Фантастика : Космическая фантастика : Дарт Мол – Темный мститель-sw9 : Майкл Ривз

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36

вы читаете книгу




Книга по мотивам «Звездных Войн». Место действия – Корускант. Время действия – несколько дней до «Призрачной угрозы». Дарт Мол получает приказ убрать свидетеля готовящейся блокады Набу. Но на его пути волей судьбы оказываются девочка-падаван и ненавидящий джедаев мелкий бандит.

1

Космос – отличное место для всех желающих спрятаться. Неймодианский грузовик «Саак'ак», отключив все позывные, тайком пробирался сквозь неизведанные сектора Внешних территорий. Огни погашены и системы антипеленга работают – он не опасался, что его засекут. Здесь, в нескольких тысячах парсек от густозаселенных Центральных миров, вполне достаточно минимальной маскировки. Даже неймодианцы, признанные мастера параноидального мышления, чувствовали себя спокойно в бескрайнем пространстве между центральным гало и одним из спиральных рукавов.

Но и тут лидеры Торговой Федерации не могли расстаться с природной страстью к уловкам. Они нуждались в лицемерии и вероломстве, подобно тому как маленькая личинка нуждается в безопасности и тепле своего убежища. И «Саак'ак» был наглядным тому примером. На вид – обычный торговый корабль, подковообразный корпус которого предназначен для транспортировки большого количества груза. Но стоило только незадачливому врагу попытаться подойти ближе, как он с удивлением обнаружил бы тяжелую броню из дюрастила, бластерные турели и хорошо защищенные коммуникационные коридоры. Именно в тот самый момент, когда уже будет поздно.

На капитанском мостике «Саак'ака» стояла тишина. Лишь мерно шуршали системы фильтрации воздуха. Напротив огромной панели за стыли три фигуры. Плащи и накидки, выдававшие в них представителей неимодианскои аристократии, ниспадали складками на пол. На появление некоего четвертого фигуры не отреагировали, но в их жестах появилось что-то подобострастное.

В физическом смысле четвертого с ними не было. Силуэт в плаще с капюшоном был голограммой, трехмерным изображением, проецируемым неведомым источником с расстояния многих световых лет. Неосязаемый, нематериальный, таинственный образ подавлял трех неймодианцев. Они подчинялись ему безропотно, словно он был рядом, сжимая в каждой руке по бластеру.

Лицо – даже едва видное под капюшоном – было жестким и неумолимым. Четвертый медленно обвел неймодианцев взглядом. Резкий голос разорвал молчание. Он принадлежал тому, кто давно привык к всеобщему повиновению.

– Вас только трое.

Самый высокий, носящий тиару вице-короля, срывающимся голосом ответил:

– В-вы правы, влад'ика Сид'иус.

– Я вижу тебя, Гунрай, и твоих лакеев Хаако и Дофайна. Где четвертый? Где Мончар?

Вице-король Федерации Нуте Гунрай хлопнул-руками перед собой, тщетно пытаясь скрыть нервную дрожь пальцев. Он надеялся, что со временем привыкнет разговаривать с владыкой Сидиусом, но пока получалось плохо. Кроме всего прочего, встречи с Дартом Сидиусом, по мере приближения крайнего срока наложения эмбарго, становились все более напряженными и выводящими из равновесия. Гунрай не знал, что ощущают его партнеры Даултай Дофайн и Руне Хаако, – обсуждение чьих-либо чувств было строжайше запрещено неймодианским этикетом, – но он отдавал себе отчет в том, каково ему бывает после общения с владыкой-ситхом. Очень хотелось закуклиться и заснуть.

Особенно сейчас. Проклятие на Хаса Монча-ра! Где шляется этот выродок, этот паразит? Вне всяких сомнений, не по переходам «Саак'ака». На корабле обыскали все, от центральной сферы до зажимов на концах каждо-го стыковочного захвата. Но не смогли найти не только заместителя вице-короля. Так же недоставало одного разведывательного катера, оснащенного гипердвигателем. Если сопоставить эти факты, шансы вице-короля Гунрая стать кормом для плесени на Неймодии угрожающе росли.

Голографическое изображение Дарта Сидиуса мигнуло, затем снова обрело четкость. Сбои, судя по всему, происходили из-за активности зон звездообразования, находящихся между кораблем и тем загадочным миром, откуда исходил сигнал.

Уже не в первый раз Гунрай ловил себя на мысли, что ему интересно, в каком мире или на каком корабле находится реальный ситх. Но вице-король отогнал прочь ненужные мысли. В данных обстоятельствах он не желал знать слишком много о союзниках. Да и то немногое, что он уже знал, очень хотелось забыть. Сотрудничать с Дартом Сидиусом столь же безопасно, как быть запертым в пещере на Татуине с голодным крайт-драконом.

Лицо под капюшоном обратилось прямо на него.

– Так что? – потребовал Сидиус.

Уже открывая рот, Гунрай знал, что лгать бесполезно; Ситх был мастером Силы, этого таинственного энергетического поля, которое, как сказал кто-то, связывает Галактику так же надежно, как и гравитация. Сидиус, может быть, и не мог читать чужие мысли, но определить, что кто-то лжет, он, несомненно, способен. И даже осознавая это, неймодианец не смог удержаться от увиливаний. Зато ему, наконец, удалось прекратить появление липкой, маслянистой испарины на шее.

– Он забол'ел, влад'ика. Сл'ишком много еды. У н'его оч'ень слабая конституция.

Гунрай закрыл рот, плотно сжав губы, чтобы не дрожали. Внутренне он клял себя. Такая трогательная и прозрачная отговорка! Даже гаморрианец догадается! Он ждал, когда Сидиус скомандует Хаако и Дофайну взять его и лишить одеяний и чина. Он не сомневался, что они это сделают. Для неймодианцев в общегалактическом языке самым сложным словом для понимания оказалось слово «лояльность».

Но, к глубочайшему удивлению Гунрая, вместо неминуемого наказания Сидиус спокойно кивнул.

– Я понял. Значит, мы вчетвером обсудим план на случай непредвиденных обстоятельств, если эмбарго на торговлю не состоится. Мончар тоже будет посвящен в него, когда поправится.

Ситх продолжал говорить, излагая свой план: спрятать армию боевых дроидов в грузовых отсеках торговых кораблей, но Гунрай едва мог вникнуть в подробности. Он был поражен, что его отчаянная хитрость сработала.

Но радость вице-короля жила недолго. Он понимал, что в лучшем случае приобрел отсрочку – не больше. Когда голограмма Сидиуса в следующий раз материализуется на капитанском мостике «Саак'ака» и потребует объяснения по поводу Мончара, сказка о болезни уже не убедит ситха.

Выбора не было. Его заблудший помощник будет найден. И быстро.

Но как это сделать, не вызывая подозрений у Сидиуса? Временами Гунраю казалось, что ситх может каким-то непостижимым образом заглянуть в каждую каюту, в каждую нишу и спаленку грузового корабля, казалось, он знал все, что происходило на корабле, каким бы незначительным ни было событие.

Вице-король приказал себе сохранять спокойствие. Он воспользовался тем, что Сидиус на секунду переключил внимание на Хаако и До-файна, и исподтишка сунул успокаивающую капсулу в рот. Он чувствовал, как легкие судорожно пульсируют, стараясь обеспечить доступ воздуха. Старая пословица характеризовала неймодианцев как вид, все органы которого созданы для переживаний. Нуте Гунрай отчетливо ощущал, что тревога, подавленная на короткое время, угрожает вырасти снова, но уже в желудке. И похоже, в пословице изложена не совсем приятная, но правда.


***

Владыка Дарт Сидиус закончил инструктаж неймодианцев и сделал легкое, почти пренебрежительное движение. На другом конце комнаты щелкнул переключатель, и голографическая связь прервалась. Мерцающее бело-голубое изображение неймодианцев и части их капи танского мостика, захваченные лучом передатчика, растворились.

Сидиус тихо и неподвижно стоял на площадке гиперпространственной связи. Его разум мерно плыл по быстринам и водоворотам Силы. Прочие, обладающие меньшей восприимчивостью, давно забыли о ней. Но для него Великая сила была всепроникающим туманом, невидимым, но тем не менее осязаемым, постоянно собирающимся и клубящимся вокруг него. Невозможно рассказать, невозможно описать, что это такое. Единственный способ понять – использовать ее.

Много лет он учился понимать и ощущать каждый прихотливый поворот неустанного течения Силы, каким бы незаметным он ни был. Но даже не обладая исключительными способностями, он знал бы, что Нуте Гунрай лгал о местопребывании Хаса Мончара. Вспомнилась старая шутка об этом качестве вице-короля: «Как понять, что неймодианец лжет? Ему достаточно открыть рот».

Сидиус чуть заметно кивнул. Несомненно, Гунрай лжет. Единственный вопрос: почему? Неймодианцы слабы, это действительно так. Но даже самое трусливое существо зарычит, вскочит на задние лапы и начнет кусаться, если на то есть серьезная причина. Они строят какие-то козни. Все остальные варианты безнадежно, наивны. Хотя Дарта Сидиуса можно было бы обвинить во многих грехах, но наивность – не из их числа. С учетом того как важны эмбарго Набу и последующие экономические махинации, напрашивалось одно разумное действие.

Сидиус снова едва заметно двинулся. Сила откликнулась рябью. Передаточная площадка под его ногами засветилась опять. Он послал свое изображение сквозь пустоту в другое отдаленное место. Настало время ввести в игру нового участника – того, кто годы тренировался выполнять именно такие задания. Того, кто составлял вторую половину ордена ситхов. Его протеже, его последователя, его ученика. Того, кого Сидиус называл Дарт Маул.


***

Дроиды-убийцы запрограммированы на убийство.

Каждый из четырех новейших экземпляров от «Транг Роботике» был вооружен по-своему. Один сжимал металлическую рапиру, другой поводил тяжеленной дубиной, третий раскручивал короткую боевую цепь, четвертый орудовал двумя обоюдоострыми клинками шириной с человеческую руку. В дроидах были заложены умения дюжины мастеров боевых искусств, их реакция срабатывала на долю секунды раньше, чем самые развитые рефлексы живого существа. Их дюрастиловые корпуса выдерживали бластерный огонь. Система предусматривала ограничители, которые не давали наносить смертельный удар в случае поражения противника. Но нынешний хозяин отключил эту опцию. Малейшая ошибка – смерть.

Дарт Маул не делал ошибок.

Ученик ситха стоял посреди зала. Дыхание было ровным, сердце размеренно билось. Он анализировал реакции тела на опасность – анализировал и контролировал.

Двое дроидов – Рапира и Цепь, как Маул мысленно назвал их, – находились в поле зрения. Остальных – Дубину и Клинка – он не видел. Но это не имело значения. Используя Силу, он мог ощущать их движения так же явно, как если бы он мог видеть спиной.

Маул поднял оружие – лазерный меч с двумя клинками – и активировал его. С двух сторон из рукояти с треском и шипением вырвался ярко-красный поток чистой энергии. Любой джедай может использовать обычный лазерный клинок, но только мастер способен владеть оружием, изобретенным миллион лет назад легендарным Повелителем тьмы Экзаром Куном. Если оружие не понять, не почувствовать, то оно становится опасным и для обладателя.

Рапира сделал широкий выпад. Его металлическое коленное соединение едва не коснулось пола. Острие чуть заметно сверкнуло у сердца Маула.

Темная Сила захлестнула ситха. Ее мощь черной молнией разрасталась в нем, оттачивая его искусство, управляя реакцией. Время казалось слишком медленным, растянутым.

Просто разрубить лезвие пополам – лишь немногие металлы в состоянии противостоять лазерному мечу. Проблем не возникло. Маул отвел острие рапиры и лишь поднял руки на уровень груди. Левый клинок ситха прошел сквозь манипулятор дроида, сжимавший оружие. И манипулятор, и рапира с грохотом обрушились на пол.

Маул упал на левое колено как раз в тот момент, когда удар Дубины едва не снес ему спинной рог. Не глядя, руководствуясь только колебаниями Силы, ситх дернул правый клинок назад. Левый рванулся вперед. Дубина и Рапира теперь были лишь грудой деталей. Искореженные системы искрили. Смазочная жидкость испарялась маслянистым красноватым туманом.

В момент выпада вперед, Маул поднырнул под рушащегося дроида и плавно перевернулся через плечо. Он поднялся, вращая меч над голо вой, и принял так называемую стойку Скачущего Банты. Но даже когда ситх делал движение, часть его следила за состоянием тела. Дыхание было спокойным и размеренным, пульс участился не более чем на два– три удара в минуту.

Двое повержены, двое остались.

Цепь вращал оружие над головой, как пропеллер гирокрафта. Тяжелые звенья мелькали в воздухе. Маул перенес вес направо и мощным ударом впечатал ботинок в бронированную грудную панель дроида. Опустившись на корточки, он перехватил лазерный меч и будто косой отсек противнику ноги в коленях. Дроид осел, когда Маул снова раскрутил оружие над головой, принимая позу, известную как Восход Гнева. Он опустил правый клинок к креплениям опорного устройства Цепи. Тренированные мышцы ног напряглись, и ситх поднялся мощным рывком, увеличивая силу удара.

Клинок вспорол Цепь от основания до верха. С металлическим скрежетом дроид развалился на две половины. Отрубленные ноги ударились об пол лишь немногим раньше, чем сверху приземлились половинки корпуса.

Едкий запах паленой смазки нахлынул на Маула. То, что несколько секунд назад было действующим экземпляром высоких технологий, было теперь едва опознаваемой грудой оплавленного металла.

Трое. Остался один.

Клинок надвигался на Маула слева, исполняя острыми лезвиями защитные движения – вверх-вниз, вправо-влево. Сияющий образ отточенной смерти ослеплял неосторожного врага и намеревался разрубить его, Маул позволил себе скривить губы. Он окал контрольный щиток своего меча. Гудение прекратилось, исчезли лучи энергии. Не сводя глаз с дроида, он положил оружие на пол и отпихнул носком ботинка в сторону.

Ситх принял низкую защитную стойку. Он наблюдал смертоносные финты, которые выделывал Клинок. Такие дроиды не знают страха. Но Дарт Маул понимал, что любое более продвинутое, чем дроид-убийца, существо ужаснется, увидев, что его противник отложил оружие и встречает его с голыми руками. Страх – такое же могущественное оружие, как бластер или лазерный меч.

Темная Сила переполняла его, пытаясь ослепить ненавистью, но он сдерживал ее. Одна рука ситха находилась около уха, другая защищала бедро. Он поменял их местами. Вглядываясь. Выжидая.

Клинок продвинулся вперед еще на полшага, сводя и разводя лезвия, ища брешь в защите оппонента.

Маул дал дроиду найти то, что тот искал. Он отвел левую руку от корпуса, открывая место для удара или выпада.

Клинок заметил этот «недочет» и ринулся в молниеносную атаку, вскинув одно лезвие для нападения, а вторым обороняясь. Маул отскочил, ударил левой ногой противника по лодыжке, затем правой по бедру.

Потеряв равновесие, дроид завалился назад и рухнул на пол. Маул подпрыгнул и сделал сальто, метя пятками обоих ботинок в голову поверженного. Металлический череп заскрежетал и проломился. Из разбитых фоторецепторов посыпались искры, Маул снова перекувырнулся, переходя в стойку Ворнскр в Засаде, чтобы быть готовым прыгнуть в любом направлении.

Но в этом не было необходимости. Четвертый тоже прекратил свое существование. Много дней понадобится техникам для починки Клинка, Дубины и Рапиры. Цепь чинить было бессмысленно, он годился только на запчасти.

Дарт Маул выдохнул, ослабил стойку и, наконец, кивнул. Сердцебиение участилось примерно на пять ударов по сравнению с нормальным состоянием. Только на лбу блестели едва заметные капельки пота, но в остальном кожа была сухой. От старта до финиша прошло где-то около шестидесяти секунд. Маул слегка нахмурился. Во всех смыслах не его рекорд. Одно дело – побеждать дроидов. Джедаи – другой случай.

Он проведет бой лучше.

Ситх поднял лазерный меч и повесил на пояс. Теперь, когда мышцы разогреты, пора приступать к боевым упражнениям.

Он едва успел пройти несколько метров, как знакомое свечение воздуха заставило его остановиться. Прежде чем фигура в капюшоне приняла четкие очертания, Маул опустился на одно колено и преклонил голову.

– Учитель, – произнес он, – чем могу служить?

Сидиус посмотрел на своего ученика.

– Я доволен, как ты справился с «Черным солнцем». Организация будет приходить в себя еще много лет.

Маул тихо кивнул. Эта мимолетная похвала была самой большой платой, какую он когда-либо получал за работу. Но похвала не имела значения. Важно лишь служение своему Учителю.

– У меня есть новое задание для тебя.

– Все, что пожелает мой учитель, будет исполнено.

– Хас Мончар, один из неймодианцев, с которыми я сейчас имею дело, исчез. Я подозреваю, что это предательство. Найди его. Выясни, говорил ли он кому-нибудь о предстоящем эмбарго. Если говорил – убей его и всех тех, кому он рассказал.

Голографический образ померк. Маул выпрямился и направился к двери. Он шагал твердо. Любой другой, даже джедай, наверняка заявил бы, что такое задание невыполнимо. В конце концов, Галактика велика. Но провал – не вариант для Дарта Маула. Для него такого понятия не существовало.


Содержание:
 0  вы читаете: Дарт Мол – Темный мститель-sw9 : Майкл Ривз  1  2 : Майкл Ривз
 2  3 : Майкл Ривз  3  4 : Майкл Ривз
 4  5 : Майкл Ривз  5  6 : Майкл Ривз
 6  7 : Майкл Ривз  7  8 : Майкл Ривз
 8  9 : Майкл Ривз  9  10 : Майкл Ривз
 10  11 : Майкл Ривз  11  12 : Майкл Ривз
 12  13 : Майкл Ривз  13  14 : Майкл Ривз
 14  15 : Майкл Ривз  15  16 : Майкл Ривз
 16  17 : Майкл Ривз  17  18 : Майкл Ривз
 18  19 : Майкл Ривз  19  20 : Майкл Ривз
 20  21 : Майкл Ривз  21  22 : Майкл Ривз
 22  23 : Майкл Ривз  23  24 : Майкл Ривз
 24  25 : Майкл Ривз  25  26 : Майкл Ривз
 26  27 : Майкл Ривз  27  28 : Майкл Ривз
 28  29 : Майкл Ривз  29  30 : Майкл Ривз
 30  31 : Майкл Ривз  31  32 : Майкл Ривз
 32  33 : Майкл Ривз  33  34 : Майкл Ривз
 34  35 : Майкл Ривз  35  36 : Майкл Ривз
 36  37 : Майкл Ривз    



 




sitemap