Фантастика : Космическая фантастика : Глава 6 : Эдвин Табб

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 6

Макгар умирала днем; стоявшее высоко над горизонтом солнце придавало ее волосам нежно-зеленый оттенок. Она лежала внутри рафта, укутанная пледами и одеялом до самого подбородка, и металась в лихорадке. Из уголков ее губ стекали тонкие липкие струйки кровавой слюны, а Дюмарест, вымотанный несколькими бессонными ночами, был бессилен спасти ее.

На починку рафта ушла уйма времени - от хегельтов не было никакого проку. Те немногие, которым удалось уцелеть, только и могли, что оцепенело сидеть и оплакивать погибших. К тому же рафт, даже после починки, передвигался крайне медленно, планируя над самой землей, словно влекомое ветром птичье перо. Эрлу все время приходилось быть начеку, чтобы не сбиться с курса и не потерять высоту. Несколько раз пришлось делать посадку для устранения неисправности в двигателе, и еще несколько раз, чтобы обмыть воспаленное лицо и корки запекшейся крови вокруг рта Макгар. Она старалась не терять сознания и отказывалась от снотворного, поскольку хорошо понимала, что смерть стоит у нее за плечами.

– Я умираю, Эрл. Не спорь со мной, я знаю.

– Все мы потихоньку умираем, Макгар.

– Тогда я раньше, чем мне отмерено. - Ее руки пошевелились, ощупывая тело. - Селезенка разорвана, поджелудочная железа тоже. Кишечник разворочен, желудок и легкие прожжены. В общем, я бы не сказала, что все обойдется. - Макгар попыталась улыбнуться.

– Мы как-нибудь справимся с этим.

– На этой развалине? Бог знает, как она вообще передвигается. Ползет как черепаха. Сколько ты еще сможешь не спать?

– Столько, сколько понадобится. И ты выдержишь столько, сколько нужно. Пока не доберемся до больницы.

– Где имеется система жизнеобеспечения, пересадки тканей и регенерации органов; где могут применить процесс замедления времени и прочее? Нет, Эрл. Уже слишком поздно. Если бы не ты, я давно бы умерла!

Дюмарест, взяв ее руку в свою, почувствовал, как сжались ее пальцы в попытке справиться с болью.

– Куда ты спрятала свои медикаменты? - с горечью спросил он. - Где все лекарства, которыми мы могли бы воспользоваться? Ведь у тебя их было куда больше, чем я нашел.

– Они остались в хижине хегельтов, Эрл. Там, где родился ребенок. Я за ненадобностью оставила там сумку. Ребенок… - повторила Макгар. - Боже милостивый, как ты допускаешь существование этих мерзавцев? Ребенок… мой сын, мой Джонделл!

Увидев, как исказилось в страдании ее лицо, Эрл осторожно высвободил руку и, достав шприц, ввел Макгар дозу обезболивающего.

– Нет! - Она замотала головой, когда он прикоснулся к коже шприцем. - Я не хочу спать. Мне нельзя. Мой мальчик…

– Я найду его, Макгар.

– Обещаешь? Эрл, ты обещаешь мне?

– Обещаю.

– Он еще так мал и беззащитен. Душа разрывается, когда я думаю, что он в руках этих тварей. Ты должен спасти его, Эрл!

– Я это сделаю, даю слово.

Это были не просто слова, сказанные, чтобы облегчить страдания умирающей, - это была клятва, которую Эрл собирался выполнить.

– Эрл, - прошептала женщина. - Я люблю тебя. Я полюбила тебя с самого начала. Элрай был прав. Мне нужен был ты, а не он. Ведь я говорила тебе об этом. Надо было соглашаться на мое предложение.

Но это ничего не изменило бы. Наклонившись поближе, Дюмарест промолвил:

– Послушай меня, Макгар. Кто еще знал, что Элрай собирается в город?

– Никто.

– Ты говорила, что ему нужны были какие-то детали для машин. Он должен был приехать в город в какое-то определенное время?

– Кажется, да. - Женщина удивленно посмотрела на Дюмареста. - Эрл! Ты думаешь, что Элрай… Нет, он не мог. Он не стал бы.

Нет ничего невозможного, на что не осмелилась бы алчная человеческая натура, а если она жаждет денег, то может загубить целый мир. Дата и время заранее были оговорены, маршрут известен - кто потом мог заподозрить Элрая? Он ведь даже не попытался оказать сопротивление и погиб рядом с ружьем, которое могло бы спасти их всех. Как знать, не расплатился ли таким неожиданным образом с ним тот чужак, что унес мальчика? Ведь мертвые молчат.

– Эрл, - слабеющим голосом позвала Макгар. - Эрл…

– Расскажи мне о мальчике, - торопливо попросил он. - Куда мне его отвезти? Где живут его родственники?

– Люблю тебя, - прошептала женщина. - Ты и мальчик… счастье… но почему… Джонделл!

– Макгар!

Но она уже не слышала. Макгар умерла при ярком свете дня, и легкий ветерок словно нашептывал погребальную песнь по ней. Запах травы напоминал нежный аромат цветов. Дюмарест похоронил ее под цветущим деревом, оставив вместо надгробия бесполезный теперь рафт.

Еще одно горькое воспоминание, которое лучше бы забыть.


* * *

Покидая «Кладор», Эрл глубоко вздохнул. От профессора оказалось мало проку, сам он не имел ни малейшего представления, где Элрай забирал свои запчасти, а городская полиция редко интересовались тем, что не входило в ее юрисдикцию. Не оставалось ничего другого, как отправиться в «Дом гонга» и ждать посланца ювелира.

«Дом гонга» находился в Нарне, в шумном, расползшемся во все стороны квартале, каких Эрл повидал немало в сотнях других миров. Этот район города просто кишел заведениями, предлагавшими клиентам разного рода увеселения, где мужчины и женщины пили вино, играли в азартные игры и вкушали сомнительные удовольствия. Голоса зазывал врывались в уши со всех сторон:

– Заходите посмотреть и себя показать! Эротические фантазии тысячи миров, как с вашим личным участием, так и для визуального наслаждения! Никакого ограничения по времени! Платите раз и смотрите, покуда хватит сил!

– Честная игра! Выигрыш - прямо не отходя от стола! Бесплатная выпивка и закуска! Независимо от результатов игры, на выходе - десять монет!

– Загляните в будущее! Пусть магические кристаллы Махтуа прочтут вам грядущее! Удача, здоровье, спокойная жизнь!

– Настоящие ножи! Живая кровь! Молодые самцы готовы принять любой вызов! Если продержитесь три минуты без единой царапины - сотня стергалов ваша!

Зазывала схватил Дюмареста за руку:

– Вот вы, сэр! Бьюсь о заклад, вы умеете обращаться с ножом. Легкий выигрыш всего за одну схватку.

С вашим тупым ножом, прожекторами, слепящими глаза, и пьянящим газом, замедляющим движения. Нет, спасибо, подумал Дюмарест, стряхивая руку.

– Не желаете? - Зазывала насмешливо пожал плечами. - Испугались пары царапин? - Он переключился на группу зевак: - А вы, сэр? Да, вы, тот, что с очаровательной девушкой! Готов поспорить на десять стергалов, что вы не трус. Плачу десятку только за то, что вы выйдете на ринг, и еще сотню, если продержитесь три минуты и не получите ни единой царапины.

Этот «сэр», совсем еще мальчишка, скорее всего, приехал в город откуда-то с ближайших ферм, чтобы предаться взрослым забавам. Ну и его подружка не дала бедолаге проплыть мимо соблазна.

– Ну давай же, Гарфрул. Целых десять стергалов! Мы тогда сможем сходить в Дисафар и попробовать один из их симуляторов.

– Эта маленькая леди совершенно права! - не унимался зазывала. Он уже заводил крючок с наживкой. - Даю десятку сразу, до начала, и шанс получить еще сотню после игры. Только подумайте, сколько всего вы накупите… Лучшую в Нарне еду, вино, место за самым дорогим игорным столом. Кто знает, а вдруг вам повезет, и вы выиграете целое состояние? Такое уже бывало.

– Даже не знаю, - колебался парень. - Я не слишком-то хорошо владею ножом.

– Ты очень ловкий, - наседала на него подружка. Ее жадные глазки уже блестели от предвкушения удовольствия. - Что тебе стоит немного попрыгать по рингу? Три минуты - это совсем недолго, зато сколько всего можно купить на эти деньги. Новый костюм, новое платье… Это же верный шанс разбогатеть! Ох, Гарфрул! Как я буду гордиться тобой! Я расскажу всем нашим девушкам… нет, если я расскажу, они все повиснут на тебе, а я так ревнива!

Дюмарест продолжал наблюдать, заранее зная, что за этим последует. Десять стергалов за порез, который может повредить сухожилие и сделать парня калекой на всю жизнь. Две пригоршни мелочи за раны, от которых останутся безобразные шрамы. И вечер невинных развлечений прервется, не успев толком начаться.

– Не будь идиотом, парень, - предостерег он. - Не поддавайся на уговоры.

Зазывала обернулся к нему.

– Почему бы вам не соваться не в свое дело? - сердито пробурчал он. - Он уже взрослый и может сам принимать решения. Какое вам до него дело?

Никакого, подумал Эрл, однако у парня были светлые волосы и голубые глаза, напомнившие ему Джонделла. Так со временем будет выглядеть мальчик, если ему посчастливится остаться в живых.

– Хочешь посмотреть, во что тебя втравливают? - обратился он к юноше.- Тогда пошли со мной. Я принимаю твое предложение, - резко бросил Эрл зазывале. - Говоришь, за три минуты сотня стергалов?

– Да, если вас не зацепят.

– А если я выиграю?

Зазывала моргнул, в его глазах мелькнула настороженность, но толпа напирала, и он уже предвидел, что сбор будет полным.

– Тогда вдвое больше.

– До первой крови, не разнимая, и при пустом ринге?

– Само собой.

– Тогда пошли.

Очутившись в балагане, Дюмарест сразу же поморщился от хорошо знакомых запахов - пахло кровью, смешанной с потом и маслом, все пространство вокруг заполняла едва уловимая атмосфера враждебности и звериной жажды кровопролития. За ним вошел Гарфрул вместе с вцепившейся в его руку девицей, у которой неестественно ярко блестели глаза. Вслед за ними, давясь, втиснулась и толпа с улицы. Предвкушая захватывающее жестокое зрелище, эти люди были готовы приплатить лишнее, лишь бы поглазеть на пару бойцов, полосующих друг друга клинками.

Набившиеся в балаган зрители перешептывались, пока Дюмарест осматривал ринг. Это была приподнятая над полом, посыпанная песком площадка в двенадцать квадратных футов. Прожектора под потолком слепили глаза. Прищурившись, Дюмарест приметил еще четыре незажженных прожектора, направленных в углы площадки. Очевидно, их припасли для того, чтобы, внезапно вспыхнув, они ослепили и сбили с толку слишком опасного противника.

– Все в порядке?

К нему подошел улыбающийся зазывала. В руках он держал ножи, за ним следовал второй боец. Это был высокий гибкий парень; его обнаженный, исполосованный старыми рубцами торс лоснился от масла, круглая голова была коротко острижена, на широком лице над приплюснутым носом горели от нетерпения мутные глаза.

– Я готов, - ответил Дюмарест.

– Отлично. Вам придется раздеться, но, кажется, это вам не впервой.

Зазывала внимательно наблюдал, как Эрл снял куртку и передал ее Гарфрулу.

– Вы уже выступали на ринге?

– Доводилось наблюдать за поединками. Там, где я раньше работал, мы иногда дрались. Так, ради забавы.

К чему лгать, когда вполне можно обойтись полуправдой?

– Я так и думал, - хмыкнул зазывала. - Человека бывалого сразу видно. Забирайтесь на ринг, и я подам вам нож.

Десятидюймовое лезвие оказалось довольно тупым, тяжелым и плохо сбалансированным. Дюмарест примерился к нему, потом протянул обратно.

– Я предпочел бы другой.

– А чем вам не нравится этот?

– И вы еще спрашиваете? - Пожав плечами, Дюмарест отшвырнул нож в сторону. - Тогда я возьму свой. - Вытащив нож из ботинка, он поиграл им, сверкая острым лезвием. - Мой на дюйм короче, так что твой боец получает преимущество, - спокойно произнес Эрл. - А теперь давай свисти в свой свисток, пора начинать.

Однако зазывала колебался.

– Как ты на это смотришь, Кром?

Тот пожал плечами и, уверенный в собственном превосходстве, кивнул:

– Годится.

Зазывала все еще нервничал; он разглядывал Дюмареста, его нож и шрамы на теле, явно опасаясь, как бы не остаться в дураках. Наконец из самых задних рядов закричали:

– Эй, вы, там, начинайте! Долго еще будете тянуть резину?

И вся толпа подхватила крик, доводя его до яростного, требовательного рева, сопровождаемого нетерпеливым топаньем ног. Испуганно втянув в себя воздух, зазывала поспешно покинул ринг. Резкий звук его свистка словно ножом обрезал шум в зале.

Кром двинулся вперед.

Это был умный, отлично тренированный боец, привыкший работать на публику. Нож он держал немного впереди себя, на уровне пояса, задрав кончик вверх и развернув лезвие так, что оно кромкой отражало сверкающий свет. Пританцовывая, он сделал шаг вперед, потом отступил назад, покачался влево-вправо, непрерывно поигрывая ножом. Все это время его стойка с далеко отведенной левой рукой оставалась открытой, как бы дразня противника и приглашая его напасть.

Истеричный женский голос в толпе выкрикнул:

– Режьте его, мистер! Исполосуйте на кусочки!

Дюмарест проигнорировал визг, сосредоточив все свое внимание на противнике. Хорошо натренированное тело Крома автоматически повиновалось выработанным рефлексам. Отличный боец, закаленный ветеран, он был настоящим профессионалом, владевшим десятками приемов и намеревавшимся любой ценой одержать победу. Но будь он даже зеленым новичком, Дюмарест все равно оставался бы начеку. Слишком много всяких неожиданностей таит в себе поединок. С виду вроде пустяк - поскользнется нога, глаза ослепит блеском клинка или еще что-нибудь, - и так долго сопутствовавшая ему удача может повернуться спиной.

Кром атаковал первым, его лезвие метнулось вверх, прямо в лицо Дюмареста. Однако действовал он недостаточно быстро, и Эрл успел отразить выпад своим ножом. Звякнула, скрещиваясь, сталь, потом зазвенела снова, когда Дюмарест нанес ответный удар; тонкое звонкое эхо пронеслось над толпой.

Со стороны их игра могла показаться яростной схваткой. Но Кром действовал по привычке актера, направляя удар по ножу, а не по сопернику. Он затягивал поединок, стараясь развлечь публику и доказать, что он не очень опасен, и тем самым вызвать желание попробовать свои силы. Дюмаресту же ничего не стоило ранить противника, но он не хотел спешить. Так быстро закончившийся поединок выглядел бы слишком легким, а ему хотелось, чтобы Гарфрул вынес из этого урок.

Дюмарест отступил назад, уверенный, что настоящей атаки не последует, но по-прежнему не ослабляя внимания. Качнувшись, он увидел, как лезвие противника повернулось тупой стороной к нему, и позволил ножу едва не задеть себя. Затем он сделал ответный выпад, нарочно промахиваясь. Кром ловко отпрянул назад, уходя от удара; послышался звон клинков, когда Эрл блокировал второй выпад. Развернувшись, он отбил руку с ножом и послал свой клинок всего на дюйм от лоснящейся груди противника.

Толпа заревела, предвкушая кровь, но, увидев, что торс бойца остался нетронутым, недовольно затихла. Резко звякнул гонг.

– Первая минута закончилась.

Соперники разошлись и, слегка раскачиваясь на носках, стали по разным углам ринга. Подняв правую руку, Кром сделал резкий жест. Подал сигнал? Дюмарест вспомнил о запасных прожекторах и прочих хитростях, призванных обеспечить победу своему бойцу. Кром не дурак - он понял, что при последнем выпаде Эрл вполне мог располосовать ему грудь. Имея огромный опыт, он больше не станет рисковать.

Кром двинулся вперед, искусно играя ножом, словно плетя по воздуху невидимые кружева. Новичок не спускал бы глаз с лезвия, стараясь предугадать, где оно окажется в следующий момент. Но Дюмарест был хитрее. Пятясь назад и сохраняя дистанцию, он держал нож наготове. Почувствовав спиной веревки ограждения, он прыгнул в сторону как раз в тот момент, когда Кром сделал выпад. Затем снова отпрыгнул, когда тот развернулся, пытаясь нанести новый удар. Блокировав нож противника своим клинком, Эрл поддел его вверх и глянул Крому прямо в лицо.

Тот попытался ударить его коленом.

Подставив бедро, Дюмарест с силой толкнул руку с перехваченным ножом. Кром потерял равновесие и отлетел назад, оказавшись на какое-то время совершенно беспомощным. Эрл прыгнул следом, успев краем глаза заметить направленное вверх лезвие и маленькое отверстие у самого края гарды. Изогнувшись, он как кошка приземлился на четвереньки и отскочил к краю ринга в тот самый момент, когда невидимая струя газа ударила в то место, где он только что находился. Кром, задержав дыхание, последовал за струей и полоснул ножом, целясь по сухожилиям на запястье Эрла. Клинки снова скрестились и, застыв на мгновение, вновь расцепились, когда Дюмарест метнулся в центр ринга.

Перекрывая стонущий вздох толпы, звякнул гонг.

– Вторая минута закончилась.

И снова обман; зазывала нарочно затягивает время. Но, как бы там ни было, игра в кошки-мышки закончена. Кром уже попытался парализовать противника, пустив в ход газ. И пока Дюмарест держится середины ринга - его не достать прожекторами. Теперь все пойдет по честному - только нож на нож, и, кто победит, решат мастерство и удача.

Кром атаковал, нанося обманные удары, и, когда лезвия цепляли друг друга, отступал, чтобы напасть снова. Дюмарест двигался по тесному кругу, слегка развернувшись и не спуская глаз с противника. В уме он отсчитывал секунды. Двадцать… Кром уже должен терять терпение… тридцать… сейчас он сделает свой козырный ход. Какой-нибудь хорошо отработанный трюк или обманный выпад.

В толпе пронзительно закричала женщина.

Это был крик невыносимой боли, становившийся все громче и громче, зовущий на помощь. Толпа пришла в замешательство. Любой новичок не выдержал бы такого, обернулся бы, подставляя себя удару противника.

Дюмарест даже ухом не повел. Он стреляный воробей. Перед ним мелькнул нож Крома, затем исчез, снова мелькнул - но уже в другой руке. Клинок метнулся вперед, сверкнув лучом света в тот самый момент, как Кром пустой правой рукой сделал обманный выпад. Дюмарест двинулся вправо, левым предплечьем отбив руку с ножом, затем выбросил свой нож вперед, аккуратно рассекая кожу на плече противника.

– Кровь! - закричал кто-то в толпе. - Он достал его! Он победил!

Поединок закончился. Теперь Дюмаресту следовало расслабиться, опустить нож и с торжествующей улыбкой повернуться к толпе. Повернуться… и получить удар в бок.

Конечно, он победил… но мертвому выигрыш не нужен и кому какое дело до чужака?

Эрл видел, как Кром развернулся и снова сжал нож в правой руке, целясь ему прямо в сердце. Пальцы Дюмареста, словно тиски, сжали запястье противника, перехватив удар за дюйм от цели; его собственный нож уперся в напрягшееся горло противника.

– Брось нож! - приказал Эрл и, увидев, что тот колеблется, добавил: - Не будь идиотом, парень! Ты проиграл, но остался в живых, чтобы сражаться снова!

– Ты быстрый, - пробормотал Кром. - Чертовски быстрый. Ты мог бы достать меня в первые десять секунд. Альтен придурок, раз выбрал тебя. - Он выпустил нож. - Ты настоящий профессионал. Любой другой убил бы меня. И что теперь?

– Ничего, - ответил Дюмарест. - Пойду, заберу выигрыш.

Соскочив с ринга, он забрал у Гарфрула куртку и направился в кассу. Зазывала был занят, а когда Дюмарест схватил его за руку, присел от боли.

– Подождите минутку. Зачем же так грубо? Я пересчитываю выручку.

– Ты должен мне двести стергалов. Я хотел бы получить свои деньги.

– Конечно, но… - Альтен утер вспотевшее лицо. - Послушайте, вы же разумный человек. Видите, как у нас идут дела. Десять стергалов - пожалуйста, но я не могу заплатить больше. У меня столько расходов - лицензия, аренда и тому подобное. Доходы и так невелики, а с каждым днем становятся все меньше. Знаете что, давайте договоримся на пятнадцати.

Дюмарест сильнее сжал его руку.

– Вы меня надули. Заманили в ловушку. Вам ничего не стоило победить Крома сразу же после свистка. - Альтен взглянул в суровые глаза Дюмареста, затем перевел взгляд на жесткий оскал его рта. - Хорошо, я заплачу, - с трудом выдавил он. - Вот. Но вы меня разоряете.

– Ну и черт с тобой, - хрипло обронил Дюмарест. - Какое мне до этого дело?


Содержание:
 0  Джонделл : Эдвин Табб  1  Глава 2 : Эдвин Табб
 2  Глава 3 : Эдвин Табб  3  Глава 4 : Эдвин Табб
 4  Глава 5 : Эдвин Табб  5  вы читаете: Глава 6 : Эдвин Табб
 6  Глава 7 : Эдвин Табб  7  Глава 8 : Эдвин Табб
 8  Глава 9 : Эдвин Табб  9  Глава 10 : Эдвин Табб
 10  Глава 11 : Эдвин Табб  11  Глава 12 : Эдвин Табб
 12  Глава 13 : Эдвин Табб  13  Глава 14 : Эдвин Табб
 14  Глава 15 : Эдвин Табб  15  Глава 16 : Эдвин Табб
 16  Глава 17 : Эдвин Табб  17  Глава 18 : Эдвин Табб
 18  Глава 19 : Эдвин Табб    



 




sitemap