Фантастика : Космическая фантастика : Дракон, чудо для Лауры : Александра Цель

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу




Что происходит в мире, где правят умирающие боги, где самые могущественные люди — пешки в чужой игре… несовершеннолетняя девушка лишь одна из фигур на этом игровом поле, случайная помеха на чужом пути. Сражаясь за свою жизнь, она всё глубже погружается в пучины безумия. Спасти её может только чудо, но нужно ли её спасти?

Александра Борисовна Цель

Дракон, чудо для Лауры

Глава первая

Бегство в неизвестность

Какой дурак придумал эти безумно короткие летние ночи?!! Они стремительно проносятся мимо, хлопая рваным плащом, не глядя, задевают локтём и оставляют тебя позади, не замечая причиненной боли.

Ночь кончилась слишком быстро, и когда она, наконец, добралась до внешней стены, было уже слишком светло, чтобы думать о незаметности. Девушка скорчилась в своем ненадежном убежище и размышляла о будущем. Под тихий гул вентиляторов, забиравших чистый воздух с поверхности, для его дальнейшей очистки, подогрева, увлажнения и распространения по всем подземным закоулкам гигантского комплекса, прекрасно думалось… и тянуло в сон. Девушка встряхнулась, прогоняя усталую дрёму. Эта дыра, в которую она забилась, была частью вентиляционной системы, и как хорошо, что ей удалось глянуть на схему поместья. Но не сидеть же ей здесь вечно, и рано или поздно, но сюда точно заглянут. Она не единственная, кто знает схему технических каналов Поместья. Но к счастью, никто не знает, что однажды она пошарила на столе в кабинете начальника хозяйственной части, притворяясь уборщицей, пока хозяин кабинета щупал её напарницу в кладовке. Похотливый костлявый дурак, если Мадам узнает, что секретные планы Поместья доступны простым уборщицам…

Осторожно, стараясь не звякнуть, девушка опустила нож на пол, и нетерпеливо заколола волосы, лезущие в глаза. У неё сейчас всего и было, что старая заколка, да штопанная, папина ещё рубашка, которую она носила вместо ночнушки. Пришлось бежать как была, на сборы не оставалось времени. Да и сколько вещей может быть у сироты из бараков? Хорошо, хоть нож, украденный на кухне, она заранее припрятала неподалёку. Ах да, ещё есть сандалики, с лопнувшим ремешком, словом не обмундирование для долгой прогулки по лесу, а полное его отсутствие.

Девушка глубоко вздохнула, прислушалась. Тишина, то ли её ещё не хватились, то ли не догадываются поискать здесь. Но и тогда сначала проверят записи камер наблюдения — сперва открытых, расположенных в очевидных местах, а затем замаскированных. Такова процедура. Потом они выяснят, что беглянка исчезла из поля зрения камер в столовой. На кухонном складе есть малый шлюз для грузовых планетолётов, доставляющий продукты питания. Пусть они выясняют, не пробралась ли она тайком на борт. Девушка надеялась сбить преследователей с толку, пробираясь к противоположной стороне Поместья. Но не стоит слишком надеяться на тупость преследователей. Лезвием ножа она вскрыла защелку, ребристая панель со скрипом отодвинулась. Несколько долгих минут карабканья по узкой трубе воздухозаборника, сопротивляясь холодному ветру, и вот, наконец, открывается пляж. Девушка мешком вывалилась на холодную гальку. Задрав голову, она посмотрела на серую металлическую стену, окружавшую Поместье, уходящую в небо, угрожающе нависающую над вселенной… Конечно, реально стена не была так уж велика, но когда ты просидел за ней столько времени, поневоле научишься уважать её уверенное величие.

Огромный пляж, пологой дугой уходящий за горизонт, был сиротливо пуст, но девушку тревожила близкая полоса густого леса слева от неё, начинающаяся за условной чертой, которой достигали волны во время прилива. Там могли стоять тысячи пиратских кораблей (малых катеров, планетолётов и даже звездолетов), и всё равно, она бы их не увидела за густыми зарослями джунглей.

Планета Тарка, развлекательный центр галактического значения и крупнейший в известной человечеству вселенной приют для межзвёздных пиратов. Дикие джунгли, полные опасных тварей и покрывавшие единственный материк, занимавший четверть всей поверхности этой планеты, служили великолепной защитой от наземных войск, а фривольные законы Тарка даже прикрывали нелегальных граждан от полицейских сил Федерации. В некотором смысле Тарка была поделена между тремя силами: южное побережье власти и мягкий климат отдали игорному бизнесу и другим развлекательным заведениям, центральная часть материка принадлежала дикарям, потомкам первой попытки колонизации Тарка, неудачной, остальную часть побережья занимали фермы, женские деревни пиратов, где космические бандиты держали своих жён, детей и ценных пленников, и Поместью… Она с ненавистью оглянулась на серую стену.

Остаётся надеяться, что все пираты ушли на промысел, сейчас же торговый сезон. Впрочем, в открытом космосе всегда торговый сезон… И если ей крупно повезёт, здесь её никто не обнаружит. Если пираты в то время, пока она будет бежать мимо, будут находиться далеко отсюда, либо крепко спать, или заняты работой, или, на худой конец, просто отвернутся… Если за полдня пути с ней ничего не случится… Если Мадам не догадается где её искать… если её не сожрёт какой-нибудь хищник… тогда она доберётся до женской деревни пиратов, и если атаманша согласится, то тогда и только тогда у неё будет надёжная защита. Слишком много «если», но что поделаешь? Расклад не из лучших, но как карты легли.

Девушка внимательно посмотрела на нож, свою единственную гарантию выживания. Оружие так себе, и хотя, покинув кухню, он сильно изменился, обзавёлся балансом, заострился… ей лучше подошла бы шпага или кинжал, старые привычки так легко не забываются… или бластер… или пара крепких ребят с завода…

Или патрульный крейсер. Хватит мечтать, резко оборвала она себя, чего нет, того нет! Шевели ножками, дура!!

Серая галька больно била по голым пяткам, разваливающиеся сандалии она решила поберечь для леса. Обувь получше ей достать не удалось. Девушка не решалась сразу войти под опасное прикрытие изумрудно-зелёных зарослей, где на каждом шагу ей грозила встреча со смертью в виде местных тварей, пиратов, и хорошо ещё, что дикари никогда не приближались к берегу ближе чем на сотню километров.

Хорошо, что даже в стане врагов у тебя могут быть друзья, и если бы не та карлица, маленькая посудомойка… Бедняжка, какая же тяжёлая жизнь у неё, если она не смогла забыть однажды оказанной мелкой услуги?! Рискуя жизнью, малышка пробралась в спальню сирот, по-своему стремясь отплатить за добро, но если Мадам её вычислит…

Девушка поёжилась. Спасти от побоев и спасти от смерти — это не совсем равноценный обмен.

Неприятности начались неожиданно, как им и полагалось начинаться. Слева раздалось чьё-то разнузданное пение, и из лесу вывалилось полдюжины мужиков одетых в потрёпанные рабочие комбинезоны с отличительными знаками нескольких крупных торговых компаний. Сердце упало, их вид яснее ясного говорил об их профессии. И они были пьяны, а значит, недавно вернулись из удачного рейса.

Несмотря на изрядно приподнятое алкоголем настроенье, слепыми пираты, к сожалению, не были. Радостный вопль мужчин, неожиданно обнаруживших на своём пути молоденькую девушку не оставил надежд на бегство. Ей бы немного времени, и можно было попробовать закопаться в гальку, другого укрытия на каменистом, разглаженном прибоем пляже не найти, но теперь уже поздно мечтать остаться незамеченной. Придётся драться. Девушка быстро оглянулась, подыскивая укрытие. Вот, небольшая каменистая коса, с трёх сторон её защитит океан, а с четвёртой она и сама управится. Пираты приближались осторожно, близость океана сдерживала и пугала.

— Не подходите! — она грозно взмахнула ножом.

Пираты не ожидали сопротивления, да и кухонный нож за таковое не посчитали. Она их только посмешила. Под громкий хохот товарищей ближний пират — худенький коротышка, с неё ростом — вытащил шпагу. Игра принята. Он поправил потертый комбинезон, одёрнул рукава, шутливо поклонился и напал. Первый его удар девушка отбила лезвием, от второго уклонилась. Пьяные рожи, с раздражением подумала ЛАура, и что ж они так рано проспались?!!

ЛАура? Так давно она не вспоминала о своём имени, уже и привыкла, что его у неё нет.

Пират заманчиво раскрылся в красивом выпаде, и ЛАура, которой уже начало надоедать чужое внимание, ответила своим коронным приёмом: отбить удар, подпрыгнуть, лезвие противника направляется вниз, удар в лицо… и шпага сиротливо покачивается в камнях, а обезоруженный пират отлетает в объятия друзей.

— Уходите! Я не хочу крови! — хрипло попросила девушка, борясь с поднимающейся яростью, туманящим мысли кровавым хаосом. Контроль и ещё раз контроль, как говорил её учитель фехтования. Битвы выигрываются только на трезвую голову!

ЛАура мотнула головой, отгоняя несвоевременное воспоминание.

У неё совершенно не было лишнего времени.

Вперёд выступил толстяк с лиловой от перепоя мордой, в щёгольской шляпе с перьями, и накинутом поверх рабочей робы камзоле, украшенном серебряными и золотыми кружевами. Судя по богатству убранства, он занимал не малый пост в команде. Вооружен он был мечом с диковинным волнистым лезвием, а не шпагой, как остальные. Девушка мимолётно удивилась его странному выбору, из всех видов холодного оружия лучшим считалась сабля, многие предпочитали длинные кинжалы или, как ЛАура, шпаги, мечи же повсеместно не любили за тяжесть и неповоротливость. Может, меч у него для красоты?

А вообще хорошо, что бластерами у пиратов владеет лишь сам капитан, и выдаёт его только проверенным людям и только на время штурма (Ничто так не укрепляет дисциплину, как хорошо вооружённое начальство и безоружная команда). А огнестрельное, дорогое неэкономичное и жутко немодное, можно увидеть лишь в музее, да ещё на самых отсталых планетах, так что стрелять в неё точно не будут.

— Бойся, девчонка, моего меча! — высокопарно заявил толстяк и неуклюже, как палкой, взмахнул мечом.

Она немного отступила, уклоняясь от удара, и повторила манёвр. Эти мужланы так ничему и не научились, девушка презрительно и высокомерно улыбнулась рухнувшему толстяку. Теперь в её распоряжении было два трофейных клинка, и ЛАура поняла, что пора вооружиться чем-то посущественней, чем плохо заточенный кухонный нож. Да и пираты отнесутся к ней серьёзней. Мельком она глянула себе под ноги, на необычные оружейные цветы, выросшие на голом берегу, и поразилась. Первая шпага наискосок воткнулась в гальку, на четверть длины, не больше… но вот меч… Меч утонул почти по рукоять, точно вошёл в масло!

Повинуясь удивлению, неожиданно для самой себя, девушка перебросила нож в левую руку, порывисто выдернула меч, дивясь его необычной лёгкости. Рукоять, обтянутая мягкой кожей, тепло шевельнулась, удобно устраиваясь в ладони.

— Верни меч, дура, — злобно процедил толстяк, поднимаясь на ноги, — это же ценнейший антиквариат! Безмозглая девчонка!!

Девушка осторожно, не выпуская пиратов из поля зрения, внимательно осмотрела необычный клинок. Рукоять вырезана из кости, руку прикрывают три когтистые четырёхпалые лапы. Лезвие… лезвие из незнакомого метала серого цвета с мягкими переливами шёлка, волнистые края, двухсторонняя заточка…

ЛАура коротко ахнула, неожиданно разглядев и узнав этот меч. Этого не могло быть, чудесам нет места в реальном мире, но сердце ликующе подсказывало, что вот оно, чудо! Радость наполнила её силой, она расхохоталась в лицо обомлевшим пиратам.

— Болваны, вы ничего не знаете о его ценности!! — торжествующе вскричала она. На ум пришли старые строчки, вычитанные в полуистлевшей книге Памяти из разрушенного храма Судьбы, на одной погибшей планете, когда-то принадлежавшей цивилизации ахсаров.

«И видом ОН, точно струящийся ручей, но камень расступается перед НИМ. И слышит ОН голос хозяина, и знает его мысли, и повинуется его желаниям. И всякий, ЕГО получивший, будет непобедим. И имя ЕМУ есть — Сердце Ночи».

В глубине души терзаясь сомнениями, она, тем не менее, твёрдо верила, что можно обнаружить древнее волшебное оружие на старой пиратской развалине! Что чудеса иногда случаются…

— Хей-сии-йяа! — пропела ЛАура древнее заклинание, и, повинуясь её словам, лезвие заколебалось, затанцевало, вытягиваясь и сжимаясь, как резиновое. Острый кончик метнулся вперёд, заплясал перед носом одного пирата, царапнул по щеке другого…

— Уходите! Я не хочу убивать!! — она плакала от счастья, уже забыв, как это хорошо, когда сбываются надежды.

Пираты даже протрезвели от невиданного зрелища и испуганно попятились, а толстяк, сообразив, что меч его оказался гораздо ценнее, чем он думал, обезумел от приступа жадности, и, не глядя, кинулся вперёд. Девушка отпрянула и пират, умело направленный кинувшимся под ногу клинком полетел прямо в гостеприимные объятия океана. Короткий вопль ужаса завершился тихим шлепком. За него можно больше не беспокоится, в местном океане мирно плескалась отнюдь не простая водичка, эта смесь мгновенно пожирала любую органику. ЛАура быстро повернулась к остальным мужикам, как раз вовремя, что бы отразить атаку ещё одного жадины.

— Хррр! — серая лента оплела горло пирата. — Я же говорила, что не хочу убивать, но уж точно, могу!!!

Сверкнула сталь, и кухонный нож навеки усмирил ещё одного торопыгу. Девушка позвала меч, и, отпустив придушенного, хрипящего пирата, лезвие укоротилось до нормальных размеров. Лишь кончик возбуждённо подрагивал, было в нем что-то довольное, злорадное, точно меч посмеивался про себя. И эта дрожь испугала дюжих мужиков больше, чем всё буйство движения до того. Испугало настолько, что они с воплями ужаса обратились в бегство.

ЛАура восхищённо погладила холодный металл, ласково льнущий к пальцам.

Сердце Ночи, древнейшее оружие во Вселенной, творение неведомой цивилизации. А меч оказался совсем таким же, как на храмовых барельефах.


К счастью, она не плотно притворила крышку воздухозаборника, замок не сработал, и не появилась необходимость его вскрывать. Конечно, большой промах, но вовремя исправленный, никто и не заметил. ЛАура притаилась возле той самой панели, откуда началось её бегство из приюта. Теперь она не спешила в пиратскую деревню, нет. С таким оружием можно было рискнуть, и отправиться прямо к патрульному крейсеру, то есть приступить сразу к плану «Б», на выполнение которого ранее требовалась чужая помощь. А там уже, обратившись к властям, она сможет перейти к плану «В», в котором она намеривалась аннулировать опекунство Мадам и приоткрыть некоторые секреты приюта — к примеру рабский труд детей, детская проституция, наркотики…

К тому же крейсер на ремонте, налаживают генератор, значит, там могут быть знакомые ребята с завода. С её собственного завода, если говорить точно!! И уж они то защитят её от козней Мадам, обязательно защитят!

Девушка скрипнула зубами. За столько лет, хоть бы кто-нибудь, ну хоть один единственный разочек, да догадался бы посмотреть, что на самом деле творится в этом приюте для осиротевших девочек! Например, когда на похоронах отца неожиданно появилась мисс Лаплад, нервная некрасивая женщина с испуганными глазами, попечитель местного отделения Федеральной Сети Приютов для Сирот, и предложила позаботиться о бедной сиротке, временно, пока не будет назначен официальный опекун, никто не стал проверять это заведение. И никого из своих не было рядом, чтобы позаботиться о девочке, кроме пары семейных телохранителей, которых власти предательски обвинили в халатности, приведшей к смерти нанимателя, и посадили под арест. А позже, когда ЛАуру официально оформили как сироту на государственном обеспечении, вдруг возникла некая Маро Тошевская, больше известная как Мадам, генеральный директор ФСПС. Оказалось, что права на опеку девочки уже принадлежат ей. И опять никто не проверял кандидатуру незваной опекунши! Зато в суде внимательнейшим образом раскритиковали кандидатуру одной дальней родственницы. Суд даже не стал рассматривать просьбу об опеке, поданную управляющим, близким другом отца, не учёл и пожеланий самой ЛАуры. А теперь ей как-то особенно четко вспоминалась и быстрота, с которой появилась Мадам, и угодливость судей… и внезапная, нелепая смерть отца, была ли она естественной?

А потом её тайно перевезли в Поместье…

Занятая всецело своими грустными мыслями, она прокралась в подвалы, где пролегала грузовая самодвижущаяся полоса, по которой материалы и товары доставлялись в различные отделы гигантского комплекса Поместья. Если бы эта сеть выводила наружу, ЛАура уже давно бы рискнула сделать ноги, не взирая на все опасности дикого леса. ЛАура неплохо ориентировалась в этом роботизированном хаосе. Во всяком случае, достаточно, чтобы проскользнуть через фильтры незамеченной и выбрать правильное направление. Так будет быстрей, хотя в конце пути придется миновать жилую зону, ну да ладно, авось удастся пробиться. Дважды мимо проходили ремонтные бригады, но девушки, схоронившейся за контейнерами, они не заметили.

Отец… и нелепый контракт на строительство отделения Трилистника от властей Тарка, из-за которого они и оказались здесь на планете Тарка.

Кому вообще понадобился здесь завод по производству и ремонту звёздной техники? Планета не технологического профиля развития, полезных ископаемых кот наплакал, плюс мощные криминальные структуры… Пираты могли позволить себе даже десяток таких заводиков, но отец никогда бы не пошёл на подобное сотрудничество, он был болезненно щепетилен в вопросах чести. Надо будет посерьёзней заняться этим вопросом, когда появится свободное время, видимой связи с её удочерением нет, но направление верное, ЛАура это сердцем чуяла.


Она придрёмывала, прислонившись спиной к пластиковому контейнеру с листьями местного растения, бесценного сырья для одного из новейших наркотиков. Возможно, в нём есть и те листья, которые собирала сама ЛАура. В Поместье, даже по самым приблизительным подсчётам девушки, производили достаточно этого зелья, чтобы полностью удовлетворить всех жителей Тарка, считая даже многочисленных дикарей и не менее многочисленных туристов. А ведь были ещё и отделения ФСПС на других планетах. ЛАура нашла некоторые свидетельства, что и там сиротские приюты связаны с заведениями, подобными Поместью… здесь производили некоторые лекарства, продукты, считавшиеся деликатесами на центральных планетах и наркотики, чем занимались другие отделения ЛАура не знала, но подозревала, что и там с законностью не всё в порядке.

Полоса приближалась к концу, и она поспешно соскочила с неё. Здесь всё механизировано, ещё прихватят по ошибке… да-а, наверх прибудет мёртвое тело. Говорят, конечно, что меч способен защитить хозяина от любой напасти, пока он крепко держит его в руках, но проверять на себе утверждение, тысячи лет назад записанное на листочках заплесневелой книги, ЛАура не собиралась. Достаточно, что он вообще ожил.

Она правильно предполагала, что никто не будет искать её на берегу. Все свои силы Мадам сосредоточила здесь, на выходе у дороги к федеральному патрульному крейсеру. ЛАура незаметно проскользнула к лестнице, оглянулась. Пустой коридор не внушал опасений, а вот что ждёт ёе на следующем уровне? И всё равно надо его пройти. Как в дурацкой компьютерной игре, выход в конце туннеля, охраняемый полчищами врагов.

Меч нетерпеливо толкнул её в руку, и девушка, не раздумывая, отпрыгнула в сторону и побежала. Сзади кто-то гулко брякнулся оземь, видать промахнулся, пытаясь её поймать. Оборачиваться не стала, в гневных криках за спиной точно узнавался противный голосочек Мадам. Женщина с надрывным хрипом, тяжело топала позади.

— А ну стой, мерзавка! Стой!! Вернись немедленно!

Размечталась, подумала девушка. К воплям Мадам прибавились ещё чьи-то нестройные крики, шум усилился: их нагоняла подмога.

В беге на длинные дистанции ЛАура никогда не была особенно сильна, и теперь оглядывалась в поисках стратегически подходящего места, где было бы удобно принять бой. Что-нибудь возвышенное, труднодоступное. Вот такое как это: полукруглый балкон на тонких колоннах — когда-то Мадам любила произносить с него речи — он достаточно велик, что можно не опасаться падения, но и число нападающих не будет чрезмерным. Можно продержаться, пока они не принесут бластеры и не срежут её издалека.

Не мешкая, она закинула наверх меч, и по резной колонне вскарабкалась наверх. Будь у неё время, она бы обрубила все эти листочки-цветочки, за которые так удобно цепляться… Ровно посередине стены, примыкающей к балкону, находилась небольшая ниша. Раньше тут была дверь, но её давно заложили кирпичом. Отсюда ей был хорошо виден огромный зал, слабо освещённый через узкие стрельчатые окна под потолком. Небольшая орда девушек, отправленных на её поимку, затерялась в пустоте помещения. Они смотрелись так жалко, ничтожно… ого, полсотни человек, тут не чудо-меч нужен, а небольшая корабельная пушка! Славный будет бой, ЛАура ясно разглядела синий блеск парализующих хлыстов. У неё было сейчас только одно преимущество: она дралась за свою жизнь, а остальные девушки лишь выполняли приказ, вряд ли они настроены умереть, но не сдаться.

Девушка горько рассмеялась и шутливо отсалютовала мечом приближающимся врагам. Меч… лишь он теперь стоит между ней и смертью. Повинуясь неясному порыву, ЛАура почтительно прикоснулась губами к лезвию. Сталь обожгла её теплом жизни, неожиданно она ощутила всепоглощающую жажду крови, и с легкой паникой осознала, что желание это не её. Девушка с трудом подавила начинающуюся панику, взглянув на свое оружие. Лезвие колебалось и вытанцовывало, но она не давала приказа к пробуждению!!! И словно заметив её внимание, в ответ накатила волна желания — крови! Тёплой, живой, свежей крови, сейчас, немедленно!!

Понукаемые Мадам девушки полезли на балкон, освобождая место следующим, они всё ближе и ближе подбирались к ЛАуре, не решаясь пока напасть.

Только не убивай, мысленно взмолилась она, когда рукоять сама выдернулась из руки, и вздрагивающий от иссушающей жажды чужой жизни меч повис в воздухе. Враги медленно приближались, окружая её, но они уже опоздали. Она заметила хищный перламутровый блеск за их спинами, и просто зажмурилась, не желая видеть происходящего.

Но уши она, к сожалению, забыла заткнуть, и их единый стон-вскрик болью отозвался в сердце.


ЛАура осторожно приоткрыла правый глаз и не увидела своих гонителей, только неподвижные тела — беспомощные, ослабевшие, беззащитные. Они едва могли дышать. Девушка подивилась их бледным осунувшимся лицам. Обескровленным? Пожалуй, что так, стало холодно при одной мысли, о силе, способной на такое… и кому понадобилось столько крови? Она почувствовала себя маленькой и слабой, впервые вспомнила, что ей нет и шестнадцати лет. Совсем ещё ребёнок.

Неуверенно оглядываясь в поисках меча, она напоролась взглядом на совершенно чуждый предмет. Рядом с ней, застыв как статуя, стоял… человек? Но если люди давным-давно обнаружили своё сходство с обезьянами, то у этого парня в ближайших родственниках ходила ящерица. Клиновидная голова, длинная шея, покатые плечи. Пять пальцев на руках и ногах и все с острыми когтями. Но в целом вполне похож на человека: две руки, две ноги, два глаза.

Не доверяя глазам, ЛАура протянула руку, и судорожно вздохнула, ощутив горячую, сухую, немного шершавую поверхность чешуи.

— Ахсар? — неуверенно спросила она. Насколько она знала, ахсары редко покидали свои миры. — Здесь? Откуда?

Незнакомец отрицательно покачал головой. Да и она сама разглядела теперь вопиющие отличия. Нет хвоста, цвет чешуи темней, от тёмной изумрудной зелени на ладонях до черно-синего не плечах. Чешуйки разного размера, на груди и животе крупные, горизонтально вытянутые, на руках и спине мелкие и круглые. Другая форма черепа, явно больше места для мозга. Костяной гребешок, нечто среднее между ирокезом панка и рыбьим плавником, воинственно топорщился на затылке, и, раздваиваясь, спускался по спине. К тому же ни капли сонливости во взгляде, ящер был весел, активен, и полон сил. Нет, он совсем не походил на вечно сонного ахсара. Даже смешно, как ей такое только в голову пришло! С отцом девушка исколесила полгалактики, но таких существ ещё не встречала.

Видимо понимая её затруднения, он немного переменил позу. Откинул назад голову, протянул правую руку вперёд, ладонью вверх, оскалился, костяные гребни плотно прижались к телу. Живо вспомнилось одно древнее изваяние…

— Темный Дракон! — девушка в испуге зажала себе рот рукой, не доверяя собственным словам. Легче, гораздо легче поверить в шустрого ахсара, в контакт с новой расой, во что угодно, только не в ожившего древнего бога!!

— Иногда в боги попадают совершенно посторонние люди, — негромко и насмешливо произнёс он. — Нет, ты видела не моё изображение, а, скажем так, одного из моих братьев. Хотя его имя вполне подойдёт и мне.

— А-а…

— Не сейчас, — оборвал он нарождающийся вопрос. — Или ты уже не спешишь покинуть это место, столь враждебное тебе?

Возразить было нечего. ЛАура обернулась кругом, взглядом разыскивая…

— Где же меч? — спросила девушка.

— Не стоит его искать, бесполезно.

— Но это же Сердце Ночи, он бесценен!

— Во-первых, его название переводится как Суть Тьмы, — холодно поправил Дракон, — во-вторых, оружия действительно больше нет… но я берусь помочь тебе, и защитить в опасном путешествии.

Ящер повернулся, и вразвалочку направился к краю балкона. ЛАура заметила, как он небрежно наступил ногой на парализующий хлыст, и даже не вздрогнул. Разрядилось? Маловероятно, если судить по яркости свечения и характерной искристости…

— Ты спишь? — послышалось снизу. Девушка нагнулась над невысоким ограждением. Он приветливо помахал лапой, — прыгай, я ловлю.

Самое время перестать задавать глупые вопросы и начать действовать, подумала ЛАура, послушно спрыгивая. Кем бы ни был этот незнакомец, в нём чувствовалась сила и уверенность в себе… как раз то, чего ей не доставало так давно, несмотря на все её планы.

Но всё же не утерпела, поинтересовалась, старательно отводя взгляд.

— Они живы?

— Что тебе до них? Да, они живы, как и заказывали, — и добавил вдруг задумчиво, — хотя я такого не одобряю. Было бы больше крови.

Он быстро облизнулся, и девушка решила не заостряться на этом вопросе. Без лишних раздумий подхватила чью-то шпагу, позаимствовала оружейный пояс и сандалии.

— Нам туда, — показала она направление. — Поспешим?

— Если время важно, я могу и отвезти.

И не успела она удивиться его словам, как Тёмный Дракон начал меняться. Он увеличился в размерах, стремительно обзавёлся хвостом. Ноги стали мощней, превращаясь в толчковые лапы, а руки наоборот уменьшились. Напоследок он вооружился огромной зубастой пастью, и новоявленный тиранозавр взревел так, что пыль с потолка посыпалась.

Гулко щёлкнули смыкающиеся челюсти — зверь наклонил голову, рассматривая девушку и шумно вздохнул. От него пахло кузницей и подгоревшей карамелью.

— Садись, — предложил он голосом Тёмного Дракона. Роста тиранозавр был не очень большого, метра три, и девушка легко вскарабкалась ему на шею.

Что-то зашуршало, и, оглянувшись, ЛАура заметила бесформенную кучу тряпья, быстро выползающую из зала — Мадам уносила ноги. Вряд ли она хотела привлечь их внимание.

— Нет, эта в порядке, я к ней и не прикоснулся, — ответил ящер на невысказанный вопрос девушки, — ты же не хочешь отравить меня?

Да уж, подумала ЛАура, наверняка у Мадам даже следы сверхядовиты!

— Хорошо. Она поможет остальным, — заметила ЛАура.

— Если она вообще способна помочь, — насмешливо ответил Дракон. — Едем?

Не дожидаясь ответа, он утробно зарычал, и направился к выходу.


ЛАура полностью доверилась Тёмному Дракону. Не взирая на странное появление и немного покровительственное отношение, ящер казался ей искренним в желании помочь. Чувство защищенности и умиротворения, охватившее её, было непривычно и необъяснимо с логической точки зрения. Само вмешательство в её судьбу древнего инопланетного бога ничуть не смущало девушку. Он был рядом, вполне реальный и достоверный. И приносил ощутимую пользу.

Разве можно желать большего?

Поездка выдалась что надо. Тяжеловесные шаги динозавра сотрясали здание, штукатурка сыпалась со стен, когда не оказывалось двери, подходящей по размерам, он проламывался сквозь стены, точно они были сделаны из картона, а не из камня и бетона. Каждый раз девушка инстинктивно пригибалась, но падающие куски каким то чудом огибали наездницу.

Под грохот разрушения динозавр упорно продвигался вперёд. И кроме способности менять внешность Дракон обнаружил явный актёрский талант. Он просто не мог пропустить ни единого зрителя. Если же зрителей было несколько, он не успокаивался пока испуганные, обезумевшие люди не удирали прочь. Да и немного времени у них это занимало. Увидав воочию доисторическое чудовище, которому не было места ни в этом времени, ни, тем более, на этой планете, храбрейшие из храбрых обращались в бегство.

По необъяснимым причинам ЛАура была уверена, что он распугивал их нарочно, для неё. Что сам Дракон не получал удовольствия от учиняемого разгрома. Ему лично требовалось нечто другое… и среди обломков, отмечавших их путь, иногда оставались обескровленные тела. Она старалась не обращать на них внимания. Да, они не сделали ей ничего хорошего. Но и плохого — тоже!

Чем ближе был выход, тем организованней становились случайные встречи. Когда в тиранозавра полетели гранаты ЛАура, наконец, догадалась, что это Мадам пришла в себя и организовывает нападения. Сразу захотелось оказаться подальше, и Дракон, словно почувствовав её мысли, посерьёзнел и прибавил ходу. Представлений он больше не устраивал.

Заминка вышла в зимнем саду, когда их обстреляли из бластера. Ящер зарычал, до глубины души возмущённый человеческой тупостью. Казалось бы, его неуязвимость очевидна, всеми своими поступками он успешно доказывал, что является опаснейшим зверем во Вселенной, но им всё мало и мало… Он невольно двинулся в сторону выстрелов, желая посмотреть на наглеца. Из кустов сирени выкатился человек в форме телохранителя, и при виде знакомого ненавистного лица ЛАура непроизвольно заскрежетала зубами.

Вот уж кого она хотела видеть мёртвым, так этого мерзавца! За все обиды, за перенесённые страдания, за грязные намёки и за то, что много хуже всех намёков!!!

Огромная морда склонилась к плечу и в маленьких тёмных глазках вспыхнула искра интереса. Динозавр повернулся, сметая хвостом цветы с газона, присел. Взгляды человека и ящера встретились, зверь пригнулся и прыгнул. В мертвой тишине хруст костей на зубах прозвучал оглушительным грохотом. ЛАура остановившимися глазами смотрела как бластер, сверкающий полированными деталями, звонко цокнул о щербатые плиты дорожки, выпав из мертвой руки.

С громкими подбадривающими воплями из разлома в стене, вылетела толпа охотников, срочно вызванных из леса. Дракон только посмотрел на них, продолжая деловито пережёвывать пищу. Телохранитель, при жизни бывший довольно крупным мужчиной, весь в пасти не поместился, слева весьма красноречиво свисали ноги. Видно они уже успели привыкнуть к его нестандартным, живым жертвам. Бедные недоразвитые людишки, верящие в незыблемость порядка! Как они в панике бежали прочь, спотыкаясь и падая, затаптывая упавших.

Девушке показалась, что вокруг неё сжимается густая пелена ужаса. Бесформенный кусок, ещё не так давно бывший человеком, с глухим стуком рухнул под ноги динозавру, враз утратившему интерес к своей жертве. Он просто перешагнул через него, и с тихим урчанием двинулся к выходу. Невольно, она оглянулась. По счастью из-под кустов виднелись только ботинки… а на цветы, заляпанные лаковой глазурью алого цвета можно и не обращать внимания.

— Не делай так больше, — тихонько попросила она, устало прильнув к своему «коню».


Толстая женщина, презрительно поджав сухие губы, смотрела на приличных размеров дыру во внешней стене. Пролом спешно заделывали рабочие, опасливо косящиеся на хозяйку.

— Ничего, не взяли силой, возьмём хитростью, — сказала она.

— Да Мадам, — хором отозвались помощницы.

Женщина недовольно покосилась в их сторону, думая о своём. Нет, не для того она положила жизнь, создавая свою империю, что бы всякая шваль портила ей всё дело!

Человечество разобщено огромными расстояниями и несовершенством законов на тысячи отдельных групп. Центральные планеты костенеют, упиваясь собственным совершенством, на окраинных колониях люди слишком заняты борьбой за выживание. Сколько планет, столько и обществ — она знает их все. Много лет она по крупицам копила сведения, собирала данные, влияла на самых высокопоставленных чиновников, проводила своих людей в местные планетарные советы, добиваясь всё большей и большей власти… Маро Ташевская, широко известная как Мадам, генеральный директор ФСПС, и гораздо менее известная как Мать, глава крупнейшего в истории человечества преступного концерна, державшая в своих пухлых ручках судьбы Федерации.

Тонкие губы дрогнули, обнажая ровные желтоватые зубы в жестокой усмешке. Она слишком хорошо знала людей, их маленькие страсти и желания, тайные силы, движущие людьми. Она не могла проиграть. Ей не нужна эта маленькая лживая дрянь, пусть подыхает в джунглях. Ей нужна корпорация, принадлежавшая отцу этой девчонки, нужны заводы и звездолёты, которые они производят, нужны их сверхсовременные лаборатории и гениальные ученые, нужны их связи с инопланетными расами. Слишком хитёр оказался папаша, так что даже после его смерти Мадам, стоявшая за половиной сенаторов Федерации, не смогла завладеть паршивым заводиком. Корпорация дожидалась возвращения девчонки, а Мадам дожидалась её совершеннолетия, чтобы официально прибрать к рукам Трилистник.


Даже самые удивительные поездки не могут длиться вечно. И это хорошо, просто великолепно! Тиранозавра природа явно не готовила к роли верхового скакуна. ЛАура, верней всего, была единственным человеком, прокатившемся верхом на живом динозавре — и с радостью, имей она такую возможность, уступила бы своё место злейшему врагу. Счастье, что ящер сам предложил устроить привал, до того, как ЛАура запросила пощады.

Хотя, с другой стороны, рассуждала девушка, прижимая к стёртым местам вымоченный в ручье обрывок рукава, лучше на всю жизнь остаться колченогим инвалидом, чем вернуться в Поместье.

Костёр, волшебным образом возникший на полянке, весело потрескивал невидимыми сучьями, и грел как настоящий. Девушка протянула руки к огню, согревая озябшие в холодной воде пальцы.

— Ты страшный, — сказала она.

Дракон, деловито разделывавший тушку пойманного по дороге небольшого оленя, поднял голову. Он принял первоначальный облик, как только девушка слезла на землю.

— Это твоя субъективная оценка и ко мне отношения не имеет. Лучше скажи опасный, будет гораздо точней.

— Ты убил человека. И съел его!

— Ты этого хотела, — ящер невозмутимо полосовал когтями свежее мясо и выкладывал кусочки в невесть откуда взявшийся глиняный горшок, заполненный свежими ароматными листьями.

— Неправда! — ЛАура яростно замотала головой, отрицая возведённый поклёп в кровожадности.

Дракон поднялся, стряхнул с себя оленью кровь, и отошел в сторону за ветками для шашлыка.

— Нет, правда, — отозвался он из темноты. — Просто его смерть показалась тебе слишком жестокой. Излишки цивилизации. Если бы его застрелили из бластера, ты бы не возражала.

— Да, — нехотя созналась девушка.

— Ну, а раз так, то и разговор окончен, — деловито объявил ящер проявляясь в освещённом круге с охапкой зелёных прямых веток, уже очищенных от коры, листьев и сучков.

— И совсем не окончен. Ты не сказал кто ты такой, откуда взялся и что тебе нужно!

Дракон улыбнулся совсем по-человечески. На все сто острейших белоснежных зубов.

— Так как меня вызвала ты, то на все свои вопросы сама и должна ответить, — и исчез, показывая нежелание продолжать беседу.

ЛАура отвернулась. Голова была пуста, ни единой путной мысли. Ясно только, что он не расколется, пока она сама не догадается. Она посмотрела на север, всем сердцем желая увидеть, наконец, патрульный крейсер. Пара недель пути, и она прибудет на место, если конечно Дракон её не бросит… о нет, он её не оставит, точно! А в такой компании не страшен даже хищный слизень, самая отвратительная тварь на все джунгли. И так ли уж важно, откуда он взялся, пока он на её стороне!

— Это ведь ты… Тебе нужна была кровь тех девушек!! — вдруг догадалась она. — Но зачем?!!

Ящер молчал, но ЛАура терпеливо дожидалась ответа, иррационально уверенная, что Тёмный Дракон непременно ответит на этот вопрос.

— Я забрал не только их кровь, — наконец, раздался тихий, принуждённый шёпот ящера, шедший откуда-то из темноты напротив, — я взял и часть их жизни. Я так давно не жил, что и забыл, как это, быть живым…

ЛАура открыла рот, чтобы возмутиться и ничего не сказала. Ей вдруг вспомнилась жизнь в Поместье… которую она не могла назвать жизнью. И ЛАура не была уверена, что ей самой не требуется подобное «вливание»… она не могла осудить Дракона, не имела права.

Нужно срочно менять тему разговора, пока они оба не договорились до такой откровенности, что потом всем стыдно станет.

— Мне нужно добраться до патрульного крейсера, — девушка подбросила в костёр пару веточек. Пусть он и волшебный, но как хорошо, когда ветки трещат в огне.

— Если ты в этом уверенна… — раздался бодрый голос из темноты за плечом.

ЛАура вздрогнула, не столько от неожиданности, как испугавшись странного вкрадчивого тона Тёмного Дракона, словно не одобрявшего её план. Её взвешенный, выверенный, хорошо продуманный план!

— Мне нужно, — упрямо повторила она.

— Хорошо, — неожиданно покладисто согласился ящер, — будем там послезавтра, тебя устроит?

Девушка удивлённо вскинулась.

— Так скоро? — по её самым приблизительным подсчётам крейсер находился в неделе пути от Поместья.

— Можно и быстрей, но мне больше нравится разбивать долгий путь на три дня. В первый день ты отправляешься в поход, второй идёшь, и на третий приходишь.

— Пусть будет послезавтра, — согласилась ЛАура, ошеломлённая непонятным ответом. То ли ей опять придётся провести день верхом на динозавре, то ли они будут очень быстро бежать… то ли произойдёт чудо и послезавтра они выйдут к федеральному патрульному крейсеру.

С некоторых пор ЛАура верила в чудеса.


На утро чудеса продолжались, но девушка даже не замечала их прихода, наслаждаясь неизвестной ей ранее красотой дикой природы, не тронутой человеком.

Впервые в жизни ЛАура встречала рассвет в лесу. Девушке не спалось, она просто лежала, боком прижимаясь к горячей спине ящера, глядя в тёмное небо, на котором медленно гасли алмазные искры звёзд, и вслушиваясь в ночные звуки джунглей. Заметно похолодало, но она не замечала холода, согретая внутренним жаром Тёмного Дракона. Перед самым рассветом, когда небосвод, ещё даже не просветлев, вдруг потерял свою непроглядную черноту, лес смолк. Девушка встревожено приподнялась на локте, высматривая что же потревожило лесных обитателей, и тут же грянул радостный птичий хор, приветствуя далёкий, ещё не различимый за высокими деревьями рассвет.

За её спиной проснулся ящер и сел, потешно встопорщив головной гребень.

— Что-то случилось? — обеспокоено поинтересовался он.

— Светает, — ЛАура счастливо улыбнулась, сожалея лишь, что не может видеть восход солнца.

Ящер смерил её долгим проницательным взглядом, повернулся лицом на восток. Протянул руки вперёд, вывернув ладони наружу, он точно вцепился в края невидимой расщелины и с силой развёл руки… и занавес раздвинулся! Вековые деревья расступались, плавно отходили в сторону и в широком проломе, поросшем короткой газонной травой, сверкающей блёстками росы, открылся горизонт.

ЛАура вздрогнула, испуганно прильнула к Дракону. Ящер молча положил ей руку на плечо, сжал, оставляя на коже следы от когтей… и девушка ощутила в себе странную невесомость, эйфорию, граничащую с безумием.

Солнце стремительно выплывало из-за горизонта, и ЛАура радостно подставляла лицо его свету, греясь в первых солнечных лучах. Она боялась необъяснимой силы ящеры, но она не боялась самого Тёмного Дракона…

— Завтра мы придём к крейсеру, — сказала ЛАура, больше не сомневаясь в способности Дракона привести её туда вовремя. Пусть даже он не верит, что, обращаясь за помощью властей, она поступает правильно.

Но Мадам должна ответить за свои злодеяния, люди должны узнать правду о Поместье!

Глава вторая

Неслучайные встречи

Крейсер не оправдал её надежд. И даже наоборот глубоко разочаровал, если не сказать — обманул. Хорошо хоть их с Тёмным Драконом не разлучили. Не посмели. Капитан как глянул в глаза добровольного телохранителя девушки, так сразу и передумал.

Теперь, запертой в маленькой комнатушке (выполнявшей на корабле роль карцера, камеры хранения, сейфа то есть, или лазарета по необходимости) ей хоть было, кому пожаловаться на свою судьбу.

— Никто мне не верит, а капитан даже издевается. А пусть он сам пройдет пешака по лесу десяток другой километров, погляжу на него, как он будет выглядеть, будь он хоть трижды миллиардер! Золушкой обзывается, осёл в погонах!! — взбешённая, металась она от стены к стене, с трудом уворачиваясь от летящих под ноги складного стола и пары надувных кресел, щедро пожертвованных из запасников звездолёта.

Ящер, удобно развалившийся в кресле, в отличие от девушки был вполне доволен жизнью.

— Насколько я помню сказку, Золушка в конце вышла замуж за принца. Кажется, это считается верхом желаний всех человеческих девочек.

— Сказки пишут для дураков, которые мечтают всё получить по волшебству, не шевельнув пальцем. Я в детстве предпочитала ошиваться в отцовских лабораториях, а ещё в мастерских, в доках… — она всхлипнула, — во всём комплексе не было для меня ни одной закрытой двери!

— Успокойся, ЛАура. В случае чего я организую тебе корабль, вернёшься на завод. Обойдёмся без посторонней помощи, — мягко предложил Дракон. Девушка, раскрасневшаяся от гнева, была прекрасна, он не мог не чувствовать её красоты, оглушающей, точно молния.

— Завод! Благословенное, счастливое детство. Оно не вернётся, даже если я вернусь. Надеюсь хоть у них там всё в порядке…

Она представила себе Трилистник, таким, каким помнила его все эти годы. Из космоса планета, принадлежавшая корпорации, была похожа на ёлочную игрушку опоясанную ажурной серебряной мишурой. Большую часть её поверхности занимали солнечные батареи, очень выгодные благодаря отсутствию атмосферы. Гор, рек, морей не было, все складки рельефа сгладили, когда строили завод, сегодня покрывавший всю поверхность планеты, получивший название корпорации — Трилистник. Через приплюснутые полюса планету обхватывал широкий пояс бесконечного подъёмника, воистину грандиозное сооружение, предназначенное для вывода в космос готовых звездолётов, среди работников прозванное Дорогой В Рай или В Ад, в зависимости от того упоминался ли путь наверх или вниз. Многие из них даже не предназначались для посадок на планеты, и уж тем более, не предназначались для взлётов. Над полюсами, в наивысших точках подъёмника, располагались доки, лаборатории невесомости, ещё пять космических станций, похожих на снежинки, кружилось над планетой по своим орбитам, занимаясь охраной завода и мелким несложным ремонтом звездолётов.

На Трилистники жили люди, четыре миллиарда работников: простые рабочие, их семьи, техники, инженеры, врачи, учителя (здесь ежедневно рождались дети, и большинство из них, вырастая, так и оставалось работать на Трилистник, так и не воспользовавшись своим законным правом вернуться на Землю), повара, садовники, бухгалтера, блюстители порядка (их набирали только из добровольцев и не младше тридцати лет), артисты, художники… если вдуматься, то вряд ли нашлась бы профессия, не востребованная в сложной структуре Трилистника, кроме, может, должности палача. На заводе работало даже меньше людей, чем в обслуживании работников завода. Отец говорил — заботься о людях и они позаботятся о тебе. И верно, почему-то, вспоминая свои путешествия по комплексу, ЛАура в первую очередь вспоминала, как освещались лица людей, узнававших дочь своего самого главного босса.

А вот Мадам все боялись, даже особо доверенные помощники…


Наблюдательная камера в кладовой была спрятана за декоративным панно над дверью. На корабле было множество таких камер, дававших полную картину всего происходящего на борту… и дополнительно позволявших снимать с наблюдаемых некоторые данные медицинского характера.

Инженер-наблюдатель болел, но вся его группа, все десять человек, отвечавшая на звездолёте за технику наблюдения и дистанционной диагностики, находилась в комнате наблюдения, на своих постах. Внимание людей было сосредоточенно на показаниях приборов, причём только трое из них, сегодняшняя смена, наблюдали за порядком на борту, а остальные восьмеро, включая капитана патрульного крейсера, занимались происходящим в крохотной каюте.

Младший помощник инженера-наблюдателя Зимен с сожалением оторвался от приборов. За всё время службы в космофлоте он никогда не испытывал подобного разочарования и недоумения.

— Она действительно зла на нас. Говорила правду, — задумчиво доложил он.

— А второй? — поинтересовался Сторн, капитан Парящего Орла, одного из самых совершенных звездолётов Федерального Космофлота.

— Приборы его не зарегистрировали. Только минуту назад пришёл импульс… ну, в общем…

Капитан разозлился.

— Не тяни, — отрывисто рявкнул он. Незваные гости его раздражали.

— Слишком сильный… аппаратура перегорела… — Зимен не смог добавить, что реально быть такого просто не могло. Аппаратура на крейсере стояла сверхсовременная, с дублированием основных систем и десятикратным запасом прочности. Гибнущий прибор ещё успел выдать приблизительный результат исследования. Ящер генерировал заряд, больший по мощности суммарной энергии эмоций, чем население небольшой планеты типа Земля. Такого не могло быть, потому что такого быть не могло! Наверное, прибор неисправен, или скачёк напряжения?…

— Семь бед, один ответ, — философски заметил капитан, сочувственно разглядывая огорчённо-озабоченное лицо инженера. — Ремонт корабля поручен Трилистнику. Может пригласить ремонтников, произвести опознание? Должен же кто-нибудь из них помнить дочь своего хозяина?! Если она действительно провела детство в доках…


Капитан лично отпер каюту, где девушка и её странный, если не сказать страшный, спутник дожидались вердикта властей, которые он, капитан Белла Сторн, олицетворял на этой планете. Двое мужчин в серых рабочих комбинезонах с чёрно-золотыми треугольниками на рукавах — символом Трилистника, проследовали внутрь и капитан поспешно запер дверь за их спинами. Он успел кинуть косой взгляд внутрь — девушка стояла спиной к двери, но ящер, сидевший лицом к вошедшим, смотрел казалось на всех сразу…

В глубине души капитан не мог понять одного. Почему он до сих пор не доложил о них на Землю? Ведь хотел, собирался, но каждый раз откладывал на будущее… Он недоумённо покачал головой, прогоняя неожиданно сгустившийся туман в мыслях, точно что-то нарочно мешало ему думать на эту тему, и поспешил в комнату наблюдателей.

Капитан чувствовал себя в высшей степени неуютно. Трилистник, это… стоит только вспомнить, что его собственный корабль сошёл с верфи Трилистника, как и большинство остальных крейсеров космофлота Федерации. Любая проблема, связанная с Трилистником, не по зубам простому капитану патрульного звездолёта. Даже Совет Сенаторов Федерации не имел большого влияния на эту гигантскую корпорацию. ЛАура Кари, наследница самого крупного состояния в человеческом обществе… да и в нечеловеческом не многие богачи могли сравниться с… Нет, ЛАура Кари не могла вот так, запросто, выйти из дикого леса! И тем не менее что-то мешало капитану прогнать девчонку вон. Некая тень сомнения.

ЛАура слышала, как открывалась дверь, но поворачиваться не спешила, дожидаясь вердикта Дракона. Тот оглядел пришельцев внимательнейшим образом и кивнул ей.

— Рихад, Венька!! — девушка повисла на шее у молодого полноватого парня. В правой руке он держал небольшой саквояж с инструментами, в левой — браслет наручного компьютера. По растерянному взгляду было видно, что он хотел бы ответно обнять девушку, да не знает, куда деть весь этот бесценный хлам!

Седой грузный мужчина, чем-то похожий на медведя, осторожно оторвал ЛАуру от парня, и крепко прижал к груди.

— ЛАура, доченька! — потрясённо прошептал он, тыльной стороной ладони утирая слёзы, — а капитан сказал, здесь какая-то самозванка объявилась…

Девушка вывернулась из его объятий. Радостная эйфория мгновенно сменилась вспышкой гнева.

— Да как он смел, этот скунс, хорёк, болванка недоделанная, винт без нарезки!! Чтоб он всю жизнь летал на этом корыте без ремонта!! — последнее ругательство особенно впечатлило капитана, только добравшегося до монитора. Он-то знал, что расходы на профилактический ремонт корабля, вернувшегося из рейса, зачастую обходятся дороже чем все остальные затраты на рейс, считая зарплату экипажу и топливо.

Дракон, мрачно разглядывавший Веньку, как неожиданного конкурента, счел своим долгом предоставить пояснения.

— Сразу как мы ушли, ему позвонила Мадам. С её слов и выходит, что ты «двинутая», «психованная» «интриганка», и пытаешься занять чужое место.

— И он поверил?!!

Она задохнулась, не в силах продолжать.

— У неё были железные доказательства. Она представила одну свою девочку, настоящую леди. Сравнив вас обеих, капитан предпочёл поверить Мадам.

«Откуда он всё знает?» искренне удивился капитан Сторн.

Рихад интересовал тот же вопрос.

— А ты кто будешь? — спросил он, агрессивно выпятив челюсть.

— Тёмный Дракон! — гордо вскинув увенчанную костяным гребнем голову, ответил ящер. Судя по всему, он собирался ограничиться этим заявлением, и вопросительные взгляды присутствующих мужчин обратились к девушке.

ЛАура ужаснулась, вдруг представив, что придётся объяснять вещи, которые она и сама ещё толком не поняла и даже не была уверена, способен ли хоть один человек в мире это понять…

— Он со мной, — твёрдо заявила она, обрывая дальнейшие вопросы.

Помолчали. ЛАура наслаждалась тишиной, только сейчас начиная осознавать, как была одинока до этой встречи со старыми друзьями. Она просто смотрела на мужчин, думая невпопад, что в мягких шапочках обычных техников, напоминающих чалму, и в отце и в сыне как никогда ясно проступает их древняя арабская кровь, пусть даже Венька и унаследовал от матери светлые волосы. А ещё она думала, что можно бесконечно вот так молчать, рассуждая о пустяках и не замечая хода времени. Пусть даже никто не разделял её мыслей о тишине — девушка вернулась на грешную землю, чтобы вновь присмотреться к своим друзьям.

Венька неуютно переминался с ноги на ногу, так и не сумев избавиться от своих вещей. Дракон молчал доброжелательно, пожалуй даже мирно, а Рихад мучительно страдал, сжимая и разжимая кулаки, не зная как продолжить разговор. И с облегчением он устремился к открывшейся двери.

— Заходи, Бобби. Посмотри, кого мы нашли!

Вошедший настолько заинтересовал Дракона, что ящер даже привстал. Невыразительные черты лица, лысая голова, кожа неестественно бежевого цвета и телеобъективы вместо глаз.

— Биоробот, — он позволил удивлению прозвучать в его голосе.

— А что здесь такого? Биороботы изобретены уже давным-давно, — сказал Рихад, и Венька кивнул, подтверждая слова отца.

Следя за роботом, вежливо пожимавшем ЛАуре руку, Тёмный Дракон задумчиво ответил:

— Даже давней, чем вы полагаете, подобные существа создавались ещё на моей родной планете, и полагаю, мы не были первыми. Просто последнее время я провел, кочуя со склада на склад, и немного отстал от жизни.

Тем временем биоробот закончил осмотр.

— Доброе утро, маленькая хозяйка. Давно не виделись, — потом повернулся к Рихаду и доложил всё тем же ровным голосом, — место работы убрано, ремонт закончен.

— Отлично, можем идти. ЛАура, ты с нами? — за напускным безразличием вопроса он с трудом скрывал волнение и тревогу.

Девушка аж подпрыгнула от возмущения.

— Он ещё спрашивает! Только попрощаюсь с местными бюрократами, не выгляжу я на миллион, пижон армейский!

— Тогда помаши вон туда, — Дракон ткнул когтем в цветастый рисунок. Капитану, прильнувшему к монитору, даже показалось, что он сейчас пробьёт стекло и попадёт прямо ему в глаз. Да откуда же он всё знает, в который раз изумился человек.

— Пока, ублюдок, — ЛАура вежливо помахала рукой и без лишних слов вслед за роботом вышла вон.

Рихад улыбнулся.

— Отец называл её принцессой грузчиков. Как бы мы не следили за собой, иной раз и ляпнешь в сердцах что-нибудь эдакое.

Дракон уходил последним.

— Откуда, откуда, — пробурчал он, — а ещё я знаю, что ты надел трусы задом наперёд, а завтра в них лопнет резинка. Откуда?!


Грузовой планетолёт с Бобби, тремя инженерами и девятью техниками, проводившими ремонт на борту Парящего Орла, уже отбыл. С работниками Рихад передал пакет приказов, не доверяя открытым средствам связи — всё можно подслушать и только письма идут молча и скрытно. Сам он с сыном и ЛАурой собирался воспользоваться списанным военным катером, который управляющий купил на собственные деньги именно для поездок по диким планетам, вроде Тарка. После чего над катером тайно потрудилась целая бригада лучших специалистов Трилистника. Узнай о том космофлот, и федеральные власти с радостью уплатили бы любые деньги, чтобы заполучить катер в свои руки.

О четвёртом пассажире Рихад старался не думать, он не доверял Тёмному Дракону. Но ничего не мог поделать — ЛАура явно благоволила к инопланетянину. Вон он, подпирает бок катера, молчаливый и неподвижный как статуя. Загружая свои вещи в катер, Рихад всё старался вспомнить, к какой расе относится ящер, но его сбивал весёлый щебет девушки, радостно выпытывавшей у Веньки последние новости из корпорации.

Внешняя охрана звездолёта с большим интересом наблюдала за грязной, тощей девчонкой, в которой биоробот Трилистника опознал свою хозяйку. А всем известно, что он не мог ошибиться, ведь биороботы различали людей не только по внешности, но и по голосу, по отпечаткам пальцев, рисунку сетчатки глаза и ещё десятку недоступных людям признаков, даже по генному коду!

— А что вы здесь делаете? — полюбопытствовала ЛАура, помогая загружать инструменты в катер. — Нет, я очень рада нашей встрече, но как вы здесь оказались?

Она помнила, что Венька всегда увлекался железками и собирался со временем возглавить отдел ремонта и усовершенствования, и ещё отец намечал отправить его в один из филиалов Трилистника, опыта поднабрать… так что он вполне мог попасть на Тарка, с её множеством старой техники, пусть она и принадлежит пиратам. Но Рихад был слишком важной птицей, чтобы лично возглавлять ремонтную бригаду. Управляющий Трилистника редко покидал завод, его основной обязанностью было следить за работой отделов, и замещать отсутствующего владельца во всех важных вопросах. По сути, Рихад после смерти отца должен был взять на себя ещё и заключение особо важных контрактов, но и тогда нечего ему делать на Тарка.

— Отец инспектирует местное отделение завода, — пояснил Венька. — А я прилетел по личному делу. Помнишь Варгу, дочь главного механика? Она пропала на этой планете.

— Ещё бы не помнить, такая милая воспитанная девочка. Как она вообще оказалась в этом захолустье?! И какой завод на планете, далёкой от торговых линий и служащей притоном для всех пиратов космоса? — от ЛАуры, когда она пыталась докопаться до правды, было невозможно отделаться общими фразами. — Почему вы не разорвали контракт с Тарка? Мало вам папиной смерти? Зачем было продолжать это опасное безумие?

— Причина была одна, — Рихад разгладил усы. — Ты. Здесь застряла ты, и мы тебя искали. Завод, это только повод для нашего присутствия на планете. Все наши работники на Тарка — добровольцы. Парни по собственной инициативе шлялись по местным притонам, раскапывая информацию о приюте. Боюсь, у работников Трилистника здесь сложилась несколько скандальная репутация, — он заговорщицки подмигнул ЛАуре. — А Майкл и Додик, как бывшие телохранители твоего отца, пытались добиться толку от властей, бесполезно! С горя ребята занялись рэкетом, каждой жертве объясняя, что грабят его из принципа и только ради правды. Во имя истины, которая превыше всего!!

Девушка захохотала, ясно представив себе, как они могли это делать. Майкл, чернокожий великан, придерживая жертву за горло, вежливо поясняет ситуацию, пока щупленький альбинос Додик, каратист и стрелок, обдирает перепуганного туриста.

— Неужто не помогло?!!

Венька рассмеялся вместе с ней.

— Относительно. Награда за их головы просто чудовищна! Но, судя по всему, ничего они не добились, иначе давно вернулись бы на завод. Варга считала, что мы не там ищем, и приехала на Тарка под видом туристки. Завязала знакомства с местной аристократией, изображала эдакую простушку… А недавно доложила, что одна из атаманш может много порассказать о приюте, и пропала. Отправилась в лес на поиски своей атаманши, в одиночку, без охраны. Наверное, угодила в ловушку…

Парень остановился, погрустнел.

— Мы собирались пожениться, — он виновато покосился на ЛАуру, — ты не обиделась?

— Да нет, отчего же? — удивилась девушка, затягивая потуже узел на тюке, — очень за вас рада. А, ты имеешь в виду нашу помолвку? Но это же была игра, мало ли чего в детстве наобещать можно, даже не понимая, что ты обещаешь. Я уже и забыла.

На самом деле она отлично всё помнила, но нельзя становиться поперёк чужого счастья… ей Венька нравился, но не более того.

— Я надеялся, что ты нас поймёшь, — юноша на миг обнял её и быстро поцеловал в щёчку. — Спасибо.

Тёмный Дракон мрачно зафиксировал, как сверкнули глаза девушки в этот момент. Парень нравился ему всё меньше и меньше. От злости у него посинел гребень, но никто из людей не обратил внимания на неожиданную смену цвета ящера. Да и не могли же они знать, как ревнуют сородичи Дракона.

Нет, так дело не пойдёт! Надо срочно найти ему пропавшую девушку, пусть женится и не встревает куда не надо!

— Хотите, я её выслежу, — небрежно предложил он.

— Как? — немедленно заинтересовалась ЛАура.

— Я могу взять след хоть вековой давности. Суть в том, что я следую не за запахом, а за отпечатком личности, он же не размывается со временем.

Мужчины уставились на него не в силах отвести глаза.

— И что тебе нужно для этого? — благоговейно спросил отец, а Венька не рухнул перед ящером на колени лишь по мелкому недоразумению, ноги не гнулись.

— Точное время и место пребывания разыскиваемого лица. Часть одежды. Но лучше всего, когда есть что-то личное, например обрезки ногтей, волосы, или нечто другое, в том же роде. Тогда даже не обязательно начинать с определённого места, можно сразу искать след.

Сказывался опыт предыдущего общения с Тёмным Драконом, ЛАура спокойно могла наблюдать за ним, некоторым образом отстранившись от происходящего. Ей даже показалось, что Дракон наслаждается, производя ошеломляющее впечатление на её друзей.

Трясущимися руками Венька достал из-за пазухи медальон в форме сердца, и протянул ящеру.

— Это прядь её волос, — прошептал он, открывая его, — а последний раз её видели в городе…

Ящер осмотрел золотистую прядку, свёрнутую колечком, ощупал её. Синие когти радостно щёлкнули, ящер выпрямился, пристально глядя на север.

— Боги, если они существуют, таки добры к тебе парень. Нам не нужно ничего искать, я уже нашёл её след. Восемь дней назад, в трёхстах сорока километрах от этого места. И если я хоть что-то понимаю в следах, а я понимаю достаточно, при ней находилось с сотню аборигенов.

Побледневший Венька сполз по стенке катера на землю. Сбылись его самые страшные предположения.

— Мы их можем догнать? — строго уточнила ЛАура, пока Рихад бегал за нашатырём.

— Запросто! — похвастался Дракон. — Три дня тебя устроит?

ЛАура милостиво кивнула. Она не рискнула просить ящера ради неё изменить своим привычкам.

— Тогда отправляемся сегодня. Рихад, слышал? — окликнула девушка вернувшегося управляющего, — мы идём спасать Варгу. Надо обязательно взять с собой расчёску и крем от загара, а то солнышко здесь уж больно зверское.

Рихад неразборчиво хрюкнул, выслушав перечень самых необходимых вещей в походе через дикие джунгли Тарка. Впрочем, ему ведь не приходилось путешествовать вместе с Драконом…


Было жарко и душно. Мелкая живность пищала и квакала в кустах, красочные птицы срывались с веток, осыпая путников лепестками диковинных цветов. Крошечные хищные бабочки охотились на жуков, иногда обманываясь в своих ожиданиях и нападая на блестящие пуговицы. Пятеро отважных путешественников пробирались через влажные джунгли, трое людей, один биоробот и один инопланетянин. На малочисленном отряде настоял Тёмный Дракон, заявив, что большая компания привлекает большее внимание. ЛАура его поддержала, Венька ради спасения Варги готов был и в одиночку сразится со всеми дикарями разом, и осторожный Рихад остался в одиночестве. Но он настоял на включении Бобби в отряд спасателей. За биороботом пришлось заскочить на местный завод, где Рихаду с большим трудом удалось вытряхнуть ЛАуру из её грязного, оборванного одеяния, и облачить в стандартный комбинезон работника — с трудом удалось найти подходящий размер. Но девушка тайком захватила свои тряпки, и стоило им оказаться в лесу, немедленно переоделась. Рихад втайне завидовал ей, в джунглях было как в бане — жарко и влажно.

Вещей почти не брали, по той же причине. Ящер предложил идти налегке, ЛАура согласилась, Веньке было всё равно. Но и к лучшему. Поход в лес Рихад представлял себе как штурмовой отряд, прорубающийся через джунгли, оставляя за собой широкую просеку, по которой длинной вереницей едут гружёные машины с палатками, кухней, лазаретом… словом, управляющий Трилистника впервые в жизни оказался в диком лесу, когда вокруг на много километров ни души… если не считать злобных дикарей.

Ящер утверждал, что дикари не будут проблемой и оказался прав. Джунгли словно вымерли, хотя крошечный отряд и находился сейчас в самом центре материка — их высадили на планетолёте в указанном Драконом месте, невдалеке от самого опасного района джунглей. Здесь находилась единственная святыня дикарей, о которой было известно лишь название — Храм Полнолуния, и то, что в ночь полной луны там происходили человеческие жертвоприношения.

Рихад смахнул пот, как ни когда остро ощущая прожитые годы.

— Ты точно знаешь куда идти? — вежливо спросил он ящера, стараясь не встречаться с ним взглядом. Испытывая к Тёмному Дракону огромное уважение, он, как и все остальные люди, хоть раз столкнувшиеся с ящером, всё больше его боялся. Только ЛАура, свободно помыкавшая Драконом и таскавшая его всюду за собой как ручную собачку, совершенно не опасалась ящера.

— Я давно не был здесь, но не думаю, что многое изменилось. Скорее всего, они направляются к Храму.

Венька застонал, вцепившись в волосы.

— Полнолуние через два дня! Её принесут в жертву!!

— Мы будем на месте завтра в полдень, — успокаивающе заявил ящер. Ему, во что бы ни стало, требовалось удержать юношу от истерики. Как показала практика, утешать его принялась бы ЛАура, а Дракона не сильно радовало её тёплое отношение к Веньке. Чешуя дыбом вставала, так хотелось избавиться от парня, но в таком случае он уж точно потерял бы её.

Отношения, любые отношения между людьми, или другими существами, разумными, животными и даже неживыми вещами… любые отношения поначалу напоминают тонкую паутинку, натянувшуюся над бездонной пропастью. Постепенно, в процессе общения, паутина разрастается, крепнет и связь становится уже подобной стальному тросу… и даже тогда можно всё испортить.

Врать ящер не умел, по сути своей не приемля лжи. И потому сразу открылся девушке в своём истинном облике, хотя и мог изобразить что угодно, хоть кинозвезду, хоть её покойного отца, выудив его облик из тайников памяти ЛАуры. И отлично понимал, что он не может рассчитывать влюбить в себя девушку только за счёт такой внешности. Ящер шёл другим путём, поначалу став ей полезным, уже считаясь другом. Он рассчитывал в скором времени перейти в разряд незаменимых… и всё ещё не знал, есть ли у него хоть один шанс завоевать любовь ЛАуры.

Гордость не позволяла Тёмному Дракону просканировать девушку, и её чувства оставались для него тайной за семью печатями. На поверхности её сущности плавало только любопытство, сдобренное изрядной толикой страха. Как и следовало ожидать, в обществе ЛАура старательно скрывала свои истинные чувства даже от себя, обманывая подчас даже многоопытного Дракона.

И она сводила его с ума своей загадочностью и неопределённостью, находясь рядом с ней ящер даже не мог правильно думать, девушка словно бы поглощала всё его естество, не оставляя места другим желаниям. Дракон и не догадывался, что ему доступны подобные чувства.

Ему хотелось нравиться ей, находиться с ней рядом, быть необходимым и незаменимым. И не только потому, что это был его последний шанс выжить, а потому что он сам хотел этого, страстно и безрассудно. Словно и не было тех бесконечных лет одиночества, а собственное могущество не лежало на сердце бездушной каменной глыбой.


Как и обещал ящер, они прибыли к Храму Полнолуния ровно в полдень третьего дня. И пока люди ошеломлённо пытались понять, как у них получилось пройти полторы сотни километров за три дня, Дракон любовался на открывшийся им вид, выискивая отличия, неизбежные после стольких лет отсутствия, и не находил их. Ну, травку вытоптали своими бесконечными сборищами, да ещё раньше людей было поменьше… Сам Храм ничуть не изменился, как и тысячи лет назад, выглядел он просто — как бесформенная куча глины. Чем и был на деле, Дракон ещё помнил, как сооружал это местечко.

— Раньше тут был мой дом, — свистящим шёпотом рассказывал он ЛАуре. — Я тогда натаскал земли, прорыл туннели, и законсервировал материю, чтоб не рухнуло. Ещё десять-двадцать тысяч лет и начнёт рассыпаться.

Дракон с грустью вспомнил, как во время строительства его подогревала надежда на удачу… и не то чтобы он ошибся в своих расчётах, или план был неудачный… Но однажды ему надоела и его работа, важная, увлекательная и необычная, и сама жизнь. До встречи с ЛАурой он уже просто существовал, оттягивая свой неизбежный конец.

— Зачем ты устроил обряд жертвоприношения?! — гневно поинтересовалась девушка. — Кровь мог бы и на охоте добывать!

— Это не я, это они сами, уже потом, когда я ушёл. Да и в крови я тогда не нуждался, сам был живее всех живых. Кстати могла бы и забыть уже тот короткий инцидент, такое вряд ли повторится, — оправдываясь, он оглянулся. Их маленький отряд залёг в ложбинке, за кустами. Прикрываясь жалкой листвой, люди со страхом разглядывали желтую гору посередь гигантской полянки, окруженную толпами богобоязненных почитателей. Загорелые до черноты полуголые дикари с видом прилежных часовых расхаживали перед входом — огромной дырой, откуда зримо тянуло сыростью и мраком.

— Если они нас заметят, нам конец, — пророчески, обречённым голосом заявил Рихад.

В кустах за их спинами зашуршали.

— Не двигайтесь, — прошипел Дракон, лапой пригибая девушку пониже. ЛАура слабо пискнула, уткнувшись носом в вязкую, жирную землю.

— Они почти выследили нас, — пояснил Дракон, оглядываясь. Что-то ему расхотелось блистать своими способностями перед непосвященными. Раз сама ЛАура не спешила сообщать людям, что проводником им служит бывший бог, ну пусть не сам бог, а его ближний родственник… то он и подавно не желал огласки. Того, что они о нём знали, и так оказалось слишком много, внушая уже не уважение, а почти страх!

— Где твоя сумка? — спросил он.

— Сумка?!! Ты собираешься найти там супер-оружие, или, может телепорт? Вселенскую тьму, что б они нас не увидели?!! — шёпотом вскипела ЛАура, тем не менее снимая с плеча рюкзак.

— Я собираюсь сделать вид, что нашел там ритуальное облачение, — по слогам произнёс Дракон, с намеком кивнув на замершего поблизости Веньку, — и в нём проникнуть в Храм. Пойдёшь со мной? Я тут неподалёку приметил тайный проход в Храм, смотаемся, по быстрому, пока остальные планы думают?

У неё разгорелись глаза.

— Спрашиваешь!! — авантюра как раз в её духе, сногсшибательная!

Тёмный Дракон уже рылся в её вещах, изображая поиски. У ЛАуры непроизвольно расширились глаза, когда он извлёк из рюкзака ярко-розовое трико с малиновыми манжетами из искусственного меха.

— Ты собираешься надеть ЭТО?!


Маленький толстый жрец в парадной золотой мантии произносил Торжественную Речь Последнего Дня Перед Полнолунием. Женщины из его гарема, сгрудившиеся в глубокой нише возле алтаря, с восторгом внимали словам своего повелителя. Их радовал предстоящий праздник, возможность покрасоваться перед сильными воинами в красивых новых туниках, из нежного паучьего шёлка, и то, что сегодня выбор главного жреца вновь не пал на одну из них. Коптящие факела, укреплённые в деревянных треножниках, освещали бледное неподвижное тело, возложенное на огромный семиугольный камень в центре небольшого круглого зала. Жрец взывал к своему богу, обещая ему новую жертву, молодую, прекрасную девственницу. Такую нежную, с чудесной оливковой кожей и золотыми волосами, мягкую, сочную… Перечисляя все несомненные достоинства жертвы он временами начинал задумываться, а не оставить ли девушку себе. А бог пусть довольствуется старой женой, всё равно он не догадается, как не догадывался и раньше. Соблазн получить новую красивую жену усиливался с каждой минутой. Жрец вытер вспотевшее, лоснящееся от жира лицо, он уже откровенно жадно разглядывал свою жертву, почти представляя, как держит в своих руках податливое тело. А как благодарна она ему будет за избавление от смерти!

А простым воинам всё равно, чья кровь окропит алтарь сегодня ночью. Они и не узнают. Как всегда.

Девушка, одурманенная соком сонных ягод, застонала сквозь сон.

— Плохой признак, бог гневается, — прошептал помощник, ненавистный жрецу за высокий рост, но преданный необычайно. Только искренняя преданность и отделяла пылкого юношу от смерти — жрец предпочитал высоких женщин, но не мужчин.

— Я знаю, глупец, я сам учил тебя толковать знамения… — слова застряли у него в горле. От входа в святое и запретное для простых воинов место по широким ступеням ползло что-то невообразимое. Малиновая грива и торчащие во все стороны клочья меха, морщинистая бледно-розовая кожа, мешком провисающая на брюхе… существо неуклюже переступало кривыми ногами, поднимаясь по лестнице, и рычало, тихо и зловеще. Следом за ним шла девочка, самая обычная, только непочтительно грязная.

Дракон, которому уже надоело величественно тащится ко входу в собственную спальню на четвереньках, поднялся, разрывая маскарадный костюм на куски. Яркие клочки материи полетели в разные стороны. Первое впечатление, произведённое на людей его вполне удовлетворило — отвисшие челюсти и дико вытаращенные глаза как нельзя лучше свидетельствовали, что за столетия сна он не растерял своих навыков, по-прежнему внушая трепет и уважение…

Толстый жрец захрипел, подавившись воплем ужаса. Предсмертное пророчество предыдущего главного жреца, которого он убил, чтобы занять этот высокий пост, как кость застряло в горле. Их Господин вернулся, неожиданно, как и обещал много веков назад…

— Какого вы тут устроили? — грозно прорычал ящер.

— Это она! — одновременно вскрикнула девочка.

Маленький человечек рухнул на колени, в душе проклиная свои богохульные мысли. Ну почему жестокая судьба вернула Бога именно сегодня, сейчас…

— Мы-ы… принесли дар! — залепетал помощник, повторяя слова Торжественной Речи. — Посмотри, Господин, как хорош наш да-ар…

Он смутился, под пристальным насмешливым взглядом Тёмного Дракона, и покраснел.

— Х-роший дар, — ящер оскалился, — но кто позволил вам, ничтожные твари, марать моё ложе кровью?

— А-аа, — отвисла челюсть у главного жреца, — ло-же?!

— Кровать, койка, место где спят, — желчно пояснил Дракон, — вы тут что, и правила все позабыли? Несколько паршивых поколений, и глядь, уже все твои слова извратили!

— Умоляю, так снизойди же к ничтожным, Господин, и напомни правила, коим следует нам повиноваться!! — почтительно преклонив колено, и склонив голову, так что длинные чёрные волосы полностью закрыли его лицо, потребовал помощник главного жреца, вдруг сообразивший, что его непосредственный начальник не может достойно ублажить разгневанное божество. Перед ним замаячила заманчивая перспектива — место главного жреца Храма Полнолуния.

Прищуренные глазки ящера одобрительно заблестели.

— Далеко пойдёшь, парень, — пророкотал он, дружески хлопнул юношу по плечу, от чего тот расцвёл в ликующей улыбке. — Правила очень просты: в спальню не заходить, меня по пустякам не беспокоить, и дом, в моё отсутствие, в порядке содержать. И молиться, что б все знали, надо в молитвенной комнате, на мой портрет… а не на место, где я с женщинами сплю!

Он в два шага достиг алтаря, переложил девушку на пол и освободил поверхность камня, небрежным взмахом руки сметя все мистические безделушки, старательно разложенные главным жрецом в должном порядке. Дракон внимательно исследовал своё твёрдое шероховатоё ложе, бормоча сквозь зубы что-то о недоразвитых формах жизни и прочих, недостойных и упоминания. ЛАура, стараясь быть как можно незаметней, подобралась к Варге. Она могла бы и не беспокоится, всё внимание дикарей было обращено к возвратившемуся божеству.

Бог смахнул с камня невидимый мусор и три раза требовательно стукнул кулаком. В ответ камень раскатился гулким рёвом, в нём появилась идеально круглая дыра. Дракон наклонился, вглядываясь в блестящую черноту, потом, по локоть запустив руку в камень, сосредоточенно там пошарил.

— Не, так я его не достану, — с этими словами он перегнулся через край и рухнул головой вниз. ЛАура и помощник жреца, одновременно ахнув, склонились над дырой, столкнувшись лбами. С тем же успехом они могли и не смотреть — точно заглянули в тёмное зеркало.

— Он решил умереть? — неуверенно поинтересовался юноша.

— Не знаю. Но вряд ли, — она несмело протянула пальцы, не решаясь прикоснуться к глянцевой поверхности.

— Эй!! Никогда не трогай того, чьё действие тебе досконально не знакомо, — Дракон вынырнул из пятна, перехватив её руку. — Это обратное зеркало, оно всё выворачивает на изнанку. Мне вот ничего, а человек такое не переживёт.

Он вылез, дыра за ним сдобно чмокнула, и исчезла.

Самый великий день в жизни помощника жреца стремительно подходил к концу. Юноша потеряно смотрел, как его бог легко взвалив на плечо бесчувственную девушку, предназначавшуюся в жертву, приглашающе махнул рукой своей спутнице, и явно собираясь уходить, повернул к выходу.

— А как же мы? — растерялся он. А праздник, а обряд, а как же полнолуние?!

Он вцепился в волосы. Как же быть, Господин вновь оставляет их…

— Как новый жрец, ты и сам сможешь придумать, что сказать воинам, — не оборачиваясь, ответил Дракон, — праздник дело хорошее, а обряды эти ваши — полная чушь. И только очень глупые боги требуют кровавых жертвоприношений, — он неожиданно оглянулся и оскалился. — Ты же не считаешь меня глупым?

Юноша быстро помотал головой, отрицая даже возможность подобной непристойной мысли.

— И постарайся не беспокоить меня по пустякам… — донёсся затихающий голос из-за поворота. Господин ушёл, забрав с собой лишь девушку, которую ему и так предназначали в жертву. Не такой уж и бессмысленный обычай был, украдкой усмехнувшись, подумал помощник жреца, если Господин обратил внимание на свой народ. Просто нужно было выбрать правильную жертву.

Юноша оглянулся. Вроде бы ничего не изменилось, только камень опустел, а в его душе поселилось счастье… всего несколько слов грозного божества… Но странно, вдруг удивился юноша, почему бог говорил только с ним? Он оглянулся и обнаружил наставника сидящим в той же позе, когда их Господин только вернулся.

Бывший жрец, бессвязно всхлипывая, разглядывал свои руки, перебирая пальцами золотые бусины в чётках. Обычно он так молился, но, заглянув ему в лицо, юноша увидел, что глаза его безумны. Маленький жрец не выдержал возвращения своего божества.

Юноша забрал знаки своего нового сана и гордо распрямился. Золотой плащ, укутывавший предыдущего жреца с ног до головы, оказался ему как раз впору. Чётки главного жреца он привесил к поясу вместо старых, серебряных. Женщины в своём углу замерли, вглядываясь в своего нового хозяина. На их лицах юноша не заметил ни малейшего следа горя, или даже сожаления. Вряд ли кто-нибудь в Храме согласится присматривать за безумным коротышкой, бывшим главным жрецом. А по закону человек, не способный сам позаботиться о себе и не нужный никому из близких или друзей, считался мёртвым и прогонялся в джунгли.

— Выведите его из храма, он больше не жив, — властно приказал новый жрец. — И сообщите младшим жрецам, что Господин дал мне знак. Пусть сообщат воинам. Сегодня я поделюсь с народом его словами.

Он направился к выходу, уже сейчас ощущая, как ложится на его плечи бремя власти. Хотя и раньше он выполнял за главного жреца практически всю его работу, но теперь всё вдруг оказалось взаправду и всерьёз.

— И вон отсюда! Слышали, что сказал Господин?

Глава третья

Ищите и найдёте

— Сколько тебе лет? — спросила ЛАура.

Она сидела на вершине холма, поросшего мягкой травой, а Дракон лежал рядом на брюхе, опустив подбородок на скрещенные руки и задумчиво вглядываясь в тёмнеющий вечерний лес. Лагерь за их спинами кипел жизнью. Венька обхаживал только очнувшуюся невесту, окружая её любовью и заботой. Рихад суетился вокруг костра, мешая Бобби готовить ужин. Друзьям было не до неё.

— Ты считаешь, сколько шагов прошла? — ответно поинтересовался Дракон и сам ответил. — Ты просто двигалась. Вот и я, просто живу.

— Значит очень много, — поняла ЛАура. — Дракош, а ты не против, что я тебя так называю? Ты не сказал тогда своего имени, и я…

— Это хорошее имя. Брат, носивший его, был бы рад узнать, что после его смерти меня назовут Тёмным Драконом.

— Смерти?! Но я думала… и боги, они…

— Бессмертны? Не совсем, — Дракон перевернулся на спину и сел лицом к костру. — Неуязвимы, да. Могущественны. Не подвержены силе времени. Но не бессмертны. Да и можно ли считать нас богами?

Он погрузился в размышления. Биоробот и управляющий, наконец, пришли к согласию в еде, и споры утихли. Наваливалась ночь, в лесу просыпались совки, мелкие падальщики. Над их головами с пронзительным писком пронеслась летючка. Девушка решила, что большего она от него не добьётся, когда он вдруг заговорил, тихо и нерешительно подбирая слова.

— Воистину, это было давно. Тогда мой народ делился на три социальных класса. Учёные, полиция и рабочие. Аристократы, охранники и рабы. Много, очень много рабов. Очень простое социальное устройство и ещё более простая жизнь. Представь себе голую, пустынную планету, без воды, без растений — мы жили в пещерах, выращивали грибы в теплицах, добывали металлы и драгоценные камни, закапываясь всё глубже и глубже. Но не удивляйся, многие были тогда счастливы.

Ветер принёс приглушённый вопль, дикари праздновали полнолуние. Они тоже были счастливы, но сейчас.

— Аристократы стали жадными. Они хотели больше еды, красивых вещей, лёгкой жизни, власти. Рабочие взбунтовались. Восстание удалось подавить, но аристократы понимали, что, однажды потребовав равноправия, работники уже не успокоятся. Они долго совещались, решая, как сохранить свою власть. И в один чёрный день была изобретена сыворотка, — он запнулся, болезненно скривившись. Воспоминание причиняло ему боль. — Она превращала людей в бездушных покорных зомби, отнимала разум и волю. Но у неё были свои побочные эффекты. Один из десяти сходил с ума, превращаясь в бесполезного идиота. Один из двадцати умирал в страшных мучениях. Но рабы товар дешевый, аристократы могли позволить себе потерять несколько.

Дракон вздохнул. Многих друзей он лишился в те чёрные дни. И как бы ни было велико его могущество, воскресить их не в его силах.

— А один из миллиона, тяжело переболев, испытав невероятную боль, чудом избежав смерти, безумия и безволия, перерождался. Он становился чем-то иным, и уже не принадлежал к своей биологической расе. Появлялись телепатические способности, так вновь присоединившиеся узнавали о других, старших. Повышалась живучесть, раны зарастали на глазах. Отступил голод, пища уже не казалась нам необходимостью. Поначалу, ещё не осознав нашего могущества, мы хотели продолжить восстание. Но нас было мало, и мы ждали, пока перерождались другие. И когда нас было уже около сотни, самый первый из братьев понял, что его больше не волнует бунт. Он попытался понять, во что он превратился, и испугался. Мы послушались его, и решили ограничить нашу численность сто двадцатью четырьмя, числом, считавшимся магическим, и уничтожить сыворотку. Технологию, запасы, изобретателя и всех, кто мог повторить его открытие.

Мы начали понимать, что превращение всё ещё шло, и мы убоялись себя. Мы испугались силы, заключённой в нас. И выполнили решение.

Дракон нахохлился. Он протянул руку, провёл по волосам девушки.

— Нас стало ровно сто двадцать четыре, и мы начали претворять свой план в жизнь. Магическое число… Последняя из нас, девушка, едва пройдя перерождение, была убита охранниками. Её смерть ударила по всем нам… я многим отомстил за неё.

— А что потом? — спросила ЛАура.

— Потом мы ушли. Бросили всё и ушли. Много лет спустя я вернулся на родную планету, но раса полностью вымерла. Только пыль осталась в коридорах, да ещё грибы чудовищно разрослись.


Рихад беззлобно и вяло переругивался с Бобби, краем глаза поглядывая по сторонам. Светлое пятно на границе освещенного костром круга, ЛАура, так и притягивало его взгляд. Темно-зелёный ящер, пристроившийся возле неё, был почти не различим в полуночном мраке, но управляющий знал, где смотреть. Чужак беспокоил его. В отличие от Веньки, осчастливленного возвращением Варги, и готового удавиться по одному слову Дракона, Рихада не ослепила радость или благодарность. И он знал, случайно вспомнил, когда ЛАура с ящером ходили за Варгой, что пару миллионов лет назад Тёмным Драконом называли бога войны на одной далёкой и ныне заброшенной планете ахсаров, ящериц-гуманоидов, по преданиям необычайно жестокого и беспощадного. Победители приносили ему в жертву сердца пленённых воинов, в его славу жрецы устраивали кровавые побоища. Вот чьё имя носил их новый друг.

Девушка доверяла ему, несомненно. Но и сама она недавно призналась, что знает ящера меньше недели, а всё, что она могла сказать о нём, ограничивалось коротким сообщением, будто он помог ей сбежать из приюта. Явно недостаточно для полного доверия.

И ящер постоянно крутится поблизости от неё, не оторвать. И уже умудрился стать незаменимым. И на охоту он ходит, и в разведку, охраняет их по ночам, и даже дрова собирает. Да что там говорить, переход через джунгли в обществе Дракона оказался не труднее, чем прогулка в городском парке. Рихад вздохнул, уставившись на кусок мяса, которое он жарил. Если бы ящер не был столь скрытен, если бы в каждом его слове не сквозило снисходительное презрение. Если бы у него оказался хоть один недостаток! Тогда можно было бы примириться с его причудами.

Обидно, тысячи хороших ребят работали как черти, лишь бы вызволить свою маленькую хозяйку, а вся слава достанется зелёному уроду! Рихад был достаточно мудр, и понимал что его ревность ещё не причина для открытой ненависти…

ЛАура звонко рассмеялась.

— Эй, Рихад, послушай!! У Дракона есть замечательный план, как найти Майкла и Додо.


В просторном зале казино было шумно и жарко. Слепили огни многочисленных люстр, гремела пронзительная музыка. Толпа игроков дробилась и размножалась в многочисленных зеркалах на стенах и потолке. Официантки к символических одеяниях с небывалой ловкостью проскальзывали между посетителями, словно бы ненароком задевая состоятельных клиентов. Эти случайные приятные касания тоже входили в цену входного билета.

Из стены потных тел вокруг дешёвой рулетки, к бару протиснулся смертельно бледный тщедушный человечек, одетый не по погоде в длинное тёплое пальто, и надвинутую по самые глаза широкополую шляпу и с облегчённым вздохом плюхнулся на свободное место возле бармена.

— Мне как всегда, Мик, — он небрежно швырнул на стойку смятую купюру.

— Конечно, сер, — бармен сгрёб бумажку в карман и склонился над стойкой, смешивая коктейль. Губы его едва шевельнулись, — долговязый щеголь возле седьмого стола. С ним баба, малолетка.

— Везёт? — спросил коротышка, безмятежно посасывая своё пойло и пялясь на аппетитных официанток.

— Слишком.

Человечек кивнул, сползая с табурета. Перед уходом он внимательно рассмотрел везунчика. Высокий, широкоплечий, мягкое и простоватое выражение лица, всклокоченные соломенные волосы. Ясно, что подобный выигрыш привалил ему впервые. Что ж, дуракам всегда везёт, главное, чтобы конкретно этому дураку продолжало везти и дальше. На вид парень не слишком крут, тут может быть толк.

В спину ударил взрыв аплодисментов, и человечек невольно оглянулся, хватаясь за карман пальто. Сколько лет прошло, а ему всё кажется, что смеются над ним… Снова повезло тому парню, он стоял столбом, пунцовый от счастья, терзая съехавший набок галстук, а щуплая девчонка в чём-то сером и коротком, висла у него на шее с диким визгом и маханием ногами в воздухе. Рядом стоял крупье, улыбавшийся вежливой снисходительной улыбочкой. Он таких сцен в своей жизни перевидал великое множество, и с уверенностью мог предсказать, что не пройдёт и дня, как эта парочка спустит весь свой выигрыш, и может быть даже в этом самом казино, но всё пройдёт тихо и незаметно. А даже если у них и хватит ума сохранить свои денежки, сегодняшний громкий выигрыш привлечёт в казино великое множество новых игроков, так пусть выигрывают, не жалко, заведение в накладе всё равно не останется.

Человечек же, в отличии от служителей казино, достоверно знал, что баснословный выигрыш не задержится в кармане деревенского простофили. У него были свои причины так полагать, и весьма веские притом — древний пистолет системы Берета, ласково называемый хозяином Берта.

Выйдя на улицу, человечек остановился, делая вид, что раскуривает сигарету. В двух шагах от полыхавшей рекламы казино переулок погружался в темноту. Человечек оглянулся, кивнул кому-то невидимому, и растворился в тени от фонарного столба, терпеливо приготовившись ждать, сколько понадобится.


Они выступили из ниоткуда, из стен, загородив проход. Две материальные тени выросли из неверного полумрака ночи. Маленькая и щуплая встала перед ними, а большая и массивная отрезала путь к отступлению.

Человечек в длинном пальто вынул руку из кармана, в ярком лунном свете — полнолуние прошло всего два дня назад — сталью блеснул ствол. Он со щелчком снял оружие с предохранителя, и многозначительно взвесил пистолет на ладони.

— Поговорим тихо? — спросил он. Пистолет выглядел как новенький, пусть ему и было около тысячи лет. А может, его только скопировали с древнего образца?

Огнестрельное оружие уже добрых пятьсот лет было запрещено производить и продавать, как негуманное, но остатки древних запасов, а так же новые кустарные поделки всё время всплывали то здесь, то там. Так что одного вида древнего пистолета обычно оказывалось вполне достаточно, чтобы современный законопослушный гражданин, выросший на рассказах о негуманном оружии и газетных статьях о кровавых бандитских разборках с применением оного, ощутил предательскую дрожь в коленях и непреодолимое желание расстаться с кошельком.

Парень с бесхитростной физиономией типичного простофили, в щёгольском белом костюме, храбро шагнул вперёд, загораживая собой девушку в лёгком платьице и с модным крикливо-цветастым макияжем на лице.

— Не трогайте её, — глухим голосом попросил он, и просьба его прозвучала скорее как предупреждение.

— Да разве я говорил о «потрогать»? — искренне удивился человек с пистолетом, обмахиваясь шляпой, — я просто предложил поболтать. О погоде, о сегодняшних ставках, о политике, или, например, о вашем выигрыше.

Бледный свет луны не прибавил цвета молочно-белым волосам альбиноса.

— Так вы простые бандиты, — с презрением процедил парень сквозь зубы.

Чернокожий великан за его спиной с хрустом потянулся, выпрямляясь в свой полный, отнюдь не малый рост. Его оскорбило слово «простые», на «бандитов» же он внимания не обратил. Понимал, как должна выглядеть их деятельность со стороны.

— Зачем так грубо?! Мы, скажем так, борцы за справедливость, и надеемся, что вы, услышав о нашей беде, искренне пожелаете оказать нам помощь. Можно деньгами. Хотя я бы предпочёл информацию, — Стрелок действительно предпочёл бы получить некоторые сведения, денег они успели награбить столько, что могли позволить себе купить половину полицейских в этом городе и всю городскую верхушку, включая мэра… неплохо, для пары уличных грабителей-то.

Хотя работа не слишком спокойная… вот и сейчас его глодало странное ощущение неуверенности в собственных силах. Ограбляемый не казался испуганным, или даже удивлённым. Додо уже начал жалеть, что им попалась такая нетипичная жертва. Девица вон, не взирая на малолетство, молчит серьёзно и сосредоточенно — не ведут себя так девицы, которых грабят! Даже в простодушном облике парня он углядел нечто неуловимо зловещее.

Девица, бесстрашно улыбаясь, выглянула из-под руки парня.

— Нет, ну конечно я знала, да и предупреждали меня… Представляешь, Дракоша, вот та дылда, цвета спелой сливы, когда-то носила меня на руках. А второй укачивал и пел мне колыбельную. А сейчас они меня грабят! — восторженно объявила ЛАура.

— Куда катится мир, — ящер, принявший на время образ человека, сочувственно закивал. — Но признай, это действительно выглядит забавно. Неудивительно, что никто не воспринял всерьёз их разговоры о справедливости.

Мгновение замерло. Воспользовавшись моментом, мимо прошмыгнула крыса с куском мяса в зубах.

— ЛАура? — растерянно спросил негр, устало опуская руки.

— Ну а кто ещё будет шляться по городу, выискивая приключений на свою задницу, — девушка вздохнула, отметая всякие сомнения. Да уж, никто кроме неё. — Додик, а ты узнаёшь меня?

Альбинос покачал головой.

— Мне следовало сделать это раньше, ведь я видел тебя там, в казино. Но и подумать не мог…

Она подскочила к нему, взяла за руку.

— Пойдём. Рихад сворачивает дела, все работники на борту, оборудование уже погружено. Ждём только вас. Вы ведь не станете задерживать меня на этой чудовищной планете?

— Упаси бог! — воскликнули они хором.

ЛАура счастливо рассмеялась.

— Я ведь говорила, что они очень смешные, — она махнула Дракону. — Я познакомлю вас по пути, но умоляю, пойдёмте.

Майкл решительно шагнул за ней, но Додо остался на месте. Он поджал губы и недоверчиво сощурился.

— Как ты докажешь, что действительно та ЛАура? Ведь столько лет прошло.

Негр растерянно оглянулся на напарника. Как можно доказать, кто ты?

— Доказать? — переспросила ЛАура, лихорадочно придумывая способ удостоверения своей личности. Документов у неё не было, Рихад с Венькой далеко… Как она может доказать?…

— Очень просто, — прошипел вдруг Дракон, хватая девушку за руку. — Сюда направляется с обходом патруль, и если через три минуты мы не двинемся с места, через четыре я забираю девочку, и мотаю на корабль. А вы можете и дальше грабить невинных игроков в кости.

Его обидные слова подтолкнули альбиноса не хуже хорошего пинка под зад.

— Откуда быть здесь патрулю, в такое время? — удивился Додо на ходу. И нахмурился. Он платил своим полицейским осведомителям достаточно, чтобы заранее узнавать обо всех новшествах такого рода.

— Это за мной, — бросила девушка через плечо, — Или ты думал, что меня отпустили за хорошее поведение? А Мак-Си полетит? Дудки, я сбежала, да с таким треском, что Мадам мечтает о коврике из моёй шкуры, дабы выбивать его каждый вторник.

— Это ЛАура, — шепнул Майкл, счастливо огрев напарника по спине.

— Да уж, это точно она, — Додик оглянулся на спешно покинутый ими переулок. Там мерцало что-то здорово похожее на огни полицейской машины.

Беглецы пару раз свернули, проносясь короткими неосвещёнными переулками, и вдруг Дракон молниеносным движением, не замеченным даже многоопытными телохранителями, запихнул всю компанию в ближайший подъезд, автоматические двери которого сами распахнулись навстречу незваным гостям, хотя по идее и не должны были открываться перед чужаками. Додо только раскрыл рот, чтобы возмутиться, как посмел этот… и прикусил язык, глядя на улицу. Мимо медленно проехала полицейская машина, с тяжёлым вооружением.

— Что это? — шёпотом изумился Майкл.

— Они оцепили квартал и теперь прочёсывают улицы. Скоро пойдут по домам. Кто-то в казино опознал тебя, — Дракон нахмурился. Это был его прокол, недосмотрел, заигрался, заболтался… и непременно нужно было изменить внешность ЛАуры.

— Учимся летать? — озорно поинтересовалась девушка, — или вызовем Рихада, пусть прилетит за нами на планетолёте корпорации. Убытки я потом возмещу.

— Лучше уж прокатиться с ветерком, — ящер не умел огорчаться надолго, и уже успел вернуться в хорошее расположение духа. — Тормознём такси?

Он кивнул на слабый отблеск на дверном стекле. Полиция возвращалась.

— Спятил! — коротко прокомментировал белоголовый Стрелок, поспешно извлекая из левого кармана миниатюрный бластер, иногда ещё называемый «женским», но обладающий не меньшей убойной силой, чем его крупные собратья.

— Человек… — непонятно чему улыбнулся Дракон и решительно вышел на улицу, наперерез еле ползущей бронированной полицейской машине, в народе прозванной танком — за внешнее и внутреннее сходство.

Водитель вполне естественно выругался, резко остановив машину возле неожиданно возникшего на проезжей части припозднившегося горожанина, высунулся из окна, и открыл рот, намереваясь добавить ещё несколько слов, но уже погромче…

И забыл закрыть рот, когда в щедром свете мощного прожектора, установленного на крыше машины, разглядел широкую нечеловеческую улыбку Тёмного Дракона. Заострённые зубы ящера звонко клацнули, человек перевёл взгляд выше и засипел как прохудившаяся резиновая игрушка, разглядев глаза прохожего — непроглядно чёрные, матовые, с золотыми блёстками.

Глядя прямо в глаза водителя, Тёмный Дракон удерживал его на месте, медленно меняясь, отбрасывая человеческие черты одну за другой. И когда заострённый гребень воинственно поднялся на его голове, а паника в душе человека достигла предела, ящер отпустил его и уже не сдерживаемый ничем водитель вылетел вон из машины, споткнувшись, упал на вытянутые руки, и так с низкого старта за считанные доли секунды миновал перекресток в паре сотен метров. Обгоняя свой затихающий вопль, полицейский скрылся вдали.

Ящер провожал его задумчивым взглядом, пока ЛАура с телохранителями выходили из своего укрытия.

— У вас же есть соревнования на скорость? — спросил он девушку.

— А как же… думаю, несколько рекордов этот малый уже побил.

Додо медленно и осторожно подошёл к ящеру.

— Ты кто… или что?…

— Потом, Додо! — властно оборвала его ЛАура, а ящер уже галантно распахивал перед ними дверцу. И альбинос, неожиданно даже для себя, полез на заднее сиденье, молча проглотив свой несвоевременный страх. ЛАура нырнула следом, Дракон, почему-то вновь казавшийся человеком, уже сидел на месте водителя, Майкл ещё только осторожно умащивался рядом с ним на переднем сиденье, а машина уже дёрнулась с места, поднимая пыль.

Стрелок оглянулся в поисках возможных преследователей, увидел спокойное лицо девушки и только теперь окончательно уверился в подлинности своей хозяйки…

Тридцать лет прошло с того достопамятного дня, когда он, отставной и никому не нужный ветеран, повинуясь своей случайной прихоти и просто взыгравшей гордости солдата, спас влюблённую парочку, вытащил их из самого пекла, где рвались гранаты, призрачно пели бластеры, сплетая смертельную паутину света, и грохотал миномёт… Этот кровавый хаос в газетах называли мафиозными разборками, и только некоторые знающие люди — конкурентной борьбой. И тогда, как сейчас, альбинос оглянулся, сжимая холодную рукоять Берты, но позади полыхал автомобиль преследователей, за рулём удиравшей машины сидел коренастый светловолосый мужчина средних лет с разбитым в кровь лицом, а на заднем сиденье, рядом со Стрелком, скорчилась симпатичная девушка.

На всю жизнь, сколько бы не отпустила ему скупая судьба, запомнил Додо её безмятежно-спокойный взгляд, взгляд, унаследованный их единственной дочерью.

И пусть старых друзей давно нет на этом свете, остаётся ещё маленькая девочка, почти родная дочь, наследница семьи, которую альбинос самой страшной клятвой поклялся защищать до последней капли крови…


Корабль Трилистника, Сверкающий Лотос, доставивший управляющего на эту планету, спешно загружаемый эвакуирующимися работниками компании и особо ценным оборудованием, стоял на запасном поле городского космодрома — то есть подальше от города, но не так далеко, как основное поле. Власти, пуще всего опасавшиеся случайной аварии на садящемся либо стартующем звездолёте — а не всякий способен представить и сотую часть возможных последствий, особенно если корабль рухнет на город — разрешили посадить здесь корабль лишь после внушительного анонимного пожертвования на один закрытый счет… да и основное поле было занято.

Дракон, презрев официальные дороги, гнал машину напрямик, через неровную поросшую редким кустарником пустошь, широким поясом окружавшую город. Они вылетели на гребень искусственной насыпи, заслонявшей от них посадочное поле и ЛАура приникла к стеклу, восхищённая величественным и до щемящей боли в груди домашним зрелищем готовящегося к старту звездолёта.

Рихад, совершенно случайно прилетел на единственном звездолете корпорации крейсерского класса — ничего другого под рукой на тот момент просто не оказалось. Сверкающий Лотос, прототип АС-13-342-бетта, внешне ничем не напоминал боевых звездолётов федерации, хотя именно в нём были воплощены многие новейшие космические технологии, в большинстве своём так и оставшиеся невостребованными военным заказчиком. Издалека он действительно походил на полураспустившийся цветок, с матовым цилиндром-пестиком основного отсека (где размещался главный генератор, все основные инженерные службы и капитанский мостик), окружённым шестью каплевидными лепестками-опорами (жилые отсеки, склады, дублирующие системы жизнеобеспечения и малые маневровые двигатели). Все семь отсеков могли функционировать как вместе, так и раздельно, на случай аварии. Лепестки были подвижны — сейчас они плотно прижимались к цилиндру, придавая звездолёту смешное сходство с допотопными ракетами. В полёте лепестки отстранялись, либо и вовсе откидывались перпендикулярно основному отсеку, словно распускался гигантский космический цветок. В этом случае внешняя сторона лепестков раскрывалась, превращаясь в солнечный парус, и корабль мог двигаться лишь за счёт солнечного ветра. Очевидцы-испытатели утверждали, что раскрытый цветок представляет собой зрелищё небывалой красоты, но реально за время службы прототипа парус ни разу не использовался. Отец шутил, что в случае поломки деформирующего двигателя Некки, они смогут дрейфовать в открытом космосе подобно древним мореплавателям…

То ли никто не мог даже представить, что ЛАура вырвется из окружённого квартала, то ли у Мадам попросту руки не дошли, но у корабля их никто не поджидал.

Даже Рихад, неподвижно замерший возле трапа в нервном ожидании, не сразу поверил в возвращение ЛАуры на полицейской машине.

— Закругляйтесь! — бросила ему девушка, взлетая вверх по движущимся ступеням, пока управляющий боролся с неожиданным приступом истерической радости.

Без особого сожаления Рихад оглянулся на группу работников в синих комбинезонах, следивших за действиями погрузчиков-автоматов, махнул рукой.

— Бросай всё ребята! Самый ценный груз уже на борту!!


Они ворвались на мостик, точно смерч.

— Власти не дают нам разрешения на старт, зар-разы — лаконично пожаловался капитан корабля Тренг, по прозвищу Зараза.

— Взлетай! Не будь дубиной, нам его ни в жисть не дадут, разве только на борту будут перевозить мой пепел, — ЛАура плюхнулась в первое попавшееся свободное кресло. Дурацкие ремни никак не желали застёгиваться. Дракон наклонился к ней, помогая разобраться с застёжками. Остолбеневший на миг капитан тем временем получил подтверждающий кивок от Рихада и вгрызся в клавиши управления, как голодный зверь.

ЛАура оглянулась, пытаясь одним взглядом охватить всё цилиндрическое помещение. Полупрозрачная шахта лифтов в центре, обвитая спиралью запасной лестницы. Серые пульты навигаторов, пилотов, контролёров жались к закругляющимся стенам — для управления этой махиной и координации работы всех семи отсеков требовались слаженные усилия дюжины человек. На внешней стене помещался главный обзорный экран, он же экран видеосвязи. Капитанский пульт, за которым сейчас сидел сам капитан и оба его заместителя, были размещены точно перед экраном, а между ним и лифтовой шахтой находилось с десяток кресел для особо важных персон (ЛАура заняла одно из них). ЛАура уделила несколько секунд Тренгу, изучая его сине-зелёный костюм с алыми лентами. Как всегда, одет не по уставу, но как всегда, выглядит неплохо. А кто вообще придумал это дурацкое правило, что экипаж не имеет права на другую одежду кроме серых форменных комбинезонов?

Площадка за лифтами, отгороженная от мест команды, управляющей этой махиной, прозрачной перегородкой из пластостали, оставалась пуста, но ЛАура знала, что стоит им взлететь и там начнут собираться пассажиры. Как всё здесь знакомо и близко её сердцу!!

— Нас вызывают, — Дракон поднял голову, и пристально посмотрел в глаза девушки, — помни, что ты здесь главная, не давай им играть тобой.

ЛАура вздрогнула, когда запел звонок космосвязи, но не сразу соизволила посмотреть на экран. В глазах Тёмного Дракона она заметила нечто новое. Смешно было думать, что ему нужна её помощь, но он определённо намекал… Да, нельзя забывать, она почти достигла совершеннолетия, а значит все деньги отца принадлежат ей и только ей. И скоро никто не сможет диктовать ей условия.

Полёт к Земле займёт немало времени, и к концу путешествия она станет совершеннолетней, ведь по законам Федерации человек считается взрослым с шестнадцати лет. Нужно только взлететь, убраться с этой жестокой планеты.

Капитан патрульного звездолёта увидел, как девушка медленно распрямляется, как горделиво, с королевской торжественностью приветствует его коротким кивком. Она сильно изменилась с тех пор как покинула крейсер, за какую-то неделю. Держится уверенней, словно у неё козырный туз в рукаве, а то и целая колода.

— Да, капитан? — недоумённое движение бровей. Королева!

— Мисс Кари, нам стало известно, что на борту вашего корабля находятся опасные преступники. Мы требуем их выдачи. Отмените старт и пустите на борт полицейскую команду, НЕМЕДЛЕННО!!!

Тренг, напуганный приказным тоном патруля, замер в своём кресле, беспомощно уронив руки, а ЛАура растерянно замерла. Хотя раз у неё имя имеется, то и какая никакая фамилия тоже должна быть, или как? Но за всей суетой она умудрилась ни разу не вспомнить собственную фамилию, да и своё второе нелюбимое имечко тоже. Мисс ЛАура Сьюзи Кари, вот она кто! Единственная дочь Гарольда и Кэрол Кари… Ах, как много она позабыла, и опять некогда, опять навалились срочные проблемы, требующие немедленного разрешения…

Девушка нахмурилась. Её корабль был достаточно быстроходным, что бы оторваться от крейсера, но огневая мощь патруля требовала уважения.

— Я не могу допустить вторжения чужаков на борт моего корабля, — мягко ответила она, наблюдая, как недоумение наползает на лицо капитана. — Вам было сообщено, что моя жизнь в опасности?

— Какая чушь! Вы просто выдумали всё, конечно, можно понять, ведь вы лишились отца…

— Я СПРАШИВАЮ, вам сообщили, что меня пытались убить? — перебила его ЛАура, наклоняясь вперёд и взглядом впиваясь в капитана. Хоть бы этот сопляк Тренг сообразил, что пора уносить ноги! Долго он собирается сидеть на своей заднице с нечастным видом?

— Ну, да, конечно, вы сказали мне…

— Капитан, — она удовлетворённо откинулась в кресле, — вы расследовали моё заявление?

Дракон, остававшийся всё это время возле неё, отошёл, прогулочным шагом достиг офицерских кресел. ЛАура следила за ним краем глаза, продолжая удерживать всё внимание патрульного на себе. Он знает её желания, не надо только торопиться. Ящер наклонился к капитану Тренгу, и тихо заговорил.

— Какое к чёрту расследование! Стану я срывать ребят ради каждой взбалмошной бабёнки! Выдай своих прихвостней, и катись на все четыре стороны. Я лично обещаю, что в таком случае вас не обвинят в укрывательстве!! — взорвался капитан Сторн, и она позволила себе слабую довольную улыбку — он произнёс слова, так необходимые ей.

— Мне пятнадцать, — холодно остановила она его. За её спиной Додик приподнялся со своего места, шепча, что-то о правильности подобного решения, мол сами виноваты, и ещё что-то в том же роде. Она отмахнулась, обращаясь лично к капитану патруля. — По закону, люди, защищающие меня, подпадают только под юрисдикцию Суда Телохранителей, и то лишь в случае преднамеренного убийства.

— Глупости милочка, это сработает, если у тебя будут доказательства и не в коем другом случае.

Как ей захотелось размазать его толстую самодовольную рожу по экрану, и пусть кровь течёт густой пеленой… Дракон, стоявший к ней спиной, напрягся и ЛАура испугалась собственных мыслей. Нет!! Она вспомнила сирень, лаковые брызги на голубоватых кистях. Нет, для расправы с этим ничтожеством ей не нужен Дракон, его звериная сила может спать спокойно. Она справится сама.

Играй, как говорил отец, запутай их и тяни время. Пусть они не знают, что им думать… и тогда ты сможешь внушить им любую мысль! И не ври без необходимости, мир слишком сложен, чтобы упрощать его ложью.

Она встала. Хитрые замки на ремнях, с таким трудом закрепленные, распадались при лёгком прикосновении пальцев.

Гордая, худая девчонка. Подчёркнуто медленным движением она потянулась к застёжке на платье. Мужчины смотрели с недоумением, не понимая её. Рихад, вдруг побледнел, он бросил испуганный взгляд на Тёмного Дракона, и получил в ответ кивок.

Тряпка, красивая модная дорогая, но всего лишь тряпка, упала на пол.

У зрителей неожиданного стриптиза перехватило дыхание. А девушка хладнокровно поворачивалась, комментируя своё загорелое тело.

— На спине, параллельные розовые полосочки — это плеть. А вот, — она прикоснулась к рваному кривому шраму возле левой груди, — подарок с плантации, на меня напал птер. На бедре след от раскалённого прута. Мне сломали три ребра в больничной палате, криво срослось, и на боку осталась вмятина. Синяки от побоев видимо не считаются?

Дракон неслышным движением скользнул к ней, поднимая одежду. ЛАура одевалась, равнодушная к окружающим.

— Как вы можете догадаться, я не только одобряю действия моих людей, но и уверена, что они могли бы действовать активнее и эффективнее.

Она замолчала, заметив, как исказилось лицо Майкла, проклиная свой глупый язык и саму ситуацию, вынудившую её сказать то, что она сказала. А великан воспринял все её раны слишком близко к сердцу, у него были такие глаза… Как у побитой собаки, когда она не понимает приказа своего хозяина. Или даже понимает, но выполнить не может.

— Статья 513 «О самозащите и найме телохранителей» Кодекса Федерации, пункт 2. Напомнить? — девушка посмотрела на патрульного вопросительно.

— Я знаю эту статью!! — грубо перебил её Сторн. Он порывисто выхватил из кармана бело-синий полосатый платок и промокнул пот. Он чувствовал себя слишком старым для подобных откровений… а ведь его собственная дочь примерно её возраста, — Есть ли необходимость в военном сопровождении? Мы к вашим услугам.

ЛАура не ожидала, что патрульный так быстро сдастся. Она была готова угрожать, убёждать, доказывать свою правоту, но не была готова к тому, что ей поверят сразу и безоговорочно, лишь из-за пары царапин, на которые сама девушка уже давно привыкла не обращать внимания.

— Я… не знаю, — она растерянно глянула на Дракона. Он едва заметно покачал головой. Нет, им не нужна помощь униженного ими же человека, и мечтающего восстановить своё честное имя. — Не стоит беспокоиться.

— Но мне кажется…

Девушка задрожала, у неё не оставалось сил продолжать спор. Она взмолилась ко всем известным ей богам о помощи, хотя, по понятным причинам, количество доступных богов оказалось крайне невелико.

— Капитан! — Дракон резко обернулся, сбрасывая человеческое обличье, старательно поддерживавшееся им с момента выхода из джунглей. Люди, ещё не знакомые с некоторыми свойствами его натуры, испуганно заахали, но ЛАура почувствовала неожиданный прилив сил. Если ящер играет в открытую, значит, он держит ситуацию под контролем.

— Я уверен, что Вам будет полезней подежурить на орбите. В конце концов, Ваша основная миссия не охрана беглецов, не так ли? И если Вас действительно послали расследовать факт присутствия пиратов на этой планете, просто подождите.

— Что… что это значит?

— Это значит, что мы ткнули палкой в самое осиное гнездо. И скоро полетят «шмели», — капитан удивлённо моргнул, на армейском сленге шмелём назывался абордажный пиратский корабль. И всё то он знает! — Мы свободны?

— Да!!! — рык раненого тигра на мгновение заглушил все звуки. Связь с крейсером прервалась.

— Взлет, Тренг, — немедленно скомандовала ЛАура, плюхнувшись обратно в кресло.

— Зар-разы! — восхитился капитан.

Глава четвёртая

Возвращение на Землю

Самый опасный момент для корабля, это время взлёта. Вся энергия направлена в двигатели, на щиты и вооружение почти ничего не остаётся. Но и разгон — занятие не из разряда безопасных. Тем более, что до того момента, пока заработают основные двигатели звездолёта, кораблю крейсерского класса, такому, как Сверкающий Лотос, требуется несколько дней.

ЛАура съёжилась в кресле, мрачно уставившись в одну точку. Четыре дня до запуска деформирующего двигателя Некки. Потом ещё три месяца в пути, когда корабль двигается по точно рассчитанному курсу, находясь в относительной безопасности искривлённого пространства. И неделя торможения на подлёте к Земле. ЛАура на время полёта будет отсечена от средств связи, а Мадам всё это время бездействовать не станет.

Наверняка она действовала уже сейчас, максимально эффективно и жёстко.

Как и предсказывал Дракон, им на хвост села погоня. Внушительная, но разношёрстная свита, многие из кораблей выглядели бы достойней на свалке. Мелочь они растеряли на орбите, катера в открытом космосе не годятся. Один корабль развалился, не выдержав гонки. То что осталось, пара тяжело вооруженных звездолёта класса А, сидели прочно. И они не отстанут, даже при максимальном ускорении. Но тогда они не смогут стрелять по удиравшему кораблю.

Все желавшие того пассажиры были допущены в святая святых корабля, на капитанский мостик. Не каждый капитан был способен вытерпеть толпу наблюдателей за своей спиной, но Тренг выделялся не только одеждой, но и убеждениями. Тренг Зараза полагал, что запретный плод сладок, пока он запретный… и на его корабле зрители на мостике являлись скорее правилом, чем исключением. С традиционным крохотным условием вести себя тихо и не отвлекать пилотов от работы, о чём капитан любил напоминать в минуты затишья. Но сегодня никто не нуждался в подобных напоминаниях, пусть у капитана и не было ни одной лишней минутки. Склонности к панике толпа, скопившаяся на площадке возле лифтов, не проявляла. Здесь собрались люди, давно знавшие друг друга, и опасность они предпочитали встречать вместе.

Оглядываясь, ЛАура видела множество лиц, известных ей со счастливых детских времён, хотя она и не могла вспомнить имён большинства знакомых работников. Иногда ей даже начинало казаться, что Рихад собрал на свою операцию по спасению хозяйской дочки всех сотрудников Трилистника, встречавшихся с ней лично, то есть способных опознать её в случае чего. Наверное, так оно и есть, и большинство присутствующих явилось сюда не потому, что не доверяют мастерству экипажа, а чтобы увидеть собственными глазами с таким трудом спасённую хозяйку.

— Максимальное ускорение через пятнадцать минут, — монотонно объявил капитан Тренг. Он не мог дождаться, когда же его любимому кораблю не смогут больше угрожать пиратские ракеты.

— Они собьют нас раньше.

— Не каркай!

Маленькая перебранка в задних рядах вывела девушку из задумчивости. Если все здесь сидят из-за неё…

— Так как я ничем не могу помочь, — объявила она, — то, пожалуй, пойду спать. Если будут гости, сообщите мне первой.

— Максимальноё ускорение через тринадцать минут, — пробубнил Тренг.

ЛАура воспользовалась лестницей, провожаемая множеством взглядов. Дракон вперевалочку, медленно последовал за ней, но на пути ящера неожиданно возник Рихад и придержал его за локоть. Управляющей еле дождался, когда ЛАура скроется из виду, а значит, оглянувшись, не сможет ничего заметить.

— Ты знал о её шрамах? — напрямик спросил он.

— Да, — Тёмный Дракон сохранял каменное спокойствие.

— Почему ты не сказал мне? — набычился управляющий.

— Зачем? — ящер недоумённо пожал плечами. — Я хочу сказать, ты и сам догадывался, что жизнь у неё была не мёд.

— Максимальноё ускорение через десять минут.

— Её отец был моим другом! ЛАура мне как дочь, и… я беспокоюсь за неё.

— Не стоит волноваться о следах, оставшихся на коже, это поправимо. Беспокоиться стоит лишь о тех шрамах, что затронули её душу, — Дракон с сочувствием смотрел на пожилого мужчину. Уж он, как никто другой, знал насколько душевные раны болезненней и опасней ран телесных. — Поверь мне, она не та девочка, которую ты помнишь и любишь. Это совсем другой человек.

«О котором ты ничего не знаешь» говорил его назидательный тон.

— Максимальноё ускорение через восемь минут.

Рихад отвернулся, глотая слёзы. Слова Дракона глубоко ранили его, хотя и не сказал ящер ничего такого, о чём мужчина не догадывался бы сам.

— Я видел достаточно, что бы это понять, но не стал любить её меньше, — сказал он, — малышка пошла вся в отца…

Толпа охнула, приборы сообщали о приближающейся ракете.

— Мимо, — успокоительно бросил Дракон, и находившиеся поблизости люди заметно расслабились, не понимая, почему они верят словам этого странного существа.

Додо, ну совершенно случайно оказавшийся рядом, хмыкнул.

— Мне бы твою уверенность, — альбиноса слегка трясло. Он привык рисковать своей жизнью, но так сказать, деятельно. Пассивное ожидание, зависимость от других, вгоняли Стрелка в депрессию. И своё дурное настроение он был готов излить на первого встречного… а Дракон и без этого вызывал у белоголового телохранителя слишком много вопросов.

— Это не уверенность, это знание, — ящер был сама доброта. — А следующая попадёт, но не взорвётся. Пробьёт обшивку и застрянет, разгерметизируется только третья каюта. Да не беги ты, — он схватил альбиноса за плечо, — её там нет. ЛАура на камбузе, пьёт молоко. Кок заливается соловьём, рассказывая ей сказки, так что за девушку не беспокойся. Ещё полчаса он её продержит.

Телохранитель отступил на шаг, опустил руку в карман, лаская холодную рукоять пистолета, и окинул плотную чешуйчатую фигуру ящера долгим изучающим взглядом.

— Ты кто, Кассандра? — он подозрительно сощурился. — Или сведения прямо от пиратов? Кто ты вообще такой?

Рихад замер, надеясь, наконец, получит обстоятельный ответ.

Дракон снисходительно улыбнулся им одной из своих редких ужасающих улыбок, сверкнув полным набором резцов, возглавляемых острейшими клыками.

— Запомни, человек, во всём доступном тебе мире я имею дело только с ЛАурой. И собираюсь отвечать на подковырки исходящие от неё лично, и ни от кого другого. Доступно?

Венька материализовался поблизости как раз вовремя, чтобы предотвратить драку. Паренёк перехватил руку телохранителя, занесённую для удара, пока Дракон спокойно улыбался, ожидая дальнейшего развития событий. Давно ящер так не забавлялся.

— Ты что, с ума сошёл?!! — зашипел парень, делая страшные глаза, — он в одиночку зашёл в Храм Полнолуния, и забрал Варгу прямо с жертвенного алтаря! Когда в округе ошивались все местные дикари!

Альбинос глянул на Дракона более почтительно. Силу он уважал, даже силу безумцев.

— На самом деле я был не один, а с ЛАурой, — любезно сообщил ему ящер, продолжая улыбаться. — Мы мило побеседовали со жрецом.

— И что? — спросил Додо, ещё не уверенный, стоит ли ему сердиться, ведь чужак рисковал жизнью девочки, или восхищаться ими, вроде бы оба вернулись невредимыми.

— И ничего. Всякие мелочи. Ну, ещё жрец сошел с ума. Наверное, не смог оправиться от подобной наглости, или ЛАура выглядела не так, как положено? Не знаю…

Додо был уверен, что до сумасшествия ящер мог довести кого угодно и без посторонней помощи.

— Если ты такой умный, то посоветуй, как нам стряхнуть пиратов?

— Сами думайте. Сейчас я нужен ЛАуре… хотя… — Дракон задумчиво вгляделся во что-то за их спинами, — средний караван кошек проследует через сектор Крылатых Обезьян в час тридцать пять по общегалактическому.

Невольно, они оглянулись, прослеживая направления его взгляда, но не увидели ничего кроме стены и затемнённого вспомогательного экрана на ней.

— Если там действительно будут кошки, — задумчиво произнёс Рихад, глаза его мечтательно затуманились. Средний караван это восемь кораблей, довольно внушительная сила по человеческим меркам. — Нам даже не придётся просить их о помощи. Заметив пиратов, караван сам пойдёт в атаку. Но как ты…

Рядом никого не было. Рихад выругался, поняв, что ящер смылся, воспользовавшись их невнимательностью. Удалился, как говорится, не прощаясь, по-английски…

— Как же он… — управляющий покачал головой. Лифт не открывался, а спустится по лестнице так быстро, если не сказать стремительно, ящер не мог. — Ладно, пускай. Сейчас у нас есть вопросы поважней.

Альбинос не был готов подписаться под его словами.

— У меня остался всего один вопрос, — сквозь зубы процедил Додик. — Откуда этот гад так много знает?!


ЛАура разомлела от горячего молока с печеньем и теперь клевала носом, под монотонное повествование обрадованного её визитом кока. Дракон явился как раз вовремя, что бы избавить того от лишних забот. Подхватив засыпающую девушку на руки, он бодрым шагом направился к своей каюте, щедро выделенной ему Рихадом и находившейся в центральном отсеке. Как ящер и обещал, в корабль угодила ра


Содержание:
 0  вы читаете: Дракон, чудо для Лауры : Александра Цель  1  Глава первая Бегство в неизвестность : Александра Цель
 2  Глава вторая Неслучайные встречи : Александра Цель  3  Глава третья Ищите и найдёте : Александра Цель
 4  Глава четвёртая Возвращение на Землю : Александра Цель  5  Глава пятая Безликие угрозы : Александра Цель
 6  Глава шестая Безумие порядка : Александра Цель  7  Глава седьмая Вернись и уйди навсегда : Александра Цель
 8  Глава восьмая Время собирать камни : Александра Цель  9  Глава девятая Незваные послы : Александра Цель
 10  Глава десятая Всё своё беру с собой : Александра Цель  11  Глава одиннадцатая Долгожданная грустная встреча : Александра Цель
 12  Глава двенадцатая Дай имя своему страху : Александра Цель  13  Глава тринадцатая В ожидании жизни : Александра Цель
 14  Глава четырнадцатая В ожидании смерти : Александра Цель  15  Глава пятнадцатая Когда умирает надежда : Александра Цель



 




sitemap