Фантастика : Космическая фантастика : Глава 13: Де жа вю : Игорь Свиньин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Глава 13: Де жа вю

Третий уровень, промзона города, сборочные цеха, Ли Лион

Инспектор вбежал в ангар. Мимо неторопливо катила пустая транспортная тележка. Ли запрыгнул на нее, перехватил управление. Взломал ограничители и погнал к цеху обработки. Около входа уже суетились люди.

«Кажется, это становится регулярным. Давно ли я встречал группу поиска у шлюза мертвой зоны щита? Все наши действия, связанные с Риком Солленом, заканчиваются гибелью людей!

Нет, слава звездам, эти живы!»

Две реанимационных капсулы в окружении медиков, лениво перебирая щупальцами, плыли к выходу из цеха.

Инспектор остановил тележку около упавшей балки обрабатывающего комплекса. Взгляд зацепился за темное влажное пятно на стальном постаменте.

«Кто? Бобров или Торнов? Нет, отбросить эмоции. Сейчас важно другое».

Два «муравья» резали упавшую балку на куски, оттаскивая их в сторону. У стены валялась туша обрабатывающего комплекса с поломанными манипуляторами. Молодой стажер ковырялся внутри. У него за спиной стоял невысокий, полноватый техник, что-то подсказывая. Ли спрыгнул с платформы.

— Рей, кто разрешил убирать обломки? Я еще не осмотрел место аварии!

— Инспектор Ли! У меня санкция… Кор Ванин из технического.

— Прекратить немедленно. И представьте полный отчет! Взыскание вам обеспечено!

— Но у нас график. Нужно продолжать производство…

— Я налагаю запрет. Желаете оспорить?

— Нет, — мотнул головой техник, — пусть этим Ванин и занимается.

— Отлично. Тогда в двух словах, что случилось?

— Вон тот комплекс располовинил балку резаком. А там оказались люди. Это просто ни в какие ворота…

Рей ткнул пальцем в застывший под потолком металлический боб с обвисшими манипуляторами.

— Обесточили?

— Первым делом. Полностью отключен. Все по инструкции. Батареи разряжены. Хотите взглянуть на протокол?

— Не перемещали?

— Висит, как висел. Зачем мне…

— Не прикасаться до прибытия аналитиков. И подготовить оснастку для демонтажа.

— Будете изымать?

— Конечно.

— А план? У меня и так их осталось всего два станка. Что, нельзя просто скачать журналы? Вы же меня без ножа…

— Мне внести ваш протест в протокол отчета?

— Нет, нет, — испугался техник, — я просто… сделаем и с двумя.

— Тогда отдыхайте. И передайте мне управление «мурашами».

— А вы сумеете? Это специальная модель… — распрямляясь, скептически пробурчал стажер. Но, наткнувшись на взгляд инспектора, замолчал и отошел к стене.

— Вот и отлично. — Ли закрыл глаза, погрузился в интерфейс сети и загрузил в «мурашей» новую задачу.

— Вы еще здесь? Вам сообщат, когда можно будет приступить к работе.

— Идем. — Техник поволок зло поглядывающего на инспектора стажера к выходу.

Тем временем киберы вскарабкались один по правой, другой по левой стене, и скрылись в технических люках, направляясь к узлам управления.

Ли снова остановил взгляд на темном пятне.

«Вот тебе и разделение функций! Вот тебе и ловля математических абстракций на живца! Нужно было самому проследить за ними! Павел, понятно, сам, осознанно…. но мальчик! Кстати, а где второй?»

Винсент сидел у стены, обхватив колени руками. Рядом опустилась на корточки женщина медик. Ли подошел к ним.

— Здравствуйте, психолог Горски. Что с мальчиком?

— Здравствуйте, инспектор. Эмоциональный шок с ним. А в остальном вполне здоров. Получил свою дозу успокоительных. Потом пару сеансов релаксации, пустяки. Вы же хотите пытать его про здешние дела?

— А это возможно?

— Только когда подействуют препараты. А это через четверть часа, не раньше. — Психологиня закрыла пенал с капсулами и встала. — Вы не знаете, где его отец? Потрясающая безответственность. С его сыном беда, а он даже не связался… и доступ к нему закрыт.

— Его нет в городе. Но я провожу мальчика в ячейку. Сразу же после разговора.

— Куда вы денетесь. Учтите, беседа не дольше часа. Это критично. Потом ему дорожка в постель и спать не меньше полусуток. Я обязательно проверю.

— Не сомневаюсь. Это ваша обязанность, а моя — выяснить подробности.

— Тогда забирайте его.

Психологиня отправилась к воротам цеха, а Ли присел на корточки.

— Винсент? Помнишь меня? Я инспектор. Мне нужно с тобой поговорить.

Парень поднял взгляд, кивнул и снова уставился в пол.

— Винсент, идем ко мне в кабинет, там будет удобнее. Согласен?

— Да.

— Уже хорошо. Тогда поднимайся. Бажен Степанович нас уже ждет.

Западный Хребет, Лунный Кузнечик, Майкл Соллен

Картинка, передаваемая второй связкой киберов — разведчиков, исчезла. Майкл переключился на полевой обзор. Радуга над вершинами медленно гасла, превращаясь в привычное едва ощутимое сияние.

— Анатолий, что с зондом?

— Непонятно. Возможно, граница зоны переместилась. Вроде прилива. Связка под нее и попала.

— Остальные?

— Успел отвести. Сейчас в безопасности.

— Майкл, откуда узнал?

— Радуга в полевом обзоре. Перед приливом она вспыхнула довольно ярко. Устроила над скалами праздничную иллюминацию.

— Значит, она связана с полем Х? Майки, это же отлично! Ты понял, что увидел? Теперь мы знаем, что поле материально! Мы его фиксируем не только по косвенным признакам.

— Командир, надо уводить «Кузнечик»! Если нас накроет… я же не смогу потом все перезарядить. Мы останемся голые…

— Дик, предоставьте мне решать. Анатолий, это возможно?

— Маловероятно. Мы слишком далеко. Семьсот метров. Так сразу скакнуть оно не сможет.

— Но когда закончите зондирование, отведите киберов подальше.

— Сделаем.

— Герда, все-таки нужно попытаться рассмотреть, что там, за камнем. Я настаиваю. Это необходимо для будущей вылазки.

— Анатолий?

— Попробуем.

Две оставшиеся связки до самого рассвета пытались пробиться сквозь каменный лабиринт, и неизменно натыкались на границу поля. Добраться до выхода в долину им не удалось. Весь экипаж следил за злоключениями «сенокосцев». Даже Лидия покинула свою келью и обосновалась в рубке.

На исходе тринадцатого часа Анатолий отвел киберов на пятьдесят метров от зоны и погрузил в режим пассивного слежения. Все уныло молчали. Наконец Герда решилась подвести итог.

— Жаль, конечно, что мы не смогли рассмотреть металлический объект. Но зато определили границы поля и некоторые его параметры. Думаю, никто из нас не ждал, что все будет слишком гладко?

— Мы не знаем, что нас ждет в долине, — хмуро буркнул Майкл.

— Вот и выясним все при пешей вылазке. Хан, какой предложите маршрут?

— Думаю, рационально идти по нити второй связки. Убьем двух зайцев — узнаем, что с ней случилось, и сразу выйдем на одного из «голландцев».

— Есть возражения? Начинаем подготовку к третьему этапу. Анатолий, возвращайте связки к «Кузнечику». Службам — план работ согласно шестого пункта. Через полчаса сбор в кают-компании.

На этот раз обеденный стол был чист. Все понимали, что это не чайные посиделки. Экипаж приступал к самой важной и ответственной части экспедиции.

Приводя себя в порядок, Герда хорошо постаралась. Строгий комб, застегнутый до горла, и убранные в тугой узел волосы дополняли пронзительный взгляд и сжатые губы. Она напоминала полководца, собравшего своих генералов на военный совет.

— Итак, группа из трех человек идет в зону пешком. Контрольный срок ожидания — пять суток. Если до этого времени мы не вернемся или не выйдем на связь, то командиром экспедиции становится навигатор Ричард Хан. Его задача — вернуть «Кузнечика» в Город.

— То есть мы не будем вас искать? — недоуменно прошептала медик.

— Никаких поисков. Взлет и возвращение. Лидия, сколько может функционировать симбионт скафандра?

— Стандартный запас живучести четверо суток. Зафиксированы случаи, в общем, еще часов семь…

— Спасибо. Я думаю, всем понятно, что пять суток срок избыточный. Напомню: главные цели экспедиции — сбор сведений о противнике и о Зоне Х. Информация для колонии жизненно необходима, но и рисковать единственной летающей машиной недопустимо. Трое — навигатор, техник и медик — это минимальный необходимый для возвращения экипаж. Кроме того, в вашем распоряжении остаются «сенокосцы». Исследуйте с их помощью поле Х. времени у вас достаточно. У меня все.

— Теперь разрешите мне!

Майкл, подражая Герде, застегнул ворот комба, встал и оперся ладонями на стол.

— Итак, в поле члены группы безоговорочно мне подчиняются! Кто не согласен, прошу перечитать седьмой пункт инструкции. Можете определять цели и задачи, но тактика действий и безопасность в моем ведении. Потому все только с моего разрешения. Без оного нельзя даже чихать. Это понятно?

Он глянул на Анатолия и Герду. Аналитик кивнул сразу. Командир медлила.

— Герда Ли, я жду подтверждения своих полномочий. В ином случае я отказываюсь сопровождать экспедицию, так как не считаю ее возможной по причинам безопасности.

— Согласна, стрелок Соллен. В поле командование переходит к вам, — выдавила, наконец, из себя Герда. — На время пешей вылазки мой статус — аналитик исследователь.

— Вот и отлично. Тогда я пойду рюкзачок собирать.

— Не забудьте зайти ко мне. Примерно минут через сорок, — крикнула ему вслед Лидия.

Первым делом Майкл отправился в оружейную. Защитные системы «кузнечика» уже настроены, и вмешательства не требуют. Продержатся до его возвращения. Даже при внезапном нападении.

«А вот что нас ждет в зоне, неизвестно. Поэтому нужно быть готовым ко всему».

Собрав по комплекту оружия для себя, Анатолия и Герды, стрелок прикинул вес. Автомат, два запасных магазина к нему, револьвер и нож тянули почти четыре килограмма.

«Солидно. Нужно еще учесть биоскаф. Рюкзак с запасом реагентов для хемосинтеза грибных колоний тоже тяжеленький. Значит, на этом и остановимся.

Добавим только один подствольный гранатомет и три десятка разных зарядов для него».

Дополнительные боеприпасы отлично разместились в боксе на ручной тележке.

Майкл долго смотрел на ракетную установку, и все-таки решил ее оставить. Хотя на тележке было даже крепление под нее. Десять лишних килограмм груза, слишком большая роскошь. Для первой разведки мобильность предпочтительнее.

Спустившись в грузовой трюм, Майкл открыл боксы со скафандрами и разместил на них ножи и револьверы, благо все крепления уже были предусмотрены. Теперь пора навестить медика.

У самой двери медотсека столкнулся с Паком.

— А, новый объект для пыток прибыл. Ну, иди, тебя уже ждут.

Лидия в асептическом костюме ковырялась в аппарате, и в самом деле похожем на станок для средневековых пыток. Узкое сиденье было нанизано на тупой наконечник кишечного монитора.

— Готов к промыванию?

— А без этого обойтись нельзя?

— Ты что, в первый раз? Знаешь же, биоскаф твердые отходы не поглощает. Если не хочешь себе проблем в ближайшие три дня, то залезай.

— Слушай, а кишки потом не слипнутся? После того, как ты их прополощешь?

— Расслабься, — фыркнула Лида, — заполним биогелем. Кстати, тоже питание. Поглощается медленно, но без остатка. И перистальтику блокирует. Давай, давай, чего ты мнешься. Может, мне отвернуться?

Майкл тяжело вздохнул и начал расстегивать комб.

«Все-таки к биоскафу нужно привыкнуть!»

Аромат грибных колоний довольно специфический, и ничего с ним поделать биологи не смогли. Переработанная симбионтом вода тоже имела характерный сладковатый привкус, но довольно приятный.

Зато воздух, профильтрованный губкой хемолишайников, был живым, пропитанным энергией. Белково-углеводное желе, которое выдавали грибы, тоже вполне съедобно.

«Жаль, только живет вся эта роскошь недолго. А потом биореактор, полная регенерация. Плюс в том, что никакой электроники. Чистая механика и биохимия. С ними можно смело лезть в Х Зону».

Стрелок еще раз глубоко вздохнул и активировал люминесцентные индикаторы состава дыхательной смеси. Убедился, что цветные столбики заняли нужное положение, потянулся, проверил подвижность локтевых суставов. Осторожно высвободился из мягких захватов и вперед спиной выбрался из защитного контейнера. Остановился посреди трюма, прислушиваясь к новым ощущениям.

Хитрая гидравлика, замена электроники передавала наружу голос хозяина и усиливала внешние звуки. Теперь стрелок слышал даже слабые шорохи и позвякивания инструментов в руках товарищей.

Лидия и Дик суетились около черных цилиндров, в которых покоились биоскафы Анатолия и Герды. Медик настраивала тонкую систему симбиотического взаимодействия, техник заваривал швы задних люков, до конца миссии изолируя путешественников от внешней среды. Услышав топот, обернулись.

Майкл поднял к верху большой палец.

— Все отлично, иду к подъемнику.

Наружу Майкл вышел первым, захватив ручную тележку и оружие. Опустевшая кабина втянулась в брюхо «Кузнечика». Герда с Толей заранее приволокли к подъемнику тяжеленный, килограммов двадцати, контейнер, закрепив его на шасси.

«Хорошо, тележка удобная. И полозья для песка есть. Не придется все это тащить на горбу».

Пока Майкл осматривал оружие, проверял параметры симбионта, подъемник вернулся назад. Овальный люк отъехал в сторону. Внутри стояли Герда и Толя. Когда пронзительный свет Беты хлынул внутрь, командир и аналитик невольно попятились. Но Герда быстро справилась с собой. Сделала один шажок вперед, потом еще один. Осторожно, словно опасаясь обжечься, ступила ребристым носком башмака на бурый грунт.

— Добро пожаловать в наш клуб!

Майкл подал ей руку и почти выволок из кабины. Женщина съежилась, втянула голову в плечи.

Аналитик же, наоборот, пятился, пока не уперся спиной в заднюю стенку шлюза. Герда остановилась, вспомнила о своем командном достоинстве и оглянулась. Увидев страх подчиненного, она мигом пришла в себя и, разозлившись, крикнула.

— Пак, немедленно выходите!

— Смотри под ноги! — посоветовал Майкл.

Анатолий отлип от стенки, честно сделал попытку сдвинуться с места, но, глянув на командира, снова отскочил назад и вжался спиной в стену.

— Я не могу!

Он сполз по пластику и закрыл ладонями стекло шлема.

Пятый уровень, Жилая ячейка семьи Раевич, Рик Соллен

Жилая ячейка Винта выглядела заброшенной. Оно и понятно. Его отец подолгу не бывал дома, да и младший Раевич предпочитал тереться в учебных классах или лабораториях. Плюс был только один — огромная видеопанель и много самодельных интерфейсов для подключения к сети.

Фильмы и музыку из семейного набора Рик пролистал довольно быстро. Почти все было знакомо. Некоторое время он смотрел в фальшокно с тропическими рыбами, потом снова вернулся к экрану. Пролистал учебные задания на неделю вперед. Сделал несколько тестов и снова заскучал. Принялся рассматривать браслет — коммуникатор.

«С виду ничего особенного. От обычного не отличишь. Понятно, что все дело в программах. Интересно. Что он может еще, кроме обмана сети?»

Рик подключил к браслету один из интерфейсов Винта и вошел в сеть теперь уже с доступом браслета. На столике обозначилась светящаяся сетка клавиатуры.

— Вы подключились к центральному информационному банку совета колонии. Ваш идентификатор… ваши допуски…

«Ого, так у Винта почти высший допуск! Может залезть в кучу мест. А я теперь для всех он и есть, даже для сети!

Ну, раз они меня тут заперли, то я за себя не ручаюсь! Что бы мне поискать?»

Пальцы сами набрали на поверхности стола дату, время и место встречи с огненным призраком.

— Вам разрешен допуск к данным с высшим уровнем доступа. Копирование запрещено. Время пользования данными стандартный час.

На экране выстроились виртуальные коробочки с текстами, таблицами и изображениями.

«Ого, как много!»

Парень открыл наугад первую же и начал жадно просматривать

«Я и не знал, что меня спас дядя Карел! И про сгоревшего кибера. Почему я не помню?

Жаль, нет изображения этого огненного…. Но можно же поискать.

Так, видеообраз. Аналогии. Сопутствующие файлы и данные…

Ух ты! Это точно он. Значит, его видели еще раз?

А про меня? Может, у них есть еще что-то обо мне? Кто я теперь? Человек, вообще?

Снова поиск по контексту. Аналогии. Рик Соллен и…»

Что это за файл?

На экран выплыла коробочка с его именем.

«Открыть?»

Это был видеоряд. Изображения начали медленно сменять друг друга.

«Какие странные символы! Они похожи… это уже было! Я уже видел их! я понимаю…»

Перед глазами встала пещера с огненным призраком и летящие в лицо вспышки. Неожиданно Рик понял, что они превращаются в буквы. Буквы складываются в слова. Три простых слова:

«Подтвердите доступ к данным!»

Пальцы сами ввели нужный код.

В левом углу появилось колышущееся изображение призрака. Начал звучать хрипловатый, гулкий голос. Чужак вещал и парень, как завороженный, глядел в экран, впитывая каждое слово. Он вспоминал.

Четвертый уровень. Госпитальные сектора, Павел Торнов

Было очень трудно открыть глаза. На веки словно положили по свинцовой пластине. Наконец удалось их разлепить, но ничего, кроме мутной пелены, Павел не увидел. Тела он почти не чувствовал. Странно, но и боли не было.

Последнее, что он помнил, был ослепительный плазменный клинок и режущий слух скрежет. Потом удар и…

«Значит, мы упали. Фантом нас переиграл! Но почему? Ведь все было рассчитано, выверено до минуты. Что произошло? Откуда взялся резак? Обрабатывающие комплексы или…

Мы опять опоздали… мы! со мной был Вова! Где он? И где Винт?

Пошевелиться… нет, не могу. И ничего не слышу. Интересно, есть ли у меня еще конечности?

Понятно, я в геле. Проклятая капсула. За ней ничего не видно. Только тени. Если со мной что-то серьезное, все равно говорить не разрешат. Остается только спать. Действительно, как хочется спать. Накачивают сонными…»

Сверху навис пластиковый купол медицинской капсулы.

«Где я? А, помню, реанимация. Сейчас мне значительно лучше. Глаза могу открыть, и, кажется, даже разговаривать. Сколько времени прошло?»

Стеклянная крышка отъехала. Над младкором нависло смутно знакомое лицо. Но взгляд до сих пор отказывался фокусироваться.

— Павел. Как самочувствие?

«Точно, медик. Кажется, Юра»

— Не так чтобы очень… что произошло? Со мной был стажер…

— Это вам другие расскажут. Для меня главное, что нет крупных внутренних повреждений. Мелкие мы уже залатали, так что вам повезло.

— И все-таки, где мой напарник?

— Увидитесь со своими посетителями и узнаете. Мы сейчас перевезем вас в обычный бокс. Кажется, вас там ждет начальник.

— А лежать мне еще долго?

— Двенадцать часов. Потом обследование и по его итогам…

— Понятно. Спасибо.

— Я остановлю вас в коридоре на пять минут. Пообщаетесь с посетителями.

Прозрачная крышка встала на место, снова погрузив младкора в тишину. Ванна качнулась и поплыла, вздрогнула. Раздалось характерное хлюпанье. Капсула миновала асептическую мембрану. И оказалась в коридоре.

Спокойный зеленовато-голубой свет сменился на желтоватый, стандартный для коридоров и переходов. Крышка стала прозрачной. Над ванной склонились двое, но лица не разобрать. Щелчок. Включился речевой ретранслятор.

— Здравствуйте, дядя Паша.

— Доброго здоровья, юноша.

«Бажен и Винт!»

— Ничего не говори. Оправдываться будешь потом. Главное, жив. Твои «присоски» с узлов сняли. Есть море новой информации. Встанешь, обработаешь. А пока…

Над ванной появилось новое лицо. Кажется, женское.

— Ты, это ты виноват! — Эрика стукнула по стеклу ладонями так, что ванна присела на своих щупальцах. — Вова только что умер.

Бажен и Винт уставились на женщину, потеряв дар речи.

— Ты же обещал! Ты говорил!

— Но, Эрика, я старался. Я не думал… — Собственный, синтезированный ретранслятором голос, показался младкору чужим, холодным и фальшивым.

— Ты его убил. Так и знай! И ищи себе другого лаборанта!

— Но, девушка, — вмешался Бажен, — он не виноват. Это несчастный случай. Никто из нас не предполагал…

— Я знаю!

Эрика повернулась к ним спиной и зацокала каблуками, удаляясь по коридору.

Западный Хребет, окрестности зоны Х, Майкл Соллен

— Пак, перестаньте валять дурака! — командир не на шутку разозлилась, — желаете получить взыскание? Посмотрите, я здесь и вполне…

Герда глянула вверх, на видневшуюся из-за брюха «кузнечика» полоску неба и запнулась. Сквозь стекло шлема было видно, как она побледнела и поспешно зажмурилась.

— Он не сможет. Придется нам идти вдвоем. Ты как, рада?

— Как не сможет? Мы не… планом похода предусмотрено три человека…

— Придется менять план. Время дорого. Идем.

Майкл одной рукой подхватил ручку тележки, в другой зажал ладонь Герды и поволок ее прочь от шлюза, из тени бота под голубые утренние лучи Беты.

— Скучной прогулки, — не отнимая от шлема ладоней, крикнул им вслед Анатолий, отрезав возможность иных решений.

Через два часа Майкл проклял все на свете. Лабиринт коричневых валунов, припорошенных слюдяной пылью, казался бесконечным. Связи не было. Громада «кузнечика» давно затерялась позади. Единственным ориентиром была серебристая жилка, петлявшая между обломков. Киберам с их восемью ногами и адаптивными опорными подошвами приходилось несравнимо легче. Люди же по щиколотку вязли в мелком щебне. А когда в разломах появился рыхлый розовый песок, идти стало еще труднее. Нить просто пропадала в нем, и стоило чуть отвлечься, как приходилось заново ее отыскивать. Благо еще ветер почти утих, и видимость была отличной.

Тащить тележку Майкл заставил Герду. Нельзя сказать, чтобы он сделал это без удовольствия, потому оглядываясь, всякий раз приходилось прятать злорадную ухмылку.

Сам стрелок крался впереди с автоматом наготове, ощупывая взглядом бесчисленные трещины. Возможно, он зря старался. Планета изначально мертва, давно доказано. Столкнись он с чем-то похожим на «саламандр», и автомат не спасет. Разве что эндотермические гранаты помогут выиграть время. Но «огневушки» на поверхности попадались редко. Даже на Ликте. А вот сбрасывать со счетов возможный дахейский десант не стоило. Если они полезут в Зону Х, то наверняка с аналогичным оружием. При прочих равных условиях победит тот, кто заметит противника первым.

Между гранитных обломков мелькнул просвет.

Майкл остановился, прислушался. Сзади пыхтела Герда, отчаянно скрипели по песку полозья тележки. Стрелок поднял согнутую в локте руку, но Герда, видно, глядела себе под ноги и остановилась, только упершись ему в спину.

Стрелок снова прислушался. Нет, он не ошибся. Со стороны зоны доносился едва уловимый, на самом пределе чувств шелестящий свист, похожий на шепот.

Майкл еще раз придирчиво оглядел окрестности. Ничего. Мертво, спокойно. Длинные фиолетовые тени от валунов, розово-бурый песок.

— Ты слышишь этот свист?

Герда недоуменно завертела головой.

— Нет, все тихо.

— Странно. Ладно, разберемся потом. Стой здесь, я проверю.

Стрелок вышел из-за валуна.

Они, наконец, добрались! Дальше простиралась долина, покрытая высокими розовыми дюнами с торчащими из них гранитными останцами. У соседнего валуна лежала пятнистая туша «сенокосца». Над камнем виднелось острие металлического шпиля.

Майкл вернулся к спутнице.

— Иди, глянь, что с «пауком».

— Я всю дорогу тащила эту телегу, теперь еще и с ним мне возиться!

Стрелок равнодушно пожал плечами.

— Ты экспедиция, я охрана.

— Хорошо устроился!

— А то! Давай, время не ждет. Груз здесь оставь.

Герда подошла к киберу. Майкл остался у валуна, стараясь держать под наблюдением окрестности.

Мелкие «паучки» лежали, раскинув лапки в стороны. Большой «сенокосец» успел их поджать и валялся на боку. Герда достала из сумки на поясе ключ, открыла створку лючка на брюхе кибера и начала что-то там нажимать. Результатов она не дождалась. Механизм был мертв.

— Майкл, мы уже в зоне Х. Сейчас определю границы.

Из той же сумки появилась пластина с несколькими глазками. Герда направилась назад к спутнику, глядя на индикатор. Отошла от «паука» на целых двенадцать шагов, прежде чем загорелся первый глазок. Ногой прочертила в песке борозду и пошла вдоль границы поля, отмечая ее. С обеих сторон черта уперлась в валуны.

— Почти девять метров. Она прыгнула на девять метров! Майкл, помоги, нужно вытащить кибера из зоны.

Пластиковый контейнер с оборудованием сгрузили с тележки. Взвалили сорокакилограммового «паука» на салазки.

— Да оставь ты свой автомат!

— Хочешь, чтобы дахи взяли нас голыми руками?

— У тебя паранойя! Здесь нет никого. Один песок!

— Как знать.

«Паука» свалили рядом с контейнером.

— Жди активации. Я кое-что проверю.

Майкл быстрым шагом направился вглубь зоны. Через десяток шагов остановился, сдернул с плеча автомат и навел прицел на приглянувшийся камешек.

Выстрел щелкнул, как лопнувшая шлюзовая мембрана. Герда вскочила, обернулась. Майкл уже повесил автомат на плечо и вынул из кобуры револьвер. Снова прицелился.

— Майкл, ты что? Снова? Немедленно прекратить!

Не слушая ее, мужчина нажал на спуск. Пуля рассекла камень и ушла в песок.

— Теперь все.

Стрелок вернул револьвер на место, обернулся к спутнице.

— Наше оружие действует в зоне Х. Можно продолжать экспедицию.

«Сенокосец» дернул лапами, поджал их, перевернулся на брюхо. «Детки» вспрыгнули ему на спину и слились с корпусом. Герда склонилась к объективам.

— Анатолий, слышишь нас?

— Даже вижу.

Майкл показал киберу автомат.

— Оружие в зоне действует. Химические процессы она не блокирует. Так что, какая никакая защита у нас будет. Гранаты не проверял, но думаю, и они работают.

— Записал. Учту.

— Анатолий, мы идем в зону. Наблюдай. Я прочертила границу поля. Но учти, она плавает. Держи киберов метрах в десяти.

— Понял. Скучной прогулки.

Майкл молча повернулся и, взяв автомат на перевес, двинулся в сторону видневшегося над камнями металлического острия.

— Эй. А это снова мне тащить?

— Безусловно, — кивнул стрелок, не оборачиваясь. — Не отставай!

— Я тебе припомню!

Герда возмущенно фыркнула, схватила ручку тележки и поволокла в зону, оставляя в песке глубокие следы башмаков и полозьев.

Окрестности Западного Хребта, Гранатовые Пещеры, Ник Бобров

Гранатовые кристаллы мерцали, излучая теплое, розоватое сияние. Оно шло из глубины друз, наполняя их, словно вода сосуд. Свет возникал волнами, и с каждой приходило ощущение внутреннего тепла и сытости.

«Может быть, теперь я могу и не дышать?»

Ник задержал воздух в легких, прислушался к ощущениям. Нет, не получилось. Рефлексы заставили мускулатуру работать.

«Жаль, значит, попробуем позже. Пришло время разобраться, что здесь произошло тогда, двадцать лет назад».

Ник подошел к «червю». Сегментированная торпеда, чуть изогнувшись, лежала среди груды искрящихся обломков. Створки дюралевого люка распахнуты. Внутри темно. Даже волны алого свечения не желали проникать в недра чужеродной машины.

«Помню, я вручную открыл его изнутри».

Бобров обошел вокруг «червя», погладил металлические бока.

«Как в тот день! Ничего не изменилось. Еще бы, тут и влажность почти нулевая. А вот что было дальше, после того, как мы вылезли наружу? Куда делись Стэн и Патрик? Ведь что-то от них должно было остаться? Здесь должен быть еще один проход!»

Ник бросился к дальнему концу тоннеля. Действительно, за огромной друзой пряталось темное пятно. Большая трещина, скорее похожая на остроконечную арку в арабском стиле.

«Ну, заглянем в гости к местному джинну?»

Старший координатор протиснулся в щель и оказался в длинном узком коридоре. Далеко впереди угадывалось слабое свечение. Кристаллов здесь не было, но и без их сияния Ник смутно различал поверхность стен. Их покрывал волокнистый материал. По тонким волоскам пробегали редкие сине — зеленые искры.

Вдруг накатило ощущение де жа вю.

«Это уже было! Я уже шел так же, один, по темному тоннелю к желтоватому мерцанию впереди. И там… а что было там? Доберемся, увидим. Лишь бы кислорода в баллонах хватило».

Тоннель оказался достаточно длинным. А мерцание далеким и недостижимым.

«А вдруг мне придется брести по этому коридору целую вечность? Может быть, это персональный ад для оператов? Наказать меня есть за что!»

Выход оказался рядом, сразу, как будто человека просто передвинули вперед. Снова узкая, остроконечная щель. А что там, за ней, никак не удается рассмотреть. Только густое золотистое мерцание.

Ник выставил в проход руку, потом выглянул. Все равно ничего различить не удалось. Наконец решился и протиснулся сквозь арку. И сразу же обо что-то споткнулся.

У его ног лежал человек!

«Нет, это просто пустая оболочка скафа. Как закоптилось стекло шлема! Ничего внутри не видно. А вот и второй скаф. Все верно. Вот они, Стэн и Патрик».

Ник присел, перевернул пустую оболочку, поднял забрало шлема.

«Нет, пусто. Даже костей нет. Интересно, что могло так поджарить скафы, что многослойная ткань спеклась в твердую скорлупу? И куда делись тела?

А почему обязательно тела? Ведь они же тогда могли не дышать! Просто бросили ненужные костюмы и ушли. Только куда? Почему не взяли меня с собой, почему я вернулся без них?

Проклятая память!»

Ник положил пустую оболочку на идеально гладкий, полупрозрачный пол, встал, повернулся спиной к стене. Желтоватая пелена понемногу рассеялась.

Координатор стоял на грани гигантского кристалла. Бочкообразная призма вырастала прямо из темной матовой стены. Слева искрился огромный алый сросток. Справа и чуть ниже еще один, светловишневый. Дальше, сквозь лимонную дымку, проступали столь же огромные друзы, полные розоватых искорок.

Ни дна, ни потолка. Только отражения в гранях. Если бы не темная плоскость за спиной, то можно было бы потеряться в этом зеркальном лабиринте.

У человека закружилась голова. Он отступил назад, судорожно вцепился пальцами в шероховатый камень.

Бежать, назад в спасительную темноту тоннелей. Ник провел рукой по стене, нащупывая щель прохода. Но ее не было!

«Бред! Вот лежит скаф. Проход был здесь. Это мое больное сознание создает иллюзии. Или я попал под психотронное влияние. Мне внушают бредовые видения. Сначала сломают, потом начнут выкачивать информацию!»

Глаз уловил движение. Ник обернулся и судорожно вжался спиной в безжалостный камень.

На человека надвигалась, переливаясь всеми оттенками лимонно-желтого и оранжевого, огненная стена.


Содержание:
 0  Гранитные небеса : Игорь Свиньин  1  Глава 1: Двойной закат : Игорь Свиньин
 2  Глава 2: Прорыв разрушителей : Игорь Свиньин  3  Глава 3: Огненный призрак : Игорь Свиньин
 4  Глава 4: Тайники памяти : Игорь Свиньин  5  Глава 5: Фантомы и охотники : Игорь Свиньин
 6  Глава 6: Сачок для призрака : Игорь Свиньин  7  Глава 7: Чужаки и подменыши : Игорь Свиньин
 8  Глава 8: Кроты и Кузнечик : Игорь Свиньин  9  Глава 9: Западный хребет : Игорь Свиньин
 10  Глава 10: Проклятье ожидания : Игорь Свиньин  11  Глава 11: Призы и сюрпризы : Игорь Свиньин
 12  Глава 12: Прогулки по краю : Игорь Свиньин  13  вы читаете: Глава 13: Де жа вю : Игорь Свиньин
 14  Глава 14: Следы и следствия : Игорь Свиньин  15  Глава 15: Нежданные встречи : Игорь Свиньин
 16  Глава 16: Гости из прошлого : Игорь Свиньин  17  Глава 17: Муха в паутине : Игорь Свиньин
 18  Глава 18: Утекающий песок : Игорь Свиньин  19  Глава 19: Рождение огня : Игорь Свиньин
 20  Глава 20: Из недр : Игорь Свиньин  21  Глава 21: К звездам! : Игорь Свиньин



 




sitemap