Фантастика : Космическая фантастика : Глава 12 : Нейл Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 12


Оттдефа Осуно Уэтт дрожал в относительной безопасности отведенной ему офицерской каюты. Невероятная удача — остаться в живых. Он видел, как по желанию Рокура Гепты ломали, фигурально и в прямом смысле, тех, кто был виновен лишь в докладе о механической поломке или приносил информацию, которая тому приходилась не по вкусу. И угораздило же Уэтта попасть в самый центр спора между злым колдуном и его партнером, — который, вполне вероятно, скоро станет бывшим. Этот варвар Шанга…


Оттдефа заметил, что забыл убрать подъемную кровать, торопясь ответить на зов Гепты. Итак, он все еще не избавился от привычки полагаться на слуг. Нужно было поскорей отделаться от этой слабости. Серая краска на стенах подавляла, несмотря на развешенные им украшения: церемониальные маски, начищенные до блеска щиты и примитивное оружие. Придется вытащить еще что-нибудь из оставленного в отсеке хранения багажа. Тогда комната станет посветлее, а заодно будет поддержана официальная легенда, которая позволяла ему находиться в этой каюте.


Он содрал с себя одежду, пропитанную потом, с отвращением понюхал и отбросил в сторону. По расписанию он не мог принимать душ в эти часы. К счастью, пестрое смешение разумных форм жизни на борту делало отдельные каюты не роскошью, а необходимостью. Могло быть хуже, он мог очутиться в общей каюте с сержантами или новобранцами, да еще и негуманоидами. За долгую карьеру ему доводилось «пробовать» и такое. Теперь же он хотел лишь умыться. Крохотная раковина была установлена в душевой рядом с унитазом. Вода из нее текла узкой струйкой, еле теплая. В зеркале над раковиной на собственном отраженном лице он увидел иронию. Все-таки он выжил, как выживал всегда. Потребовался тщательно продуманный многослойный обман. Введение в заблуждение — единственное искусство, которым он мог похвастаться, и только оно могло вывести его из нынешней передряги со всеми частями тела при нем.


Проклятый робот был виноват во всех неприятностях последних лет! И Гепта, и Шанга теперь стремились через всю Галактику к туманности ТонБока всего лишь ради мести. Ну что ж, возможно, мнимому оттдефе Осуно Уэтту тоже перепадет немного радости отмщения, когда «Бенине» все-таки доберется до места.


Он ополоснул водой длинное узкое лицо, шею и костлявую грудь, провел лазерной бритвой по щетине. И пришли воспоминания.


Он был моложе и совсем не похож внешне на самого себя сегодняшнего. Позже ему нарастили на четыре сантиметра каждую берцовую и бедренную кость, добавили длины рук для сохранения пропорций и лишний позвонок в позвоночник. Процедура была болезненной, а затем потребовалось несколько месяцев, чтобы привыкнуть к изменившемуся центру тяжести и новым биологическим ритмам Он стал выглядеть неестественно долговязым и неуклюжим, и то, что он еще только учился, усиливало впечатление. Маскировка была идеальной. Он потерял сорок килограмм. Удивительно, одно это сделало его почти неузнаваемым. Он изменил прическу, а волосы поседели сами по себе, да и чьи бы не поседели, когда знаешь, что миллиард разумных существ жаждет видеть твою медленную болезненную смерть и не собирается сидеть и ждать, пока она случится сама собой. Он хотел остаться живым; он и так уже превысил обычный для его профессии срок жизни на тридцать лет.


Вода выключилась самостоятельно. Уэтт яростно, до красноты, вытер кожу единственным полотенцем, которое полагалось ему во время путешествия. По дороге к стенному шкафу, где лежала его не разобранная сумка, профессор прихватил грязный костюм. Бросил его там на пол, достал новый и оделся, щепетильно проверяя каждую деталь — он любил, чтобы в одежде было удобно. Следующей добычей из недр сумки оказалось небольшое электронное устройство.


Почти отчаянно сжимая приборчик в костлявых пальцах, оттдефа лег на койку. Положил рядом с собой прибор, надел прилагавшуюся маску для глаз. Поднес палец к большой зеленой кнопке на черном пластиковом корпусе.


И задумался.


Ренатазия была симпатичной системой. Он легко мог представить ее во всех красках, словно видел только вчера: восемь плодородных планет и веселая желтенькая звезда, находившаяся на немалом расстоянии от тогдашних границ Империи. Видимо, люди-переселенцы явились туда в темную эпоху первых космических полетов. Записей не сохранилось ни в Ренатазии, ни на так называемых цивилизованных планетах. Империи было мало ее миллионов систем, она хотела больше, а потому Ренатазия должна была быть взята под опеку и управление.


Ренатазии III и IV были жемчужинами в этой милой и удобно изолированной диадеме. Из космоса они выглядели теплыми и полными растительности. Они были населены людьми, которые пользовались сталью и титаном, и простыми органопластиками, были способны получать атомную энергию и не только исследовали, но и удачно приспособили остальные шесть планет системы от ледяной внешней до раскаленной ближайшей к солнцу. Они пользовались системой куполов, не изменением климата, которое даже Империя подчас считала слишком дорогостоящим.


Они еще не сумели изобрести сверхсветовые двигатели, но имели уже некоторые теоретические разработки. Также не сделали они базовых открытий, которые привели бы к созданию таких механизмов, как дефлекторные щиты, лучи захвата и дезинтеграторы — чему потом очень радовались во флоте региона Империи, в который должна была войти Ренатазия. Жители системы даже без таких разработок дрались эффективно и яростно, у них была тысячелетняя практика.


Матильда, столица национального государства с тем же названием, была расположена на самом большом континенте Ренатазии III. Грубые и плоские электронные записи звука и изображения показали, что горожане разговаривали на искаженной версии общегалактического языка Этот факт позже стал предлогом для интервенции. Также этот народ был наиболее технологически развитым и богатым в системе. У них было наибольшее число удачных инопланетных колоний. Государство, как и остальные, находилось в северной температурной зоне, и в нем одинаково важны были сельское хозяйство и промышленность.


Как все в системе, в Матильде забыли о приходе их предков туда. Писатели и ученые строили догадки, что могут найти будущие исследователи среди звезд, есть ли там жизнь, более того — разумная жизнь.


Сильно поврежденный гражданский звездный фрахтовик попал в систему Ренатазия по чистой случайности. Когда ему удалось добраться в порт приписки для ремонта, капитан честно рассказал властям о существовании системы. Не было контакта между фрахтовиком и населением системы, что намного упростило задачу установления официальной связи, которая стояла перед оперативником разведки. Перед оттдефой Осуно Уэттом.


Академическое звание всегда было хорошим прикрытием для шпиона. Разве не пустят антрополога сунуть нос в самые потайные уголки культуры?


Перед отъездом доброе начальство против его желания вручило оттдефе помощника — странного дроида явно не имперского производства. Тот сказал, что зовут его Вуффи Раа, и по причине пиратской атаки на корабль, где его перевозили, он ничего не помнит о месте своего рождения и тех, кто создал его. Уэтт все-таки был ученым, и его удручало отсутствие информации. Но в разведке ему не помогли, наоборот, велели не задавать глупых вопросов и приступать к заданию. Он и приступил.


Вуффи Раа оказался полезным во многих делах. Он был великолепным камердинером, обладал невероятной памятью и острым умом, был способен быстро сориентироваться в нюансах любой культуры. Он был предельно послушен, кроме единственного — Уэтту, сколько ни старался, так и не удалось заставить его звать себя «масса». Впрочем, как оказалось, к лучшему. Когда они сажали маленький безоружный корабль на лужайку перед официальной резиденцией главы Матильды под звуки фанфар и под прицелом большого количества дул, Вуффи Раа уже был замаскирован под органическое существо с помощью особого пластика, имитирующего кожу. Уэтту пришло в голову, что так дроид будет похож на его создателей. Но эту мысль он отложил на потом — были другие проблемы.


По плану Уэтта робот должен был выступить в качестве лидера дипломатической экспедиции, представителя звездной федерации «где-то там далеко», готового пригласить Ренатазию вступить в сообщество. Сам оттдефа представлял скромного помощника и секретаря. Так он мог оставаться в тени и, он точно знал, быть в безопасности, учитывая стандартную политику в отношении не принадлежащих никакому альянсу, но населенных территорий.


Лежа на койке на борту «Венниса», оттдефа на мгновение прервал поток воспоминаний и все-таки нажал кнопку. Волна релаксации окатила его, посылаемая через специальные контакты на. маске. Потом вторая волна, третья… Каждая была слабее предыдущей, но все равно приятная. Если долго пользоваться устройством, погрузишься в глубокий сон, а Уэтту он был противопоказан на случай, если колдун опять затребует его присутствия.


Он снова нажал кнопку.


Новый поток воспоминаний пришел непрошеным.


После осторожного и неловкого для всех первого контакта матильдинцы вместе с остальным населением системы прониклись дружелюбием к Вуффи Раа. Он выступал на международных съездах. Он вел формальные банкеты. Его фотографировали со звездами шоу-бизнеса. Ему пришлось отказываться от щедрых подношений. Маленькие копии дроида с пятью щупальцами стали появляться на прилавках почти с самого начала, и их производители сделали на них немалое состояние.


Все это время низкорослый пухленький темноволосый оттдефа Осуно Уэтт проводил наблюдения и вел записи. Он выстраивал и корректировал предположения об устойчивости экономики Ренатазии, эффективности самообороны системы. Не возникало сомнений, что вторжение объединит разрозненные нации. Уэтт предпочел бы воспользоваться внутренними раздорами и позволить одной расе сначала захватить всю систему, но флоту были ни к чему такие сложности. Правительство Ренатазии ограничило доступ чужаков к объектам высокой секретности, но не учло шпионские технологии намного более развитой цивилизации.


На борту «Венниса» Уэтт думал о прошлом в другом месте. Его рука лежала на кнопке электронного релаксатора, не нажимая, точно так же, как тогда лежала на кнопке установления связи их маленького кораблика. Стоило ее нажать, и вся собранная им информация уйдет начальству и положит начало вторжению.


— Итак, робот, настал великий момент! Мы изменим историю Ренатазии навсегда!


— Мы закончим историю в этой системе, сэр, а не изменим ее.


Уэтт сидел в пассажирском кресле. Корабль стоял на парковке у отеля, где их поселили, и они часто уходили в двухместный летательный аппарат. Оправдывались тем, что Вуффи Раа необходимы особые питательные вещества и газы, чтобы поддерживать его в чужой ему атмосфере. У военных возникла мысль обыскать корабль — военные везде одинаковы, но их инициатива натолкнулась на запрет правителя и заглохла — слишком сильна была популярность пришельцев.


— Ведро холодной воды от дроида… Почему ты молчал раньше? — поинтересовался раздраженный Уэтт.


Машина испортила момент большого триумфа Но и обвинять дроида было сложно: он говорил объективную правду, да и не был способен говорить что-то иное. Для ренатазианской цивилизации история действительно закончится через несколько дней после того, как оттдефа нажмет кнопку.


— Я дроид, сэр, и создан подчиняться. Мне показалось, ваше замечание требовало ответа, вот и все.


Вуффи Раа сидел в кресле пилота, раскинув щупальца. Его глаз светился приглушенным красным в полутьме гаража.


— Ты должен обращаться ко мне «масса», робот.


— Прошу прощения, сэр, я не запрограммирован на отзыв в этой области.


Обозленный Уэтт ткнул в кнопку. На панели зажегся огонек, больше никаких знаков. Дело было сделано, вернуть уже ничего нельзя. Глаз Вуффи Раа потемнел, будто энергию для передачи опасных данных выкачали из его тела.


Следующие несколько дней прошли в неразберихе, как и ожидал профессор. Флот явился к границам системы и встал достаточно близко, чтобы оборонные сенсоры Ренатазии могли зафиксировать его. Ради демонстрации тщетности сопротивления местной армии даже позволили запустить в пришельцев несколько примитивных термоядерных ракет. Щиты кораблей несколько мгновений светились, восстанавливая поглощенную отражением атаки энергию, и на том все закончилось. Почти.


К несчастью для флота, да и для всех высокотехнологичных агрессоров, вторжение не получается проводить с помощью уничтожающего континенты оружия или прячась за щитами, если хочешь забрать то, чем обладает враг. Ископаемые и растения, продукция сельского хозяйства, часть производств, культурные ценности и потенциальный труд жителей ценны. Пока флот висел на орбитах восьми планет, девяносто три процента первой волны захватчиков было уничтожено местными с помощью всевозможного оружия, от грубо сделанных лазеров высокой мощности до кулаков. Восемьдесят семь процентов второй волны постигла та же участь, хотя они были предупреждены; семьдесят один процент третьей и так далее. Флот приближался к невероятно дорогостоящей победе. Корабли с солдатами начали появляться каждый час.


Осуно Уэтт и Вуффи Раа скрылись вскоре после того, как вызвали флот. Тем не менее за ними гонялись по всей планете. Неотступные местные раз за разом отрезали их от возможного спасения в лице облаченных в униформу союзников. В конце концов им удалось прибиться к остаткам третьей волны. Шпионов посадили в шаттл и доставили в безопасность на крейсер. Но они уже успели увидеть безжалостное уничтожение двух третей населения Ренатазии, кошмар, с которым придется жить до конца своих дней.


* * *

На борту «Венниса» Уэтт поспешно нажал зеленую кнопку, надеясь, что прибор избавит его от напряжения до дрожи и слез. Жаль, что нельзя стереть память. Редкий момент: обычно он боялся и ненавидел выживших ренатазианцев до нервного срыва, продиктованного стыдом. Он был рад, когда начальство приказало ему избавиться от дроида, неприятного напоминания. Вуффи Раа перешел в руки Ландо Калриссиана в игре в сабакк. Не самое удачное вышло предприятие и для начальства, и для следившего за операцией лично Рокура Гепты.


Теперь, оставленный наедине с его главными преследователями — воспоминаниями, Уэтт понял, что в ТонБоке ему нужна не только месть. Он хотел собственными глазами увидеть уничтожение проклятого робота. Слишком опасная связь со страшным прошлым. Ландо Калриссиан тоже должен умереть, потому что только он может связать нынешнюю внешность оттдефы с роботом. Ну что ж, Гепта хочет смерти Калриссиана, Шанга жаждет ликвидировать Вуффи Раа, ему и в голову не приходит, что за тем стоял «безвредный» академик, с которым «адмирал» встречался каждый день. Вот и антрополог будет стремиться уничтожить обоих противников.


Но его до сих пор заботил вопрос: откуда же явился проклятый робот?



Содержание:
 0  Приключения Лэндо Калриссиана 3: Ландо Калриссиан и Звездная пещера ТонБока : Нейл Смит  1  Глава 2 : Нейл Смит
 2  Глава 3 : Нейл Смит  3  Глава 4 : Нейл Смит
 4  Глава 5 : Нейл Смит  5  Глава 6 : Нейл Смит
 6  Глава 7 : Нейл Смит  7  Глава 8 : Нейл Смит
 8  Глава 9 : Нейл Смит  9  Глава 10 : Нейл Смит
 10  Глава 11 : Нейл Смит  11  вы читаете: Глава 12 : Нейл Смит
 12  Глава 13 : Нейл Смит  13  Глава 14 : Нейл Смит
 14  Глава 15 : Нейл Смит  15  Глава 16 : Нейл Смит
 16  Глава 17 : Нейл Смит  17  Глава 18 : Нейл Смит
 18  Энциклопедия Звездных войн : Нейл Смит    



 




sitemap