Фантастика : Космическая фантастика : Древний. Война. : Сергей Тармашев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Часть первая МАЛО МЕСТА В БОЛЬШОЙ ГАЛАКТИКЕГлава первая ЗАПАДНЯ

После сытного обеда клонило ко сну, мысли текли вяло и в ненужном направлении. Гениальный мозг требовал настоящей нагрузки: без глобальных размышлений, направленных на координацию действий тысяч Низших, он отказывался оставаться в жалкой реальности и тяготел к самосозерцанию. Владетель прервал контакт с Сигнальной Нитью и слегка завибрировал, разгоняя кровоток. Циркуляция кислоты в полостях тела усилилась, железы внутренней секреции увеличили активность, и ее концентрация стала расти, поднимая тонус организма. Наконец, Шшекх ощутил в головогруди приятное покалывание, и сон отступил. Владетель восстановил контакт с Нитью. Конвой Дэльфи должен появиться уже скоро, и наиболее мудрым решением сейчас было не оставлять Низших без контроля. Шестой флот висел возле чужой звезды уже третьи сутки, скрытые полем преломления корабли соблюдали режим радиомолчания, ничем не выдавая своего присутствия. Взгляд постороннего наблюдателя, появись таковой сейчас в системе, не нашел бы вокруг ничего, кроме бесконечной пустоты космического вакуума, обжигаемого жаром близкого солнца. Однако лично следить за космосом не достойно Владетеля, поэтому Шшекх погрузившись в себя, предался размышлениям.

Политическая ситуация в галактике в последнее время складывалась для Инсектората не лучшим образом. Всему виной послужило внезапное появление на галактической политической арене Содружества Людей. До того момента все шло как раз удачно, и в длившейся вот уже три тысячи лет Войне Пришедших После четко наметился коренной перелом. Новая Королева Мать, взойдя на трон, прислушалась к мнению

Владетелей, и Инсекторат стал проводить гораздо более мудрую политику в сфере дипломатии, что позволило изменить баланс сил. Гегемония Ваарси, традиционно находившаяся на отшибе и на каждом углу во всеуслышание кричавшая о своем вечном нейтралитете и исключительно коммерческих интересах, пошла на заключение союза. Владетель мысленно усмехнулся. Еще бы. То была именно его блестящая идея — предложить Гегемонии военный союз против Империи Дэльфи с условием безвозмездной передачи во владение Ваарси всех захваченных Инсекторатом в процессе боевых действий кислородных планет. По самым скромным подсчетам, это одиннадцать планет в восьми звездных системах, семь из которых находятся в секторах внутри или прилегающих к пространству Дэльфи. Гегемония шесть лет обдумывала предложение, но, в конце концов, как и предсказывал Шшекх, жажда наживы пересилила доводы разума. Правящая олигархия Ваарси не устояла перед перспективами столь многократного обогащения, вполне удовольствовавшись гарантиями безопасности, предложенными Инсекторатом. Основным доводом являлось то, что цивилизация Инсов не зависит от кислорода и жидкой воды и будет колонизировать планеты, не представляющие интереса для Ваарси. Кроме того, на кислородных планетах у индустрии Инсектората слишком много естественных врагов: низкий радиоактивный фон, экстремальная яркость солнца, высокие колебания и процент влажности, обилие организмов и микроорганизмов, включая повышенную плодовитость штаммов бактерий и так далее. Плюсы лишь в мягком климате и в том, что на подобных планетах существует множество деликатесных видов пищи. В итоге гораздо более выгодным является передача кислородных планет Гегемонии и установление еще более прочных торговых отношений между двумя цивилизациями. Недостатка же в планетах для колонизации Инсекторат не испытывает, чего нельзя сказать о Ваарси, ведь кислородные планеты в нашей галактике редки.

Предложение оказалось настолько выгодным, что правящие круги Ваарси вместо того, чтобы все тщательно взвесить и просчитать возможные варианты последствий, все шесть лет занимались лишь тем, что искали наиболее убедительные основания для подписания союза. Надо было убедить народ в неоспоримой выгоде отказа от трехтысячелетнего нейтралитета. Это выглядело довольно забавным, учитывая тот факт, что мнение простого народа в Гегемонии, впрочем, как и в Инсекторате, никого не интересовало, а олигархия только выигрывала от подобной сделки. Истинная причина столь долгих раздумий крылась в другом, и опять-таки мудрость и дальновидность Шшекха позволила пролить на нее свет. Гегемония опасалась реакции Величайших рас. А точнее, цивилизации Вузэй, являющейся наблюдателем от Сообщества Равных в нашей галактике, вряд ли остальным Величайшим есть дело до всего этого. Если ранее Ваарси позиционировали свою политику как намерение победить в Войне Пришедших После силой денег, но не оружия, то вступление в военный союз могло быть истолковано наблюдателями Вузэй как признание Гегемонией политического бессилия и бесперспективности своего курса, плюс неспособности добиться военной победы самостоятельно. А подобная оценка была чревата довольно унылыми последствиями, Вузэй могли признать Гегемонию первой потерпевшей поражение в войне цивилизацией из Пришедших После. Вот почему олигархия Ваарси так долго тянула с решением. Вне всякого сомнения, они предприняли немало попыток добыть как можно более точную информацию о настроениях, преобладающих по интересующему вопросу в правящих кругах Вузэй.

Владетель вновь незаметно усмехнулся. Он позаботился и об этом. Пусть Вузэй и Величайшая раса, но эти ящерицы-переростки точно так же любят деньги, как и любые другие. Прислушавшись к мнению Шшекха, Инсекторат пошел на определенные расходы и предпринял кое-какие шаги, в результате чего в политических кулуарах стало известно, что решение о вступлении в союз Ваарси и Инсов будет принято благосклонно в соседней галактике. В конечном итоге союз между Инсекторатом и Гегемонией был подписан. Алчные Ваарси не смогли разглядеть истинных намерений Инсов. А для наблюдателей Вузэй и вовсе не было разницы, кто именно выйдет победителем из Войны Пришедших После. Победитель, кто бы он ни был, будет один. И он вступит в Сообщество Равных на правах новой Величайшей расы. Все довольно четко складывалось в цельную картину. Вновь созданный союз наносит удар по Дэльфи. Дэльфи — могучая раса, обладающая мощными биотехнологиями, но эволюция сыграла с ними злую шутку, даровав разум млекопитающим, живущим в воде. И если Ваарси тратили огромные силы и средства на поиски кислородных планет, то для Дэльфи требовались не просто планеты, имеющие кислородную атмосферу, им требовались планеты-океаны. А вот таких планет уже были считанные единицы на всю галактику. К тому же гидроформирование даже кислородной планеты в океан требует сотен лет, не говоря уже об обычных планетах, в изобилии встречающихся в галактике. Экспансия Дэльфи осуществлялась очень медленно, и некогда совсем юная раса Инсов со временем превзошла в численности более старых Дэльфи практически вдвое. Но, несмотря на столь серьезный численный перевес, нанести этим мерзким водоплавающим смертельный урон Инсекторату не удавалось. Зато объединенной военной мощи союза Дэльфийская Империя противостоять уже не могла. Война на два фронта быстро истощала ее силы. Еще несколько лет, и с Дэльфи было бы покончено. Причем особенно серьезные потери понесли бы Ваарси, так как именно они претендовали на планеты Дэльфи, и водоплавающие наносили им больший урон, справедливо видя в них основную угрозу своему жизненному пространству. Затем, когда с Империей было бы покончено, Инсекторат нанесет удар по ослабленной войной Гегемонии, распылившей свои силы по захваченным планетам. Выстоять против бесчисленных орд Инсов коротышки-торговцы не смогут, и Гегемония либо будет уничтожена, либо подпишет кабальную капитуляцию, навсегда уходя с политической арены. С остальными разобраться труда не составит. Таким образом, Инсекторат становился бесспорным победителем в Войне Пришедших После и как следствие — новой Величайшей расой.

Шшекх непроизвольно пошевелил тазовыми усами, что являлось выражением высокой степени злобы. Если бы кто-нибудь из Низших заметил этот жест, то не то, что на флагманском крейсере, во всем Шестом флоте Второго Роя Инсектората все живое тот час замерло бы в ужасе. Но плетение Руководящей Паутины Владетеля надежно защищалось от посторонних фасеток, в том числе и по подобным причинам. Владетель усилием воли вернул себе душевное равновесие. Люди. Внезапно возникшая проблема. Вот кто практически поверг в прах блестяще созданный план. Империя терпела поражение по всем фронтам и на всех направлениях, и победа союза была лишь вопросам времени. И тут откуда-то, словно снег на головогрудь, свалилось это отвратительное Содружество Людей. Новички встали на сторону Дэльфи чуть ли не в первые секунды контакта. Совсем маленькую расу, только что выползшую в космос, не знавшую даже технологии гипер-прыжков, никто поначалу не воспринял в серьез. И в этом была главная ошибка. Дэльфийская Империя передала Содружеству секрет гипер-двигателя, и боевые эскадры Людей стали поддерживать флоты Дэльфи в серьезных сражениях. Технологии Людей неприятно удивили. Их оружие имело огромную мощность в ближнем бою, а высокая внутрисистемная скорость их кораблей, позволявшая Людям быстро сближаться, часто сводила на нет преимущество лазерного оружия Инсектората, господствующего на дальних дистанциях.

Владетель брезгливо поморщился. Люди выглядели мерзко. Похожие на Дэльфи, только еще более отвратительные. И еще более опасные. Им не нужны планеты, полностью покрытые водой. Их раса является водородно-углеродной формой жизни, дышащей кислородом, однако они ухитрялись прекрасно существовать и на планетах, лишенных кислорода, и вообще в космосе. А главное, в отличие от так похожих на них Дэльфи, Люди были настоящими хищниками, свирепыми и безжалостными. В этом они были схожи с Инсами, а ведь даже только что вылупившемуся из яйца Низшему известно, что двум хищникам не ужиться в одной паутине. Один из них должен умереть. Мощнейший аналитический разум Шшекха предсказывал, что новая раса, несмотря на свою немногочисленность, представляет для Инсектората гораздо большую угрозу, нежели водоплавающие. Именно уничтожение Содружества должно быть приоритетной задачей для Королевы Матери. Но предостережение Шшекха было воспринято довольно прохладно. Большинство Владетелей считает, что Люди не могут представлять серьезную опасность, слишком уж их мало. Шшекх мысленно хмыкнул. Мало-то мало, но за пять лет они колонизировали уже две кислородные планеты в двух ближайших к себе системах. Слишком быстрая экспансия. Эту расу жизненно необходимо уничтожить до того, как она окрепнет сверх меры и станет слишком поздно. Но настроения Шшекха сочли пораженческими и порекомендовали доказать свою храбрость в битвах с водоплавающими. В результате он оказался в этой системе, во главе диверсионного флота.

Размышления о подробностях предстоящего предприятия привели Владетеля в бодрое расположение духа. Это даже хорошо, это давало возможность с выгодой для себя использовать сложившуюся ситуацию. Он сам предложил место нанесения удара и разработал план операции. Вокруг местного солнца вращалось сразу две кислородные планеты, одна из которых была полностью покрыта водой. Инсекторат получил сведения о намерениях Дэльфийской Империи колонизировать планету-океан. Поначалу было принято решение о скорейшем броске к планете малого флота с задачей бактериологической атаки океана. Это лишило бы планету привлекательности в глазах Дэльфи, а в условиях войны они вряд ли бы решились на долгую и дорогостоящую очистку. Но тщательно проанализировав ситуацию, Шшекх пришел к блестящим выводам. Плотный пылевой пояс, опоясывавший местную звезду, имел редкую аномалию — он непреодолимо препятствовал поддержанию связи с другими звездными системами. Иными словами, колония на планете будет в полной информационной изоляции, и в случае непредвиденной трагедии не сможет даже послать сигнал о помощи. Неслучайно за столько сотен лет Дэльфи не предприняли попыток колонизации этой системы ни разу. А сейчас вдруг решились. Сейчас, когда война в разгаре. Владетель Шшекх выявил тайную подоплеку этого решения, которую Империя держала в строжайшей тайне. Пылевой пояс, не пропускающий сигналы, в одном месте имел крайне низкую плотность. И этот небольшой его сегмент находился прямо напротив материнской системы Содружества Людей. Именно союз Империи и Содружества позволил Дэльфи иметь виды на эту планету. Они собирались поддерживать связь с новой колонией через сектора Людей. А это с большой долей вероятности означало, что вторую кислородную планету этой системы водоплавающие отдадут Содружеству. И вот здесь появлялась превосходная возможность одной лапой убить сразу двух шшитсов.

Флот Инсектората прибывает в систему и уничтожает небольшой форпост Дэльфи на океане, не трогая вторую планету, на которой наверняка есть агенты Людей. Затем флот демонстративно уходит. В строжайшей тайне и тщательной маскировке в систему прибывает диверсионный флот и, не обнаруживая себя, организует западню. Агенты Людей оповещают Дэльфи о том, что флот Инсектората покинул систему. Империя не захочет терять времени и постарается как можно быстрее закрепиться на столь привлекательной планете. Будет выслан крупный конвой с колонистами, пусть даже и тщательно охраняемый. Сил диверсионного флота будет достаточно, чтобы уничтожить корабли охранения и весь конвой. Гибнущий конвой не сможет оповестить Империю о нападении, он пошлет сигнал бедствия Людям. Те сразу же бросятся на помощь, они не станут дожидаться прибытия флота Дэльфи, а попытаются спасти хоть кого-нибудь. Шшекх снова довольно усмехнулся. Психологию Людей он изучил, пожалуй, лучше чем кто бы то ни было из Владетелей. Содружество обязательно бросится спасать остатки конвоя и собирать спасательные капсулы. Вот тут-то Шшекх и нанесет второй удар. Его диверсионный флот не покинет систему, он лишь снова затаится, применив новейшие средства маскировки. Флот, используя элемент внезапности, ударит по Людям и сотрет их в порошок, нанеся тем самым серьезный урон сразу обоим врагам. А после этого можно будет провести бактериологическую атаку обеих кислородных планет. Эта операция не только вернет Шшекху репутацию бесстрашного Владетеля, но и поднимет его авторитет на еще более высокий уровень. Вот тогда он сможет заняться Людьми всерьез. Нельзя недооценивать этого противника, ни в коем случае нельзя, так говорило Владетелю его политическое чутье, а уж в этой сфере Шшекх никогда не ошибался. Недаром сама Королева Мать прислушивалась к его рекомендациям, когда дело касалось сложных многоходовых политических комбинаций.

Сигнальная Нить дрогнула.

— О, Владетель, корабли Дэльфийской Империи выходят из гиперпространства, — мягкая вибрация Нити принесла доклад Следящего. — Расстояние на семнадцать процентов больше расчетного.

Шшекх потер друг об друга передние лапы. Это еще более удачно. Чем дальше будет флот Империи, тем больше времени будет у кораблей Ин сектората на лучевые удары. А в противоборстве на дальних дистанциях флот Инсов особенно силен. Вполне вероятно, что основную часть кораблей охраны конвоя удастся уничтожить еще на подлете к зоне эффективного ракетного залпа, а до тех пор линкоры Дэльфи угрозы не представляют. Это радует.

— Численность и состав флота Империи? — Владетель мог бы и сам обратить взор на дисплеи радаров, но Низшие никогда не должны сидеть без дела, поэтому он предпочитал получать информацию из докладов подчиненных, дублируя ее собственными наблюдениями.

Следящий засуетился, суча средними лапами. Инстинкт требовал выполнить приказ Высшего мгновенно, но флот Дэльфи еще не закончил выход в реальное пространство, и просчитать численность противника было невозможно. Владетель почувствовал исходящий от Низшего страх и удовлетворенно отвернулся, потеряв к нему интерес.

— О, Владетель, готова идентификация! — на одном сокращении сердец затараторил Следящий через несколько секунд. — Флот противника состоит из двух эскадр: конвой транспортных судов в количестве двадцати двух отметок. Позади конвоя следует эскадра кораблей охранения в составе: три линкора, один авианосец, девять ударных крейсеров, одиннадцать тяжелых фрегатов, пятнадцать эсминцев. Впереди конвоя наблюдаю четырех разведчиков.

Доклад закончился, но Сигнальная Нить продолжала едва ощутимо вибрировать, передавая непреодолимое желание Низшего услужить Владетелю.

Шшекх презрительно провернул жвала. Он просчитал намерения Дэльфи практически идеально. Все-таки ни двуногим, ни водоплавающим не дано иметь столь острый ум, что имеют Владетели. Основную часть флота Империи составляли эсминцы, стало быть, Дэльфи собирались ставить в системе мощные минные поля, что лишний раз доказывало правильность хода мыслей Шшекха. Империя торопится закрепиться в системе, пока Инсекторат не нанес упреждающий удар. Двадцать два транспортных корабля крупнейшего тоннажа, из которых не менее половины несут на борту колонистов. Как минимум шестьсот тысяч переселенцев. Их уничтожение будет иметь еще и деморализующий фактор: водоплавающие не принадлежат к многочисленным видам, это будет для них ощутимым ударом. Безграмотный командир Дэльфи отправил конвой вперед охранения, опасаясь удара с тыла и будучи уверенным в безопасности системы. Тем лучше.

— О, Владетель, корабли противника в пределах досягаемости оружейных систем!

— Всем кораблям: первый залп по транспортным судам водоплавающих, — Шшекх властно коснулся Нитей Управления. — Второй залп сосредоточить на линкорах противника.

— Будет исполнено, о, Владетель! — Следящий подобострастно засуетился, перебирая Плетение и доводя высокое распоряжение до капитанов кораблей диверсионного флота.

— Снять поле преломления и приготовиться к открытию огня, — Шшекх отдал команду и вальяжно развалился в Руководящей Паутине, приготовившись получить эстетическое наслаждение от созерцания процесса уничтожения врагов Инсектората.

На обзорных экранах в пустоте космоса практически одновременно появились восемь восьмерок кораблей его флота. Ударные группы стремительно разошлись в боевые порядки. Шшекх представил себе изумление водоплавающих, не знающих, чему сейчас не верить больше

— своим глазам или показаниям радаров.

— Флот к залпу готов, о Владетель! — доложил Следящий. Шшекх небрежно тронул лапой Сигнальную Нить.

— Залп!

Яркие тонкие линии соединили оба флота, неся водоплавающим неумолимую смерть в концентрированных потоках лучистых энергий. Походные порядки транспортного конвоя Дэльфи вспыхнули, будто множество маленьких солнц, заслоняя вспухающими на месте уничтоженных судов облаками пара бездарно плетущиеся позади боевые корабли прикрытия.

— О, Владетель! — раздуваясь от счастья, доложил Следящий. — Транспортные суда Дэльфийской Империи полностью уничтожены! Корабли охранения смешали боевые порядки и начали беспорядочное отступление!

Шшекх довольно выпятил жвала. У водоплавающих паника. Превосходно, что и требовалось получить. Деморализованные воины не будут проявлять чудеса храбрости и упорства. Вот что значит один, но тщательно просчитанный удар.

— Флот Дэльфи произвел ракетный залп! — продолжил Следящий.

— Они пытаются выйти из зоны досягаемости нашего оружия! Владетель усмехнулся. Видимо, командир водоплавающих совсем потерял голову от растерянности. Дать эффективный залп на таком расстоянии могут только боевые лазеры великого Инсектората. Ни одна ракета не долетит до боевых порядков Инсов, на такой дистанции их расстреляют на полпути. Дэльфийский военачальник просто не знает что делать. Сам Шшекх в его ситуации попытался бы укрыться за звездой, оставив ее между собой и противником, тем самым выиграв время для гипер-прыжка. Скорейшее бегство — вот то единственное, что позволило бы сейчас сохранить хотя бы какую-то часть флота.

— Корабли противника начали движение в сторону солнца. Компьютерный анализ показывает, что они пытаются уйти с линии огня, спрятавшись за светилом! — злорадно объявил Следящий.

Шшекх почувствовал, что ему стало скучно.

— Флоту начать преследование. Огонь по готовности.

Он лениво растянулся в Руководящей Паутине, прикидывая, мудро ли будет дать разрешение на сон левой половине мозга.

Западня удалась, и исход сражения был уже предрешен. Его флот находился в непосредственной близости от фотосферы звезды, флот Дэльфи — намного дальше. Движение по малому радиусу будет быстрее и экономичнее, чем по большому. Водоплавающим никогда не скрыться за солнцем. Они потеряют несколько малых кораблей, прежде чем поймут это. Потом их командующий пожертвует оставшимися малыми кораблями, выставив их в заслон, чтобы спасти крупные, которые выйдут из боя, чтобы уйти в гипер-прыжок. Фактически победа была уже одержана. Владетель оглядел картину боя. Корабли Инсектората вели преследование и обстрел водоплавающих, постепенно огибая солнце, Дэльфи потеряли два эсминца и отступали, бестолково огрызаясь ракетными залпами, бессмысленными на такой дистанции. Происходящее уже не представляло для Шшекха никакого интереса. Он погрузился в себя и принялся размышлять. После уничтожения остатков флота водоплавающих, он имитирует уход своего флота из системы. На самом деле он вновь скроется под полями преломления, но только уже подальше от звезды, и дождется спасательной эскадры Содружества. Людей он уничтожит полностью, отрезав им пути к отступлению. Затем отравит планеты и покинет систему.

Для усиления эффекта его триумфа, будет мудро предстать перед Королевой Матерью как можно быстрее, ведь слухи в космосе распространяются со скоростью, намного превышающей скорость корабля. Как известно, новая Королева Мать эмоциональна, она наиболее щедра в первые дни после получения приятных известий, не стоит пренебрегать этим обстоятельством. Возможно, он будет удостоен права подняться еще на одну нить к центру Тронного Плетения...

— О, Владетель!!! — полумертвый от панического ужаса Следящий вырвал его из раздумий. — Люди!!! Здесь Люди!!!

Шшекх опрометью выскочил в центр Руководящей Паутины. В первую секунду он не поверил своим фасеткам. Прямо посреди боевых порядков его флота, буквально из ниоткуда появлялись боевые корабли Содружества Людей. Несколько мгновений Владетель в оцепенении смотрел на возникающие вокруг серые шары ударных крейсеров и громоздкие цилиндры авианосцев.

— Засада!!! Они повсюду!!! — заверещал Низший, и Плетение заходило ходуном, передавая ужас, охвативший экипаж флагмана.

— Флоту перенести огонь на корабли Людей! — опомнился Владетель.

— Первый залп по авианосцам!

В этот момент Люди нанесли удар. Обзорные экраны на миг засветило вспышками взрывов, расцветающих в опасной близости от флагманского крейсера. Автоматика отрегулировала яркость, и Шшекх понял, что в одно мгновение потерял четверть флота. Некоторые его корабли, повинуясь приказу, пытались найти в неразберихе взрывов и обломков авианосцы Содружества и атаковать их, но время было уже упущено

— все вокруг кишело перехватчиками Людей.

— Отменить атаку на авианосцы противника! — Владетель на этот раз обошелся без посредника, передавая свои приказы Низшим напрямую. Время сейчас являлось решающим фактором. — Сосредоточить огонь на крейсерах Людей!

Люди дали второй залп, и все вокруг потонуло в ревущем океане кипящего огня и бурлящих облаков раскаленного газа, которые еще секунду назад были могучими кораблями Шестого флота Второго Роя Инсектората. Эфир заполнился криками боли и паническими воплями. Шшекх развернулся к Следящему.

— Приказ флоту! Двигатели на максимальную мощность! Немедленно разорвать дистанцию и выйти из зоны клинча!

Низший, полумертвый от ужаса, судорожно бросился исполнять приказ. Владетель был в ярости. Командующий Дэльфи заманил его флот в ловушку! Люди появились здесь еще до прибытия кораблей Инсектората, и все это время терпеливо ждали удобного момента. Кто-то предугадал ход мыслей Шшекха и выстроил западню. И этот кто-то был не водоплавающим. Чтобы вскрыть такой блестящий план, нужно обладать мозгом и инстинктом хищника, безжалостного убийцы, а Дэльфи на такое не способны. Так вот почему после заключения союза между Империей и Содружеством военные успехи Дэльфи резко пошли в гору! Вывод был однозначен: Люди еще опаснее, чем он предполагал. Их необходимо уничтожить любой ценой и как можно быстрее. Оставшись без Содружества, Дэльфийская Империя неизбежно падет под мощью совместных ударов Инсектората и Гегемонии.

Флагманский крейсер Владетеля выскочил из клубящегося месива и начал набирать скорость. Шшекх вновь взял управление связью с флотом на себя и приказал всем Низшим прикрывать флагман до ухода в гипер-прыжок. Низшими можно пожертвовать: Инсекторат велик и могуч, вылупятся новые Низшие, будут построены новые корабли. Сейчас же необходимо доставить Королеве Матери эти выводы, содержащие информацию, которая может оказаться бесценной.

Внезапно из всеобщего хаоса взрывов, туч обломков, кипящего огня и раскаленного газа, вынырнул матово-серый шар тяжелого крейсера Содружества. Шар стремительно приблизился, и Шшекх узнал опознавательный знак, выгравированный на верхней полусфере его корпуса. Непонятное существо, состоящее из круглого мохнатого тела с двумя черными глазами и двумя большими круглыми плоскими ушами, превышающими размеры туловища. Знак флагмана флота Содружества. Прямо перед ним был Военный Лидер расы Людей. Владетель вцепился в плетение Руководящей Паутины и буквально выстрелил из себя команду уничтожить противника. Но было уже поздно. Матово-серый шар заслонил собой все обзорные экраны, вырастая в размерах. Последнее, что увидел Шшекх, была стерильно-холодная вспышка, окрасившая боевые рубки тяжелых плазмоизлучателей.


Глава вторая ПРИГЛАШЕНИЕ

Сосредоточенный удар плазменных зарядов в одно мгновение превратил флагманский крейсер пауков в миниатюрную сверхновую. «Русский» на полном ходу виртуозно обогнул оставшееся от врага газопылевое облако и заложил крутой разворот.

— Цель уничтожена, — доложила Алиса. — Спасательной шлюпки не наблюдаю.

Тринадцатый кивнул. Командующий флотом пауков, являющийся их коллективным мозгом, только что разлетелся на атомы, что для низших каст Инсов было равносильно поражению. Сами по себе корабли пауков представляли грозную силу, но без представителя высшей касты простые бойцы Инсов не способны на серьезные тактические действия. Теперь предстояло лишь добить обезглавленный флот противника. Тринадцатый вывел на экран общую картину сражения. Громадные и неповоротливые крейсера Инсектората в ближнем бою оказались бессильны против маленьких юрких перехватчиков людей. Грозное оружие человечества — плазмоизлучатели — на дистанции клинча наводило ужас на любого противника. От диверсионного флота пауков, превосходившего людей по численности более чем втрое, осталось менее половины вымпелов. Пауки отчаянно пытались выйти из ближнего боя, но человеческие корабли имели лучшую в галактике внутрисистемную скорость, и просто так уйти от вцепившегося в горло тяжелого перехватчика было невозможно.

— Алиса, паук на пять часов. Уходит, — Тринадцатый указал на точку на радаре.

— Поняла, — она дала форсаж, и «Русский» рванулся за рыжим пятном паучьего корабля.

Пилот Инсов заметил погоню и заметался в панике, пытаясь уйти из-под удара. Алиса аккуратно уклонилась от лучевого залпа противника, и Тринадцатый коснулся сенсора управления огнем. Излучатели крейсера презрительно сплюнули, и рыжий блин расцвел ярким бутоном взрыва, доставляя экипаж Инсов в Святую Паутину Мироздания, прямиком к Королеве Прародительнице. Алиса переключилась на следующую цель, и «Русский» вновь набрал ускорение. Тринадцатый взглянул на радар. Со стороны планеты к месту боя спешил флот Дэльфи, выходя на дистанцию максимально эффективного ракетного удара. Сейчас Имперцы дадут массированный ракетный залп, и с кораблями Инсов будет покончено. Ракеты Дэльфи обладают зачаточным разумом и никогда не промахиваются, преследуя цель до последнего. «Русский» методично сжег еще одного паука, и черная пустота космоса осветилась еще одной вспышкой.

— Алекс! — Алиса указала на радар, покрывшийся тысячами маленьких быстро движущихся точек. — Флот Дэльфи произвел залп.

— Время до контакта?

— Пятнадцать секунд.

Тринадцатый вышел в эфир на частоте управления флотом.

— Внимание всем! Немедленно разорвать дистанцию с противником. Схема взаимодействия союзных флотов была тщательно отработана

заранее. Получив условный сигнал, тяжелые корабли под прикрытием перехватчиков один за другим выходили из боя. Рой маленьких высокоскоростных боевых машин брызнул в разные стороны от кораблей противника буквально за пару секунд до прихода ракетного потока. Спустя мгновение остатки флота Инсектората потонули в многочисленных вспышках разрывов. Алиса поднялась выше, остановила крейсер, и вывела панорамное изображение происходящего на все обзорные экраны. Серый шар висел над кипящим морем огня, с безмолвной яростью бушующим на месте паучьих кораблей. Чебурашка, как всегда восседавший на плече Тринадцатого, послал Другу наполненный восхищением образ. Зрелище действительно впечатляло. Внизу, в мертвой тишине космического вакуума, на многие тысячи километров словно разверзлось жерло исполинского вулкана, изливающего бесконечные триллионы тонн бурлящей ярко-оранжевой лавы, то тут, то там вскипающей ослепительно белыми пузырями термоядерных взрывов. И в это бесшумное варево смерти стремительно ныряли все новые и новые акульи силуэты, и бушующий океан огня вспарывали сотни ярчайших вспышек, заставляя местное солнце признать поражение в состязании на лучшую светимость. Корабли двух флотов застыли, как два внезапно остановленных неведомой силой метеоритных потока, и тысячи глаз пристально следили за беззвучным торжеством яростно клокочущего океана смерти, безраздельно властвующего над этой частью холодной и безразличной ко всему пустоты.

Спустя полчаса о недавно развернувшемся здесь жестоком сражении напоминала лишь легкая газовая туманность, быстро остывавшая под ледяным дыханием космоса. Горнило ядерных реакций поглотило все, вплоть до мельчайшего обломка, и не было смысла искать выживших и пленных. Тринадцатый отдал команду, и вокруг «Русского» деловито засуетились выстраивающиеся в походные порядки корабли. Чебурашка шевельнулся на плече, наблюдая за хищными стремительными силуэтами перехватчиков, маневрирующих вокруг неуклюжих цилиндров авианосцев в ожидании очереди на посадку. Мышонку хотелось летать, он давно не был дома и соскучился по свободному полету и ураганному ветру. Ничего, успокоил друга Тринадцатый, скоро будем на Земле, обязательно заглянем домой.

— Имперский флагман просит связи, — Алиса кивнула на пульсирующий сложной цветовой гаммой сигнал вызова: — Личный идентификационный код Принца Ооээа.

— Выводи, — Тринадцатый подошел ближе. — Невежливо заставлять ждать друзей.

На экране возникло изображение командной рубки Дэльфийского линкора. Больше всего это зрелище напоминало огромный боевой аквариум, заполненный русалками в комбинезонах военных астронавтов. Посреди экрана висел Наследный Принц Дэльфийской Империи, одетый в церемониальный мундир, выполненный в цветах императорского дома. Его могучий хвостовой плавник медленно совершал плавные гребки, поддерживая Ооээа в неподвижном состоянии. Длинные черные волосы, выполнявшие у Дэльфи функции теплообменника, застыли отливающей смолью волной, едва заметно повторяя легкие колебания слабых водных потоков. Увидев друга, Принц улыбнулся:

— Мои поздравления, Командующий! Предложенный вами план операции полностью оправдал себя. От имени Императора я хочу выразить вам самые сердечные поздравления и искреннее восхищение вашим военным талантом. Дэльфийская Империя счастлива иметь Содружество Людей своим союзником! — Принц склонил голову в торжественном поклоне.

На самом деле Дэльфи общались посредством ультразвука, и звучавшая в динамиках человеческая речь являлась результатом сложнейшей компьютерной обработки, но мимика у Дэльфи была вполне настоящая, и в выражениях эмоций они ничем не отличались от Людей. В свое время это сильно облегчило контакт, позволив двум настолько разным и одновременно в чем-то очень похожим цивилизациям наладить общение, пока ученые срочно решали проблему преодоления языкового барьера.

Тринадцатый улыбнулся в ответ:

— Я благодарен Императору за столь высокую оценку моих способностей. Содружество Людей и впредь будет верно своему союзническому долгу.

Наследный Принц прищурился:

— Теперь, когда с официальной частью покончено, — весело продолжил он, — скажи мне, дружище, как ты понял, что Инсы угодят в нашу ловушку? Некоторые мои адмиралы сомневались до последнего, а ведь Владетель пауков и действительно принялся взрывать бутафорские транспортные корабли, да и от начала до конца сражения действовал так, словно его план был написан тобою.

— У человечества вообще великий талант к уничтожению всего живого, включая самого себя, это получается особенно хорошо, — покачал головой Тринадцатый. — Что же касается операции — военное дело составляет всю мою жизнь, друг мой. Пожалуй, война — единственная область, в которой я преуспел.

— Последнее обстоятельство как нельзя к лучшему, несомненно! — заметил Принц Ооээа. — Приятно понимать, что безгранично кровожадный в своей необузданной злобе Инсекторат наконец-то столкнулся с противником, не только не уступающим, но даже превосходящим его во всех областях ведения войны.

Его лицо сделалось серьезным, и Принц добавил уже другим тоном:

— Вот об этом я бы хотел поговорить с тобой более серьезно. Алекс, ты не будешь столь любезен, посетить меня в моей резиденции на Иилату, скажем, через десять дней? Считай это официальным приглашением. Я устраиваю торжественный прием по случаю нашей сегодняшней победы, а также основания новой колонии Империи. И мне будет лестно, если твои друзья почтят его своим присутствием вместе с тобой.

Наследный Принц многозначительно посмотрел на человека, после чего вновь улыбнулся и закончил:

— Торжественные Приглашения Императорского Дома и подробная программа празднества будут немедленно высланы тебе по спецканалу связи. Что скажешь, Алекс?

Тринадцатый посмотрел на Алису. Та кивнула:

— Данные получены, — она секунду вглядывалась в пришедшую информацию, затем молча указала глазами на дисплей, легонько постучав длинным ногтем по интересующим символам.

Тринадцатый всмотрелся в дисплей. Пришедший с Дэльфийского флагмана информационный пакет был закрыт шифром Генерального Штаба Империи, а его размер раза в четыре превышал предполагаемый объем любых приглашений или программок с увеселительными мероприятиями. Сомнений не осталось: Ооээа предлагал секретную боевую операцию, причем подчеркнуто хотел сохранить ее в тайне от большинства своих подданных. На расшифровку послания уйдет не меньше часа, но это можно будет сделать и по дороге на Землю. За пять лет дружбы Принц ни разу не дал повода усомниться в своей честности, поэтому заниматься проволочками смысла не имело.

— Мы с радостью принимаем приглашение, — непринужденно ответил Тринадцатый. — Я еще свяжусь с тобой ближе к назначенной дате. Мы будем рады посетить Иилату, ты же знаешь, как нам с Алисой нравится бывать у тебя в гостях. И не только нам. — Он почесал пальцем мышонка: — Правда, команданте?

Чебурашка весело пискнул и передал Другу образ: Тринадцатый с огромным русалочьим хвостом плавает туда-сюда по рубке «Русского». Мышонок залился громким мелодичным писком, означающим захлебывающийся смех. Тринадцатый в ответ отправил картинку, где он оттаскивает Чебурашку за его большие уши. Писк стал тише, но не прекратился.

— Мне очень приятно это слышать, — Наследный Принц вновь улыбнулся. — А теперь не смею больше вас задерживать, Командующий. Я знаю, сколь дорого вы цените время, — он сделал легкий поклон.

Тринадцатый попрощался, и Принц отключился. Изящные пальцы Алисы порхнули над сенсорами.

— Я загрузила послание О в криптоконвертор, — она посмотрела на Тринадцатого. Состоящие из одних гласных звуков имена Дэльфи произносить было не очень удобно, и между собой они давно сократили имя Наследного Принца до первой его буквы. — Через семьдесят три минуты будет готово. Ты знаешь, что там?

— Догадываюсь, — уклончиво ответил он. — Но давай все-таки дождемся расшифровки. Есть готовность флота?

Алиса бросила взгляд на экраны.

— Все корабли готовность подтверждают. Тринадцатый кивнул:

— Приказ флоту: приготовиться к гипер-прыжку. Курс на Солнечную систему.

Флот из двух десятков кораблей, замерших в космической пустоте, синхронно двинулся в открытый космос, словно остановившийся после многовекового полета на краткий отдых поток метеоров очнулся ото сна и продолжил свой бесконечный путь через вселенную. Тринадцатый стоял у обзорных экранов и смотрел, как отдаляется, быстро уменьшаясь в размерах, ослепительный огненный бриллиант звезды, вокруг которой неторопливо вращались два крохотных голубых шарика — кислородные планеты земного типа, одно из редчайших сокровищ в галактике.

Пока флот Людей выходил на расстояние безопасного запуска гипердвигателей, эсминцы Дэльфи уже начали установку минных полей в системе. Ооээа времени даром не терял и приступил к организации обороны. Дэльфи возлагали на планету-океан большие надежды, случай был уникальный: местный океан не требовал гидроформирования и вполне годился к заселению. За всю историю освоения Дэльфи космоса, насчитывающую около четырех с половиной тысяч лет, подобные случаи зафиксировали лишь дважды. Недаром Император поручил своему старшему сыну лично возглавить Дэльфийскую часть экспедиционного флота в этой операции. К моменту прибытия в систему транспортов с колонистами, обе планеты станут черствым куском для желающих откусить от чужого пирога. Причем настолько черствым, что вполне можно и зубы поломать. Кстати, надо не затягивать принятие Советом Глав решения по предложению Дэльфийской Империи о совместном пользовании системой. В одиночку Содружество не сможет колонизировать планету земного типа в данной системе — не хватит сил для обеспечения надежной охраны. Но при условии совместной обороны шансы серьезно возрастали, поэтому обсуждение данного вопроса требовало приоритетности в регламенте работы Совета. Пока же Империя срочно перебрасывала в систему свои войска, гарантируя заблаговременное оповещение о любой угрозе, пришедшей извне.

Возможности систем дальнего обнаружения Дэльфи были поистине грандиозны, в этой области Империя не имела себе равных во всей галактике. Во многом благодаря такому преимуществу Дэльфи, являясь малочисленной расой, вот уже три тысячи лет успешно противостояли Инсекторату. Пауки, отличающиеся фантастической плодовитостью, без раздумий и сожалений посылали в мясорубку миллионы своих Низших, никогда особо не задумываясь о потерях. Однако нарушить устоявшийся баланс количества и качества Инсам не удавалось. Война Пришедших После зашла в тупик настолько, что даже Инсекторату, традиционно не признававшему никаких отношений с чужими, кроме враждебных, пришлось всерьез рассмотреть вариант заключения союза с Ваарси. Странно, однако, что паукам это удалось. Тот факт, что коротышки согласились на союз с пауками, Тринадцатого особо не удивлял. Было ясно: Инсекторат посулил расе торгашей баснословные выгоды, впрочем, секрета из достигнутого соглашения никто не делал. Гораздо более странным казалось молчаливое согласие Вузэй, никак не отреагировавших на заключение союза. А ведь это не очень-то вписывалось в концепцию объявленной ими Войны Пришедших После. Но как бы то ни было, союз заключили, и если бы не появление Людей, Дэльфийская Империя не выстояла бы против его объединенных сил, даже несмотря на свое технологическое превосходство. За пять лет союза Содружества с Империей и дружбы с Наследным Принцем, Тринадцатый хорошо изучил возможности друзей и врагов, но биотехнологии Дэльфи не переставали удивлять.

Цивилизация гуманоидных млекопитающих возникла и существовала в воде, их материнская планета представляла собой один огромный океан. Технологии Дэльфи полностью основывались на генной инженерии, в этой области их цивилизация достигла небывалых высот. Абсолютно все механизмы Дэльфи по сути являлись живыми организмами, специально созданными для выполнения конкретных функций. Живые корабли, самостоятельно залечивающие повреждения, живые ракетные установки, рождающие быстрых и хищных существ с чудовищно гипертрофированной кровожадностью, единственной целью которых было догнать врага и самоуничтожиться в момент контакта, и даже живой гипер-двигатель, питающийся чистой энергией.

В день первой встречи с цивилизацией Дэльфи «Русский» при поддержке крохотной горстки легких перехватчиков спас от гибели Наследного Принца Дэльфийской Империи Ооээа, попавшего в подготовленную Инсекторатом засаду, и заодно нажил Содружеству заклятых врагов в лице Инсов, если, конечно, можно назвать лицом морду паука размером с добрый кубометр. В благодарность за это новые союзники передали Содружеству технологию гипер-двигателей. Однако скопировать биологические организмы Дэльфи на текущем уровне развития биоинженерии оказалось решительно невозможно. Поэтому пока ученые умы на Прайме пытались воплотить принципы гипер-перехода в механические устройства, специалисты Дэльфи с невероятной легкостью адаптировали свои биодвигатели к работе с корабельной техникой Людей. С тех пор в силовых отсеках человеческих кораблей появился опутанный экранированными кабель-каналами и заполненный водой аквариум из сверхпрочной стеклокерамики. Однако назвать «гипер-двигателем» сидящее внутри и переливающееся всеми цветами радуги нечто, напоминающее актинию-переростка, как-то не получалось. В результате с легкой руки Серебрякова-младшего за диковинным устройством так и закрепилось это название — актиния. А после того, как в интервью популярному сетевому порталу «Раша-Ру» Алиса употребила фразу «покормить актинию», она в качестве термина прочно вошла в лексикон космофлота в значении «зарядить гипер-двигатель». В процессе «кормления» актиния увеличивала интенсивность смены цветов и мило хлопала двумя большими голубыми глазами на длинных усиках. Это зрелище вызвало у экипажей кораблей прилив хорошего настроения, что, по заключениям ученых, благотворно сказывалось на психологическом климате.

На борту «Русского» самым большим любителем поглазеть на актинию был Чебурашка. Специально для него к переборке напротив аквариума Тринадцатый приделал небольшой кронштейн, изготовленный из обычной одежной вешалки. Мышонок частенько висел на нем, глядя на аквариум, и время от времени пересвистывался с актинией на практически не доступной человеческому уху частоте ультразвука. Неизвестно, отвечала она ему или нет, но Чебурашка всегда точно знал о том, в каком состоянии находится гипер-двигатель, что было не раз проверено показаниями приборов.

Персонально для мышонка Алиса даже перенастроила сенсоры активации дверей во внутренних переборках «Русского», теперь он мог открывать себе проход ультразвуковым сигналом прямо в полете, что свидетельствовало о его статусе полноправного члена экипажа космического корабля. Поначалу доблестный команданте, не рассчитав скорости, пару-другую раз врезался в не успевавшие открыться переборки, но после серии фиаско мышонок довольно быстро освоился с дистанционным управлением входами и выходами, коим обстоятельством остался очень доволен.

Чебурашка вообще оказался существом на редкость сообразительным. Он легко привыкал к смене обстановки, к работе всевозможной техники и даже к маленькому кубическому контейнеру из стеклокерамики, заменявшему ему подводный скафандр во время визитов на водные миры Дэльфи. Куб с укрепленной внутри жердью, на которой повисал мышонок, и миниатюрным генератором кислорода, Тринадцатый прикреплял к магнитоимпульсным креплениям бронекомбинезона, и неуемно любопытный Чебурашка часами мог висеть внутри и разглядывать окружающий его подводный мир.

Серебряков-младший еще девять лет назад доказал, что намного превосходящий все известные животные виды интеллект летучих мышей и их неукротимая жажда познания являются неоспоримым свидетельством наличия у них зачаточного разума. Было проведено множество тестов, опытов и экспериментов, продемонстрировавших его правоту. Тем самым, доказав появление на Земле отличной от человека разумной формы жизни, ученый вызвал сенсацию. Тринадцатый повернул голову к мышонку, сидящему на плече. Тот деловито разглядывал панораму, выведенную на обзорные экраны. «Эка новость! — подумал он, — для меня это уже давно не является секретом».

Тринадцатый посмотрел на данные бортового навигатора. Флот был уже достаточно далеко от местного солнца, и гравитационные аномалии звезды не могли помешать процессу гипер-перехода. Где-то здесь должно начинаться пространство, физика которого позволяет совершить прыжок. Словно в ответ на его мысли на плече встрепенулся Чебурашка. Мышонок сорвался вниз, на лету трансформируясь из мохнатого ушастого комочка в тонкую серую пластину, и неуловимым для глаза движением устремился к выходу из рубки, издав ультразвуковой сигнал на открытие дверей. Как только входные створы поплыли в стороны, успевая раскрыться на просвет толщиной едва с палец, серая пластина летучей мыши на лету мгновенно встала на ребро и стремительно пронеслась в узкую щель. «Красиво», — мысленно похвалил Друга Тринадцатый. Из глубины корабля донесся гордый писк. Еще через мгновение пришел образ актинии, резко усилившей свое свечение. Ну, вот и зона перехода. Любознательный мышонок никогда не пропускал процесс выполнения актинией гипер-прыжка, и стоило признать, что зрелище бешено переливающихся цветовых гамм, отражающих сменяющие друг друга состояния работающей актинии, было действительно завораживающим. Значит, сейчас будем прыгать.

— Мы в зоне гипер-перехода, — доложила Алиса, глядя на экран навигатора. — Можно прыгать. — Она перевела взгляд на Тринадцатого, и на лице расцвела белозубая улыбка. — Понятно. Ты уже знаешь. Че, конечно, занял место в первом ряду?

— Он у нас большой эстет, — улыбнулся Тринадцатый. — Разве он может пропустить такое. — Могучий воин слегка качнул головой. — Лично мне больше нравится другое зрелище, — он взглядом указал на затянутое в плотно облегающий фигуру небесно-голубой летный комбинезон, тело Алисы.

Она прищурилась и посмотрела на него. Длинные пушистые ресницы плавно опустились, Алиса грациозно прогнула спину, подобно тигрице, и протянула к нему руки.

— Пока это любопытное создание нашло себе занятие, не воспользоваться ли мне возможностью и тоже не пропустить чего-нибудь...

— промурлыкала она, поднимаясь из пилотского кресла.

— Но-но! — Тринадцатый погрозил пальцем. — В гипер-то сначала войди. Дело прежде всего, — он нарочито грозно нахмурил брови.

— Конечно, любимый! — согласилась Алиса, подходя вплотную. — Договорились. Давай как в твоем мультфильме про крокодила Гену и Чебурашку: я войду в гипер, а ты войдешь в... Ой!

Звонкий шлепок ладошки вернул в рубку рабочую обстановку.

— Ладно, — Алиса потерла пострадавшее за правду мягкое место. — Я подожду тридцать секунд. — Она уселась обратно в кресло и заерзала:

— Жжется!

— Сама виновата, — парировал Тринадцатый. — Давай связь с флотом.

— Ах, так! — ее большие глаза сделались еще огромнее, и золотистый водопад густых волос вдруг стал черным, словно космическая ночь.

— Тогда пятнадцать! — Она щелкнула ногтем по сенсору: — В эфире.

— Внимание флоту! Начинаем гипер-переход. Авангарду — прыжок!

— отдал команду Тринадцатый.

На обзорных экранах матовые точки кораблей авангарда исчезали в искривленной метрике пространства, и на радаре одна за другой гасли отметки вымпелов флота.

— Авангард ушел нормально, — доложила Алиса.

— Ядру флота — прыжок!

Алиса ввела короткую команду, и изображение космоса на обзорных экранах сменилось мутной серой пеленой. Радар погас, словно подтверждая нахождение корабля в безликом Ничто.

— Ядро ушло нормально, — удовлетворенно отрапортовала Алиса.

— Арьергард, как всегда, прыгнет сам, —добавила она, вставая. — Стоило ли терять время на формальные команды? — цвет ее глаз сменился на угольно-черный, и она решительно шагнула к Тринадцатому. — И знаешь что?

Он вопросительно поднял брови.

— Пятнадцать секунд уже истекли! — Алиса скользнула пальчиками по своему предплечью, вводя код, отключающий гермошов, и деактивированный комбинезон голубым ручейком соскользнул на пол.


Глава третья ЛАНИ

Лани энергично потянула рукоять управления, выполняя бочку с одновременным увеличением скорости, и бросила перехватчик в практически отвесное падение. Системы эмуляции тренажера тут же воссоздали соответствующие маневру перегрузки, грудь словно сдавило стальным обручем и дышать стало невыносимо тяжело. Преследовавший ее противник пронесся над головой, и девушка резко вывела машину из падения, стремясь как можно быстрее зайти ему в хвост. Рывок рукоятью получился чрезмерно сильным, и перехватчик взял слишком высоко, проскочив мимо цели. Многократно возросшие перегрузки сбили дыхание, в ушах зазвенело.

— И снова ошибка, Катт, слишком много эмоций, — тут же раздался в наушниках голос инструктора. — Не нервничайте, младший лейтенант, в нашем деле излишнее дерганье ни к чему.

Лани с досадой закусила губу. Ей снова не удалось выполнить этот маневр. Уже раз в двадцатый. Рилл, наверное, считает ее безнадежной криворукой истеричкой. Она почувствовала, как на глаза против воли наворачиваются слезы. Не удивительно, что он не обращает на нее внимания. С какой стати лучшему перехватчику полка интересоваться молодой неумехой, не способной одержать победу даже над тренажером. Она единственная из всего молодого пополнения до сих пор не смогла сдать на имитаторе перехватчика тест на ведение боя повышенной сложности. А ведь в летной школе на Прайме она была не самым плохим курсантом.

— Еще раз повторим этот элемент, — приказал инструктор. — Затем всю последовательность с самого начала.

В армию Лани пошла, не раздумывая, лишь только ей исполнилось четырнадцать. Представители руководства детского дома поначалу пытались отговорить упрямую девчонку, но быстро поняли, что все их усилия ни к чему не приведут. Миниатюрной Лани, с ее выразительными глазами и красивым грудным голосом, стоило бы попытать счастья где-нибудь на актерском поприще или попробовать свои силы на эстраде, благо все тестовые программы единодушно указывали на многообещающий потенциал ее вокала. Но крошка Лани, как прозвали ее в детдоме за небольшой рост, и слышать не хотела ни о чем, кроме военной службы. Ее родители жили на Арториус-2, позже переименованным Содружеством в Кольцо Венеры. После уничтожения Президента Арториуса и освобождения Земли, Луны, Марса и Орбитальных Колец, последним оплотом сторонников Корпорации стало орбитальное кольцо Венеры. Понимая, что в открытом противостоянии станцию не удастся удерживать долго, Корпорация собрала все возможные ресурсы и ушла к Сатурну, скрывшись в астероидных полях. Инспектора и высшие руководители Корпорации сделали все, чтобы перед уходом обеспечить себя живой силой. Облавы устраивались в общественных местах ежечасно, людей хватали без каких-либо разбирательств или объяснений и превращали в модов. Уровни станции словно вымерли, жители пытались укрыться в технических помещениях, потому что оставаться в домах было опасно, патрули Особого Управления вскрывали запоры и вытаскивали людей непосредственно из своих жилищ. Родителей Лани забрали прямо из квартиры. Оранжевые фигуры ворвались в их сектор среди ночи, хватая всех без разбора. Ее спасло лишь то, что шестилетний ребенок не представлял для Корпорации никакого интереса. С тех пор она больше не видела своих родителей. Три дня перепуганная до полусмерти маленькая Лани пряталась в уровне гидропоники, пока голод не заставил ее вернуться в разгромленный жилой сектор. Там ее и десяток таких же осиротевших в одну ночь детей собрала в своей квартире старая женщина, которую моды не схватили по причине преклонных лет. Еще месяц они не решались выходить из подуровней, до тех пор, пока последний транспорт, до отказа забитый плененными людьми, не покинул орбитальное кольцо. Схваченных людей подвергали морализации уже в полете, в целях экономии времени. Корабельные верфи работали круглосуточно, штампуя боевые фрегаты, сразу же уходившие к секретным базам Корпорации, последняя партия сошла со стапелей за час до начала Сражения за Венеру. Правда, этим далеко уйти не удалось. Потом еще неделю шли бои на станции, Древние вылавливали модов, не успевших покинуть кольцо, и одну из таких оранжевых групп огромные воины в непроницаемых черных скафандрах уничтожили прямо в их секторе. При звуках первых разрывов плазменных зарядов перепуганные дети вжались в углы, с ужасом ожидая появления зловещих оранжевых фигур. Но все стихло очень быстро. Через несколько минут в их подуровне стоял Древний. Никто не заметил, как он вошел, могучая черная фигура просто оказалась посреди квартиры со жмущимися к стенам детьми. Потом появились спасатели, и самый страшный период жизни закончился.

Затем были детский дом на Кольце Марса, ласковые воспитатели, делавшие все, чтобы заменить родных, согреть теплом искалеченные войной детские души, и всепоглощающая мечта о пилотском кресле боевого корабля, в котором маленькая Лани будет героически сражаться с Корпорацией, отнявшей у нее родителей. После окончательного разгрома оранжево-красных, мир в Солнечной системе наступил едва на неделю, после чего Содружество Людей узнало о том, что оно не только не одиноко во Вселенной, но и втянуто в так называемую Войну Пришедших После, глупое и кровавое соперничество за право признания Величайшими цивилизациями. Тот факт, что никто даже не поинтересовался у людей, а нужно ли им вообще это самое признание, лишь усилил людскую ненависть. Сообщество Равных быстро заняло в сознании человечества место уничтоженной Корпорации. Уж очень похожими у них были методы убеждения в правоте своей точки зрения. В результате военному флоту Содружества потребовались сотни тысяч пилотов. Гигантская индустрия человеческой цивилизации, усиленная технологиями новых союзников, была готова поставить на вооружение армии мощнейшие боевые системы, но управлять ими оказалось некому, и вновь летные школы открывали набор с четырнадцати лет.

Вечером своего четырнадцатого дня рождения Лани уже стояла в строю абитуриентов. Два года обучения в летной школе протянулись нестерпимо долго. Первый курс сплошь состоял из бесчисленных гипнограмм вперемешку с медицинскими процедурами, направленными на улучшение функций организма. Острота зрения, глубина восприятия, скорость реакции, выносливость сердечно-сосудистой системы и вестибулярного аппарата и еще целый ряд специфических для боевого пилота особенностей — курсанты не выходили из медицинских стационаров неделями. Перерывы делались лишь на медкомиссии, на которых проводились десятки скрупулезных тестов, давались направления на корректировки, и процесс начинался снова. К моменту окончания первого курса Лани казалось, что запах медицины сидит в каждой клетке организма, он пропитал ее насквозь, и уже никогда не выветрится. Она вместе с остальными курсантами мечтала о том дне, когда начнутся полеты, уже с трудом веря, что он когда-нибудь настанет. Но он настал. Весь второй год обучения был посвящен полетам. Подъем, кросс, завтрак, многочасовые изнурительные занятия на летных тренажерах, короткий перерыв на обед, снова занятия, ужин, два часа личного времени, сон. Затем подъем, кросс, завтрак, занятия... Занятия, занятия, занятия. Очень скоро к симуляторам прибавились настоящие полеты, и Лани поняла, что первый курс был просто роскошным отдыхом. Сначала тренажеры вкупе с полетами, а затем полеты вкупе с тренажерами выматывали так, что к исходу дня курсанты еле волочили ноги, и редко находились такие несгибаемые усталостью личности, которым удавалось использовать два часа вечернего личного времени на что-либо, кроме сна. Однажды их школу посетила инспекция, проверявшая качество подготовки. Возглавляла ее сама Алиса Тринадцатая. Инспекция работала весь день, вечером было проведено торжественное построение всего личного состава школы, которое длилось едва пятнадцать минут. Алиса коротко и емко довела до сведения курсантов, что их школа является лучшей из всех, и они должны быть достойны своих инструкторов, каждый из которых — боевой пилот. Лани смотрела на нее, затаив дыхание. Кумир, наверное, всех без исключения девчонок Содружества, Алиса была в своем знаменитом небесно-голубом комбинезоне боевого пилота прошлой эпохи, в ее огромных голубых глазах можно было утонуть, а роскошные золотистые волосы огромным водопадом лились по спине до пояса. Высокая, стройная, словно точеная, с гордой осанкой. Настоящая космическая принцесса. Закончив доклад, Алиса поинтересовалась, есть ли у курсантов какие-либо проблемы или жалобы. Кто-то из строя сказал, что все отлично, только тренировки уж очень тяжелые, гоняют их до седьмого пота. Алиса тогда слегка качнула головой и туманно ответила, что они еще не видели, как тренируются группы специального назначения. Ими занимается сам Тринадцатый лично. Вот кому не позавидуешь, добавила она. Больше вопросов не было. Хотя Лани не представляла себе, как тренировки могут быть еще более изнурительными. И все же никто не бросил обучение, до выпуска дошли все. Она окончила летную школу с неплохими показателями, считая, что знает о пилотировании все, с нетерпением ожидая назначения в действующие войска, в зону боевых действий.

В первый момент, получив на руки предписание, младший лейтенант Лани Катт была счастлива. Ее, как одного из лучших выпускников, направляли в Третий полк Орбитального Прикрытия, осуществлявшего охрану и оборону колонии Содружества на Радуге — второй планете Альфы Центавра. Первая колония Людей вне пределов Солнечной системы, кислородный мир земного типа, почти близнец колыбели человечества, форпост Содружества на пути к звездам. Кроме того, на орбите Радуги располагался космодром подскока, который часто принимал корабли союзников, нуждающиеся в экстренном обслуживании. Инсекторат быстро понял, что получил кость в горле и, несмотря на свою удаленность, довольно часто атаковал Радугу. Указ Совета Глав Содружества был прост: ни один выстрел врага не должен достичь планеты. Для этого в системе разместили почти десять процентов военного флота человечества, орбитальные крепости, а системы дальнего обнаружения были предоставлены Дэльфийской Империей. Радугу берегли. В силах орбитального прикрытия служили настоящие боевые асы, многие из которых прошли войну с Корпорацией. Назначение в такое место службы являлось мечтой для любого молодого пилота. Лани была зачислена в списки первой эскадрильи тяжелых перехватчиков, которой командовал старший лейтенант Рил Воле, герой Сражения за Венеру, получивший награду из рук самого Тринадцатого. Стройный сероглазый красавец, лучший боевой ас полка, она влюбилась в него с первого же взгляда, представляя, как они борт о борт будут громить врага, не оставляя ему ни единого шанса. Из них получится отличная пара, прямо как Алекс и Алиса! Это было так романтично...

Но счастливая эйфория закончилась быстро. На второй день Волс собрал новичков и провел учебные бои с целью выяснения боевого мастерства вновь прибывшего пополнения. Никто из новеньких не продержался в бою против ветеранов и двух минут. Волс только покачал головой и списал всех на станцию, отстранив от полетов. За каждым новичком закрепили инструктора из состава старослужащих, и вновь начались тренировки: тренажер, полеты. Полеты, тренажер. Разочарование в собственном умении больно кололо самолюбие. За полгода ее службы Инсы предприняли две крупных атаки на Радугу и четыре мелких разведки боем. Никого из новичков Волс не взял в бой ни разу. После последнего нападения Лани возмутилась, что прилетела сюда воевать, а не отсиживаться на станции, на что тот спокойно ответил, что воевать еще надо научиться, а бездарно погибнуть у нее еще будет возможность. Пристыженная Лани умолкла, а невесть откуда взявшаяся в тот момент в ангаре Бэкко, эта рыжая стерва из третьего звена, из-за спины Волса сделала такое пренебрежительное лицо, что Лани очень сильно захотелось сказать ей все, что она о ней думает. Бэкко не скрывала, что положила глаз на Рилла и собирается заполучить его себе. И времени даром не теряла. Она умудрялась постоянно виться вокруг Волса, да еще в таких нарядах! Как только командование позволяет ей вытворять такое с пилотской формой?! При мысли о наглой сопернице Лани буквально переполнилась возмущением. И чем эта Бэкко, спрашивается, лучше? Они вместе закончили летную школу, и рыжая точно так же сидит на станции вместе с другими, проходя доподготовку. Да он на нее даже не посмотрит! В последнее, к сожалению, верилось слабо. Все парни в полку засматривались на Бэкко, впрочем, Лани тоже была не из последних. Еще неизвестно, кто из них лучше! Мы еще посмотрим, кто кого.

Но три дня назад ситуация резко ухудшилась. Волс объявил, что доподготовка подошла к концу, и через неделю будут проведены экзаменационные учебные бои. Для начала он устроил тесты на симуляторах, и все прошли их успешно. Кроме Лани. Она так волновалась, что у нее что-нибудь не получится, и Рилл будет разочарован ее способностями, что у нее, конечно же, не получилось. Ей очень хотелось произвести на него впечатление и доказать, что она не зря занимает место в его прославленной эскадрилье. Поэтому она влезла в самую гущу боя, рискуя быть уничтоженной, и благодаря этому маневру ей удалось расстрелять все учебные цели кроме одной, той, что сидела на хвосте. Враг произвел захват цели, и до гибели оставалось полторы секунды. Тогда Лани заложила боевой разворот на экстремальной скорости и минимальном радиусе. В случае успеха ей удавалось зайти противнику в хвост и уничтожить его менее чем за секунду. Это была бы не просто лучшая победа во всей группе новичков, но и своеобразный рекорд полка. И у нее получилось, но вот выстрелить она так и не смогла — автоматика симулятора сочла возникшие при выполнении сложного маневра перегрузки запредельными, и отключила управление перехватчиком, имитируя потерю сознания пилота вследствие нехватки кислорода, вызванной резким оттоком крови от головного мозга. Пока Лани «приходила в сознание», имитатор паучьего истребителя развернулся и сжег ее. Бэкко прямо-таки светилась от счастья. Волс нахмурился и ничего не сказал, лишь объявил тесты законченными и распустил пилотов по кубрикам. Уходя, Бэкко бросила на нее победный взгляд с таким видом, будто Волс как минимум решил на ней жениться. Лани хотела объяснить Риллу, что автоматика симулятора допустила ошибку, ведь на самом деле она не потеряла сознание, было очень больно, да, но ведь она же не утратила контроль над машиной.... Но Волс не стал ее слушать, сказав, что сейчас у него нет времени на разговор, возможно, они смогут поговорить несколько позднее. Как в этот момент Бэкко не разорвало от колоссального приступа восторга, оставалось загадкой. Она светилась от удовольствия словно сверхновая. В ответ на этот фейерверк мимики Лани сделала невозмутимое лицо, и с достоинством удалилась к себе в кубрик. Оставшись одна, она проплакала всю ночь. Когда на следующий день инструктор посадил ее за тренажер, она провалила все боевые симуляции. Поговорить с Риллом так и не удалось, в тот же день весь ветеранский состав эскадрильи ушел на авианосце в усиление глубинного патруля, появилась информация о возможном присутствии в системе разведывательных кораблей Инсектората. И это, наверное, было даже к лучшему — последние три дня у Лани все буквально валилось из рук. Если дела пойдут так и дальше, она точно потеряет его, так и не получив. Но все так несправедливо! Она ведь смогла, она победила в той симуляции, почему все поверили компьютеру, а не ей?!

— Тебя снова сбили, Катт. Возвращайся на исходную, — прокомментировал инструктор ее очередную ошибку. — Да что с тобой такое? Перестань дергаться! Ты что, не с той ноги встала, или весь мир тебя бесит?

Лани с досадой закусила губу. Так не пойдет. Она четвертый день на нервах, тут и до серьезных неприятностей недалеко. Если ее сочтут за истеричку, то долго возиться не будут — спишут на землю и все, прощай полеты. И вместе с ними Рилл. Девушка тряхнула головой. Надо собраться, хватит ныть. А с Риллом она обязательно поговорит, надо ему доказать, что компьютер ошибся. Он должен дать ей второй шанс, он опытный пилот, он обязательно ее поймет. Больше она его не разочарует. Лани доложила о готовности, и инструктор запустил симуляцию. На сей раз она справилась.

— Молодец! — похвалил инструктор. — Давно бы так. Я уже думал, что никогда не вылезу из-за этого долбанного компьютера, порази его космическая радиация! Давай на исходную, повторим еще раз. Стоит закрепить успех.

Лани еще дважды успешно выполнила задание, и инструктор объявил занятие законченным.

— Иди, отдыхай, Катт, — сказал он, отключая питание тренажера. — На сегодня достаточно. Завтра должны вернуться наши, я поговорю с Волсом, чтобы тебе назначили второй тест. Думаю, против он не будет.

Уже направляясь к себе, Лани почувствовала, как сильно устала. Она посмотрела на запястье. Простенький, но надежный армейский коммуникатор «Чайка» в дежурном режиме показывал время, и делал это лучше любых фирменных хронометров. Ого. Сегодня прямо-таки рекорд, она провела в кресле симулятора семь часов подряд. Обед безнадежно пропущен, и стоило только осознать этот факт, как пустой желудок тут же заявил о себе. Можно было перекусить чего-нибудь в пилотском баре или дождаться ужина — до открытия столовой оставалась пара часов. Но сперва надо принять душ и переодеться, она буквально взмокла от многочасового напряжения. Лани зашла в свой кубрик, сбросила влажный комбинезон и прошлепала в ванную. После курсантской казармы в летной школе, отдельный кубрик в жилом подуровне орбитальной базы показался ей просто роскошными палатами. Впрочем, жаловаться действительно было не на что, Содружество заботилось о быте своих бойцов. Конечно, по сравнению с гражданской квартирой в жилом подуровне где-нибудь на орбитальных Кольцах, армейский кубрик был невелик и непритязателен, однако жить в нем было вполне комфортно. Маленькая аккуратная прихожая, достаточно просторное спальное помещение с климат-системой и большим настенным экраном стационарного коммуникатора, который помимо своих основных функций всегда был включен в общую информационную сеть базы. Половину спальни занимала очень даже неплохая двуспальная кровать, являющаяся стандартной частью кубрика. И хотя в официальных документах ничего такого не значилось, неофициально все знали, что командование неслучайно установило именно такие стандарты. Личный состав Вооруженных Сил имел приблизительно равное соотношение полов, и между ними часто завязывались отношения, порой более глубокие, нежели просто боевая дружба. Оставшуюся часть помещения занимал встроенный в стену от пола до невысокого потолка платяной шкаф, напротив которого располагался пульт автоматической системы снабжения хозслужбы, небольшой письменный столик и ванная комнатка с настоящей душевой кабиной. Последняя деталь особенно радовала Лани. Она любила постоять под хлещущими водными струями: контрастность температур снимала усталость и придавала неплохой заряд бодрости. Вот и сейчас она установила напор воды на максимум и активировала свою любимую программу контрастного душа. Утомление отступило, и настроение сразу повысилось, подстегнутое сознанием успешно проведенной тренировки. Все-таки никогда не стоит терять уверенности в себе, отметила Лани, нельзя позволять себе раскисать, после этого так трудно собраться. Она решила для себя, что больше подобного с ней никогда не случится, и выключила воду. Минут пятнадцать ушло на приведение себя в порядок, после чего Лани упаковала нуждающийся в стирке комбинезон в специальный контейнер, уложила его в пневмоприемник, приложила к считывателю личный идентификатор и набрала номер, соответствующий типу заказа. Индикатор деловито мигнул, и автоматическая система едва слышно хлопнула, забирая заказ. Теперь можно и поесть. В столовую идти не хотелось, да и было еще рано. В результате выбор пал на бар, и Лани вышла из кубрика.

В баре оказалось довольно людно, несмотря на ранний час, но свободные места еще имелись. Лани поискала глазами столик, стоящий в самом дальнем углу помещения. С тех пор, как световая панель над ним забарахлила, и вместо подачи яркого освещения лишь слегка рассеивала полумрак, это стало ее любимым местом. Стол оказался незанят, и через несколько секунд она уже задумалась, выбирая вариант рациона. Пожалуй, стандартный Вечерний-2 подойдет, решила девушка, легкий и не очень сытный набор, в самый раз сейчас. Все равно больше никакой активности сегодня не ожидается, наедаться вечером не хотелось. Лани поднесла руку к пульту заказов, размещавшемуся в центре стола, и набрала нужный код. Пока система производила все положенные манипуляции, она окинула взглядом бар, разглядывая присутствующих. Взрослых, 23-25-летних ветеранов, подобных Риллу, было немного. Почти все они сейчас в составе боевых вахт, командование ожидает результаты операции по поиску паучьих разведчиков, объявлена максимальная степень боеготовности, отпуска отменены. Зато здесь почти все новички, Лани узнала многих своих сокурсников по летной школе. Народ продолжал прибывать. Обычно пик наплыва посетителей приходился на позднее утро и поздний вечер — время, когда вахты сдают смены и отправляются на отдых. Однако до смены оставалось еще три часа, а бар уже был почти полностью заполнен. Если так пойдет и дальше, то конец ее уединению наступит минут через пятнадцать. И вообще странно, что Бэкко тут нет, как же она могла пропустить такую тусовку и лишний раз не показать себя.

Словно в ответ на немой вопрос в бар весело ввалилась шумная компания пилотов, среди которых, естественно, оказалась Бэкко. Лани по морщилась. Стоило догадаться, что так и будет, что-то же должно было подпортить такой приятный вечер. Рыжая со товарищи направились прямиком в ее сторону, и Лани запоздало поняла, что свободные столики остались только в ее плохо освещенном углу. Ну и ладно, она с удовольствием с ней поболтает, стоит продолжить сегодняшние победы. Пульт заказов тихонько звякнул, и система подачи выдала заказ. Лани стала неторопливо расставлять блюда, украдкой поглядывая на приближающихся пилотов. Подошедшие принялись усаживаться за соседний столик, кто-то заметил ее и показал ладонь в знак приветствия:

— Привет, Лани!

Лани улыбнулась в ответ и подняла ладонь.

— Ты почему одна, давай к нам!

Все тут же обернулись к ней и принялись здороваться. Парни, увиден одну из самых симпатичных девушек полка, заулыбались, зазвучали вопросы и дружеские шутки. Лани лучезарно улыбалась, отвечая каждому. Спустя пять секунд она уже была в центре мужского внимания. Бэкко отреагировала на ситуацию, как флюгер на внезапный порыв ураганного ветра.

— Катт, подруга, ты здесь? Прости, дорогая, я тебя сразу и не заметила! — Рыжая была само воплощение дружбы и добра, вклеив улыбку во все лицо. — Ты прячешься в этом темном углу от посторонних глаз? Перестань, зачем так переживать? Никто уже и не помнит о том, что ты единственная провалила предполетный тест!

Ах ты рыжая паучиха, подумала Лани, и ее лучезарная улыбка стала еще лучезарнее. Ну, хорошо же. Она небрежно махнула рукой и сказала, глядя Бэкко в глаза:

— Тест?.. А, тест! Ну конечно же припоминаю. Я его пересдам завтра, как только вернется старший лейтенант Волс, инструктор уже назначил пересдачу. Я просто решила немного перекусить и зашла сюда, здесь хорошее место, приятные люди. Правда, иногда сюда все-таки забредают отдельные мерзкие персонажи, но я обычно не обращаю на них внимания!

У Рыжей порозовели щеки. Кто-то хихикнул, видимо, был в курсе их соперничества. Остальные не поняли скрытого смысла, стали делать заказы и обсуждать друг с другом новости. Бэкко справилась с нахлынувшим гневом. Обмен улыбками продолжался.

— Тогда приятного аппетита, дорогая! — промурлыкала Рыжая. — Растущему детскому организму нужна еда, — она прозрачно намекнула на шестнадцатилетний возраст Лани. Сама Бэкко была на три года старше и уже год как являлась совершеннолетней. — Смотри, не засиживайся допоздна, а то родители будут волноваться! — Она томно повела плечами, демонстрируя глубоко декольтированный комбинезон.

Лани и глазом не моргнула, лишь растянула улыбку еще шире — так, что возникла опасность разорвать рот.

— Моих родителей уничтожила Корпорация десять лет назад, так что теперь за меня волнуются наши командиры, но ты же знаешь, подруга, ИХ сейчас нет на базе. Но в случае необходимости, думаю, найдутся желающие оказать мне помощь и проводить до двери моего кубрика, ведь на нашей базе не все интересуются старыми женщинами, — она преданно захлопала глазками.

Бэкко задохнулась от возмущения.

— Ты кушай, дорогая, не буду тебе мешать! — улыбнулась она и тихо добавила: — Смотри, не подавись! — с этими словами Рыжая отвернулась от нее и уселась за свой столик.

Лани победно усмехнулась. Давно было пора так ее отшить. А в следующий раз она пройдется по рыжей стерве еще круче. И сделать в комбинезоне декольте может не только Бэкко, кстати. И не только у нее есть, что в нем показать. Об этом надо подумать, завтра возвращается Рилл, и Рыжая обязательно будет увиваться вокруг него. Стоит устроить ей сюрприз. Лани улыбнулась, составив план действий, и принялась за ужин.


Глава четвертая СОВЕТ

Тринадцатый вошел в Зал Совета за тридцать секунд до начала заседания. Только что поступил доклад от глубинного патруля, закончившего четырехдневную операцию по вскрытию вражеской разведывательной активности в системе Альфа Центавра. Подозрения подтвердились, патруль обнаружил присутствие разведгрупп Инсектората на дальних подступах к Радуге и приступил к нейтрализации противника. В результате засекли больше десятка разведывательных кораблей, троих из них удалось сжечь, остальные спешно ушли в гипер, в данный момент патруль для надежности прочесывал окраины системы. Похоже, пауки что-то замышляют, не стали бы они без причины прощупывать сектор такими силами, мозги у них не те. Согласен, команданте? Прилипший к груди Чебурашка слегка шевельнулся под комбинезоном. Он был согласен. Инсов мышонок ненавидел, наверное, более чем кто бы то ни было в галактике. Разумные пауки как две капли воды похожи на исконных врагов его народа, разве что размерами гораздо больше. Серебряков-младший считал, что полное сходство маловероятно, скорее всего, мнимую идентичность земных мутантов и выходцев из систем Инсектората дорисовывает человеческое подсознание, адаптирующее эмоциональные образы в наиболее удобные для восприятия формы. Сам Тринадцатый не ставил под сомнение гипотезу ученого до тех пор, пока при отражении атаки Инсов на Кольцо Марса не удалось захватить в плен первых пауков.

Это произошло на шестом месяце войны. Инсекторат предпринял массированное нападение на Солнечную систему. Союзные отношения с Дэльфийской Империей тогда только начали развиваться, и войска Содружества еще не имели у себя на вооружении знаменитых на всю галактику систем дальнего обнаружения Дэльфи. Атакующий флот заметили шахтеры маленькой рудной компании, ведущей разработку астероидов в окрестностях Марса. Горстка людей, понимая, что выдает свое местоположение и подписывает себе смертный приговор, вышла в широкополосный эфир и на всех каналах передала предупреждение о движущейся армаде противника. Героическая шахта погибла раньше, чем отзвучали последние слова их сообщения, но к этому моменту по всему флоту Содружества уже ревели баззеры боевой тревоги. Сражение было жестоким, кровопролитным и коротким. Именно тогда неожиданно проявились смертоносные особенности человеческих технологий, сделавшие молодую отсталую цивилизацию маленьким, но очень опасным грузом на чаше весов Войны Пришедших После, покрывшихся в своем давнем равновесии пылью трехсот веков. Плазменные излучатели, не самым лучшим образом показывавшие себя в снайперских противостояниях с лазерами Инсектората, в ближнем бою оказались оружием чудовищной силы. Плазменные заряды, разогнанные до скоростей, многократно превышающих световую, прожигали броню паучьих кораблей, словно декоративный пластик, а маленькие перехватчики Содружества, имеющие малый радиус действия, почти не имевшие запаса хода и потому привязанные к авианосцам или флотским базам, благодаря своей великолепной маневренности становились для тяжелых кораблей Инсов практически недоступной мишенью. Эскадрильи перехватчиков, словно стаи кровожадных пираний, буквально раздирали на куски большие и неповоротливые крейсеры Инсектората. Сражение длилось всего два часа; из более чем полутора тысяч кораблей противника покинуть систему удалось едва ли трем десяткам. Запоздало прибывшая на помощь эскадра союзников, ожидавшая увидеть скорбную картину истерзанной и умирающей планеты, изумленно разглядывала протянувшееся на тридцать тысяч километров поле обломков, оставшееся от паучьего флота. Содружество в том бою потеряло полтора десятка крупнотоннажных кораблей и около полусотни перехватчиков — ничтожные потери для подобной победы. После сражения на поле боя в числе прочих обломков остался огромный оплавленный кусок паучьего линкора, задетого самым краем потока Серебряных Слез. Сенсоры фиксировали наличие в нем сохранившейся биологической активности, и было принято решение высадить на обломок штурмовую группу для захвата пленных. В высадке участвовали только Древние, Тринадцатый не хотел рисковать совсем еще молодыми мальчишками, не имея информации о возможностях ручного оружия пауков. Но опасения не оправдались. Сопротивления практически не оказалось, Владетель Инсов, командовавший линкором, погиб в момент взрыва корабля, оставшиеся в живых Низшие были деморализованы и не представляли серьезной угрозы. Когда бойцы нашли в разрушенных коридорах, засыпанных толстым слоем пепла сгоревшей паутины, первых пауков, прилипший к груди под комбинезоном Чебурашка в буквальном смысле слова чуть не вскипел от ярости, пытаясь вырваться наружу. Образы заклятого врага, переполненные ненавистью, нахлынули на Тринадцатого с такой силой, что ему пришлось срочно покинуть обломки паучьего линкора, всерьез дружества уже ревели баззеры боевой тревоги. Сражение было жестоким, кровопролитным и коротким. Именно тогда неожиданно проявились смертоносные особенности человеческих технологий, сделавшие молодую отсталую цивилизацию маленьким, но очень опасным грузом на чаше весов Войны Пришедших После, покрывшихся в своем давнем равновесии пылью трехсот веков. Плазменные излучатели, не самым лучшим образом показывавшие себя в снайперских противостояниях с лазерами Инсектората, в ближнем бою оказались оружием чудовищной силы. Плазменные заряды, разогнанные до скоростей, многократно превышающих световую, прожигали броню паучьих кораблей, словно декоративный пластик, а маленькие перехватчики Содружества, имеющие малый радиус действия, почти не имевшие запаса хода и потому привязанные к авианосцам или флотским базам, благодаря своей великолепной маневренности становились для тяжелых кораблей Инсов практически недоступной мишенью. Эскадрильи перехватчиков, словно стаи кровожадных пираний, буквально раздирали на куски большие и неповоротливые крейсеры Инсектората. Сражение длилось всего два часа; из более чем полутора тысяч кораблей противника покинуть систему удалось едва ли трем десяткам. Запоздало прибывшая на помощь эскадра союзников, ожидавшая увидеть скорбную картину истерзанной и умирающей планеты, изумленно разглядывала протянувшееся на тридцать тысяч километров поле обломков, оставшееся от паучьего флота. Содружество в том бою потеряло полтора десятка крупнотоннажных кораблей и около полусотни перехватчиков — ничтожные потери для подобной победы. После сражения на поле боя в числе прочих обломков остался огромный оплавленный кусок паучьего линкора, задетого самым краем потока Серебряных Слез. Сенсоры фиксировали наличие в нем сохранившейся биологической активности, и было принято решение высадить на обломок штурмовую группу для захвата пленных. В высадке участвовали только Древние, Тринадцатый не хотел рисковать совсем еще молодыми мальчишками, не имея информации о возможностях ручного оружия пауков. Но опасения не оправдались. Сопротивления практически не оказалось, Владетель Инсов, командовавший линкором, погиб в момент взрыва корабля, оставшиеся в живых Низшие были деморализованы и не представляли серьезной угрозы. Когда бойцы нашли в разрушенных коридорах, засыпанных толстым слоем пепла сгоревшей паутины, первых пауков, прилипший к груди под комбинезоном Чебурашка в буквальном смысле слова чуть не вскипел от ярости, пытаясь вырваться наружу. Образы заклятого врага, переполненные ненавистью, нахлынули на Тринадцатого с такой силой, что ему пришлось срочно покинуть обломки паучьего линкора, всерьез опасаясь за состояние мышонка. Досмотр заканчивали уже без него, и стоило огромных трудов удержать рвущуюся в бой летучую мышь от расправы над пленными. С тех пор Тринадцатый сомневался в правоте версии Серебрякова-младшего об ошибке подсознания, которое в процессе обработки образов, передаваемых мышонком человеку, постоянно идентифицировало пауков из радиоактивной пустоши и расу Инсов как единый вид. Уж очень мощной и яркой оказалась реакция Чебурашки, не похоже на простое сходство.

Впрочем, тогда было не до таких мелочей. Эхо победы так громко прокатилось по галактике, что на следующие же сутки Солнечную систему посетил корабль Вузэй, проторчавший на орбитах Земли, Марса и Венеры почти две недели. А потом произошло нападение Мерхнов. Собственно, если бы не Вузэй, Содружество оказалось бы совершенно не готово к этой атаке. Ящеры предупредили об искривлении пространства-времени, формирующем зону ноль-перехода, за два часа до появления эскадры Мерхнов. К счастью, она была немногочисленна, и потрепанный военный флот Людей выстоял против технологий Величайшей расы. Вузэй, во всех боях соблюдающие нейтралитет наблюдателя, убедившись в победе Людей, ушли восвояси, Содружество принялось утроенными темпами наращивать боевую мощь, а атаки Мерхнов с тех пор стали хоть и редкими, но регулярными. Их возможности намного превосходили технологии остальных рас, и всякий раз удавалось одерживать победу только благодаря заблаговременному накоплению многократного численного перевеса в зоне появления сил Мерхна. И в этом неоценима была помощь Вузэй, всегда заранее появлявшихся в системе, попадающей под удар Мерхнов, и приносивших предупреждение о надвигающейся угрозе. Что ж, по крайней мере, в этом отношении позиция Сообщества Равных была честной. Сообщество не вмешивалось в ход Войны Пришедших После, но всегда загодя информировало любую младшую расу о скором нападении Мерхна. Мерхн, цивилизация механоидных киберклонов, представитель одной из Величайших рас, — своего рода отступник, не признающий Сообщество Равных. Собственно говоря, согласно официальному уведомлению Вузэй, Мерхн не признавал вообще никого и реагировал на любой разум предельно агрессивно. Из исторических сводок, предоставленных Дэльфийской Империей, следовало, что киберклоны на протяжении тысячелетий регулярно совершали нападения той или иной степени опасности на системы всех рас в нашей галактике, а из туманных объяснений Вузэй выходило, что не только в нашей. Точное местоположение их материнской системы было неизвестно, Вузэй не отвечали на вопрос о пространственных координатах, но, по наблюдениям Дэльфи, она находилась где-то в самом сердце галактики, неподалеку от огромной черной дыры, занимающей ее центр. Соваться в их владения было равносильно самоубийству, поэтому более подробной информации у союзников не существовало. Судя по всему, именно серьезная отдаленность Содружества от границ Мерхна и служила тем фактором, который не давал киберклонам почувствовать острую необходимость в уничтожении расы Людей. Не надо быть военным гением, чтобы понять невозможность победы человечества в крупномасштабной войне с Величайшей расой. «Ничего, — подумал Тринадцатый, — наше время еще не пришло. Пока не пришло. Содружество не будет столь малочисленным вечно. Уже идет экспансия, уже заселяются колонии в кислородных мирах, растет количественный и качественный состав флота, уже близка к завершению программа очистки Земля. Сейчас необходимо сосредоточиться на решении первоочередных проблем, всему свое время».

Тринадцатый огляделся. Весь состав Совета Глав уже был в сборе, за исключением Серебрякова-младшего. Димм Александэр, председательствующий в Совете в этом месяце, поднялся ему навстречу.

— Здравствуйте, Командующий, — поприветствовал Димм. — Вы, как всегда пунктуальны. — Он улыбнулся. — А Андрей Андреевич, как всегда, опаздывает.

— Академик Серебряков не смог лично присутствовать на заседании Совета. — Тринадцатый уселся в свое кресло. — Я разговаривал с ним пять минут назад, в центре контроля планетарного очищения началась особо важная процедура повышенной сложности, требующая его постоянного присутствия. Он будет участвовать в заседании через сеть, как уже бывало ранее. Думаю, менее чем через минуту мы сможем его увидеть на экранах.

Изображение молодого ученого возникло на мониторах системы связи даже раньше. Тринадцатый узнал знакомую обстановку подуровня Аналитической группы. С вступлением Содружества в Войну Пришедших После Рос модернизировали и заново переоснастили. Теперь в нем располагался резервный центр космического командования и дублирующие органы управления основными функциями руководства Содружества. Помимо этого там же были размещены все элементы контроля над процессом очищения Земли.

— Добрый вечер, господа! —улыбнулся Серебряков-младший.

Члены Совета подняли ладони, отвечая на приветствие, и Тринадцатый в который раз подумал, что с тех пор, как у Серебрякова появилось тело, приставка «младший» стала более чем актуальной. Решение проблемы извлечения ученого из недр компьютера предложили союзники. Эксперимент являлся рискованным и ранее никогда не производился даже цивилизацией Дэльфи, шансы были пятьдесят на пятьдесят, и молодой ученый решил действовать. Но все оказалось не так, как прогнозировали расчеты.

Если процесс переноса человеческого сознания из тела в компьютер был сопряжен с высокой степенью риска гибели биологического носителя, то обратная передача до сих пор просто не являлась осуществимой. Клонирование, на которое поначалу возлагались большие надежды, не только не помогло решению проблемы, но даже добавило трудностей, пусть даже и морально-этических. Клонированному эмбриону, ставшему младенцем, для полноценного развития требовались все те же условия и временные рамки, что и обычному ребенку. Подраставший ребенок был абсолютно индивидуальной личностью, не имеющей со своим донором никакого сходства, кроме как биологического. Этот факт полностью решал проблемы неизлечимого бесплодия, но в ситуации с младшим Серебряковым ничем помочь не мог, ведь в данном случае, по сути, потребовалось бы убить одного человека ради другого. Второй вариант клонирования выглядел более привлекательным. Клона подращивали в условиях многократно ускоренного роста, достигая эквивалента семнадцатилетнего организма менее чем за восемь месяцев. В таких условиях личность не сформировывалась, и полученный клон оставался практически человеческим овощем, существовавшим вегетативно. Подобное клонирование могло бы применяться в донорстве, но никогда не использовалось медициной, так как намного быстрее и гуманнее было клонировать и вырастить отдельный орган. Первоначально приняли решение вырастить для молодого ученого клон, взяв в качестве донора образец стволовых клеток его отца. Но дальше решение проблемы зашло в тупик. Человеческий мозг не приспособлен для «записи» сознания. Опыт программирования, широко применявшийся в учебных гипнограммах, не дал результатов в этой области. Одно дело обучить разум, другое — сделать разумным пустой комок мозговой ткани. Технологии переписи сознания Серебрякова-младшего из компьютера в клонированное тело, разрабатываемые лучшими учеными, рушились одна за другой, не принося никакого прогресса. Информация с цифровых носителей просто не проникала в мозговые клетки. Как охарактеризовал бесконечные неудачные попытки сам молодой ученый: «Это как попытаться разбавить водой силовое поле защитного энергокупола». Но решение, как тогда казалось, абсолютно верное, было найдено.

В тот день, когда «Русский» спас от гибели неизвестный корабль чужой расы, оказалось, что на его борту был сам наследник престола Дэльфийской Империи Принц Ооээа с супругой Ииууа. После заключения союза между двумя цивилизациями знакомство Тринадцатого и Наследного Принца быстро переросло в дружеские отношения. Ооээа тогда находился во втором году трехлетнего семейного цикла, и Алиса тепло общалась с его женой, являвшейся одним из ведущих специалистов Империи в области генетики и биоинженерии. В одном из разговоров была затронута тема виртуального ученого, и в результате Имперская Академия Наук предложила Содружеству свой вариант решения проблемы. Ученые Людей предоставляют Дэльфи клонированный эмбрион, а специалисты Империи выращивают его с изменением структуры клеток головного мозга по образу мозговых клеток своих биопроцессоров. В случае успеха, новая структура будет не только легко принимать цифровую информацию, но и иметь связь с компьютерными сетями в реальном времени посредством ультразвукового интерфейса. Расчеты показали, что ничего невыполнимого в этой схеме нет, для технологий Дэльфи подобная процедура являлась рядовой задачей. Эксперимент одобрили, и менее чем через год с Иилату доставили готовый образец с измененной мозговой структурой. Процесс переноса прошел успешно, и поначалу все было просто отлично. Серебряков-младший получил тело своего отца семнадцатилетнего возраста, и даже голос его остался практически прежним. Теперь он стал «младшим» на все сто процентов, и в первое время Тринадцатому было немного непривычно видеть ставшего еще более юным молодого ученого в новом обличье. Ультразвуковой интерфейс связи с электронными сетями и компьютерами работал безукоризненно, что позволило Серебрякову-младшему не потерять темпов разработки множества научных проектов, подчас требовавших его присутствия одновременно в добром десятке различных мест, часто отдаленных друг от друга не на одну сотню миллионов километров. Словом, картина складывалась как нельзя более оптимистичная, и Академии Наук Содружества и Империи уже подумывали над созданием крупного проекта, имеющего целью разработку революционных методик, позволявших человеку напрямую взаимодействовать с компьютером.

Первые симптомы надвигающейся беды проявились к концу первого года существования Серебрякова-младшего в новом теле. Начались приступы головной боли, сначала легкие, затем все более и более сильные. Постепенно общее состояние здоровья стало ухудшаться, последовали усиливающиеся гормональные сбои, постепенно разрастающиеся нарушения жизненно важных функций организма. Срочно проведенные тщательные исследования выявили необратимый процесс отторжения измененных мозговых клеток. Что-то, так и оставшееся неизвестным, не давало им прижиться, и головной мозг ученого медленно, но неуклонно разрушался. Колоссальные усилия, предпринятые учеными обеих рас, так и не принесли результата. На данный момент молодому ученому приходилось для поддержания жизни ежедневно проводить в биорегенераторе порядка семи часов. Ситуация продолжала ухудшаться, и уже ни для кого не было секретом, что если отрицательную динамику не удастся переломить в ближайшее время, Серебряков-младший не проживет и года.

Мальчишка держится молодцом, подумал Тринадцатый, глядя на как всегда веселое и улыбающееся лицо молодого ученого. Не падает духом и не позволяет разводить вокруг себя сопли и панику, хотя и ничего не может изменить. Настоящий боец, весь в отца. Старшему Серебрякову, пожалуй, приходилось сейчас тяжелее всех. Он уже один раз похоронил сына, затем получил его снова в виде говорящего компьютера, и вот теперь, когда все только наладилось, он теряет его опять, и на этот раз навсегда. Надежды на успешное повторение переноса сознания обратно в компьютер не было, измененные клетки мозга не являлись полностью человеческими и с крайне низкой вероятностью успеха могли успешно выдержать подобную процедуру, а стремительно прогрессирующее разрушение мозговых тканей отбирало и этот ничтожный шанс. Тринадцатый зло поморщился. Возможно, Величайшие расы могли запросто решить подобную проблему, но для них не существовало никого, кто не был включен в состав Сообщества Равных. И Вузэй слепо следовали этому принципу. Являясь наблюдателями, ящеры не вмешивались ни во что, не отвечали на попытки контакта, и никогда не оказывали никакой помощи, за исключением предупреждений о нападении Мерхна. Что ж, и на том спасибо.

— Итак, все в сборе, — подытожил Александэр. — Можем начинать.

— Он кивнул секретариату, давая сигнал к началу протоколирования.

— Основной вопрос, требующий первоочередного решения, это предложение наших союзников о совместном использовании системы Эпсилон Эридана. Полный пакет документов по данному вопросу был предоставлен в распоряжение каждого Главы, поэтому предлагаю начать обсуждение. Позволю себе сразу же взять слово и обрисовать положение дел в части касающейся экономической составляющей. — Александэр коснулся сенсора, и настенные экраны заполнились выкладками данных и диаграммами.

— Это стандартная сводка по финансово-экономическому состоянию Содружества, основные макропоказатели, а также демографическая ситуация и прогнозы по ней на краткий и длительный периоды, — его руки пробежались по консоли компьютера, заставляя ярче вспыхивать те позиции сводки, на которые стоило обратить повышенное внимание.

— Как можно увидеть, мы в состоянии начать колонизацию, если провести минимальную подготовку. На данный момент мы испытываем больший недостаток в судах транспортного флота, нежели в материальных или человеческих ресурсах. Что касается колонистов, то уже сейчас Департамент колонизации имеет заявки на добровольное переселение от граждан Содружества общей численностью порядка трехсот миллионов человек, в том числе более двадцати миллионов семей. Но недостаток транспортных ресурсов является серьезной проблемой. Мы едва справляемся с перевозками в интересах уже существующих колоний в системах Альфа Центавра и Сириуса. Настоятельно прошу Совет обратить свое внимание на тот факт, что вследствие данной проблемы мы имеем вполне реальный риск не справиться с обеспечением колонистов всем необходимым. Это может вызвать пусть временный, но все же упадок колонии, что в свою очередь негативно отразится на популярности самой идеи колонизации. Кроме того, мы должны учитывать риски, вытекающие из военного положения. Вряд ли нам удастся долго держать втайне от наших врагов факт колонизации Эпсилона-2. Диверсионные подразделения Инсектората будут пытаться атаковать наши караваны, что приведет к неизбежным потерям. А Содружеству сейчас как никогда необходим рост численности населения и, как хорошо известно всем здесь присутствующим, мы сознательно ведем предельно благоприятную демографическую политику вот уже десять лет. В составе колонистов будут в подавляющем большинстве граждане репродуктивного возраста, потери среди них недопустимы, мы и так бросаем в бой детей, средний возраст бойца наших вооруженных сил составляет двадцать один год! Их гибель тяжело сказывается на всех нас! А достаточно ли у Содружества военных ресурсов для охраны планеты? Совету хорошо известно, что не достаточно. Поэтому я вношу на рассмотрение свое предложение по данному вопросу: не форсировать преждевременную колонизацию Эпсилона-2, заключить с Дэльфийской Империей договор о намерениях, закрепляющих за Содружеством право на планету, и вернуться к вопросу колонизации в более подходящее для этого время.

Александэр закончил свое выступление и облокотился на спинку кресла:

— Кто из Глав желает взять слово?

Желающих, судя по электронному табло, отражающему ход заседания, было несколько, и Александэр передал слово Главе Академии Наук. Пожилой академик долго оперировал цифрами и прогрессиями, доводя до Совета информацию о залежах полезных ископаемых в новой колонии, о перспективах ее развития, основывающихся на субтропическом климате, позволяющем колонии очень быстро перейти на самообеспечение как минимум в области пищевой и легкой промышленности. Академик говорил еще долго, но в общих чертах суть его выступления была такова: эта колония необходима Содружеству как сырьевая база и удобный выход в более глубокий космос.

После ученого слово взял Глава Социального Департамента. Он был более краток, охарактеризовав настроение граждан Содружества в области колонизации как позитивное и в целом весьма благоприятствующее переселениям на новое место десятков и даже сотен миллионов человек. Однако он обратил внимание Совета на то, что отток столь крупных масс работоспособного квалифицированного населения может негативно сказаться на темпах роста Содружества в области высоких технологий и отраслей, напрямую от них зависящих. Вывод: он против немедленной колонизации, и предлагает отложить ее на десять-пятнадцать лет.

Затем выступали еще многие Главы, приводя серьезные аргументы «за» и «против» колонизации, в результате чего обсуждение затянулось, но к единому мнению Совет так и не пришел, разделившись приблизительно поровну. Тринадцатый все заседание молчал, не произнеся ни слова. Молчал и Серебряков, терпеливо глядя с экрана и время от времени отвлекаясь на несколько секунд по каким-то неотложным вопросам, с которыми к нему подходили люди, невидимые с этой стороны экрана. Даже любопытный Чебурашка, устав разбирать противоречивые эмоции, бушующие в зале заседаний, давно уснул на груди под комбинезоном.

— Я предлагаю дать слово Командующему, — объявил Александэр, когда все желающие высказались дважды, а кто-то даже и трижды. — Военная сторона имеет в данном вопросе одно из решающих значений, кроме того, вы до сих пор не изложили свою позицию, Командующий.

— Он перевел взгляд на экран Серебрякова и добавил: — Или, возможно, Глава Аналитического Центра может дать некоторые прогнозы?

Серебряков-младший покачал головой:

— С вашего позволения, я бы хотел сначала услышать мнение Командующего. — На этот раз молодой ученый не улыбался, давая понять, что вопрос серьезнее, чем может казаться на первый взгляд.

При этих словах среди членов Совета прошел легкий шепоток удивления, и все взоры обратились на Главу военного ведомства. Тринадцатый несколько мгновений молчал, обводя взглядом присутствующих. Он не стал прибегать к цифрам или диаграммам.

— Тут нечего обсуждать, все предельно ясно, — наконец произнес он.

— Совету надо уяснить всего два момента. Первое: кислородные миры земного типа являются в нашей галактике вторым пунктом в перечне наиболее редких вариантов планетарной биосферы, и первым — в классификации по степени востребованности. Они являются точкой пересечения интересов большинства известных нам рас. Цивилизация Дэльфи сделала нам жест дружбы и доброй воли, предложив совместное использование системы Эпсилон Эридана. Дэльфи не воинственная раса, в их характере доминируют мирные способы решения проблем. Но это не значит, что они глупы или наивны. На Эпсилоне-2 нет океанов, что затрудняет колонизацию планеты Империей, но там имеется множество довольно крупных озер, что делает колонизацию Дэльфи возможной в принципе. Кроме того, Эпсилон-1 — теплая кислородная планета-океан, тот самый тип биосферы, что является наиболее редчайшим в галактике и по совместительству естественной средой обитания для Дэльфи. Империя следила за планетой почти пять столетий, сознательно не предпринимая попыток колонизации, чтобы не привлечь внимания Инсектората к близнецу их родного мира. Аномалия астероидного пояса этой системы блокирует всякую связь с ее планетами, и в условиях длящейся тысячелетиями Войны Пришедших После, колония на ней была бы обречена. Рано или поздно Инсекторат уничтожил бы колонию, не имеющую возможности попросить помощи у метрополии, а затем или разрушил бы саму планету, или превратил бы ее в ядовитый и мертвый мир. Для Империи оказалось огромной удачей, что единственная брешь в аномалии пояса астероидов системы Эпсилон Эридана расположена как раз напротив Солнечной системы, принадлежащей друзьям и союзникам. Мы, разумеется, с радостью согласились обеспечивать связь Империи с ее новой колонией, ведь Дэльфи оказали Содружеству неоценимую помощь в развитии научно-технического прогресса и продолжают ее оказывать. Но надо четко представлять, что мы бы не отказались от роли связистов в любом случае, это не в наших интересах. А оставлять рядом с колонией незаселенный кислородный мир для любой цивилизации крайне опасно с военной, и крайне неразумно с экономической точек зрения. Я подчеркиваю: Эпсилон-2 будет заселен в ближайшее время в любом случае. Либо нами, либо не нами. Никто не пойдет ни на какие договоры о намерениях. Это прямой путь получить под боком законспирированную базу диверсионно-террористических сил противника. И второе: мы действительно не имеем на данный момент свободных сил, достаточных для надежной охраны и обороны планеты. У меня две тысячи боевых вымпелов стоят без экипажей, и еще три сойдут со стапелей к концу года. И об этом знаем не только мы. Потому Дэльфийская Империя и сделала нам это предложение. Они не только протягивают руку помощи, закрепляя наш союз, но и застраховывают колонию от возможной потери связи в случае охлаждения наших отношений в будущем, ведь свою планету мы не оставим в изоляции в любом случае. Я хочу, чтобы Совет понял, что если бы не аномалия пояса астероидов, эта система была бы уже давно заселена. И если мы откажемся от колонизации Эпсилона-2 сегодня, то Дэльфи заселят ее завтра, хотя бы из соображений безопасности. А когда настанут лучшие времена, проведут там гидроформирование. Мы испытываем недостаток в численности боевого флота не навсегда, зато навсегда лишимся подобной Земле планеты, ее ресурсной базы, выгодного соседства с технологически более развитой дружественной цивилизацией и, наконец, космического форпоста. И последнее: совместная оборона системы выгодна обеим цивилизациям. Несмотря на общую отсталость Содружества от прочих рас по всем направлениям науки, в области военных технологий, как известно, мы кое-где преуспели. В ближнем бою нам равных нет. И предложение Империи не лишено смысла: они берут на себя системы дальнего обнаружения и оповещения, а также организацию минных полей, заградительного огня, разведывательные и контрразведывательные мероприятия, противодействие атакам дальнего радиуса действия. Мы обеспечиваем орбитальное прикрытие и бой на дистанции клинча. На это у нас сил хватит, более того, нам это даже выгодно, мы получаем базу флота с наименьшими затратами и надежно ограждаем конвои для колонии от угрозы атак противника. У меня все.

Тринадцатый замолчал, и на какое-то время в зале заседаний повисла тишина, члены Совета обдумывали услышанное. Молчание нарушил Серебряков-младший. Его выступление было самым коротким:

— Мне нечего добавить к сказанному Командующим, — спокойно произнес ученый.

Спустя полторы минуты решение о совместном с Дэльфийской Империей использовании системы Эпсилон Эридана и начале колонизации планеты Эпсилон-2 было принято единогласно.


Глава пятаяЭКЗАМЕН

Настойчивый сигнал коммуникатора противным червем ввинтился в сон, безжалостно развеивая сладкое видение, как и положено в таких случаях, на самом интересном месте. Лани разочарованно поморщилась. Ну, как же иначе. Ведь ей снилось, что Рилл пригласил ее на свидание, и не куда-нибудь, а на Радугу, на самую настоящую живую планету! Во сне они были вдвоем на восхитительном пляже, покрытом мельчайшим, словно пудра, бело-золотым песком, и ласковое тропическое море неторопливо поглаживало отмель нежно-зеленым прибоем. Теплые волны степенно накатывались на берег и, деликатно шурша, тихо возвращались обратно, стараясь не потревожить двух влюбленных. Над побережьем стояла огромная, безумно красивая радуга, и яркие солнца, словно пара сочных оранжевых апельсинов, беззаботно парили высоко в небе, щедро оплетая жаркими лучами невесомое семицветье. Рилл учил ее плавать. Сначала Лани ужасно боялась заходить в воду глубже, чем по пояс, но его сильные руки подхватили ее, словно пушинку, и вскоре она забыла обо всех страхах на свете. Рядом с ним ей не страшны любые опасности, и спустя несколько минут Лани уже бойко барахталась в изумрудной воде, обдавая Рилла огромным облаком жемчужно-белых брызг. И вот, когда они как раз должны были поцеловаться, кому-то срочно потребовалось с ней связаться.

Лани укоризненно посмотрела на армейскую «Чайку», самым подлым образом вибрирующую на запястье. Но коммуникатор даже не дрогнул, точнее, дрожать не перестал, словно демонстрируя, что такой мелочью, как упрекающий взгляд сопливой девчонки, его не возьмешь. Девушка вздохнула и коснулась сенсора. На небольшом дисплее высветились строчки сообщения, отправленного дежурным оператором: «Младшему лейтенанту Катт в 17.45 прибыть в ангар Первой эскадрильи. О прибытии доложить старшему лейтенанту Волсу. Форма одежды — гермокомбинезон». Последнее предложение Лани дочитывала уже в полете по маршруту кровать — душевая кабина, сорвавшись с ложа одним прыжком. Сон смело, словно ударом тяжелого плазмоизлучателя. Ее вызвал Рилл! Да еще в гермокомбинезоне! Значит, она будет летать! Он ей поверил, он все-таки ей поверил! Он не мог не поверить, ведь он такой... такой замечательный!

Такой умный! Такой чуткий! Он!.. А она сейчас!.. А он!.. А она!.. Поток эмоций захлестнул Лани с головой, и она на мгновение покинула окружающую реальность. В результате были немедленно перепутаны сенсоры на панели управления душевой кабиной, и мощный удар ледяных водных струй быстро вернул ее в мгновенно продрогшее насквозь тело, От внезапно наступившей вокруг почти космической мерзлоты сдавило дыхание, и крик застыл где-то на полпути между легкими и голосовыми связками. Автоматика душевой кабины заподозрила системный сбой в головном мозгу юного пользователя, и выровняла температуру воды до оптимальной. Экстремальная встряска пошла на пользу, и к Лани вернулась способность мыслить, с помощью которой она немедленно пришла к выводу, что таких больших глаз, как секунду назад, у нее не было еще ни разу в жизни. Девушка сделала воду погорячее и пару минут грелась, опасливо поглядывая на встроенный в стену душевой кабины хронометр. Времени у нее оставалось чуть меньше часа, а еще предстояло привести себя в порядок, и гермокомбинезон надо проверить, вдруг где-нибудь запачкался, или гермошлем запылился, не может же она предстать перед Риллом в ненадлежащем виде! Стоит поторопиться.

За полчаса до назначенного срока Лани уже явилась в ангар. Рилла еще не было, и девушка принялась придирчиво разглядывать свое отражение, воспользовавшись вместо зеркала кокпитом перехватчика Волса. Жаль, что гермокомбинезон такой неуклюжий. И почему не введут разные комбинезоны для мужчин и женщин? Неужели обязательно воевать в таком мешковатом виде? Куда только смотрит начальство? Лани на миг погрустнела. Глядя правде в глаза, приходилось признать, что начальство умело смотреть куда надо. Всем боевым пилотам-асам снаряжение изготавливалось только по индивидуальному заказу, с детальным учетом антропометрии, эргономики и личных требований. Вот только для этого сначала нужно было стать асом. Лани вздохнула, вспомнив Алису в ее эксклюзивном небесно-голубом комбинезоне. Потрясающе красиво! Ей обязательно нужен такой же, точно по фигуре! Лани нахмурилась, вспомнив о произошедшем накануне.

Глубинный патруль вернулся из многосуточного поиска вчера вечером, и все свободные от вахты пришли к ангарам встретить своих боевых товарищей. Рилл был усталым и от этого еще более красивым, чем обычно. Он первым делом принял доклад от дежурного о положении дел в эскадрилье в его отсутствие, потом пообщался с новичками, и только убедившись в том, что все в порядке, позволил себе немного расслабиться. Лани сначала хотела поговорить с ним о повторном экзамене, но, видя, как утомлены все вернувшиеся пилоты, решила не загружать его своими проблемами. Ему надо отдохнуть, а пересдача подождет до завтра, решила Лани и просто любовалась его серыми глазами, стоя среди других новичков. Но тут влезла эта противная Бэкко со своим декольте! Рыжая паучиха весь вечер увивалась вокруг него, не умолкая ни на минуту, и чуть ли не тыча ему в глаза своими сиськами. Неужели так трудно понять, что человек устал, что ему необходим отдых, и оставить его в покое?! Так ведь еще и ни разу не сказала ничего умного! Вот дура. Она думает, что такой серьезный мужчина, как Рилл, будет часами пялиться на ее декольте, и даже не задумается о смысле сказанных ею слов. Фи! Тоже мне, знаток мужской психологии. Между прочим, Рилл очень умный, а умных мужчин интересует внутренний мир женщины, а не ее декольте. Да он даже не посмотрел туда ни разу! Ну, почти не посмотрел. То есть, он это делал постоянно, но это вовсе не от того, что там себе уже понадумала Бэкко, а всего лишь потому, что избежать столь сомнительного зрелища ему было просто невозможно, она же вертелась вокруг него словно перехватчик на короткой орбите. После такого кому угодно всю ночь будут сниться сиськи. Ну, и кому такое понравится? Тщательно все взвесив, Лани пришла к выводу, что оценила ситуацию правильно. Но на всякий случай стоит как можно скорее обзавестись правильным обмундированием. Вот сейчас она сдаст экзамен так, что Рилл будет доволен ее мастерством, и обязательно включит ее в боевое расписание. В первом же бою она сожжет целую кучу Инсов, и первым делом закажет себе пару-другую таких комбинезонов, что Рыжая позеленеет от зависти. Надо обязательно проследить, чтобы материал облегал бедра как можно плотнее, вид сзади — это одна из ее сильных сторон, надо этим воспользоваться. К тому же девчонки из третьей эскадрильи как-то шептались, что Волсу нравится, когда столь выразительная часть женской фигуры в хорошей форме. Это, конечно, сплетни. Но попробовать не помешает. И заодно лишний раз побесить Бэкко, у которой это самое место как раз и не самое! Лани слегка прогнула спину и, плавно покачивая бедрами, исполнила несколько танцевальных па, напевая про себя популярную мелодию. Получилось великолепно. Ха! Бэкко отдыхает! Ему точно очень понравится! Лани хихикнула.

— Я рад, что оптимизм не покинул вас, несмотря на неудачу на экзамене, младший лейтенант Катт, — спокойный голос Рилла за спиной заставил Лани подпрыгнуть от неожиданности.

— Я... мне... то есть... — появление Волса застало ее врасплох.

Она представила, что он должен был подумать, увидев ее, глупо хихикающую собственному отражению, будучи единственной из всех пилотов полка, не допущенную к боевым вылетам. Порази ее космическая радиация, из-за своей глупости она снова все испортила. Волс с интересом ученого из Роса, разглядывающего снимки нового штамма фагобакте рии, молча, смотрел на нее. Лани обреченно вздохнула и, приняв стойку «смирно», упавшим голосом доложила:

— Младший лейтенант Лани Катт по вашему приказанию прибыла!

— Вольно, — разрешил Волс. Его лицо по-прежнему ничего не выражало. — Любите танцевать?

Вопрос поставил Лани в тупик. Секунду она соображала, что же ответить. Сказать «нет», а вдруг он тоже любит танцевать? Снова опростоволоситься было ужасно. Сказать правду, а вдруг это провокация? Окажется, что она только на то и способна, как несерьезно относиться к службе.

— А вот я не умею совсем, — грустно улыбнулся Волс. — Все как-то не до того было. Сначала детский дом, потом война... — Он прошел мимо нее к перехватчику. — Только и остается, что по сети посмотреть, как танцуют профессионалы.

«Дура!» — мысленно поздравила себя Лани. Надо было сразу соображать! А теперь, если, например, признаться, что она хорошо танцует и предложить научить, он расценит это как подхалимство.

Волс ласково погладил обтекаемый борт боевой машины:

— Я умею танцевать только на этом.

Глядя на Волса, стоящего около перехватчика, Лани вдруг поняла, как неуловимо они похожи: боевой пилот-ас со стройной фигурой и внимательными серыми глазами, и грозная боевая машина с хищным стремительным силуэтом матово-серого цвета.

— Но на нем я танцую так, что ему за меня не стыдно.

Лани с завистью отметила, что он говорит о перехватчике с любовью, прямо как о живом существе. Ей ни разу не удавалось слиться с боевой машиной в одно целое. Но она сможет, она обязательно сможет! Только бы он ей поверил...

— Вы тоже из детского дома? — осторожно спросила девушка.

— Тут много кто из детского дома. — Волс неторопливо обходил перехватчик, внимательно оглядывая машину сантиметр за сантиметром. — Восемьдесят девять процентов вооруженных сил состоят из воспитанников детских домов. Корпорация лишила родных и близких десятки тысяч детей, особенно во времена своей агонии, и многие из нас пошли в армию, едва только возникла такая возможность. Мне исполнилось пятнадцать, когда Древние освободили Кольцо Марса. Через месяц я уже был курсантом самой первой летной школы.

Лани мысленно закусила губу. Десять лет. Рилл уже десять лет на войне, и самое близкое для него существо — это его перехватчик. Она представила, как ему должно быть одиноко, и пожалела, что не решилась предложить уроки танца. Снова мимо. Вечно я все делаю не так!

— Глубинный патруль обнаружил в секторе разведку Инсектората. Ее активность была полностью пресечена, — Волс остался доволен внешним осмотром боевой машины и вновь обернулся к Лани. — Но! Из Генерального Штаба пришла шифрограмма за подписью самого Тринадцатого. Ее содержание является совершенно секретной информацией, могу только сказать, что скоро нам потребуются все военные пилоты, которые только есть в системе Альфа Центавра.

—Я могу делать боевые вылеты! — не выдержала Лани. — Правда! Этот симулятор, он ошибся! Честное слово, я не теряла сознание, разрешите мне еще раз сдать экзамен, я докажу! — ее снова захлестнуло эмоциями, и она задохнулась от волнения.

— Я вам верю, младший лейтенант, — Волс чуть улыбнулся. — Тренажер действительно мог ошибиться, это допустимо.

— Правда? —Лани недоверчиво посмотрела на него, опасаясь издевки. — Но почему он тогда так грубо производит расчеты?

— Не грубо, — Волс покачал головой. — В его программу внесены стандартные данные, в том числе и медицинские. А они гласят, что максимальный предел ускорения для пилота, прошедшего специальную медподготовку, составляет 12g, — он достал мемопластину и вывел на дисплей несколько столбцов с данными. — В вашем случае, Катт, ускорение превысило отметку в 13g. Поэтому автоматика сочла вас вышедшей из строя.

— Но я не теряла сознания! — Лани почувствовала, как к горлу подступает ком обиды.

— Я обратил на это внимание, — согласился Волс. — Но необходимо было все проверить. Ведь автоматика не могла позволить вам умереть на самом деле, и вполне могла искусственно понизить силу имитации физического воздействия перегрузок. Поэтому я взял данные по вашему маневру с собой в патруль, чтобы иметь возможность во всем разобраться, как только для этого представится время.

— Значит, вы мне верите? — с надеждой спросила Лани. — Это была вина автоматики?

— Не совсем так, — покачал головой Волс. — Автоматика действительно понизила нагрузки. Она не имеет права выдавать воздействия больше, чем предельно допустимая медиками величина.

— Но, как же так... — Лани уже не знала, что сказать. Волс тем временем продолжил:

— Однако я и сам обратил внимание, что ваше состояние не походило на критическое. К тому же мне неоднократно удавались маневры с ускорением в 12g, и я при этом оставался в норме. Поэтому я составил рапорт с просьбой об экспертной помощи и отправил его на имя Командующего.

Лани охнула:

— Минуя вышестоящее начальство? Самому Командующему! У вас будет из-за меня куча неприятностей...

— Не будет, — снова улыбнулся Волс. — Для решения задач, касающихся непосредственного совершенствования тактических способов ведения боя, а также связанных с ними вопросов, существует специальная форма рапорта, введенная лично Тринадцатым. И целый экспертный отдел при Генштабе.

— А когда... —Лани смутилась, понимая, что ее торопливость выглядит слишком по-детски. — А когда придет ответ?

— Он уже пришел. — Волс был все так же невозмутим.

— Я... могу на него посмотреть? — Лани затаила дыхание.

— Можете, — кивнул головой Волс и протянул ей мемопластину, густо заполненную цифровыми выкладками, диаграммами и схемами боевого пилотажа высшей степени сложности.

Она вчиталась в начальные строки.

— Здесь так много... — неуверенно сказала Лани. — Разрешите взять его с собой для детального ознакомления?

Ответ действительно был предельно емким, и она поймала себя на мысли, что боится перемотать информационный поток до конца и увидеть итоговую резолюцию. Отрицательный вывод сейчас ее точно добьет. Лани глубоко вздохнула, пытаясь побороть подступившую робость.

— Возьмите, если хотите, — пожал плечами Волс. — Но особого смысла в этом нет. Его содержание уже поступило в общую информационную сеть флота. В двух словах: успешное выполнение вами маневра подтверждается. Экспертизу проводила сама эксперт-командор Тринадцатая, а ведь она лучший пилот в человеческом космосе, если не во всей нашей галактике. В ходе тестов ей удалось выполнить ваш маневр при еще большей интенсивности. Она проделала петлю при ускорении в 15g. Все подробные выкладки приведены в отчете. Эксперты допускают, что отдельные пилоты, имеющие повышенную выносливость организма, могут успешно выполнять подобные маневры. Более того, командирам подразделений рекомендовано внести соответствующие поправки, устанавливающие исключения для расчетов допустимых пределов имитации, в программы боевых тренажеров. Так что ваш экзамен официально считается пройденным.

Лани с трудом сдержала желание запрыгать и издать от счастья какой-нибудь визг. Класс!!! Она прошла самый главный экзамен! Ее маневр проверяла сама Алиса! Девчонки умрут от зависти!

— Я очень рада, что все так закончилось, — стараясь выглядеть как можно спокойнее, ответила она. — Спасибо большое! Этот инцидент уладился только благодаря вам.

Лани была готова съесть Рилла глазами. Он просто чудо! Он про нее не забыл даже в полном опасности рейде!

— Не стоит благодарности, младший лейтенант, — слегка отмахнулся Волс. — Каждый командир обязан заботиться о своих подчиненных. Любой в данной ситуации поступил бы точно так же, будь он на моем месте.

Лани преданно взирала на Рилла, внутренне светясь от счастья. Он самый лучший, это точно!

— Теперь, когда все вопросы разрешены, перейдем к делу, — Волс убрал остальные документы в планшетный клапан комбинезона. — Так как экспертная комиссия признала наличие у вас, Катт, повышенных возможностей, я бы хотел посмотреть, на что именно вы способны в космосе. Вылетаем сейчас, приказ о закреплении за вами боевой машины уже подписан. Вы получаете борт номер 81-557Б, он стоит на шестом пилоне, пойдемте, я покажу.

В первую секунду Лани не поверила своим ушам. Ей дали машину! Самой первой среди новичков. Она поспешно зашагала за Волсом, на всякий случай на ходу моргая глазами. Мало ли что, вдруг ей все это снится. Но все было вполне реальным. Они подошли к шестому пилону, и у Лани на мгновение захватило дух от восторга. В держателях систем обслуживания застыла «Плеть». Тяжелый перехватчик малого радиуса действия — страх, ужас и ночной кошмар пилотов Чужих. Хищные стремительные обводы боевой машины замерли в обманчив


Содержание:
 0  вы читаете: Древний. Война. : Сергей Тармашев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap