Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 6 : Уильям Шатнер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53

вы читаете книгу

ГЛАВА 6

За несколько столетий Область Данте была нанесена на карту, исследована и покинута всеми культурами, действовавшими в этом секторе. Это было просто скопление обломков астероидов, мусор какой-то неизвестной системы Пояса Кипера, дрейфующий в межзвездном пространстве, на расстоянии множества световых лет от ближайшей звезды. Возможно даже, это были останки солнечной системы, которая так и не возникла.

Но каково бы ни было ее происхождение, ни один из астероидов в этой области ничего не стоил и не представлял интереса. Лишенная полезных ископаемых, слишком удаленная от торговых путей, чтобы рассматривать ее как опасность для навигации, – но то, что она ничего не стоила, стало для некоторых ее наибольшей ценностью.

«Аватар Томеда» снял маскировку, сбросив сверхсветовую скорость на окраине Области.

Перемещаясь со вводящим в заблуждение изяществом, гигантская Боевая Птица легко закладывала виражи в облаке вымороженных скал, избегая больших скоплений, рассеивая меньшие щитами и тяговыми лучами. Но она стремилась избежать не всех. Поблизости от центра Области по курсу «Томеда» остался один из них. Он был больше трех километров в длину – медленно кружащийся черепок скалы, покрытый тысячелетними шрамами от ударов метеоритов.

Боевая Птица неслась к нему не замедляя скорости, и новый удар был неизбежен.

Но небольшая часть поверхности астероида слегка зарябила от голографических искажений, когда Боевая Птица вошла в контакт с поверхностью – и благополучно прошла снова.

Внутри полого тела, вне голографического камуфляжа необжитая внутренняя часть была усеяна сетью направляющих огней дока.

Еще восемь Боевых Птиц было пристыковано внутри главной пещеры, вместе в двадцатью семью ромуланскими Хищными Птицами, более чем сотней кораблей-разведчиков и бесчисленным количеством других, более маленьких суденышек.

«Томед» проследовал по линии пульсирующих огней, которые провели его в нужный отсек. Он искусно скользнул между двумя другими Боевыми Птицами и точно вошел в контакт со стыковочными узлами, которые теперь будут удерживать его на месте.

Командор Сэлэтрель и ее старшие офицеры стояли на ангарной палубе «Томеда», пока синхронизировались поля искусственной гравитации на ее корабле и на астероидной базе. После чего с дребезжащим шипением воздуха двери ангара открылись в главный туннель, ведущий к коридорам станции. Внезапный ветер, проникая в бесконечные тоннели базы промчался мимо нее – это корректировалось атмосферное давление на «Томеде». Полы ее формы завертелись, а темные волосы развевались до тех пор, пока не установилось равновесие.

Еще до того, как внезапный ветер утих, загрохотали колесные грузовые тележки, подвозя новое вооружение и оборудование для судна поменьше, которое пристроилось на палубе «Томеда». Выкрикиваемые команды эхом отдавались повсюду. Завывали инструменты механиков. Ревели индукционные двигатели. Металл лязгал о металл, и ангар наполнялся ароматом озона, брызгами смазки и углеродом.Сэлэтрель с минуту рассматривала внезапный взрыв активности, потом пошла сквозь этот водоворот, спокойно наблюдая.

Она еще не отдала приказа, но от нее не укрылось нарастающее ожидание и волнение, захлестнувшее станцию при ее появлении.

Без сомнений, база Данте сейчас была на военном положении.

Глубоко внутри пустотелого астероида, который именовался теперь Базой Данте, Сэлэтрель пропустила туннели, что вели к ее личной квартире. Времени для отдыха будет достаточно, когда миссия пройдет как надо. Или когда она умрет. Вместо них она прошла через два ряда пневматических дверей, чтобы добраться до сверхсекретной запасной пещеры-дока. Где ожидал другой корабль.

Какова была изначальная конфигурация этого другого судна, Сэлэтрель удостовериться не могла. Его передний корпус заслонял иллюминаторы около главных шлюзов, погружая все остальное в полумрак.

Даже метод его стыковки был неортодоксален. Вместо четкой перемычки между легко подгоняемыми стыковочными кольцами этот корабль, казалось, врос в металл и камень Данте. Усы кабелей и соединяющих трубопроводов расползлись из люка как паутина, приковывая корабль к астероиду не в одном месте, а сразу в сотнях.

Сэлэтрель перешла из коридоров астероида в корабельные, даже не увидев четкой пограничной линии между ними.

Очутившись, теперь уже без сомнений, на судне, Сэлэтрель проследовала по прикрепленным к переборкам ромуланским цветовым меткам, что привело ее к охраняемым дверям, защищающим центральное помещение пещеры.

Когда двери, заскрежетав на металлических стержнях, распахнулись, Сэлэтрель на мгновение остановилась у входа, ощутив запах слегка зловонной жидкости, что толчками выходила из изогнутых труб, тянущихся по комнате. Наверху, где выгнутый аркой купол потолка погрузился в тень, ничего не было видно. Но и наверху, и по сторонам переплетение технологий чужаков и ромуланцев очерчивало окружность ангара и его грубо текстурированные стены.

Прямо впереди, утонув на центральной круглой палубе, располагалась контрольная шахта, в которой были установлены ромуланские компьютеры. Световые блики их экранов и операционных поверхностей пробивались сквозь туман, который заполнил помещение, милосердно скрывющий тех, кто работал среди них.

Ее глаза обежали бесчисленные световые каналы, что змеились по изогнутым стенам, разворачиваясь в пустом воздухе, чтобы сойтись словно паутина на огромном механизме в сердце ангара. Она видела как тут и там к очертаниям инопланетного механизма – золотистому старинному металлу – были прикреплены ромуланские устройства. Эти бессистемные заплаты были основаны на неполном знании, она была убеждена в этом. До сих пор менее четверти внутренней работы механизма было хоть до какой-то степени понятно.Но это были просто мелочи.Ученые заверили ее, что во всем, касающемся результата, восстановленный механизм будет работать, как обещали. – Командор Сэлэтрель?Сэлэтрель повернулась, узнав Трасиуса, своего центуриона. Она приняла его приветствие с искренней теплотой.Старший ромуланец, как всегда, был ошеломлен дружелюбным отношением Сэлэтрель. Их семьи были объединены столетиями общей цели, но он был достаточно старомоден, чтобы до сих пор полагать, что семейная связь и привязанность не должны быть частью их профессиональных отношений.

– Как я понял, ты имела огромный успех, – чопорно произнес Трасиус.

Сэлэтрель улыбнулась его предсказуемости.

– Остается, чтобы это заметили.

Тут она заметила дипломатический падд, который он принес – маленький компьютер, запрограммированный украденными кодами дипломатического корпуса Звездной Империи.

– У вас новости? – спросила она.

Трасиус показал падд. Его компактный экран светился ромуланским шрифтом.

– Спока на Ромуле больше нет.

Сэлэтрель уставилась на падд, заинтригованная.

– Умер? – Хотя она знала, что надеяться на это было бы слишком.

– Вытащен. Разведка Звездного Флота предприняла весьма необычную операцию. Захватила его лучом из столицы.

Теперь Сэлэтрель была более чем заинтригована.

– Разве это возможно? Правительство установило строгий контроль над всей деятельностью транспортеров в Дарте.

– Очевидно, Звездный Флот разработал методы, обходящие наши защитные меры предосторожности.

– И они рискнули раскрыть эти методы, чтобы возвратить одного стареющего посла, который даже не имеет официального статуса?

Трасиус предложил Сэлэтрель падд.

– Спок исчез. Все остальное – предположения, мой командор.

Он держался натянуто, выказывая неодобрение. Как будто она еще была ребенком, а он еще был ее наставником.

Сэлэтрель любезно отклонила невысказанное предложение Трасиуса проверить его выводы.

– Возможно, мне следовало спросить: как вы это объясняете?

Центурион сделал паузу – Сэлэтрель узнала выжидательную тактику, которая позволяет ему собраться с мыслями. В этот момент она с жалостью изучала Трасиуса. Его седые волосы, коротко подстриженные в старинном стиле, выглядели неопрятными и мягкими в унылом янтарном свете комнаты. Он заслужил лучшее, чем это. В его возрасте ему бы писать мемуары в загородном поместье, вернув себе уважение за помощь в управлении историей своего народа.

Но история повернулась не так, как должно.

Из-за одного человека.

Одного землянина.

– Я полагаю, это связано с Кирком, – сказал Трасиус.

Сэлэтрель ожидала большего.

– Они были друзьями.

– Давным-давно, Трасиус.

Глаза Трасиуса не дрогнули перед ее взглядом. Это не было вызовом неповиновения, который так смело предпочитал суб-командор Тран. Это было напоминание о преподанном когда-то давно неприятном уроке.

– Что такое время для друзей, командор? Разве не поэтому мы здесь сегодня? Из-за прошлого?

Сэлэтрель выпрямиласть и погладила серебряную сеть командирской формы. На этот раз урок получит Трасиус. И получит от нее.

– Мы здесь только ради будущего.

Потом она отвернулась от него, и удивилась, почувстовав его руку на своей ладони.

Это было обычным поведением для не центуриона. Скорее для друга.

– Спок, с его безумной мечтой об объединении, более опасен, чем вы думаете. И то, что вы планируете, может только послужить тому, что это привлечет его внимание к нашим планам. А ради чего? – Он махнул рукой на мрачные очертания ожидающей машины. – Эта… гадость? В этом нет чести, командор. Этот ваш новый план, так торопливо задуманный и приведенный в действие, может закончиться лишь двумя способами.

– Нет, – сказала Сэлэтрель. – Он должен закончиться только одним способом.- Она сняла руку Трасиуса со своей ладони. Поражение не являлось альтернативой.Только победа.На этот раз, когда она отвернулась, Трасиус ее не остановил. Без сопровождения Сэлэтрель приблизилась к ковчегу. Это имя ее ученые дали главному компоненту инопланетной машины – удлиненному контейнеру трех метров по самой широкой оси, сделанному из выпуклых ассиметричных панелей из прозрачного минерала и ограниченному позолочеными распорками из тусклого металла, словно какой-то гротескный внутренний орган, связанный золотыми проводами.

Сэлэтрель изучала изгибы и выпуклости механизма, что обрамляли ковчег – части плоти и технологии, соединенные в одно целое. Неудивительно, что ее ученые не могли полностью постигнуть, как он работает. Даже те, кто доставил его, сказали, что это было создано десятки тысяч лет назад, осталось от развалин расы настолько загадочной, что у них не было имени. Словно судьба стерла их из памяти Вселенной.

Она всмотрелась в тени контрольной шахты, обращенной к ковчегу. Там, в темном центре комнаты, среди своих ромуланских компьютеров работали техники – четко движущиеся силуэты, определяемые красными точками когерентного излучения, исходившего из их разнообразных матриц.

Прокатился эхом голос ученого из скрытого громкоговорителя:- Транспортные системы подключены.Другой ответил:- Блокируйте до элемента стазиса. Командор, время Фазы Два.

Не понимая этого прежде, сейчас Сэлэтрель осознала, что этого момента она ждала всю свою сознательную жизнь, никогда не ожидая, что он будет настолько совершенен, настолько личностен. Однако он пришел и ушел в мгновение ока.

– Продолжайте, – скзала она. Вот так вот запросто теперь меняется облик Галактики.Тут же отреагировав, инопланетный механизм начал вибировать. Толстые трубопроводы, сделанные из похожего на живую плоть пластика, не металла, раздувались по мере того, как внутреннее давление увеличивалось. Ритмичные удары начали сотрясать исцарапанную металлическую палубу.

– Активизирован резервный буфер, – объявил невидимый ученый.

Более глубокий и хмурый голос техника нараспев произнес:

– Фазовые переходные катушки подключены. Временной перенос – согласованная фаза.

В сыром воздухе комнаты распространился вибрирующий электрический гул. Из контрольной шахты, где были установлены панели ромуланского компьютера для управления этим устройством, повалил туман, окутывая изначальное инопланетное управление, которое, казалось, требовало непосредственного внедрения в живую нервную систему.

В груди Сэлэтрель защемило. Несмотря на браваду перед Трасиусом и командой станции, она знала что вступает в бой чувствуя меньше напряжения, чем сейчас. Она взбунтовалась против собственного адмирала и похитила свою Боевую Птицу с меньшим страхом и меньшим сомнением, чем сейчас.

Быстрее, чем когда-либо, по радио загремели голоса ученых и техников, проверяя оставшиеся системы, пока фазовые переходные катушки не были синхронизированы с моделью буфера и временными изоляционными трубопроводами.

Сэлэтрель заставила себя успокоиться, рисуя в воображении подпространственные каналы, связывающие теперь ее Боевую Птицу с этим устройством и невообразимые тропы, идущие в обход пространства-времени, что тянулись в прошлое. Она вынудила себя сосредоточиться на одной, заключительной команде, которую осталось дать.

Приглушенный голос Вокса, воина, который когда-то был ее возлюбленым, обратился к ней сквозь звуки машинерии, энергично льющейся жидкости и шипящего пара.

– Командор…?

Сэлэтрель неподвижно уставилась на ковчег, теперь залитый сине-белым сиянием.

– Подать энергию, – приказала она.

Все произошло сразу.

Помещение наполнил набирающий высоту стон, обескураживающе похожий на крик живого существа. Он исходил из машины.

Медленная волна света внутри заполненного жидкостью ковчега ускорилась в такт с оранжевым свечением, что раздробилось на пронзительные золотистые вспышки.

Напряженно работали трубопроводы, беспорядочно пульсируя.

На ромуланском пульте резко прозвучал отрывистый предупреждающий сигнал.

– Первичный поток материи подтвержден.

– Мы активизировали временную блокировку.

Зазвучал второй предупреждающий сигнал.

– Переключение на резервный эмиттер.

– Вторичный поток материи подвержден.

От разрядов энергии взорвался сердечник резонатора, осветив громадный ангар с необузданной яростью шторма.

– Смешение потоков энергии. Временное уплотнение подтверждено.

Сэлэтрель осознала, что вонзила ногти в ладонь.

Восстановление было легкой частью.

Свет в ковчеге начал таять. Затененная масса теперь стала видимой в плотной темной жидкости.

Перед ней проплывали засохшие, гнилые, чудовищные обрывки прошлого. Ожидая начала.

– Теперь – подтверждение нано-трансмиссии, – заявил техник.

Сэлэтрель взглянула вверх. Над двумя пультами в шахте управления в воздухе голографические изображения спиралей ДНК вертелись быстрее, чем она могла прочесть их основные пары.

Завопило сразу три сигнала тревоги. Заливалась сирена, наполняя комнату своей отчаяной песней.

Проецируемые модели ДНК потеряли фокус и цельность.

– Вокс? – выкрикнула Сэлэтрель в темноту.

Внезапная вспышка и взрыв крыла машины направили в комнату каскад искр. Машина отторгла одно из ромуланских устройств.

– Вокс! – завопила Сэлэтрель, готовясь бежать к контрольной шахте, где все еще в том же старательном и неторопливом темпе двигались силуэты техников.

– Медицинскую бригаду к ковчегу, – спокойно объявил Вокс. Трое ромуланских ученых вышли из темноты к небольшим лесам, построенным вокруг прозрачного контейнера.Сэлэтрель побежала, чтобы оказаться там первой.

Она увернулась, когда взорвался ближайший трубопровод, изрыгая в воздух густую зеленую жидкость, которая с шумом выплескивалась на каменистый пол. Сейчас Второй Комплекс был пропитан непривычной вонью хлорофилла.

Сэлэтрель добралась до лесов первой. Ковчег был в двух метрах выше нее. Она вгляделась в его затемненную сердцевину, увидела внутри фигуру.

Увидела, что эта фигура движется.

Она бросилась на лестницу, сразу за ней – двое ее ученых.

– Откройте его! – скомандовала она, когда они добрались до вершины ковчега.

Двое ученых присоединили полифазовые тиски, чтобы отпереть металлический замок, который удерживал самую верхнюю панель на месте. Фигура внутри ковчега билась, молотя руками.

– Нет! – выкрикнула Сэлэтрель. Она схватила инструмент из рук ошеломленных ученых, раскрутила и первой всадила рукоять в прозрачную панель.

Панель треснула.

Она взмахнула снова.

Поток жидкости брызнул ей в лицо. Она уронила тиски в глубину ковчега.

Голыми руками она расправлялась с осколками разрушенной панели. Черепки резали ладони. Темная жидкость мешалась с зеленью ее крови. Но боль не могла остановить ее.

Сэлэтрель с силой дернула металлическую полосу между сломанной панелью и следующей. Ее ученые сообразили, что она делает и потянули в противололожную сторону.

Несколько оставшихся ромуланских приборов и устройств эффектно взорвались в шахте и на машине. Сэлэтрель и ее ученые вцепились в леса.

Лицо Сэлэтрели было перемазано питательной жидкостью из ковчега. В рот стекали ручейки. На вкус это было горьким, соленым, словно океан, забитый жизнью.

– Вытащите его! Вытащите…

У нее перехватило дыхание, когда из ковчега взметнулась рука, хватая ее ладонь.

Она ощутила какую-то острую пластину на руке, в плече, когда неожиданная сила этой руки потянула ее на рваные края панелей, к удушливым безднам ковчега.

Но умереть сейчас, с ним – не ради этого она рисковала своей жизнью, именем, миром.

С первобытной яростью Сэлэтрель дернулась назад, упираясь в ковчег, ощущая, как он гнется и выгибается, пока эта ужасная рука не выскользнула, и она отступила назад, свободная. Не считая того, что…

Рука пропала, поглощенная снова.

Темная фигура покоилась в жидкости без движения.

Под кем-то просели леса, и двое ученых свалились на нижнюю палубу. Но Сэлэтрель не упала.

– Нет, – она задыхалась.

Вспышки света и сирены смешались с разрастающейся пеленой хаоса и ревом жидкости из умирающего ковчега.

– Нет, – крикнула Сэлэтрель.

Из ковчега толчком выплеснулась темная жидкость.

– Живи! – вопила Сэлэтрель, смея командовать даже им.

Потом в небеса поднялся душераздирающий вопль боли, смятения…

…жизни.

На мгновение Сэлэтрель перестала дышать.

А потом ощутила, что рука вернулась.

На этот раз схватив ее за шею.

Давя, сжимая, сокрушая.

Сэлэтрель вцепилась в мускулистое предплечье израненными руками. И увидела… Кирка. Глаза, полные безумия, которое она не могла постичь. Плоть его плеч и шеи изгибалась и мерцала, когда ее очертания менялись, преобразовывались и перестраивались микроскопическими нано-устройствами, что еще действовали в нем, восстанавливая и перестраивая его.

Его рот распахнулся, когда он хватал ртом воздух от глубокого, отчаянного удушья.

Но Сэлэтрель слышала только биение собственной крови, грохотавшей у нее в ушах, когда ее творение усилило нажим.

Его безумные глаза впились в нее. Его рот неуклюже задвигался, вытаясь сформировать слово…

…Почему…

Перед глазами Сэлэтрели вспыхнули обжигающие серебряные точки. Она чувствовала, как несется во тьму, видела смутную фигуру деда, приветствующего ее как следующую жертву этого чудовища, как…

В борьбе ее поддержала другая рука.

Она увидела, как эта рука сжала и согнула предплечье с железными мускулами, что держали ее, и вдруг давление пропало.

Она схватилась за шею, чувствуя жгучую боль ворвавшегося в покалеченное горло воздуха. Ее спас Вокс.

Он стоял перед ней в профиль – благородная ромуланская бровь, высокая и дерзкая, агрессивно заостренное ухо, глаз, темный и пронзительный. Он без усилий удерживал Кирка на месте.

Сэлэтрель тряхнула головой, когда зрение прояснилось.

На мгновение она смутилась. Перед ней был ее возлюбленный, стоящий в профиль.

Она коснулась его плеча, собираясь назвать его имя.

Его настоящее имя.

А потом он повернулся к ней и кошмар вернулся.

Половины лица не было.

Оно было непотребным образом заменено черными заплатами схем, лазерными прицелами, трубками и катушками бионейронных имплантатов – неизбежными признаками ассимиляции.

Его старое имя уже не было больше его частью, наряду со всем остальным, чем он был. Теперь он был Воксом.

Ромуланский спикер для коллектива Борга.

Инопланетная машина зашевелилась, зловеще грохоча.

– Мы должны покинуть помещение, – бесстрастно сказал Вокс.

Сэлэтрель кивнула – говорить она не могла.

Тело Кирка застыло в искривленном положении, его сила не могла сравниться с импланитрованным манипулятором, что заменил правую руку Вокса.

Тут подошли и остальные техники. Их гордые ромуланские черты тоже были разделены на части механизмами, завладевшими ими.

Техники больше не были ромуланцами.

Они тоже были Боргом.

Как Вокс.

Но пока они служили Сэлэтрель.

– Мы заберем его в медицинский центр Базы Данте, – сказал Вокс.

Руки-манипуляторы согнулись. Завертелись дрели и режущие лезвия. То, что оставалость от ковчега, было демонтировано за несколько секунд.

– Надо бы сохранить эти компоненты, – встревоженно сказала Сэлэтрель.

Прозрачный минерал ковчега все еще не был опознан ее учеными и техниками Борга. Он, казалось, имел похожую на дилитий четырехмерную молекулярную структуру. Ее ученые сказали, что это помогло машине-реаниматору сфокусировать необходимый перенос во времени. Без временного захвата последней матрицы мозговых волн Кирка с момента его смерти эта машина не произвела бы ничего, кроме неразумной биологической копии оригинала.

Но Вокс безучастно посмотрел на Сэлэтрель, ничего не ответив.

– Чтобы мы могли использовать это снова, – объяснила она.- Это устройство не может быть использовано снова, – сказал Вокс. – Оно будет ассимилировано.

Сэлэтрель вздохнула – она знала, что сопротивление бесполезно.

Стоя рядом с Воксом, она наблюдала, как ее противника, ее чудовище, ее творение забрали прочь, ошеломленного, неспособного говорить. Древняя форма на Кирке висела лохмотьями, разрушенная силами, что прошли сквозь него, когда его тело переместили в ковчег. Он шел негнущйся походкой, как «аурото» – живой мертвец из ромуланских мифов. Сэлэтрель решила, что так оно и есть.

– Потрясающе, – прошептала Сэлэтрель. Она ощутила, что начала дрожать, когда громадность того, что она сделала, начала проникать в ее сознание. – Через десять дней это создание заставит Федерацию пасть передо мной.

– Вы не правы, – сказал Вокс.

Пораженная Сэлэтрель заставила себя взглянуть в левый глаз своего бывшего любовника, пытаясь не обращать внимания на отвратительный визуальный сенсор, что заменил правый.

– Мы заключили соглашение, – сказал Вокс. – Федерация падет перед нами.

Сэлэтрель кивнула, с облегченим поняв, что Вокс не имел в виду ничего, кроме того, с чем она уже согласилась.

Ромуланцы и Борг, работающие вместе.

Такова была цена, которую она заплатила за то, чтобы вернуть ненавистного Джеймса Т. Кирка к жизни.

Через десять дней она узнает, была ли эта сделка стоящей.


Содержание:
 0  Возвращение : Уильям Шатнер  1  ГЛАВА 1 : Уильям Шатнер
 2  ГЛАВА 2 : Уильям Шатнер  3  ГЛАВА 3 : Уильям Шатнер
 4  ГЛАВА 4 : Уильям Шатнер  5  ГЛАВА 5 : Уильям Шатнер
 6  вы читаете: ГЛАВА 6 : Уильям Шатнер  7  ГЛАВА 7 : Уильям Шатнер
 8  ГЛАВА 8 : Уильям Шатнер  9  ГЛАВА 9 : Уильям Шатнер
 10  ГЛАВА 10 : Уильям Шатнер  11  ГЛАВА 11 : Уильям Шатнер
 12  ГЛАВА 12 : Уильям Шатнер  13  ГЛАВА 13 : Уильям Шатнер
 14  ГЛАВА 14 : Уильям Шатнер  15  ГЛАВА 15 : Уильям Шатнер
 16  ГЛАВА 16 : Уильям Шатнер  17  ГЛАВА 17 : Уильям Шатнер
 18  ГЛАВА 18 : Уильям Шатнер  19  ГЛАВА 19 : Уильям Шатнер
 20  ГЛАВА 20 : Уильям Шатнер  21  ГЛАВА 21 : Уильям Шатнер
 22  ГЛАВА 22 : Уильям Шатнер  23  ГЛАВА 23 : Уильям Шатнер
 24  ГЛАВА 24 : Уильям Шатнер  25  ГЛАВА 25 : Уильям Шатнер
 26  ГЛАВА 26 : Уильям Шатнер  27  ГЛАВА 27 : Уильям Шатнер
 28  ГЛАВА 28 : Уильям Шатнер  29  ГЛАВА 29 : Уильям Шатнер
 30  ГЛАВА 30 : Уильям Шатнер  31  ГЛАВА 31 : Уильям Шатнер
 32  ГЛАВА 32 : Уильям Шатнер  33  ГЛАВА 33 : Уильям Шатнер
 34  ГЛАВА 34 : Уильям Шатнер  35  ГЛАВА 35 : Уильям Шатнер
 36  ГЛАВА 36 : Уильям Шатнер  37  ГЛАВА 37 : Уильям Шатнер
 38  ГЛАВА 38 : Уильям Шатнер  39  ГЛАВА 39 : Уильям Шатнер
 40  ГЛАВА 40 : Уильям Шатнер  41  ГЛАВА 41 : Уильям Шатнер
 42  ГЛАВА 42 : Уильям Шатнер  43  ГЛАВА 43 : Уильям Шатнер
 44  ГЛАВА 44 : Уильям Шатнер  45  ГЛАВА 45 : Уильям Шатнер
 46  ГЛАВА 46 : Уильям Шатнер  47  ГЛАВА 47 : Уильям Шатнер
 48  ГЛАВА 48 : Уильям Шатнер  49  ГЛАВА 49 : Уильям Шатнер
 50  ГЛАВА 50 : Уильям Шатнер  51  ГЛАВА 51 : Уильям Шатнер
 52  ЭПИЛОГ : Уильям Шатнер  53  Использовалась литература : Возвращение
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap