Фантастика : Космическая фантастика : Война. : Михаил Сенин

на главную страницу  Контакты   Разм.статью   Разместить баннер бесплатно


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7

вы читаете книгу




Война.

— Что нового? — я посмотрела на Хисс. Глаза болели от слёз и напряжения. Готова поспорить, что они у меня красные, всё-таки вторые сутки не вылезаю из рубки. Надо бы пойти в каюту, вздремнуть и отдохнуть, но обстановка не позволяет. И зверски болит голова.

— Ничего. На «Могучем» покончил с сссобой командир.

— Нитевик? — спросил Каэльд. Тоже видок не ахти, если и я в таком же состоянии… Но спать без меня не пойдёт.

—  Вышшшел в шшшлюз и открыл внешшшние ворота. Без ссскафандра. Тоже и на «Любимчике», трое из экипажа.

—  Почему дежурный офицер их не остановил?

—  Он был первым. Иришшшка, иди и поспи. Всссё равно в таком соссстоянии ты ничего не сссможешшшь сделать.

Она права. Но какой к чёрту может быть сон или отдых, если на тебе висит флот из полутора сотен больших и маленьких кораблей? Мёртвый флот, не способный ни на что. Нет, конечно, если вдруг появиться противник, мы сможем дать ему отпор, но какой дурак сунется в эту ловушку? Только Киорк. Но с него уже не спросишь, он лежит в криокамере, судя по всему навсегда. Или до той поры, когда я найду выход из тупика, в который он нас загнал. На экране среди звёзд огромное чёрное пятно, похожее на глаз мёртвой рыбы. Круглое и бессмысленное. Пялится мне в душу и потихоньку сводит с ума. Тоже, что ли, выйти в шлюз и открыть ворота? За сутки это уже двадцатый случай и никаких перспектив на улучшение обстановки. А всё так хорошо начиналось… Я опять потёрла виски, вспоминая, как оно было. Приказ сверху, от Суэнка. Интересно, как он сейчас? Наверное, ужинает. Не икается ли ему? Приказ прост. Всему флоту идти в точку, координаты которой указаны правительством Милаакка. Уже это должно было насторожить Киорка. В указанной точке находится что-то, о чём милаккаканцы говорили как о большой помехе для торговых путей, не иначе как о крупном соединении кораблей гронов. Как только Киорк согласился на такую авантюру? Нет, что-то тут нечисто. Приказ приказом, но он даже не выслал корабль-разведчик в эту точку, прежде чем швырнуть туда корабли, как банку окурков в унитаз. Когда выяснилось, что в этой точке находится чёрная дыра, не слишком крупная, правда, его хватил инфаркт. Я приняла на себя командование, как заместитель и вывела флот на орбиту вокруг дыры. Но это всё, что я могла сделать. Как ни мала чёрная дыра, гравитационного напряжения вокруг неё оказалось достаточно, чтобы блокировать двигатели кораблей, всех до единого. Мощный флот, вооружённый до зубов, за короткое время оказался бессильным, как бабочка в паутине. Многие покончили с собой, зарезавшись нитевиками. Я приказала вышвырнуть за борт их останки. Никаких речей, похорон, ритуалов. Тем, кто потерял честь, это не нужно. Затем ввела строжайшую дисциплину. Каждый день поверки личного состава, переклички, рапорта об отсутствующих. Проверка и ремонт двигателей, оборудования, вооружения. Надо же чем-то занять людей? Понятно, что никакого смысла это не несёт, но зато отвлекает мозг, создаёт иллюзию деятельности, ощущение нужности. Некоторое время это позволит содержать флот в иллюзорно хорошем состоянии. А потом что? Дыра на экране, обрамлённая кольцом из звёзд, смотрела на меня, словно требуя ответа. Но ответа у меня не было. Хуже всего было Кириллу. Я взяла его с собой в качестве гражданского специалиста, но, кажется, зря. Когда до него дошло, куда мы попали, он хотел прыгнуть в дыру, но я отговорила, потребовав, чтобы он не делал таких глупостей, пока я жива.

—  Хисс, Каэльд, — что делать? — беспомощно спросила адмирал у своих подчинённых. Каэльд промолчал.

—  Поддерживай дисссциплину, — сказала Хисс. Как будто сама не знаю! — Даже есссли нет выхода, не нужно умирать, вдруг что-то изменитьссся и ты сможешь позвать на помощь?

Хорошо ей цитировать своих классиков, на ней не висят полторы сотни кораблей с экипажем, не считая оборудования. А позвать на помощь неплохая идея. Выслать разведчика, он, в силу малых размеров, может выйти в гиперпространство и подать сигнал на Зееэкс или любую планету Союза. Только одна проблема, на нём нет такого оборудования. А горючки в условиях такой гравитационной напряженности потребуется столько, что он не допрыгнет ни до одной населённой планеты.

—  Хоть бы расстрелять эту дрянь чем-нибудь, — вполголоса пробормотал Каэльд. Я прекрасно понимала, что это бесполезно. Чем ни стреляй, снаряд станет частью дыры и только увеличит её массу.

—  Будем надеяться, что Суэнк вспомнит о нас, и пришлёт помощь, — ответила я. Никто даже не отреагировал на такую глупость. Конечно, флот Киорка, теперь мой, не единственный. Есть ещё несколько флотов. И все они прекрасно усядутся в этой ловушке, если придётся. Чёрт бы побрал этот Милаакк! Если вырвемся, то я расстреляю его из главного калибра! Кажется, я произнесла эти слова вслух.

— Главный калибр? — оживился Каэльд. — А это интересно. Слушай, может попробуем? Когда ещё придётся?

—  Сдурел? — я покрутила пальцем у виска. — В мирное время запрещено им пользоваться.

—  Сюда прилетит представитель штаба объединённых флотов и сделает тебе выговор? — Спросил Каэльд, ехидно усмехнувшись.

—  Всё-то вам, мужикам в игрушки играть, — хмуро сказала я. — В детстве не наигрался, ребёнок? Я тебе солдатиков куплю, когда выберемся.

Он нахмурился. Я знала, что за этим последует, и приготовилась.

—  Я никому не позволяю называть себя ребёнком, — прошипел мой муж. — Я предложил тебе идею, а ты можешь отказаться, только не вздумай меня оскорблять.

В отличие от других кирнов, ярость он выражал не воплями, а понижая голос до шёпота. На самом деле это производило жуткое впечатление, лучше бы уж орал и бился в истерике.

—  Хорошо, милый. В каюте поговорим. — Сказала я и отвернулась, уставившись в чёрную пустоту дыры. Всё-таки зрелище было завораживающим. Лучи звёзд, проходившие около неё, под действием гравитации изгибались дугой, и казалось, что вокруг дыры образовано сияющее кольцо из крошек драгоценных камней.

—  Долго ты намерена любоваться этим пейзажем? — спросил Каэльд.

—  Всю оставшуюся жизнь, милый. — Ответила я. — Хисс, что посоветуешь?

Хисс промолчала и даже не пошевелилась.

Я связалась с Кириллом. Он сказал, что были легенды, о том, как такие вот чёрные дыры уничтожались гронами, но как — объяснить не смог. Ладно, хорошо хоть я знаю, что есть способ, и на том спасибо. Тем более, корабли напичканы гронскими технологиями… Но чёрт, побери, как же обидно вот так глупо попасться!

— Чёрт с вами, будет вам фейерверк, — сказала я и пододвинула к себе микрофон.

Всё-таки приятно командовать такой силой, как полторы сотни боевых звездолётов. Приятно смотреть, как они синхронно разворачиваются и лупят по чёрной дыре из главного калибра. Это такая мощная штуковина, выплёвывающая огромную порцию антиплазмы, которую сама же и синтезирует. Скорострельности, понятное дело, никакой, зато одним выстрелом можно планету проколоть, как воздушный шарик. Или атмосферу выжечь. Или просто шмальнуть в чёрную дыру, не промажешь. Полторы сотни голубых огней скрылись в её глубине, как в омуте.

—  Попали! — довольно хмыкнул Каэльд.

—  Мимо молока не стреляем! — хмуро бросила я. — Ещё хочешь?

—  Ага! — ответил он. Хисс молча стояла, как статуя ночного кошмара, изваянная инопланетным скульптором.

Прошло 15 минут. Реакторы кораблей синтезировали новую порцию антиплазмы, командиры доложили о готовности к выстрелу. Ещё залп. Красивое зрелище, но скучно палить в никуда.

—  Ну почему у неё нет спутника? — капризно сказала я. — Сейчас так весело бы его разнесли…

—  Иришшшка, проверь гравитационное напряжение, — наконец-то подала голос Хисс.

—  А смысл? Какое было, такое и оста…— я заткнулась. Тяготение дыры снизилось. Мало, но ощутимо.

—  Антиплазма, — сказал Каэльд. — Кажется, у нас появился шанс выбраться.

—  Ничего не понимаю. Что случилось?

И тут до меня дошло. Антиплазма аннигилировала с веществом дыры, и её масса уменьшилась, превратившись в энергию. Если продолжать и дальше обстреливать… Да, но антивещество не берётся из пустоты. Вот чёрт. Я тут же запросила корабли о запасе горючки. Выслушала полторы сотни докладов, прикинула на бумаге. Ещё несколько залпов, и горючка кончится. Даже если её хватит на то, чтобы ослабить тяготение на столько, что флот может вылететь, горючки на полёт не хватит. Разве что снарядить корабль за помощью. О чём я тут же и сообщила Хисс и Каэльду. Вмешался Кирилл. Он сообщил, что вспомнил, как гроны уничтожали чёрные дыры. Именно так, заливая их антивеществом. Но откуда они брали горючку?

Я взяла микрофон и прокаркала ещё одну команду. На этот раз залп дали все, кроме «Любимчика». И все последующие залпы — тоже. После этого гравитация упала настолько, что средний крейсер мог улетать. Только я хотела отправить его на Зэеекс, как мне в голову пришла новая идея. Ждать помощи от Суэнка было долго и неприятно. А вот натаскать горючку… «Любимчик», да и любой крейсер его класса, вполне мог заправиться от соседней звезды. Правда, отпускать его одного, без разведки и поддержки не хотелось. А почему одного? Несколько кораблей скинулись, и вот уже три крейсера могли лететь к ближайшей звезде.

—  Всё, — сказала я, откинувшись в кресло поудобнее. — Флоту отдыхать и заниматься профилактикой систем.

—  На что рассчитываешь? — Спросил Каэльд. — Перетаскать всю звезду? Я бы пересадил все экипажи на средние и лёгкие крейсера и улетел.

—  А тяжёлые бросил? Жалко технику.

—  Да чёрт с ней. Люди то как?

—  Людей вытащим. Может, как ты и советуешь, а может и нет. — Я накрутила локон на палец и слегка оттянула. — Меня только одно смущает. Что-то больно быстро масса этой дыры падает. Хотела бы я знать, что там происходит?

Невольно мы с Каэльдом глянули в чёрный глаз мёртвой пустоты, обрамлённый звёздами. Красивое и мрачное зрелище.

—  Хисс, что ты думаешь? — спросила я лучшую подругу. Она молча и неподвижно стояла, как памятник самой себе. Будь она человеком или кирном, я помахала бы перед глазами ладонью, на всякий случай.

Хисс молчала. Я обратилась к Кириллу. Он сказал, что слишком много энергии. Похоже на то. Плазма сама по себе сгусток энергии, а тем более, аннигиляция внутри дыры… По словам Кирилла, её вещество должно не только аннигилировать, но и куда-то проваливаться. В гиперпространство? А я три крейсера отправила, между прочим. Если не вернуться… Чёрт, об этом думать страшно. Я вытащила на экран все книги по физике, имевшиеся на крейсере. Через час у меня заболела голова. Через два я поняла, что я идиотка. Через девять проснулась в каюте, выпила чатры и стимуляторов и отправилась в рубку, ждать у моря погоды. Доклады командиров были утешительны. Ни одного самоубийства за ночь, системы в порядке, горючки нет. К вечеру вернулись крейсера — заправщики. С их помощью удалось заправить ещё три корабля, и уже шесть кораблей ушли к соседней звезде. Потом двенадцать. Вскоре флот был полностью заправлен и продолжил обстрел дыры. Я даже успокоилась, наблюдая, как падает гравитационное напряжение и высчитывая после каждой серии залпов, когда можно будет уходить. Уже можно было послать Кирилла за помощью, но он отказался. Ему было интересно наблюдать, что происходит. Он вообще оказался любопытным существом, всё время изучал записи, сделанные командирами кораблей, летавших за горючкой. А Хисс молчала. Удивительно, за столько дней и ни одного слова. Заболела, что ли?

Прошло время. Я нашла оптимальный режим заправок-залпов, и дело близилось к концу. Настал день отлёта. Чёрный глаз смотрел на меня с экрана, но что-то в нём изменилось, он стал не просто мёртвый и пустой, а какой-то грустный. Один за другим корабли уходили в гиперпространство, все целые и невредимые. Я, как положено командиру, уходила последней, прикрывая отлёт. Кирилл неподвижно висел в пространстве радом с «Неустрашимым», ожидая непонятно чего. Хисс неподвижно стояла, уставившись в экран. Я уже смирилась с её молчанием. В конце-концов, каждый по-своему с ума сходит, верно?

Наконец, последний корабль исчез. Только я собралась отдать приказ об отлёте, Хисс впервые за всё время Великого Сидения открыла внешнюю пасть и произнесла:

—  Не ссспешшши…

—  Что такое? — спросила я.

В ответ тишина. Наконец, она сказала:

—  Выссстрели ещщщё

—  Зачем?

— Выссстрели.

Что мне, жалко? Я дала ещё три залпа. Последних.

—  Всё. Довольна? Теперь уходим.

—  Подожди…

Господи, да чего ждать-то? Только я хотела плюнуть на её слова и отдать приказ, как вдруг краем глаза заметила, что на экране что-то сдвинулось. Повернула голову и открыла рот. Глаз пустоты исчез. Звёзды, обрамлявшие его кругом, встали на свои законные места, а на месте чёрной пустоты плясали багровые сполохи. Чем-то было похоже на огненные реки спутника Текри-2а, на котором я начинала свою карьеру, только страшнее и масштабнее.

—  А теперь уходим, — сказала Хисс.

—  Хисс т’Скуош, я командую кораблём и я говорю, когда уходим. Ясно? — задала я риторический вопрос. И отдала приказ. Хисс промолчала. Но всё-таки, что с этой чёрной дырой здесь произошло? Я напрягла память, вспомнила дополнительный курс астрофизики и релятивистской механики, который мне давали на Текри. Попыталась представить себе процессы, происходящие внутри чёрной дыры. Но от этого только разболелась голова.

—  Каэльд, — ты как себя чувствуешь? — повернулась я к своему заму. Любимому заму.

—  Пока ничего. А вот тебе явно стоит принять таблетку и прилечь. Чего не скажешь об этой страшиле.

Почему-то Хисс не отреагировала на его подколку.

—  Тогда принимай командование. Давление, знаешь ли… Старею, что или?

Каэльд только странно хмыкнул в ответ.

Вырвались. Флот собрался в заданной точке, весь. Потери — десяток-другой самоубийц. Точную цифру уточню потом, когда буду доклад составлять. Машинально взглянула на руки. Шрамы на запястьях, память о дурной молодости, почти исчезли. Глупая была. Такой и осталась. Согласно приказу, нужно было возвращаться на Зеээкс. Но я решила этого пока не делать. Новости Союза, полученные по сети, были неприятными. Склоки в Совете, отделение от Союза Милаакка, беспорядки на границе. И ведь совсем недавно всё было тихо! Пока флот был на месте. Мой флот. Один из нескольких. Остальные флоты тоже были несколько ослаблены за счёт потери кораблей Милаакка, по счастью, не самых многочисленных. Это навело меня на мысль. Хулиганскую, до нельзя, но такую царапучую… Сколько раз так попадалась, засядет идея в голове, и никак не избавиться, словно чёрт тебя под руку толкает. Понадеешься на русский авось, а результат — самый плачевный. Вот и сейчас… Полтораста кораблей за мной, надо на базу лететь, а так хочется похулиганить… Чёрт победил, флот под моим командованием направился в сторону Милаакка. Эх, безбашенка я неисправимая…

Клянусь, эта идиотская авантюра стала самым запоминающимся эпизодом в моей жизни. Не знаю, гордится мне или нет, всё так риск был неоправданный.

Когда флот галактпола выходит из-подпространства, это незабываемое зрелище. Сперва я на «Неустрашимом», как Чапай на лихом коне. Только картошки не хватало для полного счастья. Затем небо расцвело морем огромных голубых цветов, так выглядит выход корабля в нормальное пространство. Никогда ещё на Милаакке не видели такого салюта. Осталось ждать реакции. Пан или пропал, как говорится.

Дежурный связист доложил, что меня вызывают снизу. Отлично.

На экране торчала знакомая морда змееящера. Сделал, значит, карьеру, старина Иссииюсс т’милаакк.

—  Командир флота галактпола Ирина т’человек. Слушаю.

—  Командующий звёздного щита Иссииюс Шириэсси. Чем объясняется ваше бесцеремонное вторжение?

Важный-то какой… А на Текри так лебезил, когда галактическое право списывал у меня…

—  Имею приказ устранить угрозу перемещениям ваших кораблей в известном вам секторе, командующий. Поскольку угроза устранена полностью, спрашиваю насчёт оплаты.

—  Устранена? Вы шутите! Её же невоз…

Заткнулся. Выпей-ка водички и успокойся.

—  Да ну? Вы так в этом уверены? Можете отправить туда корабль, я подожду. Но лучше поверить мне на слово. Вы меня давно знаете, достопочтенный Иссииюс, так что лучше сэкономить время. Перешлите оплату и расстанемся по хорошему.

—  Да, но…

—  Что но? Не рассчитывали, что оплата понадобиться? — ехидно спросила я.

—  В данной ситуации ваши требования незаконны, — прошипел змееящер. — Поскольку Милаакк вышел из Союза…

—  О чём мне неизвестно, поскольку соответствующих документов во вверенный мне флот не поступало… — перебила я его, улыбаясь. Он заткнулся. — А потому считаю возможным говорить с вами как офицер галактпола, выполняющий внутригалактическую работу. Так что там насчёт оплаты?

—  Тем не менее… — он замялся. Такой простой поворот не приходил ему в голову. — Я не считаю возможным …

Ага, не считает он. Как право списывать, так…

—  Иссииюс т’Милаакк, на вашей орбите висит флот галактической полиции, в количестве полутора сотен боевых кораблей, который только что выполнил поставленную Милаакком задачу. Советую поторопиться с выплатой.

—  А то что?

—  Позвольте напомнить, Иссииюс, что этот флот только что уничтожил угрозу перемещению ваших кораблей. Надеюсь, вы в курсе, что она собой представляла?

—  Ты не посмеешь…

—  Хочешь проверить? — Я улыбнулась и вытянула руку в сторону, как будто собиралась что-то нажать.

—  Хорошо. Вы меня убедили. Деньги доставим сейчас. В какой валюте?

Об этом я как-то не подумала. В самом деле, бумажки Милакка могли сильно упасть в курсе. С другой стороны, номера банковских счетов галактпола мне неизвестны.

—  В платине. — Сказала я. — По стоимости кредитов галактического Союза. Это справедливо?

—  Да. — Согласился змееящер. — Но если мы с тобой когда-нибудь встретимся…

—  Извини, но мои свидания все расписаны, — промурлыкала я. — Тебе придётся встать в очередь.

С платиной я угадала как нельзя лучше. Этот металл очень редок на Милаакке, даже более редок, чем на Земле и ценится высоко. В тоже время, по расценкам галактического союза он гораздо дешевле, так что я пробила немалую брешь в экономике заклятых друзей. Конечно, это не оплачивает жизни тех, кто покончил с собой возле чёрной дыры, но хоть что-то… И ещё мне было стыдно, что я велела бросить их тела там. Всё-таки они того не заслуживали.

Снова заседание Совета. Право же, это становится скучным. Хорошо хоть от пресс-конференции удалось отвертеться. Каюсь, довольно грубо, но я просто послала журналистов подальше. Ещё не хватало, чтобы они делали деньги на гибели моих, да и реклама ни к чему, я не кинозвезда какая-нибудь. А проблемы серьёзные. Решается вопрос о передаче меня суду. Если признают, что я совершила что-то противозаконное, суд будет выбирать способ наказания. Чистая формальность в данном случае, суд не станет опровергать мнение совета. Посмотрим, как мне удастся выкрутится.

Как в тот раз, стою посредине зала, в окружении представителей разных миров. Два пустых кресла смотрятся как дырки между зубами. Милакканца и ещё одно. Спросила представителя Та’Корн по безмолвной речи. Оказалось, представитель от Рыырс. Сказался больным. Странно, эти существа всегда вели себя лояльно по отношению к Союзу. Впрочем, к Милаакку тоже. Взяла на заметку, хотя, право же, меня это не касается.

Тра-ля-ля, зачитывается список обвинений. Это Суэнк постарался, сидит лыбится. Лыбься-лыбься, посмотрим ещё кто кого. Несанкционированное использование главного калибра, самовольный захват власти, доведение подчинённых до самоубийства, дипломатический конфликт с независимым миром. Дурь, из пальца высосанная. Главный калибр сходу отметается, без вариантов. Захват власти и прочее… несерьёзно. Я была обязана принять командование флотом, я его приняла. Что касается независимого мира… Посмотрим. Принято считать, что независимым считается мир, не входящий в состав Союза, и даже не имеющий о том представление. Конфликт с таким миром был бы для меня очень опасен. Но Милаакк добровольно вышел из состава Союза и даже сохранил какие-то экономические связи. То есть, насколько он независим — большой-пребольшой вопрос. При его обсуждении неизбежно начнётся путаница. Возможно, на это и рассчитывает Суэнк, пытаясь меня утопить. Ладно. Путаница и на меня сыграет, если получится. Юрист я или не юрист, чёрт возьми?

—  Адмирал, — Председатель совета, красивая седовласая Фаарзи строго смотрит в мою сторону. Настолько красивая, что сразу понятно — скоро войдёт в мужскую фазу. — Чем было вызвано использование главного калибра и почему не был отправлен запрос в штаб командования?

Всё понятно. Прелюдия. Ей самой известно, что я не могла сделать запрос. Но правила игры есть правила игры.

—  Из разговора с вольнонаёмным, Кириллом т’корабль, я узнала о возможности уничтожения чёрных дыр путём обстрела их антивеществом. Для того и организовала обстрел. Подать же сигнал через гиперпространство не имела возможности по причине гравитационного напряжения чёрной дыры.

Председатель величественно кивнула. Она и сама знает всё это.

—  Почему запрос не был отправлен позже?

—  Не было смысла. Обстрел объекта начался, происходил успешно, тратить энергию на просьбу разрешить то, что уже делается, я сочла нецелесообразным. (Легче получить прощение, чем разрешение. Это она тоже знает).

—  Очень хорошо, адмирал. Ставлю перед Советом вопрос о снятии с вас этого обвинения. Есть ли кто-нибудь не согласный?

Я бы удивилась, если бы хоть кто-то был против. В конце-концов, у меня был только один способ спасти флот, и я им воспользовалась. А победителей, как говорится не судят.

—  Я против!

Ничего удивительного, Суэнк. Какого чёрта? Интересно, чтобы он сделал на моём месте? Да покончил бы с собой, ясное дело. Честь сохранить, чёрт бы его побрал.

—  Вот как? — Председатель тоже удивилась. — У вас есть что заявить?

—  Потребовать. Я хочу, чтобы рассказ ад-ми-рала (это он произнёс с явной издёвкой, нарочито растягивая слова, надеясь меня тем оскорбить. Он и оскорбил бы, будь я мужчиной) был проверен на детекторе лжи.

—  Законное требование, — сказала красавица фаарзи. — Но к сожалению, использование данных средств невозможно здесь. Может быть, уважаемый Ру’Бэн т’та-корн согласится?

Ру’Бэн молча кивнул.

Я рассказала ему всё. А что оставалось делать? В любом случае, ничего незаконного я не совершала. А то, что стрельбу открыла больше для развлечения… ну что ж, буду выглядеть дурой, но это не смертельно.

—  Она рассказала правду! — произнёс Ру’Бэн, своим высоким голосом. Второй раз в жизни я слышу голос та’корн. Но зачем ему понадобилась меня прикрывать, да ещё в таком мелком вопросе? Председатель удивлённо взглянула на него. Она тоже владеет безмолвной речью, это я знала. Наверняка спрашивала его о чём-то. Затем посмотрела в мою сторону. Я молча пожала плечами, фаарзи знают этот жест.

—  Хорошо. Первое обвинение снято. Адмирал Ирина т’человек, Совет собирается рассмотреть обвинение вас в попытке захватить власть во вверенном вам флоте.

У меня сразу от сердца отлегло. Раз флот мне вверенный, значит, это обвинение она собирается снять.

—  В момент сердечного приступа, случившегося с адмиралом Киорком т’кирн, я оказалась ближайшим к нему офицером соответствующего ранга. Согласно закону, тут же приняла командование. Ничего незаконного в своих действиях не вижу.

—  Всё правильно. Тем не менее, речь идёт о нарушении вами полномочий. Использование главного калибра, нарушение плана операции, несанкционированный полёт к независимому миру. Что вы можете на это сказать?

—  Насколько я поняла, обвинение касательного главного калибра с меня снято. Поэтому не считаю себя обязанной отчитываться в этом вопросе. Что касается плана операции, то до меня он не был доведён, и я даже сомневаюсь, что он вообще существовал. Я не знаю, каким образом флот оказался запертым в опасной зоне, и что предшествовало этим событиям. Приказы адмирал Киорк т’кирн получал непосредственно от адмирала Суэнка т’кирн, здесь присутствующего. Думаю, он смог бы ответить на многие вопросы.

—  Совет подробно разберёт эти события, когда сочтёт возможным. Сейчас речь идёт о вас, адмирал. Поскольку вы не могли нарушить план, о котором не знали… Возможно, Совет снимет с вас и это обвинение. Но тут говорится о доведении ваших подчинённых до самоубийства.

—  Председатель, я прошу уточнить, в чём меня обвиняют? Если я незаконно захватила власть над флотом, то о каких подчинённых может идти речь? Если же у меня были подчинённые, то командование я приняла законно?

Фаарзи надолго задумалась. Такой вариант явно не приходил ей в голову. Я непроизвольно улыбнулась Суэнку. Он также обнажил клыки и вежливо кивнул. У кирнов этот жест носит несколько иной характер, чем у людей. Что он имел в виду? И на что рассчитывал?

—  Поскольку адмирал приняла командование на законном основании, считаю возможным снять с неё это обвинение, включая те, которые входят в этот пункт. Есть возражения?

—  Да. — Снова Суэнк. — Я хочу услышать слова адмирала по поводу доведения её подчинённых до самоубийства.

Я промолчала, чтобы соблюсти официальность и субординацию. Но не дай тебе бог, Суэнк, встретиться со мной на узкой дорожке! Лучше с Каэльдом, я смогу его удержать. Чтобы убить тебя лично. Или раскрасить твоё милое личико в красивые фиолетовые цвета.

—  Адмирал, что вы на это скажите? — спросила председатель.

—  Я не общалась ни с кем из тех, кто покончил с собой. Я не посылала им писем. Только служебные распоряжения, не более того.

—  То есть, вы не считаете себя ответственной за действия ваших подчинённых? — вкрадчиво спросил Суэнк. Давай, подлавливай кого-нибудь другого.

—  Как командующий флотом я несу ответственность за все действия моих людей, совершённых по моему приказанию во время несения службы. Если хоть кто-то из тех, кто покончил с собой, находился в момент совершения этого деяния при исполнении обязанностей или исполнял мой приказ, я готова понести наказание.

Этот момент я специально проверила. Тут всё было чисто.

—  Справедливое замечание. Обвинение в незаконном захвате власти снято. Вопрос о самоубийствах будет отложен на время проверки статуса погибших на момент гибели. Прошу направить запрос в штаб флота. — Председатель опять выдала разумное и законное решение. Осталось главное.

Внезапно в помещении раздался резкий звук. Это представитель Гхума сообщил о том, что он собирается вставить слово. Он включил свой коммуникатор и в воздухе появились ярко-красные буквы: «Протестую. Обвинение состоит в том, что адмирал принуждала людей к самоубийству. Она это опровергла. Этого достаточно».

—  Представитель Гхума заинтересован в решении данного вопроса в пользу адмирала! — воскликнул Суэнк. Он явно не ожидал такого оборота.

—  Соблюдайте тишину! — отрубила его председатель. — Адмирал Ирина т’Человек, что вы на это скажете?

—  Любой, у которого есть глаза, — ответила я, прикоснувшись к своему значку клановому значку, который всегда носила на груди, — может видеть, что на моём значке цвета не совпадают с цветами на значке уважаемого Мхууда т’Гхум. (Я ритуально поклонилась ему. Мхууд ответил таким же поклоном). Он не входит в клан, старшей матерью которого я имею честь быть, следовательно, не заинтересован в исходе.

—  Протест принят. — Обвинение снято.

Уф…

—  Протестую! — Снова Суэнк. — Клан Мхууда и клан адмирала находятся в дружественных отношениях и…

—  Адмирал Суэнк т’Кирн, я вынуждена попросить вас о соблюдении тишины.

—  Извините, — ответил он. — Но я…

—  Кроме того, внутренние дела Гхума не входят в компетенцию Совета.

—  Прошу прощения, — сказал мрачно Суэнк и сел, напоследок пытаясь испепелить меня взглядом. Я улыбнулась ему как можно ласковей.

—  Переходим к третьему пункту обвинения. Ирина т’человек, вы обвиняетесь в создании конфликта Союза с независимым миром. Обвинение достаточно серьёзное, вы можете заранее сказать в вашу защиту всё что хотите и затребовать любые необходимые вам материалы и документы, необходимые вам для защиты.

А всё-таки плохо, что законодательство Союза не предусматривает адвокатуру. Я подустала слегка уже, следует признаться. Сесть бы. А это идея!

—  Уважаемый председатель, я прошу кресло. Любое.

От удивления председатель открыла рот.

—  Но какое отношение…

—  Я устала и хочу сесть. Кресло облегчит моё состояние и тем самым поможет мне защищаться. То есть, я считаю, что для защиты мне необходимо кресло.

—  Может быть, сделать перерыв в заседании?

—  Не считаю нужным. Мне необходимо только кресло.

—  И всё?

Наглеть так наглеть! Если меня признают виновной, то…Так хоть удовольствие напоследок получить!

—  Чашку чатры и две булочки.

—  Это вам необходимо для защиты?

—  Да. Мой организм ослаблен и нуждается в подкреплении. Это необходимо для защиты.

По залу прошёлся ропот. Я взглянула на Суэнка, он сидел, широко раскрыв рот. Не ожидал? Так тебе! Ещё не то увидишь! Если меня оправдают. Эх, если бы ещё адвоката из Москвы попросить… Такое бы закрутилось, что у бедных фаарзи мозги просто как чайники закипели. Между прочим, нигде не сказано, что я не имею права привлекать к защите представителей независимых миров. Жаль только, что московские адвокаты не знакомы с галактическим правом, а обучение займёт много времени…

—  Просьба адмирала Ирины т’человек признана законной. — Сказала председатель, придя в себя. — Пусть внесут… материалы, которые она сочла необходимыми для защиты.

Отлично! Осталось только запудрить им мозги. Служащие внесли кресла, столик, всё как положено Чашку чатры и булочки. Замечательно! Эх, пивка бы…Сколько лет уже пива не пила? Подумать страшно. Ладно, всё ерунда. Главное, чтоб виновной не признали. По счастью, это не суд а Совет, здесь не следят за исполнением закона, здесь его сочиняют. На этом я решила сыграть.

Отхлебнув чатры и откусив булочку, я откинулась в кресле, закинув ногу на ногу как можно сексуальнее, и сказала:

—  Итак, я жду вопросов. В чём меня обвиняют, что за независимый мир и как я умудрилась испортить с ним отношения?

—  Речь идёт о Милаакке, безопасности которого вы угрожали, используя вверенный вам флот. Вы блокировали планету, требовали денег, угрожали её уничтожить. Так утверждает правительство Милаакка. Я предлагаю совету просмотреть запись разговора адмирала и командующего звёздного щита Иссииюса Шириэсси.

Совет был не против. Я тоже. Запись была сделана качественно, ничего не скажешь. Ничего не вырезано, ничего не пририсовано. Разве что причёска у меня слишком разлохматилась. Естественное дело, столько возле чёрной дыры торчать, у кого волосы не отрастут. Давно, кстати, в парикмахерскую сходить надо.

—  Адмирал Ирина т’человек, как вы прокомментируете этот материал?

Я отхлебнула чатры и откусила булочку.

—  Прежде всего, я не вижу в моих действиях ничего незаконного.

—  Вы требовали денег от независимого мира, разве не так?

—  Я просила плату за выполненную работу у представителя мира, входящего в галактический Союз.

—  К тому моменту Милаакк вышел из состава союза и приобрёл статус независимого мира.

—  Мне такой информации не поступало. Я действовала исходя из того, что знала.

Фаарзи удивилась.

—  Кто-нибудь может это подтвердить?

—  Здесь присутствует Суэнк Т’Кирн. Спросите его, передавалась ли подобная информация во флот.

—  Адмирал? — Фаарзи посмотрела в его сторону и вопросительно подняла брови.

Суэнк встал, прокашлялся, и произнёс:

—  Информация об изменении межзвёздной обстановки была отправлена в адрес адмирала Киорка своевременно.

—  Было ли подтверждение получения этой информации командующим флотом? — спросила председатель.

—  Нет. — В глазах Суэнка мелькнуло раздражение. Он явно не рассчитывал на этот вопрос. Напрасно. Мои слова всегда может подтвердить Ру’Бэн, либо офицер связи.

—  Ирина т’человек, что вы на это скажете?

—  Флот был блокирован чёрной дырой. Обмен информацией в это время был невозможен. — Пожала я плечами с равнодушным видом.

—  Понятно. Но после выхода из блокады вы смотрели новости по сети?

—  Да.

—  В них говорилось о Милаакке?

—  Да.

—  Почему вы их проигнорировали?

—  Под выпусками новостей не было подписи адмирала Суэнка. А журналистам я не подчиняюсь, — ответила я. Стоит ли говорить, что вставать с кресла я не посчитала нужным?

—  Хорошо, а угроза независимому миру?

—  Я ничем не угрожала никаким мирам. Вы видели запись, что в ней говорит об обратном?

—  Вот этот фрагмент — сказала председатель и поколдовала над кнопками.

« Позвольте напомнить, Иссииюс, что этот флот только что уничтожил угрозу перемещению ваших кораблей. Надеюсь, вы в курсе, что она собой представляла?

—  Ты не посмеешь…

—  Хочешь проверить?» — и дальше я тяну руку вправо. Да уж, можно принять за угрозу. Но причёска… позор на всю галактику.

—  Здесь нет ничего угрожающего. Я только напомнила Иссииюсу, моему старому другу по учебной базе, что сделала для него кое-какую работу. И всё. Он сказал, что я не посмею требовать с него деньги, а я предложила проверить. Где хоть слово об угрозе?

—  Общий тон, рука, протянутая к выключателю главного калибра…

—  Выключатель находится с другой стороны, Иссиюс должен об этом знать, мы же с ним вместе учились. Я протянула руку к зеркальцу на моём пульте. Причёску поправить. Это незаконно?

Председатель икнула.

—  Но тогда… — кажется, она растерялась. — В любом случае ваши действия повлекли за собой осложнения в отношениях с независимым миром. Даже если вы и не виноваты, как оно выглядит.

Так… Вторая часть мерлизонского балета… В омут с горки… бултых!

—  Мне бы очень хотелось знать, почему Милаакку был дан статус независимого мира. Согласно закону независимым считается мир, которому не предлагали по той или иной причине вступить в Галактический Союз. Милаакк же явно не отвечает этому требованию. Не говоря уже о том, что он потребляет сырьё, ввозимое с планет, входящих в Союз, флот его образован кораблями, входившими в Союз, да и горючее для этого флота пока что поставляется Союзом. Какая тут может быть независимость?

—  Адмирал, решение о статусе Милаакка принято на заседании Совета и не в вашей компетенции его оспаривать, было ли оно правильным или нет.

—  Протестую! — Старенький, но уважаемый представитель Элиока, профессор с труднопроизносимым именем Прщгрсл поднялся с кресла. — Речь идёт о жизни живого существа, которая зависит от решения, принятого на прошлом заседании Совета. Если уважаемый адмирал Ирина… Простите, я правильно выговорил ваше имя?

— Да, благодарю вас, — кивнула я, улыбнувшись.

—  Прошу прощения, оно слишком трудное для моего языка. Так вот, если уважаемый адмирал будет отдан суду на основании неправильного решения совета, будет ли это справедливо?

—  Это будет законно, — сказала фаарзи. — Я не знаю слова справедливо.

—  Присоединяюсь к протесту. — Это уже представитель другого мира. — Законно или нет, речь идёт о жизни живого существа. Кроме того, следует поднять вопрос о статусе Милаакка, чтобы в будущем не возникало подобных споров.

—  Поддерживаю. — Это уже представитель скуош. — Мы не можем решшшать вопроссс о виновносссти и невиновносссти адмирала, не решив вопрос о статуссссе Милакка. Кроме того, Милаакк возможно, не поссследняя планета, вышшшедшая из состава Союза. Предлагаю ссссперва решить вопрос о статуссссе этой планеты, с учетом этой возможности, чтобы не повторялиссссь подобные казусы.

Выступил ещё кто-то. И ещё. Я уже потеряла счёт выступившим, допила чатру, доела булочки и отчаянно хотела в туалет.

—  Хорошо. — Фаарзи устало вытерла пот со лба. — Вопрос о виновности адмирала откладывается на неопределённый срок вплоть до решения вопроса о статусе планет, вышедших из состава союза. Вплоть до этого времени адмирал освобождается от исполнения своих должностных обязанностей. Вопросы есть?

—  Есть. — Наконец-то я решила встать. В туалет хотелось невыносимо, но придётся потерпеть.

—  Меня обвиняют в незаконных делах, связанных с независимым миром. Но поскольку, как выяснилось, Милаакк таковым не является, то обвинение несостоятельно. Или я что-то не так поняла?

Председатель задумалась.

—  Справедливо. Требуется заменить текст обвинения…

—  Протестую! — Суэнк. — На момент совершения ею…

—  Объявляю адмирала невиновной по всем пунктам, — сказала председатель. Вид у неё был замученный. — Кто за?

Легче было сказать, кто против. Суэнк и пара бывших колоний Милаакка. Председатель облегчённо вздохнула. Я улыбнулась, глядя ей в глаза. Она вспыхнула и отвернулась. «Извини, коллега» — подумала я.— «Всем жить хочется».

—  Объявляется перерыв. Адмирал Ирина т’Человек, вы свободны, оправданы, можете приступать к своим обязанностям. Адмирал Суэнк т’Кирн, после перерыва будет рассматриваться ваше дело.

Радостная, я выскочила на улицу. Меня там уже давно ждали Каэльд и Хисс.

—  Ну как? — спросила Хисс. Видно, что оба устали и волновались.

—  А… Искали, за какой хрен колобка повесить. Не нашли!— Радостно воскликнула я — Сейчас Суэнка прорабатывать будут!

—  Прекрасно, — сказал Каэльд. — Что теперь?

—  Теперь я почищу твои штаны сзади! Нечего на ступеньках сидеть! Ну до чего вы все, мужики, неопрятные, глаза б не глядели!

И я принялась с силой очищать его штаны. Прохожие оборачивались на странную троицу, но мне было всё равно.

—  А теперь в шшшштаб? — спросила Хисс, когда всё закончилось.

—  Не-е-ет.. — протянула я с видимым удовольствием. — В парикмахерскую!

Прошло два дня. Я сидела в штабе, изучая новые должностные инструкции, возникшие в результате последних событий. Вот кто бы мне объяснил, как это так получается, что человек попадает в какую-то ситуацию, находит выход и результатом этого становится совершенно бестолковое руководство для тех, кто может наступить на те же грабли? Не понимаю.

Приказы пошли. Прочитав первый, я непроизвольно хихикнула.

— Что такое? — оторвался от бумажек начальник штаба, Роэрд. Мой старый знакомый по Текри-2.

—  Сбылась твоя мечта, дружище. Ты хотел поменять должность? Готовь приказ на подпись новому командующему флотом Зееэкса.

—  О! Давно пора, засиделся я в штабе. А он подпишет?

—  Можешь не сомневаться. — Веселье просто рвалось из меня. — Подпишет. Должность командира спецотряда на «Неустрашимом» тебя устроит?

—  В самый раз. Что я должен сделать?

—  Ознакомиться с этим документом. И пока ты не подготовил приказ, позови-ка мне Каэльда и Хисс. Я их тоже обрадую. (Г'йохль? Мы уже давно не соблюдали его. В наше время это не так легко, как в когда-то.)

Он прочитал, поднял на меня глаза. Затем вызвал дежурного и отдал необходимое распоряжение. И снова обратился ко мне.

—  Я ожидал чего-то подобного. Было бы глупо ожидать, что нам пришлют Суэнка командовать, после того, как Киорк…

Всё веселье разом смело, как корова языком. Нет, Киорк выжил. Подлатали хорошо, сердце как новое. Или вообще новое? Но из полиции его с почётом турнули. Старый стал. Или же кого-то более устраивала моя кандидатура? Возможно, я это узнаю. Со временем.

—  Да, с Суэнку больше повезло, — сказала я. — Всего-то понизили до командующего флотом Фацеце. Злится небось, что мы с ним теперь одного уровня.

В кабинет зашёл Каэльд, посторонился, пропуская Хисс. Моя лучшая подруга заняла половину свободного пространства. Если бы Каэльд решил выйти, ему бы это не удалось.

—  Что случилось?

—  И почему такая ссспешшка?

Оба вопроса прозвучали одновременно.

—  Поздравляю вас с повышением, — обрадовала я их. — Со вчерашнего дня приказом штаба объединённых флотов у нас новый командир. И он начал с кадровых перестановок. Капитан Роэрд т’Кирн, займитесь передачей должности капитану Каэльду т’кирн, приёмом должности командующего спецотрядом на «Неустрашимом» от Ирины т’человек, подготовьте соотвествующие приказы. Хисс, пойдёшь на должность начальника службы безопасности? Единственная вакантная должность. Если не нравится, придумаю что-нибудь.

—  И кто теперь нами командует? — Хитро улыбаясь, спросил Каэльд.

—  Угадай с трёх раз. — Столь же хитро улыбаясь, ответила я.

—  А флаг оставишь на… — Играть в загадки Каэльду не хотелось.

—  Перенесу на «Неустрашимый». Нравится он мне.

—  Иришшшка, а что ты говорила про Суэнка? Я слышшшала из коридора. — Спросила Хисс.

—  Его сочли виновным в этой истории с чёрной дырой. И понизили до командующего флотом Фацеце. Наверное, решили, что второй раз он эту штуку не выкинет, если сам будет на корабле.

—  Логично, — хмыкнул Каэльд. — Надо будет навести справки, что это за флот.

—  Нет уж, милый. Этим займётся служба безопасности. Хисс, сделаешь?

—  Да. Когда приссступать?

—  Как только примешь должность. Видимо, завтра.

— Хорошшшо. Я с утра отправлю все необходимые запросссы…

—  Нет. Это совершенно ни к чему. Хисс, нам не надо афишировать, наш интерес к Суэнку. Пусть он вообще забудет о нашем существовании.

—  Это невозможно, — сказал Каэльд.

—  Да, я знаю. Пока я жива, он будет думать, как ещё мне насолить. А когда умру, всю жизнь будет кусать локти, что не получилось. Хисс, вот что. Сделаем так. Ты наведёшь справки, негласно, через друзей, знакомых, кого угодно, что с этим флотом. А я отправлю на Фацеце Кирилла.

—  Зачем? — Каэльд так удивился, что чуть не выронил челюсть.

—  Для прохождения учёбы…Тьфу, чёрт, проклятая бюрократия! В университет. Там есть орбитальный, с преподавателями та’корн. Пусть изучает всё, что может и хочет. Заодно просто расспросит что-нибудь о тамошнем флоте.

—  Иришшшка, а может, не стоит его впутывать в это дело? — спросила Хисс. — Как-то оно непорядочно.

—  Мне тоже не нравится… — я подумала и решила. — Чёрт с ним. Пусть учится. Каэльд, завтра заготовишь… Отставить. Роэрд, последний приказ. Заготовь Кириллу направление в орбитальный университет на Фацеце. Кажется, там набор сейчас идёт.

—  Ирина, он не сотрудник полиции.

—  Плевать. Оформи как внештатного, привлечённое лицо, за особые заслуги перед Союзом или… Слушай, ну ради меня придумай что нибудь, а?

Это на него лучше подействовало, чем командный тон. Фраза «ну ради меня…» действует железно на любого кирна или человека. Особенно если он тайно в тебя влюблён. Тоже, наверное, свинство, но я всю жизнь в дерьме роюсь. Что в Москве, что здесь. Только и разницы, что здесь дерьма больше, зато могу и кого другого припахать.

—  Сделаю. — Сказал он, махнув рукой. — Только как он всё это передаст? Руками?

—  Отправим сопровождающего, — сказала я. — Или нет. Вот что, посоветуюсь-ка я с кем-нибудь из навигаторов. Роэрд, кто из них в этом университете учился?

—  Да все, — ответил он.

Каэльд кивнул. Хисс тоже.

—  Всё-то вы знаете… — проворчала я. — Ладно. Идите.

Посоветовавшись с навигаторами, я решила проблему. Бумаги сложили Кириллу в шлюз (или рот?), а он всё передал, как есть. Преподаватель в скафандре зашёл внутрь и всё забрал. Было бы, о чём беспокоиться. Кстати, впоследствии мне говорили о нём, как об одном из лучших студентов, я даже гордилась им.

Дни потихоньку шли себе и шли, служба тоже шла своим чередом. Я уже привыкла к своей новой роли. Каэльд и Хисс тоже потихоньку втянулись в должность. Флот на Фацеце оказался летучей рембазой, даже без планетных сооружений. Мобильные доки, мастерские, буксиры. Необходимая вещь, но неприятная. Зато и навредить чем либо Суэнк скорее всего не сможет. Я и думать-то о нём забыла. Собственно, этот флот хотели отдать Мидаакку, как и часть кораблей. Но слава богу, хватило ума у кого-то наверху этого не делать. И без того им жирно будет.

Однажды ночью… Все служебные неприятности начинаются не вовремя. Например, ночью. Почему? Какой-то странный закон природы, не иначе. И почему срочные бумаги из штаба всегда приносит курьер, хотя есть видеофоны, коммуникаторы, и прочее. Может, потому что я всё это предусмотрительно выключаю на ночь? Вот и сейчас… Зевая, я приняла пакет из штаба, от дежурного офицера. Расписалась. Курьер убежал, напоследок облизав глазами мою фигуру в облачении халата. Пусть его. Бросила пакет на кровать, хотела вернуться к прерванному занятию, тем более Каэльд уже звал. Но потом решила вскрыть пакет и прочитать. Пока я вскрывала пакет с кристаллом, пока включала компьютер, мой муж весь извёлся, и даже выскочил смотреть, что я делаю.

—  Ир, на кой тебе это сейчас? Давай до утра, а? Есть же дела поинтереснее!

—  Отстань. Всё бы тебе в игрушки играть. Человек старался, среди ночи сюда ехал. Разбудили его, на посту сидевши. Самому неинтересно?

—  Нисколько. Как всегда у нас, срочно беги и жди.

—  А мне вот интересно. Хочу посмотреть! — сказала я голосом капризной девочки. Каэльд схватил меня за талию и попытался оттащить, но я вывернулась, оставив у него в руках халатик. Тем временем, компьютер полностью загрузился. Я открыла кристалл, прочитала и обмерла.

—  Ну что там? Приезд инспекции во главе с адмиралом Суэнком?

—  Хуже. Собирайся, живо! И мне форму! Чёрт бы вас мужиков побрал!

—  Что такое? — он подскочил к компу и уставился на экран. — О, боже… Срочно связывайся со штабом…

—  Я сама знаю, идиот! — заорала я, и кинулась к видеофону. На полдороге опомнилась. Всё-таки я не на гхумской церемонии, да и ремней на мне нет. Изображение можно отключить, но что-то я не доверяю настолько технике. Вдруг я сделаю так, что сама не увижу дежурного, а он меня отлично увидит? Голую и растрёпанную?

—  Где моя форма!!!!

Кое-как собравшись, я кинулась к видеофону и объявила боевую тревогу. Нет, не война. Просто вторжение в секторе Рыырс. Непонятно чьё, но своими силами им справится не удалось, а мой флот ближе всех. Ровно через пятнадцать минут после объявления тревоги я находилась в боевой рубке «Неустрашимого» Ещё через пять экипажи были собраны и погружены. Флот в полном составе был готов к вылету.

—  Тут бы и скомандовать отбой, — проворчала я, отбрасывая предохранительную крышку на выключателе стартёра.

—  Размечталась, — ответил Каэльд из соседнего кресла.

—  Куда летим? — спросила Хисс.

—  Рыырс. Кто-то решил потрепать их чуток.

—  Ловушшшшка?

—  Возможно. Там разберёмся.

Неделя полёта. И сколько-то времени шёл сигнал бедствия. Казалось бы, зачем спешка? Положено… Тревога в одном из миров Союза и весь флот Зэеекса срывается с места и летит на выручку. Кроме тех кораблей, что патрулируют вокруг независимых миров, само-собой. Некоторые из них должны прибыть через месяц, некоторые позже. А до той поры база чиста, ни одного корабля. Ох, не нравится мне это… Так.

—  Отставить вылет. — Скомандовала я.

—  Ты что? — Впервые в жизни я увидела в глазах Хисс что-то, кроме злобы или ярости. Удивление.

—  Это ловушка. Спиной чую. Неделю туда, неделю обратно, там ещё сколько-то… И Зееэкс без прикрытия. Столица Союза, можно сказать. База, Совет, посольства…

—  Но приказ… — Подал голос Каэльд.

—  Легче получить прощение, чем разрешение. Я флотом командую.

Быстренько прикинула, что к чему. Отделила пятьдесят кораблей, им дала отбой вылета и поставила задачу охранять Зееэекс. Остальным — взлёт.

Неделя до пространства Рыырс. Обычная рутина полёта. По новой инструкции, я должна отправить туда разведку, выяснить, что произошло, затем только флот. Наверное, так и стоило сделать, два нарушения подряд слишком даже для меня. Но… Чёрт с ним. Флот вышел в пространство весь целиком. Никаких чёрных дыр, никаких ловушек. Но флот вышел в пространство не в расчётной точке. Это с моими-то навигаторами! Да такого вообще никогда не случалось.

—  Каэльд, распорядись. Служебное расследование по поводу нештатного выхода в пространство. Срок — сутки. Хисс, подключаешься, как куратор.

—  Мне кажетссссся, я знаю, в чём дело… Иришка, проссссмотри гравитационную картину.

—  Да? Действительно…

Конечно, легче предположить ошибку навигаторов, чем нарушение гравитационной картины пространства. Но кто мог предположить, что она так кардинально изменится? Раньше у звезды Рыырс было четыре планеты. Теперь три. Одну просто как корова языком, даже каменного облака не осталось. Что за чертовщина? Может, зря оставила часть кораблей? По спине пробежал неприятный такой холодок, как всегда, когда я вляпывалась в очередное дерьмо.

—  Та-а-к. Расследование — отменить. Каэльд, всем навигаторам благодарность в приказе. И премию, в оклад.

—  Может, половину? Нужны им те деньги…

—  Оклад. Если бы не они, мы больше потеряли бы. Да не жмись, они всё равно пожертвуют в пользу флота.

И то правда. Выход в обычное пространство на таких условиях может легко привести к столкновению кораблей. Просто чудо, что этого не произошло. Деньги Та’Корн и вправду не особо нужны, благодарность больше радости принесёт. Лишь бы из этого дерьма вырваться.

Каэльд исправно отстучал приказ на клавиатуре, затем уставился на экран и присвистнул.

—  Чего свиссстишшшь? — Спросила Хисс

—  Да вот. Смотрю. У Иришки редкостный талант влипать по самые уши.

—  Да? И что тут такого страшного?

—  Сама не видишь? Исчезла не просто планета. Военная база. А возле основной планеты висят чьи-то корабли. Глянь на радар.

—  А возле другой?

—  Пусто. Что там охранять? Ископаемых полно, а рудников там не было.

—  Всё-то ты знаешь…— сказала я.

—  Не я. Компьютер. — Каэльд ткнул в экран пальцем. Дурная привычка, но никак не отучится.

—  Молодец. Что делать посоветуешь?

—  Подумать ссссначала, — сказала Хисс. — Яссссно, что кто-то на них напал. Отбитьссся-то отобьём, но выяснить, что к чему…

—  А если это их корабли висят? — спросил Каэльд.

—  А что насчёт системы «свой-чужой»? Да и есть у них вообще корабли?

—  Если только Милаакк…

—  Милаакк не стал бы планету сносить. Тем более с военной базой. Да ещё и систему «свой-чужой» включил бы. Мозги нам запарить.

—  Ясно. Тогда двигаемся, и выясняем. Нас давно уже заметили, если не дураки.

Подошли поближе. Флот чужих внушал уважение, хотя был меньше нашего. Сканеры показали, что орудия деактивированы. Плохой признак. Либо не уважают, либо хотят обмануть. Скорее и то, и другое.

Я связалась с правительством планеты. Может, оно и не по чину, но с крысоидами только так можно разговаривать, через ближайшего большого начальника. Странный они народ.

—  Корректор Основы Рыырс Шиипшик. С кем имею честь? — Крысоид на экране не выглядел особенно важным, да и вроде бы его по-другому должны звать? Всякое может быть, выбрали нового. За неделю. Но федерация на месте. Уже хорошо. Может, и без драки обойдётся. Жаль, нет у меня приказа в бой не вступать.

—  Адмирал Ирина т’человек, командир флота галактической полиции, Зееэкс. Имею приказ выяснить, что у вас произошло.

—  У нас всё в порядке. Ничего не произошло. Сигнал бедствия был послан ошибочно.

Ага. Взять штраф за ложный вызов и вернуться? В принципе, у меня есть такие полномочия. Вот только, не верится мне что-то в эту историю. Планету тоже по ошибке снесли? Чужие корабли для красоты висят?

—  Понятно. Счёт за ложный вызов будет вам выставлен своевременно. А что случилось с вашей планетой?

—  На военной базе производились эксперименты по созданию генератора антиплазмы. Произошёл взрыв. Прежний Корректор впал в панику, и послал сигнал бедствия.

Ага. Так я поверила. Надо полагать, генератор антиплазмы чужаки привезли.

—  Хорошо. Тогда прошу вас, корректор, прислать мне подробный отчёт о событиях. Мне нужно что-то предоставить командованию. Сами понимаете, бюрократия… (Ну да, не любят крысоиды бюрократию. Но понимают, что без неё никак. А я тем временем решу, что делать.)

—  Это обязательно? Получив отчёт, вы улетите?

—  Да, корректор. Улетим, но не сразу. Изменение гравитационной картины вызвало повреждение гиперпривода на нескольких кораблях. Требуется ремонт. Как только он будет закончен, и отчёт будет на борту, мы улетим. Про счёт за ложный вызов я уже говорила.

—  Я согласен. Требуется ли помощь в ремонте?

—  Нет. Справимся своими силами.

—  Пусть ваш путь будет длинным и прямым, адмирал.

—  И ваш тоже, корректор.

Я отрубила связь и вытянулась в кресле.

—  Ну, что скажете, друзья мои?

—  Дурь, — ответил Каэльд. — Как пить дать, вторжение. Запуганный корректор вешает лапшу на уши, а мы верим.

—  Правильно говоришь. Хисс, что делать?

—  По законы мы обязаны улететь, Иришшшка.

—  Не спорю. Но если бы ты была мной, как бы ты поступила?

Хисс молча указала в пол наманикюренным когтем.

—  Точно. Спуститься, расспросить местных… Невозможно.

—  Почему? — спросил Каэльд. Я молча потрепала воротник мундира.

—  Понятно. А…

—  Голая не пойду. Крыскам плевать, но это не гхум и там холодно. Халат трепать тоже не хочу. А другой одежды у меня нет.

—  И что делать будешшшш? — Хисс пошевелилась. — Давай хоть местное радио послушаем.

—  Точно! Я и забыла, что ты знаешь кучу языков! Хисс, Каэльд, давайте!

Каким-то волшебством Каэльд нащупал частоту местного радио. Хисс переводила. Я записывала на кристаллы. Ничего особенного. Планетные новости. Никаких славословий в честь пришельцев. Всеобщий траур. Спорт. Обсуждение проекта создания шахт на второй планете. Никакого повального единодушия, характерного для тоталитарного государства. Кто-то протестует против чужаков, кто-то ругает правительство. Я потерла виски, чтобы как-то прогнать мигрень. Два часа времени впустую. Психологи прокрутят эти записи, сделают вывод… Но это не скоро.

—  Что скажешшшь, Иришшшка? — сказала Хисс. С трудом поняв, что это не перевод, я ответила:

—  Уходить надо. Мы своё дело сделали. Здесь всё тишь да гладь, да божья благодать.

—  Хм.. А ты сама в это веришь? — насмешливо спросил Каэльд.

—  Нет.

Зазвенел сигнал вызова. На экране появился заместитель корректора, зодчий основы. Разговор был короток. Он просто прислал отчёт о чужаках, квитанцию о штрафе, попрощался. Я прочитала отчёт внимательнейшим образом. Да, пришельцы из независимого мира. Нормальный договор на разработку полезных ископаемых, всё законно. Интересно, как он согласуется с проектом шахт на второй планете? Внутреннее дело Рыырс, вмешиваться не имею права.

И мы ушли. Неприятно, конечно, чувствовать себя дураками, но что поделать? Судьба. Но приключения только начинались.

На выходе у Зееэкса нас ждала засада. Навигаторы вовремя засекли скопление кораблей и вывели флот в самом выгодное положение — так, что мы оказались между противником и звездой, на весьма приличном расстоянии. То, что это именно противник — я поняла сразу после того, как с Зееэкса поступили многочисленные сигналы о нападении из космоса и захвате нескольких городов, а потому приказала атаковать чужие корабли. У них было численное преимущество, у нас — внезапность.

Первыми же залпами электронных пушек мы вывели из строя четверть кораблей врага. Многого это не дало, через несколько минут они снова были в строю, но зато и мы подобрались поближе, как раз чтобы ударить из тяжёлых орудий и психотронок. Тут нам повезло больше! Часть кораблей противника превратилась в огненные шары, часть потеряла управление и вышла из боя. Позже их подобрали, экипажи покончили с собой, как на «Громовержце». Но этого всё равно было мало. Оставшиеся крейсера выпустили истребители. Слава богу, хоть тут нам повезло! Электронные пушки мгновенно выжгли их компьютерную начинку, а починить истребитель можно только на базовом корабле. Впрочем, хоть они и летели по инерции и были неуправляемы, стрелять могли с чистой совестью. Ладно! Плевать, — решила я. Внезапно на экране вспыхнул сигнал психотронной атаки. Защита сработала, я даже не почувствовала укола совести. Я только усмехнулась и выпустила наши истребители, приказав им не выходить из-под защитного поля. Такова была новая тактика, выработанная командованием. Конечно, эффективность снижается, поскольку истребитель превращается всего лишь в автономное орудие, но мне и этого хватало. Десяток острых лучей вонзился в защиту вражеского крейсера, как шпаги тореадоров в быка. На некоторое время в космосе расцвёл огненный цветок: защита пыталась поглотить энергию слабых, но дальнобойных пушек. Бесполезно! Цветок погас, иглы лучей пронзили реактор противника. Теперь, лишённый энергии, он был беззащитен.

Остальные мои корабли применили туже тактику. Не обошлось без жертв, увы. Несколько истребителей «Любимчика» выпали из-под прикрытия и были обстреляны. К сожалению (или к счастью?) они таранили один из транспортников врага. Кроме того, я потеряла несколько крейсеров, не успевших вовремя поставить защиту и обстрелянных психотронкой. Чёрт!!! Наверняка виноваты технари, но с них уже не спросишь! Я пообещала себе разобраться с этим, но… как всегда, свалят на погибших и концов не найдёшь. Ладно, устрою полную проверку всему флоту, когда вернёмся. И ревизия раз в месяц, если не чаще! Внезапно отказал кормовой компьютер. Один из вражеских истребителей, подбитых, по инерции вошёл под защитное поле «Неустрашимого» и каким-то чудом выстрелил из электронной пушки. Нашу защиту как корова языком слизнула, не говоря уже о тактическом компьютере, радарах, видео и цифровой связи. Хорошо, что эта пушка не действует на более примитивную технику, радио оптика и простейшие электрические цепи у меня остались. Я тут же вывела их на свой пульт и запросила техников о повреждениях. Результат оказался лучше, чем я ожидала: несколько минут и всё будет исправлено. Вот только и противнику хватило этих нескольких минут с лихвой. «Неустрашимый» резко дёрнулся от удара. Раздался жуткий треск, с которым совпали два крика: «Нет!!!». Меня куда-то швырнуло, раздался хруст, удар… Я ничего не поняла. Но позже… Я лежала на полу, придавленная телом Каэльда, вся в крови. В его крови и мозгах. Приборный блок сорвался с креплений и падал на меня. Каэльд и Хисс кинулись на выручку. Хисс не успела, он успел. Тяжёлый блок напрочь размозжил ему голову, как потом мне объяснили.

—  Нееет!!! — заорала я, поняв, что случилось непоправимое. — Ки!!! Вставай!!!

Я теребила мёртвое тело, понимая, что это бесполезно, но на что-то надеясь.

—  Ты ничем ему не поможешшшь….— Услышала я голос лучшей подруги. — Он прошшшшёл через врата, но сссспас тебя.

—  К чёрту всё!!! И врата ваши к чёрту!!! — заорала я. И хотела как следует врезать ей по морде, но тут зазвенел сигнал вызова. Машинально я ответила.

—  Адмирал, системы корабля в норме, ремонт закончен, защита восстановлена. — Доложил дежурный офицер. — Какие будут приказания?

—  Уберите труп из рубки, — приказала я. — Замените мне кресло. И поторопитесь.

—  Будет сделано!

—  Что ты собираешься делать? — спросила Хисс.

—  Воевать. — Бросила я и посмотрела ей в глаза. Не знаю, как я выглядела, но Хисс испуганно отошла в сторону. Мне было всё равно.

Унесли труп. Принесли кресло. Установили мгновенно и смылись.

Я молча уселась за пульт и уставилась в экран тактического компьютера. Мы несли потери. Несколько моих истребителей вылетели из-под защиты и были обстреляны. Но зато два вражеских корабля превратились в огненные шары, когда мои парни умудрились прострелить им реакторы. Это стоило мне нескольких истребителей. Со мной происходило что-то странное, пропали все эмоции, остался холодный разум. Искорки на экране, бывшие ранее живыми людьми вдруг стали просто искорками. Живой силой и потерями, не более. Я отдала несколько приказов уцелевшим кораблям, сосредотачивая огонь на флагмане. Несколько ракетных залпов и он сгорел. Я потеряла ещё два крейсера, но ситуация несколько переменилась, противник начал отступать. Несколько кораблей открыли зоны перехода, я тут же их заблокировала. «Нет уж… Ни один не уйдёт!» — решила я. Двое всё-таки ушли, успели открыть зону перехода. Впрочем, несколько выстрелов из психотронок им всё-таки досталось. Надеюсь, толк был.

—  Отстрелялись, — хмуро сказала Хисс. — Собираем обломки и на базу?

—  Если она ещё есть, та база, — ответила я. — Хорошо, что мы оставили часть флота. Надеюсь, они достойно встретили этих уродов, кем бы те ни были.

—  Надеюссссь… Но судя о тому, что уроды осталисссь…

—  Хисс, не наводи паники. Возможно, наши просто отогнали их к планете, а сами окопались.

—  Хорошшшо бы… Что сейчассс?

—  Подбираем наших. Остальное… Сбросим навигационный бакен, потом разберёмся с чужими. Сейчас не до них. А пусть хоть вообще сдохнут. Идём к планете.

Бакен сбросили. К планете подошли. База была разрушена. Треть флота, оставленная мною, болталась по орбите в виде обломков. Мы очистили космос от пришельцев, но как быть с теми, что оказались внизу? Несколько чужих транспортников поднялись с планеты и попытались пройти мимо нас. Даже не стала тратить ракеты и выпускать истребители, просто прихлопнула их психотронками, пусть летят в пространство братской могилой. Столица лежала в руинах, но, судя по телепередачам, чужаков там не было. Не пустили их мои парни. Сами погибли, но не пустили. Несколько городов были оккупированы, среди них Кронцглинг. В памяти всплыла рыжеволосая кирнийка. Айна. Я решила, что лично займусь этим городом, чего бы мне это не стоило. Распределила отряды по оккупированным городам, и вперёд. Возле города стояли пара чужих транспортников, я их просто сожгла. Хисс заикнулась насчёт заложников, которые там могли быть, не обратила внимания. Всё что я хотела — уничтожить всех чужаков, отомстить за Каэльда. Кажется, удалось. Я шла во главе отряда по городу, даже не надев брони. Мы врывались в каждое занятое здание, и я резала всю синекожую сволочь, которую видела на пути. Хорошая вещь, нитевик, жаль, что режет беззвучно. Но тем страшнее. Чужаки поначалу пытались сопротивляться, потом падали на колени, что-то верещали по-своему. Ни один не выжил. К вечеру Кронцглинг был очищен. Чуть позже остальные города. Я направилась к Айне. Её дом был разрушен, но жители спаслись в подвале. Как хорошо, что она тоже была там! Хотелось обнять её, заплакать, но слёз не было.

—  Ирина, что с тобой? Вы их выгнали?

—  Да. Мы их выгнали.

Я замолчала. Не знала, как есть сказать, поэтому просто брякнула:

—  Каэльд погиб.

—  Ясно… — она обернулась и села на обломок стены, не обращая внимания на покрывшее его каменное крошево. — Как это случилось?

Я рассказала.

—  И теперь ты… Я понимаю, г’йохль. Или нет?

—  Он погиб, спасая мою жизнь. Думаю, это не считается.

—  Да, верно. Согласно обычаям… — Айна задумалась. — Знаешь, старейшинам придётся здорово поломать голову над этим парадоксом. Покончить с собой будет неуважением к нему. Молю, обещай, что не сделаешь этого!

—  Это единственное, что я могу тебе обещать, Айна. Всё пошло прахом. Война это или провокация… Знаешь что? — я сунула руку в карман и вытащила кредитку. — На какое-то время тебе этого хватит.

—  Спасибо. — Она спрятала карточку в карман. — Скажи, когда и как ты будешь провожать Каэльда?

—  Всех. Как только очистим остальные города, затем наверх. Соберём тела и обломки. Тогда и проводим.

—  Ирина, я понимаю, что это наглость, но… Можно я буду при этом присутствовать?

—  Ты знаешь, это запрещено.

—  Знаю. Но я в своём праве.

Я взглянула в её зелёные глаза и поняла: чёрт с ним, с запретом. Никогда не прощу, если откажу ей в этом.

—  Это запрещено. Поэтому я не возьму тебя наверх. Если мои люди увидят, кто-нибудь доложит.

В её глазах появилось отвращение. Не детская обида, такое просто не вязалось с ней.

—  Так что, надеюсь, что ты не пробежишь у них за спиной в сторону кормового люка, который будет случайно открыт во время построения. Даже если и пробежишь, там будет стоять Хисс. Даже если она не заметит тебя до старта, то заметит после, когда я не смогу вернуть корабль вниз. Ты меня хорошо понимаешь, Айна?

Зелёные глаза широко открылись и в них блеснули чёртики. До чего обаятельная девчонка, чёрт побери!

—  Да. А построение точно будет?

—  Вообще-то совершенно необязательно, но сегодня мне почему-то захотелось увидеть весь экипаж крейсера на поверхности, под открытым небом. Сказать им, что они молодцы, довести сведения от остальных отрядов. Мне кажется, это будет правильно, ты согласна?

—  Да.

—  Хисс, а ты всё поняла? — обратилась я к подруге, неподвижно стоявшей рядом.

—  Да. Мне давно хотелоссссь… повнимательней рассссмотреть противопожарную инсссструкцию, висящую в кормовом люке напротив входа. Это ведь не возбраняется, адмирал?

—  Нисколько.

—  Ирина! Ты самая лучшая! — воскликнула Айна и повисла у меня на шее.

Обломки и трупы собрали. Упаковали в специальные ящики. Приготовились к прощанию. Эта сцена до сих пор стоит у меня перед глазами.

Я на трибуне перед камерой. Перед моими глазами бежит текст, не слишком быстро, сообразуясь с тем, как я его читаю. Я плохо соображаю, что там написано, какая-то патриотическая бредятина, смешанная со славословиями. Мои губы механически повторяют слова, но мозг в них не вчитывается, они проходят сквозь меня, как свет сквозь стекло, не оставляя следов. Эти слова — не для меня. Они для флота. Для экипажей уцелевших в бою кораблей. Мне не до этого, я хороню любимого. Наверное, стоило бы заплакать, но я не плачу. Не потому что нельзя, не потому что косметика потечет. Я уже выплакала слёзы. Ночью, сидя в каюте с лучшей подругой. Хисс, как никто, умеет поддержать человека в его горе. Слова, которые я читаю, не имеют никакого отношения к той восковой кукле, которая лежит в гробу. Я смотрю туда, стараясь ненадолго отрываться от экрана. Мысленно я произношу другие слова, тёплые, настоящие, которые говорила ему живому когда-то и уже никогда не скажу. Как хочется произнести их вслух! Кажется, сделаю это, и он встанет. Но нет, зачем обманывать себя? Глупо…

Слова кончили ползти по экрану. Слава богу. Теперь последнее. Я дёргаю маленький рычажок справа, подавая сигнал. Два солдата закрывают гроб, и он начинает медленно ползти по рельсам к люку. Господи, как же хочется прыгнуть на него, и вместе с ним оказаться в открытом космосе! Сигнал. Гроб вылетел наружу. На экране видно как он удаляется в направлении большой оранжевого солнца Зееэкса? Гроба уже не видно, а я всё равно почему-то жду вспышку, хотя знаю, что он упадёт в горнило звезды только через несколько дней, и вспышка будет настолько мала, что я её не увижу. Когда-то среди предков Каэльда считалось, что чем больше погребальный костёр, тем больше почёт покойнику. Я дала своему любимому такой костёр, какого не было ни у кого из его предков, практически вечный. Что я ещё могу для него сделать? Ничего…

Слава богу, обряд завершился. Я слезаю с трибуны и ухожу в каюту, гордая и красивая, высоко подняв голову. Сзади меня тяжело топает Хисс, нарушая торжественность момента и Роэрд, мой новый начальник штаба, назначенный вместо Каэльда. Интересно, когда он поймёт напрасность своей надежды переспать со мной? Наверное, на моих похоронах. В коридоре я отдала ему последние распоряжения и отправилась в каюту. Пускай ведёт флот вниз, он сможет. А мне надо отдохнуть. Очень надо. Одной. Да. Теперь я всегда буду отдыхать одна, если только мне не придёт в голову переночевать в каюте Хисс.

Снова здание Совета. Точнее, руины. Да и совет в неполном составе, ещё не выбрали новых взамен погибших. Часть помещений здания ещё действует, в одном из таких я сижу на приёме у командующего объединёнными флотами полиции. Зовут его Ваалд. Т’кирн, естественно. Битый час общаемся.

—  Даже не знаю, Ирина, что с тобой делать. Наградить бы, но такой процесс жертв среди мирного населения… — Он развёл руками — И ни одного пленного. Только изображения. Мы даже не можем идентифицировать их расовую принадлежность.

Я молчала. Всё, что надо сказать — уже высказала. И что потери среди гражданских — вина чужаков, и что кормить таких пленных неведомо чем, не говоря уже о бактериях, которых они могли занести на планету в своих телах. И много чего остального. Он в очередной раз вздохнул.

—  Ладно. Оставим как есть, к награде представлю, пусть наверху решают. С журналюгами сама разбирайся. (О! А Киорк никогда бы меня этим шакалам не сдал! Жаль старика.) Флот Суэнка уже вылетел с Фацеце, по прибытии займётся ремонтом твоих развалин. Эх, Ирина-Ирина… Сколько с тобой проблем… Ну доведи свой г’йохль до конца, а? Обычай всё ж…

Я разозлилась. Чёрт бы их побрал с этими идиотскими обычаями! Не обязана я резаться и всё тут. Пожить хочу. Землю от гронов прикрыть хотя бы.

—  Сам режься, я не обязана. — Резко бросила ему в лицо. — Глянь мне в глаза! Нет, глянь, адмирал. Где ты видишь вертикальные зрачки? — Я уставилась на адмирала. Некоторое время он смотрел на меня, затем опустил взгляд. — Посмотри на мои руки. Где ты видишь втягивающиеся когти?

—  Ваш г’йохль…

—  К чёрту г’йохль! Каэльд спас мне жизнь, погибая. Хисс свидетель. Будешь спорить со скуош?

—  Нет. Ладно, меня это не касается. Приказ такой. Прямо сейчас снимаешь все корабли с патрулирования независимых миров. Всех миров. И без твоих штучек. Мне нужен весь твой флот здесь и как можно скорее.

—  Но…

—  Отставить. Никаких но.

—  Война?

—  Пока нет. Даже это нападение не считается войной. Ты в курсе, что некоторые думают, что эта акция была спланирована ради того, чтобы убрать тебя?

—  О как… Польщена. И чем я так знаменита, можно узнать?

—  Не знаю. Но многие связывают акцию с про…

—  С чем?

—  С простой констатаций факта, что ты насолила милаакканцам.

—  О как? Нет, Ваалд, раз ты сказал а, говори б. Я уже грон знает сколько времени слышу про ваше дурацкое пророчество и ни разу не слышала полностью. Выкладывай.

—  Грон! Адмирал, вы свободны! Занимайтесь флотом!

—  Ну уж нет… Выкладывай мне всё, что знаешь о пророчестве, Ваалд, или я вытащу эту историю из Хисс! Я не шучу, ты меня знаешь.

—  Адмирал!

—  Да, адмирал? — Я нагло уставилась ему в глаза и зазывно облизала губы. Он смутился.

—  Только без вот этих ваших вот!

—  Без чего? — захлопала я ресницами.

—  Без этих штучек! Вон!

—  Не уйду, пока не услышу всё о пророчестве.

Ваалд вскочил, упёрся в стол руками. Лицо его побагровело. Ещё чуть-чуть и инфаркт. Надо оно мне? Я встала напротив него.

—  Вот что Ирина. Сделка. Вы месяц не пытаетесь ничего узнать о пророчестве, а я вам… Три средних крейсера. Новые, только что прошли испытания и освящены та’корн. Готовились на Реорте, а я их отдаю вам. Договорились?

—  Четыре крейсера, адмирал. Сами знаете, у меня только восемьдесят кораблей, не считая тех, что патрулируют независимые миры. Четыре крейсера.

—  Три. И один тяжёлый. Сборка закончена, испытания начались. Получите через полтора месяца. И до той поры забудьте слово «пророчество», как кошмарный сон. Договорились?

Я задумалась. Всего полтора месяца и четыре новеньких корабля. Игра стоит свеч. Да и чёрт с ним, с пророчеством. Кирны буквально жить не могут без этой мистики. Заслать к ним цыганский табор, то-то смеху будет…

—  Договорились. Но ты мне сам расскажешь, Ваалд.

—  Прости, Ирина. — Он сел и вытер лысину. Лицо снова приобрело нормальный цвет. — Прости, но от меня ты это не услышишь. Ты свободна.

Хм… Серьёзное, наверное, пророчество. Ну и чёрт с ним.

Прошли полтора месяца. Ничего хорошего за это время не произошло. Ещё несколько десятков миров отделились от союза. Совету пришлось создать для них отдельный статус — отсоединившиеся. Происходил этот процесс тихо и вполне законно, как любая подлость. Потому нас и не касалось. Были мелкие стычки между правительствами планет и сепаратистами, но пока они не выходили за пределы атмосферы — нас не волновали.

Суэнк потихоньку восстанавливал мои корабли, по принципу из трёх разбитых — один целый. В воздухе висело ожидание какой-то пакости. И эта пакость настала. В один прекрасный день мы с Хисс сидели в штабе и служили службу, обсуждая последнюю моду на раскраску гребня скуош и купальники для фаарзи в женской фазе. С одной стороны, встроенный в купальник корсет формирует изящную фигуру, с другой это должно быть дьявольски не удобно. А модная раскраска, имитирующая пламя, совершенно не нравилась Хисс, но, на мой взгляд, очень неплохо смотрелась бы на её гребне и отлично гармонировала с красными глазами, полными ярости. Выглядело это гораздо лучше, чем надоевший зимний камуфляж. Внезапно зазвонил селектор. Это мой зампотех доложил об окончании приёмки «Попрыгунчика», тяжёлого крейсера. Того самого, обещанного Ваалдом. Я вспомнила о нашем последнем разговоре.

—  Хисс… Давай-ка сменим тему. Тряпки и мазилки это хорошо, но я слышала о некотором пророчестве, якобы имеющем ко мне отношение…

—  Да? Это скушшшно… И вообщщще, у кирнов полно разных пророчессств. А вот посссмотри, интересный кирнийсссский наряд…

Я взяла журнал, закрыла и отложила в сторону.

—  Хисс, я узнала, что это нападение на базу, возможно, было нападением персонально на меня. Вроде бы это связано с пророчеством. Я хочу себя обезопасить. Имею право?

—  Иришшшка, поверь мне. Лучшшше тебе об этом не знать.

—  Да? А мне кажется, что мне лучше знать, о чем я должна знать. Если целый флот непонятно каких чужаков громит столицу Союза, чтобы избавиться от меня… Хисс, о чём пророчество?

—  Ты насссстаиваешшшь?

—  Да.

Хисс замолчала.

—  Хорошшшо… Ты имеешь право знать, хотя… Слушай же. Сразу после окончания войны нашшш мудрец, Хуаш аш Туруш, известный тем, что предсссказывал будущщщее, хоть и не всссегда удачно, впал в долгий сон. Есть у нас такая болезнь, когда…

—  Пропусти. Летаргия меня не интересует. Давай коротко. И без песнопений.

—  Хорошшшшо. Выйдя из сссна, он предрёк, что придёт некто, не принадлежащий ни к одному миру, и принадлежащщщий ко всем. И потеряет он ссссвоих близких и будет одинок, но и будет со вссссеми. И зажжёт он звезду. И должен он будет погибнуть, но будет жить. И будет большшшая война, но он закончит эту войну. А потом вернётссся домой и насссступит мир.

—  Очень интересно. А причём тут я?

—  Уже давно я заметила, что ты подходишшш под это описсссание. По мужу ты кирн, сссама ссссказала как-то раз. Ссстаршшшая мать клана на Гхуме. У тебя младшшший сссан та’корн и безмолвная речь. И, формально, ты не нарушила ни одного закона за время ссслужбы, разве не так, сссумасссшедшая фаарзи?

—  Ну ладно. Допустим. А что во мне от ссскуошшш?

—  Ничего, но… наши старейшины хотели ссссделать тебя почётной гражданкой Проклятой планеты. За моё исссцеление в Шешшшендрике и захват двух чёрных кораблей. Мне ссстоило большого труда отговорить их.

—  Зачем? — задала я бессмысленный вопрос. Сказать, что я была удивлена значит ничего не сказать. Почётная скуош, надо же…

—  Чтобы отвесссти от тебя пророчессство.

—  Отвела?

—  Похоже, нет. В тебе ессссть дух скуош.

—  Ладно. Близких я потеряла, включая Каэльда, но ты со мной. Погибнуть должна была, чёрт бы побрал этот г’йохль. Пусть так. Пусть это обо мне, хотя ни хрена я не верю в эти пророчества. На кой чёрт от меня это скрывать? Пугать не хотите?

—  Есссть ещё одно обстоятельство, Иришшшка. Хуаш аш Туруш предсказал, что война начнётся в тот день, когда этот некто узнает о пророчессстве.

Я присвистнула. Так вот почему Ваалд не хотел мне сам ничего говорить! Ну надо же! Кстати, сколько времени? Ага, день почти прошёл.

—  Ладно, Хисс. Если это пророчество про меня, то у него не так много времени, чтобы начать сбываться. Если до полуночи не начнётся война…

Стук в дверь. Роэрд. Выглядит замученным, но держится крепко. За это я и ценю кирнов. Чёрт, как же мне не хватает Каэльда!

—  Заходи. Надеюсь, ты принёс хорошие новости? Плохими за последний месяц я сыта по горло.

—  Смотря как сказать. — Роэрд взял с кресла модный журнал и положил на край стола. — С одной стороны, всем плохим новостям конец. Распад Союза не имеет значения, неясности кончились. С другой стороны… — Он протянул мне лист пластика, с отпечатанным приказом Совета и Ваалда. Первый гласил о преобразовании полиции в патруль, второй предписывал немедленно поднимать флот и выдвигаться в условленную точку пространства, на соединение с остальными флотами. Судя по всему там должна была начаться первая битва. Я молча протянула бумагу Хисс. Пророчество начало сбываться.

Висят в пространстве два флота, наш и гронов, в боевом порядке. Боя нет. Я второй час мучаю бортовой компьютер, надеясь выработать хоть мало-мальски выигрышную тактику. Но скорее, для того, чтобы не сойти с ума от ожидания. Уверена, что командиры других кораблей заняты тем же.

—  Какие перспективы? — Спрашивает Роэрд. Хисс мрачно молчит.

—  Дерьмо, — отвечаю я. — В лучшем случае уцелеют один-два корабля с обеих сторон.

—  Дерьмо, — соглашается Роэрд. Интересно, он уже потерял надежду залезть в мою постель? Что за чушь лезет в мою голову!

Вызов с «Любимчика». Командир докладывает о неисправности систем вооружения и ходовой части. Чёрт! И нечего уже не сделать, поздно! Вызов с «Могучего». Тоже самое. Ещё вызов. Ещё. На панели зелёные квадратики сменятся красными, один за другим. Пара минут — и мой флот обезврежен. Включая «Неустрашимый».

—  Что делать будем? — шепчет Роэрд. Он спокоен, даже не побледнел. Откуда я знаю! Главное — не впасть в истерику.

—  Ничего. — Говорю я, чувствуя, как по спине течёт холодный пот. — Сейчас доложу Ваалду.

Вызываю Ваалда. Даже не выслушав, яростно рычит и обрывает вызов.

—  Кажется, не только мы. Все флоты парализованы.

—  Ясно. — Роэрд держится молодцом, даже не побледнел. Только взгляд стал твёрже.

—  Хотела бы я знать, почему они не нападают? — говорит Хисс. Между прочим, мне тоже интересно знать. Если это сработало какое-то оружие гронов, то они должны начать нас убивать. Но они молча висят напротив нас. А что если… В конце-концов, я что, должна молча сидеть и ждать у моря погоды? Я закрыла глаза и сосредоточилась. Крик на безмолвной речи требует некоторых усилий, больших, чем простой разговор. А мне нужно было громко кричать. Чтобы услышали корабли гронов. Я очень хотела узнать, что происходит.

Тишина. Я крикнула ещё раз. Кто-то отозвался, но тихо. Странно, что наши та’корн молчали. Я крикнула в третий раз. Теперь результат был налицо. В голове будто вспыхнуло ослепительное белое сияние. Именно сияние, даже не свет. Мне показалось, я куда-то лечу. Вдруг я заметила, что сижу в комнате, лишённой цвета. Пол, стены, потолок… Всё белое. Напротив меня стоит женщина, которая кажется мне знакомой. Одета в форму, как моя. Светлая, худенькая… Да ведь это я, только маленькая! Смотрит удивлённо. Мой клон? Я попыталась закрыть глаза, не получилось. Парализована? Не похоже, такое ощущение, будто у меня нет век. Не вырезаны, а именно нет, с детства. И внизу вижу… что-то тёмное с двух сторон. Вообще, какое-то странное чувство, как будто я не в своём теле. Точно! Не в своём! Вот оно — моё тело, напротив меня! Но кто в нём и как я выгляжу? На первый вопрос ответить легко, скорее всего, грон. На второй — сложнее. Я пошевелила руками. Так. Они упираются в пол, обе пары, я чувствую. Уже хорошо. Посмотреть вниз не могу, не беда. Две руки протягиваю перед собой. Огромные мохнатые лапы, красные. На концах каждой — по два ярко-синих когтя. Хм… Что-то мне не хорошо. Женщина напротив меня тоже внимательно рассматривает руки, поднося их к лицу. Забавно, что изогнуться и осмотреть себя она не пытается. Так, что ещё? Чувствую ноги, две пары… Итого — восемь конечностей. Восемь??? Я паук? Боже! Всегда невыносила этих тварей и теперь оказалась внутри одной из них! Попыталась сделать шаг, оступилась. Всё-таки восемь лап требуют большой координации. Ладно, буду стоять неподвижно. Если бы не боль в яйцекладе… Яйцеклад? Мне сохранили женский пол! И на том спасибо. Я досадливо щёлкнула жвалами. Женщина напротив ойкнула. Затем изогнулась и осмотрела себя. Не передать словами, какое отвращение выразилось на её лице! Ничего, потерпи. Узнаешь, как чужое тело занимать. Мне, кстати, тоже не сладко. Интересно, чем я дышу? А ещё интереснее, где я и кто сделал с нами этот фокус? Пора бы уже ему и объявиться.

—  Кто ты и как оказалась в моём теле? — спросила я на стандартном. Моё тело удивлённо открыло глаза, затем несколько раз странно дёрнулось. Открыло рот, закрыло. Помычало и начало говорить. Странно, слова не соответствуют движению губ. Кстати, чем я их слышу? Такое ощущение, что они звучат прямо в мозгу. А вот звуки, издаваемые моим телом, непонятные и нелепые, слышу отдельно от слов. Какая-то хитрая система перевода?

—  Я меч-оператор пятой башни крепости империи гронов. А ты кто и по какому праву занял… заняла моё тело?

—  Адмирал флота Зееэкса, Галактический Союз. Второй вопрос возвращаю тебе, хотя, думаю, на него должен ответить кто-то третий.

—  Похоже на то. Хотела бы я знать… Слушай, а как вы обезвредили наши орудия?

Ого! Значит…

—  Откровенность за откровенность, меч-оператор. Все мои корабли лишены двигателей и орудий. И не только мои. Теперь я понимаю, почему вы на нас не нападаете.

—  И вы на нас. В дело вмешался кто-то третий, я думаю. Интересно, кто?

—  А ещё интереснее, что они с нами будут делать. — Я задумчиво щёлкнула жвалами, или как там они называются. — В голову не приходит ничего хорошего. Возможно, кто-то хочет быстро прекратить войну, застававив нас драться в одинаково сложных условиях. Флот проигравшей стороны будет уничтожен. Есть ли мысли потолковее?

—  Нету. А если нас заставят драться, какой будет итог?

—  Не знаю. Что смешно, ни ты, ни я не станем уничтожать своё тело, верно?

—  Ты так считаешь?

—  Да. А ты не согласна?

—  Согласна, конечно. Моё дорого мне как память. Кроме того, яйца… Будь мы в своих телах, кто бы победил?

—  Не знаю. У тебя сейчас есть оружие, которым меня можно убить, но ты им не владеешь. Будь я в своём теле, ты бы меня даже не задела. Я не владею твоим телом, и не знаю, чем оно вооружено. Жвалы ядовитые?

—  Жвалы? А, да… челюсти. Да, ты права. Ядовитые. Драка отпадает. Разве что кто-то из нас совершит самоубийство. Мне бы не хотелось, чтобы это была ты, адмирал.

—  Мне тоже, меч-оператор. Уничтожить своё тело и остаться в твоём… Да никогда в жизни!

Меч-оператор посмотрела вниз.

—  Послушай, у меня какие-то проблемы…

—  Что такое? — я не на шутку испугалась.

— Боль здесь, и… как-то странно себя чувствую… — она указала на низ живота. Я облегчённо вздохнула.

—  Не пугай меня так больше… В правом кармане…

—  Каком?

—  Правом. Подними руку. Ага. Это левая. Под другой рукой карман. Внизу. Да, этот. Сунь туда руку и вынь оттуда…

Я в двух словах объяснила что такое прокладка и что с ней делать. Кирнская медицина не смогла избавить меня от лунного цикла, но доза коктейля гормонов помогала мне его провести относительно быстро и почти комфортно.

—  Так, ну ладно. — Меч-оператор привела мою форму в порядок. — Драться нас не заставят. Что ещё может быть?

—  Игра, наверное… — прочитанные в детстве фантастические рассказы наводили на разные мысли. — Кто выиграл, того и флот победил. Только… я игру к ничьей буду сводить, уж извини.

—  Я тоже. — Меч-навигатор переступила с ноги на ногу. — Глупо ставить жизни людей в зависимость от умения играть в сиищщис. А если они придумают игру, в которой не будет ничьей? Или заставят бросать монетку?

—  Я им сама брошу… Гранату. Чтоб игралось веселей. Никаких игр с незнакомыми людьми — полезное правило.

—  Откажешься играть — засчитают поражение. Твой флот погибнет.

—  Он и так погибнет. Ты в курсе, что в случае боя не уцелеет ни один корабль с той и с другой стороны?

—  В курсе. Сто раз гоняла тактический решатель, пока он не задымился. Будьте вы прокляты с вашими войнами…

—  Мы? Разве мы начали эту войну?

—  А кто? Кто устраивал провокации на границах? Кто напал на колонию траакков и набросал обломки наших кораблей? Где вы их взяли, кстати? Склепали на своих верфях?

Это уже стало интересным. Обломки кораблей, значит. Вот оно как.

—  Знаешь, я могу задать тебе аналогичный вопрос насчёт обломков кораблей. И даже более того, я знаю, как ты на него ответишь. И у нас с тобой появится много новых вопросов…

—  Да? И каких же?

Более всего меня раздражало то, что говорит она, не пользуясь мимикой. Такое ощущение, что имеешь дело с маской, имитирующей меня саму. Но я сдерживалась.

—  Кому понадобилось нас стравливать? Дело в том, что такие же хохмы с обломками недавно происходили у нас. Мы решили, что это ваших лап дело.

—  Полный бред. Нам это не нужно. А мне тем более.

—  Я чувствую. Сколько тебе осталось времени до кладки, меч-оператор? День, два?

—  Примерно три. Я уже давно приготовила гнездо. И вот, теперь… Как всё гнусно…

—  Мягко сказано. Чёрррт… Мой мужчина погиб, думая, что спасает меня от вас. А на самом деле — махинации какой-то сволочи.

—  Но он же защитил тебя?

—  Лучше бы он не смог этого сделать.

—  И что теперь, адмирал? Будешь мстить?

—  Кому? Тебе? Не ты его убила. И даже не те, кто нажимал кнопки на пульте. Знаешь, где происходят войны на самом деле?

—  В космосе? На планетах?

—  Нет, меч-оператор. Не на крейсере. И не поток антиплазмы уничтожает целые миры и гасит звёзды. Смерть таиться не там. Она живёт в уютных кабинетах, полы которых устланы мягкими коврами, а в бокалах играет вино. Именно там и живут войны. Одно слово между делом, полунамёк, полувзгляд… Росчерк пера на документе, подсунутом под руку красавицей-секретаршей. И мой Каэльд гибнет, а твоё гнездо остаётся пустым. И ни мономолекулярная нить, ни поток антиплазмы, ни смертоносные лучи, ничто не играет тут роли. Ты хочешь воевать, меч-оператор? Я нет. Будь моя воля — все наши корабли вернулись на базы.

—  Знаешь… — она сделала шаг, неловко, раскинув руки. Другой, третий… Да, о драке между нами и речи быть не могло. — Как ты ходишь? Две ноги, так неустойчиво… Я тоже не хочу воевать. Я бы тоже вернула наши корабли назад. Тем более, если ты не врёшь…

Я только грустно щёлкнула жвалами.

—  Не вру. И мне очень хочется поговорить с теми, кто дёргает за ниточки. Эй! Вы! Отзовитесь!!! — последние слова я попыталась сказать как можно громче. В мозгу раздался голос.

—  Мы проводим очередную инспекцию. Мы собрали две группы существ, идущих по разным путям развития. Они решили уничтожить друг друга. Возникла опасность пространственно-временной флуктуации. Мы не можем этого допустить. Мы выбрали двух существ, из каждого скопления, чтобы они между собой решили, какой группе жить. Они решили, что жить должны обе группы. Пусть так и будет.

—  Что??? — сказали мы одновременно. Меч-оператор удивлённо посмотрела на меня. Осваиваешься в моём теле, молодец. Я не могу повернуть к ней голову, но прекрасно вижу её боковой парой глаз.

—  Хорошо. — Сказала она. — Войны не будет. Вы повлияете на наши правительства и корабли разлетятся по домам. А потом?

Хороший вопрос, правильный. Молодец, меч. Соображает.

—  Мы предпримем чистку среди миров, я думаю. — Ответил голос в голове. — Те, которые, слишком слабы, чтобы выжить, будут уничтожены. В прошлый раз это должны были сделать представители империи гронов, но они не оправдали надежд. Теперь мы сами возьмёмся за дело…

Я опять щёлкнула жвалами, но, кажется, слишком сильно.

—  Какого чёрта! Кто дал вам право решать, кому жить, а кому нет? Тоже мне, боги хреновы! Вы, что ли миры создавали?

—  Да, мы. Мы создали миры, заселили их существами и считаем, что плохо сделанные миры надо уничтожить. Брак в работе недопустим.

—  Ах, вот как? — это уже меч-оператор — А может и вы чей-то брак? Вам это в голову не пришло?

—  Вы, может, и мой мир уничтожите? — заорала я. А может, лучше, работать с головой, чтобы брака не было? Выйди сюда, тварь, я твою божественную черепушку в клочья разнесу!

—  Спокойно… — другой голос в голове. Да сколько же их там! — Уничтожение слабых миров — только вопрос, обсуждается. Мы внесли предложение — не уничтожать, но помочь в развитии…

—  Час от часу не легче… Теперь они будут решать, кого казнить, кого миловать… Боги-дьяволы, как вас там! — я от волнения поднялась на четырёх задних ногах, растопырив передние. — Оставили бы вы нас в покое, а?

—  Нельзя. — Теперь оба голоса говорили в унисон. — Мы вас всех создали, по схожим проектам. Мы готовим себе замену… Избранный народ, но мы не знаем какой.

—  Бог мой… — Меч-оператор даже застонала. — Сколько раз я уже слышала такие слова! Избранная раса, чистота яиц… Сколько народу погибло из-за этих бредней!

Я удивлённо посмотрела на неё боковыми глазами. Затем неуклюже повернулась к ней лицом.

—  Кажется, в нас больше общего, чем я думала. Меня зовут Ирина.

—  Шииссис. Жаль, что мы не сможем встретиться ещё. Если эти… нас убьют.

—  Чёрта с два! Русские не сдаются! Эй, вы там! Боги! Или кто вы! Что вы там решили?

—  Мы решаем вашу судьбу.

—  А нас спросить что, религия не позволяет? Выходи, биться будем! Хоть двое-на-двое, хоть как! Узнаете, как за живых людей судьбы решать, сволочи поганые! Трусы!

Уже не помню, кто это говорил. Кажется, мы обе хором. Я уже здорово научилась орать этими, как их… Ну не знаю я паучью анатомию!

—  Мы решили. — Раздались голоса. — Уничтожение слабых миров отменяется, как нерентабельное. Поддержка слабых миров отменяется, как нерентабельная. И то и другое возлагается на Галактический Союз и империю Грон. Инспекция закончена. Скопления существ возвратить в колонии. Следующая инспекция через тысячу циклов. Избранные существа будут возвращены в их тела, и на их места. Конец инспекции, конец, конец…

—  Нет, Ирина, ты слышала? Им, видите ли, не по карману нас уничтожать!

—  Какая наглость! Щииссис, обещай мне…

Вспышка в мозгу! Полёт.

—  …что мы вместе найдём и выжжем… Где я?

—  Иришшшка!! Ты жива?

—  А? — Я осмотрела себя. Вроде цела. Нитевики оба на поясе. — Роэрд, отвернись!

—  Но…

—  Отвернись, я сказала! Хисс, ты тоже!

—  Как скажешь!

Я быстро проверила прокладку. Она была на месте. Не сон. Точно, не сон. Тогда…

— Сволочи… — пробормотала я. — Какие же вы всё-таки сволочи…

—  Иришшшка, что с тобой было? Ты сидела неподвижно, полчаса, бледная, почти не дышала. Врач сказала…

—  Врач? Вы вытащили врача?

—  Да, адмирал. Я здесь. Что с вами было? — врач, Мириза т’кирн услужливо склонилась надо мной. Она хороший врач, я знаю.

—  Лёгкий приступ общения с высшими существами и гронами. Уже прошло, ближайшую тысячу лет не повториться.

—  Не поняла. — Сказала Хисс.

—  Что тут непонятного? Война окончена, всем спасибо, все свободны. Мириза, не волнуйтесь. Я в полном порядке.

—  Но, прошу вас, — Мириза склоняет голову. — Зайдите потом ко мне. Мне кажутся странными ваши реакции. Как будто вы какое-то время не могли шевелиться. Зайдёте?

—  Когда окажемся на Зееэксе? Непременно зайду. Вы правы, мне надо проверится. Идите, Мириза.

Врач ушла.

—  Иришшшка, что значит, война окончена?

—  То и значит, Хисс, что ваше кретинское пророчество сбылось. Можете придумывать новое. Кстати, Роэрд.

—  Да?

—  Тебе пора расти, мальчик мой. Давай, живо на «Могучий»… нет, на «Попрыгунчик». Там ведь нет спецотряда, начальник штаба?

—  Нету, только космический экипаж. Не успели укомплектовать.

—  Вот и хорошо. Забирай спецов с «Неустрашимого» и вези их на «Попрыгунчика». Временно. Когда прилетим на Зееэкс, вернёшь обратно. Далее, примешь командование флотом, на время следования на Зееэкс. Так надо.

—  Но, Ирина, приказа возвращаться пока не было.

—  Будет.

—  И двигатели…

— Спасибо, что напомнил.

Я повернулась к панели связи и вызвала зампотеха, велев доложить состояние двигателей.

—  Адмирал, двигатели в норме, гипердрайв исправен. Системы вооружения пока не…

—  Отставить системы вооружения! Почему не доложили вовремя о готовности корабля к движению?

—  Адмирал, я…

—  Молчать! Почему вовремя не доложили, я вас спрашиваю? Каково состояние кораблей флота? Докладывайте!

—  Сейчас уточню…

—  Отставить. — Сама, всё сама… — Командирам кораблей доложить о готовности к движению!

Доклады сыпались один за другим. Красные огни на панели сменились жёлтыми. Орудия оставались заблокированными, двигатели и гипердрайв — в полном порядке. И чёрт с ними, всё равно хорошо. Вот только приказ где?

—  Иришшшка, что случилось?

—  Я встретилась с представителем войск гронов. Кажется, примерно моего ранга. Мы побеседовали. Слава богу, мне удалось запудрить ей мозги, и она согласилась, что воевать нам незачем. Я чудом нашла единственный верный ход. Потом вмешались какие-то высшие существа, и сказали, что война отменяется. Чёрт возьми, Хисс! Нам действительно незачем воевать. Те, высшие, занимаются разведением рас. Как сельское хозяйство. Культуру выращивают, сорняки пропалывают. Только сорняками у них считаются целые миры, Хисс!! Народы, расы. По мелочи не работают. И мы, союз, возделываем. А гроны — пропалывают. Так они решили. Но я-то с этим не согласна, чёрт возьми! Вдруг они захотят прополоть Землю? Или Зееэкс?

—  И что ты хочешшшшь ссссделать теперь?

—  Найти Шииссис и вдвоём отправиться искать этих чёртовых богов. Хисс, я хочу выжечь их поганое гнездо! Или хотя бы заставить воспринимать нас всерьёз! Согласись…

—  Бесссполезно… У них нет тел, с ними нельзя воевать. Уже пыталиссссь…

—  Хисс, но это же нельзя так оставлять! Они крутят Советом, крутят гронами, как хотят! Они даже не стали с нами разговаривать! Им, видите ли, нерентабельно снести нас с лица земли!

—  И что теперь?

—  Не знаю… Войти в состав Совета? Раз эти высшие управляют Советом? Значит, у них есть эмиссары, агенты влияния, каналы связи… Должен быть какой-то ход к ним?

—  Не исключено… А ты уверена, что тебе дадут такую возможноссссть?

—  Почему нет?

—  Ссслушшшай, а тебе не кажетссся, что тебя вели всссю жизнь специально для этой всссстречи с Шииссис?

— Чего?

—  Ты ненавидишь Сссоюз, весссь этот мир, но ты легко к нему приссспосабливаешшься. Ссспосссобноссть к языкам, увлечение единоборссствами.

—  И боязнь пауков, как гарантия что я не буду искать дальнейших встреч с ней… Нет, ерунда. — Я помотала головой. — Не может быть… Нет… Сама подумай, от паукобоязни меня легко избавит любой психолог, хоть Мириза, а искать Щииссис я буду в любом случае. У вас нет пророчества о дружбе Союза и гронов?

Вызов. Адмирал Ваалд. Приказ всем флотам возвращаться домой… Наконец-то!!! Я наблюдала, как один за другим в черноте космоса распускаются красные цветы порталов гиперперехода, как в них исчезают мои корабли, что вскоре точно также выйти из синих порталов в небе Зееэкса.

—  Иришшшшка, почему ты не повела флот ссссама?

—  Пророчества надо заканчивать, Хисс. Иначе оно не считается и всё по новой. Кажется, ты хотела побывать на моей родине?

Я отдала приказ на безмолвной речи. Впереди открылся цветок портала. «Неустрашимый» двинулся туда, где бывал чаще всего. К Земле…


Содержание:
 0  Дорога к вратам : Михаил Сенин  1  Второе рождение. : Михаил Сенин
 2  Полдень. : Михаил Сенин  3  Первое столкновение. : Михаил Сенин
 4  Поле битвы — Земля. : Михаил Сенин  5  Чёрные танцы. : Михаил Сенин
 6  вы читаете: Война. : Михаил Сенин  7  Эпилог. : Михаил Сенин



 
<777>




sitemap