Фантастика : Космическая фантастика : Глава 4: Тайники памяти : Игорь Свиньин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Глава 4: Тайники памяти

Нулевой уровень, Рубка управления боевыми киберами «Запад-11», Майкл Соллен

До подлета третьей орбитальной базы «дахов» оставалось еще шесть часов. Западный сектор обороны плато спешил залечить раны. Боевые комплексы сползались к единственному уцелевшему сервис центру. «Мураши» — ремонтники собирали обломки боевых собратьев и затаскивали в тоннели.

Два реанимированных «богомола» ковыляли между барханов к северной границе. Но уничтоживший последнюю «снежинку», оживлению не подлежал. Самоходное орудие наполовину утонуло в застывшем озерце расплавленного взрывом накопителей песка. Десяток «мурашей» копошились вокруг него, танцуя на зеркальном поле, растаскивая в сторону рычаги опор и куски каркаса.

Майкл еще раз прошелся сканером по сектору и передал управление Крису. Обстановка нормальная. Разве что у скал и в воронках еще остались «пузыри», за которыми гонялись уцелевшие «Мопсы». Теперь можно вспомнить о личных делах.

— Объект «гость-518» находится в добывающем комплексе типа «Крот» и перемещается в сторону города — откликнулась на частный запрос сеть слежения.

— «Запад 11», принимайте гостей, — вклинился в сообщение голос диспетчера Центральной. — Вас уже дома заждались. Сдавайте смену и по постелькам.

— Твоими бы устами… — вздохнул командир. — Ребята, готовьте отчеты и ключи.

Майкл разблокировал шлюзы, запустил процедуру передачи доступа. Ложемент раскрылся, поставив хозяина на пол. Накатила слабость переадаптации, помноженная на нервное истощение. Организм, лишенный внешней подпитки от «кокона», переключался на собственные резервы. Колени подогнулись, и, не схватись Майкл за стойку операторского пульта, непременно бы упал.

Влад освободился первым и уже дремал, развалившись в кресле у входа. По осунувшемуся, бледному лицу было видно, как он устал. «А ведь он моложе меня, — подумал Соллен, — Значит, я выгляжу еще краше». И уже хотел устроиться рядом, но отдохнуть ему не дали.

Входная мембрана треснула, разошлась лепестками лилии, пропуская внутрь рубки троих «стрелков» в легких защитных комбах и незнакомого координатора ремонтного сектора.

— Привет, Майкл, привет, Влад — невысокий коренастый командир смены Юм Росс крепко пожал им руки, — хороших вы дел наворотили.

— Ну, как там внизу?

— Лучше, чем здесь. — Юм подошел к морщинистому шару на ножке, — надеюсь, в нем чисто? А то могли от страху…

— Вот и протрешь, тряпочкой, — фыркнул Крис, выбираясь с закрытыми глазами из соседнего ложемента.

— У Майка я, конечно, и так приму, вот тебя надо бы заставить протереть. — пока Крис влезал в комб, Юм нарочито придирчиво обошел операторский пульт ресурсника. Даже демонстративно принюхался. Хотя все знали, что биопластик сам поглощает все загрязнения. — Ладно, уж иди, герой. Пользуйся моей добротой.

— Скучной смены, — взмахнул ладонью Соллен, направляясь к люку.

— Скучной смены, — эхом повторили Влад с Крисом и молча покинули рубку. Любое слово после традиционного пожелания считалось плохой приметой.

Юм коснулся пальцами стойки пульта, активируя доступ. Центральная уже выдала его группе коды-ключи. Ложементы послушно раскрыли объятья, ожидая новых хозяев.

Майкл с товарищами разместились в тесном салоне автономного транспортного модуля. От шлюзов рубки остались только обгорелые ошметки, и «ТОМ» присосался стыковочным узлом прямо к люку боевой рубки. За ее стенами теперь была ядовитая атмосфера планеты. Майкл занял кресло у консоли ручного управления, положил ладонь на опознающую панель.

— Здравствуйте, Майкл Соллен, — отозвалась бортовая ячейка сети слежения.

— Пассажиры в сборе. На первый уровень, пожалуйста.

— Внимание, сейчас транспортный модуль будет отстыкован от рубки «Запад-11», — проворковала виртуальная барышня.

— Без тебя знаем, — проворчал Крис. — Обзор включи.

— Какой из обзоров вы предпочитаете? — круговой, векторный…

— Круговой.

Ребристая труба шлюза хлюпнула, отделившись от стенки «пузыря». Модуль качнуло. На серых матовых стенах просветлели окна обзорных экранов.

«ТОМ» мчался по каменной трубе, перебирая блестящими паучьими лапками.

После плазменного удара от покрытия тоннелей мало что осталось. Вокруг голый гранит, обугленные лоскутья. В пустотах бывших развязок и шлюзов копошились юркие «мураши», — чистили стены, затыкали дыры в потолке, устанавливали новые узлы слежения. Кое-где уже белели узкие полоски свежего биопласта.

На месте входа в транспортную шахту чернела воронка с обожженными краями. Киберы уже надстраивали над ней временный защитный купол. Модуль нырнул в темный зев ствола и пошел вниз, цепляясь металлоидными когтями за оплавленные стены.

— Личный вызов от координатора стрелкового сектора, — уведомила сеть командира группы.

— Соединить.

— Майкл, — даже по голосу Сергея Диксона было слышно, насколько он взвинчен. — Канал служебный, так что слушай все как есть. Первое, по АФ я тебя больше прикрывать не смогу. После всех твоих выкрутасов комплексного обследования тебе не миновать. Второе, ты знаешь, что Рик отказался покинуть тоннель перед налетом и пошел к рубке?

— Хочешь сказать, он не послушался сети…

— Вот-вот. Соображаешь, чем это пахнет? Третье, твой отказ от «Кокона». Это уже повод для трибунала…

— Так ведь мы выиграли. А если бы амебу поймали…

— «Если бы» для дисциплинарной комиссии не аргумент.

— А пункт двадцать восемь дробь три.

— Это только уступка старым маразматикам из совета. В любом случае, статус тебе понизят. И с отдела стружку снимут. Жирную такую. Медикам только дай повод. Из-за тебя лезть в конфликт никто не будет. Так что тебе прямая дорога к эскулапам на растерзание.

— Слушай, ты ведь можешь отсрочить? Как обычно — необходимость, нехватка оператов. Сектор разрушен. Управление с мобильных кабин. Ну, ты лучше знаешь…

— Не могу, — по слогам произнес Сергей, — Кто-то начал копать под нас. Если выяснится, что я тебя столько раз покрывал, всех собак на отдел свесят. Потери, перерасход энергии. На твои немотивированные решения после приступов! Ресурсы нашим программам урежут.

— Без обследования точно нельзя?

— Ты что, маленький? АФ не шутка! А если твои ребята ее подхватят? Да и, по правде говоря, Майкл, тебе давно пора подлечиться. Я договорился на ускоренный осмотр без глубокого сканирования. Нароют мелких расстройств, это не фатально. Подлечат. Через три дня будешь, как новый. Надо успеть до комиссии. Будет на руках заключение, получим пространство для маневра при разборках. Так что давай, сразу к медикам. Но это с одним условием.

— То есть?

— Рассматриваем такой вариант. У нас в крайний месяц сплошные потери. Обстрелянных кадров не хватает. А на этой неделе запуск новой программы. Нам нужен стрелок с опытом. И некоторыми качествами… в общем, ты по всем статьям подходишь. И у меня карт-бланш от самого! Только придется тебе через три дня покинуть город.

— Что?!

— Что слышал. Твоего согласия не спрашиваю. Это для тебя единственный способ смыться от дисциплинарной комиссии.

— Хочешь сказать, это экспедиция наружу?!

— Только пока помалкивай. Высший допуск, сам понимаешь. Комиссия ваши выкрутасы будет разбирать дней пять. К тому времени, как они закончат, тебя в городе быть не должно. А сейчас сразу к медам.

— Подожди, Сергей, сначала мне нужно к сыну.

— Свяжись по инфу.

— Не могу. Ты же знаешь, Лара обидится. И вообще, я должен быть там. С Риком. Отложи осмотр на полчаса, я прошу тебя…

— Только на полчаса. И если опоздаешь… Ну, все, вы уже у люка. Сейчас включатся общие каналы.

Под «ТОМом» разошлись броневые секторы люка, и машина опустилась в транспортный шлюз первого уровня.

— Объект Рик Соллен помещен в реанимационный бокс, — откликнулась на запрос Майка сеть. — Состояние… параметры… проводятся процедуры…

Слава звездам! Главное, он жив.

Модуль опустился на шлифованный базальт и поджал лапки.

— Вы прибыли в транспортный шлюз первого уровня, — сообщила сеть, — Дальше вы можете проследовать обычным внутренним транспортом…

— Очнись, выгружаемся. — Крис толкнул командира в плечо и первым вынырнул из модуля.

Лишившись пассажиров, стальной паук подпрыгнул и скрылся в люке шахты.

Пятый уровень, лабораторные сектора города, Владимир Бобров

Колпак транспортной капсулы отошел в сторону. Сразу повеяло особым кисловатым духом старых секторов, ароматом древнего коричневого пластика, который годился только для герметизации помещений. Все вокруг было ужасно примитивно — и плафоны люминесцентных фонарей, и раскрытые створы механических люков. Даже кабели проложены снаружи стен толстыми уродливыми пучками.

Табло над входом в лабораторию сетевиков, как всегда, был желтым. Средняя степень опасности.

— Пожалуйста, зарегистрируйтесь, — недовольным мужским голосом приказала блестящая нашлепка новенького стационарного инфа. На обшарпанной стене шлюза она выглядела инородным телом.

Бобрик послушно приложил большой палец к экранчику. Инф хмыкнул и недовольно проворчал:

— У вас ограниченный статус, пожалуйста, не превышайте установленное время присутствия.

Это дядя Паша, мамин коллега, экспериментировал — обучал терминалы выражать эмоции.

Створки люка разошлись. Тесное помещение было под завязку забито старой аппаратурой. Некоторые раритеты, говорят, стояли еще на «Стайере».

Бобрик протиснулся между стеллажами к испытательным стендам. Мама на месте. Склонилась над рядами проб с ручным анализатором. Шевелит губами, записывая мысли в мнемограф инфа. Вова остановился, любуясь, как быстро и сноровисто она работает. Но Эрика, похоже, чуяла сына и спиной. Отметив последнюю обработанную колбу, воткнула прибор в держатель и обернулась.

— Ну, почему ты опять с отцом поссорился?

— Мам, ты откуда знаешь?

— По тебе вижу.

Бобрик вздохнул.

Эрика сняла защитные очки, поправила соломенные волосы и устало села на табурет, глядя на отпрыска.

— И что ты у него в этот раз просил?

— Ты знаешь, мам, Рика пустили на нулевой. В боевую рубку.

— И ты туда же хочешь.

— Ну да…

— Вова, — Эрика оправила сыну воротник куртки, — сколько раз я тебе…

— Ладно, мам, не начинай, — отмахнулся Бобров младший.

— Хорошо, — пожала плечами Эрика, — тогда за работу. Паш, покажи ему последние пробы.

Павел возился у соседней установки, забравшись в нее чуть ли не по пояс. Выбрался, увидел Вову.

— О, подмога пришла. Давно жду. Идем.

Поднырнув под висящий пучок проводов, дядя Паша провел практиканта в дальний угол лаборатории. На аллюминиевом листе столешницы вытянулся длинный ряд стеклянных контейнеров с пробами.

— Присаживайся, — пригласил координатор, — вот, смотри, это новые образцы. Нужно сделать тесты. Методику уже знаешь. Внесешь последний файл и на сегодня свободен.

— Дядя Паш, а что это за пробы?

— Интересно?

— А то!

— Это, дорогой мой, пробы нового морфопокрытия. Отличная штука. Энергетика на двадцать три процента выше.

— Так чего же его проверять?

— Видишь ли, пока еще новый биопласт неустойчив. И изнашивается быстрее старого. Мы заменили им участки покрытия еще три месяца назад. Теперь вот взяли образцы. Проверим, как он себя вел. Ну, еще вопросы есть?

— Вроде нет.

— Тогда вперед, — координатор хлопнул практиканта по плечу и ушел.

Бобрик поднял двумя пальцами первый прозрачный цилиндр и сунул в установку. На объемном экране проросли цветные кустики диаграммы и устремились к плоскостям допустимых уровней. Но дотянуться не успели, тест окончился.

Вова ввел порядковый номер пробы, вынул контейнер и вставил следующий. Сначала работа ему даже понравилась, но после тридцатого образца стала надоедать. Анализатор возился с каждым минут по пять.

Нет, ну почему нельзя это поручить автоматам? — пробурчал себе под нос практикант. И сам себе ответил, передразнивая отца: — Ты же знаешь, весь силикон уходит на оборону. А морфопласта даже для жилых помещений не хватает. Потому вручную работаем.

Придется сыну координатора Боброва спасать родную колонию от истощения ресурсов. Только как же это скучно!

Браслет завибрировал. Практикант ткнул кнопку ответа, и над ней прямо в воздухе возникло лицо его одноклассника Винта — Винсента Раевич.

— Бобрик, ты где? Ты давно в новости заглядывал? Рик в реанимации!

— Подожди, мне всего пятнадцать проб осталось.

— Сколько? Ты на чем работаешь? У-у-у, это час минимум. Ты помнишь, я тебе файл давал с алгоритмом?

— Ну.

— Так заполняй протокол и давай к нам.

— Да? а если…

— Перестраховка все эти тесты, ты что, аналитиков не знаешь? — фыркнул Винт и исчез.

Бобрик взглянул на ряд прозрачных цилиндриков. Пока что все параметры были в пределах нормы. А что, если и, правда? А, была, не была! и подключил к интерфейсному разъему стенда свой браслет.

Вот он, алгоритм. Теперь нужно задать погрешность в пределах разброса остальных проб и пусть программа сама штампует файлы результатов. Сколько уже учебных заданий так заполнено. И пока никто из учителей не догадался.

Пять минут и работа окончена. Бобрик расправил затекшие плечи, отсоединил браслет от стенда. Вынул из захватов контейнер и поставил аппаратуру на самоконсервацию.

Свободен!

Практикант крутнулся в кресле, вскочил и побежал к выходу. Установка еще продолжала обработку последнего теста. Одна из цветных кривых поползла вверх, вышла за желтое поле допуска, достигла красного — критического! В этот момент аппарат отключился и экран погас.

Шестой уровень, жилые сектора города, зал совета колонии, Никита Бобров

Совет ждал. Председатель откинулся в кресле, положив обе ладони перед собой. Юрий Миго и еще три аналитика старательно изображали равнодушие.

Координатор отдела промышленной разведки недр Никита Бобров разгладил уголок воротника. Оперся на кафедру.

— Я предлагаю перенести колонию под Западный хребет.

Ник выдержал паузу. Советники оживились. Миго переглянулся с заместителем.

— То есть? — Торий Терентьевич озадаченно поднял бровь. — Вы хотите перенести Город?!

— Позвольте объяснить. — Ник развернул перед собой виртуальную карту поверхности. Обвел пальцем равнину, ограниченную с запада и юга горными хребтами, с севера гигантским каньоном. — Когда-то плато «Стайера» было выбрано для посадки совершенно случайно. Оно же в силу обстоятельств и стало домом для нашей колонии. Смею утверждать, что это крайне неудачное место для города.

— Аргументируйте, пожалуйста.

— Плато бедно полезными ископаемыми. — Координатор сменил картинку на сравнительный анализ пород плато и прилегающих территорий. — К тому же Город, расположенный под горным хребтом, легче оборонять.

Карта снова изменилась. Теперь это было плато в разрезе с реальным Городом в центре. Оранжевый апельсин в глубине породы, растущие из его макушки колонны трех транспортных шахт с нанизанными на них горошинами шлюзов. И густая сеть служебных тоннелей, расползающаяся у самой поверхности. Ярко выделялась бисерная россыпь боевых рубок и служебных узлов сети слежения.

Рядом, под горным массивом, возникла структура нового поселения, выделенная желтым. Тот же апельсин в основании гор и несколько крупных магистралей к опорным пунктам в ущельях и разломах.

— Конечно, это предварительная схема. Но обратите внимание, здесь нам не потребуется такая разветвленная сеть тоннелей, как на плато. Достаточно ограниченного количества опорных точек в ущельях и на главных возвышенностях.

— А вы представляете себе издержки и риск? — Торий Терентьевич оперся локтем о столик председательского места, подался вперед. — Затевать перемещение колонии во время кризиса ресурсов?

— Представляю, — Ник кивнул, выпрямился, потянулся рукой к вороту, но отдернул ее, — смею заверить, в этом сценарии больше надежд для колонии, чем зарываться еще глубже в пустые горизонты. Мы уже выбрали вокруг себя все, что можно. Скоро у нас не будет даже лития для плазменных пушек. Запасы западных гор даже по предварительным оценкам очень велики. Их хватит на столетие вперед. Прогнозируемое развитие нашей технологии на этот период не даст преимущества перед противником. Кроме того, под массивом имеются большие природные полости. Это ускорит строительство.

— Вы забыли об энергии! — поднялся с места Юрий Миго, — потребуется прорва незапланированной энергии. Мы до сих пор жжем топливо «Стайера». Если колония затеет такое масштабное строительство, то, боюсь, уже к концу этого года придется искать иные источники. Вспомнить о примитивных ядерных реакторах.

— Но это значит отказаться от автономных комплексов! Как же быть с «червями», с программой «Крот»? — всполошился координатор технического сектора, — ни один ядерный реактор не даст нужной мощности. А какая потребуется биозащита!

— Можно использовать электробури, — вставил координатор научного сектора, — мы уже сейчас частично их используем.

— Технический, это возможно?

— Теоретически, — хмыкнул корлидер техников, иронически покосившись на научника. — мы уже покрываем ими тридцать два процента. Можем добавить еще пару, тройку. Они же непредсказуемы. А раскидывать глобальную сеть токосъема под всем плато и ждать у моря погоды… уж лучше, и, правда, под хребет перебраться.

— Нужно осваивать поверхность. — Выкрикнул с места Лаэрт Лий. — Покровные грунты содержат достаточное количество…

— Тише, тише, — призвал к порядку председатель. — Анализ предложения будет произведен уполномоченной комиссией. А сейчас дослушаем Боброва. Мне кажется, он еще не все сказал.

— Да, не все. — Ник оперся обеими руками на кафедру. — Присутствующие помнят первую и последнюю глубинную экспедицию к Западному хребту. Так вот, там было нечто, что не вошло в отчеты.

Шум сразу утих. Выдержав паузу, Ник продолжил.

— Как вы знаете, вся техника экспедиции была выведена из строя полем Х-зоны. Записи разведывательных комплексов утеряны. Все, что известно о пещерах под хребтом, записано по воспоминаниям оставшихся в живых членов экспедиции.

— А вы были одним из троих, — кивнул председатель.

— Да, Торий Терентьевич. И потому смею утверждать, что кроме поля Х-зоны в районе Гранатовых Пещер присутствует и другой фактор. Я назвал его витальным. Он поддерживает физиологические функции человека. Только поэтому мы сумели живыми покинуть Х-зону и добраться до первой базы. Заметьте — без воздушных регенераторов, в состоянии кислородного голодания! С мертвыми медблоками скафандров! В зоне вита фактора человек может почти не дышать!

Четвертый уровень, госпитальные сектора города, реанимационный бокс, Рик Соллен

Сначала возникла боль. Растекаясь жарким туманом, проникая в каждую клеточку тела. Застряла в горле, продирая его огненным рашпилем, разрывая острыми колючками сердце и легкие, вонзаясь иглами в мозг.

Потом раскаленные щипы остыли, осыпались ледяными кристаллами. Стекли прохладными струйками. Багровый туман свернулся в капельки, в сверкающие чешуйки. Да это уже и не туман, это слюдяная пыль заполнила тоннель, мешая дышать, забивая горло и трахеи. Оседая на пол тоннеля шуршащим покрывалом.

Рик все полз и полз к далекому розовому огоньку. Вот и конец тоннеля, обрыв. За ним провал, пузырь пустоты. Вот она, цель! транспортная развязка, узел сети слежения. Нужно только перебраться через край. Обязательно перебраться…

Огонь! стена огня. Она отбрасывает назад, и он снова ползет, задыхается, выкашливая из легких колючую пыль. Вот он, обрыв. Рик хватается за него ладонями, тянется туда, в спасительную пустоту, преодолевая боль в мышцах. И снова перед ним встает пламя.

Жаркие язычки шевелятся, извиваются, смотрят на человека. Пламя тянется к нему, словно живое. Зовет. Манит к себе. Рик сползает за край и летит в огненную бездну, чтобы нырнуть, окунуться с головой. Раствориться.

Но пылающая стена рассыпается перед ним в рой радужных искр. Они вьются вокруг, выстраиваются в цепочки, сворачиваются в цветные символы. Рик падает сквозь вереницу знаков, пылающих иероглифов. Криптограмм. Они складываются в многомерные схемы, наполненные глубоким смыслом. Еще чуть-чуть, еще мгновение, и он поймет, и ему откроется…

Ничто. Темнота. Пустота космоса. Вот на бархате мрака проступают блестки звезд. Нет, это не звезды, это живые огоньки. Они ползают, растут, жиреют, складываясь в новый знак, выжженный на каменной равнине. В красном граните. Он раскинул в стороны тонкие лучи. Он похож на паучью сеть. Рик смотрит из недр космоса, как он пульсирует, наливается сиянием.

И вдруг знак отрывается от планеты и летит навстречу. В центре его лежит человек. Он с надеждой смотрит на Рика. Но огненное плетение сворачивается в кокон, пеленая незнакомца в пламя. И уносит к далеким солнцам. В бесконечность.

Звезды срываются с мест, кружатся, смешиваются в сплошную стену огня. Из пламени проступает лицо с темными провалами глаз. Огненные губы шевелятся, и в пустоте гремит голос.

— Соллен, Рик Соллен, ты слышишь меня?

Огонь опал, оставив обычное человеческое лицо за тонкой бликующей пленкой асептической маски. Незнакомый смуглый человек в голубом комбинезоне со значком медслужбы назвал его по имени.

— Просыпайся, мальчик. Ты в безопасности.

Перед самыми глазами тонкий прозрачный купол. Сквозь него видны потолок и стены в сине-зеленых разводах. Бежевые стойки с аппаратурой.

Рик плавает в густом сиропе. Только лицо выступает на поверхность. Чувствуются покалывания, щекочущие касания к коже.

— Это реанимационный бокс, — пояснил медик. — Тебе здорово досталось. Но теперь все будет хорошо. Как ты себя чувствуешь? Ответить можешь?

Рик разжал губы, но не смог издать ни звука.

— Ладно, тогда молчи.

— Раджив, — около капсулы появилась женщина в голубом комбе, — к нему посетители.

— Я к ним выйду, — ответил медик и снова наклонился над капсулой. — Ну, герой, кажется, тебя хотят видеть.

Мама, там мама! Пациент дернулся, но густой гель не позволил ему даже шевельнуться.

— Не волнуйся, — покачал головой Раджив, — лежи спокойно. Сейчас я кого-нибудь к тебе приведу.

Рик только и мог, что моргнуть в ответ.

Пятый уровень, кабинет координатора промышленной разведки, Карел Раевич

Карел почти бежал по коридору административного сектора. Вот и дверь 11Л. Не замедляя шага, ударил кулаком по мембране. Пластиковая пленка с треском лопнула, и операт ворвался в узкий пенал кабинета. Хозяин сидел в кресле спиной к входу, смотрел в фальшокно. По ту сторону рамы лучи земного солнца прошивали бирюзовую толщу воды. Пестрые коралловые рыбки резвились в иллюзорной глубине.

Карел оперся руками на стол.

— Вик, бросай расслабляться. Ты представляешь, меды не хотят проводить сканирование парня. Вик, нужно срочно составить обращение к совету. Вик, да повернись ты…

Операт уже потянулся через стол, собираясь крутануть кресло. Но не успел. Сиденье повернулось, и Карел проглотил ругательство. Отпрянул назад.

— Бажен Степанович?! Вы здесь.

Старейшина ресурсников хмыкнул, приподняв левый уголок губ.

— Не ждал старика. Здесь я, здесь. Тебя, юноша, поджидаю. Ну, что еще можешь сказать про нашего гостя?

— Гостя? — переспросил Карел.

— Ну, аномалия, плазмоид, выброс. Как его не назови. Ты же про него хотел побеседовать?

— В общем-то, я все уже доложил. Да вы же сами видели.

— Юноша, канал связи, это одно, а непосредственное участие другое. Ну? Все еще считаешь, что это «саламандра»?

— Да, Бажен Степанович. Местная разновидность. Вы должны надавить на медиков. Они не хотят сканировать потерпевшего. Рика Соллена. Нужно через совет…

— Не нужно! — Старейшина оперся локтями на стол, свел брови. — И прекратить всю деятельность по расследованию инцидента. Категорически всю!

— Но, Бажен Степанович!

— Прекратить, это приказ! Хочешь, чтобы совет наложил карантин на тоннели западного сектора? Заморозил все работы на направлении? То-то же. — Старейшина откинулся на спинку, вздохнул. — Предоставь этот вопрос старшим. Шума нам не нужно. К тому же это не «саламандра».

— Точно? Провели анализ? Так быстро?

— Плохо о нас думаешь, юноша.

Бажен стер ладонью со столешницы воображаемую пыль. На серой матовой поверхности проступили графики сравнительного анализа. Знакомый желтый цикл развития «огневушек» и другой, красный, странно изломанный. Кроме начального скачка они не имели ничего общего.

Достигнув температуры разогрева, «саламандра» продолжала наращивать активность вплоть до стадии насыщения и дальше, с небольшими колебаниями, затухала. В конце резко гасла на стадии закукливания.

«Гость» вел себя совершенно иначе. После вспышки интенсивность реакций круто падала. И дальше менялась, казалось, без видимой закономерности.

— Узнаешь своего знакомца?

Карел молча кивнул.

— Не ломай голову. Он разгорается в зависимости от условий. И обстоятельств. Уже доказано. Поддерживает постоянный энергетический уровень. Я бы назвал его поведение разумным.

— Разумным? Но ведь у «огневушек» только примитивные реакции…

— Хм, — старейшина недовольно фыркнул, — дались они тебе. Если бы это были «саламандры», мы бы уже выскакивали на поверхность в одних подштанниках. И еще, как тогда тебе удалось уцелеть? На залповый сброс охладителя я бы это списывать не стал. Жидкий азот действует на них только на стадии насыщения. Огорчаешь ты меня, юноша. Где твой интеллект? Нет, это что-то совсем другое. К тому же объект значительно крупнее.

В тесном пенале кабинета повисла тишина. Нарушало ее только журчание фальшокна. Старейшина и операт молча рассматривали яркие ленты графиков.

Наконец Бажен стер изображение с крышки и в упор глянул на Карела.

— Все-таки, юноша, вспомни все еще раз. Запись записью. Но человек может почувствовать и что-то сверх. Уж я то знаю.

Карел задумался. Да, было нечто необычное. Невидимая прохладная струя, пронзившая насквозь, как луч локатора и схлынувшая. Прощупавшая каждую клетку тела…

— Я думаю, он увидел меня внутри «крота». Потому и не тронул. Было ощущение… как бы сказать… пристального взгляда. Всего пару мгновений.

Бажен помрачнел.

— Только таких визитеров нам не доставало. Хорошо, если это просто очередная пакость «дахов». А если… И, главное, где он бродит сейчас? Никто представления не имеет. Ладно, пусть теперь службы охраны и слежения отдуваются. А мы шума поднимать не будем. Своих забот хватает. Так что пока про гостя забудь. Кстати, новая машина тебе понравилась?

— Еще как. Вот только нужно бы кое-что подправить…

— Вот и поработай с проектировщиками. Подскажи. Заодно отдохнешь.

— Бажен Степанович, но, если вдруг его…

— Ловить начнем? Ладно, про тебя не забудем. Ты первый кандидат.

— Спасибо, Бажен Степанович.

— Иди, иди, с проектным отделом я свяжусь. У тебя три дня для доработки машины. Потом начнем серию.

Шестой уровень, жилые сектора города, зал совета колонии, Никита Бобров

— В зоне этого поля человек может почти не дышать!

После такого заявления совет слушал старшего координатора в полной тишине.

Ник Бобров оперся обеими ладонями на кафедру докладчика, подался вперед и вбил последний гвоздь в крышку гроба своих противников.

— Нужно найти его источник и наши шансы на выживание резко повысятся!

Теперь он, наконец, позволил себе поправить воротник и вышел из-за кафедры. Председатель кивнул ему со своего места.

— Спасибо, Никита Андреевич, совет обдумает ваше предложение. Аналитический отдел, прошу добавить в план. Есть возражения?

Координаторы молчали, переваривая информацию.

— Значит, возражений нет.

— Разрешите? — Юрий наконец опомнился. Встал с места.

— Хотите возразить?

— Нет, уточнить, какие шаги докладчик предлагает в ближайшей перспективе?

— Действительно? — председатель повернулся к Нику.

— В разработке у проектного отдела находится добывающий комплекс «крот». Первый этап — экспедиция на подобных машинах к хребту.

— Понятно. Вы хотите повторить прошлую, провальную компанию! — Миго вышел в центр зала. — А не считает ли совет, что это напрасная трата и распыление сил? В условиях грядущего дефицита все ресурсы необходимо сосредоточить на одном проекте. Например, на проекте «кузнечик». Я считаю его более перспективным и менее затратным. В случае успеха он даст нам несравненно больше. И, смею напомнить, высока вероятность повторения трагедии…

— Судьбу проекта будет решать уполномоченная комиссия. Есть другие предложения по тематике? Нет. Тогда считаю заседание закрытым. Всем спасибо…

Вместе с потоком покидающих зал координаторов Ник вышел в холл. Здесь он отступил к видеостене, разглядывая фиолетовую гладь океана, алую ленту заката и темные силуэты пальм над песком пляжа.

Еще одна небольшая победа одержана. А будет проект одобрен советом, или нет, не важно. Скоро «кроты» пойдут в серию. Экспедиция к Гранатовым пещерам состоится. В этом он уверен. И уж тогда он постарается, приложит все усилия, чтобы ее возглавить.

Рубиновый песок искрился в лучах гаснущего солнца. Он так напоминает… что? Ник зажмурился, закрыл лицо ладонями, спрятавшись в уютную, личную темноту. На миг перед глазами повис розовый туман. Сквозь него проступили друзы мерцающих гранатовых кристаллов, полных теплым, дарящим блаженство сиянием. Как же хочется снова в него окунуться…

Но на пути встала огненная стена, стена — зеркало. И его отражение. Двойник Ника тоже казался сплетенным из струек ртутного пламени. Он протянул руку, улыбнулся и шагнул навстречу.

Больно, режет глаза!

Бобров оторвал ладони от лица. Он почти уткнулся лбом в видеостену.

Координатор оглянулся по сторонам. Нет, все в порядке. Холл был уже пуст. Никто не заметил его приступа.

— Координатор Бобров, ваши физиологические параметры вышли за пределы нормы, — проворковала в ухе сеть слежения. — Назовите, пожалуйста, причину. В ином случае вам будет оказана срочная помощь…

— Просто усталость. Нервное напряжение, связанное с докладом.

— Тогда вам рекомендуются стандартные процедуры для восстановления…

— Да, подготовьте. Через полчаса. В моей ячейке.

— Заказ зарегистрирован и принят к исполнению.

Ник вышел на Центральный проспект и направился к транспортной капсуле, даже не взглянув в сторону парка.

Что он забыл? Почему его так тянет под хребет, в Гранатовые пещеры? Что там случилось и почему это так важно? Как ему тогда удалось уйти? Очень уж много вопросов. И никаких проблесков. Даже нейроскан здесь бессилен.

Ничего, ждать осталось недолго. Скоро он во всем разберется.


Содержание:
 0  Гранитные небеса : Игорь Свиньин  1  Глава 1: Двойной закат : Игорь Свиньин
 2  Глава 2: Прорыв разрушителей : Игорь Свиньин  3  Глава 3: Огненный призрак : Игорь Свиньин
 4  вы читаете: Глава 4: Тайники памяти : Игорь Свиньин  5  Глава 5: Фантомы и охотники : Игорь Свиньин
 6  Глава 6: Сачок для призрака : Игорь Свиньин  7  Глава 7: Чужаки и подменыши : Игорь Свиньин
 8  Глава 8: Кроты и Кузнечик : Игорь Свиньин  9  Глава 9: Западный хребет : Игорь Свиньин
 10  Глава 10: Проклятье ожидания : Игорь Свиньин  11  Глава 11: Призы и сюрпризы : Игорь Свиньин
 12  Глава 12: Прогулки по краю : Игорь Свиньин  13  Глава 13: Де жа вю : Игорь Свиньин
 14  Глава 14: Следы и следствия : Игорь Свиньин  15  Глава 15: Нежданные встречи : Игорь Свиньин
 16  Глава 16: Гости из прошлого : Игорь Свиньин  17  Глава 17: Муха в паутине : Игорь Свиньин
 18  Глава 18: Утекающий песок : Игорь Свиньин  19  Глава 19: Рождение огня : Игорь Свиньин
 20  Глава 20: Из недр : Игорь Свиньин  21  Глава 21: К звездам! : Игорь Свиньин



 




sitemap