Фантастика : Космическая фантастика : Универсальная машина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13

вы читаете книгу




Универсальная машина

Кто бы мог подумать, что универсальную машину будет так тяжело распространять! Но делать было нечего. Другой работы я всё равно не мог найти. Даже те крохи, которые мне перепадали с этой чёртовой работы, были большим счастьем. Но ещё я мог гордиться тем товаром, который распространял! О, да! Универсальная машина – это было нечто! Внешне она не особо привлекательна. Так, неровный куб чёрного «пластилина», завёрнутый в простую обёрточную бумагу. Пожалуй, это было и маркетинговым промахом. Но таковы уж увлечённые учёные. Зато сама машина вышла на славу. Она могла ВСЁ! Потому она и называлась универсальной. Но что внутри неё – я так и не смог узнать. Там было всё перемешано в однородную массу. Потому и говорю, что она представляет собой кусок пластилина, так как извлечь её составляющие никак нельзя. У меня вообще создалось впечатление, что и сам её создатель, профессор Горихвостовский, сам толком не понимал ни ее устройства, ни как она работает и почему. Как он её придумал? Остаётся только гадать. Может, он и не был никаким учёным, а был обыкновенным мошенником. Но факт остаётся фактом – машина работала. А профессора мы, все кто у него работал, звали Профессором. Даже если он и не был профессором, все равно, черепил он знатно. Глобальный мозг был.

В тот день, когда я узнал про эту машину, визит к Профессору был уже моим пятым визитом к потенциальному работодателю. Так я к нему и заявился – пыльный от постоянной ходьбы по улицам и с торчащей из кармана пиджака газетой с объявлениями о работе. Не скажу, что условия, которые предложил Горихвостовский, были мне по душе. В метрополии таких условий никогда не предлагают, а в менее цивилизованных, окраинных мирах за такие вот запросы могут и прибить в переулке. Но в кармане у меня уже было больше дорожной пыли, чем монет, и надо было что-то решать. Вот такой вот средний мир, в котором я застрял по пути в приличное общество.

Так я стал коммивояжёром.

За день я мог реализовать максимум две универсальные машины. Просто больше я не мог физически поднять. Чемодан с парой этих штуковин лёгок только первые полчаса, а дальше начинается каторга. Таскать из квартала в квартал, из дома в дом, от двери к двери неудобный двухпудовый чемодан. И будь я проклят, если с течением времени он не набирает вес! Этот треклятый вес – очень хороший стимул впарить побыстрее кому-нибудь эту несчастную универсальную машину. Тут уже не до сантиментов. Иногда даже срываешься на потенциальном покупателе. Для меня поначалу было удивительно, почему Профессор не выложил инфу о своей машине в сети. Так бы он окучивал гораздо больше народу, чем с помощью моих ног. Но на вопрос об этом Профессор ответил, что в сети универсальная машина потеряется в информационном шуме, и никто в неё не поверит, человеческий фактор, так сказать. Личное общение позволяет каждую особь изловить за шкирку и ткнуть носом в эту, предлагаемую особи, машину. Показать непосредственно, как улучшится жизнь индивида после приобретения этого изобретения. На мой взгляд, половина купивших покупали, чтобы лишь я отвязался от них. А иначе нельзя с ними. Главное – с самого начала сесть на уши потенциальному покупателю, завладеть его сознанием, убедить, заставить его чувствовать себя ущербным и ничтожным без этой машины, привить жгучее желание обладать этой универсальной машиной. Я понимаю – это, конечно, нечестно, но ведь я предлагаю им счастье. А они упираются. Вот и приходится их насильно в рай тащить.

Профессор выпекал эти машины в своей лаборатории, а мы, я и ещё пара таких же, как я, таскались с ними по планете. Я не знаю, приносила ли вообще прибыль эта затея. Но платил Профессор исправно. На нас же была ещё и поддержка. То есть, если машина ломается, то кому-то надо было ехать за ней и тащить к профессору, для разбирательства. Это в теории. На практике рекламаций не было.

Иногда вечерами или, напротив, с утра пораньше, Профессор читал нам лекции про свою машину:

– Эта машина может всё. Она универсальна. С её помощью можно решить любые проблемы, исполнить любые желания. Она может сделать человека счастливым. Мы должны как можно большему числу людей дать эту машину. Потом, когда у нас будет приличное оборудование, мы с вами будем выпускать миллионы универсальных машин в месяц и раздавать их людям. Совершенно бесплатно.

Кому как, а по моему скромному мнению, тут попахивало тоталитарной сектой. Но дела понемногу шли.

Когда я получал свою первую пару универсальных машин для реализации, Профессор продемонстрировал мне их возможности. На столе, после упаковки моего чемодана, оставался чёрный куб ещё одной машины.

– Видишь ли, – говорил Профессор, наставляя меня перед отправкой, – человеческое счастье – это состояние, которое возникает из мелочей и их восприятия. Не бывает одного большого, глобального, светлого счастья. Но есть много-много всяких приятных моментов, неожиданных и уже привычных, которые в совокупности и составляют счастье. Так вот с помощью моей Универсальной машины можно создавать эти самые моменты и мелочи. Ведь все они материальны. Понятно?

– Э-э… Не совсем, – мне действительно было не понятно.

– Сейчас покажу, – Профессор включил машину, – Чего ты хочешь сейчас? Какую приятную для тебя мелочь ты хочешь получить?

– Э-э… Деньги. Но это не мелочь. И мелочь мне не надо. Не знаю… Ну давайте ложку, что ли.

Профессор ткнул в машину. Со стороны обращённой ко мне на стол из машины вывалилась ложка. Она появилась, как нарост на грани куба и, отпочковавшись, упала с металлическим стуком. Ложка была самая настоящая и ещё тёплая. С пылу, с жару. Металлическая, нержавеющая столовая ложка. В комнате посвежело.

Вот такая вот была демонстрация возможностей Универсальной машины. Уже ходя от двери к двери, демонстрируя возможности этого аппарата, я настрогал таким образом, наверное, несколько сотен таких вот ложек. Если и не удавалось сбыть машину, то ложку я всегда оставлял после себя. Даже немного беспокоюсь по этому поводу – производители ложек за такой вот подрыв их дела однажды устроят мне тёмную. Шучу, конечно.

Так в работе прошло некоторое время. У меня стало чуть больше монет, чем было. Заодно я легко выпросил такую вот машину для своей новой подруги в подарок, сославшись на то, что она жить не может без такого чудного аппарата. Профессор вообще имел склонность раздавать свои труды направо и налево безвозмездно. То есть даром. Что явно противоречило здравому смыслу. Ну он у нас вообще был со странностями, как я уже говорил.

Конечно, было не без приключений в моей работе. Когда вот так вот чешешь по чужим жилищам, на всякое можно нарваться. Где с пониманием и интересом выслушают, порасспрашивают, чаем напоят, а где и дверь не откроют. Где попользуют бесплатно машину, а где и попробуют подстрелить. Однажды было такое. Не вовремя забрёл в ненужное место. А там троица подозрительного вида, чего-то допытывается у четвёртого, привязанного к стулу и всего в крови. Пришлось бросить чемодан с товаром и уносить ноги под свист пуль. Так сказать, чем быстрее ноги, тем целее шкура. А в тот момент я был абсолютным чемпионом Галактики по бегу с препятствиями.

После таких вот испытаний присядешь и задумаешься, надо ли оно тебе это или нет. Но когда из альтернатив – на общественных работах похлёбку зарабатывать или ту же казённую похлёбку антиобщественным промыслом добывать… Думаю, сами понимаете, что при всём богатстве выбора жизнь оставляет только один вариант. Тут как в петле – сколько не дёргайся, а никуда не денешься и скоро привыкнешь. Но для себя я крепко решил, что, как только накоплю на билет, то сразу же делаю из этого средненького мира ноги в лучшие края… Не путайте с лучшим миром, товарищи.

В целом публика, которой я впаривал эту универсальную машину, была тоже средней. Обыватели в самом среднем смысле этого слова. Все на одно лицо. Если поднапрячься, то можно заметить, что лицо это естественно различается от экземпляра к экземпляру. Попадаются даже симпатичные мордашки. С одной такой я как раз и познакомился в Новогодний день. А вы что хотели? В праздник можно больше реализовать универсальных машин. Универсальная машина – лучший подарок родным, близким и друзьям на Новый год! Не скажу, что машина была популярна, как вода в пустыне, но как забавную вещицу в подарок её всегда брали. Так вот и в тот раз, распространяя очередную партию машин, я снова звонил в дверь последней квартиры в подъезде, под самой крышей. Открыла мне брюнетка в черном, двухслойном платье: внешний прозрачный, ажурный балахон, а под ним уже нормальное обтягивающее платьице. Всё при ней. Я, было, начал свою арию про достоинства моего товара, но она пригласила войти и предложила чаю. Чай это хорошо. Я, надо признать, умотался за день, и прополоскать горло теплым был совсем недурно. А тут как раз ещё и симпатичная компания. За чаем можно и товар подробно разложить. Я вошёл в квартиру со следами прошедшего праздника. Помимо новогодних украшений и обязательных кругляшков конфетти вся квартира была в рассыпанных блёстках. Хозяйка прошла на кухню, и при этом я получил возможность критически оценить её с задней полусферы.

Только когда я вышел из дома, до меня дошло, что ей так и не предложил приобрести Универсальную машину. За чаем разговаривали о всякой ерунде, обо всём на свете, а о деле я и забыл. Уж очень мила оказалась хозяйка. Доброе слово и кошке приятно, тем более от такой милашки. Возвращаться с самыми меркантильными намерениями к ней на пятый этаж, после оказанного мне гостеприимства, показалось некрасивым. Но мне придётся здесь ещё появиться – мы договорились с ней сходить в кино. Короче жизнь налаживалась, и мне надо было уже подумывать о втором билете на лайнер, который унесёт меня отсюда. Да и сам лайнер теперь должен быть поприличнее, а каюты почище.

Или вот, к примеру, случай был. Открыл мне как-то старикан. Не знаю, сколько ему лет, честно говоря. Сейчас трудно сказать по состоянию зубов о возрасте их теперешнего хозяина. Но на меня этот ухоженный старец произвёл впечатление старикана. То есть выглядел он так, что он уже старый и ему всё равно.

– Хм. Забавная вещица, – сказал старикан, разглядывая универсальную машину, – Говорите, она сделает меня счастливым?

– Совершенно верно! Ваша жизнь измениться к лучшему! – ответствовал я.

– Ну, она у меня и так чудесна, – пробурчал под нос старикан.

– Эта чудесная машина наполнит вашу жизнь множеством приятных мелочей, из которых состоит счастье, – вещал я.

– Как это?

– К примеру, вам не хватает ложки…

– Ну и что?

Отработанным движением я ткнул в куб машины, и она выдала очередную ложку.

– Вуаля! Вот ложка, – я протянул ложку старикану, – У вас теперь есть новая ложка. Теперь вам не о чем беспокоиться. С этой машиной вы вообще перестанете беспокоиться о чём бы то ни было. Это счастье!

– Э-э. Знаешь, да я и так счастлив. Что с ложкой, что без ложки. Либо ты чувствуешь себя счастливым, либо нет. И ни о чём не беспокоюсь. За ложку спасибо.

Старикан спрятал ложку в нагрудный карман.

– Но если вам понадобиться размешать сахар, например, в чае, а ложки у вас нет. Это такая досада!

– Размешаю пальцем.

Я вылупился на старикана, услыхав эту фразу. Похоже, возраст уже сказывался на его рассудке. И мои сказки про ложку были не актуальны. Надо было петь ему про подгузники.

– Чай же горячий.

– Подумаешь. Это всего лишь иллюзия.

Короче ему машина была не нужна. Удивительно, как с таким мировоззрением ему удалось дотянуть до его годов. Его бы сожрали в два счёта первые же встречные. Вся жизнь – борьба. А может, им брезговали? А может, это у него и от одиночества. Знаете, пробузил всю молодость свою старикан, и остался к старости один. А теперь вешается на первого встречного, кто с ним заговорит. Попадаются ещё и просто птицы-говоруны такие, что лишь бы потрепать языком сразу обо всём. Кто знает, какой это случай был.

– Пап, что там? – послышалось из-за спины старикана.

Похоже, я был в этот раз не прав в оценке клиента.

– Могу предложить вам настоящую универсальную машину для ваших… потомков. Это избавит их от трудностей и проблем, – уцепился я.

– Нет уж спасибо. Пусть уж лучше с проблемами, зато настоящие.

Старикан отрезал, поблагодарил и закрыл перед моим носом дверь.

Вот таким образом и тянулись дни.

А затем наш босс захотел узнать, как используются его Универсальные машины, есть ли от них прок. Это означало, что нам, тем, кто распространял эти самые машины, предстоит прошвырнуться еще раз по всем нашим клиентам, приставая к ним с вопросами из анкеты, которую составил Профессор. Ну, кто платит, тот и музыку заказывает, так что ноги в руки, анкеты в зубы, и двинул я по адресам, где оставил замечательную машину Профессора. По мне, так это глупейшее занятие, монет это не прибавит. А вот профессора мне немного стало жалко. Даже подумал, а не заполнить ли мне эти все анкеты самому, чтобы у профессора было впечатление, что его машина приносит счастье. Дело в том, что эта его замечательная Универсальная машина, никому, по большому счёту, нужна не была. Кто использовал её как тумбочку для горшков с цветами, а кто и с трудом мог вспомнить, о чём вообще речь. Хотя находились и те, кто пробовал её использовать. Но толку от этого не было. Я так понял, дальше бутылки фантазия у большей части наших клиентов не распространялась. Да и бутылки зачем, если служба всё доставит, а представить во всей красе своё желание никто не может. Не там распространял свою машину Профессор. Не то это место. Зачем серостям и посредственностям его агрегат, если они не знают, чего хотят. Вот чего-то бузят, суетятся, пыль поднимают, страсти кипятят, даже убивают, случается, друг друга. А выход от всей этой деятельности ноль. Лучше бы сидели тихо и не отсвечивали. А то ведь, как получается – сами себе находят приключения, а потом жалуются на судьбу, звёзды, дурные приметы. Ведь спросишь такого героя: «Ну и зачем ты это сделал?» – и что он ответит? Как автомат начнёт мямлить, что-то про условности, какие-то понятия. «Я не мог поступить иначе!» Ага, даже и не думал. Да, что я говорю. Опросил я свою часть нашей клиентуры, и вывалил всё Профессору. Пусть узрит во всей красе, результаты социологического исследования.

Профессор загрустил. Он даже свои машинки перестал выпускать. Машины счастья его не нужны, а вот на рынке адских машинок явный дефицит. Пришли мы как-то утром к нему за новыми партиями Универсальных машин, а их и нет. Только Профессор к нам вышел и сказал:

– Сегодня машин не будет. Вообще. И никогда больше… Спасибо вам за работу. Мы с вами хотели как лучше. Хотели сделать этот мир светлее, привнести в него дождём капли счастья… Но увы. Пока человечество не готово.

Да, он у нас был ещё и поэтом. Но выглядел он подавленно. А я снова стал безработным. Как и говорил в начале, тут вообще-то так себе с работёнкой. А потому делать на этой планете мне было больше нечего. Монет в кармане у меня осело достаточно, чтобы сделать из этого пыльного мира ноги в более цветущий и зелёный. Наверно, даже остепенюсь там. Благо, есть с кем. То есть было.

В общем, собрал я свои пожитки, купил пару билетов на пассажирский звездолёт «Салондампфер Кобра», и двинул к подруге, упаковывать её. Для неё это, конечно, сюрприз, но времени накраситься было ещё предостаточно у неё, и даже перманент сделать. А потому, ничего страшного. Подожду.

Но подруга от этой новости почему-то сидела с совершенно потерянным видом:

– Знаешь, это такой сюрприз. Вот так вот всё бросить и уехать? Но ведь так не делается.

Накручивать вавилоны у себя на голове она даже и не собиралась, только металась рассеяно по комнате.

– Ну, я говорил тебе, что однажды похищу с этой планеты, забрав с собой. Ты была согласна.

– Какой согласна?! А что я там делать буду?!

– Жить со мной.

– Где?! Как?!

– Найдём.

– Нет!

– Почему?

– Я не могу вот так вот всё бросить и уехать!

– Почему?

– Как почему? Разве ты не понимаешь?

Короче, она шла на попятную, отрабатывая реверсом на полную мощность. Понимаю ли я её? Чёрта с два! Она не хотела кидать свою грошовую работу в третьесортных забегаловках, перебиваясь с чаевых на прогулки по панели. А ведь всё, что ей надо было, это только согласиться. Ведь это шанс! За всё уже уплачено! Садись и катись в светлое будущее! Хм. Ей больше нравится, значит, скулить о том, какая она несчастная, и какой мир вокруг жестокий и обманывает её надежды и мечты? Остаться мне? Ну уж нет. На это больше я не куплюсь. А она останется и будет потом вспоминать всю жизнь о том, что её бросили. Ну что ж, я её не разочарую в этом. Пока, крошка!

Универсальная машина, та, что я выпросил для неё у Профессора, стояла у неё на столе, накрытая полотенцем, и служила опорой для зеркала и подставкой для горшка с цветком. А она её хоть раз использовала? Вряд ли. Это же машина. Она не будет слушать жалобы и страдать вместе с тобой. А я теперь вот сижу, значит, на молу, свесив ноги к воде. Здесь очень солёное море. Вода просто разъедает и металл, и органику. До отлёта ещё много времени. Рядом со мной моя персональная Универсальная машина с дарственной надписью Профессора. Только вот зачем она мне? Как сувенир, разве что. Даже если я наделаю себе из неё всё, что пожелает моя душа, мне легче не станет. Возможно, Профессор и прав, зачем Универсальная машина, которая может всё, человеку, который не хочет быть счастливым? Или быть может его счастье – чувствовать себя несчастным страдальцем? Не понимаю я их… Ну это всё… Утоплю Универсальную машину. Места в стази-чемодане будет больше… А вдруг мне понадобится ложка?..

Автор: KoyomiMizuhara

http://www.totemburg.ru/


Содержание:
 0  Сборник рассказов РиВ  1  Подземелья форта
 2  Легенда о конце Единобожца  3  Дом повешений. Будильник
 4  Верность империи  5  История с кладом
 6  Последний корвет  7  Возвращение
 8  Дракон и прекрасная девушка  9  Многие знания
 10  вы читаете: Универсальная машина  11  Конференция
 12  Без политики  13  Шарж о взаимной любви



 




sitemap