Фантастика : Космическая фантастика : Глава 17 Групман : Вадим Полищук

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 17

Групман

— И сколько их будет?

— По нашим данным, оперативное соединение в полном составе.

Адмирал Кагершем нахмурился. Целое оперативное соединение, многовато.

— И насколько можно доверять вашим данным?

Теперь уже нахмурился генерал, начальник республиканской военной разведки.

— Я думаю, процентов на девяносто. Мы могли ошибиться в силах противника, но дата начала операции установлена точно.

— Лучше бы вы ошиблись в намерении противника вообще провести эту операцию.

— А вот с этим ошибки быть не может. Дата операции назначена, и силы для нее уже выделены. Короче, разведка свое дело сделала, а как остановить противника — это уже ваша забота, адмирал.

— Моя, — согласился Кагершем и тут же не удержался, съязвил: — Будут еще новости — заходите.

— Непременно, — парировал генерал. — Но теперь главная фигура это вы.

— Сколько?! — задохнулся лейтенант Дескин.

— Оперативное соединение в полном составе.

— Охренеть можно, — от волнения и возмущения Вольдемар почти перешел на нецензурную лексику в присутствии начальства. — Это же, это же… Это же два палубных носителя, крейсер и четыре-шесть сторожевиков! И все это свалится на палубу одной нашей «Галактики»? Да они там в своем штабе совсем ох… охренели совсем! Да еще как красиво задачу ставят — «предотвратить рейд противника»! Чем предотвратить? Одной космогруппой?

— У нас тоже будет крейсер, — возразил командир носителя.

— А толку от этого крейсера? У них одних штурмовиков до полусотни! За каждым на крейсере не угонишься. И истребителей у них будет вдвое против нас. Нет, так просто в лоб задача не решается. — Вольдемар задумался. — Тут нужно что-то оригинальное.

— Вот и подумайте, лейтенант, время еще есть. Немного, но есть. У меня, честно говоря, пока ничего не получилось, количественное преимущество противника слишком велико.

— Разрешите идти, господин капитан второго ранга?

— Свободны, лейтенант.

На следующий день все командование корабля, включая командиров эскадрилий, собралось для обсуждения планов предстоящего боя. Первым взял слово командир космогруппы:

— Нашим единственным преимуществом в предстоящем бою будет внезапность. От того, как мы реализуем это преимущество, и будет зависеть не только исход боя, но и сама наша жизнь. До последнего момента противник не должен догадываться о нашем присутствии, — вещал лейтенант Дескин, удивляясь самому себе. — У нас есть два варианта решения задачи. Первый — уничтожить космогруппу противника, что невозможно, учитывая его двухкратное количественное преимущество. Второй — нанести повреждения палубным носителям, что сделает невозможным перевооружение машин противника и также сорвет выполнение им задачи. Этот вариант является более реальным.

«Вот это загнул, сам от себя такого не ожидал. Выгонят из флота, пойду сенаторам речи писать. Впрочем, там все теплые места уже заняты».

Вольдемар перевел дыхание и перешел на более привычный язык:

— Значит, так. У нас есть единственный шанс поймать их со «спущенными штанами»: когда они пойдут громить наши шахты, оставив у носителей только прикрытие. Если мы атакуем слишком рано, они успеют вернуться, и тогда нам придется настолько кисло, что многие этого не переживут. Если атакуем поздно, то потеряем шахты и не выполним задачу. Поэтому атаковать надо, когда они будут достаточно далеко, чтобы вернуться, и достаточно далеко для атаки наших шахт. У нас будет только одна атака. В этой атаке все будет зависеть от координации действий между эскадрильями и индивидуального мастерства пилотов. К счастью, новое пополнение не из желторотиков состоит, пилоты достаточно опытные, хоть в боях участия и не принимали. — Вольдемар вывел на экран схему предстоящего боя. — Ожидаемые силы противника: два палубных носителя, крейсер и четыре-шесть сторожевиков, а также сто сорок — сто пятьдесят истребителей и до полусотни штурмовиков.

— Ого! — удивился кто-то из присутствующих.

Докладчик проигнорировал возглас.

— Наиболее вероятное место сосредоточения оперативного соединения противника вот здесь. Тогда мы должны выйти сюда и атаковать в тот момент, когда ударная группа противника дойдет до этого места. Предположительно в ударную группу войдут все штурмовики и половина истребителей.

— Разрешите вопрос, господин лейтенант?

— Спрашивайте.

— Как будет обеспечено обнаружение противника и координация момента атаки? Как только мы включим свои радары, нас обнаружат.

— Хороший вопрос. В системе есть навигационная станция для рудовозов. На этой станции есть очень хороший обзорный радиолокатор. Противник о станции знает, работа ее локатора не вызовет тревоги, свои действия мы будем координировать по нему и сохранять полное радиомолчание. И никакого активного режима для всей электроники.

— Там же только гражданские!

— Наш оператор уже направлен на станцию, он и должен обеспечить взаимодействие с персоналом станции. А свою аппаратуру они знают лучше. Еще вопросы? — Вольдемар выдержал паузу и продолжил: — Тогда в прикрытии останется только семьдесят-восемьдесят «Рексов», то есть соотношение будет один к одному. А дальше все просто. Разгоняемся, тормозим, атакуем и снова разгоняемся. До возвращения истребителей прикрытия ударной группы у нас будет не более двадцати стандартных минут. Основная цель для штурмовиков — ворота портов носителей. Выведем их из строя — считайте, дело сделано. Основная задача истребителей — обеспечение атаки штурмовиков.

— Господин лейтенант, а если они вернут назад только истребители, а штурмовики отправят дальше или отправят с минимальным прикрытием?

Это было слабое место всего плана. Полночи Вольдемар ломал голову над этим моментом, но так ничего и не придумал.

— Не отправят. Они не знают наших сил. Что, если атака оперативного соединения только отвлекающий маневр, а основной целью является именно ударная группа? Нет, одни штурмовики они не отпустят, вернутся все вместе, но к моменту их возвращения нас там быть уже не должно. А теперь слушайте приказ. Седьмая и восьмая эскадрильи — ударная группа, шестая — непосредственное прикрытие штурмовиков, первая и вторая…

После окончания совещания командир палубного носителя остался наедине с Вольдемаром.

— Браво, лейтенант, прекрасный план. Я в вас не ошибся и просто восхищен! А где вы откопали этот обзорный локатор?

— Случайно наткнулся, господин капитан второго ранга. А план не так уж и хорош, есть в нем слабые места. К тому же осталась сущая мелочь — завтра реализовать его.

— Если вы завтра реализуете все, как сейчас здесь расписали, то я буду ходатайствовать о присвоении вам очередного звания досрочно.

— Спасибо, господин капитан второго ранга, но к этой теме лучше вернуться послезавтра.

— Вы, пожалуй, правы. Продолжим этот разговор после боя. А пока готовьте группу.

— Есть готовить группу, господин капитан второго ранга.


Находившимся согласно боевому расписанию в рубке членам экипажа палубного носителя «Галактика» делать было особенного нечего. Бой еще не начался, все радиоэлектронные системы корабля работали в пассивном режиме, только с обзорного локатора по направленному лучу текла тонкая струйка информации о происходящем в системе. Пока все шло почти по плану. Командир носителя еще раз взглянул на обзорный экран и обратился к командиру космогруппы:

— Ну, что же, место выхода противника в систему и место его сосредоточения вы угадали, осталось только не ошибиться с началом атаки.

— Я не гадал, я просчитал варианты на тактическом компьютере.

— Не вешайте мне лапшу на уши, лейтенант! Не вы один умеете пользоваться тактическим компьютером. Эта тупая железяка выдала вам десятка полтора вариантов с разной степенью вероятности и умыла руки или что у нее там есть, оставив вам право принятия решения. Среди всех вариантов было два или три с приблизительно одинаковой наибольшей величиной вероятности.

— Было два варианта.

— А что вы сделали дальше? Пальцем ткнули или монетку подбросили?

— Мы в невесомости.

— Это я так, к слову. Ну, а все-таки?

— Я постарался поставить себя на место командира вра…

— Это все равно что ткнуть пальцем, лейтенант. Поэтому я и говорю — угадали. Возражения есть?

— Никак нет, господин капитан второго ранга!

Последовал доклад оператора:

— Ударная и прикрывающая группы заняли исходные позиции!

Командир задержал взгляд на экране, потом снова обратился к Вольдемару:

— Долго им ждать?

— От одного часа до полутора.

— А ведь вы, лейтенант, сейчас предпочли бы быть там, в кабине истребителя, а не в этой рубке.

— Так точно, господин капитан! Лучше в кабине, привычнее как-то. И душа за ребят болит, отсюда им ничем не поможешь. А там больше четверти без боевого опыта.

— Во-первых, помочь вы им можете грамотным управлением боем. Вы же с ними почти год вместе воевали, а многих сами отбирали и готовили. А во-вторых, почувствуете, наконец, каково здесь нам, корабельным крысам, которых вы, пилоты, и за людей не считаете. Ну, не огорчайтесь, Дескин, я вот себя тоже неуютно чувствую, ни одного хвоста для прикрытия носителя не осталось, вопреки всем уставам. Если кто-нибудь наткнется на нас, чем отбиваться будем?

— Но вы же…

— Да знаю, знаю, сам ваш план визировал. Но все равно ощущение как на адмиральском приеме и без мундира. Ладно, ждем развития событий.


— Есть! Попал! — вопил кто-то из штурмовиков.

— Сзади! Вправо, вправо уходи! — это уже истребители. — А-а-а! Бей, бей…

Из радиосети эскадрилий эмоции лились потоком, но полезной информации было немного. Ясно, что внезапность была достигнута, что истребители прикрытия ударной группы имперцев к отражению атаки не успевают. Вольдемар облегченно вздохнул, когда получил доклад о том, что ударная группа возвращается назад полностью. Но вот насколько успешной была атака ударной группы республиканских штурмовиков, было абсолютно неясно.

— По крайней мере, одно попадание в ворота шлюза у них есть, — сказал Вольдемар.

— А может, включим электронику и узнаем окончательные результаты? — предложил командир.

— Нельзя, господин капитан второго ранга. Нас сразу обнаружат.

— Тогда придется ждать возвращения космогруппы, лейтенант.

— Но мы же никуда и не торопимся, господин капитан.


— Атака удалась полностью. Из восьми ниток снаряжения машин достоверно повреждены шесть и еще одна предположительно. Информацию с блоков прицеливания сейчас проверяют, позже будут уточнения. Потери. Истребителей шесть, штурмовиков тоже шесть. Пилотов спасти не удалось, бой шел в непосредственной близости от вражеских кораблей. Два истребителя и один штурмовик до носителя дотянули, но для дальнейшего использования полностью непригодны. Еще один истребитель годен ограниченно.

— Таким образом, лейтенант, задача полностью выполнена с минимальными потерями. Я думал, не вернется больше.

— Я тоже. Из докладов следует, что бой с нами вели очень слабо подготовленные пилоты. Было несколько сильных бойцов, все наши потери пришлись на них, но общей погоды они не делали. Похоже, самых лучших они включили в состав ударной группы, думая, что мы будем атаковать именно ее.

— А какие потери у прикрытия?

— По докладам — тридцать «Рексов», но после проверки информации, думаю, останется пятнадцать.

— Тоже неплохо. Что думаете делать дальше?

— Атаковать второй раз.

— Что?! — командир носителя не смог скрыть изумления.

— Атаковать второй раз, — повторил Вольдемар. — Сейчас они заняты спасением пилотов и оставшихся истребителей. Если на экране радара появятся две крупные цели, то они решат, что это два крейсера и плюс истребительное прикрытие.

— Может, и пройдет, если только они не развязали язык нашим парням, попавшим в плен.

— Если кто-то попал, то они уже все равно знают наши силы. Но атака заставит их поторопиться с уходом.

— Логично, лейтенант. Они бросят то, что осталось, и смоются. «Рексов» новых они, конечно, понаделают, но им потребуется для этого время и ресурсы. Решено, атакуем! А пока будем сближаться, я напишу обещанный рапорт. И не краснейте, Дескин, вы не девица. Новое звание вы сегодня честно заслужили.

* * *

— Не может быть! — воскликнул начальник республиканской военной разведки. — Неужели сам адмирал Кагершем почтил своим посещением этот скромный кабинет? Что случилось? Мы выиграли войну?

— Не совсем, господин генерал. Но надеюсь, что выиграем в ближайшее время.

— Конечно, конечно. А вас можно поздравить, господин адмирал.

— С чем?

— Ну как же! В кои-то веки ваши орлы накостыляли имперцам. Два десятка «Рексов» при дюжине собственных потерь! И это при том, что имперцев было в два раза больше!

— В один и восемь. А в самом бою наших было даже чуть больше. К тому же достоверно сбиты только восемнадцать «Рексов» и еще два предположительно. А собственные потери четырнадцать машин.

— Да-а, суров ваш протеже. Другой бы на его месте записал все тридцать, о которых ему доложили, а он даже, говорят, записи с камер лично просматривал. Думаю, очередное звание он получит досрочно.

— Даже не сомневайтесь, рапорт командира «Галактики» уже у меня. А если у вас есть более достойная кандидатура на должность командира космогруппы, то я ее с удовольствием рассмотрю.

— Что вы, адмирал, парень действительно на своем месте. Вайсмюллер был хорош, но я сомневаюсь, что он смог бы составить и реализовать такой план. А эта его импровизация с угрозой повторного удара! Сколько «Рексов» не успели погрузить обратно на носители?

— По разным оценкам, от восьмидесяти до ста.

— Плюс два десятка уничтоженных в бою. Их космогруппы сократились на две трети.

— Пилоты уцелели, а истребителей они еще наклепают. Но пока они этого не сделали, надо нанести им ответный визит.

— Хорошая мысль, адмирал, — оживился начальник военной разведки. — И где вы намерены это сделать?

— А вот место визита, господин генерал, я бы и хотел обсудить с вами.

— Давайте, давайте, чем смогу…


— И как вам план операции, господин свежепроизведенный капитан третьего ранга?

— Опять шаблон, господин капитан второго ранга.

— Я бы назвал это классикой. А что вам не нравится?

Капитан Дескин на секунду задумался, потом сформулировал свои возражения:

— Ударная и прикрывающая группы длительное время будут находиться на расстоянии, не позволяющем оказывать помощь друг другу в случае атаки противника на одну из них. К тому же выделение прикрывающей группы ослабляет ударную и увеличивает общее время операции, что повышает риск прибытия к противнику новых сил.

— Но вы же знаете, почему космогруппы, действующие с палубных носителей, пришли именно к такой тактике?

Вольдемар кивнул:

— Знаю, конечно. В условиях сильного противодействия противника трудно избежать повреждений палубного носителя, а невозможность дозаправки и дозарядки машин приводит к сворачиванию операции. Причем часть машин, как правило, приходится бросать, так как невозможно в короткое время погрузить их на борт. Поэтому в атаку посылают только ударную группу, а носители с прикрывающей группой остаются за пределами зоны обнаружения вражеских радиолокаторов.

— Отлично, господин капитан. Так что же вам все-таки не нравится?

— В данном случае планируется набеговая операция, в которой решающими факторами будут неожиданность и короткое время ее проведения. При этом сильного противодействия противника не ожидается. В этом случае имеет смысл объединить обе группы и атаковать всеми силами.

— А если кто-то из имперских штурмовиков все-таки прорвется к «Галактике»?

— Никто не должен прорваться. Сейчас у нас есть вполне приличная космогруппа, почти все пилоты имеют хорошую индивидуальную подготовку и боевой опыт. Тактическую подготовку еще можно подтянуть, но она уже и так на хорошем уровне. Думаю, что с задачей предотвращения прорыва противника мы справимся.

— Хорошо, — согласился командир «Галактики». — Со штурмовиками справимся, а вдруг нарвемся на пару крейсеров?

К этому вопросу Вольдемар был готов:

— Надо включить в состав оперативного соединения не один крейсер, как обычно, а два. Носитель убегает, крейсеры сдерживают преследователей. Еще лучше, если будет организовано дальнее прикрытие из крейсеров.

— Тогда нам потребуется три крейсера, как минимум. Боюсь, у Республики столько нет.

— А хотя бы два у нее есть?

— Два? Постараемся найти. Хорошо, капитан, — подвел итог командир. — Я доложу ваши соображения оперативному командованию. А дальше будет так, как они решат. Кстати, новое звание не избавляет вас от требования личного проведения занятий с пилотами.

— Есть, господин капитан второго ранга.

Когда два имперских крейсера, направленные на истошный вопль о помощи, исходящий из системы Гарсиса, прибыли наконец на место, то заметили республиканское оперативное соединение уже на пределе дальности своих радиолокаторов. Может, и к лучшему, что они не успели. К моменту их прибытия от остальных космических сил в системе ничего не осталось. Военная орбитальная база уже была уничтожена, а из двух эскадрилий устаревших «Рексов» уцелели всего несколько машин, в большинстве своем поврежденных. В этом бою не только количественное, но и качественное превосходство было на стороне республиканцев. Боевая подготовка пилотов палубного носителя «Галактика» оказалась на голову выше подготовки пилотов базовых сил Империи. Ничего удивительного, на таких тыловых базах держат в основном новичков и совсем уже бесперспективных пилотов.

Поэтому в возможном столкновении двух эскадр преимущество было бы на стороне республиканцев, имевших кроме двух крейсеров еще и палубный носитель. Но операция была завершена, и разворачиваться ради боя с сомнительным исходом республиканцы не стали, покинув враждебную систему почти точно по графику проведения набеговой операции. Помимо военных объектов, республиканское оперативное соединение перехватило, а затем частью уничтожило, частью взяло в качестве военных призов полдюжины транспортов. Также были уничтожены орбитальный грузовой терминал и база дозаправки и снаряжения транспортов.

— Приказом командира оперативного соединения вам, капитан, объявлена благодарность.

— Служу Республике!

— Смотрите, не зазнавайтесь, Дескин. Один раз прошло, а в следующий могут и подловить.

— Так точно, могут. Но для следующего раза надо будет придумать что-нибудь новое.

— Не слишком увлекайтесь. Как показывает практика, все эти пируэты вокруг устава ни к чему хорошему не приводят.

— Но боевой устав космофлота не догма. За последние четыре года войны в него внесли немало новых тактических приемов, особенно в части действий истребителей и штурмовиков, базирующихся на палубных носителях.

— И все же будьте осторожнее. Пока вам сопутствует удача, будут объявлять благодарности, но как только эта продажная девка вас оставит, то на вас с радостью спишут все ошибки, в том числе и собственные, и сделают крайним.

— Спасибо за предупреждение, господин капитан второго ранга.

* * *

— Даже не думал, что снова встретимся.

Капитан третьего ранга Вайсмюллер старался выглядеть спокойным, но это ему плохо удавалось.

— И года не прошло, а меня опять назначают на прежнюю должность после учебы. Скажите, вас специально посадили на эту табуретку, чтобы присвоить следующее звание?

В отличие от радостно возбужденного Вайсмюллера, Вольдемар был мрачен. Неожиданный вызов в управление кадров флота не сулил ничего хорошего. Понятно было бы, если бы в чем-то провинился, но в последние месяцы служба шла удивительно гладко, никаких происшествий и залетов. Космогруппа «Галактики» и ее командир считались одними из лучших во флоте. И вот этот вызов.

— Думаю, да, — поддержал версию Вайсмюллера Вольдемар. — И ничего хорошего от этого вызова я не жду. Пришла пора расплачиваться за выданный аванс.

— Ну, это был не аванс. Свое звание вы подтвердили полностью. Честно говоря, я бы такого уровня подготовки пилотов добиться не смог, да и по части тактики мне до вас надо тянуться. Вас проверяли, а теперь пришла пора заняться настоящим делом, для которого середнячки вроде меня не годятся.

— Не прибедняйтесь, капитан. Я не девица и в комплиментах не нуждаюсь. Давайте лучше займемся передачей дел.

«Знать бы еще, какое такое настоящее дело меня ожидает, если это была только разминка».


— Так… Дескин… Капитан третьего ранга, есть такой, — чиновник управления кадров нашел Вольдемара в памяти своего компьютера. — Вам надлежит прибыть в кабинет номер триста девяносто четыре.

— А что это за кабинет? — поинтересовался Вольдемар.

— Там вам все объяснят, — не стал вдаваться в подобности кадровик. — Постойте, я выпишу вам пропуск, просто так туда не пройти.

Смутные подозрения о том, что это за место, куда просто так не пройти, уже начали терзать Вольдемара. Пропуск пришлось предъявить на третьем этаже. Скромная табличка слева от двери гласила: «Контрразведывательный отдел». Однако единственный знакомый в этом отделе тасовать командиров космогрупп был не уполномочен. Значит, за вызовом стоит сам командующий или, по крайней мере, начальник штаба, и здесь капитану Дескину только предложат сладкую морковку, а может, и кнут.

На дверях кабинета номер триста девяносто четыре скромно значилось: «Приемная». Вольдемар решительно толкнул дверь, но, оказывается, она открывалась наружу. Табличка на двери слева гласила: «Капитан первого ранга А. Олвиц», а за столом, где должна бы сидеть длинноногая секретарша в мини, расположился суровый флотский лейтенант с таким взглядом, что…

— Капитан третьего ранга Дескин, мне приказано прибыть в кабинет номер триста девяносто четыре.

Взгляд лейтенанта исследовал содержимое карманов Вольдемара и, не найдя ничего подозрительного, просветил внутренние органы, задержался на осколочном шраме на левой руке. Затем лейтенант поднял взгляд и посмотрел прямо в глаза Вольдемару, попутно прочитав мысли капитана Дескина.

— Проходите.

В свой компьютер лейтенант не взглянул, видимо, был уже предупрежден о визите.

— А, Вольдемар Дескин, уже капитан третьего ранга, поздравляю! Так и меня скоро догоните.

Хозяин кабинета даже вышел из-за стола и пожал вошедшему руку, не дав начать доклад.

— Это что, шутка или обещание? — поинтересовался Вольдемар.

— А вот это будет зависеть только от вас. Присаживайтесь, разговор будет долгим.

Олвиц сел не в свое кресло, а на стул напротив Вольдемара, за маленький приставной стол.

«Специально показывает, что это не разговор начальника с подчиненным, а вроде как равная беседа двух офицеров одного флота».

Данное обстоятельство сильно насторожило — если начальство так себя ведет, то, значит, хочет надуть, причем по-крупному.

— Скажите, капитан, что вы думаете делать после окончания войны?

— После войны? — Вольдемар не смог скрыть изумления.

— Да, после войны.

— Служить во флоте, — рубанул Дескин.

— А не скучно будет? — поинтересовался Олвиц.

— Надеюсь, что нет, да и вы мне это вряд ли позволите.

Олвиц подтвердил подозрения Вольдемара.

— Не позволим, и не только я. В штабе будет создан подотдел специальных операций. Курировать его буду я и начальник отдела разведки. Основные задачи подотдела — обеспечение и поддержка, в том числе и силовая, операций, проводимых двумя отделами. Для этого в распоряжения ПСО будут переданы несколько боевых кораблей, а также группа из сил специального назначения флота. О степени секретности говорить не буду, это и так ясно.

— Понятно, господин капитан первого ранга. Но при чем здесь я?

— А разве я не сказал? — притворно удивился Олвиц. — Начальником подотдела назначен капитан третьего ранга Дескин.

— А если я откажусь?

— Не получится, приказ уже подписан. Поэтому слушайте дальше, капитан, повторять никто не будет…


Содержание:
 0  Республиканец : Вадим Полищук  1  Глава 1 Гражданин : Вадим Полищук
 2  Глава 2 Доброволец : Вадим Полищук  3  Глава 3 Партизан : Вадим Полищук
 4  Глава 4 Космодесантник : Вадим Полищук  5  Глава 5 Курсант : Вадим Полищук
 6  Глава 6 Истребитель : Вадим Полищук  7  Глава 7 Диверсант : Вадим Полищук
 8  Глава 8 Инструктор : Вадим Полищук  9  Глава 9 Наблюдатель : Вадим Полищук
 10  Глава 10 Лжеторговец : Вадим Полищук  11  Глава 11 Коммандос : Вадим Полищук
 12  Глава 12 Конвоир : Вадим Полищук  13  Глава 13 Штурман : Вадим Полищук
 14  Глава 14 Штрафник : Вадим Полищук  15  Глава 15 Комендант : Вадим Полищук
 16  Глава 16 Комэск : Вадим Полищук  17  вы читаете: Глава 17 Групман : Вадим Полищук
 18  Глава 18 Шпион : Вадим Полищук  19  Использовалась литература : Республиканец



 




sitemap