Фантастика : Космическая фантастика : Время ярости : Стэрджон Теодор

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Сценарий для телесериала «Star Trek:TOS»"Звездный Путь:Оригинальные серии", серия «Amok Time» 1967.

Перевод - Данита

http://www.samaratrek.ru

Время ярости

Теодор Стэрджон

Со Споком творилось что-то неладное. Первой это заметила Кристина Чэпел. Именно она сообщила Маккою, что Спок совершенно перестал есть. Доктор, присмотревшись к первому помощнику повнимательнее, не заметил больше ничего необычного, не считая постоянно нарастающей напряжённости – Маккой даже назвал бы это нервозностью, не будь Спок вулканцем. А поскольку Спок был именно вулканцем, доктор счёл это собственным субъективным впечатлением.

Он ошибался. На третий день этого непонятного поста Кристина Чэпел попыталась угостить Спока ядовито-зелёной субстанцией под названием суп пломик, считавшейся на Вулкане деликатесом. Спок швырнул ей тарелку с супом прямо в лицо.

Этого было уже достаточно, чтобы Маккой, на следующий день после посудного инцидента и без всякой видимой связи с ним, заявил вулканцу, что ему пора пройти очередной медосмотр, в ответ на что логичный, лишённый эмоций первый помощник произнёс следующее: "Доктор, если Вы не прекратите совать свой нос в мои дела, я Вам шею сверну".

В каком бы состоянии Спок ни находился, он не мог не знать, что о его словах будет доложено капитану. Но вулканец опередил события, обратившись к Кирку с просьбой предоставить ему очередной отпуск и указав, что при теперешнем курсе им понадобиться отклониться лишь на 2.8 световых дня, чтобы доставить его на Вулкан.

К сожалению, у Кирка не было возможности удовлетворить просьбу своего помощника. За все те годы, что Кирк знал его, Спок ни разу не просил ни отпуска, ни даже увольнительной; более того, он отказывался от подобных предложений. Тех неиспользованных отпусков, которые у него накопились, хватило бы на шестерых. Но как раз теперь "Энтерпрайз" держал курс на Альтаир 6, чтобы принять участие в церемонии инаугурации вновь избранного президента; и хотя эта миссия не относилась к разряду чрезвычайно важных, приказ есть приказ, и о том, чтобы заскочить куда-нибудь по дороге, и думать не приходилось. Кирк предложил Споку взять увольнительную по прибытии на Альтаир 6, заметив, что там имеются прекрасные условия для отдыха; Спок холодно отклонил его предложение, и на том разговор закончился.

Но часов через шесть, когда первый помощник сменился с вахты, Кирк обнаружил, что корабль держит курс на Вулкан, и что сделано это по приказу Спока. Кирк тотчас передал дежурство Скотту и направился в каюту своего помощника.

Капитану нечасто доводилось там бывать, но теперь он подавил желание осмотреться. У него осталось лишь неясное впечатление простой, спартанской, с каким-то восточным оттенком обстановки, чем-то напоминающей походный шатёр воина. Спок сидел за столом, неотрывно глядя на маленький читальный экран. При входе капитана вулканец тотчас выключил его; Кирк успел лишь заметить лицо девочки, совсем ребёнка.

– Итак, мистер Спок?

– Да, капитан?

– Я требую объяснений. Почему Вы отдали приказ изменить курс?

– Сэр?

– Вы приказали взять курс на Вулкан. Я хочу знать, зачем Вы это сделали.

Спок слегка нахмурился.

– Я приказал изменить курс?

– Вы отрицаете это?

– Нет, – сказал Спок. – Никоим образом, капитан. Это вполне возможно.

– Тогда почему Вы это сделали?

– Капитан, – произнёс Спок, – если Вы говорите, что я это сделал, значит, так оно и есть. Но я не знаю, почему. И не помню, чтобы я это сделал. – Он выпрямился и взглянул Кирку прямо в глаза. – И поэтому я прошу Вас заключить меня по арест – изолировать – чтобы я не мог никого видеть, и чтобы никто не мог видеть меня.

– Но почему?

– Капитан, изолируйте меня. Я не хочу, чтобы меня видели. Я не могу объяснить… Ни один вулканец не станет говорить об этом.

– Спок, я хочу тебе помочь…

– Не спрашивайте меня ни о чём! – почти прокричал Спок. – Я не буду отвечать!

– Хорошо, – ровным голосом произнёс Кирк. – Я выполню Вашу просьбу. Но сначала, мистер Спок, приказываю Вам явиться в медотсек. Доктор Маккой ждёт Вас.

– Я вообще не понимаю, как Спок может жить – с такой начинкой и на таких оборотах, – сказал Маккой. – Его нормальный пульс – двести сорок ударов в минуту, а такого артериального давления, как у него, у людей вообще не бывает – причём, заметь, ту зелёную субстанцию, что течёт у него в сосудах, можно назвать кровью лишь с большой натяжкой. Но это в нормальном состоянии, Джим. При теперешнем положении дел, если мы не доставим Спока на Вулкан в течение восьми – нет, пожалуй, даже семи дней – он умрёт.

Умрёт? Но почему? Что с ним такое?

– Не знаю, Джим. Знаю только, что в деятельности жизненно важных органов возник дисбаланс, и что дисбаланс этот всё нарастает. Это как если бы у меня или у тебя в кровь постоянно поступало бы огромное количество адреналина. Спок не хочет говорить, что с ним. Но если этого как-то не остановить, физический и эмоциональный стресс убьёт его.

– Ты уверен, что он знает, что с ним?

– Да. Но он не сказал мне.

– Он сейчас заперт один, как хотел?

– Да, Джим. И на твоём месте я бы поостерёгся приближаться к нему. Звучит чертовски странно, но… я считаю, что он не владеет собой.

– Всё равно я должен с ним поговорить. Есть же какое-то объяснение! Как иначе можно узнать это?

– Думаю, ты прав, – сказал Маккой. – Но, Джим – будь осторожен.

– Мистер Спок, – произнёс Кирк как можно мягче. – Доктор Маккой сообщил мне о Вашем состоянии.

Спок молчал, глядя в сторону.

– Спок, он сказал, что если чего-нибудь не сделать, ты умрёшь. Что это, Спок? Это что-нибудь такое, что может быть сделано только на твоей планете?

Никакого ответа.

– Мистер Спок. Вас называют лучшим помощником капитана на всём Звёздном Флоте. Для меня это неоценимое преимущество. И если уж мне суждено его потерять, я хочу знать, почему.

Спок шевельнулся, а затем заговорил, торопливо, почти неразборчиво.

– Это… ни один инопланетянин не должен знать… лишь немногие, которым случилось… Вулканцы понимают – но даже вулканцы не говорят о таких вещах вслух. Это глубоко личное. Капитан, не требуйте от меня дальнейших объяснений.

– Не могу, – сказал Кирк. – Речь идёт о моём корабле, моём командовании, моём долге. Я требую объяснений. Как Ваш капитан, приказываю Вам отвечать.

– Капитан, есть вещи, которые важнее служебной дисциплины.

– Есть – иногда. Но ничто не может быть важнее здоровья, безопасности и благополучия членов моего экипажа. Обещаю считать всё, что Вы скажете, строго конфиденциальным.

Несколько секунд Спок колебался. Затем он заговорил.

– Это связано с… с…

Последнего слова было не разобрать.

– Связано с чем? – переспросил Кирк.

– С биологией.

– С какой биологией?

– С вулканской.

– С биологией вулканцев, Вы имеете в виду? Биологией воспроизводства? Да чего же тут стыдиться? Это бывает даже у птиц и у пчёл.

Спок уставился в пол.

– Мы не птицы и не пчёлы. Когда так гордишься своей логичностью, вдруг разом утратить её – как бывает в это время с нами…

Кирк ждал.

– Как вулканцы находят себе жён? – продолжал Спок. – Вы никогда не задумывались об этом, капитан? Как мы выбираем друг друга? Не сомневаюсь, Вы слышали множество шуток на этот счёт. Мы ведь так высокомерны, как горды, так бесстрастны – мы просто провоцируем такие шутки.

– Что ж, я слышал их, – медленно сказал Кирк. – Но, шутки в сторону, я полагаю, что это происходит как-нибудь… э… логично. Возможно, путём генетического отбора.

– Нет. Мы скрыли это за ритуалами и обычаем, окружили такой же завесой старины, как наши семь лун. Вы, земляне, даже не представления не имеете – это лишает нас разума. Это… это несёт с собой безумие, которое срывает с нас покров цивилизации. – Лицо Спока исказилось, плечи его поникли. – Это пон фарр – время совокупления.

– Но ты же не лосось и не угорь! В конце концов, ты…

– Наполовину землянин, – с болью договорил Спок. – И я надеялся, что мне не придётся пройти через это. Но моя вулканская кровь слишком сильна. Она велит мне отправиться домой, чтобы взять себе жену по вулканскому обычаю. Или, как говорит доктор Маккой, умереть.

– О Боже, – с трудом выговорил Кирк сквозь комок в горле. Только сейчас он смог понять, да и то смутно, чего стоило Споку сказать всё это.

Есть ли какой-нибудь выход? На церемонии инаугурации должны были присутствовать три корабля: "Энтерпрайз", "Эскалибур" и "Усердие". Ни один из двух остальных кораблей не находился достаточно близко, чтобы вовремя доставить Спока на Вулкан.

Никакой необходимости в присутствии целых трёх кораблей на церемонии не было, но именно так гласил приказ. И если Кирк нарушит его, командование…

К чёрту командование. Кирк был обязан Споку жизнью, и не один раз, а добрых полдюжины. Это стоит карьеры. Кирк шагнул к интеркому.

– Мистер Чехов, говорит Кирк. Курс на Вулкан. Варп 8.

– Э… есть, сэр, – в замешательстве отозвался Чехов.

– Конец связи.

– Капитан, – тихо произнёс Спок.

– Да, мистер Спок.

– С нами в это время происходит… это почти безумие – такое, какое Вы, не сомневаюсь, сочтёте отвратительным.

– Что ж, Вы терпеливо сносили мои безумства.

– Тогда не высадитесь ли Вы вместе со мной на Вулкан? Будет небольшая церемония. По обычаю, мужчину сопровождают его ближайшие друзья.

– Благодарю Вас, мистер Спок.

– И ещё – думаю, доктор Маккой догадался, что со мной такое, но не стал делиться своим мнением – и моим секретом.

– Полагаю, – медленно произнёс Кирк, – доктор сочтёт Ваше приглашение честью.

Кирк, Спок и Маккой материализовались на ровной, круглой, напоминавшей арену площадке. Окаймлявшие её каменные глыбы придавали ей наполовину естественный, наполовину искусственный вид; точно дожди и ветры превратили скалы в нечто вроде Стоунхенджа – или же разрушили Стоунхендж, образовали эти глыбы. Внутри круга располагался храм под открытым небом: две высокие каменные арки; яма, в которой разжигали огонь; и большие, изношенные временем колокола – от горячего ветра они покачивались, издавая негромкий, мелодичный звон. А за пределами этого круга песчаная равнина простиралась до самого горизонта, где вздымались зубчатые горы.

– Это земля моего рода, – сказал Спок. – Место вступления в брак. Она принадлежит нам вот уже более двух тысяч земных лет! – Голос его прервался; он указал на храм. Это – Кун-ут-Кал-иф-фи. Это означает "место бракосочетания и единоборства". В древности нам приходилось убивать, чтобы мы могли взять себе жён. Память об этом до сих пор ужасает нас. Возможно, это цена, которую мы платим – за свободу от эмоций во всё остальное время.

– Если мне позволено будет сказать… – начал Маккой.

– Вы здесь по приглашению, доктор.

– Тогда – ты сказал, что эта Т'Принг, которую ты должен здесь встретить, уже считается твоей женой.

– По уговору наших родителей. Когда нам было по семь лет, над нами совершили ритуал. Каждый из нас коснулся другого – так, как касаюсь я, чтобы почувствовать чужие мысли. Таким образом, наши сознания соединились – чтобы в надлежащее время мы оба явились в Кун-ут-Кал-иф-фи.

Послышался отдалённый звон, прозвучавший в тон с мелодией колоколов, и среди скал показались силуэты. На первый взгляд, их было восемь или десять. Процессию возглавляли четверо вулканцев, несущих нечто, напоминающее портшез. Следом двигались ещё двое; каждый из них держал высокий шест с ярко окрашенной рамой, увешанной колокольчиками.

Они приблизились, и Кирк разглядел, что внутри портшеза находится старая вулканка весьма властного вида; когда же носильщики опустили портшез на землю, и женщина вышла, Кирк с изумлением узнал Т'Пау, высшую вулканскую старейшину; единственную, кто когда-либо отказывался от места в Высшем Совете Федерации. Что характерно: Спок никогда не говорил, что его семья играет такую важную роль.

Рядом с Т'Пау шла невеста – не девочка больше, но стройная, грациозная девушка, красивая даже по земным понятиям. За ней шагал высокий, довольно красивый, атлетического сложения вулканец; а следом – другой, чуть пониже, но ещё более атлетического вида, несший на плече вулканскую боевую секиру. Остальные величественной поступью шли позади.

Отвернувшись, Спок шагнул к колоколам, подобрал с земли каменный молоток и ударил по ним. Раздался глубокий печальный звук. В ответ колыхнулись рамы в руках вулканцев, и висевшие на них колокольчики тихонько зазвенели. Т'Принг села на высеченное в камне сидение перед аркой. Т'Пау встала перед храмом, спиной к девушке. Высокий молодой вулканец застыл перед аркой неподвижный, точно каменное изваяние. Остальные выстроились полукругом за его спиной.

Неожиданно сильным движением Т'Пау подняла обе руки. Шагнув вперёд, Спок склонился перед ней. Она положила обе руки ему на плечи, словно благословляя, а затем взглянула поверх его головы на Кирка и Маккоя.

– Спок. Разве наши церемонии для чужаков?

– Они не чужие, – отвечал Спок. – Они мои друзья. Обычай даёт мне право пригласить их сюда. Их имена Кирк и Маккой. Я ручаюсь за них своей жизнью.

– Хорошо. – Т'Пау обернулась к тем, кто нёс колокольные знамёна. – Ках-иф-фи!

Колокольные знамёна шевельнулись, издав звон. Спок обернулся, чтобы снова ударить по колоколам своим каменным молотком – но в тот же миг Т'Принг резко вскочила и выкрикнула:

Ках-иф-ФАРР!

Вулканцы разом втянули воздух; даже у Т'Пау блеснуло в глазах изумление. Спок выговорил слова беззвучно, одними губами; дыхание его участилось, глаза сузились и превратились в щёлки. Т'Принг решительным шагом приблизилась к нему, взяла у него из рук молоток и отшвырнула прочь. Лицо её выражало презрение.

Вулканец с секирой вышел вперёд. Вид у него был небрежный и в то же время опасный – как у опытного палача.

– Эй, что всё это значит? – спросил Маккой. – Если тут затевается…

– Всё идёт как должно, – сказала старая женщина. – Она выбрала вызов на поединок.

– Что? – Маккой указал на вулканца, напоминавшего палача. – С ним?

– Нет. Он вмешается лишь в том случае, если будет проявлена трусость. Сейчас Т'Принг укажет своего бойца. Т'Принг: ты сделала выбор. Готова ли ты стать собственностью того, кто победит? Не женой – собственностью, без каких-либо прав?

– Готова, – сказала Т'Принг.

– Тогда выбери своего бойца.

Т'Принг величественно двинулась по площадке. Она остановилась перед молодым высоким вулканцем, и тот горделиво выпрямился, но она отошла. Затем она обернулась к Т'Пау.

– Как было с начала времён, – сказала Т'Принг, – как есть сейчас и как будет до скончанья времён, я объявляю свой выбор. – Она снова отвернулась. – Я выбираю его.

И указала на Кирка.

– Секундочку… – начал Кирк.

Одновременно высокий молодой вулканец шагнул вперёд, не скрывая ярости.

– Нет! – вскричал он. – Это должен быть я! Таково соглашение! Эта честь принадлежит мне!

Присутствующие разом заспорили по-вулкански. Пользуясь тем, что никто не обращает на них внимания, Кирк быстро спросил Маккоя:

– Что будет, если я откажусь?

– Не знаю, Джим. Скорее всего, Споку придётся сражаться с этим парнем. И в своём теперешнем состоянии победить он не сможет. Но, Джим, похоже, бой будет жарким – в этом пекле и при разреженном воздухе. Боюсь, что и ты не сможешь победить – даже если захочешь.

– Я не намерен возвращаться на корабль с телом погибшего помощника. С другой стороны, тут эта Т'Пау – весь Вулкан в одном флаконе. Как это будет выглядеть, если капитан Звёздного Флота пойдёт на попятную из страха?

– Но…

– И даже если я не сумею одолеть его… что ж, если я почувствую, что это становится опасным, то просто сдамся. Спок победит, и честь его не пострадает. Или может, мне удастся оглушить его…

Кройках! – резко произнесла Т'Пау. Шум разом стих, словно кто-то выключил звук.

– Я прошу прощения, – сказал высокий молодой вулканец и вернулся на своё место перед аркой – хмурый, непреклонный, но уже без прежнего вызывающего вида.

– Я согласен, – сказал Кирк. Он бросил взгляд на своего помощника, но Спок, казалось, не замечал его, поглощённый церемонией.

– По нашему закону, – заявила Т'Пау – поединок начинается на лирпах.

Двое вулканцев шагнули вперёд, каждый держал устрашающего вида оружие. К одному концу тяжёлого древка крепилось полукруглое, остро отточенное лезвие; другой, окованный металлом, представлял собой тяжёлую дубину.

– Если же оба соперника остаются в живых после сражение на лирпах, – продолжала Т'Пау, – поединок продолжается на ахн вун – поединок насмерть. Кли-ит!

При этом возгласе Спок резко повернулся лицом к Кирку. В глазах его горела слепая ярость. Он поднял оружие.

– Ну, нет! – сказал Маккой. – Никто не говорил о бое насмерть… Он замолчал, когда похожий на палача вулканец шагнул к нему, подняв свою секиру. Глотнув, доктор продолжал. – Т'Пау, эти люди друзья. Заставлять их сражаться друг с другом, пока один из них не убьёт другого…

– Вызов сделан и принят по закону. Не было никакого принуждения. Однако Спок может отклонить вызов. Спок? Что ты решишь?

Спок продолжал смотреть на Кирка, не узнавая его. Затем внезапно он хрипло, презрительно выкрикнул:

Кли-фах !

– Вот тебе и ответ, Боунз, – сказал Кирк. – Теперь отойди подальше. Ты ничего больше не можешь сделать.

Маккой не двинулся с места.

– Тогда я прошу для него справедливости. На вашей планете слишком жарко для нас, и воздух…

Спок сделал ложный выпад, даже не дав ему договорить. Кирк сумел увернуться, но Спок, вновь взмахнув оружием, внезапно повернул его и нанёс Кирку сокрушительный удар окованным металлом концом. Кирк упал и едва успел перекатиться, прежде чем Спок, вновь повернув оружие, рубанул лирпой. Лезвие вонзилось в землю.

Кирк что было сил ударил Спока по ногам. Вулканец упал, и Кирк вскочил на ноги. Он уже обливался потом и тяжело, со свистом дышал. Боковым зрением он увидел, как вулканец с секирой надвигается на Маккоя.

– Я не могу следить за вами обоими, Боунз! – прокричал он. – Отойди, пока меня из-за тебя не убили!

Повернувшись к Т'Пау, Маккой вытащил из рюкзака гипоспрей.

– Неужели вулканцы боятся сражаться по честному? – громко спросил он.

– Что это?

– Стимулятор. Чтобы компенсировать жару и нехватку воздуха.

Кройках! – сказала Т'Пау. Все замерли. – Твоё требование справедливо.

Маккой прижал гипоспрей к руке Кирка. Послышалось характерное шипение. Затем доктор отошёл.

Спок тотчас кинулся на Кирка. На этот раз Кирк сделал ложный выпад. Спок отразил его удар, точно они были марионетки, связанные одной нитью. Кирк снова сделал выпад, с тем же результатом.

Издав нечленораздельный выкрик, Спок молниеносно ударил, целясь в левую руку. Кирк уклонился и ударил Спока по ноге. Спок упал, и Кирк кинулся на него, чтобы прижать к земле. Но вулканец молниеносно перекатился, и Кирк, промахнувшись, упал.

Оба мгновенно вскочили на ноги и стояли, пригнувшись. Спок поднял своё оружие, точно собираясь бросить его, и Кирк напрягся, готовый отскочить в сторону. Но вместо этого Спок повернул лирпу окованным металлом концом и кинулся на Кирка.

Они сошлись, точно две чудовищные машины, грудь в грудь, глядя друг другу прямо в глаза; свободной рукой каждый из них схватил запястье соперника, державшее оружие. Мощным рывком, от которого у Кирка хрустнули кости, Спок вырвал у него лирпу; сделав два лёгких, грациозных шага назад, точно танцор фламенко, сломал её и отшвырнул древко прочь. А затем поднял свою лирпу, собираясь нанести последний, сокрушительный удар.

– Спок! – закричал Маккой. – Нет!

Они всё ещё стояли на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Приёмом каратэ Кирк ударил Спока по запястью. Лирпа вылетела из рук вулканца и отлетела на несколько шагов.

Кройках! – вскричала Т'Пау.

Спок вновь замер. Двое вулканцев опять заторопились к ним; каждый держал ремень около трёх футов в длину и четыре дюйма в ширину. Один ремень был вручен Споку, который попятился, выжидая; другой – Кирку.

– Ремень? – спросил Кирк. – И это всё?

– Это ахн вун, – сказала Т'Пау. – Самое древнее и самое опасное оружие Вулкана.

Кирк недоумённо повертел ремень в руках. Что с ним делать? Он не был достаточно длинным, чтобы использовать его как бич, и…

Спок же не колебался ни секунды. Подобрав камень, он одним движением превратил ремень в пращу. Кирк понял слишком поздно. Брошенный камень со всей силы ударил его в рёбра, и он упал.

Когда Кирк, шатаясь, попытался подняться на ноги, Спок, держа теперь ремень за оба конца, кинулся на него. Вулканец захлестнул ремень вокруг его ног, дернул – и Кирк упал снова.

Спок мгновенно навалился на него, захлестнул ремень вокруг его шеи и стал душить. Кирк пытался сбросить с себя вулканца, но с мышцами его происходило что-то неладное: они повиновались медленно, и двигались совсем не так, как приказывал мозг.

Горло сдавило сильнее. Последним усилием Кирк попытался схватить Спока за руки, но даже не дотянулся. В глазах у него потемнело. В ушах шумела кровь. Он чувствовал себя беспомощным, слепым, парализованным.

Кройках! – Голос Т'Пау донёсся откуда-то издалека.

Торопливые приближающиеся шаги. Голос Маккоя, исполненный горечи.

– Отпусти его, Спок. Всё кончено. Он мёртв.

У него было какое-то странное ощущение. Он ничего не видел, ничего не чувствовал, он даже не был уверен, что дышит. Лишь голоса доносились до него – словно он слышал, как кто-то переговаривается по интеркому, или сидел в театре спиной к сцене.

Т'ПАУ: Я скорблю вместе с Вами, доктор.

СПОК: Нет. Я – нет, нет…

МАККОЙ: Маккой вызывает "Энтерпрайз".

УХУРА: "Энтерпрайз". Лейтенант Ухура слушает.

МАККОЙ: Сообщите в транспортаторную, чтобы приготовились поднять группу высадки. Как это ни странно, мистер Спок, Вы теперь капитан. Какие будут приказания?

СПОК: Я… я последую за вами через несколько минут. Скажите мистеру Чехову, чтобы рассчитал курс на ближайшую базу, где я… сдамся властям… Т'Принг.

Т'ПРИНГ: Да?

СПОК: Объясни.

Т'ПРИНГ: Уточни.

СПОК: Почему поединок; почему ты выбрала своим бойцом моего капитана.

Т'ПРИНГ: Я хотела Стонна. Стонн хотел меня.

СПОК: Не вижу логики в том, чтобы предпочесть Стонна мне.

Т'ПРИНГ: Он прост, и им легко управлять. Я рассчитала, что существуют следующие возможности: если победит твой капитан, он не захочет меня, и я возьму Стонна. Если победишь ты, ты освободишь меня, потому что я осмелилась бросить вызов, и я опять же возьму Стонна. Но даже если бы ты не освободил меня, это ничего бы не изменило, ибо ты опять улетел бы, оставив мне своё имя и состояние – и Стонн по-прежнему был бы со мной.

СПОК: Твоя логика безупречна.

Т'ПРИНГ: Твои слова честь для меня.

СПОК: Стонн! Она твоя. Со временем ты можешь обнаружить, что обладание далеко не так приятно, как желание. Это нелогично, но зачастую это правда… Говорит Спок. Поднимите меня на корабль… Живи долго и преуспевай, Т'Пау.

Т'ПАУ: Долгой жизни тебе и преуспевания, Спок.

СПОК: У меня не будет ни того, ни другого. Я убил своего капитана – и своего друга.

А затем и слух покинул Кирка, и долгое время он не ощущал ничего.

Когда сознание медленно вернулось к нему, он обнаружил, что находится в медотсеке своего корабля, и что над ним склоняется Маккой. Тут же сидел Спок, закрыв лицо руками; плечи его тряслись.

Кристина Чэпел появилась в поле зрения; мягко отведя руки Спока от его лица, она заставила его повернуться к капитану. Кирк слабо улыбнулся и заговорил – тоже слабо, но бодро.

– Мистер Спок, я в жизни не думал, что когда-нибудь увижу…

– Капитан! – Спок уставился на него с нескрываемым изумлением. Затем, почувствовав, что лицо и голос выдают его с головой, он отвернулся.

– Кристина, – сказал Спок, – я думаю, мистеру Споку сейчас не повредило бы поесть чего-нибудь горячего. Почему бы тебе не дать ему немного этого отвратительного супа пломик. А потом приведи его сюда, и я осмотрю его. Иди, Спок. Она тебе всё объяснит.

Кристина повела вулканца к выходу. У самых дверей Спок обернулся и сказал:

– Суп пломик не отвратительный, доктор. Это очень хороший суп.

Двери за ним закрылись. Кирк и Маккой улыбнулись ему вслед. Затем Кирк откинулся на подушку и убрал с лица улыбку.

– Вы, мистер, – сказал он Маккою, – отъявленный мошенник.

– Ну, ошибся, – пожал плечами Маккой. – Ввёл тебе по ошибке роноксилин Д. Никто даже не солгал. Ты был мёртв – по всем нормальным параметрам. Необходимо было как можно скорее вытащить тебя оттуда и доставить на корабль – иначе ты был бы мёртв по любым параметрам.

– Со Споком всё в порядке?

– Думаю, да. На всякий случай осмотрю его.

Кирк приподнялся на кровати.

– Где мы?

– Лежи где лежишь. – Маккой снова уложил его. – Мы всё ещё на орбите вокруг Вулкана.

Кирк дотянулся до кнопки интеркома у изголовья.

– Кирк вызывает мостик.

– Мостик. Зулу слушает.

– Покидаем орбиту, мистер Зулу. Передайте штурману, чтобы рассчитал курс на Альтаир 6 на полной скорости. И скажите Скотти, чтобы развёл пары – нам надо поспеть на инаугурацию!

– Есть, сэр. Конец связи.

Кирк снова откинулся на подушку. Маккой, глядя на него, кисло сказал:

– Знаешь, Джим, когда-нибудь эти церемонии тебя доконают.

– В таком случае, Боунз, не забудь: тебе надлежит воскресить меня.




Содержание:
 0  вы читаете: Время ярости : Стэрджон Теодор  1  Использовалась литература : Время ярости
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap