Фантастика : Космическая фантастика : 1 : Норман Спинрад

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51

вы читаете книгу




1

Снова неравный бой. Как обычно: четверо против трех, постоянное соотношение сил в течение всей этой проклятой войны. Так же было и сейчас, в битве, которая вот-вот должна была начаться в звездной системе Сильванны. Противник выстраивал свои традиционно окрашенные в черный цвет корабли в боевой порядок. Пересекая орбиту самой дальней планеты системы, вражеский флот принял форму пирамиды, двигаясь основанием ее вперед. Корабль командующего, как всегда, находился в самой вершине построения.

Со своей стороны, командующий Одиннадцатым флотом Джей Палмер выстроил свои корабли в форме трех расположенных друг над другом дисков, его корабль находился в центре среднего из них — тоже дань давней традиции.

Командующий сидел в боевой рубке корабля, перед центральным экраном, на котором флот дуглариан выглядел классической пирамидой, состоящей из многочисленных точек красного цвета. Корабли собственного флота Джея мерцали на том же экране шестидесятью точками красивого золотистого цвета, — и их было явно меньше, чем кораблей противника.

Сильванна, солнце типа Г5, выглядела на экране большим зеленоватым шаром. Слева от Палмера располагалось табло потерь. Сейчас на нем горело шестьдесят зеленых огоньков, указывающих, что каждый из его кораблей, приготовившихся к сражению, цел и невредим. Смена зеленого цвета на янтарный указывала на тяжелое повреждение корабля, который не потерял еще способности самостоятельно передвигаться в пространстве. Голубой говорил, что корабль полностью выведен из строя или уничтожен. Справа от его кресла находился подключенный к компьютеру экран.

Палмер был одет в комбинезон оливкового цвета без каких бы то ни было знаков отличия. В предстоящей битве он и его флот должны были стать единым организмом. Корабль командующего, где находился главный вычислительный центр, был мозгом этого единого организма, а сам Палмер — его душой и сердцем.

Командующий был соответственно экипирован: правый из наушников у него на голове держал Палмера в постоянном контакте с офицером-программистом, находящимся непосредственно у компьютера; по левому командующий получал информацию от любого из шестидесяти капитанов кораблей его флота. К горлу плотно прилегал ларингофон. Руки Палмера лежали на переключателях связи.

— Компьютер, — прорычал Джей, — подтвердите данные.

— Восемьдесят “собак”[2], — пробормотал компьютер в правое ухо командующего. — Траектории пересекутся через час.

Тонкое лицо Палмера скривилось. Он был довольно красивым парнем, и женщины не обходили его своим вниманием. Но сейчас лицо его стало угрюмым, глубокие морщины избороздили лоб и щеки.

Указательным пальцем он ткнул в кнопку сети общего оповещения.

— Перемещение от плоскости эклиптики на 90 градусов к северу и побыстрее, черт побери!

Экран, связанный с компьютером, выдал картинку общего положения его кораблей в пространстве. Состоящий из золотистых точек диск согласованным маневром поменял свою позицию. Сражения в космосе обычно начинались с того, что каждый из противников старался выбрать наиболее выгодную для себя позицию. Главный принцип тактики заключался в том, чтобы не попасть в позицию между неприятельским флотом и солнцем, особенно когда ты находишься в меньшинстве. Дуглариане же, обладающие обычно большим количеством кораблей, стремились полуобхватить корабли землян по фронту, не позволяя им ускользнуть в стороны. Если только им удавалось осуществить этот маневр, можно было считать битву проигранной: превосходящее силовое поле кораблей “собак” оттесняло землян к светилу, которое помогало в этом неприятелю силой своего поля тяготения. Из таких ситуаций выбирались лишь отчаянно везучие одиночки. Силовое поле дуглариан было мощнее, поскольку они атаковали лишь находясь в явном большинстве. Они всегда стремились сломать своим полем правильный порядок построения землян и, если это удавалось, битва сводилась к поединкам кораблей между собой, что, учитывая численное превосходство дуглариан, всегда было им на руку.

Правда, случалось, что флот землян замыкался в защитном поле, как еж в клубок, но ни к чему хорошему это не приводило: его просто сталкивали на светило или, при большом преимуществе в численности кораблей, противник сдавливал его снаружи своим силовым полем до тех пор, пока в центре не образовывалась жуткая мешанина из металлических частей кораблей и человеческих останков.

На верхней губе Палмера появились капельки пота. Его флот сейчас поднимался над плоскостью эклиптики, но командующий дуглариан заметил этот маневр, и конус его кораблей поднялся тоже. Оба флота сближались с огромной скоростью. Начало сражения напоминало шахматную игру с заранее известными традиционными дебютными ходами.

План Палмера был прост как дважды два. Если бы его флоту удалось подняться над флотом противника, можно было бы попытаться зайти им в тыл. Тогда уже дуглариане имели бы за своей спиной притягивающую силу Сильванны, которая помогала бы давлению силовых полей его флота, нейтрализовав численное преимущество дуглариан. Силы стали бы приблизительно равными.

Но дуглариане, разгадав маневр Палмера, поднимались над плоскостью эклиптики так же быстро, как и земляне. Опытным взглядом оценив скорость их подъема, Джей не мог не признать, что скорость противника превосходит скорость его кораблей процентов на пять. Земляне быстро теряли преимущество в высоте. Палмер выругался про себя.

— Уменьшить скорость на три четверти, — приказал он.

Флот землян замедлил свой подъем. Было ясно, что противник вскоре окажется выше них, но Палмер надеялся, что разница в высоте не будет расти слишком быстро. Он хотел, чтобы командующий дуглариан оставался в уверенности, что земляне все еще пытаются достичь преимущества в высоте. Если бы ему удалось заставить дуглариан поддерживать эту скорость подъема подольше, тогда…

Вскоре оба флота оказались на одной высоте над плоскостью эклиптики.

— Уменьшить скорость еще на две трети. — Флот землян вновь замедлил скорость подъема. Палмер внимательно изучал данные, посылаемые ему центральным компьютером на главный боевой экран. Противник скорость не уменьшил. Пока все шло как надо. Учитывая преимущественное положение в высоте, основание их конуса сконцентрирует силовое поле и начнет давить им на диск землян, оттесняя его к солнцу. Но пока они старательно набирали запас высоты. Их скорость подъема уже вдвое превышала скорость землян и продолжала нарастать. Ее уже невозможно было быстро погасить. Решающий момент наступил.

— Прекратить подъем — приказал Палмер, — Всем экстренное торможение. Поворот на сто восемьдесят градусов. Спускайтесь! Спускайтесь! Спускайтесь!

Флот землян прекратил подъем и с нарастающей скоростью ринулся в противоположном направлении вниз, к плоскости эклиптики, пересек ее и продолжил пикирование.

Дуглариане тоже начали срочное торможение, попытавшись преследовать корабли землян. Но момент был упущен! Их командир среагировал недостаточно быстро. По правде говоря, в выборе позиции он проиграл еще раньше, когда не обратил внимания на замедление подъема землян.

— Поворот на девяносто градусов, — последовал новый приказ.

Теперь флот землян двигался параллельно плоскости эклиптики, чуть ниже. Он, как стрела, промчался под снижающимся флотом противника, оказавшегося теперь между ним и Сильванной.

— Вверх! Поднимайтесь! Выше! Выше! — Флот землян максимально быстро набирал высоту, дуглариане тормозили изо всех сил и тщетно пытались вновь набрать высоту, но земляне сохранили свое преимущество: оба флота поменялись позициями. Внутри неприятельского флота последовало быстрое перемещение кораблей, и вскоре перед диском землян вновь находилось основание конуса, тогда как его вершина была направлена прямо на солнце.

Маневр удался. Противник оказался зажат между Сильванной и земным флотом.

Палмер запросил компьютер, достаточно ли у него сил, чтобы начать давление на неприятельский флот, хотя был почти уверен в ответе. В обычных условиях пульсация силового поля использовалась на кораблях для осуществления самого полета. В тех же случаях, когда корабли располагались близко друг к другу, индивидуальные поля каждого из них складывались в общее силовое поле, способное действовать на любой находящийся перед ним объект, в данных обстоятельствах — флот дуглариан.

Но у тех имелось свое силовое поле, противодействующее полю землян. И сейчас маневры обоих флотов определяли три основных фактора: мощности поля земных кораблей, мощность поля кораблей противника и притяжение Сильванны, с которым должны были бороться дуглариане. Сила поля противника была больше, так как количество кораблей соотносилось как четыре к трем, но если учесть притяжение звезды… Ответ компьютера прозвучал в ухе Палмера:

— Ответ отрицательный. Во всяком случае могло быть и хуже. Сейчас соотношение сил полей равное. Мы не можем сдвинуть их в сторону солнца, но и они не могут нас оттолкнуть. Нулевая ситуация.

Палмер вздохнул с сожалением. Этого он и ожидал. Выиграв позицию, земляне выиграли первый раунд, нейтрализовав преимущество вражеского флота в силе поля. Первая фаза сражения — поиски выгодной позиции — обычно занимала около одного — полутора часов, после чего наступала вторая фаза — борьба на выматывание, которая могла длиться до бесконечности.

Таким образом, в той ситуации, когда сила энергетических полей не давала преимущества ни одной из сторон, оставался лишь один способ нарушить это равновесие — уничтожить как можно больше кораблей противника и тем самым ослабить его поле. Но в условиях противодействия полей любое баллистическое оружие являлось неприемлемым, так как никакой предмет, обладающий массой, не смог бы преодолеть точки соприкосновения полей, где сила действия была равна силе противодействия. Так же неэффективны были антипротоновые пушки, поскольку антипротоны все-таки обладали определенной массой. Не годилось ни ядерное ни термоядерное оружие, потому что взрыв происходил бы на равном расстоянии от обоих противников. Таким образом выбор оружия значительно сокращался. Оставалось лишь термическое.

— Компьютер, — распорядился Палмер, — бери управление на себя. Используй для начала программу ГН-64.

Командующий нахмурил брови. Наступал момент сражения, который он не любил больше всего. Единственным оружием, эффективным в данной ситуации, могли быть лазерные пушки, которые выбрасывали лучи тепловой энергии невероятной силы. Но, как и при любом другом существующем термическом оружии, эти лучи должны были действовать на броню кораблей в течение некоторого времени, чтобы успеть разрушить ее или причинить достаточно серьезные повреждения.

Он бросил взгляд на главный экран, воспроизводящий общую картину сражения. Корабли в центре построения дугларианского флота начали движение, внешне — вполне хаотическое, вроде бы без всякого плана. Но в этом и был смысл — помешать прицельному огню орудий землян. Что касается кораблей его флота, то они тоже начали двигаться в танце смерти, выполняя столь же сложные и непредсказуемые перемещения в пространстве.

Перемещения эти казались беспорядочными, но лишь на первый взгляд. Кроме необходимости избежать тепловых лучей из лазеров противника, корабли обоих флотов должны были оставаться достаточно близко друг к другу, чтобы не разорвать общего силового поля, давящего на противника.

Никакой человеческий мозг не мог бы совершить такого количества расчетов за единицу времени, поэтому этой фазой сражения всегда командовали компьютеры. Палмеру, как командующему, принадлежало лишь право выбрать одну из тысяч предусмотренных заранее программ, которые были заложены в компьютере, и менять их по мере надобности. В этом заключалось мастерство и опыт командующего флотом. Он мог в любой момент включить соответствующую программу, но на этом заканчивалась его роль командира. С этого момента он уже не мог руководить своим флотом, что ему совсем не нравилось.

Тепловой луч дугларианского корабля скользнул, не причинив вреда, по одному из кораблей внешнего ряда землян. Тотчас же луч лазера настиг один из кораблей в основании пирамиды дугла-риан, который немедленно поменял позицию и исчез из поля зрения. Лазерный луч безрезультатно полосовал пустое пространство. Компьютеры обоих флотов пытались предугадать перемещения кораблей противника и направить лучи в точки ожидаемого перемещения. Палмер, как и большинство командующих флотами, ненавидел компьютеры. Во-первых — они ограничивали его возможности полного управления флотом во время сражения, во-вторых — Главные Компьютеры, находящиеся на его родной планете, Олимпии, прямым ходом вели эту войну к полному поражению. Компьютеры противника считали быстрее земных, и самих дуглариан было значительно больше, чем землян. Человечеству грозило полное уничтожение, а компьютеры уже триста лет нескончаемо пели одну и ту же песню на проигрыш.

На экране потерь один зеленый огонек превратился в янтарный. Вражеский компьютер, похоже, расшифровал его план ГН64.

— Перейди к программе ГП12, — приказал Палмер. Компьютеру дуглариан понадобится еще некоторое время, чтобы подобрать ключ к новой программе, прежде чем он сможет противостоять ей, и… Наконец-то!

Один из красных огоньков, обозначающих корабли противника, запылал бордовым цветом и исчез. Одной собакой меньше!

Настала очередь дуглариан менять свой план. Эта игра могла продолжаться долго. Как только один из компьютеров начинал предугадывать передвижение кораблей противника, программа менялась и все начиналось сначала. Больше не было сражений лицом к лицу, когда один мощный орудийный залп мог вывести из строя большое количество кораблей противника. Сражения выглядели как медленное выгрызание неприятельских кораблей: один корабль дуглариан — здесь, другой корабль землян — там, пока равновесие противодействующих силовых полей флотов не нарушалось.

К сожалению, так случалось не всегда. Палмер сейчас вспомнил сражение, которым руководил командующий Боумен. Пятьдесят землян против шестидесяти восьми собак. Ничье силовое поле не обеспечивало достаточного преимущества. За каждый уничтоженный неприятельский корабль земляне теряли один из своих. И так продолжалось в течение суток. В конце концов все кончилось полным уничтожением кораблей обоих флотов. Это было чистым идиотизмом! Джей Палмер хорошо знал, что он ХОТЕЛ БЫ сделать: внезапно сломав построение, сосредоточить главные силы в стремительной атаке на корабль командующего неприятельским флотом. Не считаясь с потерями, покончить с ним, а значит — с Главным Компьютером противника, и сражение было бы выиграно. Неприятель не смог бы тогда одновременно избегать лучей лазеров и поддерживать единое силовое поле.

Но он знал, что подобная тактика, даже в случае победы, не избавит его от сурового ответа перед Военным Советом сразу же по возвращении на базу. Даже самые незначительные стычки с противником в своих малейших деталях должны были проходить под неусыпным контролем и руководством компьютеров. Любой командир, достаточно самонадеянный, чтобы бросить вызов мастерству компьютера, наказывался арестом и работами в отхожих местах. И это, если ему повезет!

Еще один огонек на экране потерь зажегся янтарным цветом, затем — голубым. И еще один! Гром небесный!

— Перейти на ГН41!

Проходил час за часом. Сражение продолжалось. Пространство понемногу заполнялось поврежденными кораблями, кусками искореженного металла, облаками осколков в тех местах, где корабли взрывались под лучами настигших их лазеров.

Корабли продолжали битву, оставаясь внутри своих построений и исполняя каждый свой индивидуальный танец смерти. Палмер весь взмок. Ему уже казалось, что он всю свою жизнь провел в этом кресле пилота. Мускулы его большого тела ныли от напряжения, горло пересохло и горело от жажды и непрестанных команд, отдаваемых им по микрофону.

Флот землян уже использовал сотни программ сражения, как, впрочем, и дуглариане.

Палмер окинул мрачным взглядом экран потерь своего флота. Там горело десять янтарных огоньков и семь голубых. Семнадцать кораблей вышло из строя! Дуглариане потеряли лишь четырнадцать. Джей понимал, что мало-помалу он проигрывает сражение. Положение пока еще не было безнадежным. Используя резервную мощность, земной флот удерживал свою позицию. Но если они потеряют еще на десять кораблей больше, чем дуглариане, сражение перейдет в свою третью фазу, и тогда…

— Компьютер, оценка ситуации, — прохрипел он осипшим голосом.

— Вероятность победы “собак”, — раздалось у него в ушах, — семьдесят процентов, вероятность победы землян — двадцать три процента, ничейный результат — семь процентов.

Палмер вздохнул. Он принял решение. Как только вероятность победы противника достигнет восьмидесяти процентов, он прервет боевой контакт и вынужден будет отступить. В противном случае…

В противном случае неприятельский флот будет становиться все более мощным по силе своего энергетического поля. Так как сейчас земляне толкали дуглариан по направлению к солнцу Сильванны, конец не будет слишком быстрым, ибо собаки не могут их прижать к светилу. Но, скорее всего, они вскоре изменят свое построение, сменив пирамиду на “полумесяц”, концы которого обхватят с двух сторон флот землян, и затем постараются полностью окружить его. Силовое поле противника, став гораздо сильнее поля землян, замкнет земной флот в силовой кокон и будет сжимать до тех пор, пока земные корабли не начнут сталкиваться друг с другом и не превратятся в огромную компактную массу разодранного на куски металла и человеческих тел. В начале войны, триста лет тому назад, такие битвы не на жизнь, а на смерть, происходили с пугающей регулярностью. Нужно было потерять много кораблей и людей, чтобы понять урок: если не можешь победить — дерись, отступая. Беги с тем количеством кораблей, которое можешь спасти. Акты героизма лишь увеличивали диспропорцию в количестве кораблей и экипажей в пользу дуглариан.

Восемьдесят процентов явятся сигналом к отступлению.

— Перейти на ГН7.

Чего хватало, по крайней мере, так это программ сражения… Но еще два зеленых огонька сменили цвет на янтарный, затем на голубой.

— Программа ГН30!

Дьявол их возьми! Вражеский компьютер научился быстрее разгадывать программы землян. Дуглариане, скорее всего, пользовались более совершенной математической системой, благодаря которой быстрее находили ключ к передвижениям кораблей земного флота. Может быть, именно благодаря ей они были лучше…

Нет, только не это! Дуглариане не могут быть ЛУЧШИМИ. Более развитыми технически — да, ибо их цивилизация гораздо старше, мощнее земной, но не ЛУЧШИМИ… Еще один сигнал стал желтого цвета.

— Черт бы вас побрал! — выругался Палмер. — Переключить на ГН13!

Почти тотчас же янтарный цвет сменился голубым. Компьютер противника снова быстро расшифровал новую программу и делать он это стал гораздо быстрее, чем раньше. “Это безнадежно, — с горечью подумал Палмер.

— Давай теперь ГН69, — прорычал он в микрофон.

— Командующий, командующий Палмер! — вдруг раздался в наушниках тревожный голос офицера, приставленного к компьютеру. Палмер догадался, что тот сейчас скажет. — Командующий, компьютер выдает данные о возможной победе дуглариан на восемьдесят три процента. Моя официальная рекомендация в этой ситуации — немедленное отступление. В противном случае нам грозит полный разгром.

Палмер грязно выругался, предварительно отключив связь с компьютером. Официальная рекомендация! Официальная рекомендация офицера, обслуживающего Главный Компьютер, приравнивалась к приказу, даже для командующего флотом. Управление Космическим Флотом руководило кораблями, но войной управляли Компьютеры. Если командующий флотом пренебрегал рекомендацией компьютера, ничто не могло защитить его от трибунала, ничто, кроме блистательной победы.

И это, если еще повезет! Самое же досадное было то, что Тордларкин, программист компьютера, был прав. Сильванна оказалась потеряна. И все же невозможность принимать самостоятельные решения была серьезной моральной травмой для любого боевого командира. Палмер вновь включил связь с компьютером.

— Хорошо, — прохрипел он и динамик. — Рекомендация принята и подтверждена. Он задействовал связь всеобщего оповещения. “Обычная тактика отступления должна получиться, — подумал Джей. — Слава богу, мы не прижаты к звезде…”

— Командующий — всем кораблям! По моему сигналу поменять направление Общего Силового Поля на 180 градусов. Пять… четыре… три… два… один… Исполнение!

Все оставшиеся корабли его флота одновременно поменяли направление своих индивидуальных полей на противоположное, и диск, образованный земными кораблями, стартовал с ужасающим ускорением, поскольку к силе их собственного поля добавилась еще отталкивающая сила поля дугларианского поля.

В течение нескольких мгновений вражеский флот оставался в растерянности. Земные корабли воспользовались этим, чтобы оторваться от них на значительное расстояние. Но, едва командующий дуглариан опомнился после внезапного маневра землян, все корабли противника устремились в погоню. Благодаря большой мощности своего поля, они стали постепенно сокращать расстояние. Оба флота стремительно двигались к периферии системы Сильванны, и для землян это был путь к спасению.

Палмер бросил взгляд на боевой Экран Контроля и вновь подключился к компьютеру.

— Тордларкин, достаточно ли мы опередили этих собак, чтобы успеть первыми пересечь орбиту Сильванны?

Последовали долгие мгновения мучительного ожидания ответа, пока компьютер сопоставлял все данные, представленные ему Тордларкиным: расстояние, начальное ускорение, абсолютная и относительная скорость и т. д.

— Ответ утвердительный, — раздался наконец голос офицера. — Они не смогут догнать нас до орбиты дальней планеты системы.

Палмер перевел дух. Сражение было наконец-то закончено. Выйдя за пределы планетной системы Сильванны, земной флот успеет укрыться в Статическом Пространстве и никакому флоту его уже не догнать.

Статическое Пространство не имело ничего общего с мифическим гиперпространством, о котором мечтали первые космонавты. Оно не являлось аномальным состоянием пространства, но представляло собой “пузырь времени”. Внутри этого “пузыря” время текло во много раз быстрее, чем снаружи, хотя все остальные физические константы пространства оставались теми же. Находящийся в Статическом Пространстве корабль не мог превысить локальной скорости света, но, относительно астрономического времени, время в пузыре убыстрялось. Таким образом, сам “пузырь” исчезал из нормального течения времени, чтобы появиться в нескольких световых годах от места старта, на что уходило всего несколько часов внутреннего времени корабля. Во время нахождения корабля во внешнем Статическом поле, внутри корабля возбуждалось внутреннее Статическое поле противоположного знака, благодаря чему экипаж продолжал жить в обычном течении времени, а люди не старели с повышенной скоростью.

Кроме того, когда корабли укрывались в Статическом Пространстве, сохраняя внутри себя собственное, локальное течение времени, они не могли быть обнаружены другими кораблями.

Теперь Земной Флот или, вернее, то, что от него осталось, мог рассчитывать на возвращение на свою базу, расположенную в системе Олимпии.

Палмер вновь включил показатель потерь. Из шестидесяти горевших перед началом сражения зеленых огоньков теперь осталось только тридцать два.

— Уточните потери дуглариан, — попросил он Тордларкина.

— Восемнадцать кораблей, — незамедлительно последовал ответ.

Двадцать восемь кораблей землян и лишь восемнадцать дугларианских!

Транспорты дуглариан, должно быть, находились где-то поблизости в своих “временных пузырях”. И сейчас, скорее всего, они готовились к высадке десанта на планеты системы…

Палмер старался не думать о том, что за этим последует. Там оставалось пятнадцать миллионов человек. Их всех уже можно считать мертвецами…

“Нет, — с горечью подумал он, — нет еще… Не сразу, и не все”.

Не сразу… Он вспомнил Брислон, планету, на которой он родился и провел первые пять лет жизни. Планету, где погибли его родители. Глазами своего детства он увидел то, что должно было происходить сейчас на Сильванне. В системе Сильванны около пятнадцати миллионов человек и свой флот, способный вместить одновременно около ста тысяч человек. Пятнадцать миллионов — и сто тысяч (!), которые еще могут спастись, прежде чем дуглариане начнут высаживать свой десант. Перед командующим предстала безжалостная арифметика хаоса, бунта и террора, которые должны были последовать за этим.

Он смутно помнил то, что произошло, когда дуглариане разбили флот землян, защищавший систему Брислоны. В ней жило около ста миллионов землян и у них было как раз достаточно кораблей, чтобы позволить ста тысячам счастливчиков избежать неминуемой участи. Десятки тысяч обезумевших от ужаса человек дрались за каждое место на кораблях, а до посадки дуглариан оставалось едва ли несколько часов.

Воспоминания Палмера были отрывочными, но яркими. Он вновь увидел бурлящее на взлетном поле человеческое море, корабли, покачивающиеся под напором набивающихся во все свободные отсеки людей. Джей вспомнил горящие здания, выстрелы, повсюду дерутся в звериной ярости люди, им больше не на что надеяться.

Он, его отец и мать с трудом пробирались по битком забитым возбужденной толпой улицам города. В конце концов его с трудом запихнули в переполненный трюм корабля, к другим детям. Прощание с родителями Палмер помнил отчетливее всего. Это был последний взгляд через открытый люк готового вот-вот взлететь корабля. Насколько хватало глаз была видна огромная человеческая толпа, напирающая на взлетную площадку. Тонкая цепочка взявшихся за руки мужчин и женщин — родителей находящихся в корабле детей — пыталась задержать толпу до отлета корабля. Он видел своего отца и мать, хладнокровно стреляющих в эту толпу. Потом волна прорвавшегося людского потока захлестнула их и погребла в своей глубине. Людское море мгновенно заполнило взлетную площадку. В этот миг захлопнулся входной люк.

Взлет корабля избавил его от других жутких сцен, и Палмер никогда не узнал, были ли его родители растерзаны толпой, или выжили, но лишь для того, чтобы погибнуть в неравной борьбе с оккупантами.

Позже, когда он уже достаточно подрос, чтобы понимать, Палмер молил бога, чтобы они погибли при его отлете, растерзанные людьми. Потому что как ни была ужасна такая смерть, она была блаженством по сравнению с тем, что ждало людей, когда прибыли “собаки”.

Палмер постарался прогнать воспоминания о Брислоне и родителях. Сегодня речь шла о Сильванне… Скоро дуглариане подведут свои транспорты и займут все три обитаемые планеты системы. И не будет ни огромных пожарищ, ни массовых избиений людей, ни кровавых стычек. Это было бы потерей времени, энергии и средств. “Собаки” слишком практичны, чтобы распылять свои усилия в таком погроме планетарного масштаба.

Люди будут просто согнаны в крошечные резервации и предоставлены сами себе. Без медикаментов, без пищи, одежды, машин, даже без воды. Вся остальная территория будет занята захватчиком, который станет терпеливо дожидаться часа, когда люди поубивают друг друга в борьбе за мизер имеющихся внутри резерваций пищи и воды.

Дуглариане не были жестоки сверх нужды. Но этим и ограничивалось их “милосердие” к побежденным. Они не оставляли никому ни малейшего шанса на выживание. Человеческая раса должна быть истреблена!


Содержание:
 0  Братство убийц. Звездная крепость : Норман Спинрад  1  БРАТСТВО УБИЙЦ : Норман Спинрад
 2  2 : Норман Спинрад  3  3 : Норман Спинрад
 4  4 : Норман Спинрад  5  5 : Норман Спинрад
 6  6 : Норман Спинрад  7  7 : Норман Спинрад
 8  8 : Норман Спинрад  9  9 : Норман Спинрад
 10  10 : Норман Спинрад  11  11 : Норман Спинрад
 12  12 : Норман Спинрад  13  1 : Норман Спинрад
 14  2 : Норман Спинрад  15  3 : Норман Спинрад
 16  4 : Норман Спинрад  17  5 : Норман Спинрад
 18  6 : Норман Спинрад  19  7 : Норман Спинрад
 20  8 : Норман Спинрад  21  9 : Норман Спинрад
 22  10 : Норман Спинрад  23  11 : Норман Спинрад
 24  12 : Норман Спинрад  25  ЗВЕЗДНАЯ КРЕПОСТЬ : Норман Спинрад
 26  2 : Норман Спинрад  27  3 : Норман Спинрад
 28  4 : Норман Спинрад  29  5 : Норман Спинрад
 30  6 : Норман Спинрад  31  7 : Норман Спинрад
 32  8 : Норман Спинрад  33  9 : Норман Спинрад
 34  10 : Норман Спинрад  35  11 : Норман Спинрад
 36  12 : Норман Спинрад  37  13 : Норман Спинрад
 38  вы читаете: 1 : Норман Спинрад  39  2 : Норман Спинрад
 40  3 : Норман Спинрад  41  4 : Норман Спинрад
 42  5 : Норман Спинрад  43  6 : Норман Спинрад
 44  7 : Норман Спинрад  45  8 : Норман Спинрад
 46  9 : Норман Спинрад  47  10 : Норман Спинрад
 48  11 : Норман Спинрад  49  12 : Норман Спинрад
 50  13 : Норман Спинрад  51  Использовалась литература : Братство убийц. Звездная крепость



 




sitemap