Фантастика : Космическая фантастика : Глава 3: Огненный призрак : Игорь Свиньин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Глава 3: Огненный призрак

Рудные горизонты западного сектора, добывающий комплекс «Крот», Карел Раевич

«Черный вакуум, не иначе дахи сглазили!»

Жила пропала — словно ее и не было. Как ни старался Карел, схватить ее за хвост снова не получалось.

«Ведь сюда же шла!»

На спектрографе только слабые отблески. Вроде и не пустышка, но тратить время на добычу не стоит.

«Пробьем еще десяток метров. Если не покажется, придется бросить этот штрек».

— Внимание всем, находящимся в служебных тоннелях западного сектора. Объявлен поиск человека. Объект «Гость 518». Последнее место наблюдения — западный сектор, третий уровень, служебный тоннель 128-13В.

— «Крот-1». Принял.

Карел развернул карту уровней. Названный тоннель как раз над ним. Только на четыре уровня выше.

«Интересно, кто умудрился потеряться в служебной зоне?»

— Сеть, дайте-ка мне данные объекта.

«Это же Рик, сын стрелка Майкла Соллена. Как его сюда занесло? Не иначе папашу навещал. Нужно послать свободных киберов осмотреть окрестные тоннели. Тем более, руда иссякла. Паковать им пока нечего».

Зуммер потребовал внимания операта. Эхолот показал впереди округлую полость, и полость неоднородную. На нечеткой картинке обозначилась странная ячеистая структура в твердом коконе, пронизанная сетью более плотных нитей.

До полости осталось три десятка метров. «Крот» шел прямо на пузырь, перемалывая пустую породу.

«Вакуум с ней, с жилой. Какая находка! Умники будут стонать и плакать от восторга».

Судя по плотности, скорлупа таинственного пузыря целиком состояла из полиметаллического сплава.

— Центральная, обнаружил полость. Заполнена губчатой структурой. Обертка из полиметалла. Иду на нее.

— Карел, что ты там нашел?

— Не знаю пока. Пузырь в породе. Ждать умников из аналитики?

— Весь транспорт на нулевом. Там все вдребезги… так что можешь не ждать…

— Понял, сам справлюсь.

— Только прошу тебя, нежнее, чтобы было, что лаборантам передать. А то после вас одни крошки…

— Вырежу яичко целиком. И даже не взболтаю. Исследуйте, сколько влезет.

— Юноша, — в разговор вмешался новый голос, — ты хорошо учил историю колонии. Не подумал, какой может цыпленочек вылупиться?

Ого! Сам Бажен, старейшина ресурсников. Вот уж кого не ожидал услышать. Значит, он сам следит за испытаниями. Не удивительно. Новую серию «кротов» отдел ждет, словно «манну небесную».

— Помнишь признаки коконов «саламандр»? — старейший ресурсник откашлялся, — хорошо проверил совпадения?

— Помню, Бажен Степанович, я сравнил. Есть что-то похожее. Но отличий больше.

— Ну, как знаешь. Вам, молодым, виднее. Только будь осторожен.

— Слушаюсь, Бажен Степанович.

«Шутки шутками, но поостеречься не мешает».

Когда до полости остался метр, операт притормозил «крота». Плазменные клинки начали снимать камень сантиметр за сантиметром, подбираясь к странному кокону.

«Осторожнее, Карел, еще осторожнее».

Теперь огненный нож срезал тонкие, миллиметровые чешуйки. Пустая порода. И вдруг спектрограф взорвался красками. Обертка и, правда, оказалась металлической. Весь комплект. Никель, бор, цинк, платина, палладий и далее по списку.

«Неужели искусственный?»

Карел подал «крота» назад, включил освещение и оптику. Киберы «мураши» юркнули в штрек, быстро расчистили пространство перед комплексом. Из породы выступил округлый, голубой, металлически поблескивающий бок пузыря.

«Что же ты за зверь?»

— Центральная, расчистил поляну. Разрешите вскрывать.

— Карел, ты уверен? А если это артефакт? Аналитики с нас шкуру снимут. Живьем.

— Пусть вскрывает, — вмешался Бажен, — под мою ответственность.

Карел двинул «крота» вперед. Плазменный нож погрузился в металл, очертил метровый круг. Подбежавшие «муравьи» вцепились в него челюстями — захватами и оттащили в сторону. Свет проектора хлынул в полость пузыря.

— Вечные звезды! — только и мог сказать Карел.

— Что там?

— Кристаллы…

Договорить он не успел. Из круга вырвался сгусток плазмы. Киберы растворились в огненном облаке, словно куски воска.

Автоматика опередила мысль, выбросив из сопел головного щита заряд жидкого азота. Полость перед люком мгновенно заполнил туман и иней. Но плазменное облако уже катилось вдоль тела металлической гусеницы, обжигая обшивку, вырвалось в штрек и унеслось к транспортному тоннелю.

Третий уровень, служебные тоннели, Рик Соллен

Рик бежал к свету. Ресурсы биопластика таяли. Маска не справлялась с нагрузкой. Воздух снова начал резать легкие. Голова отзывалась болью на каждое движение. Парень сбавил шаг. Потом упал на колени. Собрав последние силы, дополз до конца тоннеля и распластался на камне у края обрыва.

Перед ним была транспортная развязка. Полость, где сходились несколько путепроводов. Освещала ее гроздь виноградин, сидящих на управляющем узле — большой морщинистой нашлепке наверху под куполом. От нее сползало вниз с десяток белых лент морфопокрытия. Часть ныряла в нижние тоннели, остальные сливались с многоногой кишкой транспортера. Бежевая труба выходила из одного тоннеля и ныряла в другой. Она пульсировала, проталкивая сквозь себя контейнеры.

«Спасен! Нужно только вывалиться из тоннеля и скатится вниз. Тут до пола камеры всего метра три. Управляющий узел заметит и сообщит на Центральную, подключится к маске или просто перекроет все выходы и накачает полость кислородом. Плевать, неважно. Главное, чтобы обо мне узнали!»

Рик из последних сил вцепился руками в каменный карниз, подтягивая тело вперед. Но переползти через край не успел.

Из нижнего тоннеля в полость вплыл огненный столб. Иного названия для сгустка волнующегося свечения подобрать было сложно. Он выплыл на середину пещеры, оставляя за собой дорожку расплавленного камня, и остановился. Непонятно почему, но парень был уверен, что пришелец осматривается.

Управляющий центр почувствовал жар. Кишка транспортера отпрянула к стене, подальше от огня. Покрылась бурой коркой обгорающего пластика. Сама нашлепка узла втянула светильники и начала обрастать чешуей теплозащиты. Теперь только мерцающий, желтоватый свет странного объекта освещал полость.

Огненный столб застыл посреди развязки. Рик тоже замер, лежа на каменном полу.

«Кто это? Саламандра? Если разведчик дахов, почему не нападает? Чего ждет?»

Из нижнего тоннеля выскочил кибер обслуги и сходу бросился на огненный сгусток, защищая командный центр. Пришелец спокойно покачивался на месте. Когда до «муравья» осталось полметра, навстречу ему метнулось огненное щупальце.

Робот плюнул струйкой жидкого азота, но это не остановило пламени. Щупальце коснулось кибера, и на его месте родился огненный цветок.

Вспышка опалила кожу. Рик вскрикнул. Призрак услышал его и обернулся! Подросток мог поклясться, что огненный столб смотрит прямо на него.

Пришелец выдохнул в сторону человека клуб огня. Протуберанец взорвался серией разноцветных вспышек. Мерцающие и искрящиеся сгустки неслись парню в лицо, но, не долетев каких то миллиметров, растворились в воздухе.

Огненный столб подался вперед, втянул в себя оставшуюся от «муравья» лужицу жидкого металла. Оторвался от алого пятна расплавленного камня и, уже не оставляя следа, метнулся в один из пустых верхних тоннелей.

Но мальчик видел это уже сквозь пелену подступающего забытья. Удушье крепко держало его за горло. Стресс выпил последние силы. Поняв, что неведомая угроза исчезла, Рик подтянулся вперед, по пояс свесился из тоннеля в полость развязки и потерял сознание.

Рудные горизонты западного сектора, добывающий комплекс «Крот», Карел Раевич

— Юноша, Карел, что там у тебя?

— Уже все нормально, Бажен Степанович.

«Крот» пятился назад. Следом бежал уцелевший «муравей». Сенсоры все еще показывали снаружи повышенный температурный фон, но ни впереди, ни сзади тепловых аномалий не наблюдалось.

— Так что произошло то?

— Выброс. Плазма. Состав сложный.

— Все-таки «саламандра»?!

— Нет. Локализации и привязки к субстрату нет. Просто облако. Но киберов сожрало. А к «кроту» даже не притронулось. Странно.

— Нда, юноша. Будь это «саламандра», мне бы уже не с кем было разговаривать.

— И жидкий азот на него не подействовал.

— Феномен! Неужели новый вид?

— Мне преследовать?

— Да, юноша. Бросай выработку. Новый зверь важнее.

— Бажен Степанович, — вмешался диспетчер Центральной, — облако изменило характер.

— Карел, взгляни-ка.

— Вот теперь это похоже на «саламандру».

Плазменное облако, добравшись до тоннеля пятого уровня, осело и поплыло вперед значительно медленнее. Судя по показаниям термодатчиков, теперь оно плавило породу, оставляя за собой раскаленный след.

— Вот вам, юноша, привязка к субстрату.

— И все-таки это не «саламандра».

— Поднимается на четвертый уровень.

— Догоняй, Карел, упустим!

— Выжимаю, сколько могу, Бажен Степанович.

Реактор «крота» работал на пределе. Натужная басовитая вибрация проникала даже сквозь биозащиту. Металлическая «гусеница» неслась по тоннелю, перебирая мелькающими металлическими ножками. «Муравей» отстал и затерялся позади.

— Облако на третьем уровне. Остановилось в полости развязки. Карел, жми!

«Крот» подпрыгнул, зацепился в край вертикального колодца, подтянул хвост и начал карабкаться вверх, вонзая когти бесчисленных ножек в стены. Вот и тоннели третьего уровня. Раскаленный след виден четко.

«Сейчас накроем. Генератора стасисполя нет! Плохо, не здорово».

Крот влетел в полость узла. И остановился. Облака в развязке не было, но зато был человек. Объект «гость-518». Рядом с пятном расплавленного камня лежал кокон из биопластика.

— Центральная, где облако?

— Не знаем, Карел. Ушло в одну из старых выработок. Там нет слежения. Сейчас изучаем сводку аномалий температуры и радиации всех тоннелей.

— На этом узле, что, нет оптических датчиков?

— Нецелесообразно.

— Как нецелесообразно!? Вечные звезды! Вот теперь ловите ваш феномен! могли бы пожертвовать по одному сенсору для узлов.

— Возможно, что-нибудь выясним по телеметрии кибера.

— Здесь был кибер?

— Был, юноша, был, — снова вмешался в разговор Бажен. — Пятно на полу видишь?

— Понятно.

— Выбирай, по какому из тоннелей пойдешь.

— А кокон? В вакуум облако. Сначала парня доставлю.

— Добро, юноша.

В развязку влетел отставший по дороге «муравей» и сразу кинулся к разодранной взрывом кишке транспортера, схватил раскатившиеся шары с рудой, начал стаскивать в кучу. Два конца трубы, стряхивая хлопья оплавленного пластика, сползлись и начали срастаться.

Карел подогнал «крота» к спеленатому человеку. Морфопокрытие обтекло подростка полупрозрачной пленкой. Пуповина от кокона уползала по стене вверх к управляющему узлу. «Крот» выпустил щупальце, подключился к канатику. Карел вызвал в обзор данные диагноста.

«Как же не здорово. Парня срочно нужно в город. Целый букет: ожог, облучение, отравление, удушье. Этот узел и так истощен. До подхода спасателей не продержит.

Судя по обгоревшей маске и лицу, в момент взрыва парень был здесь, в узле. Может, он что-нибудь вспомнит. Если выживет».

— Центральная, где там наш феномен?

— Новых данных нет.

— Упустили! Ладно, гружу объект «гость-518», следую к ангарам. Высылайте навстречу медиков.

— Принято. Ждем.

«Крот» повернулся к кокону кормой, присел. Чмокнули, раскрываясь, лепестки заднего люка. Щупальца втянули кокон с Риком внутрь аппарата.

«Гусеница» развернулась и, набирая ход, скрылась в тоннеле, оставив «муравья» хлопотать около транспортера.

Шестой уровень, жилые сектора города, холл зала совета колонии, Владимир Бобров

— Пап, правда, Рика пустили на нулевой?

Худой черноволосый подросток лет четырнадцати держал за рукав высокого мужчину в строгом сером комбе координатора.

— Молодой человек, — мужчина пытался выглядеть грозно, — эти стены покрыты фотопластом. Если я применю архаичные методы воспитания, то это событие навсегда останется в анналах истории…

— Я только узнать хотел…

Координатор поправил обруч инфа и повернулся к сыну.

— Правда, но в качестве исключения.

— А мне можно? можно, а?

— Молодой человек, у Рикардо Соллена отец — старший операт. Только поэтому ему разрешили открыть суточный статус для сына. А у вас, молодой человек, насколько я помню, никто из родственников на нулевом уровне не работает!

— Ну, как всегда, — подросток вздохнул, скорчив недовольную мину, уставился в стену, транслирующую панораму морского пляжа с пальмами. — Вот другим отцы…

— Что? — Никита Бобров оттянул пальцами ворот комбинезона, что означало крайнюю степень раздражения, — У тебя еще даже учебные задания не сделаны. И трудовая норма…

Услышав про трудонорму, Бобров младший поспешил ретироваться. Ник проводил сына взглядом, разгладил помятый уголок ворота и направился к входу в зал совета колонии.

Вова Бобров, он же Бобрик выскочил на административный проспект. Он тянулся вдоль стены Центрального парка, самого грандиозного зала Города. Выросшим в вечной тесноте колонистам, он казался просто огромным. Полтора квадратных километра зарослей самых настоящих деревьев — дубов, берез и кленов. Меж корнями журчал ручеек чистой, питьевой воды, вливаясь в прудик — единственный водоем на планете.

Под куполом на двадцатиметровой высоте сиял голубой экран с бегущими облаками — дань ностальгии. Для парка ресурсов не жалели.

Редкие посетители прогуливались по пешеходным дорожкам, пользуясь часом обязательной релаксации. Вова с удовольствием посидел бы на скамейке под чириканье воробьев, вдыхая аромат земли и травы. Но количество посетителей парка было строго регламентировано. Ему ждать своей очереди еще четыре часа.

«Если все пойдут в парк, когда им вздумается, это нанесет непоправимый вред биотопу», любила повторять Тинка Жоссан, и задирала курносый нос.

«Конечно, сама работает стажером в группе садовников! Каждый день по три часа в парке копается. Мне бы такую трудонорму».

Бобрик вздохнул, еще раз глянул на зелень листьев и нырнул в транспортную капсулу.

Шестой уровень, жилые сектора города, зал совета колонии, Никита Бобров

Ник Бобров оглянулся на проем арки, за которой скрылся его сын.

«Если бы Вовка знал, что случилось с его другом! Нет, он бы и тогда просился на нулевой. Уж я то его знаю. Как же, Рик и в шлюзах боевой рубки, и в старых выработках побывал, на «Кроте» прокатился, а он здесь сидит! Учебные задания выполняет. Я бы, на его месте, тоже завидовал.

Теперь то у нас мечты другие. И заботы тоже».

Координатор ресурсного сектора еще раз поправил ворот комбинезона и шагнул сквозь полупрозрачную мембрану в зал совета колонии.

По традиции почти все старшие координаторы присутствовали вживую. Только шесть мест занимали полупрозрачные призраки — интерфейсные дубли отсутствующих.

Ник прошел к своему месту в секторе ресурсников. Кресло встрепенулось, приняв его вес, и услужливо подстроилось под фигуру.

Перепонка входа сухо щелкнула, пропуская координатора пищевого сектора. Председатель совета Торий Терентьевич проводил опоздавшего недовольным взглядом и привстал в кресле.

— Итак, все в сборе. Я думаю, можно начинать. Прошу, Юрий Леандрович.

К кафедре в центре зала вышел старший координатор аналитиков Юрий Миго.

— Уважаемый совет, нам предстоит обсудить причины и последствия недавних событий. Я имею в виду налет на западный сектор. Инфраструктура нулевого уровня понесла большие потери. Противник снова изменил тактику и изменил настолько кардинально, что мы не смогли упредить очередное нападение. Сработал фактор внезапности. Мы уже выделили отделу прогнозирования дополнительные ресурсы. Но данная ситуация порождает новый вопрос — как приготовления к столь грандиозной акции могли пройти мимо внимания служб слежения? Над этим нужно задуматься! Возможно, даже рассмотреть вопрос служебного соответствия…

— Это упущение службы аналитики… — выкрикнул с места координатор отдела слежения.

— Прошу не отклоняться от темы.

— Хорошо, Торий Терентьевич, но это не единичный случай. Тактика противника меняется быстрее, чем мы успеваем ее понять! Активность растет. Вот, прошу убедиться.

За спиной докладчика возник трехмерный график. Ник вызвал в зрительное поле панель управления инфом, подстроил шкалу. Теперь картинка, транслируемая в зрительную область мозга, стала четкой.

Объемная горка, состоящая из цветных ломтей. От краев к середине крутизна склонов равномерно росла. И вдруг, почти в самом центре, плавная дуга переламывалась. Вдоль центральной оси круто вверх устремлялся острый пик.

— Как мы видим, — координатор аналитиков обвел красным пятном курсора подножие графика, — в предыдущие этапы конфликта рост активности дахейцев был почти равномерен и только в последние три периода ситуация резко изменилась. Причем за последние дни беспрецедентно. Теперь рассмотрим изменения тактических схем.

График за спиной Юрия изменился, став похожим на нижнюю часть вазы для фруктов с валиком по краю и растущей из центра вертикальной ножкой.

— Здесь тоже наблюдается нечто подобное. В начале конфликта изменение тактических схем противника было регулярным, что вполне закономерно. Затем частота изменений снизилось, и шестьдесят четыре периода оставалось практически постоянной. Только в последние полпериода она резко выросла. — Докладчик указал курсором на центральный стержень. — При таких уровнях активности противника ресурсы нашей колонии полностью истощатся за период от двадцати до двадцати трех планетарных циклов. Даже с учетом наших новых технологий…

В зале повисла тишина. Координаторы рассматривали график.

— И что вы предлагаете, Юрий Леандрович?

— Я только ставлю вопрос. Существование колонии под угрозой и необходимы радикальные меры. Нужно выбрать новое стратегическое направление…

— Например? Неужели вам нечего предложить?

Докладчик замялся, обвел взглядом ряды советников.

Ник потер ладони о подлокотники кресла и выпрямился, глядя на аналитика.

«Да, Юра, это в твоем стиле, ставить проблему и ждать, когда ее решат другие. Ты всегда был сверхосторожен. Может быть, для аналитика это и не плохо. Но как ты выкрутишься на этот раз?»

— Например, — докладчик оглянулся на график, — например, покинуть планету.

— Обсуждалось не раз! — отрубил глава совета. — На данном этапе нереально. Все ресурсы направлены на оборону. Кому это знать, как не координатору аналитиков?!

Помощь докладчику пришла с неожиданной стороны. Старейшина оборонщиков Олаф Селлинг встал, опершись руками на спинку переднего кресла.

— Предлагаю вступить в переговоры с противником. Просить перемирия и начать строительство транспортов.

Ник озадаченно хмыкнул. Вот уж от кого не ожидал услышать подобного заявления, так это от сектора стрелков.

— Невозможно! — вскочил с места координатор технической службы. — Сейчас население города больше тридцати тысяч! Даже «Стайер» был рассчитан всего на двадцать. У нас нет мощностей для стройки такого класса. И нет выхода на орбиту, смею напомнить. Или вы предлагаете собирать транспорты на планете?

В зале поднялся шум. Докладчик молча стоял за кафедрой, обводя взглядом зал. Председатель включил звонок, призывая к тишине.

— У вас все, Юрий?

— Да.

— Тогда прошу на место.

Докладчик кивнул и покинул возвышение.

— Итак, — подвел итог председатель, — поставлен вопрос об истощении ресурсов при росте активности противника. Кто-нибудь хочет высказаться о возможных путях решения?

— Разрешите? — к кафедре выскочил Лаэрт Лий — старший координатор исследовательского отдела.

— Ладно уж, давайте. — Председатель махнул рукой, и устало откинулся на спинку кресла. — Куда от вас денешься.

Лаэрт занял кафедру и деловито оглядел ряды кресел.

— Напомню: предложение лаборатории ксенобиологии состоит в изменении генотипа человека и террианских живых организмов с целью адаптации к условиям планеты. Необходимо начать экспансию на поверхность. Это снимет проблемы ресурсов, энергии, обороны, ну и ряд других. Это даст нам неоспоримое преимущество над противником. Мы считаем, на сегодня это единственный выход…

— Достаточно, — прервал его председатель. — Мы уже заслушивали ваше предложение. Оно будет рассмотрено. Кто-нибудь еще хочет высказаться?

— Позвольте мне. — Бобров старший поднялся со своего места.

— Ну что ж, послушаем отдел промышленной разведки.

Никита вышел к кафедре, смял двумя пальцами уголок ворота комба, разгладил его и только потом поднял глаза на коллег.

— Я предлагаю перенести колонию под западный хребет.


Шестой уровень, промзона города, ангары ресурсной службы, Карел Раевич

Броневые лепестки внутреннего шлюза распахнулись, и «крот» влетел в ангар. «Муравьи» обслуги окружили его, всасывая струйки дезактивационной жидкости, стекающей с металлокерамической чешуи.

Медики уже ждали. У транспортной шахты стояли двое в голубых карантинных костюмах. За дымчатым стеклом шлемов лиц не разобрать. Рядом застыла реанимационная капсула — полупрозрачная ванна на восьми длинных ногах-щупальцах.

Добывающий комплекс опустился на пол, поджав под себя ножки. Чмокнули уплотнения заднего люка. Карел с трудом выбрался из-под приборной консоли. Все-таки защитный костюм здорово мешает. Помог щупальцам «крота» вытолкнуть из трюма капсулу и спрыгнул на полированный базальт ангара.

— Раджив, координатор медслужбы, — представился по мыслесвязи мужчина. — Вы не вступали в непосредственный контакт с больным?

— Я был в костюме, можете проверить записи.

— И все-таки мы рекомендуем вам пройти обследование.

— Хорошо. Но чуть позже. Скажите, что с мальчиком?

Коллега Раджива уже успел перегрузить пластиковый кокон в капсулу. Прозрачная крышка накрыла ванну. Пленка морфопокрытия лопнула и сползла, обнажив воспаленную, вздувшуюся пузырями кожу. Маска реаниматора тотчас присосалась к лицу. Щупальца с присосками раздвинули остатки одежды, массируя мышцы, тонкими отростками проникая в сосуды, впрыскивая стимуляторы. Ванна начала наполняться густым гелем.

— Состояние критическое, — Раджив прикрыл веки, считывая данные инфа, — но прогноз благоприятный.

— Скажите, а он вспомнит, что с ним произошло? Это очень важно для расследования.

— Не могу ничего обещать. Если воспоминания окажутся травмирующими, мы вынуждены будем их заблокировать.

— Постойте! Вы понимаете, возможно, он столкнулся с «саламандрой»! судьба всей колонии у него в голове! Вы должны в первую очередь…

— Позвольте нам решать судьбу пациента.

Раджив кивнул напарнику. Капсула, перебирая щупальцами, поплыла к шлюзу.

— Все-таки вы не понимаете… — Карел схватил Раджива за плечо, — я буду вынужден через совет требовать извлечения воспоминаний.

— Требуйте. — Медик снял руку операта с плеча и направился вслед за капсулой. — И не забудьте зайти на обследование.

— Эскулапы! Вечные звезды…

Если бы не гермошлем, Карел бы сплюнул в сердцах.

Тем временем «крот» въехал в стапель техобслуживания. Когти-захваты подцепили гусеницу под брюхо, приподняли. Металлические щупальца и шланги присосались к люкам и клапанам.

Из-за колонны выскочил Поль, техник — наладчик. Заглянул в люк реакторного отсека. Обошел вокруг «крота», недовольно качая головой.

— Ну, ты его уходил! Разве можно так? Он же еще не обкатан.

— На то и испытания. Давай, приводи в порядок. И гляди, чтобы к следующему разу был как новый.

— Тебя бы заставить… разработчики мне голову открутят… — недовольно пробурчал Поль, забираясь под «крота».

Карел похлопал ладонью по округлому боку «гусеницы».

— Отдыхай, дорогая, хорошо потрудилась. Мне тоже пора на профилактику.

Он пересек ангар, кивнул техникам, ковыряющимся в брюхе старенького «червя». Еще раз оглянулся на стапель и вошел в карантинную кабину под мутные струи дезинфицирующего душа.


Содержание:
 0  Гранитные небеса : Игорь Свиньин  1  Глава 1: Двойной закат : Игорь Свиньин
 2  Глава 2: Прорыв разрушителей : Игорь Свиньин  3  вы читаете: Глава 3: Огненный призрак : Игорь Свиньин
 4  Глава 4: Тайники памяти : Игорь Свиньин  5  Глава 5: Фантомы и охотники : Игорь Свиньин
 6  Глава 6: Сачок для призрака : Игорь Свиньин  7  Глава 7: Чужаки и подменыши : Игорь Свиньин
 8  Глава 8: Кроты и Кузнечик : Игорь Свиньин  9  Глава 9: Западный хребет : Игорь Свиньин
 10  Глава 10: Проклятье ожидания : Игорь Свиньин  11  Глава 11: Призы и сюрпризы : Игорь Свиньин
 12  Глава 12: Прогулки по краю : Игорь Свиньин  13  Глава 13: Де жа вю : Игорь Свиньин
 14  Глава 14: Следы и следствия : Игорь Свиньин  15  Глава 15: Нежданные встречи : Игорь Свиньин
 16  Глава 16: Гости из прошлого : Игорь Свиньин  17  Глава 17: Муха в паутине : Игорь Свиньин
 18  Глава 18: Утекающий песок : Игорь Свиньин  19  Глава 19: Рождение огня : Игорь Свиньин
 20  Глава 20: Из недр : Игорь Свиньин  21  Глава 21: К звездам! : Игорь Свиньин



 




sitemap