Фантастика : Космическая фантастика : Глава вторая Сатрап заказывает невропаста : Генри Олди

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




Глава вторая

Сатрап заказывает невропаста

I

Еще мгновение (час? год? вечность?) назад его не было. А теперь — вот он, есть. Тело вернулось. И сознание вернулось. Словно где-то щёлкнул таинственный переключатель, пробудив Лючано Борготту от небытия к жизни.

Глаза открылись сами.

Он узнал человека, склонившегося над ним.

Острое чувство déjà-vu: только что этот мужчина хлопотал над упавшим, облачен в хламиду медика. И вот — снова рядом. Сменил бело-зеленое одеяние врача на вехденскую рубаху из хлопка, с орнаментом по краю круглого ворота. Когда успел?

— Доброго огня, Фаруд. Коллапсар тебе в печенку! Где я?

Лючано сосредоточился, собираясь задать главный вопрос:

— И вообще, какого…

— Самого лучшего, — усмехнулся полковник Сагзи. — Ты в гостях.

— В гостях? У кого?

— Можешь гордиться. Ты приглашен лично Пиром Саманганом, сатрапом Андаганского округа. Мы находимся в его загородном доме.

— Как я сюда попал? Не помню, чтобы синьор сатрап меня приглашал.

— В космопорте тебе стало плохо. К счастью, мы оказались рядом и поспешили доставить тебя сюда.

— Почему не в больницу?

Все прекрасно он понимал. Увы, дурацкие, никому не нужные вопросы сыпались из Лючано, как из прохудившегося рога изобилия. Вербальный понос — следствие нервного потрясения.

— А тебе нужно в больницу?

Замолчав, Тарталья прислушался к своим ощущениям.

— Нет, — он сел на кровати и спустил босые ноги на пол. — Я есть хочу.

Как ни странно, голод заметно притупился, но не исчез полностью.

— Что, опять? — изумился Фаруд. — Ну ты и проглот! Ладно, сейчас распоряжусь. Деловые переговоры надо вести на сытый желудок.

— О чем говорить будем?

— Сатрап Пир хочет тебя заказать.

Должно быть, «дорогой гость» изменился в лице, потому что Фаруд, едва заметно улыбнувшись, поспешил уточнить:

— Я имею в виду заказ услуг невропаста. Готов поработать по специальности?

На пару секунд рассудок превратился в кипящий котелок. «Вехдены не лгут. Значит, правда», — отметил Лючано, и сам себе не поверил. «Стоило для этого меня похищать?! Обратились бы по-человечески…» — хотел возмутиться он, и промолчал. «Осторожно! Берегись! Подвох!» — орали на два голоса маэстро Карл с Добряком Гишером. Про подвох Лючано знал и без шумных альтер-эго. «У меня дефект! Я могу причинить боль заказчику…» — нет, и о дефекте он предупреждать тоже не стал. Кому интересно, нормальный он кукольник или дефективный? Начнет кочевряжиться — упрямца без лишней суеты спустят в утилизатор.

Другого найдут.

— Сделаем в лучшем виде! — он подмигнул Фаруду. — Правда, суд Китты запретил мне практиковать ментальные воздействия на вудунских территориях… Но мы ведь на Тире? Итак, что желает синьор сатрап? Коррекция торжественной речи? Усиление эффекта обращения к народу? Раскованность на балу?

— Не торопись. Ты гость, и ты голоден. Тебя надо сперва напоить, накормить, ублажить беседой. Дела обождут. Иначе — кровная обида…

— Ничего, я не обидчив!

— …хозяину дома. И его семье. И друзьям хозяина. Ты же знаешь: традиции мы свято чтим.

— Ладно, — вздохнул Лючано. — Ублажай.

С вехденской системой запретов он был знаком плохо. Знал лишь, что их — неисчислимое множество. Сагзи мог списать на традиции что угодно, вплоть до необходимости обедать, стоя на голове. Вехдены, конечно, говорят правду, но… Правду можно подать под разным соусом. Поди выясни: относится эта традиция к соблюдаемым неукоснительно — или так, архаизм?

«А нет ли у них традиции отправлять гостей в расход после завершения делового разговора? Или невропастов — после выполнения условий контракта?»

— Обед принесут сюда.

Оставшись в одиночестве, Тарталья принялся осматриваться.

Квадратная комната выглядела очень светлой, несмотря на отсутствие окон. Стены кремового цвета, белый потолок. Чистота, аккуратность, минимализм. Никаких излишеств. Низкая кровать с регулируемой жесткостью. На полу — паркет. Сквозь тончайший слой бесцветного лака виден древесный узор. У кровати — тканый коврик. Шкаф, в углу — стол, два стула.

Все.

Никаких хитроумных гаджетов, встроенной техники, мебели с изменяемой конфигурацией, металлопластов, синтетиков… Можно подумать, он провалился во времени на пару тысяч лет назад. Впрочем, неизвестно еще, что скрывается в стенах.

Под кроватью стояли туфли, купленные в космопорте. Он обулся, прошелся по комнате взад-вперед; заглянул в шкаф. Там обнаружился его замечательный фрак и прочее барахлишко. Наверху лежал пакет с шубой.

В дверь постучали.

— Ваш обед, господин Борготта.

Против ожидания, столиком на антиграв-подвеске управлял не угрюмый мордоворот в кафтане, смахивающем на военную форму. Обед доставила миловидная девица в изящном платьице. Идет, как плывет; складчатый подол метет по полу — ног не видно. Хорошо, здесь полы чистые.

Не потому ли чистые, что метут?

Все блюда были накрыты сверкающими колпаками из металла. Узреть (и унюхать!) заранее, чем гостя собрались потчевать, не представлялось возможным. Лючано потянулся к ближайшему блюду и со свойственной ему ловкостью смахнул со стола вибронож.

— Ах!

— Вот, пожалуйста. Хотите, я принесу другой, стерильный?

— Н-не стоит беспокоиться…

Нож не успел испачкаться. Девица, глазом не моргнув, поймала его над самым полом. Двумя пальчиками за середину рукоятки. Лишь плеснул широкий рукав, да мелькнула рыбка-ладонь.

— Извините… — выдавил Тарталья. — Я такой неуклюжий…

— Пустяки, — улыбнулась вехденка.

Стало ясно: дернись гость невпопад — «официантка» скрутит дурака в бараний рог и завяжет тройным узлом. На тебе, любезный, вибронож, и второй ножик, из острой стали, и две вилки в придачу! Саблю хочешь? — бифштекс разделывать… Кушай на здоровье, смотри, не поранься.

Помни, у кого ты в гостях.

— Приятного аппетита!

Вехденка вышла. Стараясь, чтобы руки не слишком дрожали, Лючано приподнял один из колпаков. Суп. Горячий, густой, цвета шоколада с красным перцем. И аромат! Пах суп изумительно.


…пять-шесть шагов. Чем это пахнет? Духами? Фруктами?


В памяти распахнулась заслонка.

Тамир, Террафима, Китта. Тумидус, Юлия, Лука Шармаль… На сей раз все кардинальным образом отличалось от предыдущих «выпадений». Исчез «волшебный ящик». Сгинули без следа корректирующие нити. Но главное — там, во флуктуативных поисках, отсутствовал он сам, Лючано Борготта по прозвищу Тарталья!

Словно фильм смотрел по визору. Нет, не фильм — новостную «нарезку». Нет, иначе: книгу прочел, а сейчас вспоминает приглянувшиеся эпизоды. Опять не то… Он ел, не чувствуя вкуса. Только пожар во рту. Кажется, в меню входило лишь горячее, пряное и острое. Соус, безобидный на вид, был изготовлен из чистейшей плазмы. Так вот как вехдены внутренний огонь вскармливают!

Запить, запить, скорее!

Ага, ягодный морс. Холодный, с кислинкой…

Как сказал Лука Шармаль? «Мы с тобой — за скобками…»? Банкир, ты говорил правду, даже не подозревая, что твоя правда включает в себя далекого невропаста. Вынесен за скобки собственных видений, Лючано оказался снаружи, вне; больше не участник и не зритель.

Кукла на гвозде, вдали от сцены.

«Подселенец» начал действовать самостоятельно. Он искал то, что его носитель и впрямь хотел бы увидеть. Но — без сознательного участия «куколки». Управлять действиями флуктуации? корректировать их? — ничего подобного. В нейроны мозга словно имплантировали фрагменты чужой памяти — полезный, но искусственный протез.

Шам-Марг предупреждала:

«Вживется — станет тобой. Вырастет — уйдет».

С безжалостной ясностью он понял: флуктуация избрала второй путь. Она готовится к уходу. Рано или поздно птенец покинет инкубатор. И это будет конец похождениям блудного невропаста. Сколько ему осталось? Месяц? Неделя?

День?!

Странное дело — осознание близости смерти не опрокинуло рассудок в бездны паники. Он доел мясные шарики с овощами, прикончил слоеный пирог с загадочной начинкой, по цвету напоминавшей крапиву, а по вкусу — джем из сливы с имбирем. Затем, сыто отдуваясь, перебрался на кровать.

«Ты стал фаталистом, малыш?» — спросил маэстро Карл.

II

— Как тебе наши харчи?

В отличие от девицы, Фаруд объявился без стука.

— Спасибо, выжил. От вашей кухни хоть прикуривай!

— Сегодня Пуран готовит, — хмыкнул Сагзи. — У него на специях «пунктик». Ну что, пошли?

Миновав коридор, они оказались в более просторной комнате. Окна ее выходили во двор сатраповой усадьбы. «Мы во флигеле», — понял Лючано. Рядом располагалась спортплощадка, вполне современная, с кортом, и хозяйственные пристройки — вросшие в землю «грибы» с крышами-куполами. Все двери по вехденскому обычаю выходили в одну сторону — на юг.

«Теперь я знаю, где на Тире юг. Ценная информация!»

— Садись, — Фаруд указал на одно из кресел. — Выпьешь чего-нибудь?

— Сок, вода, тоник — на твое усмотрение. В глотке до сих пор полыхает.

Кивнув, Фаруд набрал на сенсорной панели бара нужную комбинацию. В ответ бар сыграл три такта из песни «Не торопись, бродяга!», и наружу выехал поднос с двумя керамическими бокалами.

«Бокалы из керамики, — вспомнился фрагмент рекламы, — дают ощущение тепла, уюта и стабильности. Если Вы хотите установить с кем-либо дружеские, доверительные отношения, такой подарок поможет Вам это сделать. Не следует дарить керамические бокалы людям с консервативным складом ума…»

Почему керамика не годится для консерваторов, он забыл.

— Держи.

Вехден устроился на тахте, забросив ноги на приземистый столик: черное дерево с инкрустацией из перламутра. Наверняка антиквариат. Столик, в смысле, а не ноги полковника Сагзи. Довольный тем, что в критической ситуации сохранил чувство юмора, пусть даже и сомнительное, Лючано пригубил напиток — кивушевый сок со льдом.

Вкус детства! Сладость на грани приторности, с легкой горчинкой. Кажется, ему хотели на что-то намекнуть. Кивуши, «Не торопись, бродяга!», керамическая дружба…

— Ты гость. Значит, я начну первым. Не возражаешь?

— Ничуть.

— Хорошо. Я расскажу тебе — о тебе. Сам понимаешь, едва ты обнаружился на «Нейраме», я немедленно распорядился навести справки.

— Ну и как?

— Да уж навели, будь уверен. С детских лет, когда ты воровал фрукты у соседа Бертолуччо, — дедово имя далось вехдену с трудом. Ударение он поставил неверно: на первом «о», — и до последних событий. Суд на Китте, рабство у легата Тумидуса, гладиаторий на Террафиме. Твой визит к Юлии Руф тоже вроде бы объясним…

Фаруд взял паузу.

— Синьорита Руф предложила мне работу, — правильно понял намек Тарталья. — Я ее интересую, как ценный сотрудник. Невропаст-экзекутор, незаменимый человек для светлого будущего Помпилии. Мы обсуждали контракт. И тут твои орлы, синьор полковник…

— Бижан раззвонил? Насчет полковника? Клянусь, я его переименую из Бижана Трубача в Бижана Трепача! В качестве оперативного псевдонима, — гнев Сагзи, вне сомнений, был напускным. — Ладно, оставим. Лючано, ты обладаешь свойством притягивать неприятности за дюжину парсеков. Судя по биографии, это твоя единственная странность. Секретный агент из тебя, как из пены — сталь, уж извини за прямоту. Впрочем, надумай ты изучить мою биографию, пользуясь общедоступными источниками, ты тоже не заподозришь во мне исбахбаза службы расовой безопасности.

— Э-э… бахбаза?

— Это на вехд-ар. Полковника, если тебе так проще.

«Расовая безопасность? Интересная контора…»

— Но в твоей истории есть ряд «черных дыр». Они заставляют сомневаться в достоверности всего остального. Предлагаю по старой тюремной памяти сыграть в вопросы-ответы. Я спрашиваю, ты отвечаешь. За каждый честный ответ получаешь возможность задать один встречный вопрос. Идет?

В пыточной камере Мей-Гиле данная игра выглядела иначе. Вариант, предложенный Сагзи, казался не в пример гуманнее.

— Идет. Только я согласен играть в одни ворота. Спрашивай, я отвечу.

Вехден чуть не вскочил от изумления.

— Ты ничего не хочешь у меня узнать?

— Ничего. Мне о тебе, синьор бахбаз, и так все известно.

— Ну ты даешь! Шутник!

Фаруд расхохотался, хлопнув себя по колену. Однако в смехе крылась внутренняя напряженность. Керамическая дружба была с трещинкой. Если понадобится, вехден не задумываясь отдаст приказ о ликвидации «гостя». Он на лидер-антиса руку поднял, что ему какой-то кукольник? Луч в затылок, тело — в реактор.

«Не оскорбляй Хозяев Огня гнусными инсинуациями! — вмешался маэстро Карл. — Станут они твоим телом священный огонь поганить! Растворят в кислоте и выльют в нужник…»

О флуктуации, готовой вырваться на волю, Лючано помнил, но абстрактно. Так все помнят, что смертны. Смерть — это когда-то, а жить надо сегодня. И не торопиться складывать лапки. «Дабы потом не было мучительно больно», — говаривал старый философ-экзекутор.

— В одни ворота — скучно. Какая ж это игра, а?

— Хорошо. Выиграю вопрос — оставлю его на потом. И при случае задам.

— Договорились. Начнем. Как ты убил психира?

— Тростью.

— Ты, случаем, не тайный вехден? Умеешь лгать правдой.

— Тебя интересуют подробности?

— Да.

— Изволь. Едва Кавабата «взломал» мою голову, хозяин-Тумидус это сразу почуял. Помпилианцы терпеть не могут, когда покушаются на их собственность. Они сцепились, а меня легат попросту вышвырнул. Чтоб не вертелся под ногами.

— Освободил?

— Да. Я очнулся, под руку подвернулась трость…

— Верю, — кивнул Сагзи. — Один вопрос за тобой. Переходим ко второму пункту. Как ты связан с Нейрамом Саманганом?

«Осторожней, дружок. Заподозри вехден, что ты в курсе операции с модифицированной куим-сё — можно сразу заказывать место на кладбище».

— Нейрам был моим «овощем» в гладиатории. Объяснять, что это значит?

— Не надо. Продолжай.

Лючано отхлебнул сока, собираясь с мыслями. Главное: отсечь все лишнее, чего вслух говорить не следует.

— Я — невропаст. Вот и решил войти с ним в контакт по-своему.

— Зачем?

— Так его было проще кормить. В итоге он ко мне привязался. Явился ужинать на «Нейрам», разворотив ходовой отсек. Там я и выяснил, кто он такой. Вскоре на нас напали фаги. Боекомплект закончился, я попытался расшевелить Нейрама, чтоб защитил…

— Ты вывел антиса в волновое состояние?!

— Не до конца. Иначе мы бы все сгорели. Но фагов это отпугнуло.

Минуту-другую полковник Сагзи пребывал в задумчивости. Затем снял ноги со столика, чуть не сбросив на пол вазочку с ветками тамариска, поставил свой бокал на пол — и улегся на диванчик лицом вверх.

— Что ж, я дважды твой должник. Показания Бижана подтверждают твою версию. У вас с антисом еще сохранился контакт?

— Не знаю. С тех пор мы не виделись.

«К счастью», — чуть не добавил Лючано.

— Ничего, скоро узнаем. А пока будем исходить из этой возможности. — Фаруд оживился. Он достал из-под диванного валика пульт дистант-управления и навел на стену, задрапированную коврами. — Теперь, дружище, нас ждет любопытная подборка новостей…

— Можно, я использую один выигранный вопрос? — спросил Тарталья.

— Конечно!

— Ты инъектор в нос совать не будешь?

III

— Инъектор? В нос? Зачем?!

Сагзи нахмурился. В словах собеседника крылся подвох. Это нервировало полковника, лишая возможности ответить.

— На Тамире некий маньяк тоже мне новости показывал. Зафиксировал силовыми «лентами» и устроил просмотр. А перед тем ввел себе защитную «кому» через нос. Трижды.

— Трижды? — не поверил Фаруд.

Похоже, ему было хорошо известно, как пользоваться «комой».

— Ага. Боялся, что я пси-мутант.

— И впрямь маньяк. Но ты же не думаешь…

— Ничего я не думаю. Просто этот псих — наш общий знакомый. Мей-Гиле помнишь? Федерала, который тебя допрашивал?

— Так это он — маньяк?

Лицо полковника Сагзи посуровело. В углах рта залегли жесткие складки. Взгляд стал ледяным. Лючано пожалел, что затронул больную тему. Молчал бы себе в тряпочку! — никто ведь за язык не тянул…

Но идти на попятный было поздно.

— Он самый. Его с работы поперли, вот он на Тамире и окопался. В качестве альгвасила. Это у них вроде шерифа.

— Возьму отпуск, слетаю на Тамир, — пообещал Фаруд, не спеша оттаивать. — Должок взыщу.

— Мертвым не мстят. Разве что на могиле станцуешь…

— Твоя работа?!

— Нет. Ему Заль шею свернул. На моих глазах.

— Этот может, — с удовольствием подтвердил Сагзи. — Похлопочу, пусть Залю медаль дадут. «За взыскание чужих долгов». Ладно, вернемся к нашим новостям. Обещаю тебя не связывать, и себе в нос ничего не прыскать.

Он нажал кнопку на пульте. Центральный ковер на стене скользнул вниз, открывая проекционную установку. Голосфера накрыла обоих, без предупреждения швырнув в гущу событий.

— Мы ведем наш репортаж с обретшего независимость Михра, — надрывался диктор. — С того места, где еще два часа назад располагался дом прославленного борца Мансура Гургина. Как вы сами можете видеть…

Диктор тараторил на вехд-ар. Для «гостя» Фаруд запустил синхро-дубляж на унилингву. Однако Лючано, считай, оглох. Все внимание приковала открывшаяся картина. Над дымящимися развалинами угрюмо возвышались огрызки трех опорных столбов, измочаленные и обугленные. Четвертый столб отсутствовал, вместе со стенами и крышей. Угол обзора переменился. Зрителю дали заглянуть вниз, в недра уходившего под землю дома. Мешанина рухнувших перекрытий, осыпавшейся земли, обломков мебели. Темные провалы ведут ниже; кажется — в преисподнюю. Над руинами зависла платформа спасателей. Знакомая всем эмблема — «рука помощи» зеленого цвета — выглядит ядовитой насмешкой. Снизу подали команду, и силовой луч с платформы поднял на поверхность исковерканное тело. Вместо одежды — лохмотья в крови, руки-ноги вывернуты под немыслимыми углами, как у сломанной марионетки; голова болтается, лицо обращено за спину…

«Мансур? Неужели он тоже погиб?!»

Лючано помнил старого борца по одному из «выпадений». Воплощение уверенности и мощи. Такого человека невозможно представить мертвым!

— …под развалинами найдено семь тел погибших. Трое выживших с тяжелыми травмами и ожогами доставлены в клинику неотложной хирургии. Судьба еще четырех человек пока неизвестна. Спасательные работы продолжаются. После смерти Мансура Гургина, случившейся полгода назад, его дом был взят под охрану государства и превращен в мемориал. Действующий тренировочный зал, куда приезжали борцы со всей…

Старик-пахлаван умер шесть месяцев назад.

Тихая смерть силача в собственной постели казалась еще более невероятной, чем гибель под обломками взорванного дома.

Камера взяла панораму с высоты птичьего полета. Степное разнотравье, костры цветущих маков; решетчатые башенки энергоретрансляторов. Посреди идиллической картины — разверстая язва. Суетятся спасатели, урчит деловитая техника…

— Причины взрыва выясняются. Следственная комиссия приступила к работе. Представитель следствия по связям с общественностью поделился рабочей версией трагедии.

Напротив возник худощавый вехден в военном, застегнутом наглухо френче, без знаков различия. Колючие льдинки глаз, волевые бугры у рта, тонкие злые губы.

— Мы имеем дело с жестокой и циничной провокацией против молодой Михрянской республики. Судя по характеру разрушений, наши враги провели испытание нового типа оружия космического базирования с применением гиперпространственного средства доставки. В данный момент ведется расчет гиперсоставляющей траектории для определения места запуска…

Зрителей перенесли в открытый космос. Желто-голубой шар Михра плыл под ногами далеко внизу. Красная стрелочка указывала точку на поверхности планеты, куда пришелся удар агрессора. Слева надвинулся серебристый цветок орбитальной станции слежения. Лепестки-антенны сканировали пространство во всех мыслимых диапазонах.

Картинка из серии «На страже рубежей Родины».

— …не случайно. Известно, что пахлаван-пир Гургин придерживался ортодоксальных взглядов. То же можно сказать и о большинстве его учеников. Именно поэтому дом-мемориал великого борца стал мишенью для провокации. Мы решительно заявляем всем, кто лелеет надежду обвинить в содеянном реформистское руководство независимого Михра…

— А это правда не они? — спросил Лючано.

— Правда.

— И не вы?

— И не мы. Смотри дальше. Сейчас увидишь, что произошло через тринадцать часов…

Мир вокруг моргнул, схлопываясь. На долю секунды сквозь голосферу проступили очертания комнаты. Мигом позже Тарталья вернулся на Михр, к руинам злополучного дома. Он не сразу понял, что здесь изменилось. Огрызки столбов исчезли. От развалин осталась лишь огромная воронка. Отвалы вывороченного грунта пестрели мелкими обломками дерева, камня и пластика. В центре воронки дымился провал, где уже ничего нельзя было разглядеть.

— …спустя тринадцать часов с момента первой атаки. Имеются жертвы среди спасателей. Кажущаяся бессмысленность повторения варварской акции, по мнению экспертов, подтверждает тот факт, что мы имеем дело с испытанием нового типа оружия. На сей раз агрессор, по-видимому, проверял точность наведения, которая оказалась высокой: эпицентры обоих выбросов энергии совпали до двух-трех метров. Правительство независимого Михра направило ноту протеста кею Ростему I и Совету Трех Сословий…

Возникла лаборатория вычислительного центра. Ряды терминалов, операторы, занятые работой; на сводном дисплее размером в полстены — диаграммы, графики, колонки цифр. Модель звездной системы с пересечением пунктирных линий. Мрачный генерал в форменном темно-синем кафтане, украшенном эполетами и «лестницами» орденских планок, сняв фуражку с высокой тульей, рубил воздух рукой:

— …не можем ждать, пока чиновники Лиги соберут совещание и решат этот вопрос! К Михру уже выдвигается миротворческий контингент войск Помпилианской империи, первой признавшей нашу республику. Совместными усилиями мы обеспечим…

Снова — космос. Над планетой курсируют боевые корабли вехденов — не поймешь, имперские или республиканские. Патрулируют? Готовятся к атаке?

— Один из выживших спасателей утверждает, что видел на руинах призрак лидер-антиса Нейрама Самангана, погибшего при невыясненных обстоятельствах! Слово предоставляется чудом уцелевшему очевидцу!

Лючано едва не ударился в бегство, когда на него стремглав надвинулось лицо: гигантское, закопченное, с безумно выпученными глазами. На лбу — нашлепка регенеративного пластыря, волосы всклокочены.

— Я его видел! Видел! Он блуждал по пепелищу, одетый в рубище. Наш спаситель, Нейрам Саманган, величайший из антисов! Это знак, знамение! Он воскрес, явившись на Михр, чтобы подтвердить: мы избрали верный путь! Путь реформизма и очищения!..

Похоже, спасателя изрядно приложило. С головой у него точно были проблемы: приверженец традиций, Нейрам Саманган никогда бы не стал поддерживать реформаторов. Очевидец антического явления походил на пророка Хосенидеса. Фанатизм, дикий блеск взора; убежденность в своей избранности возносит над толпой…

Эскалона. Разрушенный гладиаторий.

Жертвы.

«Ничего не напоминает, малыш?»

— Через сутки все повторилось еще раз, — сообщил Фаруд. — Сценарий тот же. Записи есть, но смотреть там нечего. Воронка стала глубже, объявилась пара новых очевидцев. Все.

— Нейрамов «призрак» видели?

Сагзи кивнул, и голосфера погасла.

— Аппаратура «призрака» не засекла?

— При выбросах энергии все системы наблюдения в радиусе полукилометра накрывались медным тазом. Получить картинку со спутника не удалось: выбросы сопровождались мощными помехами.

Сомнений не осталось: это Пульчинелло.

Лючано знал, в какую дверь ломится безумный «овощ»-антис.

IV

Итак, допустим, я — антис.

Что говорите? Не допустим? Не дано обычному человеку влезть в шкуру уникума? Ха-ха три раза! После «экскурсии» с Шам-Марг, пирог с начинкой из огрызка флуктуации, растущего как на дрожжах, кукловод и кукла «волшебного ящика», я могу представить себя кем угодно!

Хотите, представлюсь вами?

То-то.

Лучше прикусите язычок, а я продолжу.

Итак, я антис, которого превратили в робота. Я был рабом, и знаю, что это такое — робот. Печенкой, спинным мозгом, задницей чую! Мое сознание заперто в темнице без окон и дверей. Недавно кто-то скребся в мою тюрьму извне. Сознание встрепенулось. Оно принялось колотить в стены, которые само же и воздвигло вокруг себя — устраивая карантин, спасаясь от коварного вируса в мозгу. Увы или к счастью, наружу пробились лишь слабые, бессвязные отголоски. И сознание вновь окунулось в летаргию, скорчившись на грязной подстилке.

Зато ожили инстинкты.

Инстинкты не знают слова «стены». Они вообще не знают слов. Зато им ведомо другое: чувство голода, например. Смутная привязанность, которая толкнула узника прочь с планеты, в волну, через космос — туда, где находился человек, приносивший еду. Материальная тюрьма рухнула; пси-темница устояла.

В большом теле мне, антису-роботу, лучше, чем в малом. Долго-долго кружусь вокруг теплого шарика. Много-много сладких лучиков пронзают меня насквозь. Приятная щекотка. Часть лучиков остается внутри. Пища. Сытость. Удовольствие.

Я-маленький так не мог.

Рядом — подобная мне, только больше. Я тоже хочу, как раньше назад: совсем-совсем большим. Хочу обратно: туда тогда. Вернуться. Вернуть себя.

Возвращаюсь.

Бьюсь лбом: больше-меньше-больше…

Ничего не получается. В туда получается, а в тогда — ни за что. Мне надо в туда-тогда. Пробую снова. Нет. Но я хочу!..


Решение лежало на поверхности.

Нейрам Саманган возвращался в ту точку пространства, где в последний раз был самим собой в полном объеме. В раздевалку рядом с душевой комнатой в доме Мансура Гургина. Антис инстинктивно желал стать прежним. Изменить себя, вернуться в здоровое состояние, лишенное вируса роботизации; сместить зараженный «организм» по шкале пространства и времени.

«Нейрам хотел, как я, — объясняла Шам-Марг. — Дальше вперед, раньше назад, здесь сейчас. Не умел. Научился, думаю. Вдруг раньше назад ушел. Вернуться не может. Он раньше назад маленький, глупый был. Врача очень просим исправлять…»

Робот-антис пытался обойтись без врача. Пробовал эволюционировать на манер флуктуаций высоких уровней. И всякий раз бился в несокрушимую преграду времени. Здесь, но не сейчас! Как летящий на свет мотылек. Как верный пес, ждущий у крыльца покинутого дома. Хозяин обязательно возвратится, и все станет, как раньше…

V

— …ты меня слушаешь?!

— Слушаю.

— Что я только что сказал?

— Ты сказал: никакой это не призрак. Это Нейрам.

— А ты?

— А я молча согласился. Признаться, я тоже не очень-то верю в призраков.

— Молодец.

Лючано не понял, почему он молодец: из-за неверия в призраков, или потому что слушает Фаруда? Но переспросить не рискнул.

— Вот мы и добрались до главного. Пир Саманган намерен вернуть сына.

Полковник Сагзи выдержал паузу. Наверное, следовало что-то ответить, или изобразить восторг от такого проявления отцовской любви. Увы, Лючано твердо решил держать язык за зубами, помалкивая о своих парадоксальных выводах. Внутренние голоса (тоже безмолвно!) всячески одобряли это мудрое решение.

Не дождавшись реакции, Фаруд насупился и продолжил:

— Мы предполагаем, что Нейрам в ближайшее время снова возникнет на Михре. Место его появления известно. Двое суток он не объявлялся, но это ничего не значит. Есть шанс повысить вероятность его визита. Двойная приманка: место, которое привлекает антиса…

— Его привлекает дом Мансура Гургина? Интересно, почему?

Тарталья задал вопрос, глядя на собеседника в упор с невинностью закоренелого афериста. Очень уж хотелось посмотреть, как правдивый вехден начнет выкручиваться.

— Нейрам был учеником пахлаван-пира, — Фаруд не задержался с ответом ни на секунду. — Он любил и уважал учителя. Подолгу жил в его доме…

В словах полковника содержалась чистая правда, одна правда, и ничего, кроме правды. Ни грана лжи. Вот только на вопрос он фактически не ответил. Просто озвучил вслух ряд подробностей из взаимоотношений антиса и старого борца. А считать это ответом, или нет — ваше личное дело, синьор кукольник.

— Я понял. Первая приманка — дом. А вторая?

— Вторая приманка — ты.

— Я?

— У вас с Нейрамом связь. Он нашел тебя на корабле. Если ты будешь находиться рядом с тем местом, которое его притягивает — вероятность явления повышается.

— Ну да! Я, значит, стану сидеть в воронке и ждать, пока Нейрам поджарит меня до хрустящей корочки? Благодарю покорно!

Сок из кивушей стал горьким, как полынь.

— Зачем же в воронке? — Фаруд обезоруживающе засмеялся и развел руками, словно желал заключить Борготту в дружеские объятия. — Километр от эпицентра — вполне безопасное расстояние. Кстати, я лечу с тобой. И не я один. Никто не хочет превратиться в жаркое, приятель. Риск мы сведем к минимуму.

— Хорошо, — морщась, Лючано допил сок и отставил в сторону керамический «бокал дружбы». — Допустим, Нейрам прилетит на пепелище. Что дальше? Как вы собираетесь его удержать? Он ведь «овощ»! На слова не реагирует, знакомых не узнает…

— С твоей помощью, разумеется. Ты ведь сумел его активировать?

— Не до конца! Иначе мы бы тут не разговаривали.

— Пусть не до конца, — покладисто согласился Фаруд. — Но саму методику активации ты помнишь?

— Ну… в общих чертах.

— Вот и умница. Когда Нейрам объявится, ты сделаешь то же самое, только наоборот. Успокоишь его, не дашь вернуться в расширенное состояние.

— А если у меня не получится? Мы ведь тогда погибнем! — Лючано вчистую проигрывал словесную битву, но пытался сопротивляться.

— Надо, чтобы получилось. Я верю в тебя. Ты справишься.

Пафос в голосе Фаруда звучал искренне: ни единой нотки фальши.

— И что потом? Что вы собираетесь делать с Нейрамом?

— Это вопрос к его отцу, сатрапу Пиру. Думаю, отец приложит все усилия, чтобы вернуть сына в исходное состояние.

«Вот же змея! — сделал вехдену комплимент маэстро Карл. — Сказал — и понимай, как хочешь. „Исходное состояние“! Какое — исходное? Антиса или „овоща“?»

— Контракт мы подготовили заранее. Ставь подпись, и в путь.

Вопроса, согласен ли Лючано подписать контракт, Фаруд не задал.

— Сумма гонорара еще не проставлена. Во сколько ты ценишь подобную работу? Не стесняйся! — заказ уникальный…

Кинули кость: гонорар. Камень преткновения. Предмет наиболее ожесточенной торговли. А тут — радуйся, невропаст! Называй сумму — не жалко! Все равно потратить заработанное вряд ли сможешь: кто ж тебя отпустит, такого умельца?

— Тридцать миллионов экю.

— Что-о-о? Ну у тебя и шуточки!

Это был звездный час Лючано Борготты.

— Какие шуточки? Мой последний гонорар составил ровно тридцать миллионов. За две минуты работы. Не веришь, могу продемонстрировать свой счет. Там указано…

— Верю, верю! — натужно хохотнул полковник. — Но тебе не кажется, что это уж слишком?

— Ничуть! Синьор сатрап нанимает не абы кого! Я — невропаст-универсал. Экзекутор. Контактер с безумцами-антисами. Далее: я — рецидивист. Две судимости…

Тарталья начал загибать пальцы, как гематр в космопорте.

— Причинение ментального вреда помпилианцу. Боевая высадка на варварскую планету. Массовый захват пленных. Участие в рукопашной, спасение командира. Аварийный старт на орбиту с использованием нестандартного энергоресурса. Битвы с флуктуациями — в ассортименте. Гладиаторий. Убийство психира. Общение с пенетратором. Побег из-под стражи. Перестрелка, захват спасбота… Хватит?

— Ну ты даешь! — восхитился Фаруд. — После экспедиции на Михр я зачислю тебя в спецназ. Инструктором. А главное, ни слова не соврал. Уважаю! Но тридцать миллионов… Да, ты еще кое-что забыл из послужного списка. Ослабленную чувствительность к нейроколлапсаторам.

— Что-о-о?

— Быстроразлагающиеся одоранты. Вызывают временный паралич центральной нервной системы. Безвредны и эффективны.

— А при чем тут я?

— В том-то и дело, что ни при чем. Не действуют они на тебя.

— Это в космопорте?

— Именно. Ты должен был лежать в отключке часа четыре, — Фаруд приоткрыл некоторые карты, намекая: ерепениться опасно. — А очнулся в мобиле, минуты через три.

— Очнулся?

— Не помнишь?

Полковник с подозрением уставился на собеседника. Опять шуточки?

— Ладно, освежим тебе память.

Взмах пультом, и Лючано оказался в салоне едущего мобиля. Напротив, пристегнут к стандартному медицинскому ложу, лежал он сам. На сиденьях по обе стороны расположились крепкие, плечистые вехдены в бело-зеленых хламидах. Парализованный пленник вдруг зашевелился и прежде, чем «медики» успели среагировать, ловко высвободился из захватов.

— Не надо волноваться, синьоры, — пленник сел. — Я не окажу сопротивления. Я готов к сотрудничеству.

Вехдены ошалело пялились на «клиента», которому по всем законам биохимии полагалось лежать без чувств и помалкивать.

— Пожалуйста, одолжите мне уником.

— Еще чего! — возмутился один из «медиков».

— Вы можете смотреть, — пленник срезал его доброжелательной улыбкой. — Если мои действия не понравятся, скажите. Я прекращу.

Фаруд-«врач», сбитый с толку, протянул наглецу коммуникатор. Наклонившись вперед, полковник был готов в любую секунду принять «срочные меры».

— Отправка голосового сообщения через гиперканал. Адресат — Антоний, гражданин Помпилии, фамилия неизвестна. Начальник личной охраны Юлии Руф. Место нахождения — Террафима, система Марзино, — пленник поднял глаза на Сагзи. — Не волнуйтесь. Я намерен сообщить ему, где Юлия.

Внимательно прослушав надиктованное вслух сообщение, Фаруд-«врач» ничего крамольного не обнаружил и кивком подтвердил: можно отправлять. Затем пленник выяснил фамилию и имя охранника, дежурившего в космопорте у пункта гиперсвязи. Отыскал в местном вирте каталог спортивных тренажеров, заказал навороченный мультирежимный нано-био-комплекс «Лидер» за тридцать семь тысяч экю — и распорядился доставить подарок на дом охраннику.

После чего заявил, что голоден, и принялся с жадностью поглощать бутерброды, полученные от конвоиров.

— Фаг меня заешь! Ничего не помню! — бормотал Лючано-нынешний, наблюдая за собственными проказами.

«Ага, фаг заешь! Флуктуация своевольничает, дружок».

«Не так уж и своевольничает, — отбрил экзекутора маэстро Карл. — Малыш, ты ведь это и собирался сделать? Уведомить Антония, отблагодарить охранника…»

«Да, маэстро. Но…»

«Дружок, твое „но“ дурно пахнет. Огрызок стал пенетратором. Пока он следует твоим желаниям, но что дальше?»

Писк уникома: не в записи, реальный — и сфера схлопнулась.

— Да, здесь… В полном порядке. Слушаюсь!

Фаруд дал отбой.

— Тебя ждет сатрап Пир. Даю совет: придержи свое чувство юмора.

VI

Отец был очень похож на сына.

Да, конечно, наоборот: сын на отца. Но так сложилось, что сперва Лючано увидел Нейрама Самангана, «овоща»-антиса, и лишь теперь — сатрапа Пира Самангана. Мощное телосложение, знакомые черты лица, в глазах светится проницательный ум. Такого «замазкой» с ложечки не накормишь.

— Располагайтесь, — сказал сатрап.

Он принимал посетителя, одет по-домашнему. Тапочки, штаны из хлопка, рубаха навыпуск. На макушке — крошечный тюбетей. Если не оценивать качество ткани и ручной вышивки, можно подумать — перед тобой не государственный деятель, а здешний садовник. Тем более, что кабинет напоминал оранжерею. Стеллажи с цветами, гнезда для кустов, система капельного полива — контроллеры, насосы-дозаторы для удобрений, био-добавок и кислот; блок регуляции температурных циклов…

Чувствуя себя в джунглях, Лючано осматривался, узнавая в лучшем случае одно растение из десятка. В душу закрался страх. Казалось, из рукотворных зарослей сейчас выползет удав или прыгнет леопард.

— Это лихнис.

Повернувшись к гостю спиной, сатрап любовался кустом метровой высоты. Подсвечен скрытым «псевдо-солнцем», весь в цвету, куст горел темно-алым пламенем. Наверное, в статном, величественном, скромно одетом Хозяине Огня, когда он встал у живого пожара, усматривалась известная аллегория. Но гостю сейчас было не до символов.

— Лихнис халцедонский, иначе горицвет. По строению похож на гвоздику, по окраске — на мак. Любуясь им, обретаешь бодрость и энергию. А это — тигридия павлинья. Красавица, да?

— Да, — ответил Тарталья, чтобы не молчать.

Тигридия походила на стареющую провинциалку, доставшую из шкатулки все драгоценности, какие были. Желток, оранж, кровь, пурпур; зев — пятнистый, махровый. Светло-зеленые мечи листьев охраняли сокровища, выставленные напоказ.

— Вы недавно видели моего сына. Как он?

— Э-э… В общем, нормально.

«Ты идиот, малыш, — вздохнул маэстро Карл. — Расскажи еще, что сынок хорошо кушает. За папу, маму и тебя лично. Прибавил в весе. Дерется. Начал потихоньку летать…»

Сатрап, взяв ножницы, стал удалять у лихниса отцветающие головки. Его действия вызывали неприятные ассоциации. Глядя на властного садовника, повернувшегося к гостю в профиль, Лючано обнаружил, что крылья носа у Пира татуированы. Вначале это не слишком бросалось в глаза. Ага, и тройная складка между бровями, похожая на букву W — имплантант, косметический или функциональный.

Следование обычаям?

Оставленные на память грешки молодости?

— Ваш контракт на столе. Там же — подписка о неразглашении. Надеюсь, вы понимаете, что молчание — золото?

— Да.

— Хорошо. Я не люблю прибегать к насилию без крайней нужды. Обратите внимание: в контракте прописана возможность продления срока действия по обоюдному соглашению сторон. Трудно предсказать заранее, какое время мой сын будет нуждаться в ваших услугах. Заверяю вас, что вознаграждение превысит самые смелые ваши ожидания.

Лючано не сомневался, что обоюдное согласие — фигура речи.

Он смотрел, как Пир Саманган, закончив возню с лихнисом, переходит к следующему «клиенту»: перистые листья цвета хаки, соцветья ярко-желтые, похожие на щитки. Защелкали ножницы, обрезая тонкие побеги. Пряный запах распространился по кабинету.

Похоже, хозяин одобрял тот факт, что гость не торопится схватить контракт.

— Вы в курсе истории рождения моего сына?

— Э-э…

— Не надо лгать. Все в курсе, значит, вы тоже. Однажды я уже терял Нейрама, чтобы найти — там, где и не предполагал. Сейчас это повторяется на новом витке спирали.

На миг прервав работу, сатрап откинул волосы, упавшие на глаза. Роскошная грива до сих пор оставалась темной. «Должно быть, красится, — подумал Лючано. — Если выкрасить блондина-Нейрама…» Прошло не более пяти минут с того момента, как он вошел в оранжерею. Пять минут, и сходство отца с сыном куда-то улетучилось.

«Они совершенно не похожи. Ни капельки…»

— Я слушаю. Говорите.

— О чем?

— О ком. О моем сыне.

Под щелканье ножниц Лючано заговорил. Воспоминания облекались в слова. «Овощехранилище» гладиатория. Дверь из титанопласта. Ряды камер, забранных решетками. Ухмыляется, подмигивая, ланиста Жорж.

— Он до сих пор в Эскалоне?

— Ланиста? Думаю, он погиб. Ваш сын разрушил гладиаторий, стартуя вслед за мной.

— Жаль.

«Если Жорж Мондени остался в живых — он твой должник, дружок, — вмешался Гишер. — Вряд ли наш цветовод интересовался ланистой из соображений благотворительности…»

— Продолжайте. Я слушаю.

Тщательно взвешивая каждое слово, Лючано повел рассказ дальше. Банки с замазкой; миска и ложка. Первая попытка войти в контакт. Вторая. Главное: не называть антиса — Пульчинелло. Ссадины и синяки Нейрама после «арены». Боль, как способ вывести подопечного из боевого цикло-транса.

— Кто бил моего сына?

— Другой «овощ». Извините, так в гладиатории зовут подопечных…

— Вы ни в чем не виноваты. Продолжайте.

Он говорил, как шел по канату. Аромат оранжереи кружил голову. Неужели сатрап часами выдерживает здесь? Аметистовые, белые, серебристые пятна. Шелест листьев. Тихая капель. Взрывается реакторный отсек: пришел антис. Смыкают кольцо голодные фаги. Башня молчания: невропаст обкладывает дровами исполинскую статую. Горит костер. Горит экипаж «Нейрама».

Дождь.

Птица Шам-Марг.

— Все. Больше я ничего не знаю.

— Это хорошо, — кивнул сатрап. — Вы и так знаете очень много.

«Он никогда не отпустит меня. Контракт — иллюзия. Видимость свободы выбора. Айзек Шармаль не мог убить племянников — и взамен громоздил сложность на сложность. Пир Саманган будет держать меня при сыне; кукольника — при кукле. Даже если у меня есть один шанс из ста оказать на антиса влияние, он прикует меня цепями к Нейраму до конца моих дней. Шармаль-младший не мог убить племянников. Саманган-старший…»

Случайная догадка превратилась в уверенность. Отец принес сына в жертву. Не в силах убрать физически, устроил сложнейшее пси-покушение. Фаруд Сагзи — исполнитель. Истинный организатор провокации, в итоге которой лидер-антис вехденов погиб для всех, а для немногих посвященных навеки поселился в хосписе «Лагуна» — вот он, цветочки выращивает. Ждет, когда завяжутся ягодки. А ведь любит сына, вне сомнений, любит…

«Какому богу ты пожертвовал дитя, сатрап? Какому демону?»

— Я рад, что Нейрам нашелся. Надеюсь, с вашей помощью, — Пир тщательно избегал называть гостя по имени. Возможно, для вехдена-традиционалиста это значило что-то важное, — мы сумеем вернуть его в исходное состояние. Вы оправдаете оказанное вам доверие?

— Я… э-э… я постараюсь.

— Помните, от ваших действий зависят не только человеческие судьбы. В ваших руках — судьбы держав. Будь я кукольником, я бы задрожал при одной мысли, что мне досталась такая невероятная кукла…

Лючано не понял, кого имеет в виду сатрап: сына-антиса, или государство, чья судьба лежала на весах. Замолчав, не желая развивать сказанное, Пир вдыхал запах незнакомого цветка, похожего на горящую свечу. Трепетали татуированные ноздри. Дергалась между бровями складка-имплантант. Словно над цветком висела наркотическая аура, мало-помалу распространяясь на сознание Пира Самангана.

— Исчезновение моего сына — камешек, породивший лавину. Нейрам с его фанатичной, безрассудной преданностью кею Кобаду IV был, к сожалению, залогом развития болезни. Залог пропал, Кобад отрекся; болезнь перешла в операбельную фазу. Кровь, огонь, распад — вот путь, открывшийся перед вехденами. Горнило, в котором куется свободный от заразы реформизма клинок. Ледяная купель, где возрожденный в новом качестве меч закалится. Избавляясь от смертоносной опухоли, надо резать по живому. А затем по живому сшивать. Иного пути нет…

Он бросил «свечу» в утилизатор.

— Впрочем, мы ушли от темы. Подписывайте, контракт ждет.

— Вы в курсе, — спросил Тарталья, — нюансов моей работы?

«Может, флуктуация внутри — это хорошо? Когда осталось недолго, имеешь право чуть-чуть походить с прямой спиной…»

— Подписывайте. С нюансами — к Фаруду, он изучит.

— И все же рискну отнять у вас еще минутку. Мы, невропасты, трижды спрашиваем у заказчика разрешения на коррекцию, — он благоразумно умолчал о том, что искалеченная психика антиса позволяла обойтись без разрешения. — Наше воздействие минимально. Рядом с возможностями помпилианцев, телепатов или психиров — ничтожно. И тем не менее, заказчик должен трижды согласиться. Если маленький человек три раза дает согласие на микро-коррекцию… Сколько же раз надо спросить согласия у целой державы, чтобы бросить ее в костер? Даже ради благой цели?

Сатрап с интересом смотрел на него. Лючано ждал взрыва эмоций, приказа выйти вон, равнодушия — чего угодно, но только не прямого ответа.

— Ни разу, — улыбнулся Пир Саманган. — У державы ничего нельзя спрашивать. Иначе рискуешь целую вечность топтаться на месте, не сделав и единственного шага. Вы будете подписывать контракт?

«Нет», — хотел сказать Лючано.

Но не успел.


Содержание:
 0  Кукольных дел мастер : Генри Олди  1  Часть пятая Тир и Михр : Генри Олди
 2  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (недавно) : Генри Олди  3  вы читаете: Глава вторая Сатрап заказывает невропаста : Генри Олди
 4  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (почти сейчас) : Генри Олди  5  Глава третья Дань памяти : Генри Олди
 6  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (от совсем недавно до здесь и сейчас) : Генри Олди  7  Глава четвертая Кукольных дел мастер : Генри Олди
 8  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (здесь и сейчас) : Генри Олди  9  Глава пятая Гнев на привязи : Генри Олди
 10  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (знать бы, где и когда…) : Генри Олди  11  Глава первая Судьба любит пошутить : Генри Олди
 12  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (недавно) : Генри Олди  13  Глава вторая Сатрап заказывает невропаста : Генри Олди
 14  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (почти сейчас) : Генри Олди  15  Глава третья Дань памяти : Генри Олди
 16  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (от совсем недавно до здесь и сейчас) : Генри Олди  17  Глава четвертая Кукольных дел мастер : Генри Олди
 18  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (здесь и сейчас) : Генри Олди  19  Глава пятая Гнев на привязи : Генри Олди
 20  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (знать бы, где и когда…) : Генри Олди  21  Часть шестая Шеол : Генри Олди
 22  j22.html  23  Глава седьмая Чужой монастырь : Генри Олди
 24  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (в разное время, в разных местах) : Генри Олди  25  Глава восьмая День гнева : Генри Олди
 26  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (в разное время, в разных местах) : Генри Олди  27  Глава девятая Наперегонки с бомбой : Генри Олди
 28  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (здесь и сейчас) : Генри Олди  29  Глава десятая Её Величество Королева : Генри Олди
 30  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (от здесь до там) : Генри Олди  31  Глава шестая Добро пожаловать в Шеол! : Генри Олди
 32  j32.html  33  Глава седьмая Чужой монастырь : Генри Олди
 34  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (в разное время, в разных местах) : Генри Олди  35  Глава восьмая День гнева : Генри Олди
 36  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (в разное время, в разных местах) : Генри Олди  37  Глава девятая Наперегонки с бомбой : Генри Олди
 38  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (здесь и сейчас) : Генри Олди  39  Глава десятая Её Величество Королева : Генри Олди
 40  Контрапункт Лючано Борготта по прозвищу Тарталья (от здесь до там) : Генри Олди  41  Эпилог : Генри Олди



 




sitemap