Фантастика : Космическая фантастика : Микро-Вселенная : Ромен Старзл

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Если уж ты так настроен отправиться туда, мешать не буду, — со вздохом произнес профессор Хэлли, обращаясь к сидевшему в лаборатории напротив него молодому человеку. — Все равно когда-то человек должен решиться на этот шаг, и никто квалифицированнее тебя не сумеет об этом путешествии отчитаться.

— Еще бы! — рассмеялся Хейл Мак-Лэрин, его ученик и друг. — Недаром же я так долго хожу в ваших помощниках, став по существу соавтором этого фантастического изобретения. Но… Существует проблема Шерли. Она непременно хочет меня сопровождать.

— Раз так, то тебе следовало бы согласиться, — откликнулся Хэлли. — Ты знаешь, что я люблю свою дочь еще сильнее, чем она тебя, но прекрасно понимаю, что, если ты наподобие наших экспериментальных кроликов обратно не вернешься, вся ее дальнейшая жизнь пойдет прахом. Поэтому она предпочла бы все время находиться с тобой рядом, разделив все опасности, которые подстерегают тебя в этом микромире.

— Ну уж я — то там точно не застряну! — с жаром отозвался Хейл Мак-Лэрин. — Мы ведь поняли, почему наши зверушки исчезали. Неожиданно очутившись на чуждой им, неведомой планетке, они с перепугу стремглав удирали куда глаза глядят. Естественно, выскакивали за пределы действия нашего аппарата. Я же не собираюсь покидать места посадки в этом мире.

— И все же нельзя исключать возможность того, что ты окажешься не в состоянии вернуться. Шерли уже не ребенок. Надо хорошенько объяснить все потенциальные опасности этой затеи — и пусть решает сама.

И он позвонил домой. Жил он неподалеку от университета, где возглавлял кафедру физики. Поэтому уже через несколько минут она, сияя улыбкой, вошла в лабораторию и, увидев озабоченные лица обоих мужчин, пошутила:

— Кого хороним?

— Ну зачем ты ерничаешь в столь ответственный момент, — с укором заметил Хейл. — Мы пригласили тебя, чтобы еще раз объяснить, какой ты подвергаешься опасности, настаивая участвовать в этом эксперименте вместе со мной. Честно говоря, я категорически возражаю, но твой отец считает, что решать вправе только ты.

— Разумеется! — уверенно заявила она. — Неужели ты думаешь, что я позволю какой-нибудь атомной обольстительнице окрутить тебя?

— Ну вот, я ей о серьезных вещах, а она… — буркнул молодой человек.

Поднявшись, он прошел в угол широкого, скудно обставленного помещения и отдернул занавеску из грубой работы синего полотна, скрывавшую комплекс сложных электрических приборов. В центре громадного цилиндра, опиравшегося на цоколь из какого-то необычного прозрачного зеленого материала, возвышался внушительных размеров стеклянный колокол, в котором легко могли бы разместиться стоя два-три человека. К различным частям цилиндра были подведены толстые медные провода, отходившие от блока высоковольтных катодных ламп. На стене под прозрачный зеленый цоколь было заведено несколько поршней, образовывавших нечто вроде гидравлического домкрата, позволявшего опускать тяжелую платформу и вводить под этот хрустальный колпак нужные для опыта объекты.

— Решено, что через несколько минут я отправляюсь в неведомое, — нарочито резко бросил Мак-Лэрин в сторону Шерл и, не сумев, однако, прикрыть этой бравадой и суровостью очевидную к ней нежность. — Твой отец объяснит сейчас ситуацию, всю опасность эксперимента, и если ты и после этого не передумаешь, то составишь мне компанию.

— Как тебе хорошо известно, Шерли, — начал, словно вещая с кафедры, доктор Хэлли, — мы с Хейлом довольно основательно занимались вопросами основ строения материи. Не скрою, что сенсационных открытий в этом плане нам сделать не удалось, но в ходе исследований появились совершенно новые, не менее удивительные и увлекательные направления.

Нам, в частности, удалось, используя совершенно новый вид космического луча с неизмеримо меньшей, чем все известные источники света, длиной волны добыть — правда пока не подтвержденное — доказательство того, что электроны, вопреки утвердившемуся мнению, отнюдь не целиком пронизаны отрицательным электрическим зарядом и что тот на самом деле сосредоточен в настолько микроскопически малой частичке его реальной материи, что иными методами его и не обнаружишь.

Продолжая продвигаться в этом направлении, мы случайно наткнулись на другое свойство космического луча. Выяснилось, что некоторые его обертоны при значительном усилении обладали способностью уменьшать или увеличивать любую материальную массу и ее объем, не меняя форму. И пределов этому мы не обнаружили. Думаем, что — так может продолжаться до бесконечности.

Это наводит на некоторые мысли относительно строения мира. Если бы мы смогли доказать, что атом со своим ядром и спутниками-электронами на деле, а не только по аналогии, является уменьшенной копией Вселенной, то мы с полным правом выдвинули бы тезис о том, что элементы Мега-Вселенной над нами и Микро-Вселенной ниже нас по масштабной шкале — суть звенья одной и той же цепи, уходящей в бесконечность!

Доктор Хэлли перевел дух. Его помощник и не старался подавить охвативший его энтузиазм, а глаза дочери засверкали. Но при этом ее взгляд был обращен не на комплекс аппаратуры, а на мужественное загорелое лицо ее суженого.

— Мы уже провели серию опытов по засылке в Микро-Вселенную самых различных объектов, — продолжил Хэлли. — Туда отправились стулья, монеты, стаканы, кирпичи и прочая подобная чепуха. И — главное! — мы уверенно смогли все их оттуда вернуть. Но когда дело дошло до живых существ, кроликов и даже собаки, то все они куда-то запропастились в этом загадочном мире, и мы оказались не в состоянии забрать их обратно в нашу реальность! Хейли полагает, что они выскочили за пределы действия наших лучей. Не знаю, что и думать по этому поводу. Может, он и прав. Но нельзя исключать и того, что судьба их ужасна, и мы никогда и ничего о ней не узнаем. Поэтому-то он и предлагает послать в Микро-Вселенную человека, а точнее, самого себя. Это, вне сомнения, рискованный и опасный шаг. Есть риск, что он обернется чем-то жутким и чудовищным. Но если ты продолжаешь при всем при этом настаивать на том, чтобы его сопровождать, то я не буду чинить препятствий. Твоя мать покинула этот мир. Возможно, и ты оставишь меня доживать свои дни в одиночестве. И тем не менее ради науки я готов пойти на это!

После этих бесхитростных слов воцарилось безмолвие. Его нарушила Шерли, воскликнув:

— Хочу туда!

Профессор на секунду отвернулся. Когда он вновь обратился к молодой паре лицом, ничто не выдавало терзавшего его внутреннего конфликта. Решительно дернув за рычаг, он опустил на пол цоколь зеленого цвета. Мак-Лэрин и девушка поднялись на платформу, и домкрат доставил их под стеклянный купол. Профессор повернулся к громадной панели управления.

— До свиданья! — прокричал он. — Я верну вас сюда же через полчаса.

— Всего доброго! — ответили они приглушенными голосами.

Заработал мощный генератор, наполняя помещение жалобным гулом. Профессор поколдовал над всякого рода кнопками и рубильниками, и стеклянный колокол заполнился фиолетовым светом, переливавшимся и извивавшимся, словно полярное сияние. Он окутал смельчаков, начиная все быстрее и быстрее завихряться вокруг и постепенно скрывая их за своей пеленой. В конце концов он сконцентрировался в сердцевине купола, казалось, цепко ухватился за края зеленой платформы и полностью поглотил оба человеческих силуэта. Хейл и Шерли, улыбаясь, ободряюще иногда помахивали руками.

Они прямо на глазах стремительно уменьшались в размерах. Вскоре стали выглядеть, как пара детишек. Аппаратура наращивала мощность, и процесс еще более ускорился. Вот они уже низведены до роста в фут, затем, купаясь в ярко-фиолетовых лучах, уменьшились до полфута, потом до дюйма. В этот момент профессор вырубил энергию.

Путешественники в глубь материи задвигались, проводя корректировку, чтобы встать точно в центр цоколя. Именно там в небольшой, отражавшейся блестками выемке находилась ничтожнейшая по размерам гранула углерода. Один из атомов его им и предстояло исследовать. Она была настолько мала, что различить ее можно было только с помощью микроскопа. Но Мак-Лэрин в его теперешнем состоянии прекрасно видел ее невооруженным глазом. Он обратился к девушке, и та присоединилась к нему, встав радом на то место на цоколе, которое он указал, рядом с женихом.

И снова взыграла загадочная гармония космического луча, после чего миниатюрные силуэтики исчезли совсем. Профессор, замерев у контрольной панели, не отрываясь смотрел на хронометр, выверяя момент включения команды на возврат. Он отключил генератор и для удобства положил часы на стол. Отметив, что расчетное время — 16 часов 10 минут, он поднялся и начал нервно вышагивать вдоль и поперек помещения лаборатории. На лбу у него выступили капельки пота. Порой он бросал взгляд на ту ничтожную щербинку в цоколе, в которой были спрессованы миллионы своих Вселенных, каждая из которых была столь же законченна и совершенна, как и его собственная. В одной из них сейчас безудержно мчалась ничтожная пылинка, на которую он только что зашвырнул обожаемых им существ — дочь и ее жениха.

Он вздрогнул при звуке затрезвонившего телефона и сразу же поспешил отделаться от какого-то навязчивого студента, порывавшегося задать ему нелепый для него в этой ситуации вопрос. Он подскочил к столу, схватил часы и поднес их к уху, проверяя, не остановились ли они. В лаборатории было настолько тихо, что, когда шлепнулась одна из сконденсировавшихся на одной из трубок капля, это произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Появилась новая, не дававшая покоя профессору навязчивая мысль: а что, если в этой бесконечно малой Вселенной обитали какие-то неведомые страшилища, с которыми Хейл и Шерли как раз в этот момент, спасая жизнь, мужественно сражались? Или если этот новый мир оказался пышущим нестерпимым жаром солнцем? А вдруг они очутились на полностью стерильной и лишенной воздуха луне и сейчас, задыхаясь, агонизировали? Он пристально всмотрелся в часы. Да, полчаса почти прошли. Еще несколько минут, секунд, и они будут готовы устремиться обратно, на родную Землю… Нельзя было включать космический луч досрочно, пока они не займут нужную для их возвращения позицию… Осталось две секунды… одна. Пора!

Он уверенной рукой включил рубильник, и снова фиолетовый свет заполнил подобие хрустального храма. Профессор быстрым жестом сменил направление тока и склонился над цоколем, вглядываясь в основание колокола, чтобы не пропустить мгновения возникновения из казалось бы ничего отчаянных экспериментаторов.

Несколько минут спустя в микроскопической впадине, где находилась еще меньшая по размерам капсула углерода, что-то потемнело. На глазах взвинченного неизвестностью профессора это смутное пятнышко, набухая, стало распадаться на сотни мельчайших точек, которые, быстро разрастаясь, превратились в некое подобие палочек, вскоре обретших видимость рук и ног… Возникли крохотульки-гуманоиды, четко определившиеся затем, по достижении роста в полдюйма, как мужчины и женщины… Те и другие все удлинялись и удлинялись, двигались, толкая друг друга, находясь, судя по всему, в состоянии глубочайшего возбуждения.

Хэлли ошарашенно, в полном недоумении и как-то потерявшись, тупо наблюдал, как они достигли трети фута и продолжали расти. Вскоре они так тесно сгрудились в ограниченном пространстве, что вот-вот от перенасыщения должны были начать задыхаться. Внезапно осознав эту опасность, профессор бросился к рычагу, прерывая процесс их дальнейшего роста, и опустил зеленый диск до уровня стола. Тотчас же наиболее лихие из появившихся из-за предела лилипутиков выскочили на поверхность, избавляясь от становившейся невыносимой тесноты. Пока он в полной отключке безуспешно отыскивал среди них Мак-Лэрина и Шерли, из копошившейся толпы выдвинулся человек и, подойдя к краю стола, низко ему поклонился. Он промолвил:

— Где это мы?

У него был тоненький и пронзительный голосок — будто прострекотало какое-то насекомое. Слова он произнес со страшным акцентом, но не было никаких сомнений, что они звучали по-английски.

— Вы на Земле, — как-то автоматически откликнулся профессор.

Его ответ произвел на эту публику глубочайшее впечатление. Над толпой проплыл еле различимый шепот, многие пали ниц. Возникшие из небытия существа носили короткие, до колен, туники, подвязываясь простой веревкой. Что мужчины, что женщины были одеты практически одинаково, за исключением некоторых деталей и орнаментальных украшений, которые позволяли различать пол.

Вождь повернулся к толпе и громко возвестил:

— Слушайте и внимайте! Разве это не мы, жрецы, дали вам еще откровение? Это мы провозгласили, что истинно верующие будут вознесены из нашей юдоли страданий на Землю, к Златым Вратам, пред которыми текут молочные и медовые реки. Вы все слышали трубный глас Ангела! Громовыми раскатами нам оповещено, что мы оказались пред Вратами Земли, и все те, кто принимает это событие душой, не будут вышвырнуты во внешний мрак, заполненный стенаниями и скрежетом зубов!

Кто-то в глубине затянул гимн. Избранная часть иного человечества подхватила, и хор из тонюсеньких голосков заполнил лабораторию.

Хэлли обратился к жрецу:

— Откуда вы прибыли?

— Мы жители Электрона. Так назвали нашу планету наши достославные предки — Хаель, Мужчина, и Ширели, Женщина. Они появились на ней в расцвете сил, молодыми так давно — миллионы лет тому назад! — что это время можно вычислить только по геологическим эрам.

— Откуда вы знаете имя нашего мира?

— Оно передавалось в нашем народе из поколения в поколение. Оно воплощено в наших памятниках и храмах, бережно хранится в архивах наших мудрейших. Многие эры нам ведомо, что оно означает Элизиумnote 1, место вечного блаженства. Разве не о Земле мечтали наши выдающиеся предки Хаель и Ширели? Разве не с нее они явились на наш Электрон, бывший тогда всего лишь совсем юной планетой с умеренным и мягким климатом, полной вкусных и сочных плодов?

— Так вы говорите, что Хейл и Шерли прибыли на вашу планету много миллионов лет тому назад? И она была тогда безлюдна?

— Водились животные, некоторые из них отличались громадными размерами и исключительной свирепостью. Но наши предки, посланцы с Земли, одержали над ними верх в жестоких боях, опираясь на свою науку и острый ум. А затем их дети постепенно покорили весь Электрон. Мы все — их потомки, сохранившие язык, традиции, религию и уповающие на Великое Обещание.

Да, Великое Обещание, — торжественно произнес электроник, — оно было дано нам Хаелем и Ширсли. Они открыли нам Великую Истину, согласно которой выдающийся маг. Ангел, обладающий необъятной властью и безграничным пониманием, проникнет однажды в небесное пространство нашей звездной Вселенной и уведет нас обратно на Землю. Они распорядились, чтобы их дети ждали этого часа в том месте, где они сами возникли в нашем мире, и ожидали явления народу Ангела, которого называли Коссмичелучем. Многие отвернулись от этого завещания и Истинной Веры, но мы, верные последователи, соорудили на этом святом месте храм. И вот Великое Обещание свершилось!

Хэлли глухо, со сжавшимся в спазме сердцем, прошептал:

— Я отец Шерли и друг Хейла. Не прошло и часу, как я послал их к вашему Электрону!

Но его прапрапра… правнуки и правнучки тысяч поколений опять распростерлись перед ним и затянули новые песнопения.


Профессор Хэлли оказался в крайне щекотливом положении. Еле-еле удалось избежать обвинения в убийстве. После исчезновения дочери и помощника, понятное дело, началось расследование. Власти подозревали, что он убил их обоих, а трупы сжег в своей какой-то пугающе-непонятной машине, порождающей космический луч.

Самое забавное было в том, что доказательство, благодаря которому ему удалось избежать уголовного кодекса, доставило ему неисчислимые хлопоты с иммиграционными властями, которые никак не могли решить, что делать с несколькими сотнями лилипутов и куда их девать. Профессор Хэлли категорически отказывался сослать их обратно на Электрон в отсутствие соответствующего волеизъявления со стороны явившихся в наш мир жителей этой планеты. А ни один из них подобного желания не выразил. В конечном счете иммиграционные службы согласились выдать им виды на жительство при условии, что они обретут нормальные габариты. Стали образовываться комитеты поддержки электроникам, поднялась волна благотворительности под лозунгом помочь им приобщиться к новой цивилизации. По последним сведениям, большинство из них чувствуют себя чрезвычайно счастливыми людьми.

Автору этих строк после множества безуспешных попыток удалось получить у профессора Хэлли интервью. Тот подробно рассказал ему о том, как проходил весь эксперимент, а также объяснил в деталях суть своего изобретения. Поскольку эти технически сложные подробности для рассказа вовсе ни к чему, то ниже приводится лишь высказанная профессором личная гипотеза относительно быстроты жизненного цикла на планете Электрон.

— Я страшно зол на самого себя за то, — горько признался он, — что упустил из виду этот важнейший момент. Да, верно, что Микро-Вселенная похожа на нашу. Неоспоримо, что электроны крутятся там по своим орбитам наподобие того, как это происходит с планетами в наших солнечных системах. Но я как-то не подумал о том, что при столь чудовищной разнице в размерах обязательно должно появляться несовпадение и во времени. Земле требуется год, чтобы обежать вокруг Солнца; электрон же прокручивается вокруг своего положительно заряженного ядра миллионы раз в секунду. И каждый такой облет для его жителей равноценен году. Я еще и глазом не успел моргнуть, как Хейл и Шерли уже отжили, отлюбили и закончили в том мире свой путь и им на смену пришли многочисленные поколения их потомков. Для них это был абсолютно нормальный жизненный цикл, но для меня — непостижимо короткий.

Хэлли повернулся к окну и невидящим взглядом уставился на студенческий городок. Поговаривают, что вся его научная аппаратура сегодня погребена под слоем пыли и он до нее больше не дотрагивается, но что Совет факультета решил оставить за ним место пожизненно. Но сейчас Хэлли — кроткий жалкий старичок, который недолго протянет.


Содержание:
 0  вы читаете: Микро-Вселенная : Ромен Старзл  1  Использовалась литература : Микро-Вселенная
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap