Фантастика : Космическая фантастика : Похищение Манхэттена Manhattan Transfer : Джон Стиц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Космический корабль пришельцев навис над Нью-Йорком. Солнце исчезло, и тьма объяла Манхэттен… Кто бы мог подумать, что именно так произойдёт долгожданный первый контакт и что гости из космоса прихватят на память целый район Нью-Йорка?

Но похищенные земляне, не впадая в панику, пытаются разобраться в происходящем и выясняют, что на карту поставлено само существование человечества.

Героев ждут тяжёлые испытания, ошеломляющие открытия и отчаянные битвы в космосе.

Главным советникам: Расселлу Галену, Патрику Нильсену Хэйдену и Клэр Эдди. А также добровольным мученикам, мужественно прочитавшим первые варианты книги: Джо Костанца, Лу Гринцо, Хитеру Пиерсу, Джеймсу К. Сабшин, Бобу Тэйлору и Роберту Вудхэду.

Глава 1

ПОХИЩЕНИЕ

В Манхэттене никогда не спят все. Даже в три часа ночи в нём полным-полно «сов», накачанных мегадозами тонизирующих средств, и покоя здесь не больше, чем в детском саду во время тихого часа, когда шустрые детки радостно бесятся, ни за что не желая укладываться в кроватки.

Вот и в ту ночь, когда ни с того ни с сего началось нечто умопомрачительное, из ряда вон выходящее, Манхэттен частично бодрствовал и светился огнями.


Немного дальше орбиты Сатурна и градусов на сорок выше плоскости эклиптики частицы солнечного ветра, дотоле спокойно летавшие в космическом пространстве, вдруг наткнулись на странную преграду, невесть откуда взявшуюся в этих пустынных краях.

Пространство-время начало корчиться. Вскоре вращающаяся сингулярность исказила его до такой степени, что образовалась чёрная дыра. Под действием её мощного гравитационного поля траектории частиц солнечного ветра изогнулись, их поток устремился в одну точку — в маленькую, но бездонную, бесконечную и всепожирающую прорву. Всё более ускоряясь, в последние наносекунды своей свободной жизни перед громадой событий — перед воротами в темницу чёрной дыры, частицы испускали нечто чудовищное — гамма-кванты с непрерывным спектром энергии.

Чёрная дыра росла, и когда диаметр её распух до нескольких сот километров, из этой жути вынырнул огромный космический корабль, такой же чёрный, невидимый, как и породившая его бездна. Он бешено вращался, поглощая всё падающее на него излучение. После появления корабля чёрная дыра начала съёживаться, пока не превратилась в точку и не исчезла. Снова ничто не препятствовало солнечному ветру, и траектории его частиц выровнялись в практически прямые линии, обрывавшиеся лишь в области пространства, занятой кораблём.

Гигантский корабль был плоским восьмиугольником, более ста километров в поперечнике. Вращение корабля постепенно замедлилось, поступательная скорость увеличилась, и он направился в сторону ближайшей звезды, которую люди называют солнцем, а точнее — к третьей от солнца голубоватой планете, сиявшей в черноте космоса.


Обороты увеличивались, рокот двигателя нарастал, мелькание винтовых лопастей слилось в один сплошной круг, и вертолёт приподнялся на метр над бетонной площадкой, расположенной на окраине Манхэттена. Пилот оглянулся на шестерых пассажиров — всё в порядке, все пристёгнуты ремнями безопасности, — ещё раз проверил показания индикаторов на приборном щитке и плавно тронул вертолёт вверх. Взлётная площадка с её опознавательными знаками начала уменьшаться, поле обзора расширилось. Лётчик развернул вертолёт и лёгким движением штурвала направил его над крышами зданий к протоке Ист-Ривер в сторону аэропорта имени Дж. Ф. Кеннеди.

Полёты из Манхэттена в аэропорт имени Кеннеди доставляли лётчику ни с чем не сравнимое удовольствие, особенно в утренние часы пик. Согласитесь, куда как приятно наблюдать свысока за пробками на забитых до отказа дорогах района Куинс — ползающие автомобильчики едва шевелятся, нелепо пытаясь пробиться сквозь груды себе подобных, время от времени трахаются друг о друга, вернее сказать, сталкиваются, а к ним на помощь бросаются столь же неповоротливые «ползуны» — машинки полицейских и «скорой помощи».

Вертолёт прекратил набор высоты над Ист-Ривер, точнее, над мостом Куинсборо, через который в этот утренний час в Манхэттен мчался сумасшедший поток машин, сверху похожих на ползающих насекомых.

И в этот момент внезапно мелькнула неуловимая тень. Пилот почуял опасность и на всякий случай начал сбавлять высоту. Может быть, пассажиры тоже почувствовали угрозу, но лётчик не мог слышать их крики — шлем с наушниками и рёв вертолёта полностью заглушали вопли смертельно перепуганных людей.

Но полёт продолжался нормально. Лётчик уже сумел убедить себя, что тень ему просто померещилась, как вдруг из сумрачного неба прямо перед кабиной вертолёта прорезался тонкий красный луч лазера. Лётчик немедленно опытным движением повернул штурвал, пытаясь спасти вертолёт от внезапного нападения, но было уже поздно. Шум лопастей, попавших под интенсивный пучок лазера, начал резко меняться — луч, как острый нож, с необыкновенной лёгкостью отрезал лопасти, и они разлетались во все стороны, словно пули из вращающегося пулемёта. В какие-то доли секунды диаметр винта уменьшился вдвое, а в следующее мгновение смертоносный луч добрался и до самого вертолёта — его металлический корпус был разрезан светоносной пилой пополам. Двигатель взорвался, осколки летающего агрегата вперемешку с кровавыми кусками человеческих тел отправились в свой последний полёт к водам протоки Ист-Ривер. Лётчик даже не успел выкрикнуть перед смертью одно из тех традиционных выражений, которые обычно после аварий прочитывают на магнитофоне «чёрного ящика» — единственного и неживого свидетеля воздушных катастроф.


Из аэропорта имени Дж. Ф. Кеннеди, называемом в просторечии ДжФК, Мэт Шихан сделал небольшой крюк по Бруклину и сел в метро. Поезд нёсся по линии A от станции «Джей Стрит» под протокой Ист-Ривер в Манхэттен, а Мэт Шихан смотрел сквозь окно вагона в темноту, периодически разрываемую проносящимися мимо лампами.

Сквозь грохот поезда едва доносились обрывки фраз пассажиров, но Мэт, поглощённый своими мыслями, не обращал на окружающих никакого внимания. Был утренний час пик, и давка, как всегда в это время, утрамбовала человеческие тела и, между прочим, плотно прижала к Мэту стоящую перед ним молодую женщину. А та, судя по выражению её лица, нисколько не возражала против столь тесного, чуть ли не интимного, соседства. Время от времени толпа колыхалась, сквозь переднее стекло был виден следующий покачивающийся вагон — всё было вполне обычно.

Вдруг прижатая к Мэту женщина взволнованно завертела во все стороны головой, свирепо выискивая кого-то, и наконец её зелёные глаза зло остановились на сверхблизком соседе — на ничего не подозревавшем бедняге Мэте.

— Не распускай руки! — рявкнула она со всей решительностью.

Мэт, конечно, сразу же обратил внимание на мелькнувшую белизну её зубов; не укрылась от его внимания и её красивая загорелая кожа. Впрочем, цвет сильного загара, по всей вероятности происходил не от солнца, а от генов — слишком уж гладкой была эта шелковистая прелесть, от загара подобного не бывает.

Когда эта жеребцовская цепь оценок и рассуждений прошла по извилинам мужественного Мэта, до него дошло наконец, что какой-то другой жеребец из ближайшего окружения исподтишка ущипнул обольстительную соседку.

— Я вообще к вам не прикасался, — вежливо объяснил он, — по крайней мере рукой.

Зелёные глаза некоторое время пристально изучали Мэта.

— Извините, — сказала она и перевела взгляд на другие лица в поисках следующего подозреваемого.

А Мэт снова окунулся в свои мысли под привычный шум поезда. Чувствовалась усталость — во время полёта из Мехико Мэту не удалось отоспаться, а для дел, которые ждали его в Манхэттене, хорошо бы иметь побольше сил и энергии. Клонило в сон, Мэт поддался наплыву слабости и закрыл глаза, но вдруг вагон бешено дёрнулся, лампы над головой погасли, где-то рядом в наступившей тьме полыхнул сноп искр, раздались крики и визги.

Последовала серия взрывов, столь частых, что они почти слились в сплошную канонаду. Сработало экстренное торможение, и Мэт ощутил, как его бросило вперёд и вдавило в стоявшую перед ним женщину. Из хвостовой части вагона подуло ветром. Вагон содрогнулся и замер. После недолгой неподвижности в полной темноте все почувствовали, как пол внезапно накренился, словно свесившись в невидимую яму.

По изменившейся акустике возгласов — в них чувствовалось уже больше недоумения, чем страха, — можно было догадаться, что вагон уже перестал быть закрытым помещением: где-то, очевидно, зияла огромная дыра. И давка почему-то уменьшилась. Какой-то мужчина вдруг завопил, видимо, от сильной боли. Крик замер, послышалось, как где-то внизу шмякнулось тело. Несколько мужчин зажгли спички и зажигалки, неровные пляшущие огоньки неясно высветили кошмарную картину — от вагона осталась только передняя половина, а дальше был сплошной мрак. Раздались крики ужаса…

— Гарри! Гарри! Что это?!

Мэт пробрался к чернеющей пустоте в торце вагона и замер при виде чудовищного зрелища: задняя половина вагона исчезла, люди в испуге жались по стенкам, цепляясь за поручни, и с ужасом вглядывались в открывшуюся перед ними бездну. Мэт попытался взять себя в руки, присмотрелся внимательнее — вагон был не разорван, а разрезан неведомой силой: металлические тёмно-красные края на месте ровного разреза ещё не успели застыть и тускло светились. Всплыло воспоминание: однажды Мэту довелось увидеть дыру в броне танка, пробитую бронебойным снарядом. Но края дыры в броне танка были рваными, а здесь — удивительно ровными, гладкими, с небольшими наплывами и застывшими капельками металла. Похожие следы остаются на мягкой пластмассе, когда её режут горячим ножом. Несколько человек были в крови. В воздухе зловеще запахло машинным маслом, озоном и страхом.

Мэт достал из портфеля фонарик размером с карандаш и посветил им в туннель, осторожно спрыгнул на путь, стараясь не касаться рельсов, хотя напряжения, по всей видимости, уже не было. Метрах в двух от торца вагона-обрубка лежал человек и тяжко стонал. Мэт схватил его за одежду (на всякий случай стараясь не дотрагиваться до кожи — а вдруг напряжение ещё не отключено?) и оттащил от рельсов. Почувствовал, как начинает справляться с нервным потрясением.

Кисть правой руки лежащего человека, очевидно, была отрезана той же бесовской силой. Рана была опалена, даже обуглена, но кровь всё же обильно сочилась из обожжённых сосудов. Человек ещё дышал. Мэт вынул из брюк несчастного ремень и, сделав из него жгут, плотно обмотал ему запястье, чтобы остановить кровь.

— Держись, парень, скоро сюда приедут врачи, всё будет нормально, — произнёс Мэт как можно более бодрым и обнадёживающим тоном, хотя бедняга был без сознания от болевого шока. Из вагона на шпалы спрыгнули ещё двое. — Этому человеку срочно нужна медицинская помощь, — сказал Мэт. — Узнайте, есть ли в вагоне врач. — И он медленно пошёл по рельсовому пути дальше, светя фонариком себе под ноги.

Через несколько метров он наткнулся на груду изувеченных тел. Оказалось, что тела не просто изувечены — люди были разрезаны сверху донизу. Очевидно, в момент странного рассекновения вагона они оказались как раз на той роковой линии, по которой прошлось, как лучом лазера, невиданное оружие.

Мэту не раз доводилось видеть изуродованные жертвы всяческих катастроф, но всегда было понятно, что произошло, из-за чего случилась авария. А сейчас о причине трагедии даже трудно было догадаться. Совсем не похоже ни на крушение поезда, ни на землетрясение, ни на очередную выходку террористов.

Мэт двинулся между разрезанных тел дальше, рассчитывая найти вторую половину вагона, но дальше пути просто не было. Обрезанные рельсы упирались в тёмную стену, наглухо перегородившую туннель. Озадаченный Мэт стал у странной стены, почувствовал её теплоту. Сверху на пол сочилась вода. Чёрт возьми, где же задняя половина вагона?!

Пока Мэт в полном недоумении шарил фонариком по невесть откуда взявшейся стенке, тщетно пытаясь понять хоть что-нибудь, сзади подошли другие пассажиры, не менее обескураженные, судя по их интонациям и удивлённым репликам.

Мэт обернулся — подошедшие освещали себе путь спичками и зажигалками. Солидный человек прижался к тёмной стене и начал отчаянно звать:

— Агата! Агата! Ты меня слышишь?!

— Извините, — вежливо обратился к нему Мэт, — но Агата вряд ли вас слышит. Мне кажется, нам лучше всего побыстрее отсюда выбраться, потому что мы, судя по всему, всё ещё под рекой, а туннель разрезан, поэтому нас может затопить.

Человек в костюме страдальчески вперил остановившийся взгляд в стену, жестоко отделившую его от любимой. Вокруг человека с отрезанной кистью стояли, онемев от ужаса, трое непокалеченных, тупо смотрели и ничем не помогали несчастному.

— Помогите мне нести его, — приказал Мэт молчавшей троице. Хотя он и сам едва смог побороть страх и жгучее желание драпануть со всех ног подальше от всего этого кошмара. Набравшись мужества, Мэт продолжил: — Нести его надо осторожно — ведь у него, возможно, сломаны кости из-за падения, но ему нужна срочная медицинская помощь, а врачи доберутся сюда не скоро.

Среди онемевших троих оказалась женщина, окаменевшая от страха.

— Что случилось? — беспомощно спросила она.

— Не знаю. Может быть, над нами разрушился мост. Будем надеяться, что когда мы выберемся отсюда, то узнаем, в чём дело. — Про мост Мэт сказал просто так, понимая, что мост здесь ни при чём, а на самом деле всё гораздо хуже. Хуже и непонятнее. В сумрачном свете Мэт заметил длинный плащ на высоком человеке, стоявшем рядом, и обратился к нему не то с просьбой, не то с приказом: — Снимай плащ, он сгодится нам как носилки.

Верзила в плаще продолжал безмолвствовать.

— Пошевеливайся! — прикрикнул Мэт и схватил его за руку.

Тот покорно снял плащ, и Мэт постелил его рядом с человеком, лишённым кисти.

— Помогайте! — приказал Мэт.

Все послушно взяли пострадавшего кто за руку, кто за ногу и переложили его на плащ. Мэт ухватился за плащ с той стороны, где была рана, чтобы быть уверенным, что при переноске раненая рука ни за что не зацепится. Мэт с тремя помощниками (вместе с женщиной) подняли плащ с несчастным и понесли его вперёд по туннелю.

— Если кто-то из вас сильно устанет, — скомандовал Мэт, — не выпускайте плащ из рук сразу, а предупредите, чтобы мы успели осторожно положить раненого на пол.

Так они дошли до вагона, вернее, до того, что от него осталось. Там внутри сидело несколько пассажиров, всё ещё дожидавшихся чьей-то помощи. Мэт коротко объяснил им:

— Туннель позади вагона чем-то заблокирован. Положение таково, что нам надо выбраться отсюда как можно скорее, поэтому все, кто может идти, должны пробираться вперёд до следующей станции. А тот, кто способен бежать, должен быстрее добраться до телефона и вызвать «службу спасения 911». Не дотрагивайтесь до рельсов — они могут оказаться под напряжением. Двигайтесь без паники, организованно.

— Вызвать помощь можно по телефонам, вмонтированным в стены туннеля, — раздался из темноты, чей-то голос.

— Если кто-нибудь обнаружит по пути такой телефон на стене, звоните немедленно. Не забывайте также помогать тем, кто нуждается в помощи. Кто-нибудь должен сообщить о ситуации людям, находящимся в переднем вагоне.

— Я сделаю это, — вызвался кто-то.

Мэт и его «носилочная бригада» снова подняли носилки-плащ и понесли пострадавшего. Неподалёку замигал огонёк маленькой видеокамеры, включился фонарик, луч его высветил из темноты Мэта и его помощников. Очевидно, кто-то решил, что сейчас как раз стоит запечатлеть процессию на видеоплёнку.

— Выбери для своего домашнего фильма другой объект, — раздражённо рявкнул Мэт в направлении видеоэнтузиаста с фонариком.

— Я снимаю для WNBC, — послышался в ответ женский голос. — Скажите, пожалуйста, как вас зовут?

Кто-то с зажжённой зажигалкой подошёл ближе к владелице видеокамеры, и в зыбком свете колышущегося пламени Мэт разглядел, что это та самая зеленоглазая молодая женщина, которая совсем недавно была тесно прижата к нему толпой в давке вагона.

Они прошли мимо оставшихся вагонов поезда. В кабине первого вагона было разбито стекло, машинист лежал мёртвый. Видимо, он погиб от сильного удара о лобовое стекло в момент резкой остановки поезда.

Начался пологий подъём вверх. Мэт и нёсшие «носилки» шли по туннелю в сопровождении двух добровольных помощников, зажигавших по очереди спички. Несколько других мужчин предлагали женщине сменить её, но она отказывалась и стойко держала свой конец плаща.


Руди Санчез налил себе вторую чашку кофе из автоматической кофеварки в коридоре и пошёл в свою рабочую комнату. В коридоре было ещё темно и безлюдно. Приятно в ранние утренние часы наслаждаться возможностью спокойно работать до начала рабочего дня с его служебной суетой и шумом. Для Руди это были самые производительные часы, когда он успевал сделать больше, чем за весь день.

Руди бросил взгляд в окно на сумасшедший поток машин, пробивающихся по Бруклинскому мосту, и приступил к планированию замены старого генератора в восточной части Нью-Йорка. Едва он сосредоточился, как вдруг почувствовал, что шум города за окном как-то изменился. Что там такое происходит? Он подошёл к окну.

На первый взгляд всё было как обычно. Правда, движение на улицах, кажется, немного замедлилось, но это бывает. В чём же дело? И вдруг Руди заметил нечто невероятное — над небоскрёбом «Чэйз Манхэттен Банк» откуда ни возьмись появилось что-то чёрное и непомерно огромное. Вот это да! Что за чертовщина?! В небе висело какое-то подобие гигантского летательного аппарата. Этот бесовский агрегат летел над водной границей, отделяющей Манхэттен от остальных районов Нью-Йорка, и испускал направленный вниз мощный красный луч, режущий всё на своём пути.

Остолбеневший Руди поставил чашечку кофе и уставился на невообразимое явление. Господи, да что же это творится такое?! Руди прижал лицо к оконному стеклу и начал всматриваться в пространство за окном. Ближе к северной части района обнаружился ещё один чёрный летающий объект.

Вдруг Руди сообразил, что два чёрных бесо-объекта своими сверхмощными лазерными лучами вырезали из Нью-Йорка Манхэттен как раз по водной границе района-острова. У ближнего объекта можно было рассмотреть кое-какие детали — недалеко от того места в брюхе чёрного НЛО, откуда исходил лазерный луч, торчал ствол пушки и непрерывно стрелял, причём выстрелы были столь часты, что снаряды, казалось, слились в сплошной пучок коричневого цвета, параллельный красному лучу лазера.

Послышался грозный гул, как бы низкое урчание, раздававшееся из-под земли, и всё здание задрожало, завибрировали оконные стёкла. Казалось, в том месте, где лазерный луч вспарывает водную гладь, из разверзшейся щели доносится грохот тысяч небольших взрывов. Руди метнулся к столу включить радио, и в этот момент в здании погас свет. Потухли и все огни за окном!


Эбби Терса шла из Гранд-Сентрал-Терминала в здание Генеральной Ассамблеи ООН, когда погасли все уличные огни, включая рекламу. Обычно Эбби с удовольствием проходила шесть кварталов — это для неё было лёгкой прогулкой, но теперь она в испуге прижалась к стене, не понимая, что происходит. Похоже, электричество отключилось повсюду, потому что вдруг прекратились привычные шумы метро, грузовых лифтов и вытяжной вентиляции, и одновременно сильнее загомонила уличная толпа и громче засигналили автомобили.

Никогда ещё целый городской район не лишали электроэнергии. Видимо, случилось нечто чрезвычайное, а это страшно.

Хотя ей надо было спешить на работу, она понимала, что без электропитания вся нужная ей аппаратура — микрофоны, усилители, магнитофоны и прочее — не будет работать, а значит, не будет работы и у неё, переводчицы. Впрочем, электроснабжение может восстановиться с минуты на минуту, поэтому лучше уж идти на службу. Внезапно над зданием ООН она заметила чёрный летающий объект, посылающий сверху лазерный луч на Ист-Ривер. Не сразу справившись с охватившим её ужасом, Эбби бросилась изо всех сил к зданию ООН. Бывшая спортсменка, она до сих пор очень быстро бегала и любила бег, отвлекавший обычно от горьких мыслей. Но сейчас бег не мог помочь не видеть нависший над головой странный, непонятный, чёрный, огромный объект. Её охватила паника.


Таксист Арсеньо Хэшер свернул в правый ряд, едва не задев заднюю фару ехавшего впереди грузового фургона. Но пассажиры — белая пара с ребёнком — не жаловались на его лихачество.

Арсеньо уверенно вёл машину по Бруклинскому мосту на северо-запад в Манхэттен, посматривая в зеркальце заднего вида, и думал о том, что движение транспорта в этот утренний час пик быстрее обычного.

Ещё не яркое утреннее солнце подсвечивало серую рябь на Ист-Ривер.

Такси подъезжало к Манхэттену, когда на крышах машин появилась движущаяся тень от чего-то летящего в небе. Арсеньо попытался высунуть голову, чтобы посмотреть, что это за странный самолёт.

— И часто у вас так бывает? — спросила пассажирка с заднего сиденья.

Арсеньо, почуяв неладное, быстро взглянул на землю и понял, что имела в виду женщина — на всех машинах вдруг зажглись задние красные сигнальные фары. Образовалось море красных огоньков, зашумело автомобильными гудками. Впереди красный луч с неба пропахал искрящуюся борозду поперёк грузовика, которого от такси отделял один легковой автомобиль. Арсеньо резко затормозил, и в этот момент грузовик взорвался. Автомобиль, следовавший сзади, врезался в задний бампер машины Арсеньо. На врезавшийся автомобиль сзади наехал фургон.

— Вот чёрт! — выругался пассажир на заднем сиденье. Ребёнок заплакал.

Краем глаза Арсеньо заметил кипящую и непрерывно взрывающуюся полосу на воде недалеко от берега со стороны Манхэттена, словно на дне реки был спрятан длинный и тонкий кипятильник. Вдруг дорога впереди почему-то начала наклоняться вниз. Что за чертовщина? Да это же мост разрезан и распадается!

Мост превратился в разводной, только разводился он почему-то не вверх, а вниз. Секция, на которой находился автомобиль Арсеньо, наклонилась и замерла на мгновение. Арсеньо нажал на педаль тормоза сильнее, чтобы она защёлкнулась в таком положении, и автомобиль перестал скользить вниз. На другой стороне разлома машины дымили резиной, пытаясь взобраться по крутой горке вверх на горизонтальную секцию моста. Моторы ревели, колёса прокручивались, машины медленно сползали назад к обрыву моста. Арсеньо подумал было, что его положение лучше — ведь его машина вроде бы остановилась, — но секция моста содрогнулась и начала клониться всё ниже. Сзади в бампер ещё раз стукнул автомобиль.

Машины одна за другой срывались в пропасть. Вопли ужаса пассажиров слились с яростной бранью Арсеньо. Он судорожно сжимал руль и всё ещё жал на тормоз, когда машина ударилась о водную поверхность.


Из окна своего офиса Руди Санчез видел картину грандиозных разрушений вдоль водной границы Манхэттена. Бруклинский мост раскололся, машины соскальзывали с его накренившихся секций в реку. Вместе с мостом лазерный луч разрезал и грузовики, к несчастью, оказавшиеся на его пути. Были разрезаны и лодки у пирсов. Руди глядел на всё это, а рука его сжимала трубку молчавшего телефона.

Поначалу он порывался выбежать на улицу, чтобы помочь людям, помочь хоть кому-нибудь, но понял, что при таких масштабах катастрофы это невозможно. В двух местах, где под Ист-Ривер проходили газопроводы из Бруклина в Манхэттен, взметнулось пламя. Начались пожары. Правда, эти пожары, как знал Руди, будут недолгими — наверняка автоматическая система с независимым электропитанием уже сработала и отключила подачу газа.

Ближайший к окну Руди чёрный летающий объект перестал испускать лазерный луч и начал взмывать вверх, причём летел он без всякого реактивного следа. Вскоре он исчез из виду высоко в небе.

По одним лишь звукам можно было понять, что это катастрофа. Уже несколько минут не доносилось привычного шума поездов метро, на дорогах с погасшими светофорами образовались колоссальные заторы, движение практически остановилось, машины беспомощно бибикали.

В небе снова возникло нечто чёрное. Руди присмотрелся — это снижались такие же объекты, но на этот раз их было много. Они спускались синхронно, в строгом порядке. Лучей они уже не испускали, но творили нечто странное — они натягивали над Манхэттеном прозрачную плёнку. Образовывался как бы гигантский мыльный пузырь.

Вот ближайший к Руди чёрный объект завис над берегом в районе разрезанного дока, а край прозрачного купола начал погружаться в щель, вырезанную ранее красным лазерным лучом. Через несколько минут прозрачная плёнка окружила остров Манхэттен сверху и со всех сторон. Летающие объекты поднялись высоко вверх и неподвижно зависли. Руди внимательно рассматривал их, как вдруг его ослепила яркая вспышка. Некоторое время он ничего не видел, кроме красного пятна и множества цветных искр вокруг, но это, как понял Руди, была не реальность, а мнимое изображение на сетчатке глаз, ослеплённой неожиданным сверхъярким светом. Постепенно зрение восстановилось. Плёнка вокруг Манхэттена виделась более чётко. Наверное, она затвердела, но осталась прозрачной. Чёрные летающие объекты исчезли из поля зрения. Руди начал искать их по всему небу, и в этот момент на Манхэттен надвинулась немыслимых размеров тень.


Джулия Крэйвин сняла своим минивидом — миниатюрной видеокамерой — последние кадры и, выключив крошечный фонарик, двинулась в полумраке мимо замерших вагонов поезда по туннелю вслед за остальными людьми, недавними пассажирами метро. Впереди четверо несли на плаще раненого человека. Джулия содрогалась при воспоминаниях о жутком зрелище отрезанной кисти и раскромсанных невесть чем телах, оставшихся позади в туннеле. Всё это Джулия засняла своим минивидом не столько для телевизионных новостей, сколько для того, чтобы ей поверили те, кто не видел этих ужасов собственными глазами.

Джулию, как и всех, не покидала тревога. Откуда-то, кажется, из-под земли, доносился непонятный глухой рокот и гул, словно где-то содрогалась гора.

Вдруг гул оборвался, наступила неестественная, пугающая тишина. Такая тишина могла предвещать что угодно — бурю, катастрофу, ещё страшнее случившейся. Джулия поспешила вперёд к мелькавшим огонькам спичек и зажигалок. Она догнала четвёрку, нёсшую носилки-плащ. Рядом шли двое мужчин, готовых подменить уставшего, и освещали путь зажигалками. Джулия включила свой крошечный фонарик и минивид, секунд десять снимала, чувствуя гордость за ньюйоркцев — они молодцы, достойно ведут себя в минуту опасности, помогают друг другу. Когда надо, проявляют свои лучшие качества.

Джулия закончила съёмку, снова присоединилась к носилкам с раненым. Давала себя знать усталость — ночью Джулия снимала для теленовостей репортаж в Южном Бруклине, гае террористы захватили заложников. Именно поэтому теперь у Джулии весьма кстати оказался с собой минивид, а батареек ещё должно хватить на некоторое время.

Среди тех, кто нёс носилки, она узнала того высокого мужчину, которого прижало к ней в давке вагона незадолго до катастрофы. Это он успокоил толпу в критический момент, когда чуть было не началась паника. Джулия наметила его в качестве главной фигуры её репортажа, хотя он уже отказался от интервью. Но для начала она намеренно подошла не к нему, а к женщине в тёмном жакете.

— Я Джулия Крэйвин из WNBC, — представилась она. — Скажите, пожалуйста, что вы подумали, когда в вагоне погас свет?

— Когда поезд остановился, я подумала, что опоздаю на работу.

— У вас есть какие-либо предположения относительно того, из-за чего всё это произошло?

— Не-а. Наверно, нам скажут об этом по телевизору, если мы выберемся отсюда.

— У кого из вас есть предположения о происшедшей катастрофе? — обратилась Джулия сразу ко всей четвёрке, но посмотрела на высокого мужчину.

— Как вас зовут, сэр? — спросила она у него.

— Мэт Шихан, — ответил он, не поворачивая головы, а потом добавил: — Извините, что недавно я был с вами не очень вежлив, я думал, что вы одна из тех, кто шатается от безделья повсюду с видеокамерами. Кроме того, в тот момент мне было не до хорошего тона.

— Это естественно, все мы в той непростой ситуации несколько свихнулись. — Джулия отметила, что к Мэту Шихану эти слова относятся меньше, чем к остальным, ведь он один из всей толпы сохранял самообладание. — Вы полицейский?

— Полицейский? Нет!

— Я подумала так потому, что вы не растерялись во время общей паники и сразу начали правильно действовать. Где вы этому научились?

— Некоторое время моя работа была связана с подобными ситуациями.

— Вот как? Тогда, наверно, у вас как у специалиста возникли предположения по поводу того, из-за чего стряслась эта беда?

— У меня нет предположений, — сказал он наконец. — Одно только могу сказать: дело здесь не в аварии только в метро, а в чём-то другом.

— Почему вы так решили?

— Потому что туннель здесь проходит под рекой через коренную подстилающую породу, и та сила, которая смогла разрушить туннель в этом месте, наверняка разрушила и многое другое.

В ужасе Джулия почувствовала, что этот человек прав. В этот момент земля под ногами дрогнула, заколебалась. У Джулии, появилось ощущение, будто она поднимается в лифте.


В здании факультета компьютерных наук Колумбийского университета за столом перед компьютером спал доктор Бобби Джо Брюстер. Внезапно он проснулся, но не сразу стряхнул сон. Наконец до него дошло, что экран компьютера не светится. Ёлки-палки! Значит, напряжение вырубилось, причём вырубилось давно, потому что даже блок бесперебойного питания, через который компьютер подключён к электросети, исчерпал свой ресурс. Боб понял, что заснул приблизительно в тот момент, когда работа программы по симуляции атмосферных явлений заканчивалась, и теперь надо будет её запускать заново.

Пол покачнулся, ручка на столе прокатилась несколько сантиметров и остановилась. Что за глупые шутки?! То ли это студенты опять развлекаются, то ли в самом деле происходит нечто хреновое. Боб подошёл к окну.

Хороши шуточки! За окном опускался вниз штат Нью-Джерси. Бобби Джо продрал заспанные глаза, взглянул на мир критическим взглядом учёного.

— Молодцы ребята! — произнёс Бобби Джо вслух. — Очень правдоподобно это у вас получилось!

Он ожидал услышать смех или любой другой ответ от притаившихся где-то студентов, но в ответ — тишина. Тогда Боб начал всматриваться в пейзаж за окном внимательнее, прильнул к окну и посмотрел вначале влево, насколько позволяла рама, потом медленно проследил взглядом до самой крайней точки справа. Доктор Боб Джо хорошо разбирался в компьютерной симуляции, а потому знал, как отличить реальность от её подделки на экране компьютера. Если бы шутники-студенты вместо окна установили большой экран, на котором показывали бы Бобу то, что он сейчас в окне видел, тогда Боб враз раскусил бы их фокус. Но весь фокус заключался в том, что фокуса не было — за окном он увидел реально происходившие чудеса. Реальность эта была совсем даже не реальной.

На всех дорогах движение машин полностью замерло. Вдоль Гудзона пенилась линия турбулентности. Боб прижался щекой к стеклу и взглянул так высоко, насколько мог — вверху парило твёрдое облако. Нет, вряд ли облако, слишком уж ровной, чертовски гладкой была его поверхность.

Бобби Джо снова глянул на Нью-Джерси. С высоты открывался необычный вид, показались дороги, которых не было видно раньше, тогда, когда штат Нью-Джерси находился повыше, на привычном для него месте. Вскоре противоположный берег Гудзона уплыл вниз и скрылся из виду, продолжал проваливаться в бездну и весь Нью-Джерси. Ничего себе события!

Да уж, денёк сегодня будет весёлый!

Он увидел, как Манхэттен за окном медленно поднимался всё выше и выше. Он продолжал всматриваться в чудовищную картину. Казалось, что Манхэттен накрыт большим-пребольшим прозрачным колпаком; но страшнее всего было то, что вся эта махина, весь этот остров, упакованный в гигантский пузырь, и в самом деле поднимался в воздух. А под островом вскоре показалось нечто вроде гигантского земляного конуса — высотой он был больше, чем знаменитый небоскрёб Эмпайэр-Стэйт-Билдинг.

Из ямы, вернее, из огромной воронки, откуда возносился Манхэттен, торчали разнообразные кабели. А сверху над похищаемым неизвестно кем районом Нью-Йорка висел столь же большой космический корабль.


Мэт с помощниками продолжали идти по туннелю.

Вдруг послышался грохот и жуткие скрипы.

— Оно движется! — закричал кто-то в панике.

И в самом деле, чёрная стена начала отодвигаться. В туннель просочился яркий дневной свет.

Зазор между отодвигавшейся стеной и срезом туннеля увеличивался, и вот наконец все увидели… бездну!

— Во дела! — удивлённо воскликнул кто-то в толпе.

Другие оторопели настолько, что потеряли дар речи и наблюдали невероятное зрелище в гробовой тишине, пока не показалось дно той огромной махины, что неведомой, нечеловеческой силой возносилась чёрт знает куда. Наконец махина поднялась настолько, что исчезла из поля зрения, и ошарашенные зрители обнаружили, что туннель выходит в необъятную яму, напоминающую старый карьер, откуда много лет извлекали горную породу. В карьере зияли выходы из других туннелей. Над ним вверху виднелось нечто тёмное, столь же огромное, как карьер, медленно возносящееся к небесам. Боже всемогущий!

Сверху мимо выхода из туннеля потекла водопадом вода. Как ни трудно было в это поверить, но все убедились в страшной реальности — Манхэттен был вырезан из Нью-Йорка по водной границе и унесён неизвестно куда, а на его месте осталась глубокая яма. Вода стекала в яму всех сторон; в туннеле шумело, как от Ниагарского водопада, но в туннель, слава Богу, вода почти не попадала — основной поток проносился мимо на дно карьера.

— Боже мой! — воскликнул мужчина в свитере. Ведь скоро вода заполнит всю эту яму, а потом зальёт и наш туннель.

— Нам надо быстрее драпать отсюда! — посоветовал другой.

— Мы не успеем добежать до другого выхода из туннеля, вода нас догонит, — мудро возразил ребёнок в чёрной куртке, — лучше нам прыгнуть в воду отсюда, а потом выберемся на берег.

Грохот водопада усиливался.

— Устами младенца глаголет истина! — сказал «свитер». — Смелее, граждане, прыгайте вниз, там вас ждёт великолепнейший миксер! А если мы подождём, пока уровень воды поднимется до туннеля, и тогда прыгнем, то вскоре вода хлынет в туннель и засосёт нас.

— Но мы должны найти какой-нибудь выход! — не терял оптимизма ребёнок.

— Тоже правильно. Я побежал. — И мужик кинулся в тёмную глубину туннеля.

Большинство побежало за ним. Люди мчались в кошмарной черноте туннеля до тех пор, пока не начали, задыхаться. Бегущая толпа не успела достичь ближайшей станции, когда их настигла вода. Нарастающий поток воды вызвал в туннеле ветер, отчего несколько зажигалок погасло. Грозное журчание, означавшее смертельную опасность, подстёгивало бегущих. Недолго они бежали по щиколотку в воде, а вскоре бежать стало трудно — холодная вода дошла до колен.

Вода начала прибывать быстрее, усилившийся поток сбивал с ног, нёс спасавшихся в пугающей тьме, их тела закувыркались в пенящихся водоворотах, конечности задевали о стены. Люди неслись в неизвестность, пока стремительный поток не поглотил их.


Руди Санчез стоял у окна, прикованный захватывающим зрелищем, а всё вокруг в муниципальном здании скрипело, как будто небоскрёб раскачивался на сильном ветру. Над городом навис огромный космический корабль. Он, очевидно, поднимал вырванный остров, заключённый в прозрачный и твёрдый пузырь. Вода из Верхнего залива начала стремительно убывать, словно кто-то вынул со дна большую пробку. Но вода стекала в яму, откуда был вырван Манхэттен. Вместе с водой в неё начал сползать паром, заполненный людьми. Чтобы не видеть их мучительного конца, Руди зажмурил глаза.

Когда он их открыл, паром исчез. Вскоре за краем поднимающегося Манхэттена скрылась из виду статуя Свободы. Казалось, она машет на прощание рукой своим возносящимся гражданам. Через минуту исчез из виду Бруклин, а через несколько минут — Атлантический океан. Атмосфера из синей постепенно превратилась в космическую черноту. В безбрежной пустоте у Руди перед глазами всё стояла статуя прощающейся Свободы.

Руди перевёл взгляд вниз на людей — они застыли на улицах и ошеломлённо смотрели в бездну космоса, открывшуюся над их головами.

Теперь небо над Манхэттеном было чёрным, на нём появились звёзды, солнце светило необычайно ярко, а тени стали непривычно чёткими.

Чёрный объект вверху, взявший Манхэттен на буксир, начал приближаться, увеличиваться в размерах, заслоняя собою на небе всё больше и больше звёзд, потом остались видны только звёзды, расположенные над самым горизонтом, а чернота всё сгущалась. Руди понял, что Манхэттен входит в огромный цилиндр, во внутренности незваного космического пришельца.

Солнечный свет исчез, Манхэттен объяла тьма.


Содержание:
 0  вы читаете: Похищение Манхэттена Manhattan Transfer : Джон Стиц  1  Глава 2 БЕСПЛАТНАЯ КОММУНАЛЬНАЯ УСЛУГА : Джон Стиц
 2  Глава 3 СИГНАЛЫ И ШУМ : Джон Стиц  3  Глава 4 ВИДЕОИГРЫ : Джон Стиц
 4  Глава 5 СЕРАЯ МАССА : Джон Стиц  5  Глава 6 ЕСТЬ КТО-НИБУДЬ ДОМА? : Джон Стиц
 6  Глава 7 ТРИ ДЕРЕВА : Джон Стиц  7  Глава 8 ВООРУЖЕНЫ И ОЧЕНЬ ОПАСНЫ : Джон Стиц
 8  Глава 9 ЧУДОВИЩНЫЙ ГОРОД : Джон Стиц  9  Глава 10 ПРОРЫВ : Джон Стиц
 10  Глава 11 ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА : Джон Стиц  11  Глава 12 ЧЛЕНИСТОНОГИЕ : Джон Стиц
 12  Глава 13 В ЛОВУШКЕ : Джон Стиц  13  Глава 14 ДАВАЙ ПОГОВОРИМ : Джон Стиц
 14  Глава 15 НИЗВЕРЖЕННЫЙ ПРОРОК : Джон Стиц  15  Глава 16 МЕТАТЕЛЬНЫЙ СНАРЯД : Джон Стиц
 16  Глава 17 КРУШЕНИЕ ГОРОДА : Джон Стиц  17  Глава 18 ПОДРЫВНИК : Джон Стиц
 18  Глава 19 БОЙ : Джон Стиц  19  Глава 20 ОБОЛОЧКА : Джон Стиц



 




sitemap  
вацап +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков, только Екатеринбург.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение