Фантастика : Космическая фантастика : Глава 8 : Ник Перумов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  99  100  101  104  108  112  116  120  124  128  132  133

вы читаете книгу




Глава 8

— Ты поработал на славу, сынок.

Отец Онфим откинулся на прямую жесткую спинку деревянного кресла. Ни один лучик дневного света не проникал под угрюмые своды зала Специальных Поручений Церкви Меча.

Перед священником стоял майор Влад Прожогин, идентификационный код 2:5030/48. Лоб его покрывали предательские бисеринки холодной испарины, мундир насквозь промок от пота. Услышав слова священника, он лишь равнодушно пожал плечами, стараясь сохранить хладнокровный и непроницаемый вид:

— Спасибо за похвалу, отец Онфим. Я всего лишь выполнял свой долг. Служил родине и Церкви Меча.

— Уничтожив за короткое время сотню врагов, ты многократно перевыполнил свой долг, сын мой, — возразил отец Онфим. — Ты побил все рекорды. Многовековая история Церкви Меча не знала подобного достижения. Влад вновь пожал плечами.

— На счету Дэвида Келлса из корпуса «Одиссей» не меньше очков, — произнес он. — Я полагаю, тот таинственный киллер, о котором трезвонят американские телеканалы, это именно Келлс, По крайней мере, я не знаю другого профессионала, способного нанести столько точных ударов.

Отец Онфим, прищурив близорукие глаза, испытующе и пристально вглядывался в лицо своего подчиненного.

— А ты не думаешь, сынок, что басни врага про неуловимого киллера могут оказаться обыкновенными наглыми выдумками? — спросил он наконец. — Согласись, это вполне вероятно. Их журналисты — мастера стряпать подобные истории.

Полагаю, они просто позавидовали твоим подвигам и, чтобы приуменьшить твою славу, выдумали собственного героя.

Влад тяжело вздохнул.

— Вы правы, отец Онфим, — нехотя согласился он. — Янки не зря пользуются репутацией мастеров большой лжи. В этом деле они почти не уступают нам. Только мы называемся мастерами дезинформации, а не лжи.

— И все же ты считаешь, что сейчас они изменили своему обыкновению и сообщили правду, так ведь? — настаивал отец Онфим. — Скажи откровенно.

— Да, отец Онфим, я уверен, что сейчас американцы не лгут, — кивнул Влад.

— Мне удалось уничтожить сотню врагов, и я знаю, Келлс вполне способен сделать то же самое. Мы с ним стали первыми священными убийцами. Я убил Рейгана. Он убил Ельцина. С тех пор миновала тысяча лет, в течение которых у нас было немало случаев совершенствовать свое мастерство. Ни один из нас не уступит другому. Ни в корпусе «Одиссей», ни в Церкви Меча нет другого бойца, который смог хотя бы отдаленно приблизиться к нашим достижениям.

Влад ощущал, как его охватила неодолимая горечь. Ему казалось, слова вот-вот застрянут у него в горле. Он так устал… безумно устал. Беспросветная тоска не отпускала его душу. Как бы он хотел умереть, забыться навсегда и прекратить наконец бесконечную череду бессмысленных убийств, на которую обрекает его неумолимый патриотический долг.

А еще ему хотелось, чтобы отец Онфим перестал тянуть канитель и без лишних предисловий перешел к делу. Влад прекрасно знал — священник вызвал его вовсе не для того, чтобы воздать хвалу его кровавым достижениям.

Отец Онфим словно прочел мысли Влада.

— Ты совершенно прав, сын мой, — вновь заговорил он. — На этот раз американцы не лгут. С начала войны мы действительно потеряли сотню лучших генералов и могущественных боевых колдунов. Этот бешеный пес, Дэвид Келлс, подло лишил их жизни.

В глубине сознания Влада мелькнуло любопытное соображение. Если Дэвид Келлс за свои деяния удостоился звания бешеного пса, почему же его, Влада, величают героем без страха и упрека? Ведь они оба совершили одинаковые подвиги, только каждый служил своей стране.

Мысленно он вернулся в недавнее прошлое, в уютный бассейн, в теплых водах которого нежилась восхитительная Таня Лоусон. Она блаженно покачивалась на воде, а они оба — он, Влад, и Дэвид Келлс — пожирали ее глазами. Потом взгляды их, оторвавшись от желанного, манящего тела, неожиданно встретились. Тогда между ними пробежала искра. Но то была отнюдь не искра вражды и соперничества.

Напротив, оба внезапно почувствовали прилив дружеской симпатии. В тот момент стена взаимного недоброжелательства, разделявшая их, дала глубокую трещину.

И теперь, припоминая в подробностях эту сцену, Влад вновь ощутил боль утраты. Он потерял женщину, которую любил. Потерял человека, который мог бы стать его другом. А затем его пронзила жуткая догадка.

— Отец Онфим, причина вашего вызова — Дэвид Келлс? — спросил он, стараясь унять дрожь в голосе. — У вас есть для меня новое задание?

— Да, сын мой, ты опять прав, — последовал невозмутимый ответ. — Сегодня ты особенно проницателен.

«Господи, помоги мне, грешному, — пронеслось в голове у Влада. — Теперь уж я точно навсегда потерял Таню!»

***

— «Господь, храни Америку!» — с пафосом объявил моторный чертенок. — Мы покажем русским медведям, где раки зимуют! На всех фронтах зададим такого перцу, что они проклянут тот день, когда осмелились перейти дорогу великим Галактическим Штатам.

Дэвид устало отвернулся от маленького болтуна. Его уже тошнило от патриотической трескотни, которая в эти дни раздавалась со всех сторон. Сейчас он горько сожалел, что не умеет молиться. Впрочем, разве мало-мальски уважающее себя божество прислушается к мольбам такого отъявленного грешника, как Дэвид Келлс?

За спиной Дэвида возвышалась исполинская скала, очертаниями несколько напоминающая слона. С давних времен она служила укрытием штабу корпуса «Одиссей». По мере того как Дэвид удалялся, скала становилась все меньше и меньше. Прямо перед глазами Дэвида беспрестанно мелькали военные суда и баржи.

Издавая пронзительные гудки, они торопливо уступали путь его быстроходному катеру.

В этот день река Рио-Гранде практически была отдана Дэвиду Келлсу в полную собственность. Он обладал исключительным правом беспрепятственного проезда по водной магистрали от штаба корпуса «Одиссей» до космопорта ЭльПасо и далее.

Те, кто находился в военных транспортных средствах, встречавшихся на его пути, получали срочные зашифрованные сообщения. Им предписывалось или беспрекословно оказывать Дэвиду любую требуемую помощь, или же незамедлительно убираться прочь с его дороги.

Несколько мгновений назад, когда Дэвид готовился покинуть штаб корпуса «Одиссей», отец Зорза решил в последний раз убедиться, что подчиненный правильно понял его приказ.

— Сын мой, ты не должен останавливаться ни перед чем, — напутствовал он Дэвида. — Не жалей ни усилий, ни затрат, не упускай ни единого шанса! Помни, цель оправдывает средства. Ты должен вернуться с головой Влада Прожогина или не возвращаться совсем!

В ответ Дэвид отточенным, ловким движением отдал честь, щелкнул каблуками и отчеканил:

— Так точно, сэр!

Да, черт возьми, он мог служить живым олицетворением исполнительности, жесткости и решительности — от подошв начищенных до блеска армейских ботинок до плоского черного берета на голове.

Но хотя все существо Дэвида было нацелено на выполнение сверх ответственного приказа, он не мог избавиться от привкуса смутной горечи. В голову его то и дело закрадывались предательские мысли.

«Какого дьявола они не оставят меня в покое? Когда наконец я смогу отдохнуть? Мало им, что я безвозвратно погубил свою душу? Мало я пролил крови?

Нет, теперь они непременно хотят, чтобы я лишил жизни еще и этого человека.

Человека, который, сложись обстоятельства иначе, мог бы стать мне другом.

Единственного человека, которого я бы не хотел убивать…

А Таня, как быть с Таней? Что она скажет, когда узнает, что снайперский выстрел, посланный из моего оружия, разнес Влада на куски?»

Стоило Дэвиду вспомнить о Тане, как его отлично тренированное сердце вышло из-под контроля и судорожно заколотилось под ребрами, точно пойманная птица.

Дэвид прожил долгую жизнь, бесконечно долгую. И ни разу, пока года тянулись однообразной холодной вереницей, он не знал, что это такое — любовь. Но вот сейчас ему наконец удалось полюбить. Он не устоял против женщины. И теперь ему необходимо вырваться из плена этого самого человеческого из всех чувств.

«Не раскисай, Келлс, — приказал он себе. — Выбрось бредни из головы.

Конечно, приятель, ты человек, и, как выяснилось, ничто человеческое тебе не чуждо. Хотя, впрочем, кто сказал, что ты принадлежишь к мягкому племени гуманоидов? Нет, старина Келлс сделан из более прочного материала. Думаю, оружейная сталь подойдет лучше всего».

И, мысленно одернув себя, Дэвид прибегнул к давно испытанному средству. Он привычно отгородился от тревожных вопросов непробиваемой стеной ненависти

— самой надежной защитой, которая верно служила ему на протяжении тысячи лет. И сразу в крови закипели злые соки, наполнявшие его желанием расквитаться с врагом, желанием убивать. Нервы натянулись, как тетива древнего лука. Перед глазами стоял багровый туман.

Кто-кто, а Дэвид Келлс умеет приводить себя в боевую готовность! Теперь он сам хотел любой ценой прикончить русского сукиного сына! Он сделает это, можете не сомневаться! Одним снайперским выстрелом выбьет сердце из проклятой русской груди.

Как следует накачав себя энергией агрессии, Дэвид снова принялся обдумывать задание, которое ему предстояло выполнить.

Он понял, что загадочные слова отца Зорзы, которые первоначально привели его в полное недоумение, на самом деле были вовсе не лишены смысла. Как же он выразился, этот хитроумный иезуит? Ах да… Теперь Дэвид вспомнил все, вплоть до мельчайших подробностей. Он в очередной раз прокрутил в голове всю сцену, от начала до конца. Итак, отец Зорза восседал напротив него, придав своему лицу торжественное и печальное выражение…

— В древние времена, сын мой, существовал мудрый обычай, — веско и многозначительно произнес священник. — Порой, когда между двумя королевствами вспыхивала вражда, каждая из воюющих сторон выбирала среди своих рыцарей самого отважного, самого доблестного, самого сильного. Эти два рыцаря должны были вступить в смертный поединок. Они в одиночку выходили на поле боя, но за плечами каждый нес тяжкий груз — надежды и чаяния народа, который послал его на битву. Рыцари сходились друг с другом, и никто не смел вмешаться в поединок.

Один воин погибал, другой выходил победителем. И его страна считалась победительницей в войне.

— То есть, святой отец, вы хотите сказать, что, убив Прожогина, я положу конец войне? — уточнил Дэвид. — Америка будет победительницей, а Россия добровольно сложит оружие?

Губы отца Зорзы тронула едва заметная улыбка.

— Все не так просто, Дэвид, — сказал он. — Но, убив его, ты сослужишь великую службу делу нашей победы. Подумай только, сын мой, в каком свете подадут ваш поединок теле-и радиокомментаторы. Они наверняка представят его как противостояние двух величайших воинов обеих держав. И исход поединка раз и навсегда покажет, за кем из двух воюющих сторон стоит правда и помощь господа.

— Святой отец, наверняка русские в этом деле рассчитывают на Влада точно так же, как вы — на меня, — заметил Дэвид. — Они тоже надеются, что он принесет им победу.

— Ты совершенно прав, сын мой, — произнес отец Зорза. И, к немалому удивлению Дэвида, он добавил:

— Нам стало известно, что Влад успел получить точно такое же задание.

Сказав это, отец Зорза подал сигнал, и проворный видеоэльф без промедления воспроизвел фрагменты последнего выпуска новостей, переданного одним из ведущих телевизионных каналов Российской Галактической Федерации. На мрачной церковной стене возникла живая картинка, которая казалась здесь особенно красочной и яркой.

Перед глазами Дэвида предстала ослепительно рыжая ведущая популярной информационной программы. Она брала интервью у какого-то пожилого импозантного мужчины, судя по надменному выражению лица и звездочкам на погонах — представителя высшего военного командования России.

— Мы уже бросили нашим врагам вызов, — с важностью процедил генерал. — Мы предложили американцам выбрать среди своих солдат лучшего и послать его на поединок с нашим прославленным героем, бесстрашным Владом Прожогиным.

На заднем плане тут же возникло изображение Влада. Никогда прежде Дэвиду не доводилось увидеть своего противника в форме «Бурых медведей». «Ничего не скажешь, чертовски хорош, собака, — пронеслась у него в голове ревнивая мысль.

— Ни дать ни взять современный рыцарь, рыцарь тридцатого столетия».

— А вдруг грязные американские псы откажутся от честного поединка? От них ведь можно ожидать любых подлостей. Что мы будем делать тогда? — осведомилась тележурналистка, обращаясь к генералу.

— Что ж, этим они сами распишутся в собственной трусости, низости и коварстве, — прорычал генерал и изо всей силы треснул по столу увесистым кулаком.

Потом он резко отвернулся от очаровательной Медущей, уставился прямо в камеру и медленно проскрежетал:

— Выходи на поединок, Дэвид Келлс. Мы ждем тебя. Надеемся, что ты не окажешься жалким трусом. Вся Галактика ждет, когда ты покажешь, на что способен!

Тут отец Зорза вновь подал сигнал, и изображение внезапно исчезло.

Священник устремил на ошеломленного Дэвида пронзительный взгляд, казалось, проникающий в самые сокровенные тайники души:

— Теперь ты все понял, сын мой. Ты видел сам, как обстоят дела. Вызов брошен. И ты должен дать ответ: принимаешь ли ты этот вызов.

Ответ мог быть только один. И Дэвид, глядя в лицо отцу Зорзе, произнес одно короткое слово, которое тот и ожидал услышать:

— Да.

На этом разговор был окончен.

Келлс отчаянно затряс головой, отгоняя назойливые воспоминания. Суровое, непроницаемое лицо отца Зорзы растворилось в темноте. Келлс открыл глаза и откинулся на спинку сиденья.

Впереди по течению транспортное судно, до отказа наполненное солдатами, совершало торопливые маневры, намереваясь уступить ему дорогу. Когда его катер поравнялся с судном, Дэвид выглянул из иллюминатора и увидел, что сотни желторотых новобранцев высыпали и выстроились в шеренгу вдоль перил. Все до одного отдавали ему честь. Мальчишеские лица сияли от восторга.

До ушей Дэвида донесся гул приветственных криков.

«Проклятие, — подумал Дэвид, досадливо поморщившись. — Вся эта помпа мне уже осточертела. Эти сволочи журналисты успели растрезвонить по всей Галактике весть о том, что я принял вызов. Ладно, плевать. Пошли они все…» ***

— А теперь, сынок, слушай меня внимательно, — произнес отец Онфим. — Тебе предстоит вступить в бой с самым свирепым американским псом, который носит имя Дэвид Келлс. И ты должен убить его. Прикончить во что бы то ни стало. Иного исхода у вашего поединка быть не может.

Влад прилагал все силы, чтобы на лице его не дрогнул ни один мускул, и это ему вполне удалось. Внешне он казался невозмутимым и непроницаемым, но внутри все ходило ходуном. Какая-то часть сознания настойчиво повторяла, что Дэвид… что Дэвид не только проклятый жестокий враг… по крайней мере, для него…

Влад не мог заставить замолчать этот упорный голос. В то же время другой голос твердил, что Дэвид — единственный боец на свете, который способен в поединке одержать верх над Владом. А потом он вдруг вспомнил о Тане. И эта мысль обожгла его и тут же вытеснила все остальные.

Внезапно Владом овладел приступ отчаянной и безысходной злобы. Да, пусть будет именно так! Это самый лучший выход! Самый простой и самый решительный!

Наконец-то они с Дэвидом разрубят этот узел. И пусть он потеряет Таню навсегда.

Зато он будет уверен, что она не достанется его врагу, Дэвиду Келлсу. Хотя, честно говоря, это слабое утешение.

Но как быть с расследованием, которое они не успели закончить? От этого расследования зависела судьба человечества. И они так далеко продвинулись, им удалось столько выяснить… Да, спору нет, досадно, что это дело не суждено довести до конца, ужасно досадно. Разрешить величайшую тайну современности — это само по себе награда. И эта награда дороже богатства и славы. Разгадка подобной тайны — достойная цель для истинного воина.

Но сейчас отец Онфим дал Владу задание, а значит, ему следует забыть о собственных стремлениях, мечтах и желаниях. Тем более что это не простое задание. И время сейчас не простое. Его страна ведет войну. Противник силен, опасен и не остановится ни перед чем. На него, майора Влада Прожогина, надеется вся страна. На него устремлены ожидающие взгляды. И он должен оправдать ожидания.

— Я сделаю все, что от меня зависит, отец Онфим.

— Не сомневаюсь в этом, сын мой, — с неожиданной жесткостью произнес отец Онфим. — Я знаю, ты всегда готов выполнить любое задание. Но на сей раз этого недостаточно. Ты должен кое-что узнать. Эти американские пройдохи уже растрезвонили по всей Галактике, что их величайший герой, Дэвид Келлс, вызвал тебя на поединок. Об этом самом поединке мы с тобой и говорим сейчас, сынок.

— Когда же они успели сообщить, что мы готовимся к поединку, раз я сам только что об этом узнал? — спросил недоумевающий Влад. Сегодняшний разговор был для него чреват не самыми приятными неожиданностями.

— Успели, сынок. Эти бестии на редкость проворны. О том, что вы собираетесь вступить в бой, уже знает каждая собака. Теперь ты понимаешь, насколько далеко зашло дело?

Влад молча кивнул. Еще бы ему не понимать. Он никогда не страдал от недостатка сообразительности. Обжигающая волна злобы вновь поднялась в его душе. Он ощущал, что его предали, хотя на то абсолютно не было оснований. «Ведь мы с Келлсом всю жизнь сражались по разные стороны, значит, Дэвид никак не мог меня предать», — говорил себе Влад. Однако саднящая боль обиды не проходила.

Отца Онфима вполне удовлетворило молчаливое согласие Влада. Лицо его вновь просветлело.

— Вот и отлично, сынок, — произнес он. — Теперь мы с полным правом можем сообщить всему миру, что ты принял вызов. Тебе предстоит великое дело. Ваш поединок будет похож на славную битву двух древних богатырей, Пересвета и Челубея, на поле Куликовом. Ты наверняка помнишь, сынок, что тогда победа осталась за русскими. Не сомневаюсь, так будет и на этот раз.

Влад вновь кивнул, не разжимая губ. Он прекрасно помнил, что русские победили в Куликовской битве. А еще он помнил, что поединок стоил жизни обоим древним богатырям.

И вновь отец Онфим прочел его невысказанные мысли и ободряюще улыбнулся.

— Тот татарин, Челубей, был отважным и искусным воином. Во владении мечом и копьем он не знал себе равных. Но и Пересвет был вовсе не лыком шит. Одним словом, они друг друга стоили. Оба сражались до последнего. Не забывай об этом, сын мой. Помни о том, какой им выпал удел.

— Не забуду, отец Онфим, — откликнулся Влад.

Повисло молчание. Поколебавшись секунду, он решился заговорить о том, что сейчас его волновало больше всего:

— Где мне найти Келлса, отец Онфим? Разведка располагает какими-либо сведениями о его местопребывании?

Отец Онфим покачал головой:

— Пока нет, сынок. Знаешь сам, у наших колдунов сейчас дел по горло.

Бедняги в поте лица заштопывают дыру, которую позволил проделать тот проклятый Карвазерин, будь он трижды неладен. Так что тебе придется самому отыскать своего противника. Но помни, он тоже не будет терять времени даром. И многое зависит от того, кому из вас удастся опередить противника. Знаешь сам, там у них, в корпусе «Одиссей», не держат лопухов и недотеп. И можешь не сомневаться, они успели узнать о тебе все. Они подготовятся к встрече. Когда бы ты ни появился перед Келлсом, ты не застанешь его врасплох. И ты тоже не должен расслабляться ни на минуту. Помни, враг идет за тобой по следу. Будь все время начеку.

Почтительно выслушав отца Онфима, Влад браво отдал честь:

— Когда мы встретимся снова, отец Онфим, с моего щита будет свисать шкура Дэвида Келлса. Клянусь всем святым, что только у меня есть, я выполню свое обещание.

***

Перед самым прибытием в космопорт Эль-Пасо Дэвид получил наконец необходимые сведения.

Информационный бюллетень, возникший на видеосистеме катера, сообщил, что майор Влад Прожогин, лучший боец российского спецназа, ухитрился обойти Дэвида на одно очко.

Он убил американского генерала на одной из застав в зоне Приграничья.

Теперь на счету русского аса была сто одна жизнь, в то время как на счету Дэвида — по-прежнему только сто. Этот факт служил для русских журналистов и телекомментаторов источником неуемной радости и бахвальства.

В самых глумливых, издевательских выражениях они обращались к Дэвиду.

«Перестань наконец трусить и прятаться, американский ублюдок, — верещали они на разные голоса. — Вспомни, что ты зовешься мужчиной, найди в себе решимость встретиться с доблестным Владом Прожогиным в открытом, честном бою».

Дэвид, утомленный идиотскими наскоками русских, переключился на американский канал. И сразу же на экране возникла надпись огненными буквами:

«Специальный военный бюллетень». Какая-то женщина с устрашающе суровой внешностью под аккомпанемент духового оркестра громовым басом запела «Усеянное звездами знамя».

Потом на экране появился президент Соединенных Галактических Штатов собственной персоной. С чрезвычайно торжественным видом президент сообщил, что Америка приняла брошенный русскими вызов, и в это самое мгновение отважный Дэвид Келлс, прославивший свое имя многими подвигами, идет по следу коварного русского убийцы Влада Прожогина.

Слышать все это было крайне неприятно. Ведь решительный разговор между ним и отцом Зорзой состоялся совсем недавно. С того момента, как они расстались, не прошло и часа, а президент уже сообщает на всю Галактику, что Дэвид принял на себя великую миссию.

«Да, эти ребята даром времени не теряют», — с досадой подумал Дэвид.

Затем он глубоко вздохнул, отгоняя прочь несвоевременные мысли. Ладно, им виднее. Пусть каждый занимается своим делом. В конце концов, без пропаганды не обойдешься. Где же ты, Влад Прожогин? Выходи быстрее. Малышу Дэвиду Келлсу хочется поиграть с тобой в одну веселую Игру. Он просто сгорает от нетерпения.

Тут Дэвида внезапно осенила потрясающая идея. Ему в голову пришел простой и изящный способ назначить Владу место встречи.

От него, Дэвида, выполнение этой идеи не требовало никаких особых усилий.

Ему надо было всего лишь выполнить свою привычную работу — совершить еще несколько убийств. Но все они должны быть в одном и том же районе. Шустрые парни-комментаторы в мгновение ока раструбят об этом по всей Галактике. Влад поймет, где сейчас находится Дэвид, и отправится туда. Тем временем Дэвид будет подкарауливать его в удобном месте, выжидая подходящего момента.

Оставалось разрешить пустяковый вопрос — определить, кто выполнит роль его новых мишеней. Их должности и звания не так важны, но вот место совершения убийств в данном случае имеет принципиальное значение. Однако прежде всего неплохо бы заглянуть на склад оружия корпуса «Одиссей», подумал Дэвид. В распоряжении корпуса находились сотни секретных складов оружия, разбросанных по всей Галактике.

Некоторые предлагали на редкость богатый выбор, другие не обладали такими широкими возможностями. Но Дэвид, непревзойденный мастер заказных убийств, совершенствовавшийся в своем деле на протяжении тысячелетия, прекрасно знал, какой из складов чего стоит.

Ему предстоит особая, чрезвычайно ответственная миссия. Значит, и оружие требуется особое — не просто надежное, а сверхнадежное. Но какое именно?

Мысленно пролистав бесконечный перечень известных ему смертоносных приспособлений, Дэвид решил наконец, какой склад оружия ему необходимо посетить.

Сейчас время особенно дорого. Надо ковать железо, пока горячо. С этой мыслью Дэвид извлек из кармана куртки миниатюрное приспособление для связи и приказал немедленно подать космолет. Напоследок он приказал связному в обязательном порядке удостовериться, что на борту приготовлен хороший запас жирных отбивных и целый штабель ящиков пива.

Затем он достал из герметически завинчивающегося тюбика две таблетки и проглотил их. Безотказная система «киллер» была готова выполнять необходимую работу. Возможность сбоя исключалась полностью.

«Боже, храни Америку, — произнес про себя Дэвид. — Храни ее, черт бы ее побрал!»


Содержание:
 0  Армагеддон : Ник Перумов  1  Предисловие : Ник Перумов
 4  Глава 3 : Ник Перумов  8  Глава 3 : Ник Перумов
 12  Глава 7 : Ник Перумов  16  Глава 11 : Ник Перумов
 20  Глава 8 : Ник Перумов  24  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГЛАЗА ДЕМОНА : Ник Перумов
 28  Глава 16 : Ник Перумов  32  Глава 20 : Ник Перумов
 36  Глава 24 : Ник Перумов  40  Глава 28 : Ник Перумов
 44  Глава 15 : Ник Перумов  48  Глава 19 : Ник Перумов
 52  Глава 23 : Ник Перумов  56  Глава 27 : Ник Перумов
 60  Глава 29 : Ник Перумов  64  Глава 2 : Ник Перумов
 68  ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПОЕДИНОК : Ник Перумов  72  Глава 9 : Ник Перумов
 76  Глава 13 : Ник Перумов  80  Глава 17 : Ник Перумов
 84  Глава 20 : Ник Перумов  88  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРОВОКАЦИЯ : Ник Перумов
 92  Глава 5 : Ник Перумов  96  Глава 4 : Ник Перумов
 99  Глава 7 : Ник Перумов  100  вы читаете: Глава 8 : Ник Перумов
 101  Глава 9 : Ник Перумов  104  Глава 12 : Ник Перумов
 108  Глава 16 : Ник Перумов  112  Глава 7 : Ник Перумов
 116  Глава 11 : Ник Перумов  120  Глава 15 : Ник Перумов
 124  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АРМАГЕДДОН : Ник Перумов  128  Глава 23 : Ник Перумов
 132  Глава 22 : Ник Перумов  133  Глава 23 : Ник Перумов



 




sitemap