не заглянем ли? – Дэйн сам удивился своему вопросу. Весь этот район вызывал у него отвращение, и чем дольше он там оставался, тем сильнее становилось отвращение, но он испытывал и любопытство. Черт возьми, он хочет посмотреть, что там внутри в таком заведении.

Помощник инженера колебался. Они, конечно, свободны, но он чувствовал, что вряд ли им стоит знакомиться с другими заведениями города Веселья, кроме ресторанов.

– Если зайдем, придется что-то заказать...

– Но не всем, – резко сказала Раэль.

Брови Камила поднялись.

– Дайте мне время, доктор. Я как раз хотел сказать, что заказывать будут только двое. А остальные не будут. Это вы одобряете?

Она коротко кивнула.

– Да. Вероятно, это лишняя предосторожность, однако...

– Совершенно верно, доктор. Там, где торговля что-то запрещает, космонавты должны быть осторожны. Теперь стратегия наша выработана, и нужно только отобрать двух заказывающих. Я пас. Дэйн – один из них, ему принадлежит идея. Не хотите ли составить ему компанию, Коуфорт?

– Нет, благодарю вас, – холодно ответила женщина.

– Вы не пьете, доктор? – спокойно спросил он.

– Не в таких притонах!

– Шеннон, придется тебе.

Али довольно улыбнулся про себя: ему все-таки удалось пробить броню Коуфорт и вывести ее из себя. Никто лучше него не понимал право человека на изолированность, на создание защитной преграды и на право не объяснять причины этого, но Раэль Коуфорт делала это с таким успехом, что даже небольшая щель в ее защите принесла ему чувство облегчения. Он как будто убедился, что она тоже человек.


Содержание:
 0  Подчеркнуто звездами : Андрэ Нортон  1  Глава 1 : Андрэ Нортон
 2  Глава 2 : Андрэ Нортон  3  Глава 3 : Андрэ Нортон
 4  Глава 4 : Андрэ Нортон  5  Глава 5 : Андрэ Нортон
 6  Глава 6 : Андрэ Нортон  7  вы читаете: Глава 7 : Андрэ Нортон
 8  Глава 8 : Андрэ Нортон  9  Глава 9 : Андрэ Нортон
 10  Глава 10 : Андрэ Нортон  11  Глава 11 : Андрэ Нортон
 12  Глава 12 : Андрэ Нортон  13  Глава 13 : Андрэ Нортон
 14  Глава 14 : Андрэ Нортон  15  Глава 15 : Андрэ Нортон
 16  Глава 16 : Андрэ Нортон  17  Глава 17 : Андрэ Нортон
 18  Глава 18 : Андрэ Нортон  19  Глава 19 : Андрэ Нортон
 20  Глава 20 : Андрэ Нортон  21  Глава 21 : Андрэ Нортон
 22  Глава 22 : Андрэ Нортон  23  Глава 23 : Андрэ Нортон
 24  Глава 24 : Андрэ Нортон  25  Глава 25 : Андрэ Нортон
 26  Глава 26 : Андрэ Нортон  27  Глава 27 : Андрэ Нортон
 28  Глава 28 : Андрэ Нортон  29  Глава 29 : Андрэ Нортон
 30  Глава 30 : Андрэ Нортон    



 




sitemap