Фантастика : Космическая фантастика : Глава 16: Гости из прошлого : Игорь Свиньин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Глава 16: Гости из прошлого

Пещера Западного Хребта, Зона Х, Герда Ли

— Значит, я не последний на этой планете? Я рад. Я долго вас ждал.

Слова давались незнакомцу с трудом. Ему приходилось вспоминать, как выталкивать из горла непривычные звуки.

— Кто вы? — это единственное, что смогла вымолвить Герда.

— Этъен Жоссан. Пилот челнока СТ-7.

— Как вы дышите? Разве это возможно? Ведь атмосфера ядовита.

— Я не дышу. Пещеры поддерживают мою жизнь.

Только сейчас Герда заметила, что обтянутые тонкой пергаментной кожей ребра пилота действительно неподвижны.

— Не смотрите так. Я жив, и я человек. Хотя мне самому трудно поверить. Но за эти годы я привык. Кстати, сколько лет прошло?

— Восемьдесят.

Этьен удовлетворенно кивнул.

— Я думал, больше. Мне показалось, что я провел здесь вечность. После того, как кончился воздух, после того, как я снял скафандр.

Пилот склонил голову, уставившись на светящийся камешек.

— Значит, все, кого я знал…. а колония, люди? Что стало со «Стайером»?

— Мы построили целый город под плато. Там, где упал лайнер. Сейчас нас тридцать тысяч…

— Город в камне. Интересно. Я бы хотел знать. Если вы не против, вспомните, как там, внутри. Я увижу.

— Вы умеете читать мысли?

— Нет. Скорее считывать образы. Эти пещеры, или то, что их наполняет, не только поддерживает жизнь, но и позволяет общаться… даже с врагом. Эта среда идеальна для коммуникации, мне кажется, она транслирует образы, подстраивает их под абонента. А война, она все еще идет?

— Да, каждый день…

— Восемьдесят лет войны! Я тоже веду здесь свою войну.

— С кем?

— С ауху. Так они называют себя. Мы зовем их дахейцами.

— Здесь есть живые дахейцы?

— Даже двое. Те, кого не успели убить я и мои товарищи.

— И вы с ними…

— Сначала мы пытались уничтожить друг друга физически, но здесь так удобно прятаться и уходить от преследования. Мне кажется, эти лабиринты бесконечны. Мы научились чувствовать друг друга. Мы научились воровать друг у друга образы. Они слабее меня, но их двое. И я устал.

— А что тут случилось тогда? Мы ведь так и не знаем, что здесь произошло. Мы уже шестьдесят лет не выходили на поверхность. Только киберы. Только они ведут войну.

— Да, я чувствую, я вижу в вашей памяти. Печально. Я расскажу. Когда рухнул «Стайер», мы хотели сесть рядом. Потом засекли этот челнок дахейцев, и решили, что они хотят закрепиться на склоне гор. Мы шли на самой низкой высоте. Но они заметили нас. Юргена сбили на подходе. Он хотел протаранить их челнок, но не дотянул. Я сумел опуститься рядом. Но ауху открыли по нам огонь из главного калибра. Их группа уже входила в пещеру. Мы заметили их и поспешили следом. Втроем. Остальные прикрывали нас. Эрик погиб у входа. Мы с Куртом преследовали их в глубине тоннеля. Потом я остался один. У меня была гауссовка. Заметив ауху, я хотел накрыть их обвалом и сделал выстрел. Но винтовка не сработала, а вся аппаратура разом отказала. Мой скаф стал просто пластиковой скорлупой с газовыми баллонами. Когда воздух кончился, я решил разом покончить со всем и открыл забрало. Все, что было потом… это как бесконечная шахматная партия. Мы воруем образы, пытаемся проникнуть сквозь защиту врага, подавить его волю.

Этьен повторял это «мы» так, что Герда прочувствовала, насколько он сроднился со своим врагом. И все-таки его речь оставалась вполне четкой. За восемьдесят лет молчания он не разучился связно излагать свои мысли. Удивительно, как ему до сих пор удалось остаться самим собой, не раствориться окончательно в чужой ментальности или не сойти с ума от перенапряжения. Но зато теперь он мог стать лучшим оружием людей против ауху.

— Вы узнали, кто они, зачем им эта война?

— Да, многое. Они не хотели конфликта, как и мы. Это ошибка, трагическая ошибка. Но теперь уже поздно. Первый удар был случаен. Нам ответили автоматические системы защиты. А мы начали обороняться и что-то необратимо изменили.

— Значит, мы можем прекратить эту войну?

— Нет. Я пытался им внушить. Но понял только, что это можно было сделать в самом начале. Теперь они не будут менять свою линию поведения. Теперь будет война до последнего ауху.

— Но почему?

— Социальная система ауху построена на иерархии генетических каст. И как я понял, мы в свое время нанесли одной из высших какой-то непоправимый урон, из-за него всему сообществу в этой системе теперь грозит гибель. Это как-то связано с их воспроизводством.

— Поэтому они хотят нам отомстить? Уничтожить Город?

— Не только. Им нужно что-то в глубине долины, на которую упал лайнер. Кажется, оно связано с их возвращением домой. И покинуть систему им нужно очень быстро.

— Значит, это тупик. Война до полного истребления.

Герда удрученно молчала, глядя на переливы зеленого сияния. Этьен тоже безмолвствовал. Он снова склонил голову и замер совершенно неподвижно, словно статуя. И вдруг вздрогнул, вскинул голову.

— С вами был еще человек?

— Да, знаете, я потеряла своего стрелка здесь в пещере. Я отвлеклась, а когда заметила…. я не смогла его найти.

— Он жив. Но он в опасности. Я чувствую. Его разум атаковал ауху.

— Так это они увели Майкла? Что же вы сидите? Нужно его спасать!

— Подождите. Сейчас я постараюсь понять, где он.

По пещере раскатились сухим горохом трескучие выстрелы. Пилот вздрогнул, вытянулся и снова сжался, словно защищаясь от чего-то. Потом глубоко вздохнул и вскочил на ноги.

— Боюсь, самое плохое уже произошло. Нет, ваш друг жив. Идемте, я знаю, где его искать.

Этьен подобрал с пола светящийся камешек и размашистым шагом, удивительным для хрупкого на вид тела, вышел из пещеры.

Пятый уровень, лабораторные сектора города, Павел Торнов

Створки люка с грохотом сошлись за спиной старейшины ресурсного сектора. Бажен остановился, оперся обеими руками на трость, недовольно глядя на Павла.

— Что у вас, юноша? Учтите, у меня мало времени и я не намерен давать вам консультации по мелким вопросам!

— Бажен Степанович, посмотрите сами, вот здесь, на главном проекторе. Я не стал выкладывать это в сеть. Вы же сами просили результаты сообщать только вам…

Старейшина, недовольно сморщив лоб, протиснулся между стеллажами. Остановился перед голопроектором. Над голубой полусферой парила разноцветная слоистая карта-диаграмма.

— Да, вижу. Это, кажется, ментальная проекция нервной системы. Данные нейроскана. Вы это хотели мне показать? Я не медик и не…

— Бажен Степанович, эта проекция процессов в сети слежения.

— Что?

— Это проекция процессов западного сектора сети. Данные буферных карманов.

— Вы хотите сказать…. мы создали гигантскую нервную систему? Она и есть наш фантом?

— Не совсем так, Бажен Степанович. Сеть, это только среда. Смотрите: При передаче информации часть ее фиксируется в самой структуре биопласта. В сети создается карман, где хранятся обрывки сообщений, и что самое важное, следы контакта человека и сети. То есть наши эмоции. Это как аналогия с живой и неживой материей. Информационная среда для него, та же материя. А наши эмоции- это органический бульон, белковые соединения, органеллы. Из них и возникла эта странная жизнь. Мы не можем сказать, что это разум. Скорее животное, существующее в специфичной среде сети. Психика без разума. Подсознание без сознания. Агломерат коллективной ментальности.

— То есть вы хотите сказать, что фантом питается нашими эмоциями. И для этого устраивает нам встряски?

— Порог структурного усложнения мы прошли давно, но сеть была устойчива до ввода нового биопласта. Он сработал как триггер, и в среде зародилась новое качество. Кроме того, я думаю, за счет топологии и ресурсов фантом получил возможность долгосрочного прогнозирования, или скорее прочувствования событий. Поэтому он и опережал нас на шаг. Первое же его движение, когда он случайно изменил проценты расчетного прогноза для западного сектора, спровоцировало мощный выброс эмоций при внезапном налете дахов. Для него — порция лакомства.

— Хорошо, юноша, что мы можем теперь сделать? Как уничтожить это образование? Удалить из сети весь биопласт из последней партии?

— Не получится. Фантом, как и наше сознание, существует в голографическом виде. Даже замена значительных кусков сети не даст эффекта. Боюсь, что процесс необратим. Теперь мы можем только уничтожить всю сеть, или…

— Что или, юноша?

— Бажен Степанович, я думаю, единственно доступный путь- это прямое подключение мозга человека к сети, управление ее функциями. Ни один интерфейс не позволяет непосредственно управлять всеми функциями биопласта.

— Но, юноша, эта тема запрещена к разработке советом как особо опасная. Ты знаешь, что Адриана пыталась управлять сетью с помощью прямого контакта мозга с биопластом? И знаешь, как она кончила? В общем, медики так и не поняли, что произошло с ее сознанием, но она превратилась в овощ. Пропала вся нервная активность. Вплоть до условных рефлексов. И напоследок еще устроила несколько катастроф.

— И все-таки, это единственный вариант. А технологии? Они сохранились? Как она это осуществляла?

— Все стерто. Аппарат был уничтожен в присутствии комиссии. Возможно, остались записи лабораторных журналов или какие- то разработки в других стендах, но не уверен…

— Бажен Степанович, поймите, вся колония в опасности. Мне необходим доступ к сохранившимся материалам. Я настаиваю на разрешении эксперимента. Иначе скоро нам придется уничтожить всю сеть слежения. Когда фантом наберет силу…

— Нет, юноша, я не могу дать согласие. На это как минимум требуется разрешение малого совета. Но вопрос я поставлю. До этого никаких самостоятельных попыток, повторяю, никаких! Твоего стажера это тоже касается.

Седьмой уровень, транспортная развязка, Ли Лион

Ли миновал турникеты транспортного узла и остановился у стены, глядя на проходящих мимо рабочих оранжерейного сектора.

Иногда он завидовал гражданским. Они твердо знали, что все вокруг — члены одного спаянного организма, единого сообщества Города. Они и помыслить не могли, что кто-то готовит переворот или саботаж, и при этом готов поставить под угрозу существование всей колонии.

Ли приходилось думать об этом постоянно. Всматриваться в лица, искать в них признаки недовольства или тайных умыслов. Еще печальнее было то, что все подозреваемые были высокостатусны. Хотя это вполне логично. Человеку с нижних уровней иерархии сложно утаить что-то от медицинской службы. А над членами совета контроль медиков ограничен.

Сегодня инспектору пришлось действовать в одиночку, хотя это категорически неправильно. Весь его многолетний опыт протестовал. Но какая у него была альтернатива? Обратится к Олафу, имея на руках одни догадки? И объяснять, почему он проводил несанкционированные расследования в отношении советников без веских оснований? Страшно даже не то, что он может лишиться статуса и должности, а то, что наработанный в процессе разбирательства материал окажется у уполномоченной комиссии, а значит, будет доступен старейшинам. И тогда все следы подчистят.

Конечно, нужно было прикрыть свою спину. Но к кому обратиться? Единственный человек из другого сектора, которому он до недавнего времени доверял — Бажен Шорий, сам стал одним из главных подозреваемых.

Придется действовать одному. Иного пути, да и времени не осталось.

Ли установил сенсор загодя, отправив в коридоры термостанции малого ремонтного «мураша». Но подключать его к сети слежения не решился. Потому, заметив перемещение объектов к слепой точке, инспектор сам отправился на нижний уровень.

Вход в служебные переходы термальных станций был невозможен без спецскафа. Инспектор влез в термокостюм с бахромой охладителей вдоль лацканов, оставил инф в ячейке хранения и с трудом протиснулся в технический люк. Даже работающие на полную мощность радиаторы не спасали от царившей на нижнем уровне жары. Ли медленно крался по безлюдному коридору. Дежурные светильники едва рассеивали мрак. Но это и на руку.

Мягкие прокладки, наклеенные на подошвы башмаков, делали его шаги практически бесшумными. А люки шлюзов приходилось переводить в ручной режим и открывать медленно, чтобы не производить громкого лязга.

«Мертвая» точка являлась техническим боксом. На самом деле это была целая комната с двумя входными люками. Использовалась она только при монтаже термоагрегатов и теперь не посещалась даже обслугой. Потому и была идеальным местом для переговоров.

Сенсор прятался за панелью обшивки. Второй конец сигнальной жилки свисал с потолка технического колодца за сто десять метров к югу. К нему и пробирался инспектор.

Ли протиснулся в овальную дверь, аккуратно закрыл ее за собой, включил фонарь, встал на скобу и ухватил пальцами серебристую горошину на прозрачной паутинке. Подтянул к себе, воткнул в гнездо микровизора, микрофон которого заранее вставил в ухо.

И сразу услышал голоса. К началу спектакля он, увы, опоздал. Говорили трое. Голосовой идентификатор микровизора сразу выдал на экран их имена.

— … в ближайшие десять часов. Тогда и проведем акцию. — Бьерн Раутледж, корлидер научного сектора.

— Но вы гарантируете присутствие своих людей в ключевых точках? — старейшина медсектора Ада Горски!

— Безусловно. Техническую поддержку я гарантирую. От вас же требуется нейтрализация совета и отдела безопасности. Кстати, Григорий, не надейтесь отсидеться за нашими спинами. Ваше присутствие в совете обязательно.

— Но я предполагал, что мое… наше участие обойдется только блокированием… нейтрализацией… — Григорий Гранд, старейшина службы бытового обеспечения.

«Он- то как сюда затесался? И вообще, на кой вакуум он сдался остальным? Из всех советников он самый бесхребетный и пассивный. Как только сумел стать старейшиной? Загадка!»

— Этот пункт не обсуждается. Вы должны присутствовать на совете. Так что озаботьтесь поводом…

— Я постараюсь. Но все-таки… возможно анонимная поддержка…

— Не мелите ерунды. Вот кристаллы с кодами доступа на ближайшие сутки. Прошу обеспечить готовность ваших людей. Если есть проблемы, прошу сообщить сейчас. Ада?

— Нет. Все идет по сценарию.

— Григорий?

— Я постарался… могу сообщить… все пункты выполнены.

— Отлично. Отсчет начат. Ждите сигнала. Звезды нам помогут.

«Занавес. Аплодисменты. Спасибо за игру. Вот теперь с этой записью можно идти в отдел безопасности. Теперь скорее добраться до инфа, оставленного в ячейке раздевалки, и назначить встречу Олафу. Нужны срочные меры!»

Ли отсоединил микровизор, вынул из него кристаллик мнемографа и положил в нагрудный карман. Открыл замок двери, нагнулся и вышел в коридор.

— Привет, инспектор!

Луч фонаря мазнул по стене и высветил фигуру человека в экранкостюме с парализатором в руках. До того как стекло шлема потемнело, гася излишнюю яркость света, инспектор успел рассмотреть лицо санитара особого медицинского отдела Рица.

— Марк? Что ты здесь…

Ли потянулся за собственным оружием, но мощный электромагнитный импульс уже гасил мозговые волны, выключая сознание.

Пещера Западного Хребта, Зона Х, Герда Ли

Этьен уверенно шагал впереди, находя совершенно незаметные на первый взгляд проходы. Казалось, они возникают по его желанию. Сияющий камешек он держал на ладони перед собой. Герда в биоскафе едва поспевала за пилотом. Она уже много раз порывалась открыть забрало, и каждый раз не решалась. Кто знает, может, вита-фактор уже пропал, и пещера не примет новых постояльцев.

— Это здесь.

Пилот остановился у овального прохода в стене тоннеля. Герда осторожно заглянула внутрь, провела зеленым пятном света по полу и наткнулась на Майкла. Стрелок лежал у самого входа, упав на спину. Пальцы до сих пор сжимали автомат. Герда бросилась к спутнику, встала на колени, проверяя светящиеся полоски индикаторов. Уровень двуокиси внутри скафа был в два раза выше нормы. Но стрелок был жив!

Герда повернула его на бок. В корпусе рюкзака с реагентами темнела продолговатая дырка, окруженная масляными разводами подтекающей жидкости. Ядовитый воздух атмосферы проник внутрь скафа, убивая колонии бактерий и водорослей симбионта.

— Это ваш потерянный спутник?

— Да.

— Я так и думал. Он жив?

— Да, но без сознания. Странно, кроме этого отверстия, никаких повреждений.

— Он получил удар. Мысленный, ментальный удар. Я же говорил про возможности здешней среды. Она усиливает экстрасенсорные способности.

Герда вытащила из ремонтного набора пластырь, размяла в пальцах, наложила на дырку и прижала. Кусочек пластика растекся по торцу рюкзака и затвердел.

Майкл дышал, сердце билось. Удивительно, в нормальных условиях человек бы уже умер. Значит, все таки вита-фактор действует. Герда снова проверила индикаторы. Содержание углерода едва заметно упало. Будем надеяться, симбионт сумеет восстановить баланс.

Пока Герда возилась со стрелком, пилот прошел вглубь зала, и остановился над темной массой у стены. Герда оглянулась и заметила на залитых влагой камнях истерзанное пулями тело. Тело чужака. Конечно, это был уже не первый дах, которого она видела, но прежние были мумиями, а этот совсем недавно был жив и опасен!

Стена над ним была испещрена выбоинами — следами от пуль. Под подошвой звякнуло. Герда опустила луч вниз и увидела несколько блестящих оперенных стрелок.

— Ауху не повезло. Он переоценил свои силы.

— Но почему Майкл стрелял из автомата? Пуля срикошетила и повредила его биоскаф. Ведь он сам приказал мне пользоваться только револьвером!

— Его ментальность была подавлена. Остались только элементарные эмоции и рефлексы. Но все-таки ваш друг хорошо сопротивлялся. Ауху надеялся парализовать его мгновенно, а он успел ответить.

— Дахеец мертв?

— Безусловно. Как это ни печально.

— Это отличный трофей! Мы можем забрать его для изучения?

— У меня возражений нет, но…

Пилот замер на полуслове, словно окаменев. Потом прошептал:

— Второй ауху здесь. У вас же есть оружие? Встаньте у входа. Вы поймете, когда нужно стрелять. Я пока займусь вашим другом. Приведу его в сознание.

Герда выхватила револьвер, шагнула к выходу из пещерки, стараясь держаться около стены. В тоннеле царила темнота. Тусклый свет камешка, льющийся из-за спины, не мог ее разогнать.

Девушка до боли в глазах вглядывалась туда, где прятался могучий невидимый враг, который мог убить ее только усилием мысли. В тоннеле шевелились бесформенные тени. Или это только ее воображение?

— Он рядом, — услышала она шепот пилота, еще раз ощупала взглядом темноту и наткнулась на два фосфоресцирующих зеленоватых кружка с треугольными зрачками.

Сразу стало трудно дышать. Мысли увязли в ватном киселе. И Герда дернула спусковой крючок. Револьвер рыкнул раз, другой, ударил в ладонь.

Тяжесть сразу исчезла. Но девушка еще раз нажала на спуск, посылая свинец в темноту, высекая из каменных стен искры, пока барабан не опустел.

— Достаточно, он ушел.

— Кто ушел? Что тут творится?

— Майкл!

Герда бросилась к поднимающемуся стрелку, повисла у него на шее. Потом отшатнулась, шагнула назад, натянув привычную начальственную маску.

— Стрелок Майкл, почему вы ушли без предупреждения, оставили командира экспедиции без охраны?

— Не знаю.

Майкл пожал плечами, озадаченно тряхнул головой.

— Я не все помню. Кажется, нам кто-то угрожал, и я хотел защитить… шел на голос, а потом…

— Ауху завладел вашим разумом, направил агрессивность в нужное русло, чтобы вы сами пришли к нему. Он не знал, что вы явились с оружием, способным стрелять в этих пещерах.

Майкл повернулся на голос, схватился за автомат, но, увидев стоящего у стены пилота, опустил оружие.

— Кто это?

— Человек. Пилот челнока, который стоит рядом с дахейским. Этьен Жоссан.

— Но это невозможно! прошло столько лет…

— В этих пещерах есть много удивительного, молодой человек. Здесь особая среда или поле, которое поддерживает метаболизм и позволяет не есть и не дышать.

— Верно, — кивнула Герда, — мы назвали это вита-фактором. Посмотри на свои индикаторы. В другом месте ты бы уже давно задохнулся.

Майкл с минуту задумчиво глядел на люминесцентные полоски, затем с сомнением на пилота.

— А вода? Здесь же почти нулевая влажность!

— Когда хочу пить, я беру в рот вот этот камень.

Этьен протянул Майклу раскрытую ладонь, на которой светился синий камешек.

— Он становится чуть меньше с каждым разом.

— И вы жили здесь один, все это время?! А это…

Майкл осветил нашлемным фонарем тело чужака.

— Это наш таинственный дахеец, который чуть тебя не прикончил.

— Они все могут такое?

— Нет, — покачал головой Этьен, — это пещеры дают разуму такую силу. Но не сразу. На тренировку уходят годы.

— Нужно быстрей доставить это чучело в город! Аналитики будут визжать и плакать от восторга.

Девушка подошла к поверженному врагу. Сейчас он не казался ни устрашающим, ни грозным. Скорее необычным. Странные, удивительно низкие плечи, топорообразная, развороченная пулями грудная клетка, непривычные, округлые суставы, серая кожа и островки меха на груди и внизу живота. И лицо — сморщенное под высоким, узким лбом. Вислые уши, или какие- то похожие на них органы. Большие круглые глаза смотрели печально и недовольно.

«Котенок! — поняла вдруг Герда, — вот кого он мне напоминает. Старый лысый, обиженный котенок!»

Пока она рассматривала труп, Майк расспрашивал пилота.

— Этьен, а что они искали здесь? Вы узнали?

— Я понял только, что это находится далеко, в глубине пещер. После моего выстрела из гауссовки пещеры активировались, необратимо изменились. И теперь добраться до того, что они искали, невозможно.

— Так эти пещеры искусственные? Кто их создал?

— Не знаю, — покачал головой Этьен, — этого я у них не смог выудить.

— Герда, хватит на него глазеть, нужно срочно тащить его в «Кузнечик».

— Идем, только нести его придется тебе!

— Тогда я требую отдыха. Мы уже двадцать часов на ногах.

Окрестности Западного Хребта, Гранатовые Пещеры, Ник Бобров

Смотритель висел напротив Ника, постоянно изменяя цвет от лимонно- желтого до оранжевого и алого.

Услышав последнюю переданную мысль, координатор немного опешил. Никто в совете даже не догадывался о нахождении живого человека вне колонии. Все потери при катастрофе были учтены. Разве что только…

— В пещерах живет человек?

— Да.

— Он прилетел на челноке?

— Нет сведений. Он находится в верхних ярусах уже восемьдесят ваших циклов.

— Он живет там вместе с дахейцами?

— И да, и нет. Они ведут войну. Войну разумов.

— А ты?

— Я не могу вмешиваться/мешать. Это полости отдыха Путников. Смотритель не имеет туда допуска.

— Но ты знаешь многое о дахейцах?

— Да. Многое.

— Тогда скажи, как они оказались здесь, в этих пещерах?

— Они хотели добраться до узла управления устройством перемещения, пока я спал, и система охраны отключена.

— Зачем? Чтобы запустить его самим?

— Возможно.

— Они одни из Путников… хозяев этого устройства?

— Нет.

— А они могли разбудить тебя иным способом?

— Да. Им нужно было поместить свой корабль в точку маяка тяготения.

— Почему же они не добрались до узла управления?

— Во время боя ваших особей и особей ваших врагов система защиты/охраны пещер активировалась/проснулась.

— А зачем они атаковали упавший лайнер и Город?

— Они считали, что моя колыбель/кокон в глубине этих пещер. Они думали, что, пробиваясь к узлу управления сквозь оборону/защиту пещер/полостей разбудят меня. Они хотели добраться до самого устройства перемещения.

— Потому они и не атаковали тяжелым вооружением! Боялись повредить то, что под Городом. Ты думаешь, они уничтожают спящих смотрителей, прежде чем воспользоваться устройством?

— Возможно.

— А зачем?

— Нет сведений.

— И после этого ты хочешь им помочь?

— Дело/обязанность смотрителя обеспечивать работу устройства и помогать Путникам. Всем разумным, перемещающимся между планет/миров. Я запущу устройство, отправлю вас в обитаемые миры и построю/соберу новое. Помогу переместиться другим, и снова буду спать. Ждать Путников.

— А если они попытаются тебя уничтожить?

— У бодрствующего смотрителя есть защита.

— Когда нам можно будет улететь?

— Массы вещества этой системы сложатся в гравитационное окно через два цикла. Потом придется ждать еще две сотни циклов.

— Но мы не успеем!

— Успеете. Я оценил ваш потенциал/ресурсы.

— А кто будет управлять твоим устройством?

— Мальчик, которого я встретил в первый цикл после пробуждения, скоро войдет в соприкосновение с устройством. При нашем контакте я заложил в него ключи/коды и данные/карты.

— Но мы не знаем, что нам делать. Какой корабль строить…

— Я оставил все необходимые сведения в вашей сети. Они скоро попадут к вашим управляющим.

— Почему ты не вступил в контакт сразу после пробуждения?

— Вне пещер это невозможно. Слишком различна структура разума/ментальности. Мальчик поглотил порцию информации. Но он не сможет ее осознать. Только передать при контакте устройству.

— Ты тогда чуть его не убил.

— Нет, я четко установил предел возможностей его биологической основы. И загрузил предельное количество информации. Ее вполне достаточно.

— А устройство перемещения, что это?

— Оно похоже на вашу сеть передачи информации и энергии. В нем уже есть структура сознания, которую необходимо дополнить разумом. Мальчик сделает это.

— А корабль? Мы успеем его построить?

— Он уже есть у вас.

— «Кузнечик»? Это единственный корабль…

— Устройство переместит в обитаемые миры всю полость вашего обитания.

— Весь город? Но это невозможно. Он в камне. В глубине плато.

— Это возможно. Устройство само вынесет его наверх.

— Постой, а откуда дахейцы знали, что здесь это устройство? Ведь получается, они прибыли в систему, надеясь вернуться с его помощью?

— Да. У каждого порта Путников есть маяк. Он работает в диапазоне тяготения масс.

— В гравитационном! А откуда дахейцы пришли в систему?

— Нет сведений.

— И все-таки, зачем ты нам помогаешь? Может, мне не стоит тебе верить?

— Помогать путникам обязанность смотрителя. Кроме того, чтобы тебе было понятнее. В момент запуска устройства, когда «кокон»/полость/Город пройдет сквозь точку сгущения тяготения, откроется канал связи. Я смогу узнать, что случилось с Путниками, что случилось с другими смотрителями. Я смогу получить информацию.

— А почему ты хочешь сначала помочь именно нам?

— Ваша полость обитания как раз над устройством. Она пригодна для перемещения. Вам потребуется минимальное время на подготовку. Заменить вас другими можно, если удалить из этой точки всю вашу колонию. Это слишком долго и окончится гибелью вашего вида.

— Логично. А кто-нибудь из ваших смотрителей раньше сталкивался с дахейцами?

— Нет сведений.

— И все-таки ты хочешь остаться с ними один? Подумай, почему они хотят обойтись без тебя? Может, у них и на это причины, и ты им мешаешь?

— Я/мы не знаем.

— Ты можешь рассказать нам о тех, кто послал тебя сюда? О Путниках?

— Нет. У меня нет таких полномочий/обязанностей. Я могу только отправить вас в обитаемые миры.

— Тогда расскажи еще что-нибудь о дахейцах.

— Я/мы не могу помогать в конфликте одной из сторон. Мои обязанности — содержать порт и помогать Путникам в перемещении.

— Тогда скажи, те двое людей, которые пришли сюда первыми, они сейчас… как бы это сказать… существуют?

— Ты можешь увидеть их матрицами разума. И обменяться мыслями. Но короткими. Твоего времени осталось мало.

Из лимонного сияния за спиной смотрителя выступили два человека в скафах оператов.

— Стэн, Патрик! Это вы!

— Привет, бродяга, — кивнул Нику белокурый атлет, — гляжу, ты постарел.

— Точно. И брюшко обозначилось, — поддакнул ему худощавый брюнет.

— Ребята. Как вы?

— Нормально, не переживай. Тут тоже много интересного.

— Да, уж, — кивнул брюнет, — многое нам и присниться не могло.

— Скучно конечно, без девочек, да только зачем они нам теперь? — хохотнул блондин.

— Тебе- то уж точно не к чему! — фыркнул брюнет.

— Ладно, нам пора. Кстати, тут и твой дубль имеется. Отличный парень. Передать привет?

— Бывай, Ник, все будет нормально. Привет Эрике.

— Прощайте, ребята…

Призраки шагнули назад и растворились в желтой пелене.

— Ваша миссия закончена. Вам нужно возвращаться, — напомнил Смотритель человеку, задумчиво уставившемуся в желтый туман.

— Как мы вернемся? Твои охранные системы сделали из моего «крота» мертвую жестянку!

— Я сдвину зону охраны.

— Стой, еще вопрос. А тот человек, что живет в пещере наверху, что будет с ним?

— Когда его сознание будет готово, он сольется со мной/нами. Он уже не сможет покинуть эти полости обитания.

— Ясно. Слишком изменился. Ты еще встретишься с людьми? Ведь ты видишь будущее?

— Нет. В доступном мне существовать/быть мы не имеем пересечений.

— Тогда прощай. И скучной тебе смены, как говорят у нас, людей.

Пещера Западного Хребта, Зона Х, Герда Ли

— Все, отдых!

Майкл скинул с плеча тело дахейца, сел на пол и привалился к стене.

— Аккуратнее, а то нечего будет исследовать.

— Чего ему сделается.

Этьен опустился на пол, скрестил ноги, держа на ладони голубой камешек.

— Дальше я не пойду.

— Как? — Герда и Майкл одновременно повернулись к нему, — почему?

— Там, снаружи, я не смогу жить.

— Мы принесем вам скаф.

— Я не думаю, что через восемьдесят лет снова смогу дышать кислородом. И есть пищу.

— А если сюда явятся другие дахи? Ведь мы пришли.

— При необходимости я смогу уничтожить свое тело. Сжечь дотла, Не сомневайтесь. Я знаю немного больше, чем они. Видимо, люди более приспособлены к среде пещер.

— Вы не хотите вернуться домой?

— Там у меня уже нет никого. Столько лет прошло. Кем я там буду? Живым экспонатом, объектом для опытов? К тому же я уже сжился с этими пещерами.

— Но вы же одиноки.

— Не совсем. Здесь остался мой враг. Мне будет, чем заняться. Теперь будет легче одержать победу. А, кроме того, эти пещеры, это поле, — они не только среда для переговоров, для общения разных рас. Она еще и память. До нас были и другие. Образы их памяти причудливы, но вполне понятны. Я видел многие миры. И другое, что не могу ни понять, не объяснить… я остаюсь.

— Жаль. Я рассчитывал на вас. Все, что вы узнали, это бесценно. Нам бы очень помогло.

— Вы справитесь сами. Я верю.

— Тогда прощайте. Я не знаю, сможем ли мы вернуться.

— Прощайте, кивнул Этьен. Звезды вам помогут.

— Давай, бери, — кивнула Герда на тело чужака, — теперь ты носильщик, я охрана.

— Отыграться решила, — буркнул Майкл, — ладно, радуйся.

Стрелок подхватил под мышки мертвого дахейца, забросил на плечо и направился вперед, фонарем освещая пол. Герда обернулась, махнула рукой пилоту, сидящему посреди тоннеля и поспешила вслед за стрелком, сматывая серебристую страховочную паутинку.

Минут через двадцать зеленое пятно выхватило из темноты разбитый шлем скафа. Две мумии — человек и дах, по-прежнему мирно сидели рядом.

— Что будем делать с ними? — кивнул на них Майкл, — понесем с собой?

— А другого решения нет?

— Можем устроить кремацию прямо здесь.

— Как?

— У меня есть термическая граната.

— Согласна. — Герда вздохнула. — Это единственное, что мы можем сделать.

Прошагав еще минут пять, Майкл снова сбросил труп на пол, молча забрал у спутницы катушку с нитью и отправился назад. Вернулся бегом.

В тоннеле полыхнуло. По пещерам раскатился гул и шипение. Погребальный костер горел лишь несколько секунд, но дахам, если доберутся сюда, достанется только оплавленный камень.

Стрелок дышал хрипло, с надрывом. Это было слышно даже сквозь мембраны биоскафа.

— Стрелок Майкл, проверить уровень углекислого газа.

— В полтора раза выше нормы.

— Ты уверен, что дойдешь? Здесь тебя поддерживает вита-поле. А снаружи? Если симбионт не выдержит?

— Выдержит. Пока я постараюсь не дышать.

— Ладно, до конца тоннеля я понесу груз. Восстанавливайся.

— Все-таки нужно было тащить пилота с собой.

— Как? Он же сказал, снаружи жить не сможет.

— Ты уверена? Может, он сговорился с этими? — Майкл пихнул дахейца. — Мы бы принесли ему скаф.

— А если бы он не захотел?

— Да хоть связанного, хоть без сознания.

— Он может нокаутировать тебя одним взглядом. Если бы не Этьен, мы бы оттуда не вышли. Кто тебя в сознание привел?

— Все равно. Представляешь, сколько он знает о дахейцах? А если они его в плен возьмут?

— Ты ему не веришь? А я верю. И это его решение.

Герда молча взвалила на спину мертвого «кота». Он оказался неожиданно легким. Но пока маленький караван добрался до устья пещеры, девушка изрядно вымоталась. Как же Майкл с неисправным симбионтом тащил эту тушку?

Перед последним поворотом тоннеля стрелок остановил Герду.

— Жди здесь. Я на разведку.

Снаружи как раз стоял голубой полдень. Майкл ощупал взглядом долину. Ничего не изменилось. Только следы немного присыпало песком. Над вершиной дюны виднелся хвостовой обтекатель бота.

Стрелок осторожно вышел из-под каменного навеса. Глянул вверх и тут же прыгнул назад в пещеру.

В розовом небе пронеслись три ромба — звено «крыланов». Майкл выждал и снова осторожно приблизился к выходу. Кажется, на этот раз небо чисто.

Поглядывая на окрестные вершины, стрелок сделал шаг наружу и снова бросился внутрь. Из-за вершин вынырнуло еще одно звено. За ним проплыла «снежинка», следом десантная платформа и еще две тройки «крыланов»

Герда послушно ждала у поворота тоннеля. На ее вопросительный взгляд Майкл лишь пожал плечами.

— Придется ждать темноты. В небе полно дахов.


Содержание:
 0  Гранитные небеса : Игорь Свиньин  1  Глава 1: Двойной закат : Игорь Свиньин
 2  Глава 2: Прорыв разрушителей : Игорь Свиньин  3  Глава 3: Огненный призрак : Игорь Свиньин
 4  Глава 4: Тайники памяти : Игорь Свиньин  5  Глава 5: Фантомы и охотники : Игорь Свиньин
 6  Глава 6: Сачок для призрака : Игорь Свиньин  7  Глава 7: Чужаки и подменыши : Игорь Свиньин
 8  Глава 8: Кроты и Кузнечик : Игорь Свиньин  9  Глава 9: Западный хребет : Игорь Свиньин
 10  Глава 10: Проклятье ожидания : Игорь Свиньин  11  Глава 11: Призы и сюрпризы : Игорь Свиньин
 12  Глава 12: Прогулки по краю : Игорь Свиньин  13  Глава 13: Де жа вю : Игорь Свиньин
 14  Глава 14: Следы и следствия : Игорь Свиньин  15  Глава 15: Нежданные встречи : Игорь Свиньин
 16  вы читаете: Глава 16: Гости из прошлого : Игорь Свиньин  17  Глава 17: Муха в паутине : Игорь Свиньин
 18  Глава 18: Утекающий песок : Игорь Свиньин  19  Глава 19: Рождение огня : Игорь Свиньин
 20  Глава 20: Из недр : Игорь Свиньин  21  Глава 21: К звездам! : Игорь Свиньин



 




sitemap