Фантастика : Космическая фантастика : Наёмник : Эдвин Табб

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7

вы читаете книгу




Посвящается Лайзе Шарон Элскомб

Глава 1

Этот музей чем-то неуловимо напоминал храм, и посетители невольно старались ступать без лишнего шума да и говорили почти шепотом. Построенное из природного камня величественное здание внушало неподдельное благоговение, высокие сводчатые потолки отзывались смутным эхом, к просторным залам примыкали долгие галереи, а в высокие окна были вставлены разноцветные яркие стекла. Даже служители, стоявшие у резных стеллажей, более походили на экспонаты, чем на людей, — существа, казавшиеся творением таксидермиста, восковые фигуры в униформе, поставленные охранять сказочные сокровища. Об их присутствии можно было легко позабыть.

Дюмарест не забывал. С первого же момента, как он вошел в музей, он чувствовал на себе настороженные взгляды. Они следили за Дюмарестом, хотя он шел вместе с доброй дюжиной других посетителей, серое пятно среди пышных нарядов — чужак, вызывающий интерес. Но вскоре даже охранникам это надоело.

— Фендрат. — Голос гида перекрыл шелест тихих шагов. Экскурсовод указал вверх, где на невидимой проволоке было подвешено крылатое колючее создание. Даже после смерти от него веяло злобной свирепостью. Обработка, обеспечивающая сохранность экспоната, не уменьшила блеска его чешуи. — Последний представитель этого вида был уничтожен около трехсот лет тому назад в Тамар-Хиллз. Это плотоядное насекомое, самое крупное из известных в мире, возникшее, по всей видимости, в результате мутации. Их жизненный цикл следовал стандартной схеме. Самка находила подходящую жертву и откладывала яйца прямо в живую плоть. Видите жало? Яд парализовал избранное существо, и оно ничего не могло сделать, пока его заживо не съедала прожорливая личинка. Обратите внимание на хоботок, челюсти и крючковатые ноги. А вот и звук, который фендрат издавал на лету.

Гид нажал на кнопку, установленную на панели, и тонкое, злобное жужжание наполнило воздух. Откашлявшись, какая-то матрона спросила, когда звук затих:

— Вы уверены, что никто из них не уцелел?

— Абсолютно, мадам.

— У меня ферма в Тамар-Хиллз. Если бы я узнала, что эти твари до сих пор там водятся, я бы продала ее завтра же.

— Вам совершенно нечего бояться, мадам, уверяю вас. — Гид проследовал дальше. — А вот это криш, — продолжил он, остановившись у трехметровой витрины, наполненной множеством изогнутых колючек. — Он был найден на дне Ашурийского моря. Если вы посмотрите на него внимательно, вы заметите, что корпус моллюска почти целиком покрыт блестящими камнями. Иногда они бывают настолько перегружены, что полностью теряют подвижность. Эти камни не принадлежат организму этого создания, и мы до сих пор не смогли установить, является ли это украшение добровольным с их стороны или случайным. Я полагаю, что, возможно, это существо само стремится украсить свою раковину таким образом — или с целью маскировки, хотя это представляется маловероятным, или как средство привлечения партнера.

— Подобно наряжающейся девушке? — Произнесший это мужчина был еще весьма молод и склонен к легкомыслию.

— Что-то вроде этого, но перед нами самец, — слегка смутившись, ответил гид.

— Но не означает ли это, что перед нами разумное существо? — вмешалась в разговор девушка с худым напряженным лицом и густыми бровями над излишне глубоко посаженными глазами, что несколько портило ее красоту. Она подняла глаза и взглянула на Дюмареста, и тот отметил, что во время всей экскурсии она находилась рядом с ним. — Не правда ли? Я хочу сказать, что, если животное осуществляет свободный выбор, не следует ли из этого, что оно мыслящее существо? А если оно может мыслить, то оно должно быть разумным?

Гид двинулся с места и избавил его от необходимости отвечать. На этот раз группа остановилась перед помостом, на котором возвышалась странная металлическая конструкция.

— Перед вами настоящая загадка, — объявил гид. — Сплав этого экспоната имеет очень необычный состав и содержит следы элементов, не встречающихся на нашей планете. Очевидно, это некая деталь или, возможно, механизм, но что это был за механизм или деталь, неизвестно. Он был найден похороненным под осадочными породами при производстве горных работ в Крине. Кроме того факта, что предмет этот очень древний и имеет искусственное происхождение, о нем ничего не известно. — Гид помолчал. — Разумеется, ходят всякие слухи: что это артефакт ранней местной технологически высокоразвитой цивилизации, которая затем полностью исчезла, оставив и некоторые другие следы; или разрозненные детали космического корабля неизвестной конструкции; или неизвестное произведение искусства — выбор ограничивается лишь воображением. Лично я считаю, что объяснение должно быть менее странным.

— И каково оно? — спросила девушка.

— Что я сам думаю по этому поводу? — Гид пожал плечами. — Это просто деталь механизма, выброшенная за ненадобностью. Не знакомые этой цивилизации элементы были откуда-то завезены, а сплав, возможно, не прошел проверку. Экономические ограничения или открытие более дешевого заменителя, возможно, сделали его использование ненужным. Вероятнее всего, эта деталь была потеряна при перевозке на переплавку.

Осторожное, банальное объяснение, подумал Дюмарест, рассчитанное на то, чтобы умерить интерес к странному изделию. Кого может заинтересовать металлолом? Поэтому он не спешил отойти от экспоната, напротив, даже подошел ближе к помосту, внимательно разглядывая бесформенную массу. Безнадежно. Предмет не поддавался попыткам определить его первоначальные функции, воздействие времени безжалостно исказило некогда изящную конструкцию. А она была изящной, это было очевидно, несмотря на нанесенный урон, — металлическое кружево пестрело вкраплениями твердых частиц и спутанных проводов. Если это только были провода. И если металл первоначально был похож на кружево.

— Древняя вещь, — произнес спокойный голос. Девушка по-прежнему держалась рядом. — Такая старая-старая. Вы заметили, что гид ни слова не сказал об этом?

— Наверное, он не посчитал это важным.

— А вы? — В ее голосе прозвучало любопытство. — Вас занимают предметы древности? Вы не за этим пришли в музей?

Дюмареста удивил подобный интерес. Попытка ли это завязать разговор или что-то более глубокое? Собеседница выглядела вполне безобидно — молодая девушка, возможно студентка, стремящаяся пополнить свое образование, но внешность бывает обманчива.

— На улице дождь, — сказал он, — и в музее можно от него укрыться. А вы?

— А мне просто нечем заняться. — Она слегка понизила голос, до легкой хрипотцы. — К тому же таких интересных людей, как в музее, нигде больше не встретишь. — Девушка взяла его под руку и придвинулась ближе. Даже сквозь одежду Дюмарест ощутил лихорадочный жар тела. — Мы догоним остальных или с вас достаточно?

— И что, если так?

— В унылый дождливый вечер может найтись много и других дел, более интересных, чем путешествие в прошлое. — Она помолчала и многозначительно добавила: — Более приятных и не менее поучительных. Не правда ли?

— Гид ждет, — показал Дюмарест и, освободив руку, направился через зал.

Экскурсовод остановился перед свободным пространством, огороженным канатами на стойках, одна рука на помосте с кнопкой, другая застыла в театральном жесте.

— Обратите внимание, — говорил он, когда Дюмарест и девушка подошли к остальным. — То, что вы сейчас увидите, — настоящая тайна, которую даже я не могу объяснить. Сначала я дам вам возможность насладиться зрелищем, а уже потом расскажу, что вы видели. — И он замолчал, подобно хозяину балагана, привлекающему внимание зрителей, перед тем как решительно нажать на кнопку. — Смотрите же!

Должно быть, впоследствии целительное время и усилия стихий сгладят ощущение мрачности, притупят острые края и размоют резкие очертания, покроют место происшествия паутиной чахлой зелени, так что зубчатые силуэты сольются с ландшафтом, а руины приобретут волнующую странность. Но в теперешнем виде грубость картины била наповал — беспорядочная куча развалин, окоченевшая под бледно-лиловым небом, извилистые борозды диких расцветок, застывшие на темном фоне, выставленные напоказ внутренности чудовища, пораженного слепой яростью безжалостного разрушения.

Этот город, подумал Дюмарест, словно некий механизм или человек, был охвачен смертельной агонией.

Он сделал шаг вперед, почувствовал мягкое сопротивление канатного ограждения и в тот же момент закрыл глаза, вспомнив, что это всего лишь иллюзия. Однако голограмма была неотличима от действительности, она вводила в заблуждение даже относительно размеров. Было трудно поверить, что это не настоящие развалины, находящиеся прямо за канатом, и что на самом деле они выглядят вовсе не такими, какими кажутся.

Еле ворочая языком, он спросил:

— Коротья?

— Она самая. — В голосе гида послышалось удивление. — Думаю, вы согласитесь, что это довольно необычное зрелище, одна из подлинных тайн Силенда. Никто не знает, что именно там произошло. Даже о самом существовании этого города никто не подозревал, хотя некоторые слухи и ходили. Тот край непригоден для земледелия, поэтому он не привлекал поселенцев. Конечно, на город могли натолкнуться охотники, но, даже если такое происходило, никаких сведений о нем не просачивалось. По-видимому, жители города позаботились, чтобы этого не случилось.

— Они убивали чужаков, вы это имеете в виду? — резко спросила одна из женщин.

— Возможно, но доказательств этому нет.

Какая-то девушка прошептала:

— Это ужасно, такие разрушения! В каком-то смысле это даже величественно. Такие краски, такие формы… но как?…

— Атомный взрыв, — убежденно произнес ее спутник. — Что еще могло бы вызвать такой жар? Видишь, как камень разъеден сеткой трещин? Ясно, что это произошло из-за чрезмерного внутреннего давления, перегретый пар вырвался из глубины наружу и разрушил расплавленную поверхность камня. А таким разнообразием цветов картина, должно быть, обязана внутренней отделке помещений, трубам, проводам, арматуре. Ведь катастрофа произошла практически в один миг. Гигантский тепловой взрыв — и вся территория города обратилась в прах, который сейчас перед нами.

— Но это был целый город! — с недоверием воскликнула девушка. — И никто не знал, что он там находился!

— Никто, — подтвердил гид, затем пояснил свой короткий ответ: — Разумеется, кроме его обитателей, если допустить, что они там были. Мы знаем только, что пятьдесят восемь лет тому назад сейсмологи зарегистрировали толчок огромной силы. Почти в то же самое время были получены донесения о гигантском столбе пламени, до странности кратковременном, исходившем из эпицентра потрясения. Оба эти события, без сомнения, были связаны между собой. Предпринятое расследование привело к находке, которую вы видите перед собой. Территория была сильно заражена радиоактивностью, и это до сих пор препятствует проведению тщательного исследования. Должно пройти около ста лет, прежде чем мы осмелимся начать раскопки, однако почти нет сомнения в том, что мы там обнаружим.

Ничего не осталось. Обойдя кругом ограждение, Дюмарест уже ни на что не надеялся. Вся территория города должна представлять собой сплошную сплавившуюся породу на многие мили вокруг. Не было никакой надежды, что там сохранились какие-нибудь документы, хотя бы резьба по камню или металлические пластинки с гравировкой, хранящие данные, которые он стремился отыскать, и уж конечно, не выжил ни один человек, который мог бы ему рассказать то, что он хотел узнать.

Какой-то мужчина с удивлением произнес:

— Я все не могу понять, как это место столь долго оставалось не обнаруженным. Ведь над этой территорией наверняка проходили маршруты полетов?

— Вся эта местность была подвергнута аэрофотосъемке и нанесена на карты по крайней мере три раза за последние двести лет.

— И никто ничего не заметил?

— Ничего, — подчеркнуто веско ответил гид. — Вся территория представляла собой цельный лесной массив. Как я уже говорил, Коротья — это тайна. Если бы нашлись ответы на вопросы, которые вас волнуют, это уже перестало бы быть тайной. Возраст этих развалин — пятьдесят восемь лет, и это единственное, в чем мы можем быть уверены, единственный факт, который мы имеем. Все остальное — предположения. Как долго существовал город, кто его построил, кто в нем жил, как он был разрушен — ничего этого мы не знаем.

Дюмарест обошел ограждение. Когда он вернулся к своей группе, изображение мигнуло и исчезло. Протянув руку, он нажал на кнопку и восстановил иллюзию.

— Некоторые моменты можно установить точно, — обратился он к гиду. — Например, что природа разрушения — атомный взрыв, вы ведь упомянули об остаточной радиоактивности.

— Это верно.

— Позвольте предположить, что ваш мир находится под постоянным и надежным наблюдением. Сохранились ли какие-нибудь документы о местных или космических полетах над этой местностью?

Гид нахмурился:

— Я вас не понимаю, сэр.

— Могла ли эта территория быть разбомблена?

— Силенд ни с кем еще не воевал. Этот взрыв был единичной акцией, и, во всяком случае, как кто-то мог бы напасть на город, если никто точно не знал, где он находится? И какой могла бы быть причина такого жестокого предумышленного разрушения?

Но Дюмарест стоял на своем:

— Вы не ответили на мой вопрос. Вы не согласны с тем, что город был разрушен внешними силами?

— Такое могло случиться, — неохотно сдался гид. — Но также верно, что он мог быть разрушен и другими способами. Например, внутренним взрывом. Какой-нибудь эксперимент, который оказался неудачным, — имеется множество возможных объяснений, но все они остаются чистыми предположениями. Как я сказал, Коротья — это тайна. — Он косо посмотрел на Дюмареста. — У вас есть еще вопросы?

Дюмарест принял решение. Он зашел слишком далеко, чтобы не задать последний вопрос, даже если мог догадываться, каков будет ответ. Но терять ему было нечего.

— Только один, — сказал он. — Вы упомянули о слухах — не говорилось ли в них чего-нибудь, связанного с Изначальными людьми?

— Сэр?

— Религиозная секта, жившая в полной изоляции. Не могла Коротья быть их домом?

— Все возможно, сэр, — вежливо ответил гид, — но я никогда не слышал о секте, про которую вы говорите. — И он повысил голос: — А теперь, леди и джентльмены, пожалуйста, пройдем в соседний зал, и я покажу вам настоящие коронационные одеяния первого правителя Силенда. У нас теперь, конечно, больше нет монархии, но Эллман Конде был необыкновенным человеком и настоял на столь же необыкновенном наряде.

Голос экскурсовода утихал по мере того, как он удалялся, окруженный остальной частью группы. Девушка с тонким лицом колебалась некоторое время, а потом, пожав плечами, направилась вслед за всеми. Лишь Дюмарест остался созерцать таинственные развалины.

Он опоздал почти на шестьдесят лет.

Слух, дошедший до него в одном далеком мире, привел его на Силенд, и это было напрасное путешествие. Когда изображение исчезло, Дюмарест еще раз восстановил его и пристально вгляделся в картину опустошительных разрушений. Слишком велико для монастыря и слишком много камня для простой деревни, прятавшейся под навесом деревьев. Растительность и верхний слой почвы должны были полностью выгореть, испариться, обнажив то, что скрывалось под ними. Большая часть развалин, которые он разглядывал, когда-то находились под землей, но все равно это было слишком большое поселение для простой сельской общины. Для строительства всего этого потребовались подлинное искусство, мастерство и развитые технологии, а теперь все это было мертво и те, кто жил там и работал, тоже, должно быть, погибли. А вместе с ними и те знания, которые Дюмарест надеялся получить.

Он отошел от экрана, когда в зал вошла и направилась в его сторону новая группа, ведомая громкоголосым гидом. Дождь перестал, и он задержался у выхода из музея, глядя на мокрые скользкие улицы, блестевшие под фонарями. Было еще рано, прохожие заполонили тротуары, а на проезжей части образовалась пробка — обычный город в обычном высокоразвитом мире. Место, где он чувствовал себя тревожно и не имел настоящего дела. По телу Дюмареста пробежали мурашки, как от прикосновения невидимых цепей.

Он машинально огляделся. Группа молоденьких девушек, щебеча, как стайка птиц, поджидала своих друзей. Высокий стройный молодой человек с небольшой бородкой, одетый в оранжевое и фиолетовое. Толстый мужчина, спорящий со своей женой. Хромой старик, зашедшийся в кашле и сплевывающий на землю. Парочка плотных типов, вероятно ремесленников, стоявших рядом и молча смотревших на толпу.

Вверх по лестнице взбежал хаузи, с лицом, испещренным ритуальными шрамами. Увидев Дюмареста, он замешкался, словно желая с ним заговорить, в его глазах мелькнуло любопытство, но затем он прошел мимо прямо в музей. Дюмарест, обернувшись, подсмотрел через стекло, как тот быстро прошел к служебным помещениям, и задумался, что занесло хаузи в столь отдаленный мир. Они редко забираются так далеко от Центра Галактики, где на многочисленных мирах их опыт высоко ценится.

Он сам шагнул вперед, смешавшись с толпой подростков, которая устремилась к двери, спустилась бегом по лестнице и высыпала на улицу. Он шел по людному тротуару, направляясь к окраине города, к своей гостинице. Когда он миновал какой-то ярко освещенный вход, его негромко окликнул зазывала:

— Вам одиноко, мистер? У нас множество всевозможных развлечений. Настоящие чудеса на тысячу вкусов. Полное чувственное участие и удовлетворение гарантированы. Зачем переживать что-то, когда это можно ощутить. Любые волнения и никакой опасности. Не желаете? — Он покорно пожал плечами, когда Дюмарест прошел мимо, через момент снова повысил голос, но тут же резко умолк.

Дюмарест нахмурился. Зазывала неспроста прервал свою рекламную болтовню, у него нюх на удачу или проигрыш, такой человек использует малейший шанс, мастерски выбирая клиентов благодаря долгой практике, — одиночек, путешественников, любого, кто, по его мнению, мог бы соблазниться и зайти в его заведение. Должно быть, позади шел кто-то, в чьи намерения явно входило не развлечение, а дело.

Дюмарест замедлил шаг, навострил слух, пытаясь уловить шорох шагов. Но было слишком шумно, и он не расслышал ничего определенного. Тогда он пошел еще медленнее — если позади просто прохожий, он пройдет мимо своим обычным шагом. Но ничего такого не произошло.

Дюмарест, напрягшись, застыл; запоздалая осторожность наконец-то подала сигнал.

Затылок пронзила острая боль, затем последовал толчок, и он резко повернулся назад, выбросив перед собой левую руку со сведенными пальцами, составившими единое целое со всем телом. Свет от ближайшего фонарного столба сверкнул рубиновым огнем в его перстне. Дюмарест еще успел увидеть стоявшего позади мужчину с небольшой бородкой, казавшегося бледным и удивленным, когда его рука нанесла удар, пришедшийся в глаз, пальцы вонзились в податливую плоть и разорвали ее. Мужчина пронзительно закричал и упал, да и Дюмарест, увлекаемый инерцией, продолжал движение, однако шея его уже онемела, а ноги стали как будто ватными.

Он начал падать, и крики изуродованного мужчины звенели в его ушах все время бесконечного полета вниз, на бетонную мостовую.

* * *

Он проснулся от яркого света.

— Хорошо, сестра, — произнес строгий голос, — первая помощь оказана. — Свет сдвинулся вбок, и слепящее пятно сменило широкое темное лицо, увенчанное зеленой шапочкой с медицинским знаком. — Вам не о чем беспокоиться, — заверил Дюмареста врач, — опасность миновала, и вы начинаете выздоравливать. Только я хочу, чтобы и вы нам помогли. Пожалуйста, поморгайте глазами, сначала левым, потом правым. Вот так. Еще раз, пожалуйста. Еще. Хорошо. Теперь следите за моим пальцем. — И он удовлетворенно кивнул, когда Дюмарест проделал все, что его просили. — А теперь пошевелите головой. Прекрасно. Сестра, вы можете сделать ему вторую инъекцию.

Дюмарест почувствовал, как что-то холодное прикоснулось к его шее, и услышал резкое шипение струи воздуха при введении лекарства в вену. Снадобье подействовало мгновенно. К рукам вернулась чувствительность, легкие наполнились воздухом под ноющими ребрами. Он приподнялся и сел, ощутил внезапный приступ тошноты и опустил голову на руки, пережидая, пока тот пройдет.

— Было бы глупо спрашивать, как вы себя чувствуете, — заметил доктор в подчеркнуто светской манере. — Вы находились на искусственной стимуляции почти две недели, а аппаратура не всегда ласкова. Но вы живы, а неудобства забудутся.

— Спасибо, — прошептал Дюмарест. — Вы спасли мне жизнь.

— Вам просто совершенно неожиданно повезло. Вопли мужчины, которого вы покалечили, привлекли внимание полиции. Они немедленно вызвали «скорую помощь». Мы успели принять меры, чтобы замедлить ваш обмен веществ и поместить в морозильную камеру. — Доктор помолчал, как будто обдумывая, что бы еще сказать. — Я обнаружил дротик, вонзившийся в ваш скальп. На нем остались следы вещества, определение состава которого отняло у нашего медицинского компьютера приличное время и еще большее, чтобы найти противоядие. Самым сложным было поддерживать вашу жизнь в ожидании того, как лекарство подействует, для чего пришлось задействовать самую совершенную аппаратуру.

— Понимаю, — протянул Дюмарест. — А как тот мужчина?

— Которого вы покалечили? — Доктор пожал плечами. — Умер, причем не от нанесенных вами травм — вы просто выбили у него глаз, — а от другой причины.

— Какой же?

— Сердечная недостаточность. — Доктор заторопился. — Мы достаточно долго разговаривали. Теперь вам лучше немного отдохнуть, чтобы вернуть силы. Но не расстраивайтесь. Вам не о чем беспокоиться.

«Не о чем, — подумал Дюмарест, когда доктор вышел вместе с медсестрой. — Не о чем, кроме того, что кто-то хотел меня убить и, по-видимому, попытается снова это сделать».

Поднявшись с кровати, он подошел к окну, занавешенному шторами. Он не удивился, что окно было зарешечено. Он стоял, вглядываясь в ночь, отражение его лица в стекле хмурилось. Снова прошел дождь, и капельки на оконном стекле сверкали всеми цветами радуги. Он потрогал свой затылок. Рана зажила, и, кроме этого, ничто не говорило о том, что прошло столько времени.

Дюмарест посмотрел вниз. Комната находилась на одном из верхних этажей здания, и из нее открывался вид на квартал грязных улиц, обшарпанных домов и магазинов, за которыми мокрым асфальтом блестел космопорт, окруженный многочисленными огнями. Он посмотрел на космический корабль, устремленный вверх, сияющий в свете направленных на него прожекторов. Потом снова взглянул на город. Беспредельный космос и бесчисленные миры, разбросанные по всей Галактике. Почему же люди так упорствуют в своем стремлении селиться так тесно друг к другу?

Отвернувшись от окна, он осмотрел комнату. Кровать, пустой шкаф, санузел и больше ничего. На нем был только больничный халат, его единственной личной собственностью остался перстень на пальце. По крайней мере, хоть его не забрали. Дверь была не заперта. Он открыл ее и встретился с бесстрастным взглядом охранника, который сидел снаружи. Мужчина медленно опустил голову.

Закрыв дверь, Дюмарест вернулся к кровати и расслабил ноющие мышцы. Он под арестом. Делать было нечего, оставалось только ждать.

Его заставили прождать два дня, а затем вернули одежду и привели в комнату для допросов. Это помещение не могло быть ничем иным — комната, в которой задают вопросы и фиксируют ответы, и, хотя в ней не было видно орудий убеждения, Дюмарест сомневался, что таковых действительно нет или что их не используют. Вероятнее всего обратное — человек под наркотиком не может удержать секретов.

— Дюмарест… — Сидевший за огромным столом человек не имел возраста, на его гладком лице застыло вкрадчивое выражение, а тело было гибким и стройным, как у юноши. Хозяин кабинета взял лежавшую перед ним карточку. — Эрл Дюмарест, путешественник, прибыл на Силенд семнадцать дней тому назад с… — Он замолчал и поднял голову. У него были серые глаза с голубыми пятнышками.

— Онсула.

— А туда откуда?

— С Вингтона.

— Куда вы попали с Техноса. — Допрашивающий улыбнулся, показав очень белые и острые зубы. — Я рад, что вы ведете себя разумно, Эрл. Я могу вас так называть? Мое имя Клудж. Садитесь, пожалуйста. — Он подождал, пока Дюмарест не сядет. — Как называется ваша родная планета?

— Земля.

— Странное название для целого мира. В наших файлах нет о нем сведений, но не важно, миров так много. — И, не меняя тона и выражения, он спросил: — Зачем вы прилетели на Силенд?

— Чтобы посетить Коротью. — Если бы допрос велся с использованием психотропных средств, лгать было бы бесполезно, и теперь ему стало ясно, что так и было бы. Иначе зачем Клуджу было спрашивать про Землю? — До меня дошли слухи про это место, и я захотел его увидеть.

— Почему?

— Из любопытства.

— Вас интересуют Изначальные люди? — Допрашивающий откинулся в кресле и улыбнулся. — Мне известно все, что вы делали с вашего прибытия. Гид в музее хорошо вас запомнил. Очень жаль, что вы проделали такой путь и так мало узнали. Вы видели развалины?

— Я видел голограмму развалин, — уточнил Дюмарест.

— Вы точны, и это мудро с вашей стороны, но уверяю, картина была подлинной. К несчастью, Коротья потеряна навсегда. — Клудж снова взял карточку и начал постукивать ею по столу. — Изначальные люди… — Он задумался. — Небольшая религиозная секта, исповедующая странные верования и совершающая эзотерические обряды. Они утверждают, что все мы произошли с одной планеты. — Он остро взглянул на Дюмареста. — С Земли. Вы один из них?

— Нет.

— И тем не менее вы стремились их разыскать, не так ли? Если вы думали, что они жили там, вы ошиблись. Мы не потерпели бы таких заблуждающихся фанатиков у себя на Силенде. А тот город, развалины Коротьи… Можете ли вы всерьез верить, что его построили Изначальные люди и так долго держали это в секрете? Это противоречит здравому смыслу. — Клудж бросил карточку на стол. — Теперь займемся более важными делами. Нападение на вашу персону меня очень обеспокоило. Для меня это загадка, а я не люблю загадок. Это не просто попытка ограбления и не неудавшееся убийство. Расследование показало, что яд, попавший в вашу кровь, не мог вас убить, но только парализовать. Чрезвычайно сложное соединение, недоступное простому преступнику. Оно моментально приводит человека в беспомощное состояние со всеми явными симптомами смерти. Почему же на вас совершили такое изощренное нападение?

— Может быть, меня с кем-нибудь перепутали?

— Такая возможность существует, — согласился допрашивающий. — Такие вещи случаются. К сожалению, мы не можем допросить мужчину, который выпустил в вашу голову отравленный дротик. Он мертв.

— Я слышал об этом, — сухо сказал Дюмарест. — Доктор сообщил мне, что причиной смерти была сердечная недостаточность.

— Он не солгал.

— Может быть, и нет, но известно немало способов заставить сердце остановиться.

— Верно, и в данном случае это была дырка, прожженная лазером. — Клудж подался вперед через стол. — Вы понимаете, что это означает? Этот мужчина работал не один. Это было хорошо спланированное нападение, и, если бы вы не проявили такую осторожность, оно бы удалось. И вы просто бесследно исчезли бы. Чужестранец, упавший на улице, — кто станет разбираться, несчастный ли это случай или способ избавиться от тела? И если они сделали одну попытку, они попытаются снова. — Клудж помолчал, словно ожидая от Дюмареста разъяснений, но, когда тот ничего не сказал, добавил: — Я буду с вами откровенен. Ваш эпизод может иметь политические последствия, а мы хотим обойтись без этой потенциальной возможности. Силенд не должен становиться ареной схватки враждующих группировок. Дюмарест спокойно произнес:

— Вы явно преувеличиваете. Я все еще считаю, что меня приняли за кого-то другого.

— Если вы так думаете, то вы просто дурак, а я вас таким не считаю. Я полагаю, что вы прекрасно понимаете последствия происшедшего. У вас есть враги, а вы не относитесь к категории людей, которые оставляют оскорбления не отмщенными. Однако меня это не касается или очень скоро перестанет касаться. Я буду краток. Вы больше не являетесь желанным гостем в нашем мире. Я получил распоряжение о вашей депортации.

Дюмарест почувствовал облегчение:

— Вам нет нужды предпринимать официальные действия. Я уеду, как только найду подходящий корабль.

— Все уже улажено.

— Но это меня не удовлетворяет, — выпалил Дюмарест. — Я не преступник, и мы находимся в цивилизованном мире. Я требую предоставить мне право оплатить свой проезд.

— А как вы за него заплатите? — Клудж проследил, как Дюмарест засучил свой левый рукав и показал татуировку на руке. На свету блеснул металлический отпечаток его универсальной кредитной карточки. Он спокойно сказал: — Я никогда не оставил бы человека полностью без средств. У вас осталось, наверное, достаточно, чтобы заплатить за неделю в средней гостинице.

Дюмарест опустил рукав. Его лицо исказил гнев.

— У меня и наличные тоже были. Разве на Силенде воры ходят в мундирах?

Клудж оскорбился:

— Вас не ограбили. Просто пришлось оплатить некоторые расходы: стоимость вашей госпитализации, исследования для установления противоядия, другие расходы. Например, стоимость проезда высшим классом. Наличных и кредитки едва хватило. Разумеется, вы получите полный отчет. — Он повернулся к решетке, вделанной в поверхность стола, и произнес: — Я закончил. Возьмите этого человека и действуйте, как договорились. — Дюмаресту же он сообщил: — Вы улетаете на рассвете. Не возвращайтесь больше на Силенд.

Его привезли в космопорт, в маленькое здание, расположенное внутри ограды; это место предназначалось для содержания нежелательных транзитников. Камера была маленькой, довольно чистой, но вызывающей спазмы у человека, привыкшего к открытым пространствам. Через единственное зарешеченное окно Дюмарест мог видеть взлетное поле и корабли, вытянувшиеся на фоне темнеющего неба. Один из них увезет его с Силенда, и где же он его высадит? Охранник этого не знал или имел приказ не сообщать.

— Не беспокойся об этом, дружище, — посоветовал он. — Ты полетишь как самый обычный пассажир. В режиме ускоренного времени, чтобы сократить путешествие, и все такое прочее. Какое это имеет значение, куда направляется корабль?

Но это имело значение. В конце маршрута могло быть слишком много миров — тупики без развитой промышленности, не дающие никакой надежды обрести постоянное место жительства. Такие миры — просто кошмар путешественника. На мели, без денег на обратный билет вырваться оттуда невозможно. Смерть в отвратительной нищете — такой конец вполне вероятен. Подыскал ли Клудж что-нибудь в этом духе и для него? Или в намерения чиновника входило что-нибудь более определенное?

Сидя на узкой скамейке, Дюмарест размышлял об этом. Его депортация явно входила в планы его врагов, они взяли его деньги, пока он валялся без сознания в больнице. Подсказал ли им кто-то подобный образ действия? Посоветовал? Надавил на местных чиновников и добился того, чего пытался достичь нападением? Не передадут ли его, как безвольную посылку, прямо в руки преследователей?

Он не мог так рисковать. Каким-то образом ему следовало вырваться из этой ловушки. Через окно Дюмарест разглядывал корабли, стоявшие на поле. Их было пять — Силенд находился на перекрестке космических трасс. Один корабль стоял со снятой обшивкой, очевидно, его ремонтировали либо осматривали. Его он сразу исключил. Другой только что прибыл, трюмы были открыты, грузы скатывались вниз по пандусу к ожидавшим транспортерам. Вообще-то имелась возможность, что его успеют разгрузить, заново заправить и отправить на рассвете, но Дюмарест в этом сомневался. Значит, один из оставшихся трех должен быть кораблем, на котором ему зарезервировали место, но какой?

Он внимательно изучал все три. Один был опломбирован, груз погружен, а корабль, по всей видимости, готов к отлету. Капитаны не любят задержек — если готов к полету, то не задерживайся, хотя экипаж может потребовать небольшой отдых, когда работа уже закончена. Два других все еще находились под загрузкой, один принимал какие-то тяжелые тюки, другой — более мелкие свертки. Несколько бедно одетых мужчин столпились у подножия пандуса, держась друг друга, словно ища защиты. Путешественники, надеющиеся на дешевый проезд.

Дюмарест задумчиво отвернулся от окна и посмотрел на зарешеченную дверь своей камеры. Это самое малое препятствие по сравнению с остальными. Как сбежать без денег? Кто подарит ему бесплатный проезд? Он слишком хорошо знал ответы на эти вопросы. Затем он посмотрел на свое кольцо, тонкий ободок с плоским камнем, похожим на каплю свежей крови. Клудж допустил ошибку.

Дюмарест выждал, пока совсем не стемнело, и только тогда забарабанил в дверь. Вошел ворчливый охранник, вытирая рот тыльной стороной ладони. Это был крупный мужчина, мускулистый и агрессивный. Однако он чуть смягчился, когда услышал, что попросил Дюмарест.

— Хочешь вина и хорошей еды? Ладно, думаю, это можно устроить, если у тебя есть чем заплатить.

— У меня кредитка. — Дюмарест показал свою татуировку. — Если поблизости есть банкомат, мы можем обналичить ее и достать чего-нибудь приличного поесть и выпить. Послушай, — нажал он, увидев, что охранник колеблется, — что мы теряем? Я переведу деньги с кредитки на твой счет, а ты мне вернешь две трети этих денег.

— Две трети?

— Пусть будет половина. Только принеси сюда банкомат, и мы все это тут же проделаем. Я умираю с голоду.

Охранник задумчиво потер подбородок:

— Я не могу это сделать, я имею в виду принести банкомат. Он закреплен в конторе. Но, думаю, я смогу отвести тебя туда. Так ты сказал — половина?

Это была хорошая прибыль, и охранник смог бы ее еще увеличить, набавив на стоимость еды и выпивки. И это было вполне безопасно, короткое путешествие в контору, а затем обратно в камеру. Пять минут, в крайнем случае десять, возможность была слишком хорошей, чтобы ее упустить.

— Хорошо, — решил он. — Но не пытайся строить из себя умника. Тогда не придется сажать тебя в корабль с разбитой головой. — Отперев дверь камеры, охранник жестом показал на коридор. — Поворот направо в конце, — сообщил он, — и давай поспешим.

Пленник с места ударил его в челюсть.

Это был сильный удар, Дюмарест вложил в него всю свою силу, и охранник упал как подкошенный. Дюмарест подхватил обмякшее тело, втащил его в камеру и с силой захлопнул дверь. Затем потихоньку вошел в контору. В помещении никого не было, и он бегло просмотрел документы, стопкой лежавшие на столе. На рассвете улетал корабль «Лаче».

Снова пошел дождь, на серебристом занавесе струй вспыхивали радужные круги, когда на него падал свет. Дождь попадал Дюмаресту в глаза, когда он бежал по полю. Перед ним возвышались два корабля, которые он высмотрел раньше, уже закончившие погрузку, из носа ближнего лился яркий красный свет. Он подбежал к нему, вскочил на пандус и наткнулся на враждебный взгляд дежурного.

— Какого черта вам здесь надо? — грубо спросил его тот. — Мы уже готовы к отлету.

— Хорошо, я хочу лететь с вами.

— Этим занимается капитан.

— Низшим классом, не высшим.

* * *

Дюмарест огляделся. Он находился в нижнем секторе корабля, где помещался груз, и было очень холодно. С одной стороны стояла скамья, рядом были закреплены тиски. Сняв с себя перстень, он зубами вырвал из него камень и вставил его между зажимами тисков. Золотой ободок он протянул хозяину и, пока тот его рассматривал, сжал камень в тисках.

Камень рассыпался миллионом блестящих осколков.

— Вы с ума сошли? — Мужчина недоумевающе смотрел на сверкающую пыль. — Испортить такой камень!

Дюмарест отрывисто ответил:

— Забудьте о камне. Посмотрите на кольцо. Здесь хватит на проезд высшим классом. Оно ваше, и вы повезете меня низшим классом.

Дежурный был уже давно не молод, опытен и хитер. Он задумчиво посмотрел на Дюмареста и взвесил кольцо в руке.

— Бежите от неприятностей? Ладно, это не мое дело. Мы летим на Дрейдею. Это чертовски длинное путешествие, но для вас это не важно, из-за способа, каким вы решили путешествовать. — Он подбросил кольцо в руке. — Хочу предостеречь, дружище. Если оно фальшивое, ты за это заплатишь.

Дюмарест бесстрастно отказался от наркотика, который облегчает боль в саднящих легких от возвращающегося кровообращения, когда он с громким криком будет воскресать из небытия. От этого и многого другого. Те, кто путешествует низшим классом, беззащитны против недоброжелательности стюарда и смены его настроений.

— Оно настоящее.

— Все, что у тебя есть? — Дежурный пожал плечами. — Ладно, пусть будет так. Ты раньше летал низшим классом? Хорошо. Тогда ты знаешь, что делать.

Раздеться и лечь в контейнере, предназначенном для перевоза животных. Погрузиться в забытье и лететь одурманенным, мертвым на девяносто процентов, поставив свою жизнь против пятнадцатипроцентной вероятности смертельного исхода. Он делал это даже слишком часто. Слишком. Может быть, этот раз будет последним.

Не может же все время везти.


Содержание:
 0  вы читаете: Наёмник : Эдвин Табб  1  Глава 2 : Эдвин Табб
 2  Глава 3 : Эдвин Табб  3  Глава 4 : Эдвин Табб
 4  Глава 5 : Эдвин Табб  5  Глава 6 : Эдвин Табб
 6  Глава 7 : Эдвин Табб  7  Глава 8 : Эдвин Табб



 




sitemap