Фантастика : Космическая фантастика : Глава 15 : Ник Перумов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  43  44  45  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  133

вы читаете книгу




Глава 15

Когда колдун-мучитель наконец ушел, Старый Черт скрутился в шар и потерял сознание, что не избавило его от ноющей боли в изодранном, обожженном теле.

Огненные челюсти продолжали терзать его тело изнутри. Старый Черт знать не знал, чем вызвал такую бешеную злобу колдуна, причем колдуна недюжинной силы.

Черт побери эти заклинания! От них нет спасения. Несколько слов — и ты уже на лопатках, и враг торжествует. Причем будь ты героем или трусом — результат одинаков.

— Эй, Чивайст, эй вы, духи смерти и все остальные! Заткнитесь! Это говорю я, Гомула. Угомонитесь, утихните, замолкните! И не заставляйте меня повторять Моторный бес умирает! Отойдите все, дайте мне место и покой. Я буду лечить его.

Огромное черное облако накрыло бесплотное страдающее тело. Вся остальная нечисть в оружейном зале замерла и затихла. Никто, даже самые бесшабашные духи, не смел ослушаться Гомулу, когда она всерьез начинала злиться, ибо гнев дочери тьмы был, пожалуй, не менее страшен, чем злоба любого мягкокожего колдуна.

Не скоро, очень не скоро пришел в себя Старый Черт. Пелена чар Гомулы спала, и на него обрушился хор голосов, главную партию в котором исполнял визг Чивайста.

— Эй, ты, что тебе сказал колдун? Чего ему от тебя было надо? — требовательно верещал Чивайст.

Боль ушла, выпитая, вытянутая из его тела Гомулой. Осталась слабость. Но говорить было уже можно.

— Он спрашивал, был ли мой корабль военным или нет.

— Ну и был? — Чивайсту не терпелось узнать все подробности.

— Не был, — ответил Старый Черт. — Из «Холлидея Первого» такой же крейсер, как из тебя монашка. Так что немного тебе чести взорвать меня.

В глазах Чивайста засверкали недобрые огоньки.

— Ты трус, — прошипел дух смерти. — Ты врешь, думал, что ложь спасет тебя от мучительной казни. Врешь, и сам видел…

— Заткнись, Чивайст, — рявкнула Гомула. — А если говоришь, говори вежливо.

Я уверена, что наш гость расскажет нам все как есть — когда придет время. А сейчас — пусть он отдохнет. Вы все слышали, что его корабль не был крейсером.

Вы все знаете, что моторные бесы не лгут. Этого достаточно — пока что. Оставьте его и принимайтесь за свои дела.

Дочери Тьмы действительно ничего не стоило как организовать бунт нечисти, так и подавить его.

Старого Черта оставили в покое, дав ему возможность пораскинуть мозгами.

Что там говорил этот поганец — дух смерти! Военный корабль? Американский крейсер на атакующем курсе? Мягкокожий колдун плел что-то похожее.

Чушь. Полная чушь. Что они все, с ума посходили?

Но при этом… все они так уверены в своей правоте. Чивайст ведь не врет, он действительно был уверен, что его цель — огромный, мощный, достойный противник — американский ударный крейсер класса «А».

А может быть, они действительно сошли с ума все разом? Мягкокожие, а к ним в придачу — все их бесплотные слуги? Теоретически, достаточно сильное заклинание могло свести с ума не то что экипаж космической крепости, но даже целую планету или какой-нибудь из бесплотных миров.

Когда-то давно, во времена великой битвы между Плотью и Духом, группа великих колдунов-воинов из лагеря мягкокожих создала такое заклинание и даже применила его против самых упорных противников. Прошла без малого тысяча лет, но до сих пор современные колдуны не разгадали того заклинания, не сняли безумного заклятия с тех несчастных миров.

Нет, это не могло быть причиной того, что случилось с «Холидеем».

Бесследно такие заклинания наложить бы не удалось. Во-первых, космическая крепость слишком хорошо защищена. Во-вторых, Карвазерин с целым взводом магов и колдунов представлял собой слишком большую силу. Этих так запросто не объегоришь. По крайней мере, ни один из знакомых моторному бесу потусторонних обитателей не рискнул бы встать на дороге этого колдуна.

Карвазерин был рыцарем без страха, но… не без упрека. Старый Черт ясно ощущал это. За бесстрашием колдуна скрывалась мрачная, самодовольная и самодостаточная воля. Воля, которая на самом деле уже подавила того, кто ею обладал, которая добивается своих целей с его помощью. И воля эта была не доброй, она жаждала крови.

Старый Черт вздрогнул, представив, как Карвазерин, мрачный и сосредоточенный, колдует, накрывая круизный лайнер клубами изменяющего заклинания. А затем с улыбкой, с людоедским удовольствием колдун взирает, как разлетаются в пыль тела жертв, как растворяются в небытии их души… Да, этот колдун вполне способен на такое.

Но делал ли он это? И можно ли обвинять мягкокожего, особенно колдуна (чтоб ему на струпья изойти!), в том, что он что-то сделал только потому, что он мог это сделать?

Вдруг Старый Черт вспомнил тот странный, чудовищный взгляд, настигший его из неведомых глубин иного космоса за пару мгновений до гибели корабля. Взгляд этот не мог быть порожден чарами Карвазерина — слишком уж нечеловеческой была наполнявшая его злоба. Не могла она быть чувством и кого-либо из бесплотных собратьев Старого Черта. Она вообще не была чувством, ведь не может же испытывать чувства мертвый камень или само небытие.

Чей же взгляд мог вызвать такое несчастье?

Старый Черт напряженно думал. И чем дальше, тем мрачнее становились его мысли.

***

Влад отправился в отсек, где находились бесплотные члены экипажа станции.

По пути он старательно продумывал подход к Старому Черту. К сожалению, Карвазерин уже успел побеседовать с ним. Теперь вдвойне трудно будет разговорить этого беса, то есть заставить его говорить открыто, без двусмысленностей.

— Старик, вставай. Просыпайся, чертяка! — ласковый, но требовательный и одновременно испуганный голос Гомулы донесся до сознания спящего черта. — К тебе пришел человек. Вставай быстрее. — Гомула была явно напугана. Это удивило Старого Черта: что во всей вселенной, в бесконечной череде бесплотных миров, могло привести в такой страх Дочь Тьмы?

Может быть, опять явился Карвазерин?

Перепуганный Старый Черт открыл глаза и, еще более испугавшись, вновь зажмурился.

Перед ним стоял человек. Высокий, широкоплечий, с одинокими майорскими звездочками на погонах. На Карвазерина он был абсолютно не похож… и похож одновременно: одного взгляда на него было достаточно, чтобы ощутить силу, повелевать которой мог этот майор.

А еще — за ним стояла куда большая и значительная сила, чем та, на которую опирался главный колдун крепости.

Тем не менее в пронзительных глазах этого мягкокожего не было ни ненависти, ни зловещего предвкушения сладости пыток. Может быть, этот человек просто умел прятать в себе подобные чувства?

— Мне нужно поговорить с тобой, — сказал майор. — Чувствуешь ли ты, что я вправе допросить тебя, или потребуешь предъявить документы?

Человек улыбнулся, и не было зла в его улыбке.

— Поговорим. — Старый Черт устало вздохнул. — Обойдемся без документов, чтоб они все в нужник провалились. Меня сейчас все кому не лень допрашивают, даже говнюки из здешней нечисти…

Он костями чуял, что этот майор имеет полное право допросить его, но изменить привычной манере разговора было выше сил. Осторожности хватило лишь на то, чтобы не произносить имени главного колдуна.

— Допроса не будет, приятель, — словно прочитав его мысли, сказал человек.

— Карвазерин уже выпытал или, скажем, пытался вытянуть из тебя всю правду. Как он это делает, можешь не рассказывать: во-первых, я в курсе, а во-вторых, по тебе видно. Все вполне в духе этого маньяка.

Старый Черт аж вздрогнул: кто он — этот майор, осмеливающийся так высказываться о Карвазерине? Старый Черт немало покрутился среди людей, чтобы хорошо понимать, что такое настоящий колдун. А тут этот дерзкий майор… как он только не боится?

— Мне бояться нечего, — снова угадал или прочитал его мысли мягкокожий. — Слушай, Черт, я здесь для того, чтобы разобраться, а не наказывать. Пытки — не мой метод, постараемся обойтись без них. Мне, а пожалуй, и тебе нужно выяснить, кто в ответе за бойню. Если нам это не удастся, две сильнейшие за всю историю державы сойдутся в смертельной схватке, в которой не будет победителя. И не думай, что эта война обойдет стороной вашу братию. Я уверен, что в битве не уцелеет никто. Впрочем, надеюсь, ты и сам все прекрасно понимаешь. Так вот, мне, человеку, нужна твоя помощь. Понял ты, Старый Черт? Человек просит тебя о помощи! Поможешь — и миллионы твоих собратьев останутся в живых. Скажешь «нет»

— пламя войны пожрет множество бесплотных миров… Я все сказал и жду твоего ответа.

Неожиданно Старый Черт обнаружил, что все его собратья попрятались по углам отсека, нырнули внутрь механизмов, боеголовок и двигателей. Даже Гомула, забившись под потолок, затихла, завернувшись в свой гигантский черный плащ, стараясь сделать вид, что ее здесь нет.

«А ведь они боятся этого человека пуще, чем Карвазерина», — подумал вдруг Черт. — Вот ведь невезение-то! Ведь все было так хорошо: отличная работа, неплохой корабль, пристойный контракт, великолепный пылающий эль в «Трех повешенных монахах». За какие же грехи ему выпало такое наказание?

Внушающий почтение и страх человек ждал его ответа — суровый, спокойный, величественно мрачный, — он ждал.

Старый Черт начал рассказывать.

***

«Да, иногда нужно попридержать в себе гордость и самомнение», — подумал Влад, выходя из отсека.

Разумеется, рассказ Старого Черта не раскрыл ему всех тайн. Круизный лайнер, невооруженный… без брони и специальных двигателей… ни одного боевого мага на борту… ни одного бесплотного члена экипажа военного назначения… Все это Влад уже слышал, но тем не менее…

Конечно, проверял Влад не только версию Старого Черта. Еще важнее было для него проверить свои подозрения, а также предположения отца Онфима и членов конклава о возможной провокации. Уничтоженный корабль превратился в межзвездную пыль, и теперь ни один эксперт — специалист по расследованию катастроф — не сможет определить, был ли он покрыт изменяющими заклинаниями. Тем не менее Влад знал, что если версия о провокации окажется верной, а моторный бес соврал, то ему придется собственными руками умертвить Старого Черта.

Ведь, строго говоря, Старый Черт был истинным капитаном «Холидея Первого», он знал корабль вдоль и поперек, знал каждый его болт и каждую гайку.

Пока все сходилось на том, что моторный бес врет, верой и правдой служа своим американским хозяевам. У Влада уже зачесались руки, но… тут пришло в голову, что Старого Черта специально подставили на погибель. Если разобраться, будь бес в курсе провокации, ребята из «Одиссея» постарались бы прихлопнуть его, чтобы прикрыть свои делишки.

А он, наоборот, выжил и оказался подобран русскими.

Это позволяло предположить, что Старый Черт говорит правду, что на борту «Холидея» не было заклинаний, заклинателей и специального оборудования.

Если так, то, значит, пособник американцев все еще здесь, на станции. А следовательно, американцы либо попытаются спасти своего человека (или нескольких человек), вывезя их из крепости, или предпочтут выжидать до тех пор, пока все немного успокоится, и уже тогда организуют побег.

На месте командира корпуса «Одиссей» Влад выбрал бы второй вариант.

Оставалась еще одна зацепка: таинственный взгляд из ниоткуда, приведший в ужас моторного беса, напугать которого не так-то легко. К тому же, Старый Черт упоминал об этом взгляде, когда его пытал Карвазерин.

Как там он говорил? «Понимаешь, зловещий взгляд… с той стороны вселенной… не из бесплотных миров этого космоса… Взгляд из… из ниоткуда?

Я не знаю. Но он был ужасен…» Влад отлично запомнил, как непритворно задрожал в тот миг голос моторного беса.

«Ужасный взгляд… Я… я не могу даже предположить, кому он мог бы принадлежать. Не моим собратьям, не демонам и чертям — это точно. Великая сила скрыта в нем… Нет, дело даже не в количестве этой силы, а в ее непобедимости, неодолимости, в бесполезности сопротивления ей. Такой власти в наших мирах нет и не было, и среди людей тоже нет…»

На этом Старый Черт замолчал и больше не произнес ни слова.

Какой-то неведомый фактор? Или меня пытаются запугать хитрой ложью? Нет, Влад был готов поверить Черту. Найти бы еще хоть какие-то свидетельства, какие-нибудь улики…

Инстинкт охотника, испытанное чутье твердили ему: не выбрасывай это из головы, майор, думай над этим. Лучше отбросить остальные версии, какими бы правдоподобными они ни казались. Сосредоточься на том, что на первый взгляд выглядит совершенно фантастичным и невероятным.

Влад вновь связался с адмиралом. Настал черед технической службы и других свидетелей.


Содержание:
 0  Армагеддон : Ник Перумов  1  Предисловие : Ник Перумов
 4  Глава 3 : Ник Перумов  8  Глава 3 : Ник Перумов
 12  Глава 7 : Ник Перумов  16  Глава 11 : Ник Перумов
 20  Глава 8 : Ник Перумов  24  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГЛАЗА ДЕМОНА : Ник Перумов
 28  Глава 16 : Ник Перумов  32  Глава 20 : Ник Перумов
 36  Глава 24 : Ник Перумов  40  Глава 28 : Ник Перумов
 43  Глава 14 : Ник Перумов  44  вы читаете: Глава 15 : Ник Перумов
 45  Глава 16 : Ник Перумов  48  Глава 19 : Ник Перумов
 52  Глава 23 : Ник Перумов  56  Глава 27 : Ник Перумов
 60  Глава 29 : Ник Перумов  64  Глава 2 : Ник Перумов
 68  ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПОЕДИНОК : Ник Перумов  72  Глава 9 : Ник Перумов
 76  Глава 13 : Ник Перумов  80  Глава 17 : Ник Перумов
 84  Глава 20 : Ник Перумов  88  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРОВОКАЦИЯ : Ник Перумов
 92  Глава 5 : Ник Перумов  96  Глава 4 : Ник Перумов
 100  Глава 8 : Ник Перумов  104  Глава 12 : Ник Перумов
 108  Глава 16 : Ник Перумов  112  Глава 7 : Ник Перумов
 116  Глава 11 : Ник Перумов  120  Глава 15 : Ник Перумов
 124  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АРМАГЕДДОН : Ник Перумов  128  Глава 23 : Ник Перумов
 132  Глава 22 : Ник Перумов  133  Глава 23 : Ник Перумов



 




sitemap