Фантастика : Космическая фантастика : Дом повешений. Будильник

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13

вы читаете книгу




Дом повешений. Будильник

– Д-р-р!

– Бах!

– Тук. Дзынь. Дзынь…

Пуля вдребезги разнесла зазвонивший будильник. Пора вставать. Сейчас снова набегут соседи. Будут выяснять, что случилось. Всё ли в порядке. Есть ли у него разрешение на револьвер. Нормален ли он, или нет. Явится вызванный ими патрульный бот. Будет составлять протоколы и акты.

Как он ненавидит будильники. Но без них он не жилец на этом свете. Этот враг рода человеческого – единственное устройство, которое действительно помогает ему в этой жизни. Он не приспособлен к жизни без них.

– Нет, он не сможет этого. Он такой наивный. Он не приспособлен к жизни.

Вот типичный образчик речей, которые говорят всевозможные доброхоты для защиты слабейших, которые как из-под земли возникали каждый раз рядом с ним, когда он оказывался в ситуации, требовавшей его решения. А ведь он их даже не знал. Он ведь живёт и, значит, он вполне приспособлен к жизни. Если кому-то что-то нужно, то это не значит, что это должно быть нужно всем.

Запах пороха выветрился из комнаты. Никто не проявлял ни малейшего признака беспокойства по поводу стрельбы в его квартире. Сквозь задёрнутые портьеры пробивался свет зарождающегося дня.

– Ладно.

Встал, подошёл к окну и распахнул его.

– Что, никого не интересует, что случилось?! – крикнул он в окно.

Где-то очень далеко внизу в черноте терялся двор. Солнце никогда его не освещало – мешали высокие стены дома-башни.

– Заткнись! Достал уже! – донеслось с нижних этажей через полминуты, в течение которых ответивший, судя по всему, размышлял, стоит ли вообще отвечать.

Привыкли. Никого больше не интересовала его особа и трагическая участь будильников, которые он расстреливал каждое утро.


Рядовая, типовая, серая и обшарпанная, многоэтажная, с тысячами квартир, коробка дома. Башня, возвышавшаяся над городом, у подножия холма. Её сёстры на индустриальных, производственных планетах, сотнями составляли номерные спальные кварталы. Стены последний раз красили при строительстве дома. Коридоры с рядами дверей, квартир и запах мусоропровода. Кое-где сохранились лампы. Потрескивая и мигая, они освещали серую гнетущую атмосферу.

Вечером по пути домой он купил себе новый будильник. У лавочника, у которого он покупал каждый вечер будильники, наконец, прорвалось любопытство, и он спросил, отсчитывая сдачу:

– Что вы с ними делаете?

– Я их ем, – грубый ответ, но вечер после рабочего дня – не лучшее время для расспросов о том, что вас не касается. Больше он не будет здесь покупать будильники.

– Этот тип за прилавком тоже много о себе думает. У него слишком длинный нос. Не его ума это дело, что я делаю с будильниками. Раз покупаю, значит, нужны для чего-то. Мариную я их. На зиму, – ворчал про себя, идя по растрескавшемуся асфальту тротуара до дома со своей ячейкой-квартирой. Тротуар был ровесником башни. Положенный один раз, он больше ни разу не обновлялся. Жара и холод делали своё дело – асфальт растрескался, стаптываемый бесчисленными ногами прохожих, но сквозь трещины не проросла ни одна травинка. Отсюда, снизу, было видно, что дом уходит прямо в небо и теряется там в высоте. Череда освещённых окон поднималась до трети высоты башни, а выше только чёрные и пустые глазницы окон нежилых квартир уходили в бесконечность, клубившуюся тяжёлыми, серыми, беспросветными тучами испарений города, которые почему-то скапливались вокруг башни.

Лифт опять не работал. Говорят, физические упражнения приносят радость и способствуют повышению тонуса. Но только не после рабочего дня, когда еле волочишь ноги и хочется упасть трупом на постель. Тридцать этажей! Раньше это были всего лишь тридцать этажей. Но прошло время, и их стало больше, они стали громадными. Тридцать этажей вверх до своей квартиры. Наверное, поэтому выше уже никто не живёт. Выше – на две сотни этажей, до самой крыши – мало кто поднимался. Там были и покинутые, и так и незаселённые ячейки. Тридцать этажей по обшарпанным лестницам, рискуя наступить в собачьи экскременты недотерпевших до улицы собак, которых не выгуливают хозяева. Вот и оно:

– … !

На тёмном пролёте лестницы он наступил на что-то. На свету, как он и ожидал, выяснилось, что вляпался. Подошву придётся вымыть. А это лишние действия. А он так устал.

На лестничной площадке пятнадцатого этажа ждала девушка пятнадцати лет. Густая копна чёрных волос ниспадала на плечи, резко контрастируя со здоровым юношеским цветом её кожи. Кровь с молоком. В рамке обшарпанных стен с тусклым освещением от одинокой лампочки.

– Добрый вечер, – она улыбнулась ему. Соблазнительно, скромно, при этом ещё сильнее запахнув полы халата, – Как прошёл ваш день? Какая нечаянная встреча! Я вот выносила мусор.

В руке у неё действительно было пустое мусорное ведро. Но квартира, в которой она жила месте с родителями, находилась в конце коридора у самого мусоропровода, и, чтобы выбросить мусор, ей не зачем было идти к лестнице. Как её там? Лиза. Она воображает себе, что любит его. И специально поэтому ждёт его каждый вечер во дворе, когда он возвращается с работы. Явные, якобы случайные встречи, во время которых она соблазнительно вертится перед ним в школьной форме. Теперь, когда сломался лифт, у неё появилась возможность предстать перед ним в более откровенном наряде. Чем она и воспользовалась. Пятнадцатый этаж, а она: «Как прошёл ваш день?» Ладно, он её сейчас обдаст, даже не остановившись:

– Дерьмово.

– Ничего! Любые трудности временны! – подбодрила Лиза, продекламировав вслед удалявшейся вверх по лестнице спине.

«Ага. Когда сдохнешь, тогда они и закончатся».

***

Сегодня не спалось. Не спалось и вчера. Сон не спешил прийти. На небе светил огромный фонарь Луны, давая освещение ночью не хуже, чем солнце днём. На портьерах, закрывавших окно, иногда проносилась какая-то тень.

– Мало ли, что там порхает. Хоть смерть.


К утру он забылся сном, но скоро его разбудил будильник.

– Д-р-р!

– Бах!

– Тук. Дзынь. Дзынь…

Опять на работу.

Следующей ночью он спал. Приснилось кладбище. Доктор сказал, что это лечится и прописал антидепрессанты и отпуск.

– Отпуск?!.. Да кто его тебе даст?! – удивился кто-то внутри головы. – Уволят. Вот тогда и отдохнёшь… Пока не сдохнешь где-нибудь в канаве.


Было облачно. Тучи серели и наливались дождём, который скоро и пролился на землю. Парк был пуст и неуютен. Холодно. Его путь лежал через этот парк до аптеки, в которой он приобретёт выписанные ему лекарства. Этот маршрут был необычным для него. Обычно он ходил только на работу и обратно домой и посещал только те заведения, которые попадались ему на том пути. Аптеки среди них не было. Выйдя из аптеки, он посмотрел по сторонам. Дождь моросил.


На следующий день на работе ему пригрозили увольнением.

– Ну, как? Уже лучше? – спросил кто-то в голове.

– Что лучше?

– Помогают таблетки? – уточнил голос в голове, – Ну те, которые тебе доктор прописал. Хорошие колёса, правда? Тебя пугали увольнением, а ты даже глазом не моргнул.

– Если так, то да, – согласился он, удивляясь происходящему с ним.

Вечером таблетки отправились в унитаз. Ещё через пару дней ему объявили, что он уже может искать себе другое место работы. Вечером того же дня он позвонил по единственному телефонному номеру, который не был какой-либо службы.

– Алло? – ответил женский голос на другом конце линии.

– Привет, – сказал он.

– А, это ты, – разочаровано произнёс женский голос. – Что в этот раз стряслось?

– Ничего. Давно не звонил просто. Вот решил позвонить и узнать, как ты.

– Ты врёшь, – уже устало ответил женский голос. – Я тебя знаю.

– Нет, ты меня не знаешь.

– Если бы не знала, то не ушла бы от тебя. У тебя опять что-то стряслось. Будь хоть в этом мужчиной – умей держать удар. И будь добр – не звони мне больше! У меня уже совсем другая жизнь! А ты как кошмарный сон!

– Ту-у-у, – вместо женского голоса продолжил телефон. Положили трубку.


«Держать удар. Держать удар. Держать удар!» – крутилось в голове. За окном снова метались тени. Луны видно не было, и на портерах были кроваво-алые отблески неоновых вывесок города.

– Тот, кто обороняется, ничего не получает. Лучший способ обороны – нападение, – возвестил голос в голове.

Следом за ним пришёл сон.


– Сюда, – голос вёл его по улицам. – Здесь дыра.

Он пролез в дыру в сетчатом заборе двора заброшенного дома, который хозяева всё никак не удосужатся снести. Четырёхэтажный. Но сейчас здесь не жили даже птицы. Стремительной перебежкой пересёк двор и скрылся в парадной коттеджа.

Только здесь он перевёл дух, бегом преодолев несколько кварталов с риском быть схваченным в любой момент. Навалилась тоска. Смертная тоска. Его обложили. Он в этом не сомневался. Вытащил из кармана револьвер и раскрыл его. Экстрактор выкинул из барабана пустые гильзы, которые со звоном упали на кафель пола. Запахло порохом. Патронов больше нет. Последний он потратил на охранника на вахте, который пытался его задержать. Остальные были в тех, с кем до недавнего времени работал – начальник, секретарша, коллеги. Бывшие – его же ведь уволили. Кто ещё были? Да много, кто попался на его пути.

– Туда им и дорога, – он закрыл револьвер и хотел было сунуть его в карман, но ухмыльнулся и просто уронил на пол. Без патронов это бесполезный кусок металла.

– Всё, дальше идти некуда. Эй, голос, ты где?

Голос куда-то пропал.

– Наверное, это называется прозрением. Перед концом.

Осмотревшись вокруг, он добавил:

– Неплохое для этого место. Пойдём, посмотрим, где лучше?

По лестнице он поднялся на второй этаж и вышел на балкон, который опоясывал здание по периметру. Какая-то сила привела его к распахнутой двери в комнату. На противоположном конце комнаты было окно, в которое было видно вечнозелёное лиственное дерево и небо. В углу валялся старый деревянный стул. Он поднял этот стул и поставил его посреди комнаты. Встав на него, он вынул из кармана свёрнутый галстук и привязал его узкий конец к арматуре, которая торчала из потолка. Широкий конец галстука петлёй лег на шею. В тот же самый момент на него обрушилась волна тоски и депрессии, какой он ещё ни разу не испытывал.

– И-и-и! – завыл он, скривив лицо. Из глаз хлынули слёзы, а ноги, ослабев, подкосились.

***

Совсем в другом помещении, в другом здании чья-то рука, с большим золотым перстнем на безымянном пальце, повернула ручку регулятора мощности до нуля.

***

Дверь кабинета распахнулась, и в её проёме показалась густая копна чёрных волос молодого инспектора Стёпы. Не выпуская дверной ручки, он выпалил:

– Гурий Иванович, ещё один!

Сидевший за столом старший инспектор планеты Гурий Иванович Сыч вскочил, на ходу схватил шляпу с вешалки и помчался по коридору Управления вслед за вторым инспектором на выход.

Машина с инспекторами въехала во двор заброшенного дома, который хозяева всё никак не удосужатся снести. Четырёхэтажный. Но сейчас здесь не жили даже птицы. Здесь уже стояла патрульная машина.

– Мы преследовали подозреваемого в массовом убийстве, – докладывал добровольный патрульный. – При осмотре здания подозреваемый был обнаружен повешенным.

– Дальше можете не продолжать, – прервал его Гурий и пошёл внутрь. – Я даже догадываюсь, в какой комнате его нашли. Идём!

Последнее относилось к Стёпе, высокая фигура которого последовала за крепкой, коренастой фигурой следователя, начавшего обрастать жирком на кабинетной работе.

На втором этаже Гурий уверенно прошёл в комнату, в которой висело тело повесившегося на галстуке мужчины. Отброшенный в конвульсиях стул валялся у стены. Покойника сторожил второй доброволец.

– То же самое, – проворчал под нос Гурий, ковыряя пальцем стену.

Кто-то снимал самоубийство. На стенах комнаты, он обнаружил остатки плёнки. Тонкая плёнка, которая всей своей поверхностью фиксировала изображение. Где-то к ней был подключён передатчик. Но его уже можно не искать. Самоуничтожился, как всё закончилось. Подошёл Стёпа с данными покойного:

– Угадайте, где он живёт?

– Где?

– В башне.

– Опять башня…

***

Ближе к вечеру Гурий сидел в своём кабинете и листал папку с материалами по этому делу. Индекс тревожности в колонии на планете всегда был самым низким. Его практически не было. В пределах нормы спокойной, безмятежной, но интересной жизни. Но индекс стал понемногу расти. Люди начинают бояться. Чего? Просто бояться. Всего бояться. Окружающих людей. Но таких напуганных пока мало. Уже четвёртый самоубийца в этом веке и третий висельник. Как и два его предшественника, он не просто тихо ушёл. Да и тихое самоубийство было бы необычным событием. Давно уже склонных к самоубийствам вычислили и определили им счастливую и безмятежную жизнь. Почти извели их род под корень. А тут уже третий! Который повесился.

Первый самоубийца просто прыгнул с крыши единственной в городе бетонной высотки – башни, как её и называли здесь, возвышавшейся на сотни метров над городом на востоке. Вид оттуда отличный, но атмосфера там нехорошая. Дом пользовался дурной славой. Построенная во времена первых поселенцев башня была крепостью, замком колонистов в новом для них мире. Город по первоначальному проекту должен был состоять из трёх таких примитивных по устройству, но крепких башен, в которых и выживали бы все люди. Если бы под ударами внешних сил пала одна башня, то оставались бы ещё две. Автономные, прикрывающие друг друга огнём дома-крепости.

Но всё обошлось. «Внешних» сил не оказалось. Новый мир был почти раем. Живи – не хочу. Чем и решили заниматься колонисты, расселившись по множеству домов более скромных размеров и более приспособленных для жизни. Даже сейчас в городе самые высокие дома были в двадцать раз ниже этой мрачной башни.

Два года назад первый самоубийца прыгнул из круга аккуратно разложенных на краю крыши белых цветов. Какой-то ритуал? Неудовлетворённость работой? Это-то в Старательском Бюро, где он заведовал информационной частью? Может быть. Но его индекс удовлетворённости был высок. Жажда нового?

Второй взорвал прогулочное судёнышко, которое курсировало по озеру, делая остановки в излюбленных местными жителями местах для прогулок и пикников. Он сошёл с ума. В рюкзаке пронёс на борт бомбу и спрятал её там. Как выяснилось впоследствии – самодельная. Впрочем, подобное устройство не сложно сделать. Как и во всём – было бы желание. На первой же пристани сошёл. А затем, позвонил и сообщил, что судно заминировано и через пять минут взорвётся. Пристать к берегу у прогулочного судна уже не было времени. Взрыв разнёс ему корму, и оно затонуло в считанные мгновения. Потом была погоня за подрывником. Его нашли повешенным в комнате с видом на вечнозелёное лиственное дерево и небо, в заброшенном доме, который хозяева всё никак не удосужатся снести. Четырёхэтажный. Но сейчас здесь не жили даже птицы. Он оставил записку, что его мучает то, что он не может жить в мире, в каком хочет. Но в комнате, где он повесился, нашли плёнку-камеру. Кто-то снимал самоубийство?

Спустя полгода в том же доме, где повесился, как установила экспертиза, подрывник, нашли третьего покойника. Этот не прихватил с собой никого из сограждан, но зато вдоволь или всласть поработал над собой. Та же комната была вся перепачкана кровью. Второй повесившийся жил здесь два или три дня. Всё это время он истязал себя. Чтобы быстро не замучить себя, он сидел на стимуляторах и анальгетиках. Большое количество использованных ампул, упаковок, бинтов, жгутов, ваты, режущих, колющих инструментов валялось по всей комнате в засохших лужах крови. Тут и там были ошмётки кожи, которую висельник снимал сам с себя. Он вырвал себе все зубы и сложил пирамидкой на подоконнике. Здесь же лежала его правая рука – он отрезал её сам себе. Картина была жуткая. Событие потрясло всю колонию на планете. И кто-то, похоже, снова снимал происходившее в этой комнате.

Вокруг заброшенного дома поставили забор. Прошёл почти год. И вот снова.

– … Хм. Обращался к врачу. Наличие беспокойства, тревожности, нарушения сна… Прописано то же, что и всегда в подобных случаях. А где прописанное ему? Нашли в квартире?

Вопросы были обращены к инспектору Стёпе, который ездил на квартиру покойного.

– Нет. Но нашли пустую банку от него.

– Банку отдал в лабораторию?

– Ну конечно, Гурий Иванович.

– Ясно, что для своих целей они находят конченых неудачников… Но мне интересно, как они заставляют их совершать самоубийства?

– Лучи смерти, – предложил Стёпа.

Затрещал старый, треснутый телефон, от времени потерявший свой звонкий голос. Звонил доктор – седеющий врач и медицинский эксперт Управления – и звал к себе.

Когда Гурий спустился в лабораторию, расположенную в подвале, Доктор открыл дверцу шкафа и извлёк из него запаянную колбу с прозрачной жидкостью внутри.

– Вот это было в мозге твоего самоубийцы.

– Что это?

– По-научному, – «имплантируемый нейромодуль». Больше известен, как «червь-мозгоед», прозванный так за особенности своего функционирования. Сейчас он дезактивирован, ты его части не разглядишь, они в растворе… Шутка природы над человеком. Это не биологический вирус или животное. Это создано самими людьми. Очень интересная разработка. Программно-аппаратный самовоспроизводящийся небиологический комплекс, предназначенный для работы с мозгом. Проникает в организм как вирус, сам добирается до цели и там встраивается. Может использоваться, например, для усиления интеллектуальных способностей, заменить силу воли у безвольных. Или наоборот. Смотря, как его запрограммировать. В медицине используются для лечения психических больных, для контроля и коррекции их состояния и поведения. Проявляет себя в виде голосов в голове или непреодолимых сил, заставляющих больных действовать социально приемлемо… Применение этого препарата строго регламентировано. Его нельзя просто так взять в аптеке…

– А если его запрограммировать на асоциальное поведение?

– Думаю, ты догадался.

– Прямо эпидемия какая-то… Любопытно…

– Вот и я о том же, – оставил за собой последнее слово Доктор и поправил свои круглые очки на носу.

***

Была большая перемена. Рекреация гудела. Ученики младших классов ракетами проносились по этажам, гоняясь друг за дружкой. Дежурные учителя ловили их, но это был сизифов труд.

– Что ты знаешь о самоубийствах? – спросила Лиза.

– А? Чего? О самоубийствах? – удивилась Мю. – Зачем тебе это? А, поняла, у вас же в доме вроде кто-то повесился. Говорят, странный был человек.

– Он был особенный.

– Да? Ну-ну. Я вижу, тебе он нравился.

– Немного. Он был такой одинокий и беззащитный.

– А говорят, он псих был. Слышала, что он перестрелял всех своих коллег в фирме, где работал?

– Нет, – удивилась Лиза.

– Вот то-то. А потом он сбежал и повесился.

– Но… Но, наверное, на это были причины. Его довели.

– Ага. Довели.

***

Сегодня Борис принимал у себя на подпольных боях важных гостей, которые расположились в тени у его ложа. Все они прибыли инкогнито и не хотели быть замеченными. Они даже сожалели, что имели несчастье столкнуться друг с другом здесь. Хотя прекрасно были знакомы друг с другом, как в повседневной жизни, так и по работе. Но дело, ради которого они прибыли сюда, было для них важнее. Всех их пригласил сюда Борис. И важным гостям предстоит оценить представление, которое он им сейчас представит. Внизу в зале копошилась простая публика. Борис встал со своего места, и его голубой с блёстками пиджак засверкал в луче направленного на него света. Борис поднял руку, требуя тишины для себя. Большие тёмные очки на пол-лица позволяли ему отлично видеть весь зал, а густая щётка усов закрывала вторую половину лица и скрывала его эмоции. Привлечённые единственным пятном света в темноте, зрители в зале оборачивались к нему и умолкали, ожидая речь. Тишина установилась.

– Я рад видеть вас, мои дорогие гости! Вы пришли увидеть самое захватывающее зрелище! Сегодняшнее представление будет истинным торжеством естественного отбора! Только один выйдет сегодня с ринга! – объявил Борис начало представления.

В центре тёмного зала красным вспыхнула круглая арена. А свет, направленный на хозяина, погас.

– Как видите, я действую с размахом, не мелочусь. На этом деле не стоит жалеть денег. Тогда они сами собой вернуться с прибылью. Большой прибылью, – пояснил своим гостям Борис, садясь обратно в своё массивное кресло. Он сделал ударение на последней фразе.

На арену вышли два первых участника.

– Это для разогрева, – снова пояснил Борис. – На кого поставите?

В толпе зрителей внизу сновали букмекеры, собирая ставки на бойцов.

– А кто у вас победит? – спросил один из гостей, озвучив общую их мысль.

– У меня всё честно. Можете не сомневаться. Бой не подставной. Это настоящий азарт. Правило боя одно – победить.

Букмекеры закончили приём ставок. Борис щёлкнул пальцами, и перед ним склонился стюард с бутылками и рюмками на подносе.

– Коньяк? Водка? – предложил гостям Борис, – Настоятельно советую. Зрелище может вас шокировать.

Кто-то из гостей взял, кто-то понадеялся на крепость своих нервов. Развалившись в кресле, хозяин представления смаковал коньяк. На арене началась схватка. Противники пока ходили кругами по арене, изучая друг друга. Публика в зале недовольно гудела, желая зрелища.

– Начало рядовое, – тихо произнёс один из гостей.

– Здесь главное конец, – ответил Борис.

Началась схватка. «Болельщики» в зале орали. Два бойца беспощадно убивали друг друга. Кто они и откуда – никто не знал, и никто знать не хотел. Внезапно один из бойцов вытащил из своего пояса тонкую проволоку, обмотал её вокруг шеи противника и резко дёрнул концы в разные стороны. Голова того отделилась от тела и с глухим стуком упала на арену. Всё произошло в какую-то секунду. Зал, поражённый, замер, а потом в экстазе взорвалась бурным ликованием. На арене стоял один боец. Тело другого лежало и заливало арену кровью. В темноте ложи среди гостей замелькали огоньки сигарет, нервно чиркали зажигалки в дрожащих руках.

– Он действительно убит? – задал вопрос один из гостей, нервно затягивая в себя дым.

На арене позировал победитель, потрясая куском проволоки, принёсшим ему победу. Люди Бориса выволокли труп поверженного бойца, спешно меняли покрытие арены с невозмутимостью и чёткостью движений профессионалов.

– Да, он мёртв. Вы только что видели, как один человек убил другого на потеху публике.

– Думаете, наш канал будет это транслировать?

– Это зрелищно и приносит огромные деньги. Колоссальные. На прибыль от этого представления вы сможете купить всё человечество. Я не изобрёл ничего нового. Такое уже не раз было в истории. И никакая мораль тут не причём. Мораль для неудачников и слабаков, и она в ваших руках. Ведь вы же вещаете на человечество. Я предлагаю вам свой товар. Вы его только что видели.

К уху Бориса склонился один из его людей.

– Не сейчас, – отмахнулся Борис от него.

Ворвавшийся в помещение спецназ положил конец представлению.

***

– Ого! – вырвалось у Стёпы, когда он вошёл в «рабочий кабинет» Бориса. Здесь стояли портативные летающие генераторы инфразвука, модули управления ими и червями. Здесь же были теле– и видеоаппаратура и записи с убийствами. В шкафу в образцовом порядке стояли баночки с препаратами. В сейфе Бориса нашли несколько новеньких червей-мозгоедов, ждавших своего часа.

Борис сидел за столом в комнате для допросов. Напротив сидел старший инспектор планеты. Несмотря на события ночи, прилизанная и пышная шевелюра Бориса ничуть не растрепалась. Он сохранял свой лоск.

– И кому же ты продавал своё кино? – спросил Гурий.

– Есть любители. Их много, и они богаты. Я им нужен, – ухмыльнулся в ответ Борис.

– Больше ты им не нужен. А зачем ты убивал людей?

– Неудачников, – поправил Борис. – Зачем им жить? Так они хоть умрут с пользой.

– Для тебя, да? – Гурий.

– А что в этом такого? С пользой для общества разве лучше?

Бориса увели в камеру.

– Ему бы такого червя в голову, – высказался, наблюдавший беседу, Стёпа.

***

Гурий освободился только утром. Над горизонтом поднималось красное солнце. Заливая своими лучами улицы и парки города. У подъезда Управления Гурий неожиданно для себя встретил свою жену, которая пришла к нему на работу и принесла завтрак.

– Я уж думала, ты опять на сутки пропадёшь. Принесла вот завтрак тебе и твоему инспектору.

– Не. Я всё на сегодня… Пойдём домой.

– Тогда я отдам Стёпе.

– Он уже ушёл.

Гурий шёл под руку с женой по улице навстречу восходящему солнцу. На бездонно-синем небе не было ни одного облака.

– Пока собиралась, услышала в утренних новостях, что арестовали целую банду, убивавшую людей для развлечения. Это ты это дело раскрыл?

– Дорогая, давай не будем о работе, а? – устало попросил Гурий.

– Хорошо… Сегодня очень хорошая погода.

– Да-а…

Автор: KoyomiMizuhara

http://www.totemburg.ru/


Содержание:
 0  Сборник рассказов РиВ  1  Подземелья форта
 2  Легенда о конце Единобожца  3  вы читаете: Дом повешений. Будильник
 4  Верность империи  5  История с кладом
 6  Последний корвет  7  Возвращение
 8  Дракон и прекрасная девушка  9  Многие знания
 10  Универсальная машина  11  Конференция
 12  Без политики  13  Шарж о взаимной любви



 




sitemap