Фантастика : Космическая фантастика : Глава шестая ПРОГУЛКА : Сергей Тармашев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  5  6  7  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63  64

вы читаете книгу




Глава шестая

ПРОГУЛКА

Чебурашка серой молнией сорвался с плеча, и серая пластина летучей мыши мгновенно исчезла в грязном небе, подернутом рваными облаками. Низкая облачность традиционно нависала над входом в Рос. Спустя секунду оттуда пришел образ: смесь буйного восторга от нахождения в бескрайних просторах, наслаждения безудержной скоростью свободного полета и удивления произошедшими переменами. Тринадцатый мысленно согласился с серым другом. Мир становился чище, и чем меньше времени оставалось до завершения процесса, тем сильнее ощущались изменения. Он остановился и поднял голову, всматриваясь в землистое небо.

— Высокая концентрация фагобактерии частично препятствует проникновению солнечных лучей. — Серебряков-младший остановился рядом и тоже посмотрел в небо. Створ внешнего шлюза Роса с тихим шелестом закрылся за их спинами. — В действительности же небо уже практически полностью очищено, завершено девяносто три процента работы.

— Я помню, Андрей, штаммы поглощают солнечную энергию, — кивнул Тринадцатый, — поэтому на планете не хватает света. Так, кажется?

— Все верно! — ученый с готовностью подхватил любимую тему. — На эту мысль меня натолкнул ваш друг Чебурашка. Именно благодаря такому свойству фагобактерии нам удалось запустить биологическую цепную реакцию! На сегодняшний день мы оперируем сорока семью тысячами шестисот семьюдесятью одним штаммом! И это не считая биофагов, которые работают в водной среде!

— Долго еще все это будет длиться? — Тринадцатый поспешил взять разговор в свои руки. Было общеизвестно, что на тему разнообразия и уникальности штаммов Серебряков-младший мог распространяться часами.

— Сложно сказать точно, — пожал плечами ученый. — Если удастся сохранить существующую динамику, то лет пять. Воздух и вода уже практически чисты, несколько сложнее дело обстоит с почвой. Верхние слои уже очищены, но для полного завершения следует подвергать процедуре всю земную поверхность на глубину до двадцати тысяч метров, уходя глубоко под слои залегания грунтовых вод, в том числе находящихся в парообразном состоянии. И чем больше глубина, тем медленнее работает фагобактерия, ведь солнечную энергию приходится заменять тепловой. А до тех пор мы не можем понижать концентрацию штаммов. Поэтому я полагаю, что реальные сроки завершения очистки — лет десять. С другой стороны, мы ежедневно совершенствуем биофаги, поэтому сроки должны уменьшиться. Особенно хорошо этот процесс идет последние четыре года, с тех пор, как к нам присоединились наши дэльфийские коллеги. Их помощь в очистке водных массивов поистине неоценима.

— Так уж и неоценима? — улыбнулся Тринадцатый. — Мы передали им в благодарность за это триста миллионов тонн песка.

Ученый издал короткий смешок.

— Удобно, не правда ли? Их биоинженерия потребляет кремний в немыслимых объемах, а у нас семь девятых суши на планете — одна большая пустыня.

Тринадцатый согласно кивнул. Да, это действительно было большой удачей для засыпанной песком планеты, пытающейся восстать из мертвых. По мере того, как радиация и загрязнение отступали под неуклонным натиском биофагов, все острее вставала другая проблема: как жить на Земле, превратившейся в одну большую Сахару? Ядерный кошмар поглотил огромную часть воды мирового океана и полностью уничтожил всякую жизнь и растительность на целых континентах. За две тысячи лет резко потеплевшего климата полярные шапки растаяли, восстановив водные запасы, но безжизненная почва мертвых континентов давно уже утонула под бесконечной толщей песков. Лишь небольшая часть земель Северного полушария превратилась в непроходимые ядовитые радиоактивные болота, стремительно гибнущие сейчас под воздействием фагобактерии. Ученые спешно пытались решить проблему сохранения от песчаного нашествия хотя бы этой части почвы, но положение дел оставалось плачевным. Остановить наступление песка в условиях постоянных ураганов, развивавших на бесконечных просторах голой планеты поистине фантастические скорости, не представлялось скоро осуществимым. Уже рассматривались варианты использования мощных энергокуполов, которые позволили бы защитить оставшиеся на месте болот почвенные территории до уверенного закрепления на них новой растительности. Затем орошение, расширение силовых границ, очистка от песка, снова ожидание и так далее, до полной победы над песком. Предварительные расчеты отводили на полное озеленение планеты от трехсот до пятисот лет, плюс огромные затраты энергии, что

Представлялось крайне маловероятным в условиях ведения затяжной войны. В этой ситуации союз с Дэльфийской Империей был прямо-таки эпохальным событием. Кто бы вообще мог предположить, что практически все продукты биоиндустрии Дэльфи для своей жизнедеятельности и так или иначе требуют простой земной песок?! В научном варианте объяснения положения дел они требовали кремний, но смысла это не меняло. Империя выразила готовность приобретать у Содружества песок на очень выгодных условиях в неограниченных количествах. Это в корне меняло весь подход к восстановлению планеты. Решением Совета Глав из представителей научных и финасово-экономических структур был создан Департамент кремниевых поставок, отдельный орган, призвананный заниматься вопросами продажи песка Дельфийской Империи, бистро получивший в народе название «Департамент Песка». Его Главой был назначен академик Крато, уже являвшийся руководителем Отдела Археологии при Академии Наук Содружества. Именно Крато высказал предложение совместить археологические раскопки с поточной добычей экспортного песка и тем самым убить двух зайцев. Предложение было одобрено Советом, и вскоре принесло свои первые плоды: работа на Земле оказалась очень популярной в Содружестве, несмотря на довольно непростую адаптацию к земной силе тяжести, трудно воспринимающуюся уроженцами космических станций, рожденными и выросшими в условиях пониженной гравитации.

После разгрома Корпорации и создания Содружества, бум Древнего мира достиг прямо-таки небывалых высот. Мало того, что человечество за каких-то пару лет в основном перешло на русский язык, небольшой информационный портал «Раша-Ру», созданный Серебряковым-младшим в глобальной сети для ознакомления граждан Содружества со своей настоящей историей, превратился в крупнейший информационный ресурс. Идея возрождения Земли была полностью поддержана общественностью, и археология вновь обрела популярность, так же, как продукция немногих промышленных брендов, ведущих свою историю еще со времен Эпохи Древних. Но максимальный всплеск интереса к прошлому Земли произошел с началом колонизации Радуги. Расположенная всего в четырех с небольшим световых годах от Солнца, ближайшая к колыбели человечества звездная система, Альфа Центавра имела на своей орбите молодую кислородную планету. Теплый тропический рай был почти близнецом Земли, и быстро получил от своих первых колонистов имя Радуга. Только увидев воочию, что же такое настоящая живая планета, человечество полностью осознало истинные масштабы катастрофы, произошедшей на Земле две тысячи лет назад. С тех пор идея возрождения материнской планеты прочно завладела умами. Академии Наук даже пришлось разработать и ввести в образовательную систему специальность эколога, немедленно получившую небывалую популярность. Первые выпускники пробных факультетов уже работали на Радуге, на которой численный состав населения колонии за четыре года возрос с пятидесяти миллионов первой волны заселения до почти двух миллиардов человек. Глава Академии Наук любил повторить, что к моменту окончания процедуры очистки Земли, вторая стадия возрождения планеты — озеленение, будет как минимум на семьдесят процентов укомплектована необходимым персоналом.

Да, работы у них будет непочатый край. Тринадцатый посмотрел на простирающиеся вокруг гнилые болотистые топи, уходящие за горизонт. Как хочется когда-нибудь все же увидеть здесь густые леса, подпирающие лазурное небо своими многометровыми верхушками, как когда-то очень давно, в другой жизни, где на этом самом месте величественно шелестели под дуновением летнего ветерка бескрайние моря зелени, прячущие под своими покровами ни на секунду не замирающую жизнь. Он вспомнил, в каком восторге бывал мышонок каждый раз, когда они по различным делам прилетали на Радугу. Видимо, эмоциональный отпечаток воспоминания о Радуге получился довольно сильным, потому что, спустя секунду, высоко в небе над головой мелькнул знакомый серый прочерк. Тут же пришел образ: Чебурашка интересовался, успеет ли он до вылета на Радугу навестить свою стаю. Тринадцатый улыбнулся. Успеешь, успокоил он друга, скоро Земля будет не хуже, даже еще лучше. Мышонок удивленно пискнул откуда-то из облаков и, взяв стремительное ускорение, пропал в небесах.

— Ты уверен, что хочешь пойти с нами? — Тринадцатый посмотрел на Серебрякова-младшего. В последнее время тот заметно сдал, цвет лица стал болезненным, все чаще случались приступы головной боли.

— Может, останешься?

Молодой ученый отрицательно покачал головой.

— Нет, я пройдусь с вами, мне будет полезно немного прогуляться,

— ученый улыбнулся. — За две тысячи лет я насиделся в закрытых пространствах.

Тринадцатый неторопливо осмотрелся вокруг, вглядываясь в до боли знакомый пейзаж. Почему-то вспомнилась та практически непроницаемая для света ночь, густо пронизанная радиоактивным снегопадом и жестким излучением, когда он впервые оказался на этом месте.

— Тогда пошли, — две человеческие фигуры неспеша двинулись прочь от небольшой скалы, скрывающей вход в шлюз самого большого подземного убежища планеты, изменившего ее историю. — Если станет нехорошо, скажи.

— Разумеется, — согласился Серебряков-младший. — Но, думаю, все будет в порядке, я всю ночь провел в регенераторе, готовясь к нашей прогулке.

— Ты специально это сделал? — удивился Тринадцатый.

— Ну, разумеется! — всплеснул руками ученый. — Как я мог пропустить такое зрелище, визит в колонию наших маленьких серых друзей!

— Да они же у тебя под самым боком, — озадаченно произнес воин. — Ты можешь ходить туда хоть два раза в день. Бери ребят из охраны и прогуливайся, сколько влезет.

— К сожалению, много не влезет, — расстроено покачал головой Серебряков-младший. — Как говорили Древние, живущий в лесу деревьев не замечает. Объем работы, постоянно требующей пристального внимания, настолько велик, что мне еще ни разу не удавалось реализовать планы прогулки до колонии летучих мышей, которые я составляю с завидной регулярностью. — Он снова улыбнулся. — Так что я с вами, даже не отговаривайте!

Тринадцатый кивнул. Надо будет отдать приказ спецназу, охраняющему Рос, периодически вытаскивать младшего Серебрякова на такие прогулки. Все равно патрулирование мышиной колонии осуществляется дважды в сутки, он ввел такой порядок после нападения на колонию. Однозначно сказать, кого от кого охраняют, было сложно. С одной стороны, мыши могли обитать в очень широком диапазоне внешних условий, так как функции дыхательной системы в их организме играла система энергопотребления. В этом плане ученые сравнивали летучую мышь со своеобразным аккумулятором, способным питаться от любой энергии, вошедшей в контакт с поверхностью мышиного тела. С другой же стороны, естественной средой обитания для колонии был очень высокий радиационный фон, только в этих условиях мыши могли успешно размножаться и выращивать потомство. Кроме того, для роста и восполнения микроэлементов, использующихся для синтеза боевой кислоты, им требовалась пища с высоким содержанием кислот и их производных. Поэтому очень скоро стало ясно, что если не сохранить мышам их естественную среду обитания, колония обречена на вырождение. Нерешенной загадкой пока оставалась и строго ограниченная предельная численность колонии. Достигнув определенного максимума населения, мыши переставали размножаться, и чем это было обусловлено, выяснить пока не удалось. Небольшая группа ученых Аналитического Центра, выделенная для работы с мышиной колонией, занималась изучением этих и многих других аспектов, связанных с неожиданно открытым на планете новым разумом.

Первоначально не возникало никаких трудностей. Серебряков-младший запланировал установку энергокупола, накрывающего колонию с прилегающими к ней территориями, чтобы сохранить всю схему биогеоценоза, в которую входила мышиная колония. Автоматика купола была выполнена специально под эту задачу и могла обеспечить кратковременное открытие выходного коридора, соразмерного мышиным габаритам. Сигнал на вход-выход должен был подаваться самими мышами, уровень интеллекта которых позволял им достаточно легко вникать в подобные процедуры. Исследовательская группа ежедневно посещала колонию и проводила научную работу, постепенно налаживая отношения с отдельными особями. Высокая любознательность и жажда познания, свойственные мышам, на первых порах серьезно облегчили контакт. Это позволяло надеяться на повторение в будущем симбиоза человека с летучей мышью. Простая инъекция крови Чебурашки в обычного человека не давала результата. Бактерии практически мгновенно гибли, даже не совершая попыток симбиоза. Серебряков-младший пришел к выводу, что предрасположенность бактерий к симбиозу с организмом, отличным от мыши-носителя, напрямую зависит от сигналов мозга донора. Иными словами, бактерии были способны на симбиоз только в том случае, если в этом была заинтересована отдающая свою кровь летучая мышь.

И хотя повторения случаев симбиоза мыши с человеком до сих пор повторить не удалось, некоторые молодые особи колонии уже явно выделяли отдельных ученых группы, демонстрируя им явное дружелюбие. Они позволяли сканировать себя различным оборудованием и с удовольствием посещали Рос, где добровольно оставались для наблюдения до трех-пяти часов. Следующим шагом планировалось привлечь мышей к сотрудничеству в биохимических исследованиях, особенно большие надежды ученые возлагали на получения согласия мышей на забор анализов крови. Изучение бактерий-симбионтов обещало огромный прорыв в науке, но пока что образцы крови давал только Чебурашка, и делал это крайне неохотно. Нарушать баланс симбионтов противоречило его инстинкту самосохранения, и образцы крови поступали в распоряжение исследовательских лабораторий редко и в крайне малых количествах. Со временем исследовательская группа рассчитывала убедить дружественно настроенных особей в необходимости сотрудничества, и эта проблема была близка к решению.

Однако все испортило обычное людское скотство. Группа граждан под руководством одного из сотрудников Марсианского университета генетики основала общественную организацию «Совершенство», заявляющую о необходимости обеспечения людей бактериями-симбионтами. Поначалу небольшое, это течение неожиданно получило серьезную популярность среди неработающей молодежи. Организация требовала от Совета «скорейшего симбиоза» и обвиняла Тринадцатого в «узурпировании бессмертия», «в умышленном противодействии эволюции» и прочее. Выступления представителей Академии Наук и лично Серебрякова-младшего о невозможности принудительного симбиоза, подкрепленные подробными результатами экспериментов, не возымели эффекта. «Совершенство» объявило эти заявления лживыми, а факты — сфальсифицированными. Оно потребовало организации в колонии летучих мышей принудительного донорства. Когда на одной из пресс-конференций журналисты попросили Тринадцатого задать Чебурашке вопрос, что он думает по этому поводу, Алекс не сразу смог озвучить ответ друга. В конце концов, Алекс ответил, что наиболее близкой интерпретацией мышиного мнения будет вращательное движение указательного пальца у виска. Все посмеялись, и о вопросе забыли. Как оказалось впоследствии, зря.

Группа активистов «Совершенства» на тайно собранные членские взносы снарядила экспедицию к мышиной колонии. Транспортный корабль приземлился непосредственно возле нее, и два десятка человек расставили силовые ловушки, оборудованные устройствами теплового нагрева в качестве приманки. После включения нагрева несколько сотен летучих мышей, привыкших к дружелюбию людей, очень быстро заполнили ловушки. В этот момент были включены силовые поля, и мыши оказались в западне. Как впоследствии выяснилось из показаний арестованных участников «Совершенства», организация планировала сделать всем своим членам переливание мышиной крови с целью прививания бактерий-симбионтов. Нападающие не учли тот факт, что мышиная колония является одним большим коллективным резонатором. Едва ловушки захлопнулись, нападающие обнаружили свои истинные намерения. Колония мгновенно оценила степень опасности и атаковала нападающих. То, что осталось от преступников, не сразу удалось опознать как человеческие останки. Колония была оцеплена спецназом до выяснения обстоятельств. Тринадцатый один вошел в колонию для деактивации ловушек, но мыши больше не проявляли агрессии. Запись с орбиты быстро расставила все на свои места, «Совершенство» распустили, его членов наказали непродолжительными общественными работами. Совет выпустил закон, официально признающий летучих мышей разумной формой жизни, вследствие чего они попадали под защиту действующих законов. Общественное возмущение, вызванное действиями «Совершенства», со временем улеглось, но вот научные исследования зашли в тупик. Мыши больше не шли на контакт. Они по-прежнему не проявляли агрессии и тепло реагировали на старых знакомых, но со всеми остальными людьми соблюдали абсолютный нейтралитет.

Исследования пришлось приостановить. С тех пор зона колонии была объявлена тщательно охраняемым военным объектом и дважды в день патрулировалась спецназом. Тринадцатый специально ввел по большому счету бесполезное патрулирование с обязательным разжиганием костра, рассчитывая со временем восстановить доверие мышей к людям. Так пусть парни берут Серебрякова-младшего с собой, ему будет полезно развеяться, к тому же о его безопасности беспокоиться не приходилось — за охрану всех государственных объектов отвечал Четвертый. Уж он-то будет только рад присмотреть за сынишкой, главное только запретить заботливому папаше использовать для прогулок небольшую боевую технику вроде крейсера или авианосца.

Из облаков снова вынырнула серая пластина, и на неуловимой глазу скорости промчалась над головой. Вслед за ней пришел образ: вид с высоты мышиного полета на две маленькие человеческие фигурки, черную и серебристую, медленно идущие по ровному пустынному плато, засыпанному плотным слоем пепла и пыли, под воздействием фагобактерии сменившем свой оттенок с грязно-серого на черный. Вдали на севере быстро двигалось несколько точек. Тринадцатый посмотрел в указанном направлении, и автоматика бронекомбинезона мгновенно отрегулировала картинку. По поверхности непроходимых зарослей болотных хлябей, грациозно взмывая в воздух на каждом прыжке, стремительно неслась стая медведей со старым знакомцем во главе. Шрам от удара плазменного пистолета почти зарос густой шерстью, но еще был вполне узнаваем. Вслед за живой двадцатитонной горой мышц неуклюже семенили трое медвежат, шествие замыкала медведица, бдительно оглядывающая окрестности. На Земле стоял конец лета, и детеныши уже неплохо подросли. В мышиной колонии тоже прибавилось молодежи. При приближении людей стая взвилась в воздух, приветствуя старых друзей, и Тринадцатый плеснул на землю ревущую огнем струю напалма, зажигая ставший уже обязательным ритуалом костер. Маленькие серые колобки немедленно сгрудились вокруг огня, и два человека некоторое время стояли, молча наблюдая за греющейся стаей. Где-то там, среди тесно сомкнувшихся родичей, делился теплом и впечатлениями Чебурашка.

— Господин Командующий, срочный вызов из Генерального Штаба, — особая частота защищенной линии связи ожила голосом Оперативного Дежурного.

— Выводите.

— Приветствую, командир. — На лицевом щитке бронекомбинезона возникло маленькое изображение Виталия Тихонова. — У нас тут странная ситуация. Системы дальнего обнаружения засекли идущий в гиперпространстве флот Инсов. Точка назначения — система Сириуса. Союзники уже подтвердили полученные нами данные. Имперский штаб прогнозирует выход вражеского флота из гипера через шесть часов сорок минут. Они запрашивают, не нужна ли нам помощь, ведь наш ударный флот не успевает...

— Я знаю, — спокойно оборвал его Тринадцатый. — Я сам привел его к Марсу. В чем странность ситуации?

— Именно в этом, — Тихонов отправил ему пакет данных, и его изображение сменилось столбцами цифр. — Смотри. Пауки идут на полном ходу, видимо, знают, что основные наши силы далеко, и хотят успеть нанести удар до их подхода. Но максимальная гипер-скорость существенно демаскирует движущийся флот, плюс облегчает задачу по идентификации, и они прекрасно об этом знают. Судя по полученным данным, силы атакующих не так уж и велики, что меня и смущает. Если они хотят ударить по Сириусу до нашего подхода, то почему атакующая группировка лишь на шестьдесят процентов превосходит наш флот, охраняющий систему? Ведь Сириус сможет продержаться до подхода либо союзников, либо ударной группы. Почему пауки не отправили серьезные силы? Или у них разведка сплоховала? Может, они рассчитывают встретить гораздо более слабое сопротивление?

— Думается мне, что они рассчитывают встретить именно такое сопротивление. — Задумчиво ответил Тринадцатый. — А действительно серьезный флот на максимальной скорости не пошлешь, это будет такое возмущение в гипере, что Дэльфи наверняка его засекут еще в момент старта, и у нас будет время подготовиться к встрече. Так что тут все ясно.

— Не понял, — озадачено нахмурился Тихонов. — Что все это означает?

— Это означает, что пауки внезапно поумнели, — Тринадцатый мгновение молчал. — Или им кто-то помог поумнеть, — он усмехнулся, глядя куда-то вдаль, погрузившись в свои мысли. Виталий терпеливо ждал.

— Очень интересно, — наконец произнес Командующий.

— И все же я не понимаю, — качнул головой Тихонов. — Что предпримем?

— Свяжись с Дэльфи по особому каналу. Попроси обязательно выслать помощь. Не важно, в каком размере, можно даже в минимальном, но обязательно на полном ходу. На этом заостри их внимание особо. Далее: Ударной Группировке, девятому, десятому и двенадцатому флотам — боевая тревога, красный сигнал. Всему остальному составу вооруженных сил — боевая тревога, оранжевый сигнал. «Русский» будет во главе группировки через два часа. Действуй.

— Принял тебя, — Тихонов отсалютовал кивком головы и отключился.

Тринадцатый посмотрел на закрывший землю вокруг огня ковер из маленьких мохнатых колобков. Отличить среди них Чебурашку было столь же возможно, как самому превратиться в такой же серый шарик. Извини, дружище, сегодня задержаться здесь подольше не получится. Нам пора. Мышонок прислал понимающий образ, и откуда-то из скопления деловито греющихся колобков взмыла в воздух серая тряпка, быстро распрямляясь в ровную, как поверхность стекла, пластину.

— Андрей, нам надо срочно возвращаться, — Тринадцатый обернулся к ученому.

Серебряков-младший вздохнул.

— Содружество, как всегда, в опасности, — риторически изрек он и нехотя отвернулся от стаи летучих мышей. — У нас есть время дойти назад пешком, или за нами прилетят прямо сюда?

— Время есть, сами доберемся, — они пошли обратно. — Даже более того, слишком сильно торопиться сейчас не стоит.

— Вот как? — заинтересовался ученый. — Вы задумали очередную блестящую военную хитрость, из тех, что приводят в такой восторг наших союзников?

— Посмотрим, — уклончиво ответил Тринадцатый. — Но ситуация и впрямь развивается нестандартно.

Действительно, тут есть о чем задуматься. И секретная операция, предложенная Принцем Ооээа, судя по всему, была выгодна Содружеству намного больше, чем могло показаться на первый взгляд. Империя подозревала, что Инсекторат имеет где-то внутри ее территориального пространства секретную базу, осуществлявшую прослушивание дэльфийских коммуникаций связи, но Тринадцатый считал, что с этой проблемой не все так просто. Похоже, база, если она была, располагала гораздо более серьезными мощностями. И сейчас его подозрения либо будут опровергнуты ценой дополнительных жертв, либо получат подтверждение, и жертвы будут минимальны. Однако во втором случае глобальные последствия будут намного страшнее, чем просто гибель в сражении некоторого количества сил флота. Но как бы то ни было, предупрежден — значит вооружен. Решение принято, и механизм осуществления плана уже запущен, все операции производятся в строжайшем секрете, в содержание отдельных частей посвящены только командиры флотов и эскадр, полной картины не знает никто. Если подозрения Дэльфи оправдаются, и паукам действительно удается прослушивать любую связь, то такой высокий уровень секретности — единственный способ предотвратить надвигающуюся угрозу. Через шесть с половиной часов флот Инсектората выйдет из гипера в системе Сириуса, за полтора часа до этого флот Содружества войдет в прыжок в Солнечной системе. К моменту выхода флота из гипера все решится.

Система связи выдала экстренный вызов Совета Глав, сменившийся взволнованным изображением Александэра.

— Алекс, Генштаб только что оповестил членов Совета о надвигающейся на систему Сириуса атаке Инсектората, — его голос едва уловимо дрожал, Димм был не на шутку встревожен. — Нам сообщили, что сил в системе недостаточно для отражения нападения! Основная их часть покинула систему вчера!

— Это сделано по моему приказу, Димм, — спокойно ответил Командующий. — Так надо.

— Я ни в коей мере не подвергаю сомнению ваш талант полководца, — Александэр все еще волновался, но было заметно, что первая, самая деструктивная, волна паники уже прошла. — Но мы не можем ставить под угрозу Находку! Вы же понимаете, Алекс! Вы уверены, что мы не совершаем ошибку?

Находка, четвертая планета системы Сириуса, маленький кислородный мир, холодный и покрытый многокилометровыми слоями вечных льдов, стала второй колонией Содружества за пределами Солнечной системы после Радуги. Не самое гостеприимное место. Жизнь на Находке была возможна лишь в узкой экваториальной зоне, где стояло вечное лето, от плюс десяти до плюс пятнадцати градусов по Цельсию, просто невозможная жара по меркам этой планеты. Во всех остальных частях Находки температура колебалась от минус шестидесяти на основной части планеты, до минус ста десяти на полюсах. Сопоставимая с марсианской гравитация, холодные ветра, ледяные океаны, незамерзающие лишь на экваторе, скудная растительность и еще более скудный животный мир — вот и все, чем мог похвастать этот маленький продрогший шарик. За исключением одной детали. На Находке был обнаружен гифтоний. И не просто обнаружен. Его запасы были огромны. В южном полушарии, под толщей льда глубиной в несколько километров гифтоний залегал повсюду, и если бы не эти ледяные километры, его можно было бы добывать открытым способом. Ученые пришли к выводу, что два миллиона лет назад планета подверглась жесточайшей бомбардировке, оказавшись на пути у исполинского метеоритного потока, пришедшего откуда-то из центра галактики. Именно он либо принес с собой гифтоний, либо создал условия для его возникновения, а заодно и практически уничтожил на планете все живое, изменил ее орбиту и угол наклона оси и превратил Находку в обледеневшее царство льда и снега. Некоторые даже высказывали предположение, что на планете к тому моменту могла сформироваться разумная форма жизни, так как Находка до встречи с метеоритным потоком являлась планетой земного типа. Но ответ на этот вопрос могла дать только специализированная археологическая программа, на которую в данный момент не было ни сил, ни средств, ни времени. Но вот на разработку гифтония силы были. Надежды на обнаружение гифтония на Марсе не оправдались, а лунные шахты рано или поздно исчерпают свои запасы, поэтому геологические партии в поисках новых месторождений обшаривали каждую планету и каждый астероид, до которого только могли дотянуться. Но гифтоний не был тем элементом, что легко находился на каждом болтающемся в космосе куске камня. В системе Альфа Центавра так и не было обнаружено даже следов гифтония. Во всей Солнечной системе он был только на обратной стороне Луны и нигде больше. Поэтому открытие больших запасов этого ресурса, наиболее ценного из всех известных, стало поистине удачной находкой, что и определило название планеты. Естественно, что Содружество возлагало на нее огромные надежды, и не могло допустить потерю этого мира. Сорок одна шахта и более трех миллионов шахтеров, многие из них с семьями, плюс восемьсот тысяч обслуживающего персонала уже полтора года работали на Находке. Содружество всегда держало на ее орбите усиленные боевые соединения, и не зря. Приблизительно полгода назад Инсекторату стало известно об истинной ценности Находки, и бои в системе Сириуса стали, чуть ли не обыденным явлением. Однако такого ослабления обороны системы, как сейчас, Содружество не допускало ни разу со времен развертывания на дальней орбите Сириуса четвертого эшелона защиты. Опасения любого члена Совета Глав были вполне понятны.

— Уверен, Димм, — Тринадцатый был все так же спокоен. — Я знаю, что делаю. Так действительно надо. Мы сильно рискуем, но в любом случае помощь к Находке придет, планету мы не потеряем. Но если мы не рискнем, могут погибнуть многие миллионы наших людей.

Александэр нахмурился.

— Я не вполне понимаю, о чем идет речь, хотя догадываюсь, что это связано с совместной с Империей секретной операцией, о которой вы не рассказали даже Совету Глав. — Он немного помолчал и добавил: —- Это вызвало немало обид, хотя лично я в таком вопросе разделяю вашу точку зрения. Не имеет смысла увеличивать число посвященных в детали чрезвычайно важной боевой операции, тем более за счет тех, кто мало что понимает в военном деле. Я надеюсь, по завершении намеченного мероприятия Генштаб посвятит Совет в детали?

Тринадцатый кивнул:

— Разумеется, Димм. Вы же знаете наши принципы. Подробный отчет об операции будет разобран на Совете после ее завершения. Пока же необходимо сохранить максимально возможный режим секретности, наши союзники подозревают существование канала утечки информации, и я все больше согласен с ними, особенно в свете поступивших известий.

Александэр внимательно посмотрел Командующему в глаза. Видимо, в твердом и уверенном взгляде воина он нашел то, что искал. Его напряжение ощутимо спало.

— Что ж, Алекс, вы меня, конечно, не успокоили, но надежду на благополучный исход внушили. И сейчас мне необходимо проделать то же самое в обращении к Содружеству. Глобальная сеть кипит с той самой минуты, когда стало известно про угрозу, нависшую над Находкой. Люди переживают, у многих там работают близкие, и все прекрасно понимают, что значит Находка для Содружества, — Александэр мгновение молчал и, прежде чем отключиться, добавил:

— Удачи, Командующий.

— Удачи, Димм.





Содержание:
 0  Война : Сергей Тармашев  1  Часть первая МАЛО МЕСТА В БОЛЬШОЙ ГАЛАКТИКЕ : Сергей Тармашев
 2  Глава вторая ПРИГЛАШЕНИЕ : Сергей Тармашев  4  Глава четвертая СОВЕТ : Сергей Тармашев
 5  Глава пятая ЭКЗАМЕН : Сергей Тармашев  6  вы читаете: Глава шестая ПРОГУЛКА : Сергей Тармашев
 7  Глава седьмая НАДЕЯТЬСЯ НА ЛУЧШЕЕ : Сергей Тармашев  8  Глава восьмая ТОНКОСТИ СТРАТЕГИИ : Сергей Тармашев
 10  Глава одиннадцатая СЛУЧАЙНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ : Сергей Тармашев  12  Глава тринадцатая НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ : Сергей Тармашев
 14  Глава вторая ПРИГЛАШЕНИЕ : Сергей Тармашев  16  Глава четвертая СОВЕТ : Сергей Тармашев
 18  Глава шестая ПРОГУЛКА : Сергей Тармашев  20  Глава восьмая ТОНКОСТИ СТРАТЕГИИ : Сергей Тармашев
 22  Глава одиннадцатая СЛУЧАЙНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ : Сергей Тармашев  24  Глава тринадцатая НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ : Сергей Тармашев
 26  Глава вторая СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ ЧЕТВЕРТОГО : Сергей Тармашев  28  Глава четвертая ПОТЕРИ ЗНАЧЕНИЯ НЕ ИМЕЮТ : Сергей Тармашев
 30  Глава шестая РАДУГА : Сергей Тармашев  32  Глава восьмая ВОПРОСОВ ВСЕ БОЛЬШЕ : Сергей Тармашев
 34  Глава десятая ПОДВОДНАЯ ЭКСКУРСИЯ : Сергей Тармашев  36  Глава двенадцатая ПОДОЗРЕНИЯ : Сергей Тармашев
 38  Глава четырнадцатая ПРЕДАНЬЯ СТАРИНЫ ГЛУБОКОЙ : Сергей Тармашев  40  Глава шестнадцатая НЕ ДОРОЖЕ ЖИЗНИ : Сергей Тармашев
 42  Глава восемнадцатая ВЕЩАЮЩИЙ : Сергей Тармашев  44  Глава двадцатая ЕДИНСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ : Сергей Тармашев
 46  Глава вторая СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ ЧЕТВЕРТОГО : Сергей Тармашев  48  Глава четвертая ПОТЕРИ ЗНАЧЕНИЯ НЕ ИМЕЮТ : Сергей Тармашев
 50  Глава шестая РАДУГА : Сергей Тармашев  52  Глава восьмая ВОПРОСОВ ВСЕ БОЛЬШЕ : Сергей Тармашев
 54  Глава десятая ПОДВОДНАЯ ЭКСКУРСИЯ : Сергей Тармашев  56  Глава двенадцатая ПОДОЗРЕНИЯ : Сергей Тармашев
 58  Глава четырнадцатая ПРЕДАНЬЯ СТАРИНЫ ГЛУБОКОЙ : Сергей Тармашев  60  Глава шестнадцатая НЕ ДОРОЖЕ ЖИЗНИ : Сергей Тармашев
 62  Глава восемнадцатая ВЕЩАЮЩИЙ : Сергей Тармашев  63  Глава девятнадцатая ВЕЛИЧАЙШИЕ : Сергей Тармашев
 64  Глава двадцатая ЕДИНСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ : Сергей Тармашев    



 




sitemap