Фантастика : Космическая фантастика : Беспосадочный полет Non-Stop : Брайан Олдисс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу

Из энциклопедии фантастики под редакцией Вл.Гакова: «В первом романе Олдисса, «Беспосадочный полет» [NonStop] (1958; др. – «Звездолет» [Starship]; рус.1991 – «Nonstop»; др. – «Звездный корабль», «Без остановки»), изображен один из ранних (и с тех пор ставший эталонным) «звездных ковчегов» – звездолет, на котором сменяются поколения, так что со временем забываются и Земля, и цель звездной миссии.»

Часть первая

Кабины

I

Как волна радара, отразившись от какого-то предмета, возвращается к своему источнику, так биение сердца Роя Комплейна, казалось, заполнило все окружающее пространство. Он стоял в дверях своего жилища, вслушиваясь в гневные удары пульса в висках.

– Ну, уходи, давай, если ты вообще собираешься уходить, ну! Ты же мне сказал, что уходишь!

Сварливый голос Гвенны за спиной ускорил его решение. Издав приглушенный вопль, он не поворачиваясь захлопнул дверь и до боли начал тереть руки, чтобы успокоиться. Именно так и выглядела его жизнь с Гвенной: сперва ругань без всякого повода, а потом эти бешеные, изматывающие как болезнь, вспышки гнева. И что хуже всего, это не был обычный чистый гнев, а какое-то омерзительное липкое чувство, которое даже при наивысшем накале не могло заглушить сознание того, что вскоре он вновь окажется здесь, унижаясь и прося прощение. Что поделаешь… Комплейн не мог обойтись без нее…

В эту раннюю пору неподалеку шаталось еще несколько мужчин. Время работы для них еще не настало. Группа, сидевшая на полу, играла в «скачки вверх». Комплейн подошел к ним и, не вытаскивая рук из карманов, хмуро наблюдал поверх голов за ходом игры. Поле игры было начерчено прямо на полу и представляло собой квадрат со сторонами, равными двойной длине мужского предплечья. На поле в беспорядке были разбросаны кости и фишки. Один из игравших наклонился и переместил свои фишки.

– Охват на пять позиций, – заявил он с безжалостным триумфом.

Потом он поднял голову и заговорчески подмигнул Комплейну.

Комплейн безразлично отвернулся. Долгое время его интерес к этой игре был чуть ли не болезненным. Он играл в нее без конца, пока его молодые ноги не начали отказывать от длительного сидения на корточках, а утомленные глаза не перестали различать серебряные фишки. И для прочих, честно говоря, почти для всех людей племени Грина в этой игре таилось некоторое колдовство: она давала им ощущение простора и силы, а также эмоции, которых была полностью лишена их обычная жизнь. Но к этому времени чары полностью распались, и Комплейн был полностью свободен от них, хотя наверняка было бы здорово вновь отыскать что-нибудь такое, что так же захватило бы его.

В унылой задумчивости он побрел вперед, почти не обращая внимания на расположенные с обеих сторон двери, но зато быстро вскидывая глаза на проходящих, словно в ожидании какого-то сигнала. Неожиданно он заметил спешащего в сторону Баррикад Вэнтеджа, инстинктивно прикрывающего свою левую сторону лица от людских глаз. Вэнтедж никогда не принимал участия в общих развлечениях, он не выносил, когда вокруг были люди.

Почему Совет пожалел его, когда тот был еще младенцем? В племени Грина появлялось на свет много уродливых детей, и их ждало только одно: нож. Раньше дети звали Вэнтеджа «Рваной Губой» и всячески издевались над ним, но теперь, когда он вырос в сильного и агрессивного мужчину, их отношение к нему стало более сдержанным, а издевки – более завуалированными.

Не отдавая себе отчета в том, что его ленивая прогулка приобрела смысл, Комплейн тоже направился в сторону Баррикад, присматриваясь к Вэнтеджу. На этом участке располагались самые удобные помещения, отведенные для нужд Совета. Дверь одного из них внезапно распахнулась, и показался сам лейтенант Грин в окружении двух офицеров.

Хотя Грин был человеком весьма преклонного возраста, но его раздражительность и нервная походка еще носили следы юношеского темперамента. Рядом с ним задумчиво вышагивали офицеры Патч и Циллак с четко выступающими парализаторами, заткнутыми за пояс.

К великой радости Комплейна Вэнтедж, испуганный этим неожиданным появлением, ударился в панику, отдал честь вождю.

Это был жалкий жест – голова приложена к руке, а не наоборот, – на который Циллак ответил вымученной улыбкой. Подобострастие было необязательным принципом, хотя на словах никто не смел в этом признаться.

Когда Комплейн должен был пройти мимо них, то поступил согласно общему обычаю – отвернулся и стал смотреть в другую сторону. Никто не имел права думать, что он, охотник, кого-либо хуже. Ведь было же сказано: «Ни один человек не хуже другого, если только он сам не испытывает потребность оказать другому уважение».

В значительно лучшем настроении он догнал Вэнтеджа и положил ему руку на левое плечо. Вэнтедж повернулся и приставил к его животу короткий заостренный стержень. Движения его были как всегда крайне экономными, он вел себя как человек, со всех сторон окруженный неожиданными опасностями. Острие стержня ткнулось как раз в область пупка Комплейна.

– Успокойся, красавчик. Всегда так друзей приветствуешь? – спросил Комплейн.

Он отстранил оружие.

– Я думал… Пространства, охотник… Почему ты бездельничаешь? – сказал Вэнтедж, отводя глаза.

– Потому что иду в сторону Баррикад с тобой за компанию. Кроме того, кастрюли мои полны, а налоги уплачены. У меня лично нет недостатка в мясе.

Они шли в молчании. Комплейн пытался оказаться по левую сторону Вэнтеджа, но тот не допускал этого. Комплейн был осторожен, он не хотел излишне раздражать Вэнтеджа, чтобы тот на него не бросился.

Драки и смерть были обычными явлениями в кабинах – они служили естественным противовесом высокому уровню рождаемости, и все же никто не станет умирать с охотой ради поддержания равновесия.

Вблизи Баррикад было людно, и Вэнтедж отошел в сторону, чтото бормоча насчет порядка, который он еще наведет. Он шел прямо к стене, выпрямившись, с достоинством, полным горечи.

Главная баррикада представляла собой деревянную преграду, полностью блокирующую коридор. Ее постоянно охраняли двое стражников. В этом месте кончались Кабины и начинался лабиринт переплетенных водорослей. Сама баррикада являлась временной преградой, потому что место, в котором ее возводили, непрерывно менялось.

Племя Грина носило кочевой характер: неумение получать достаточный урожай и нехватка мяса вынуждали его к частой перемене мест. Оно заключалось в передвижении вперед передовой баррикады и подтягивании задней. Чтото такое и происходило как раз в эту минуту. Переплетение водорослей атаковали и уничтожали впереди, но позволяли им спокойно расти позади; таким образом, племя медленно вгрызалось в бесконечные коридоры словно червь в гнилое болото. За баррикадой работали мужчины, которые с такой яростью рубили длинные плети, что съедобный мозг брызгал из-под лезвий. Эти плети потом бережно собирались, чтобы сохранить как можно большее количество сока. Сухие стебли, разделенные на части, после этого применялись для разных целей. Впереди всех прямо перед размахиваемыми остриями происходил сбор других частей молодых побегов, как особых приправ, семян для самого разного потребления: как пищи, пуговиц, сыпучего груза для местных вариаций тамбурина, фишек для игры «скачки вверх» и, наконец, игрушек для детей (плоды, к счастью, были слишком крупными, чтобы поместиться в ненасытных детских ртах).

Самой трудной работой при очищении территории от водорослей было выкорчевывание корней, которые подобно стальной сетке протянулись под поверхностью, в некоторых местах глубоко вгрызаясь отростками в пол. После того, как корни были извлечены, следующая группа собирала лопатами перегной для ферм. В этом месте слой почвы казался исключительно толстым и покрывал пол слоем толщиной почти в два фута, что указывало на то, что территории эти были полностью не исследованы и что здесь не проходило никакое другое племя. Наполненные корзины доставлялись в Кабины, где в очередных помещениях закладывались новые фермы.

В кипящей перед баррикадой работе принимала участие еще одна группа мужчин, и именно за этой группой с интересом наблюдал Комплейн. Это были стражники. Более высокие рангом, чем остальные, они набирались исключительно из охотников, и существовала определенная надежда, что в одну из сон-явей Комплейн будет причислен к ним благодаря счастливой случайности и станет одним из членов этого вызывающего зависть класса…

Когда почти монолитная стена перепутанных водорослей была выкорчевана, людским глазам предстали темные провалы дверей. Комнаты, расположенные за этими дверьми, скрывали в себе самые разные загадки, тысячи странных предметов, порой полезных, порой бесполезных или лишенных смысла, которые являлись когда-то собственностью вымершей расы Гигантов.

Обязанность стражников заключалась в том, чтобы они вскрывали двери этих древних могильников и выясняли, что из найденных там предметов может оказаться полезным для племени, не забывая, разумеется, себя в первую очередь. Через определенное время находки распределялись среди всех или уничтожались в зависимости от каприза Совета. Многое из того, что таким образом попало в Кабины, признавалось опасным и сжигалось. Сама процедура открывания дверей тоже не была избавлена от риска, хотя существовал он скорее в воображении, чем в действительности. По Кабинам ходили слухи, что несколько небольших племен, также скитающихся по Джунглям в поисках пропитания, после того, как открыли двери, исчезли тихо и навсегда.

Сейчас Комплейн был не единственный, кому доставляло удовольствие наблюдать за работой других. Многочисленные женщины, каждая в окружении выводка детей, скопились неподалеку от баррикады, мешая своим присутствием тем, кто был занят переноской стеблей и перегноя. С негромким гудением мух, от которых в Кабинах невозможно было окончательно избавиться, смешивались детские голоса. Под аккомпонимент этих звуков стражники открывали следующую дверь. На мгновение настала тишина, и даже крестьяне прекратили свою работу, испуганно поглядывая на открытую комнату. Но она принесла разочарование.

В ней не нашлось даже величественного и вызывающего страх скелета Гиганта. Это оказался небольшой склад, заполненный стеллажами, на которых громоздились коробки с разноцветными порошками.

Две из них с содержимым желтого и пурпурного цветов упали и покатились, оставляя на полу две дорожки и две смешивающиеся в воздухе полосы. Послышались полные восторга голоса детей, которым редко случалось увидеть какие-либо цвета, а стражники, отдавая короткие энергичные распоряжения, выстроились в живой транспортер и начали передавать свою добычу к ожидающей их за баррикадой тележке.

Почувствовав, что все его любопытство исчезло, Комплейн ушел. Может, несмотря на все, отправиться на охоту?

– Но почему там, в чаще, есть свет, если он там никому не нужен?

Несмотря на шум голосов, Комплейн услышал этот вопрос. Он повернулся и увидел, что его задал один из детишек, собравшихся вокруг сидящего в углу высокого мужчины.

Рядом стояло несколько матерей, добродушно улыбаясь и лениво отмахиваясь от мух.

– Свет необходим для того, чтобы водоросли могли расти. Ты бы тоже не смог жить в темноте, – раздался ответ.

Оказалось, что дал его Боб Фермор, грузный и медлительный мужчина, который из-за этих своих качеств годился разве что на работу в поле. Его характер был немного более веселым, чем это допускала Наука, и поэтому дети его очень любили.

Комплейн вдруг вспомнил, что Фермор пользовался репутацией болтуна, и почувствовал внезапно неожиданную потребность хоть как-то развлечься. Гнев его уже прошел, и теперь он ощущал внутри себя пустоту.

– А что там было до того, как появились водоросли? – спросила крохотная девчушка.

Дети явно пытались своим несколько наивным способом заставить Фермора разговориться.

– Расскажи им историю мира, Боб, – попросила одна из матерей.

Фермор тревожно покосился на Комплейна.

– Не обращай на меня внимания, – сказал Комплейн, – теории значат для меня меньше, чем эти мухи.

Власти племени не поощряли теоретизирования и любых размышлений, не имеющих практического значения. Это и было причиной беспокойства Фермора.

– Ну что ж, все это – только догадки, потому что у нас нет никаких записей о событиях, предшествующих появлению племени Грина, – сказал Фермор, – а если даже и есть что-нибудь, то нет в нем никакого особенного смысла.

После этого, внимательно глядя на взрослых слушателей, он быстро добавил:

– Кроме того, у нас в голове полно более важных дел, чем пересказывание старинных баек.

– Так какая же история мира, Боб? Она интересная? – нетерпеливо спросил один из мальчишек.

Фермор поправил волосы, падающие мальчонке на глаза, и важно произнес:

– Это наиболее поразительная история, которую только можно вообразить, потому что она касается всех нас и всей нашей жизни. Мир совершенен. Он выстроен из множества палуб, таких же как эта. И вот такие пространства, которые нигде не кончаются, потому что представляют собой замкнутый круг. Таким образом мы могли бы идти без конца и нигде бы не достигли края мира. Палубы состоят из таинственных помещений. В некоторых из них находятся полезные вещи, в других – вредные, но все коридоры без исключения заросли водорослями.

– А люди на Носу? – спросил один из мальчиков. – Правда, что у них зеленые лица?

– Доберемся и до них, – сказал Фермор. Он понизил голос так, что его слушатели вынуждены были подсесть поближе.

– Я говорил вам о том, что вам встретится, если вы пойдете по боковым коридорам. Но если бы вы добрались до главного коридора, то оказались бы на дороге, которая прямо приведет нас в самые отдаленные части мира. Таким путем вы сможете добраться и до области Носарей.

– А это правда, что у них у всех по две головы? – спросила маленькая девчушка.

– Нет, конечно, – ответил Фермор. – Они более цивилизованны, чем наше маленькое племя.

Он снова внимательно посмотрел на своих взрослых слушателей.

– Но мы знаем о них немного, потому что территорию их отделяет от нас множество препятствий. В нашу обязанность входит по мере того, как вы растете, углублять знания об окружающем нас мире. Помните, что мы не знаем очень многого, а ведь кроме нашего мира могут существовать и другие, о которых мы можем только догадываться.

Дети, казалось, призадумались, но одна из женщин рассмеялась и сказала:

– Много им будет пользы от того, что они начнут ломать головы над тем, чего, может быть, и вообще нет.

Комплейн, уходя, подумал, что в глубине души он согласен с этой женщиной.

Таких теорий, смутных и самых разнообразных, всегда было множество, но ни одна из них не получала одобрения властей. Он прикинул, не улучшит ли его положение донос на Фермора, но, к сожалению, никто Фермора всерьез не воспринимал, к тому же он был таким медлительным. Не далее, как во время последней яви он был публично выпорот плетьми за лень, проявленную на работе.

Комплейну в это время требовалось решить другую проблему – идти или не идти на охоту. Вдруг он понял, что все последнее время он бездумно шатается до баррикады и обратно. Он сжал кулаки. Время идет, разнообразные обстоятельства меняются, и все время чего-то нет и нет.

Комплейн и теперь, как он привык это делать с детства, внезапно напряг свои мысли в поисках того элемента, который должен быть где-то, но которого он никак не мог найти. Он смутно отдавал себе отчет, что подсознательно готовится к какому-то кризису, какой-то внезапной перемене… Так, словно зрела в нем лихорадка, но все же чувствовал, что это будет что-то гораздо худшее.

Он побежал. Густые черные длинные волосы падали ему на глаза. Тревога бурлила в нем. Его молодое лицо, хотя и с некоторой склонностью к полноте, казалось мужественным и симпатичным. Линия подбородка говорила о характере, губы – об отваге.

И все же надо всем этим доминировала бессмысленная обиженность – взгляд, выражающий уныние, взгляд, присущий всем людям племени.

Комплейн бежал почти вслепую, пот заливал ему лицо. В Кабинах было тепло, и люди потели быстро. Никто не обращал на него внимания: бессмысленная беготня была обычным явлением в племени, многие люди пытались таким образом спастись от преследовавших их кошмаров. Комплейн знал лишь одно: он должен вернуться к Гвенне. Лишь женщины обладали магической способностью дарить забвение.

Когда он ворвался в их каюту, она застыла в неподвижности, держа в руках чашку чая. Она сделала вид, что не замечает его, но настроение ее уже изменилось, и на худеньком лице рисовалось напряжение. Она была крупного сложения, и крупное тело странно контрастировало с этим маленьким личиком. В это мгновение вся ее фигура напряженно подобралась, словно она была готова к физическому нападению.

– Не смотри на меня так, Гвенна. Я же не смертельный твой враг.

Он хотел ей сказать нечто совершенно другое, да и голос его прозвучал не так покаянно, но при виде ее гнев опять заговорил в нем.

– Конечно же, ты мой смертельный враг, – с нажимом проговорила она, не глядя на него. – Я никого не одариваю такой ненавистью, кроме тебя.

– В таком случае дай мне глотнуть твоего чая, и будем надеяться, что это меня отравит.

– Об этом я и мечтаю, – произнесла она полным яда голосом и протянула чашку.

Он хорошо знал ее. Ее гнев не был похожим на его гнев. Его проходил медленно, ее же – мгновенно. Она могла ударить его по лицу, а через минуту любить его, причем это у нее получалось лучше всего.

– Улыбнись, – попросил он. – Ты же знаешь, мы как всегда лаемся из-за ничего.

– Не из-за чего? Лидия, значит, для тебя ничего? Только потому, что она умерла, как только родилась, единственная наша девочка, ты говоришь «ничего»?

Он воспользовался тем, что Гвенна потянулась за чашкой, и, проведя рукой по ее обнаженному плечу, запустил наконец пальцы за декольте блузки.

– Перестань! – крикнула она, вырываясь. – Какая ты мерзость! Ты не способен ни о чем другом думать, даже когда я к тебе обращаюсь. Отпусти меня, животное!

Он не отпустил ее. Вместо этого он обнял ее другой рукой. Она попыталась лягнуть его. Он ловко ударил ее под колени и вместе с ней упал на пол.

Когда он приблизил к ней свое лицо, Гвенна попыталась укусить его за нос.

– Убери руки! – выдохнула она, с трудом переводя дыхание.

– Гвенна, милая, – ласково прошептал он.

Поведение ее внезапно изменилось, раздражение сменилось внезапной нежностью.

– А потом ты возьмешь меня на охоту?

– Конечно же. Я сделаю все, что ты захочешь.

Однако то, чего хотела или не хотела Гвенна, не оказало ни малейшего влияния на дальнейшие события, поскольку в этот момент в комнату, запыхавшись, ворвались две племянницы Гвенны, Анса и Дейзи, и сообщили, что ее отец, Озберт Бергасс, почувствовал себя хуже и требует ее к себе.

В одну из сон-явей он заболел прогрессирующим гнильцом, и Гвенна уже навещала его однажды в его отдаленном жилище. Существовало общее мнение, что это продлится недолго. Обычно все болезни в Кабинах тем и кончались.

– Я должна идти к нему, – сказала Гвенна.

Изоляция детей и родителей в критические моменты поддерживалась не так строго, а закон позволял посещение больных.

– Он был неоценимым для нас человеком, – церемонно произнес Комплейн.

Озберт Бергасс на протяжении многих сон-явей был старшим проводником, и его смерть являлась бы для племени ощутимой потерей, и, несмотря на это, Комплейн не высказывал желание навестить тестя: всякие сантименты племя Грина старалось искоренить. Как только Гвенна ушла, он сразу же отправился на рынок, чтобы повидаться с оценщиком Эрном Роффери и узнать, сколько стоит сегодня мясо. По дороге он миновал загоны для животных. Они были более чем полны домашним скотом, мясо которого было более вкусным и нежным, нежели у дичи, добываемой охотниками. Рой Комплейн не был мыслителем и никак не мог решить для себя такой парадокс: никогда до сих пор племени не жилось так хорошо, как сейчас, никогда плантации не давали такого урожая, чтобы даже простой крестьянин мог есть мясо каждую четвертую сон-явь, но зато он, Комплейн, был беднее, чем когда-либо. Он охотился все больше, но ловил все меньше, многие из охотников, которые встали перед той же проблемой, бросили свой промысел и занялись чем-то другим.

Будучи не в состоянии осмыслить логически низкие цены, которые Роффери установил на дичь, и обилие пищи, это печальное положение вещей Комплейн объяснял тем, что оценщик неприязненно относится ко всему клану охотников.

Комплейн вызывающе протолкался сквозь заполняющую рынок толпу и обратился к оценщику не особо-то вежливо:

– …пространства для твоего «я».

– За твой счет, – с оживлением ответил оценщик.

Он поднял глаза от листа, над которым как раз корпел.

– Мясо сегодня упало, охотник. Надо добыть большую зверюгу, чтобы заработать шесть штук.

– У меня уже кишки переворачиваются! Когда я видел тебя в последний раз, ты говорил, что цена упадет на хлеб, паршивец.

– Выражайся повежливее, Комплейн, мне твое зверье и даром не нужно. Да, я говорил тебе, что цена на хлеб упадет, и это правда, но цена на мясо упала еще больше.

Оценщик с удовлетворением расправил свои пышные усы и разразился смехом. Несколько мужчин, крутившихся поблизости, присоединились к его веселью. Один из них, приземистый вонючий человечек по имени Чин, при себе имел стопку банок, которые он рассчитывал продать на рынке. Внезапным толчком Комплейн расшвырял их по сторонам. С бешеным ревом Чин вскочил, чтобы подобрать их, сражаясь одновременно с теми, кто уже успел их расхватать. От этого зрелища Роффери расхохотался еще пуще, но волна его смеха несколько изменила направление. Она уже не была направлена против Комплейна.

– Радуйся, что ты не живешь среди Носарей, – утешающе сказал Раффери.

– Эти люди творят истинные чудеса. Они зачаровывают своим дыханием съедобных животных и попросту берут их голыми руками, так что охотники им совсем не нужны.

Внезапно он поймал муху, усевшуюся ему на шею.

– Кроме того, им удалось избавиться от проклятых насекомых, вроде этих.

– Чушь, – произнес старый человек, стоящий рядом.

– Не спорь со мной, Эфф, – сказал оценщик, – если ты не ценишь свои расходы выше доходов.

– Это чушь! – подтвердил Комплейн. – Не найдется такого идиота, чтобы поверил в место без мух.

– Зато я прекрасно представляю себе место без Комплейна! – произнес Чин.

Он уже успел собрать свои банки и теперь грозно пялился на Комплейна.

Они уставились друг на друга, готовые к драке.

– Ну, задай ему! – подбодрил Чина оценщик. – Покажи ему, что я не желаю видеть здесь всяких ловил, которые мешают мне заниматься делом.

– С каких это пор помойщик заслуживает в Кабинах большее уважение, чем охотник? – обратился ко всем остальным старый человек, названный Эффом. – Говорю вам, плохие времена настали для племени. Я счастлив, что мне не придется все это видеть.

А вокруг слышалось бормотание, полное ехидства и отвращения к старческой сентиментальности.

Неожиданно устав от этого окружения, Комплейн растолкал толпу и отошел. Он заметил, что старик следует за ним, и осторожно кивнул ему головой.

– Я все как на ладони вижу, – сказал Эфф, явно желая продолжить свой невеселый монолог. – Мы делаемся слабыми. Скоро никто не захочет покидать Кабины и вырубать джунгли… Не станет никакой цели, не будет отважных мужчин, одни хвастуны и лентяи. А потом к этому прибавятся болезни, смерть и нападения других племен – я это так же четко вижу, как и тебя, и там, где раньше был лагерь племени Грина, вновь разрастаются джунгли.

– Я слышал, что Носари не дураки, – что они пользуются разумом, а не чарами.

– Ты, наверное, наслушался этого типа Фермора или ему подобных, – ворчливо заметил Эфф. – Некоторые люди стараются ослепить нас, чтобы мы отвернулись от истинных наших врагов. Мы зовем их людьми, но это не люди, а Чужаки. Чужаки, охотник, – существа сверхъестественные. Если бы от меня зависело, я бы приказал их всех поубивать. Хотел бы я снова пережить охоту на ведьм, но теперь на ведьм уже не охотятся. Когда я был маленьким, мы все время устраивали такие охоты. Это, я тебе говорю, племя становится слишком мягким. Если бы от меня зависело…

Он засопел и замолчал, припоминая, наверное, зрелище какойнибудь древности или древней огромной бойни. Комплейн, заметив приближающуюся Гвенну, ушел почти незамеченным.

– Как отец? – спросил он.

Она сделала ладонью жест, полный смирения.

– Ты же хорошо знаешь, что такое гнилец, – произнесла она бесцветным голосом. – Он отправится в Долгое Путешествие прежде, чем наступит следующая сон-явь.

– Полные жизни оказываемся мы перед лицом смерти, – торжественно произнес Комплейн. – Бергасс был весьма достойным человеком.

– А у Долгого Путешествия есть всегда свое начало, – закончила она за ним цитату из Литаний. – Сделать больше ничего не удастся. Сейчас у меня только сердце отца и твои обещания. Пойдем, Рой. Возьми меня на охоту в чащу, ну, пожалуйста.

– Мясо упало до шести штук за тушу, – сказал он. – Нет смысла идти, Гвенна.

– На штуку можно купить много, например, коробку для головы моего отца.

– Это обязанность твоей мачехи.

– Я хочу идти с тобой на охоту.

Он знал этот тон. Сердито повернувшись, он молча направился в сторону передней баррикады. Гвенна удовлетворенно засеменила рядом.

II

Охота сделалась для Гвенны великим развлечением. Она избавляла ее от Кабин, где женщинам было запрещено покидать территорию, занимаемую племенем. Кроме того, охота ее воодушевляла. Она не принимала участия в самом убийстве, просто кралась, как тень, за Комплейном, выслеживая зверей, населяющих чащу. Несмотря на развитое выращивание домашних животных и вытекающее отсюда падение цен на дичь, Кабины были не в состоянии удовлетворить все возрастающий спрос на мясо. Племя постоянно находилось на грани кризиса. Оно возникло всего два поколения назад, основанное дедом Грина, и еще какое-то время не могло быть самообеспечивающимся. По сути дела, любое серьезное событие или обстоятельство могло привести к разброду среди людей, которые принялись бы искать счастья среди других племен.

Снова Комплейн и Гвенна шли по тропинке, начинавшейся сразу за передней баррикадой, но потом свернули в чащу.

Несколько ловцов и охотников, которые встретились им по пути, исчезли в листве, и теперь их обступило одиночество – шелестящее безлюдье джунглей.

Комплейн вел Гвенну вверх по узенькому проходу, скорее продираясь через заросли, чем раздвигая их. Таким образом, он оставлял за собой менее заметный след.

Наверху они задержались, и Гвенна начала беспокойно заглядывать через его плечо.

Каждая из водорослей тянулась к свету с огромной энергией, образуя густую сетку над их головами. По этой причине освещение было довольно слабым и скорее будило воображение, а не помогало наблюдениям. К этому добавлялись еще мухи и множество мелких насекомых, словно дым струившихся среди листвы. Поле зрения было очень ограничено, окружение же казалось нереальным.

Однако, на этот раз не было никакого сомнения: к ним приглядывался какой-то мужчина с маленькими глазками и матово-белым лицом. Он находился в трех шагах от них, и поза его свидетельствовала о настороженности. Сильная его грудь была обнажена, всю одежду составляли шорты. Он всматривался в какую-то точку слева от них, но получалось так, что чем больше они к нему приглядывались, тем менее ясным становилось все вокруг, за исключением того, что мужчина этот находился там на самом деле. Неожиданно он исчез.

– Это был дух?

Гвенна вздрогнула.

Сжимая парализатор в руке, Комплейн двинулся вперед. Он был уже почти уверен, что поддался иллюзии от игры теней, такое ощущение вызывала скорость, с которой наблюдающий исчез.

Мгновение спустя от него не осталось даже никакого следа, за исключением нескольких смятых растений на том месте, где он только что стоял.

– Не пойдем дальше, – нервно зашептала Гвенна. – Это мог быть Носарь или Чужак.

– Не придуривайся, – ответил Комплейн, – ты хорошо знаешь, что порой встречаются дикие люди, охваченные безумием, которые по одиночке живут в зарослях. Он не причинит нам никакого зла, если бы он захотел в нас выстрелить, он давно бы это сделал.

Несмотря на эти слова, мороз прошел и по его коже при мысли, что бродяга мог в эту минуту следить за ними, готовя неминуемую, как зараза, гибель.

– Но у него было такое белое лицо, – возразила Гвенна.

Он резко взял ее под руку и двинулся вперед. Чем скорее они уберутся с этого места, тем лучше.

Они быстро пошли, пересекая дорожку, протоптанную дикими свиньями, и свернули в боковой коридор. Здесь Комплейн прижался спиной к стене и заставил Гвенну сделать то же.

– Слушай внимательно и смотри, не идет ли кто за нами, – прошептал он.

Водоросли шумели и шелестели, и бесчисленные мухи тоже нарушали тишину. Внезапно все эти звуки выросли до шума, от которого, как показалось Комплейну, его голова сейчас лопнет. Среди этой гаммы звуков можно было выделить один, которого здесь не должно было быть.

Гвенна тоже услышала его.

– Приближаемся к другому племени, – прошептала она. – Вон там оно, впереди.

Звук, который они услышали, был плачем и ревом ребенка, звук, выдававший близость племени задолго до того, как они достигли бы баррикад, задолго до того, как почувствовали бы запах. Еще несколько дней назад этот район заселяли исключительно свиньи, а это свидетельствовало, что приближается какое-то другое племя, и что оно пришло с другой палубы, что оно вторглось на охотничьи территории Грина.

– Мы доложим об этом по возвращении, – сказал Комплейн.

Он увел Гвенну в противоположном направлении. Они без труда продвигались вперед, считая по дороге повороты, придерживаясь отчетливо видных следов свиней. Район этот был известен, как лестница на корму, и здесь с более высоких уровней можно было спускаться на нижние палубы. Из-за поворота до них доносился звук ломающихся стеблей и отчетливое хрюканье. Там наверняка паслись свиньи.

Приказав Гвенне, чтобы она оставалась наверху, Комплейн скинул лук с правого плеча, наложил стрелу и начал осторожно спускаться вниз. Кровь охотника кипела в его жилах, он забыл обо всех хлопотах, двигаясь как тень. Глаза Гвенны следили за ним с немым восхищением. Отыскав наконец-то место, где можно достичь своих истинных размеров, водоросли росли здесь с нижних палуб наподобие гибких деревьев, и их кроны образовывали наверху монолитную поверхность. Комплейн подкрался к самому краю и заглянул вниз: среди высоких зарослей, похрюкивая от удовольствия, паслись животные. Комплейн не мог заметить приплод, хотя повизгивание и выдавало малышей.

Осторожно спускаясь вниз по ступенькам и пробираясь между вездесущими растениями, он неожиданно ощутил мгновенное сожаление о той жизни, которую он сейчас должен прервать. Казнь свиньи! Он сразу же подавил в себе это чувство. Наука не одобряла жалости.

Возле матери вертелось три поросенка, два черных и один бронзового цвета. Были это косматые, длинноногие, напоминающие волков создания с подвижными ноздрями и вытянутыми мордами. Самка повернулась, удобно подставляя широкий бок, подсознательно приподняла голову и крохотными глазками шарила вокруг.

– Рой, на помощь! – послышался внизу пронзительный крик.

Это был полный испуга голос Гвенны.

Свиное семейство бросилось бежать с огромной скоростью, поросята продирались сквозь чащу вслед за матерью. Шум, который они производили, не мог заглушить звуков борьбы, доносившихся снизу.

Комплейн не колебался ни минуты. Растерявшись при первом крике Гвенны, он выпустил стрелу и, не попытавшись даже закинуть лук на правое плечо, выхватил парализатор и помчался по Кормовой Лестнице наверх, но растущие на ступеньках водоросли замедляли его бег и, когда он оказался на верхней площадке, Гвенны уже там не было.

Слева он услышал какой-то треск и побежал в том направлении. Бежал он пригнувшись, чтобы являть собой меньшую цель, и через несколько минут увидел двух бородатых мужчин, несущих Гвенну.

Она не сопротивлялась, казалось, что ее оглушили.

Чуть-чуть не хватило, чтобы он оказался жертвой третьего мужчины, которого он заметил до этого. Мужчина этот держался несколько сзади и, притаившись среди водорослей, прикрывал отход товарищей. Теперь же он выпустил вдоль коридора стрелу, просвистевшую мимо уха Комплейна. Комплейн бросился на землю, избегнув тем самым второй стрелы, и быстро отполз назад. Никому не пойдет на пользу, если он погибнет.

Наступила тишина, нарушаемая лишь привычным потрескиванием неестественно быстро растущих водорослей. Никому не пойдет на пользу, если он останется жив – обе эти правды оглушили его словно камнем по голове. Он потерял и добычу и Гвенну.

Теперь его ожидал суд Совета, перед которым ему придется оправдываться об обстоятельствах, при которых племя лишилось одной женщины. Шок заглушил на первый момент сознание того, что он лишился Гвенны. Комплейн не любил ее, нередко ненавидел, но она принадлежала ему, была его собственностью.

К счастью, возрастающий в нем гнев перевесил все остальные эмоции. Гнев. Это было верное лекарство, согласующееся с рекомендациями Науки. Он ухватил пригоршню гнилья и швырнул вдаль. Гнев его усиливался. Безумие! Он бросился на землю, дергался, проклинал все это в абсолютной тишине.

Через какое-то время ярость ослабла, оставляя за собой пустоту. Долгое время он сидел, обхватив голову руками, и ощущал, что мозг его взбудоражен, как и во время прилива. Ему не оставалось ничего другого, как подняться и вернуться в Кабины. Он должен отдать рапорт. Теперь в его голове было полно безрадостных мыслей.

Я бы мог просидеть здесь бесконечно.

Ветер легонький, у него всегда одна и та же температура! Темно бывает очень редко. Вокруг меня водоросли растут, падают, гниют. Здесь мне ничто не грозит, в худшем случае – смерть.

Но только продолжая жить, я смогу отыскать то «что-то». А может, «этого» вообще не существует?

Но если не существует такое важное «что-то», то это тоже форма существования. Отверстие. Стена. Священник говорит, что произойдет катаклизм…

Я почти могу вообразить себе это «что-то», оно огромное как… Разве может что-либо быть больше, чем мир? Нет, ведь это и был бы как раз мир… Мир, корабль, земля, планета… Это все теории других людей, не мои. Это только жалкие потуги, теории ничего не объясняют, это всего лишь болтовня растерянности…

Вставай, ты, слабоумный.

Он встал. Если возвращение в Кабины было лишено смысла, то сидеть тут – тем более. Но в первую очередь удерживало его от возвращения сознание того, какой безразличной будет реакция: старательно избегающие взгляды, глупые шуточки насчет того, какая судьба уготовлена Гвенне, и наказание за ее утрату. Он не спеша направился назад, продираясь сквозь переплетение водорослей.

Прежде чем он появился на поляне перед баррикадой, он свистнул. Его узнали и пропустили в Кабины. За время долгого его отсутствия в Кабинах произошли значительные перемены, которые он не мог, несмотря на свою подавленность, не заметить.

Серьезной проблемой для племени Грина являлась одежда, на что указывала ее разнородность. Не существовало двух одинаково одетых людей, и это в условиях, при которых индивидуализм не был по меньшей мере распространенным качеством.

Одежда не служила племени защитой от непогоды – с одной стороны, прикрывала наготу и успокаивала страсти, с другой – являла собой более легкий способ для определения общественного положения. Только элита, а значит, стражники, охотники и люди с положением могли позволить себе нечто вроде мундиров, остальные же представляли из себя разнородную толпу, наряженную в всевозможного вида ткани и шкуры.

В эту минуту старые и бесцветные одеяния выглядели как новые. Даже самые нищие из нищих разгуливали в прекрасных зеленых лохмотьях.

– Что тут, черт побери, творится, Батч, – спросил Комплейн проходившего мимо мужчину.

– Сегодня утром стражники нашли склад с красками. Покрасься. Готовится великий праздник.

Неподалеку собралась взволнованная, суетящаяся толпа. Вдоль борта развели костры, на которых, словно котлы колдуний, стояли наполненные кипящим содержанием все оказавшиеся свободными сосуды.

Желтый, алый, красный, фиолетовый, черный, пурпурный, зеленый, медный – все эти цвета бурлили, пузырились, парили.

Собравшиеся поминутно опускали в краску какую-либо из частей гардероба. Среди облаков пара необычно восторженные лица что-то выкрикивали.

Это не было единственным применением краски. С того момента, как было принято решение, что Совету она не нужна, стражники выставили банки для всеобщего использования.

Начались танцы. Во влажной еще одежде словно подвижные радуги, ступающие по разноцветным лужам, мужчины и женщины, собравшиеся на открытом пространстве, образовали круг, взявшись за руки. Какой-то охотник вскочил на ящик и запел, за ним вскочила женщина в желтом платье и принялась в ритм бить в ладоши. Еще кто-то ударил в тамбурин. Все больше и больше людей скакало и прыгало вокруг котлов с красками. Так они танцевали, задыхаясь в радостном самозабвении, пьяные от оргии красок, каких большинство из них в жизни не видело.

Ремесленники и некоторые из стражников, поначалу безразличные, подхваченные общим настроением, постепенно присоединились к танцующим. Из помещения, где занимались сельскохозяйственными работами, от баррикад бежали мужчины, тоже собираясь принять участие в общем празднике.

Комплейн обвел все это пасмурным взглядом и, повернувшись, отправился в сторону Комендатуры, чтобы отдать рапорт.

Один из офицеров молча выслушал его сообщение, после чего приказал ему идти непосредственно к лейтенанту Грину.

Потеря женщины могла быть расценена как серьезный проступок. Племя Грина насчитывало примерно девятьсот человек, из которых чуть ли не половину составляли несовершеннолетние. Женщин же было около ста тридцати. В такой ситуации никого не могло удивить то, что драки из-за женщин были источником самых частых неприятностей в Кабинах.

Комплейна доставили к лейтенанту. Окруженный стражниками, за столом, помнившим лучшие времена, сидел пожилой мужчина с кустистыми нависшими бровями. Хотя сидел он абсолютно неподвижно, вся его фигура выражала неодобрение.

– Пространства для вашего «я», – несмело произнес Комплейн.

– За твой счет, – злобно ответил лейтенант.

Немного помолчав, он буркнул:

– Охотник Комплейн, каким образом ты потерял жену?

Прерывающимся голосом Комплейн описал происшедшее на площади Кормовой Лестницы.

– Это могло быть работой Носарей, – заметил он в конце.

– Не рассказывай нам эти бредни! – проворчал один из приближенных Грина Циллак. – Мы уже слышали эти истории о сверхлюдях, и мы не верим им. Племя Грина властвует над всем по эту сторону Джунглей.

По мере того, как Комплейн продолжал свой рассказ, лейтенант делался все более злым. Он начал дрожать, глаза его наполнились слезами, с искривившихся губ закапала на подбородок слюна, а из носа потекли сопли. По мере нарастания ярости стол начал ритмично раскачиваться. Грин трясся, бормотал, и лицо его под шевелюрой взлохмаченных седых волос сделалось синим. Несмотря на испуг, Комплейн вынужден был признать, что это оказалось прямо-таки неповторимое зрелище.

Неожиданно наступила кульминация. Лейтенант, еле живой от изнеможения, упал и замер. Тотчас же Циллак и Патч встали над его телом с парализаторами наготове. Лица их передергивались от гнева. Очень медленно, все еще содрогаясь, лейтенант поднялся, встал и с трудом опустился в кресло. Он был явно сильно утомлен этим ритуалом.

Так его когда-нибудь и кондрашка хватит, подумал Комплейн, и эта мысль принесла ему неожиданное утешение.

– Теперь надо прикинуть, как наказать тебя согласно с законом, – с усилием произнес старик.

Он беспомощно зашарил глазами по комнате.

– Гвенна была бесполезна для племени, хотя и дочь такого знаменитого отца, – сказал Комплейн.

Он облизнул губы.

– Видите ли, она не могла иметь детей. У нас родилась всего одна девочка, да, больше детей у Гвенны не могло быть, поймите, так говорил отец Маррапер.

– Маррапер – это кусок дерьма! – выкрикнул Циллак.

– Твоя Гвенна была очень привлекательна и прекрасно сложена, – сказал Патч. – И наверняка хороша в постели.

– Ты знаешь законы, молодой человек, – заявил лейтенант. – Их установил мой дед, когда основал это племя. Вместе с Наукой они имели огромное значение для нашего племени. Что это там за шум снаружи? Да, мой дед, он был великий человек. Я помню, как в тот день, когда он умирал, он послал за мной…

На самом деле страх еще не покинул его, но с неожиданной ясностью Комплейн увидел их всех четырех такими, какими они были на самом деле: углубленные в себя, они замечали других лишь в той степени, в которой обнаруживали в них свои собственные потаенные страхи. Изолированные и одинокие, конфликтующие со всем вокруг.

– Какой будет приговор? – резко прервал воспоминания Циллак.

– Подожди-ка, дай подумать. Собственно, ты уже наказан потерей женщины, Комплейн. Временно для тебя никакой другой не найдется. Что там за вопли?

– Он должен быть публично наказан, иначе начнут говорить, что вы теряете власть, – хитро заметил Патч.

– Ну конечно же. Я ото всей души собираюсь наказать его. Твое замечание было совершенно излишним, Патч. Охотник Комплейн, ты на протяжении шести следующих сон-явей получишь шесть раз плетьми, что будет выполнять капитан стражи перед каждым сном, начиная с сегодняшнего. Вот так. Можешь идти. Циллак, бога ради, сходи посмотри, что там творится.

Комплейн оказался за дверьми в самом сердце оргии красок и звуков. Ему показалось, что здесь собрались все, что все принимают участие в этом бессмысленном, безумном танце. В иных условиях он присоединился бы к ним, поскольку стремился, как и любой, хоть ненадолго сбросить с себя груз серых будней, но в своем теперешнем настроении он осторожно обогнул толпу, стараясь никому не попадаться на глаза. И все же он воздержался с возвращением в свою коморку (было принято, что его из нее выгонят, поскольку холостые мужчины не имели права на отдельное помещение). Он околачивался недалеко от толпы, вокруг буйствовал танец, а он ощущал в желудке тяжесть предстоящего наказания.

Отдельные группы выделялись из общей массы и отплясывали парами в такт музыке каких-то инструментов. Оглушающий шум, суматошные движения голов и рук танцоров…

Глядя на это, зритель мог бы отыскать много причин для беспокойства.

Несколько мужчин не принимали участия во всеобщем безумии. Были это высокий доктор Линдсней, Фермор, Вэнтедж, как всегда прятавший свое лицо, и палач. Этот был попросту при деле, ради которого он в соответствующее время и объявился в сопровождении стражников рядом с Комплейном.

С осужденного ловко содрали одежду, после чего он получил первую порцию уготовленного ему наказания. В нормальных условиях отправлению наказания сопутствовала бы толпа зевак, но на этот раз более интересное зрелище приковывало их внимание, и Комплейн страдал почти в одиночестве. На следующий день он мог рассчитывать на гораздо больший интерес. Прикрывая рубашкой раны, он с трудом направился к своему жилищу. Там его поджидал отец Маррапер.

III

Отец Генри Маррапер был полным, крепкого телосложения мужчиной. Присев на корточки, он оперся спиной о стену, и его огромный отвислый живот мерно колыхался перед ним.

Поза, в которой он находился, была обычной его позой, зато необычным было время, в которое он появился. Комплейн остановился перед скорченной фигурой священника, ожидая приветствия или объяснения, но поскольку ничего такого не последовало, вынужден был заговорить первым. Однако ему ничего не пришло в голову, кроме неопределенного ворчания.

Маррапер вознес вверх грязную лапу.

– Пространства для твоего «я», сын мой.

– За твой счет, отец.

– И за счет беспокойства твоего сознания, – небрежно провозгласил священник, после чего даже не пытаясь подняться, выполнил ритуальный жест, означающий символ гнева.

– Меня выпороли, отец, – сообщил Комплейн.

Он налил в стакан желтоватую воду из кувшина, сделал пару глотков, а остальное использовал на увлажнение и приглаживание волос.

– Да, я слышал, Рой. Надеюсь, это принесло тебе облегчение?

– Разумеется, но исключительно за счет моей спины.

Он принялся стягивать рубашку, делая это медленно и осторожно. Боль, которую вызывало прикосновение материала к ранам, была почти приятной. Разумеется, во время следующей сон-яви будет значительно хуже.

Он сбросил окровавленную одежду на пол и плюнул на нее. Его презрение усилилось с безразличием, с которым священник наблюдал за его действиями.

– А ты чего здесь, а не на танцах, Маррапер? – едко спросил он.

– Обязанности мои связаны с духом, а не с развлечениями, – набожно произнес священник. – Кроме того, я знаю лучшие способы забвения.

– Как, например, грабежи в чаще, верно?

– Меня утешает то, что ты так серьезно относишься к своим делам, дружок. Это соответствует Науке. Я боялся, что обнаружу тебя в черной тоске, но, как я вижу, утешение мое, к счастью, тебе ни к чему.

Комплейн покосился на лицо священника, избегая его ласкового взгляда. Лицо это было не из приятных и в эту минуту напоминало скорее какого-то божка, нежели вылепленного из плоти, памятник качествам, которым человек обязан своим выживанием: хитрости, коварству, эгоизму.

Оказалось, не в силах справиться с самим собой, Комплейн неожиданно почувствовал прилив благодарности к этому человеку – его он, по крайней мере, знает и с ним справится.

– Пусть тебя не заботит состояние моих нервов, отец, – сказал он. – Ты уже знаешь, что я потерял женщину, и жизнь моя стоит сейчас немного. Все то, чего я достиг, – а немного того было – я утратил, а то, что я сохранил, будет отобрано у меня силой. Придут стражники, которые отхлестали меня сегодня и выпорют утром, чтобы выгнать меня к одиноким мужчинам и детишкам. Никакой награды за удачную охоту, никакого сочувствия к беде. Законы этого племени слишком суровы, монах, сама Наука полна мерзких формулировок, весь этот давящий нас мир – не что иное, как один лишь источник несчастья. Почему так должно быть? Почему нет никаких намеков на счастье? Да что там, наверное, и я когда-нибудь свихнусь, как мой брат. Проберусь сквозб эту толпу кретинов и каждого из них награжу своей болью.

– Пощади меня от выслушивания дальнейшего, – сказал священник. – У меня большой приход, который я должен опекать. Я могу выслушать твою исповедь, но вспышки гнева оставь при себе…

Он встал, потянулся и поправил на плечах грязный плащ.

– Но что мы имеем от этой жизни? – спросил Комплейн.

Он боролся с яростным желанием сомкнуть руки на толстой шее священника.

– Зачем мы тут? Какова цель существования этого мира? Как пастырь, ответь мне честно на это.

Маррапер глубоко вздохнул и воздел обе руки в немом пространстве.

– Дети мои, невежество ваше поразительно, зато сколько в вас спеси! Ты говоришь «мир», а подразумеваешь лишь это крохотное и малозначительное племя. Мир – это нечто большее. Мы, водоросли, Джунгли, Носари – словом, все – находится в своего рода коробке, именуемой кораблем, и летящей из одной части мира в другую. Я говорил тебе об этом множество раз, просто понять этого ты не в состоянии.

– Снова эти теории, – невесело откликнулся Комплейн. – Что из того, что мир называется кораблем, или же корабль называется миром, так или иначе, для нас это не имеет значения.

По непонятным причинам эта теория вообще не пользовалась уважением в Кабинах, но она встревожила его и возбудила страх. Он сжал кулаки и сказал:

– Сейчас я хотел бы заснуть, отец. Сон, по крайней мере, приносит успокоение, а ты говоришь лишь загадками. Знаешь ли ты, что мне порой снится? Ты всегда говоришь мне во сне что-то, что я должен понять, но непонятно, почему я никогда не могу услышать из этого ни слова.

– И не только во сне, – вежливо заметил священник.

Он отвернулся.

– Я хотел спросить тебя кое о чем важном, но теперь придется подождать. Я вернусь утром и надеюсь застать тебя в лучшем настроении, а не полагающегося лишь на избыточную дозу адреналина, – сказал он.

Священник ушел.

Долгое время Комплейн сидел, уставившись на закрытую дверь, совершенно не слыша гама, доносившегося снаружи, и, наконец, в изнеможении повалился на пустую постель.

Сон не приходил, зато пришли воспоминания о бесконечных скандалах, которые они с Гвенной закатывали друг другу в этой комнате – поиски более действенного или оскорбительного выражения – бессмысленные поединки. Длилось это долго, но теперь и этот эпизод был завершен. В эты минуту Гвенна спала с кем-то другим.

Комплейн подметил, что его одолевают противоположные чувства, сожаление и облегчение одновременно. Анализируя все обстоятельства, способствующие похищению Гвенны, он неожиданно вспомнил призрачную фигуру, которая при виде их растаяла в чаще. Неожиданно он приподнялся на кровати, взволнованный чем-то другим, что казалось ему более опасным, чем таинственное исчезновение фигуры. За дверями царила тишина. Копание в собственных мыслях заняло у него больше времени, чем он предполагал. Танцы окончились, а танцоров охватил сон. Только его сознание пробивалось сквозь смертельную завесу тишины, покрывавшей коридоры Кабин.

Если бы он в эту минуту открыл бы дверь, то услышал бы непрекращающийся шум – отзвук роста водорослей. Под воздействием нервного напряжения даже сама идея открыть дверь показалась ему ужасной. Ему вспомнились легенды, которые ходили по Кабинам – легенды о таинственных небывалых существах.

В первую очередь это загадочные люди Носа. Их территории располагались очень далеко, а жители выделялись какими-то неведомыми силами, таинственным оружием и совершенно непохожими обычаями. Они приближались понемногу сквозь заросли водорослей и в будущем, по крайней мере, так утверждали легенды – должны были расправиться со всеми остальными племенами. Но хотя Носари были жуткими, по крайней мере, не подлежало сомнению, что это все же люди.

Мутанты, в свою очередь, были полулюдьми.

Изгнанные из своих племен, они жили поодиночке или небольшими группами в чаще. Было у них или слишком много зубов и пальцев, или же слишком мало коры мозга, а из-за многочисленных ошибок в развитии они едва могли убежать, ускакать, уползти.

Они были пугливыми и по этой причине им приписывалось множество отвратительных качеств.

И наконец, Чужаки. Они не были людьми. В снах стариков, таких как Эфф, они появлялись постоянно. Они появлялись сверхъестественным способом из горячего чернозема джунглей, а их убежища лежали в местах, которых еще никто не достиг. У них не было ни сердца, ни крови, но внешне они напоминали людей, благодаря чему могли незамеченными жить среди обычных смертных, собираясь с силами, чтобы потом – как вампиры кровь – высосать из человека всю его жизненную энергию. Время от времени племена устраивали облавы на них. Тела подозреваемых вскрывали, но как правило обнаруживали там кровь и сердце. Этот пример наилучшим образом демонстрировал, как неуловимы Чужаки, в существовании которых никто не сомневался, доказательством тому являлся сам факт организации охоты на них. Даже в это мгновение они могли таиться за дверью и являли собой угрозу наподобие того молчаливого силуэта, который исчез среди растений.

Так выглядела примитивная мифология племени Грина, причем она ничем существенным не отличалась от подобных кошмарных повествований, распространенных среди других племен, медленно продвигающихся по территории, известной под названием Джунгли.

В этой мифологии особое место занимали Гиганты. О Носарях, мутантах и Чужаках знали, по крайней мере, то, что они существуют. Время от времени вытаскивали из зарослей живого мутанта и заставляли его танцевать так долго, пока люди, утомленные этим зрелищем, не отправляли его в Долгое Путешествие. Множество вояк готовы были похвастаться и поклясться, что у них случались поединки с Носарями и Чужаками. И все же все эти три вида имели в себе что-то реальное. Во время яви, в компании, легко было просто не верить в их существование.

С Гигантами дело обстояло иначе. Они были абсолютно реальными. Когда-то все принадлежало им, весь мир был их собственностью, некоторые даже утверждали, что люди происходят от Гигантов. Мощь их была видна везде, величие их – очевидно.

Если бы однажды они надумали возвратиться, то любое сопротивление оказалось бы бесполезным.

Над всеми этими фантастическими образами маячил еще один, скорее символ, чем конкретное существо. Его называли Богом.

Никто не испытывал перед ним страха, но имя его редко упоминалось, так что поразительно было, каким способом оно сохранялось из поколения в поколение. С ним было связано выражение «бога ради», что звучало очень убедительно, хотя и не выражало ничего конкретного. Таким образом, понятие Бога было сведено в конце концов к дружелюбному проклятию.

И все же то, что Комплейн подметил сегодня в Джунглях, было более тревожно, чем все остальное. Предаваясь этим размышлениям, он вспомнил еще один факт: плачь, который слышали он и Гвенна.

Эти два отдельных факта неожиданно сложились в одно целое: неожиданный человек и приближающееся племя. Этот мужчина не был никаким Чужаком или еще кем-то из таинственных существ. Он был обыкновенным охотником из плоти и крови, разве что принадлежал к другому племени, а значит, объяснение оказалось таким простым.

Комплейн расслабился и лег. Немного дедукции улучшило его настроение. На самом деле он был несколько недоволен собой, что раньше не мог додуматься до правильных выводов, и все же, открыв в себе неизвестные до этого способности, он испытывал удовлетворение.

Слишком мало он пользовался разумом. Все, чем он занимался, было чуть ли не автоматизмом: им правили местные законы, Наука или его собственные настроения. Теперь все это следовало переменить. С этой минуты он станет другим, таким, как, ну скажем, Маррапер. Он будет оценивать явления, но, разумеется, не в материальном смысле, не так как Роффери оценивает товар.

Для проверки надо будет запастись определенными данными, которые составят из себя целое.

С помощью такого метода и достаточного количества данных ему, может быть, удастся даже логически осознать концепцию корабля.

Почти незаметно он погрузился в сон. Когда он проснулся, его не приветствовал запах горячей пищи. Он резко сел, ойкнул и, ухватившись за голову, слез с кровати. С минуту ему казалось, что угнетенность полностью подавила его, но чуть погодя он почувствовал, как гдето в глубине его пробуждается энергия.

Он собирался действовать, он ощущал потребность в действии; на чем она будет основываться – покажет время. Вновь появилось как обещание нечто огромное.

Он натянул брюки, добрел до двери и распахнул ее. Снаружи стояла странная тишина. Комплейн вышел.

Гулянка кончилась, и ее участники, не позаботившись даже разойтись по домам, лежали среди разноцветных пятен там, где их сморил сон. Они бездумно храпели на жестком полу, и только дети устраивали как обычно переполох, пробуждая своих сонных матерей большой активностью. Кабины напоминали поле бескровной битвы, для жертв которой страдания еще не кончились.

Комплейн тихо брел между спящими. В месте, отведенном для одиноких мужчин, он рассчитывал разжиться каким-нибудь завтраком. На мгновение он задержался перед любовной парочкой, раскинувшейся на месте игры «скачки вверх». Мужчиной оказался Чип. Рука, которой он обнимал пухленькую девушку, скрылась под ее платьем, лицо его было на Орбите, а их ноги пересекали Млечный Путь. Маленькие мушки ползали по ее ногам и исчезали под платьем.

Издалека приближалась какая-то фигура, в которой Комплейн с неудовольствием узнал свою мать. В Кабинах существовал закон, правда, не особо строго соблюдавшийся, что ребенок должен прекратить отношения с братьями и сестрами, когда он достигнет головой бедра взрослого, а с матерью, когда вырастет до ее пояса.

Майра, однако, была женщиной суматошной и упрямой, язык ее не признавал никаких законов, и она принималась болтать со своими многочисленными детьми, как только подворачивался удобный случай.

– Здравствуй, мамочка, – пробормотал Комплейн. – Пространства для твоего «я».

– За твой счет, Рой.

– И чтобы лоно твое и далее было плодоносящим.

– Ты хорошо знаешь, что я уже достаточно стара для таких удовольствий, – сказала она, обиженная тем, что сын формально ее приветствовал.

– Я ищу чего-нибудь перекусить, мама.

– Ну да же, Гвенны больше нет. Я уже знаю об этом. Вилли была свидетельницей того, как тебя пороли, и слышала текст приговора. Вот увидишь, это прикончит ее бедного отца. Жаль, что я не успела на порку, конечно, следующих постараюсь не пропустить, если мне только это удастся. Но я со страшным трудом раздобыла себе немного превосходной зеленой краски, вот и эту кофточку, что на мне, покрасила. Тебе нравится? Это в самом деле фантастично.

– Послушай, мама, у меня страшно болит спина, а кроме того, нет никакого желания разговаривать.

– Конечно же, болит, Рой. Странно, если бы было иначе. Мне аж зябко делается, как только подумаю, как ты будешь выглядеть в конце наказания. У меня есть мазь, которой я могу натереть тебя, и это уменьшит мучения. А потом тебе надо показаться доктору Линдснею, если только у тебя есть какая-нибудь добыча, чтобы заплатить за совет. А сейчас, когда Гвенны больше нет, у тебя наверняка что-нибудь найдется. Если по правде, то я никогда ее не любила.

– Послушай, мама…

– Если ты идешь к мессе, пойду с тобой. Собственно, я просто так вышла пройтись. Старая Тумер-Манди шепнула мне по секрету, конечно же, хотя бог знает, где она это услышала, что стражники нашли немного кофе и чая на складе красок. Ты заметил, что это они не раздавали? У Гигантов кофе был намного лучше, чем у нас.

Поток слов заливал его и тогда, когда он с отвращением поглощал завтрак. Потом он позволил отвести себя к ней в комнату, где она натерла мазью его спину. Во время всех этих действий он был вынужден, неведомо в который раз, выслушивать все те же добрые советы.

– Помни, Рой, что не всегда будет так плохо. Просто у тебя неудачная полоса. Но не позволяй, чтобы тебя это согнуло.

– Дела всегда выглядят плохо, мама, так зачем же вообще жить?

– Ты не должен так говорить. Я знаю, что Наука рекомендует пребывать в печали, и ты не видишь все так, как я. Я всегда утверждала, что жизнь – это великая тайна. Сам тот факт, что мы живем…

– Но я все это знаю. Для меня жизнь представляет лишь наркотик, выставленный для продажи.

Майра посмотрела на его гневное лицо и смутилась.

– Когда я хочу утешить себя, – сказала она, – я представляю себе огромную черноту, охватывающую все. И неожиданно в черноте этой начинает мигать огонек, а потом многочисленные огоньки. Огоньки эти – наша жизнь, направленная на благо, и сияние освещает все вокруг. Но что означает все это окружение, кто зажег огоньки и зачем…

Она вздохнула.

– Когда мы начнем свое Долгое Путешествие и когда огоньки наши погаснут, тогда мы будем знать побольше.

– И ты говоришь, что тебя это утешает, – презрительно заметил Комплейн.

Он давно уже не слышал эту метафору от матери, и, хотя и не желал в этом признаться, ему казалось, что она смягчает его боль.

– Да, конечно же, меня это утешает. Видишь, как огоньки горят в том месте?

Говоря это, она мизинцем коснулась точечки на столе между ними.

– Я довольна, что мой не горит где-то в одиночестве, в каком-то незнакомом месте.

Она указала согнутым пальцем на какой-то пункт пространства.

Покачав головой, Комплейн встал.

– Я его не вижу, – признался он. – Может, было бы лучше, если бы он светился где-нибудь подальше.

– Конечно, так могло бы быть, но тогда все это было бы другим. Этого-то я и боюсь, что могло бы быть подругому, что все было бы другое.

– Возможно, ты и права. Лично я попросту предпочел бы, чтобы все здесь было иначе, мама. Мой брат Грегг, который покинул племя, ушел жить в Джунгли…

– Ты все еще думаешь о нем? – с оживлением спросила старуха. – Грегг был счастливчиком, Рой, если бы он остался, то сейчас был бы уже стражником.

– Ты думаешь, что он жив?

Она недовольно затрясла головой.

– В дебрях? Можешь быть уверен, его давно поймали Чужаки. А жаль, очень жаль. Грегг был бы хорошим стражником, я всегда это говорила.

Комплейн уже собирался уходить, когда она произнесла:

– Старый Озберт Бергасс все еще дышит. Мне сказали, что он призывает свою дочь Гвенну. Это твоя обязанность, сходить к нему.

По крайней мере, сейчас она говорила несомненную правду, и по крайней мере, сейчас обязанности сочетались с удовольствием, поскольку Бергасс был героем племени.

По дороге он не встретил ни одной живой души, за исключением одноглазого Оливелла, который неся пару убитых уток, перекинутых через здоровую руку, кисло приветствовал его.

Помещение, в котором Бергасс развел свое хозяйство, находилось в самом конце Кабин, хотя находилось когда-то в зоне передовой баррикады. По мере того, как племя медленно продвигалось вперед, помещение это смещалось назад. Озберт Бергасс был на вершине своей славы, когда жил в центре района, занятого племенем. Теперь, в старости, комнаты его были расположены дальше, чем чьи-то еще.

Последняя граница – баррикада, которая отделяла людей от Джунглей, начиналась сразу же за его дверьми. Многочисленные пустые помещения отделяли его от ближайшего соседа, а бывшие соседи трусливо убежали, переместившись ближе к центру. Старый и упрямый человек, однако, остался на месте, несмотря на все более затруднительные связи, и вел созерцательный образ жизни среди грязи и мерзости, окруженный стаей женщин.

До этого места не дошли следы веселья. В отличие от временно-радостного настроения, которое царило в районе Кабин, территория Бергасса выглядела унылой и безрадостной. Когда-то давным давно, скорее всего еще во времена Гигантов, в этом месте произошел какой-то взрыв. На некотором пространстве стены были опалены, а посреди палубы было видно отверстие размером с человека. В районе дверей старого проводника не было никакого света.

Постоянное продвижение племени вперед тоже отложило отпечаток на захламлении этой территории, а водоросли, которые разрослись за задней баррикадой, образовали на грязном полу изглоданные карликовые заросли, достигающие бедер. С некоторой тревогой Комплейн постучал в дверь Бергасса. Она распахнулась, и щебетанье голосов и клубы пара окутали мягкие кремовые отростки длиной в руку мужчины. Его тело напоминало труп, пронизанный проросшими ветвями.

– И таким образом корабль был потерян и человек был потерян… – бормотал старик охрипшим голосом, уставившись невидящими глазами на Комплейна. – Я всюду бывал среди этих руин и повторяю, чем больше проходит времени, тем меньше у нас остается шансов отыскать себя. Вы, глупые женщины, этого не понимаете, вам это безразлично, но я говорил Гвенне множество раз, что он вредит своему племени. «Ты плохо делаешь, – так я ему говорил, – уничтожая все, на что не наткнешься, только лишь потому, что тебе это не нужно. Ты жжешь книги, уничтожаешь фильмы, так как боишься, что кто-то использует их против тебя». Я ему говорил, что в них содержатся секреты, которые мы должны знать, а он, дурак, не понимает, что не уничтожать все это надо, а привести хоть в какойнибудь порядок. Я ему говорил, что видел больше этажей, чем он о них слышал, я же говорил ему… Что вам угодно?

Поскольку этот перерыв в бесконечном монологе был вызван скорее всего его присутствием, Комплейн спросил, не мог бы он оказаться чем-нибудь полезным.

– Полезным? – повторил Бергасс. – Я всегда сам заботился о себе, так же как задолго до меня мой отец. Отец мой был величайшим проводником. Хочешь знать, каким образом появилось это племя? Я тебе расскажу. Мой отец вместе со мной, а я тогда был еще совсем малышом, открыл то, что Гиганты называли арсеналом. Да, помещения, полные парализаторов, полнехонькие! Без этого открытия племя Грина никогда не стало бы тем, чем является оно сейчас. Да, я и сейчас мог бы добраться до арсенала, если только не испугаюсь. Это далеко в центре Джунглей, там, где ноги становятся руками, пол уплывает, а ты начинаешь мчаться по воздуху словно муха.

Он уже бредит, подумал Комплейн. Нет смысла говорить ему о Гвенне, раз уж он бормочет о ногах, превращающихся в руки.

Неожиданно старый проводник замолчал, потом сказал минуту спустя:

– Откуда ты здесь взялся, Рой Комплейн? Дайте мне рассола, а то в животе сухо.

Кивнув одной из женщин, чтобы она поднесла ему напиток, Комплейн сказал:

– Я пришел посмотреть, как вы себя чувствуете. Вы – великий человек, и мне жаль, что вы оказались в таком состоянии.

– Великий человек, – глуповато пробормотал старик.

Но тут же гневно завопил:

– Где мой рассол? Что там, дьявол вас побери, делают эти девки, полощат в нем свои ж…?

Одна из молодых женщин немедленно подала миску, кокетливо подмигнув при этом Комплейну. Бергасс был слишком слаб, чтобы есть самому, и Комплейн поспешил с помощью, вливая ему густую жидкость в рот.

При этом он заметил, что глаза проводника пытаются встретиться с его глазами, словно надеясь передать ему какую-то тайну, но Комплейн привычно старался не допустить этого. Он обернулся и неожиданно почувствовал царившую вокруг мерзость. На борту было достаточно грязи, чтобы на ней могли расти водоросли, но тут даже сухие стебли были перепачканы липкой массой.

– Почему здесь нет лейтенанта? Где доктор Линдсней? Куда подевался отец Маррапер? – неожиданно рассвирепел он. – Они бы позаботились о лучшем надзоре за вами.

– Поосторожней с этой ложкой, сынок. Минуточку погоди, пока я ее проглочу. Ох, это мое проклятое брюхо. Так жутко ноет. Доктор? Я приказал моим женщинам отослать доктора. Лейтенант? Ему не до меня. А кроме того, он стал уже почти такой же старый, как и я. В одну из сон-явей Циллак его сместит и сам захватит власть. Он человек…

– Может быть, мне привести священника? – с отчаянием произнес Комплейн, видя, что Бергасс вновь начинает бредить.

– Священника? Это кого? Генри Маррапера? Подвинься-ка поближе, я тебе скажу такое, о чем только мы вдвоем будем знать. Это тайна. И я никогда о ней не говорил. Спокойно. Генри Маррапер – мой сын. Да. И я не верю во все эти его выдумки, да, не верю.

Тут он задергался и засипел, что Комплейн сначала счел за звуки, издаваемые болью, пока не сообразил, что это смех, прерываемый выкриками: «Мой сын».

Сидеть здесь дальше было бессмысленно. Он недовольно поднялся, коротко кивнул одной из женщин и поспешно ушел, оставив Бергасса с припадком такой сильной дрожи, что наросты на животе колотились друг о друга. Остальные женщины, не проявляя ни малейшего интереса, стояли, уперев руки в бока или отгоняя от себя мух.

Отрывки их болтовни достигли безразличных к ним ушей Комплейна, пока он шел к дверям.

– И откуда он берет всю эту одежду, хотела бы я знать? Ведь он же обычный молокосос. Я вам говорю, он доносчик…

– Матушка Каллиндрем только что принесла семерых. Все родились мертвыми, за исключением одного бедного малыша. Помните, в последний раз у нее было пятеро? Я ей прямо в глаза сказала, что она должна быть осторожна со своим парнем…

– Все проиграл…

– Врет…

– Никогда еще так не хохотала…

Когда он вновь оказался в темном коридоре, он прислонился к стене и с облегчением перевел дыхание. Собственно, он ничего не сделал, даже не сказал об исчезновении Гвенны, хотя именно за этим и приходил, и все же что-то в нем как бы изменилось, словно какой-то огромный груз навалился ему на мозг, причиняя боль, не позволяющую видеть более ясно.

Инстинктивно он подумал, что приближается какой-то кризис.

В помещении Бергасса стояла страшная жара, и Комплейн почувствовал, как пот течет по его лицу. Даже сейчас, в коридоре, можно было расслышать щебет женских голосов. Неожиданно перед его глазами возник вид Кабин такими, какими они были на самом деле: огромная пещера, наполненная стрекотом множества голосов. И никогда никакого действия, одни голоса, замирающие голоса.

IV

Явь понемногу кончилась, приближался период сна, и Комплейн чувствовал, как с приближением следующей порции наказания желудок его делается все более неспокойным. Через три сон-яви на четвертую, как в Кабинах, так и на прилегающих территориях, наступала тьма. Это не была абсолютная темнота. Тут и там в коридорах тлели квадратные контрольные светильники, напоминающие луну, только в помещениях было безлунно и царил мрак.

Таков был, впрочем, привычный закон природы, Правда, старики говорили, что при жизни их родителей тьма не длилась так долго, но у стариков, как правило, скверная память, и они любят рассказывать странные истории о своем детстве.

В темноте водоросли съеживались и опадали, как пустая шелуха. Их гибкие плети делались хрупкими, ломались и все, за исключением самых молодых, делались черными. Так выглядела недолгая их зима. Когда появлялось солнце, молодые стебли и побеги энергично тянулись вверх, покрывая мертвые растения новой волной зелени. Четыре сон-яви спустя и они отмирали. Такого рода цикл переживали только самые сильные и приспособленные.

Теперешнюю явь большая часть из нескольких сотен людей, населявших Кабины, пребывала в бездеятельности, преимущественно в горизонтальном положении. После варварских вспышек радости всегда наступал период апатии и спокойствия. Все ощущали облегчение, и в то же время были неспособны включиться в ежедневную рутину. Вялость охватила все племя. Утомление окутало его словно щупальцами, снаружи баррикад водоросли стали заполнять очищенные поляны, но только голод был в состоянии поставить людей на ноги.

– Я бы мог перебить их всех, и ни одна рука не поднялась бы им на защиту, – сказал Вэнтедж.

На правой стороне его лица отобразилось нечто, напоминающее вдохновение.

– Так почему бы тебе этого не сделать? – иронически поинтересовался Комплейн. – Ты же знаешь, что говорится в Литаниях: сдерживаемые недобрые инстинкты нарастают и поглощают сознание, в котором гнездятся. Берись за дело, Дырявая Губа.

Он был мгновенно схвачен за руку, и острие ножа повисло в горизонтальном положении в миллиметре от его горла. Прямо перед ним оказалось удивительное лицо – половина, перекошенная гневом, половина же застыла в мертвой, отстраненной улыбке, крупный серый глаз смотрел сам по себе, занятый собственными полностью личными видениями.

– Ты не посмеешь никогда так называть меня, гниющая стерва, – проворчал Вэнтедж.

Потом он повернулся и опустил руку с ножом. Ярость угасла, ее сменило нечто вроде раскаяния. Он вспомнил о своем уродстве.

– Прости меня.

Комплейн пожалел о своих словах, но Вэнтедж уже не слышал.

Неторопливо, взволнованный этой вспышкой, Комплейн пошел дальше. Он встретил Вэнтеджа, возвращающегося из зарослей, где он следил за приближающимся племенем. Если дело должно было дойти до столкновения с племенем Грина, то ожидать этого следовало не скоро. Сперва начались бы стычки между выслеживающими друг друга охотниками, а это означало бы смерть для многих из них, зато наверняка вызвало бы освобождение от монотонной повседневной жизни. Но сейчас Комплейн сохранял эти сведения при себе. Пусть кто-нибудь другой, более обожающий власти, доносит об этом лейтенанту.

Направляясь к жилищам стражников за очередной плетяной порцией, он не встретил никого, кроме Вэнтеджа. Все еще царила апатия, и даже палач оказался неспособным к действию.

– У тебя много сон-явей впереди, – сказал он. – Куда ты спешишь. Убирайся и дай мне полежать спокойно. Иди, поищи себе новую женщину.

Комплейн вернулся в свою коморку. Резь в желудке утихла. Где-то в одном из узеньких боковых коридорчиков кто-то играл на струнном инструменте. Он услышал фрагмент песни, напеваемой тенором.

…в жизни твоей …так долго …Глория.

Это была старая забытая песня, он оборвал ее, плотно закрыв дверь. Его снова поджидал Маррапер. Грязное лицо его было спокойно и спрятано в ладонях, на пальцах поблескивали перстни.

Неожиданно Комплейн почувствовал напряжение. Ему казалось, что он знает, о чем будет говорить священник. Было это так, словно некогда он уже переживал эту сцену. Он невольно попытался справиться с этими эмоциями, но чувства обволакивали его, как паутина.

– Пространства, сынок.

Священник лениво выполнил жест гнева.

– Ты производишь впечатление озабоченного.

– Поскольку я озабочен, отец, убийство могло бы мне помочь.

Несмотря на неожиданные эти слова, смущение, что все это уже было, продолжало усиливаться.

– Есть дела более важные, чем убийство. Дела, которые тебе даже и не снились.

– Не надо говорить мне те же бредни, отец. Чуть погодя ты изречешь, что жизнь – это загадка, и начнешь болтать так же, как моя мать. Я знаю, что мне надо убить кого-нибудь.

– Ты это сделаешь, – успокоил его священник. – Это хорошо, что ты так себя ощущаешь. Никогда не поддавайся смирению, сын мой, это способно уничтожить любого. Все мы заклеймены. Нас осудили за какие-то грехи наши предки. Все мы, слепцы, мечемся куда попало.

Комплейн, утомленный, обрушился на свое ложе. Ощущение, что это представление с ним уже случалось, бесследно исчезло. В то мгновение он желал только сна. Утром его изгонят из этой комнаты и выпорют, а сегодня ему хотелось лишь спать. Монах перестал говорить, и Комплейн, подняв голову, увидел, что священник внимательно к нему приглядывается, оперевшись на его постель, насторожась.

Комплейн не успел отвернуться, глаза их встретились. Самым жестким законом, которому подчинялось племя, запрещалось мужчинам глядеть в глаза друг другу. Люди искренне вежливые наделяли один другого лишь косыми взглядами. Комплейн прикусил губу, а лицо его приняло выражение крайнего отвращения.

– Что тебе, черт побери, от меня надо, Маррапер? – выкрикнул он.

В нем кипело странное желание сказать, что совсем недавно он узнал о незаконном его происхождении.

– Ведь ты еще не получил своих плетей шесть раз, парнишка, верно?

– Ты – монах, тебя это не касается.

– Пастырь духовный не может быть эгоистом. Я вопрошаю тебя ради твоей пользы, а кроме того, твой ответ имеет для меня огромное значение.

– Нет, не получил. Как тебе известно, все они ни на что не годны. Даже палач.

Глаза священника вновь искали его глаза.

Комплейн отвернулся и, хотя поза его была крайне неудобной, принялся разглядывать стену, но следующий вопрос священника заставил его переменить позу.

– У тебя никогда не было желания поддаться безумию, Рой?

Перед глазами Комплейна вопреки его желанию появилось изображение: вот он бежит по Кабинам с раскаленным парализатором в руке, и все со страхом и почтением расступаются перед ним, оставляя его хозяином положения. Многие из самых уважаемых мужчин, в том числе и его брат Грегг, впали в свое время в безумие, пробираясь сквозь толпу и скрываясь, что некоторым удавалось в менее населенных районах, живя там в одиночестве, или присоединяясь к другим группировкам в страхе перед возвращением и ожидающей их карой. Он знал, что заслуживает уважения, но идея не должна исходить от духовника.

Что-нибудь похожее мог бы порекомендовать врач смертельному больному, но священник, долженствующий хранить племя изнутри, гася стрессовые ситуации, чтобы те не превращались в нервные расстройства.

Впервые он понял, что Маррапер тоже подошел к какому-то переломному пункту в своей жизни, он тоже стремился к чему-то и пытался понять, какая связь есть между этим состоянием духовника и болезнью Бергасса.

– Посмотри на меня, Рой. Отвечай.

– Почему ты так со мной разговариваешь?

Он сел, обеспокоенный тоном священника.

– Я должен знать, что на самом деле с тобой происходит.

– Ты же знаешь, что говорят Литании: «Мы – скотов дети, и дни наши протекают в непрерывном страхе».

– Ты в это веришь? – спросил монах.

– Конечно. Так начертано в Науке.

– Мне нужна твоя помощь, Рой. Ты пошел бы со мной, даже если бы я отправился за пределы Кабин в Джунгли?

Все это было сказано тихо и быстро, так же тихо и быстро, как стучало сердце Комплейна, полное сомнений. Он даже не попытался прийти к какому-нибудь выводу, он даже не пробовал принять осмысленное решение, следовало слушаться инстинктов, разум знал слишком многое.

– Это потребовало бы мужества, – наконец произнес он.

Священник хлопнул по пышным ляжкам, нервно зевнул, издав при этом звук, напоминающий писк.

– Нет, Рой, ты лжешь точно так же, как поколение лжецов, которое уже появилось на свет. Если мы уйдем отсюда, это будет означать бегство, избавление от ответственности, которую накладывает на взрослого человека современное общество. Мы уйдем украдкой, и это будет, мальчик мой, вековечным стремлением вернуться к природе, невольным желанием разделить образ жизни предков. Так что в конечном счете все это окажется попросту трусостью. И все же ты пойдешь со мной?

Какое-то скрытое значение этих слов укрепило Комплейна в принятом им решении. Он пойдет! Он сбежит от неизбежной этой преграды, которую ему никак не удается преодолеть. Он поднялся с кровати, стараясь скрыть это свое решение от внимательного взгляда Маррапера, пока он не скажет что-либо, касающееся путешествия.

– И что мы с тобой, монах, станем делать вдвоем в этих зарослях?

Священник погрузил в ноздрю большой палец, потом внимательно поглядел на свою руку.

– Мы будем не одни. С нами пойдет еще несколько избранных людей. Они уже готовы к этому часу. Тебя обесчестили, оставили без женщины. Что тебе терять? Я искренне хочу, чтобы ты согласился, твоего блага ради, конечно же, хотя предпочел бы, чтобы меня сопровождал кто-нибудь более покладистый, пусть даже не с такими глазами охотника.

– Кто они, Маррапер?

– Я скажу тебе, как только ты согласишься быть с нами. Если меня предадут, то стражники нам, мне в особенности, перепилят горло в дюжине мест, это по крайней мере.

– И что мы будем делать, куда направимся?

Маррапер медленно встал и потянулся. Он почесал длинным пальцем в волосах и одновременно с этим придавал своему лицу заговорческое выражение, на которое только был способен, приподняв одну пухлую щеку и опустив другую так, что рот между ними выглядел завязанным веревками.

– Иди сам, Рой, если у тебя нет доверия моему руководству. Ты прямо баба, только скулишь и спрашиваешь. Вот что я тебе скажу: мои планы настолько велики, что они превосходят возможности твоего разума. Власть над кораблем! Вот что мне надо, а не какаянибудь чепуха. Полная власть над кораблем. Ты даже вообразить не можешь, что это означает.

– Я не собираюсь отказываться, – сказал Комплейн.

Он растерялся от воинственного вида священника.

– Значит, ты идешь с нами?

– Да.

Ни слова не говоря, Маррапер стиснул его руку, лицо его прояснилось.

– Ну, теперь скажи мне, кто они, – сказал Комплейн, испуганный собственным выбором.

Маррапер отпустил его руку.

– Знаешь старую пословицу, Рой: «Правда еще никого не сделала свободным». Вскоре узнаешь. Но ради твоего блага я предпочел бы сейчас об этом не говорить. Я планирую уход на следующий сон. Теперь я покидаю тебя, поскольку мне надо еще кое-что сделать. Ни слова никому.

В дверях он задержался, сунул руку за пазуху, достал что-то и триумфально помахал. Комплейн разглядел, что это книга, принадлежавшая вымершим ныне Гигантам.

– Вот наш ключ к победе! – театрально выкрикнул Маррапер.

Потом он спрятал книгу и закрыл за собой дверь. Комплейн застыл в неподвижности, как столб, посреди комнаты. В голове его безумствовала буря мыслей, которые, однако, носились по кругу, никуда не вели. Маррапер был священником, он обладал знаниями, которых были лишены другие, и тем самым Маррапер должен был быть вождем…

Он медленно подошел к двери и распахнул ее. Священник исчез из поля видимости, и вокруг никого не было видно, за исключением бородатого художника Меллера. Полностью поглощенный работой, он с огромным терпением рисовал на стене коридора, макая кисть в разноцветные краски, которыми запасся в прошлую сон-явь. Под его рукой появлялся на стене огромный кот. Меллер был так увлечен, что не заметил Комплейна. Становилось поздно, и Комплейн взялся за ужин перед почти пустой миской. Ел он, плохо соображая, что делает, а когда вернулся к себе, Меллер продолжал рисовать, словно в трансе. Комплейн закрыл дверь и стал разбирать постель. Серое платье Гвенны, которое так и висело на крючке, он резко сорвал и зашвырнул за шкаф. Он улегся и попытался заснуть.

Неожиданно в комнату ввалился сопевший и запыхавшийся Маррапер. Он захлопнул за собой дверь и принялся рвать плащ, который защемил, входя.

– Спрячь меня, Рой, быстро! Да перестань пялиться, кретин! Вставай и хватай нож. Сейчас здесь будут стражники, Циллак! Они гонятся за мной. Они режут бедных старых духовников, как только их настигают.

Выкрикивая это, он подбежал к кровати Комплейна, оттащил ее к стене и попытался забраться под нее.

– Что ты такое сделал? Почему они за тобой гонятся? – спросил Комплейн. – Почему ты хочешь спрятаться именно здесь? Чего ради ты меня в это втягиваешь?

– Тут никаких каверз, просто ты ближе всех, ноги мои не приспособлены к беготне. Моя жизнь в опасности.

Говоря это, Маррапер нервно озирался, словно в поисках лучшего укрытия, но в конце концов решил, что ничего лучшего не найти, как спустить одеяло с края постели, тогда он станет невидимым со стороны двери.

– Они должны были заметить, что я заскочил сюда, – выговорил он. – Дело тут не в моей шкуре, а в плане, который я собираюсь реализовать. Я поделился нашими планами с одним из стражников, а он направился прямо к Циллаку.

– Но почему я… – раздраженно начал Комплейн, но тут же замолчал, насторожившись от внезапного стука в коридоре.

Дверь распахнулась с такой силой, что чуть не соскочила с петель и не раздавила Комплейна, стоящего рядом с ней. Он закрыл лицо руками, закачался, скорчившись, делая вид, что его ударило дверью.

Между пальцами он следил за Циллаком, правой рукой лейтенанта и первым кандидатом на пост будущего руководителя. Циллак ввалился в комнату, пинком захлопнул за собой дверь и презрительно уставился на Комплейна.

– Перестань кривляться! – крикнул он. – Где священник. Я видел, как он вбежал сюда…

Он повернулся, держа парализатор наготове, и в этот момент Комплейн схватил деревянный столик Гвенны и, размахнувшись изо всей силы, ударил им в основание черепа Циллака. Раздался милый для слуха треск дерева и костей, и Циллак рухнул на пол. Он еще не успел упасть, как Маррапер оказался на ногах. Он натужился и, оскалив зубы от напряжения, обрушил тяжелые нары на лежащего. – Он нам попался, слава Господи! – выдохнул он.

Со скоростью, достойной удивления у столь полного мужчины, он подхватил парализатор и повернулся к двери.

– Открывай, Рой! Там наверняка ждут другие, а это единственная возможность сохранить свою глотку в целости.

В эту минуту дверь открылась без участия Комплейна, и на пороге возник художник Меллер. Лицо его было белым как мел. Он засовывал нож в ножны.

– Вот моя жертва тебе, священник, – сказал он. – Лучше будет, если ты примешь ее сейчас, не ожидая, пока кто-нибудь появится.

Он схватил неподвижно лежащего в коридоре стражника за шиворот, с помощью Комплейна втащил его в комнату и закрыл дверь.

– Не знаю, в чем тут дело, монах, но когда этот парень заслышал возню, то побежал за приятелями, – сказал Меллер, вытирая пот со лба. – Мне показалось, что лучше успокоить его до того, как он накличет гостей.

– И да отправится он в Долгое Путешествие в мире, – слабым голосом произнес Маррапер. – Это была чистая работа, Меллер. Следует признать, что для любителей мы справились неплохо.

– Я прилично владею ножом, – сообщил Меллер, – и предпочитаю его метать, так как не выношу рукопашной. Мне можно сесть?

Комплейн, все еще ошеломленный, опустился между двух тел, прислушиваясь к биению сердца. Привычного, существовавшего до сих пор Комплейна заменил мужчина, действующий как автомат, с быстрыми движениями и реакцией. Тот самый, который во время охоты брал инициативу на себя. Теперь рука его искала следы жизни в Циллаке и сраженном стражнике. Но ни у одного из них не мог отыскать пульс. В небольших племенах смерть была таким же обычным явлением, как мухи.

«Смерть – самый древний спутник человека», – говорится в народном эпосе. Наука тоже посвящала этому затянувшемуся спектаклю немало места. Должны были существовать определенные каноны поведения при соприкосновении со смертью. Она вызывала страх, а ведь страх не должен сопутствовать человеку. Убедившись в смерти, Комплейн автоматически выполнил стереотипный жест отчаяния, как его учили.

Увидев его, Меллер и Маррапер присоединились к нему. Священник негромко всхлипнул, когда церемония подошла к концу, и все ритуальные заклинания для Долгого Путешествия тоже подошли к концу, они вернулись, если можно так выразиться, в свое нормальное состояние.

Теперь они сидели рядом с трупами, напуганные, присматривающиеся друг к другу, и одновременно каким-то образом страшно довольные собой. Снаружи стояла тишина, и только всеобщей обессиленности, наступившей после веселья, они обязаны тем, что не появилось ни одного любопытствующего, который немедленно выдал бы их. Постепенно к Комплейну вернулась способность размышлять.

– А что со стражником, который выдал твои планы Циллаку? – спросил он. – Вскоре у нас будут из-за него неприятности, Маррапер, если мы не поспешим отсюда убраться.

– Он уже не повредит нам, даже если мы останемся здесь насовсем, – сказал духовник. – Разве что он будет портить нам настроение.

– Похоже на то, что планы мои не были переданы дальше, и по этой причине у нас есть, к счастью, немного времени, прежде чем начнутся поиски Циллака, – добавил Меллер, показав на человека, которого приволок. – Подозреваю, что у него была какая-то своя цель, иначе он появился бы с экскортом. Тем лучше для нас, Рой. Нам придется отправиться сразу же. Теперь Кабины для нас не самое здоровое место.

Он быстро поднялся,но не смог справиться с дрожью в ногах и снова сел. Минуту спустя он снова попытался встать, но на этот раз очень неторопливо.

– Для человека такого хилого сложения я неплохо распорядился этим ножом, верно? – сказал он.

Он был несколько озабочен.

– Ты еще не пояснил мне, почему за тобой гнались, священник, – напомнил Меллер.

– Тем более я ценю твою быструю помощь, – вежливо заметил Маррапер, направляясь к двери.

Меллер рукой загородил выход.

– Я хочу знать, во что вы меня втянули, – заявил он.

Маррапер выпрямился, но так как продолжал молчать, Комплейн нервно спросил:

– А почему ему не пойти с нами?

– Ах, ну да, – медленно произнес художник. – Вы покидаете Кабины? Ну что ж, всяческого счастья вам, друзья. Надеюсь, вы найдете то, что ищете. Я предпочитаю остаться в безопасности и продолжать рисовать свои картины, но искренне благодарю за приглашение.

– Если позабыть тот крохотный факт, что приглашения не было, я с тобой полностью согласен, – сказал Маррапер. – Правда, друг мой, ты только что показал, на что способен, и мне нужны люди действия, причем несколько человек, а не целая армия.

Меллер отодвинулся, и Маррапер, положив руку на ручку двери, несколько подобрел.

– Наша жизнь и без того слишком коротка, но на этот раз мы, кажется, обязаны ею тебе, приятель. Возвращайся к своим краскам, маляр, и никому ни слова.

Он быстро зашагал по коридору, и Комплейн последовал за ним. Племя было погружено в сон. Они миновали запоздалый патруль, спешивший к одной из задних баррикад, и двух юнцов с девицами, наряженных в разноцветные лохмотья, пытающихся воскресить прошедшее веселье. За этим исключением, Кабины, казалось, обезлюдели.

Маррапер резко свернул в боковой коридор и направился к своему жилищу. Он огляделся, извлек магнитный ключ и распахнул дверь, первым впихнув во внутрь Комплейна. Это было обширное помещение, загроможденное вещами, скапливающимися здесь на протяжении всей его жизни, тысячами выпрошенных и полученных в виде взятки, предметов, которые, когда вымерли Гиганты, оказались бесхозными. Они были интересны лишь как талисманы, как следы цивилизации, более богатой и развитой, чем их собственная. Комплейн растерянно озирался вокруг, разглядывая собранные вещи и как бы не узнавая их: фотоаппараты, электрические вентиляторы, раскладушки, книги, выключатели, конденсаторы, ночники, птичьи клетки, вазы, связки ключей и две картины, писаные маслом, бумажная трубка с надписью «Карта Луны», игрушечный телефон и, наконец, корзинка, полная бутылок с надписью «Шампанское». Все это были вещи не всегда добытые честным путем и ничего не стоящие, годные разве что для удовлетворения любопытства.

– Оставайся здесь, а я приведу троих остальных бунтовщиков, – сказал Маррапер, торопясь к выходу. – И потом мы сразу отправимся.

– А если они предадут так же, как тот стражник?

– Они этого не сделают. Сам убедишься, когда их увидишь, – резко бросил Маррапер. – Я доверил стражнику тайну только потому, что он заметил, что вот здесь коечто исчезло.

Он постучал по книжке, спрятанной на груди.

Он вышел, и Комплейн услышал щелчок магнитного замка. Если из планов священника ничего не выйдет, то ему придется приложить немало усилий, чтобы объяснить свое присутствие в этой комнате, и, скорее всего, его ожидает смерть на месте за убийство Циллака. Он напряженно ждал, нервно потирая небольшую ссадину на руке. Потом поглядел на нее. В ладонь воткнулась небольшая заноза. Ножки столика Гвенны никогда не были гладкими…


Содержание:
 0  вы читаете: Беспосадочный полет Non-Stop : Брайан Олдисс  1  I : Брайан Олдисс
 2  II : Брайан Олдисс  3  III : Брайан Олдисс
 4  IV : Брайан Олдисс  5  Часть вторая Джунгли : Брайан Олдисс
 6  II : Брайан Олдисс  7  III : Брайан Олдисс
 8  IV : Брайан Олдисс  9  I : Брайан Олдисс
 10  II : Брайан Олдисс  11  III : Брайан Олдисс
 12  IV : Брайан Олдисс  13  Часть третья Нос : Брайан Олдисс
 14  II : Брайан Олдисс  15  III : Брайан Олдисс
 16  IV : Брайан Олдисс  17  I : Брайан Олдисс
 18  II : Брайан Олдисс  19  III : Брайан Олдисс
 20  IV : Брайан Олдисс  21  Часть четвертая Великое открытие : Брайан Олдисс
 22  II : Брайан Олдисс  23  III : Брайан Олдисс
 24  IV : Брайан Олдисс  25  V : Брайан Олдисс
 26  I : Брайан Олдисс  27  II : Брайан Олдисс
 28  III : Брайан Олдисс  29  IV : Брайан Олдисс
 30  V : Брайан Олдисс    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap