Фантастика : Космическая фантастика : Линия не сдается! : Стив Уайт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




«Линия не сдается!»

– Смирно!

Офицеры молча встали, когда в помещение штаба вошел адмирал Антонов в сопровождении Ктаара и капитана Сущевского.

– Вольно! – Низкий голос адмирала был спокойным, что, по мнению Сущевского, не предвещало ничего хорошего. Он много лет знал Антонова и прекрасно разбирался в его настроениях. В частности, он заметил, что легкий русский акцент его командира был сегодня особенно заметен.

– Коммодор Чандра, – обратился Антонов к начальнику фортификационного командования звездной системы Редвинг. – Я ознакомился с предложенными вами оборонительными мероприятиями. Насколько я понимаю, они сводятся к тому, чтобы отбуксировать все орбитальные форты к узлам пространства, ведущим в Ларами и QR-107, с целью задержать там противника, пока Второй флот эвакуирует наиболее ценную часть личного состава ВКФ из Редвинга в звездную систему Симмарон.

– Так точно! – подтвердил Чандра.

Сущевский в ужасе заметил, что он и остальные офицеры с видимым облегчением внимают спокойному голосу Антонова.

– Разумеется, – бубнил Чандра, – во время эвакуации особенно важно направить часть кораблей Второго флота на защиту узла пространства, ведущего в Новую Родину. Я не сомневался, что вы и капитан Сущевский, – добавил он, бросив на начальника штаба Антонова подобострастный взгляд, – придадите особое значение обороне этой звездной системы.

– Я обратил внимание на эту деталь, коммодор, – все тем же бесстрастным голосом продолжал Антонов, – а также на то, что подлежащая эвакуации «наиболее ценная часть личного состава ВКФ» включает в себя высших руководителей организаций, представляющих здесь интересы мира Голвей, а также всех присутствующих в этом помещении.

Адмирал постепенно повышал голос, но делал это так незаметно, что внимание на это обратили лишь самые проницательные офицеры, к числу которых Чандра никогда не относился.

– Ну, вы же понимаете, господин адмирал, что в Редвинге сто пятьдесят миллионов жителей. Раз уж мы не можем эвакуировать их всех, надо подумать, кто из них окажется наиболее полезным в ходе дальнейших боевых действий. Поэтому мне пришлось делать нелегкий – да, да, очень нелегкий! – выбор. И разумеется, особое внимание пришлось обратить на…

– Вы освобождаетесь от своих обязанностей, коммодор! – рявкнул Антонов таким голосом, словно Чандру уже поставили к стенке. – В двадцать два ноль-ноль на Землю отправляется курьерский корабль. Вы вылетаете на нем в сопровождении моего рапорта, направленного адмиралу Бранденбургу.

Чандра непонимающе заморгал:

– Но, господин адмирал, я ведь только…

– Вы что, хотите добавить неподчинение приказам начальства к трусости и профессиональному несоответствию, коммодор Чандра?

Антонов не кричал в прямом смысле этого слова, но его голос напоминал рев урагана, перед которым съежились все присутствующие.

– Чтоб тебя черти взяли! – заорал Антонов по-русски. Поняв, что невольно перешел на родной язык, он любезно перевел свое восклицание на английский и добавил: – Убирайтесь отсюда! Вы под домашним арестом до самого вылета курьерского корабля! Трусливая чернозадая сволочь! – снова по-русски добавил Антонов.

Штабные офицеры Чандры сидели как разбитые параличом. Их бывший начальник, бледный как смерть, кое-как поднялся на ноги и, пошатываясь, покинул помещение. Сущевский с облегчением понял, что Антонов не собирается переводить на английский свое крайне оскорбительное ругательство. Побледнели все, кроме Ктаара'Зартана. Орионец провожал взглядом Чандру, обнажив в жестокой усмешке ослепительно белые клыки.

– А сейчас, – продолжал Антонов намного тише (теперь у присутствовавших только трясся пол под ногами), – продолжайте выполнять свои обязанности… Считайте, что у вас испытательный срок. Окончательные выводы я сделаю по результатам работы. Надеюсь, все поняли мое отношение к пораженческим настроениям? – Адмирал заговорил еще тише, но от этого его голос казался особенно мрачным: – Не желаю ничего слышать об отступлениях и эвакуациях! Линия не сдастся! С настоящего момента отменяются все увольнения!.. Капитан Лопес!

Упомянутый офицер как ужаленный подскочил в своем кресле.

– Теперь вы – коммодор. Рассматривайте это не как повышение в звании, а как вынужденный приказ выполнять обязанности коммодора Чандры. Вместе с капитаном Сущевским разработайте график учений для поддержания самой высокой степени боевой готовности и подготовьтесь к перемещению космических укреплений.

Антонов включил голографический дисплей и указал на нем орбитальные форты вокруг узлов пространства, ведущих в системы Ларами и QR-107:

– Все эти форты будут отбуксированы вот сюда! Курсор пересек изображение всей звездной системы и указал на узел пространства, ведущий в Симмарон.

Офицеры фортификационного командования окончательно потеряли дар речи. Наконец Лопес вышел из шока:

– Но, господин адмирал, чем же мы будем защищать узлы пространства, через которые фиванцы проникнут в нашу звездную систему? А что будет с узлом, ведущим в Новую Родину?

– Мы ничем не будем защищать узлы пространства, ведущие в эту систему! – громовым голосом заявил Антонов. – Мы не знаем, который из них изберут фиванцы, и, пытаясь защитить их все, только распылим наши силы. Даже если мы остановим там противника, он вызовет подкрепление и предпримет новую попытку. Резервов у фиванцев теперь предостаточно! – Он окинул офицеров негодующим взглядом: – Последний раз говорю тем, кто не понял. Это не попытка задержать фиванцев. Я намереваюсь дать им сражение и разбить! И если кто-нибудь из вас попробует не выполнить мой приказ, я сотру его в порошок! Что же касается узла пространства, ведущего в Новую Родину, – помолчав несколько секунд, продолжал Антонов, – мы не будем усиливать имеющиеся там укрепления. Новая Родина действительно стратегически важная точка, но большинство имеющихся там узлов пространства ведет в необитаемые звездные системы. Фиванцы должны это знать. До сих пор они целенаправленно двигались в сторону Внутренних Миров. Полагаю, они и в дальнейшем будут так поступать.

В штабе снова воцарилось молчание, причиной которого на этот раз был не только страх. Все знали, что на Новой Родине у Антонова родственники, а Павел Сергеевич Сущевский вообще был одним из первых землян, родившихся в этой недавно возникшей колонии.

– А теперь, – продолжал Антонов, – нам предстоит много работы. Надо, чтобы фортификационное командование и Второй флот научились координировать действия своих истребителей. Этим будет заниматься коммандер Ктаар'Зартан. – Антонов немного помолчал, а потом проговорил спокойным негромким голосом, который больше не мог никого ввести в заблуждение: – У кого-нибудь есть возражения?

Сумятица, вызванная переходом сквозь узел пространства, улеглась. Сверхдредноут «Хильдебрант Джексон» проследовал вслед за своими эскортными кораблями в Редвинг, и адмирал первого ранга Ланту, глядя на дисплей, убедился в правильности удивительных сообщений, пришедших с кораблей авангарда. Возле узла пространства не было никаких космических укреплений!

За этой новостью последовало чувство огромного облегчения, смешанное с долей беспокойства. Воины Святой Матери-Земли были готовы к самому суровому из выпавших на их долю испытаний: к атаке на укрепления хваленой и неоднократно модернизированной Линии. Однако разведывательным судам фиванцев пока не было оказано ни малейшего сопротивления, а тяжелые корабли встретил в Редвинге такой безмятежный покой, какого там просто не могло быть.

– Мне это не нравится, Святой Отец, – проговорил Ланту тихим голосом, чтобы подчиненные не заметили его беспокойства. – По нашим данным, все узлы пространства в Редвинге мощно укреплены. Язычники были просто обязаны направить все свои корабли на их защиту. Ну и где же они?

– Ах, сын мой! Пути отступников неисповедимы! – сказал Манак, на взгляд Ланту, чересчур спокойно. Уж он-то не должен разделять самоуверенность Синода! Ланту хотел было это сказать, но, увидев тревогу в глазах Манака, промолчал.

«Да, стареет наш капеллан», – с внезапным приливом горечи подумал Ланту.

– Святой Отец! Адмирал первого ранга! – Ланту поднял глаза, услышав голос капитана Юраха. – Разведывательные корабли подошли к остальным узлам пространства на дальность действия сканеров. Сейчас дисплеи покажут, что они там обнаружили.

Капитан флагмана замолчал, а на трехмерном дисплее стали зажигаться новые точки, большинство которых было сосредоточено в одном месте.

– Так вот где они! – пробормотал Ланту. – Святой Отец, язычники отбуксировали все космические укрепления к узлу пространства, через который мы намереваемся покинуть Редвинг. Судя по всему, они разгадали наш замысел… Но почему тогда они не ударили по нам в момент появления? – Адмирал первого ранга удрученно потер себе морду. – На короткой дистанции они могли причинить нам ущерб даже своим энергетическим оружием. Их бездействие бессмысленно. По крайней мере с точки зрения военного, – добавил он. – Думаю, даже еретики…

– Не забывай, сын мой, что эти укрепления старые. Они были построены еще при жизни Мессии! Может, они гораздо дряхлее, чем мы думаем.

Ланту постарался не обращать внимания на тон Манака, явно старавшегося убедить себя самого в справедливости этой догадки.

– Впрочем, может, лучше воздержаться от удара по планете и сначала уничтожить космические форты? – нахмурившись, продолжал капеллан.

– Я тоже так думаю, Святой Отец… Капитан Юрах, сообщите коммодору Гахаду, что все корабли будут действовать по плану «дельта». Пока я не дам приказа, они должны держаться вместе.

– Есть! – ответил Юрах, и Ланту стал наблюдать на дисплее за тем, как Первый флот Разящего Меча Святой Матери-Земли постепенно приближается к сосредоточенным возле узла пространства космическим фортам. Ему самому все это очень не нравилось, но у него не было выбора. Приказ Синода должен быть выполнен!

– Флот противника движется к узлу пространства, ведущему в Симмарон!

Антонов перевел дух. Он и его экипажи только что пережили несколько неприятных моментов, когда корабли фиванской разведки подошли на расстояние действия сканеров к поясу астероидов, простиравшемуся между четвертой и пятой планетами. Но операторы вражеских приборов были загипнотизированы зрелищем огромных космических фортов и не обратили внимания на скрывавшиеся между обломками несформировавшейся планеты корабли землян, двигатели которых работали в минимальном режиме мощности.

Антонов оглядел импровизированный флагманский мостик «Непокорного». Этот линейный крейсер не предназначался для использования в качестве флагманского корабля, и штабу Антонова было на нем очень тесно. Но все более крупные корабли находились в звездной системе Симмарон. До нее было тридцать два световых года в Эйнштейновом пространстве, но они могли практически мгновенно попасть из нее в Редвинг через узел пространства и ожидали курьерской ракеты с приказом вступить в бой. Антонов же хотел лично руководить началом сражения в Редвинге и предпочитал погибнуть в этой ловушке, если его план не сработает.

К нему подошел Ктаар.

– Адмирал, они приближаются к отметке Стаалинграад. – Орионец указал ярко-красную точку на навигационном дисплее.

Антонов кивнул, краем глаза наблюдая за тем, как Ктаар прижал к голове уши и выпустил когти. Хотя орионцы внешне и напоминали кошек, на самом деле они были продуктом отдельного процесса эволюции и имели такое же отношение к земным животным семейства кошачьих, как к ящерицам, рыбам или деревьям. Внешнее сходство объяснялось случайным совпадением, вполне естественным в Галактике, насчитывающей четыреста миллиардов звездных систем. Правда, вне всякого сомнения, они появились на свет в результате нескольких миллионов лет развития опасных хищников, и Антонов обрадовался тому, что сегодня дичь орионца – фиванцы.

– Коммодор Сущевский, – рассеянно сказал он, – когда противник минует отметку Сталинград, приведите флот в полную боевую готовность и ждите приказа.

– Слушаюсь, господин адмирал! – Сущевский прекрасно понимал, в каком напряжении находится его командир, и не удивился тому, что в очередной раз услышал один и тот же приказ.

– Коммандер Ктаар, – продолжал Антонов, – вы отдадите приказ катапультировать истребители в подходящий для осуществления нашего плана момент.

Может быть, поначалу офицеры ВКФ и не подумали выполнять приказ «усатого-полосатого», но после нескольких недель непрерывных учений отношение к Ктаару изменилось. Если во Втором флоте еще и оставались люди, не желавшие подчиняться орионцу, пилотов космических истребителей среди них не было.

Антонов устроился в адмиральском кресле и стал ждать.

На командном орбитальном форте тоже наблюдали за приближавшимися к отметке Сталинград фиванцами. Стоило им пройти ее, как прозвучал приказ: «Истребители на старт!»

Коммодор Лопес приказал катапультировать все истребители, имевшиеся у фортификационного командования, и впервые пилоты ВКФ Земной Федерации вылетели с надежных баз для организованного и хорошо подготовленного удара по фиванцам.

Ланту вжался в адмиральское кресло, увидев на сферическом дисплее новые точки. Именно этого он и боялся! Идеально правильный строй космических штурмовиков совсем не походил на беспорядочные атаки немногочисленных истребителей язычников в Лорелее. Может, именно поэтому язычники и позволили его кораблям беспрепятственно проникнуть в Редвинг? Кажется, дальность действия их истребителей еще больше, чем он думал! Они успеют вернуться на базу, перевооружиться и нанести второй или даже третий удар по Первому флоту еще до того, как тот подойдет достаточно близко к космическим укреплениям, чтобы уничтожить ангары, из которых стартуют эти маленькие, но грозные летательные аппараты!

«Впрочем, теперь нам есть чем их встретить!» – с кривой усмешкой напомнил себе Ланту.

Лейтенант Элисон Дюпре из сто семнадцатой эскадрильи командовала космическими истребителями, устремившимися к противнику. Она надеялась, что адмирал Антонов и его любимый орионец не ошиблись, считая, что фиванцы не готовы к встрече с ними. Элисон была одним из немногих опытных пилотов, имевшихся в распоряжении фортификационного командования, и понимала, что схватка будет горячей…

Истребитель одного из ее ведомых взорвался, превратившись в огненный шар.

– Зенитные ракеты! – крикнула лейтенант в микрофон. – Идем зигзагом! – И лишь потом чертыхнулась.

Ланту наблюдал за тем, как сбили первые истребители язычников, и мысленно поблагодарил Святую Мать-Землю за то, что она заставила архиепископа Ганхада прислушаться к его словам и приказать в первую очередь производить именно зенитные ракеты. Впрочем, эйфории своих офицеров он не разделял – пока ракетчики сбили гораздо меньше истребителей, чем хотелось бы. Язычники явно умеют не только атаковать, но и уклоняться от зенитных ракет. Недаром в их пособиях по тактике боя говорится, что лучшее средство борьбы с истребителями – другие истребители!

Уцелевшие пилоты вели свои машины сквозь обломки, среди которых только что погибли их товарищи. Скоро они доберутся до фиванцев, и тогда заговорит их собственное оружие!

Остатки эскадрильи лейтенанта Дюпре вновь выстроились за ее машиной в штурмовой порядок. Наблюдая за их четкими действиями, лейтенант невольно испытала прилив гордости. Хоть они и новички, но многому уже научились! А «усатый-полосатый» показал им кое-какие штучки, которых не знала даже она сама.

Лейтенант впилась глазами в курсор, отмечавший на дисплее точку начала атаки. Сейчас они будут на месте!.. Есть! Поехали!

– За мной! Вперед! – воскликнула она, и эскадрилья маленьких космических штурмовиков, взревев двигателями, совершила крутой поворот. Они прорвались сквозь заградительный огонь последних лазеров, сквозь последние зенитные ракеты и зашли в корму к тяжелым кораблям фиванцев, где имеется «мертвая зона», создаваемая приводами двигателей, ионизирующими и смущающими пространство.

Пробиваясь в мертвые зоны, сто семнадцатая эскадрилья потеряла еще несколько истребителей, в том числе и тот, которым управляла лейтенант Дюпре. Однако уцелевшие пилоты добрались туда, где не действовало оборонительное вооружение кораблей противника. Потом – по меркам космических сражений, почти в упор – они дружно открыли огонь, помня о том, чему учил их только что погибший командир, и пылая желанием отомстить за него.

Ланту старался сохранить непроницаемое лицо, но услышал, как негромко застонал капеллан, увидевший, что язычники прорвались к кораблям Первого флота. Вооружение истребителя имело малую дальность действия и было сравнительно слабым, но пилоты действовали безупречно слаженно. Эскадрильи давали синхронные залпы, уничтожая щиты кораблей ядерными боеголовками, а потом приближались почти вплотную к неповоротливым космическим гигантам и вспарывали лазерами их борта. Ни один из них не выбрал своей целью «Джексона», но сверхдредноуту «Аллен Такаги» повезло меньше. Его щиты разрушились, и даже толстая броня не устояла против непрерывных ударов, которые обрушили на него нападавшие. Он вздрогнул от взрыва одной из гондол с двигателями, но продолжал двигаться вперед, теряя кислород, как кровь.

– Они отступают! – доложил Юрах, но адмирал покачал головой.

Нет, они не отступали! Они просто возвращались на базы пополнить боезапас для новой атаки!

– Господин адмирал, «Жан Кальвин» и «Такаги» теряют ход. Прикажете понизить скорость всего флота, чтобы они не отстали?

– Нет. Выделите им корабли прикрытия и продолжайте идти полным ходом. Мы должны как можно скорее ударить по космическим укреплениям!

– Есть!

– Господин адмирал, – доложил Сущевский, – в бою все истребители фортификационного командования! Противник несет потери и, кажется, выделил несколько эсминцев для борьбы с истребителями. Впрочем, для этого у них наверняка нет ни подходящего оружия, ни необходимых навыков, – с удовлетворением добавил он. – Правда, их тяжелые корабли продолжают двигаться курсом на узел пространства. Вскоре они окажутся в зоне досягаемости тяжелых ракет.

Антонов кивнул, пристально глядя на голографическое изображение звездной системы. Риск быть обнаруженным не позволял ему сейчас выйти на связь с космическими укреплениями. Оставалось надеяться на то, что Лопес точно выполнит приказ.

– Коммодор Сущевский, – четко проговорил Антонов официальным тоном, – Второй флот вступает в бой!

Двигатели «Непокорного» ожили, палуба завибрировала. На экране монитора гора астероида, прятавшая корабль, поползла в сторону, обнаружив небо, усыпанное звездами. В их свете тускло мерцала обшивка кораблей, выстроившихся за линейным крейсером, а среди фиванского флота взрывались, вспыхивая, как яркие звезды, ракеты последних истребителей.

Антонов откинулся на спинку кресла и перевел дух. Потом он наклонился и прошептал Сущевскому на ухо:

– Ну что ж, Паша, поехали! Лишь бы Лопес не подкачал!

– Все будет хорошо, Николаич, – так же тихо ответил Сущевский.

Истребители устремились на базы за новыми ракетами. Следом за ними двигался изрядно потрепанный фиванский флот. Он потерял не очень много кораблей (как удрученно заметил Ктаар, на орбитальных фортах базировалось слишком мало истребителей), но большинство судов было повреждено. Некоторым из них пришлось даже хуже, чем «Кальвину» и «Такаги». Несмотря на то что поврежденные корабли не поспевали за остальными, Лапту приказал не снижать скорости. Ему хотелось скорее подойти на расстояние ракетного залпа и разнести в щепки висевшие перед ним огромные крепости, пока они не успели катапультировать вторую волну маленьких летательных аппаратов со смертоносными жалами.

Его корабли подошли к космическим фортам на дальность действия тяжелых ракет язычников, и Ланту съежился в кресле, не сомневаясь, что они уже устремились к его кораблям.

Фиванцам были знакомы с этими ракетами, но еще не сталкивались с установленными на них сейчас боеголовками, которые Андерсон умудрился доставить в Редвинг гораздо раньше, чем этого можно было ожидать. Их было не очень много, но, когда одна из них приближалась к цели на определенное расстояние, отключалось силовое разделительное поле, и вещество соприкасалось с антивеществом. Удар по близлежащему кораблю превосходил по силе все дотоле известное в истории войн. Генератор разделительного поля был настолько массивен, что при обычных размерах мог сдержать лишь небольшое количество антивещества. Однако и его хватало, чтобы взрыв в три раза превосходил по силе реакцию распада атомов тяжелого водорода.

Когда это ужасное оружие начало крушить щиты фиванских кораблей и плавить металл их корпусов, на некоторых судах вспыхнула паника. Однако офицеры, находившиеся на флагманском мостике вместе с Ланту сохраняли спокойствие. С каменным лицом адмирал первого ранга приказал повысить скорость, не заботясь об отстающих поврежденных кораблях. Он окончательно убедился в том, что ему надо любой ценой как можно скорее приблизиться к космическим фортам и уничтожить этот источник смертоносных истребителей и тяжелых ракет. Но стоило ему приказать готовиться абордажным командам, как из узла пространства, ведущего в Симмарон, стали величественно появляться неприятельские сверхдредноуты, а космические форты катапультировали очередную волну пополнивших боезапас истребителей.

Поэтому ни сами фиванцы, ни электронные приборы их кораблей не обратили внимания на то, что происходит у них за кормой, где остался бесплодный пояс астероидов.

Никто не заметил появившийся из него Второй флот ВКФ и двигавшуюся вслед за ним эскадру космических авианосцев.

На мостике «Непокорного» царило молчание. Антонов полагался на огромный опыт Ктаара в области применения космических истребителей, и орионцу была предоставлена полная свобода действий. Как это часто бывает после начала сражения, роль командующего флотом теперь сводилась главным образом к тому, чтобы излучать непоколебимую уверенность в победе.

Внезапно Ктаар заурчал и зашипел, обращаясь к приставленному к нему офицеру, понимавшему орионскую речь. Офицер перевел его команды, и все авианосцы немедленно катапультировали свои истребители.

Ядерные взрывы, окутывавшие фиванские корабли, которые сражались с орбитальными фортами, все реже и реже затмевались вспышками антивещества. Ланту с облегчением отметил это и приказал применить штурмовые десантные капсулы. Запасы нового смертоносного оружия язычников явно подходили к концу! Однако его радость была скоротечной.

– Адмирал первого ранга! Эскадрильи ударных летательных аппаратов приближаются к нам с тыла!

На шарообразном дисплее вспыхнули новые огни, подтверждавшие слова доклада, и Ланту побледнел. Неизвестно откуда взявшиеся истребители должны были достичь его кораблей через несколько секунд после очередной волны штурмовиков, вылетевших с космических фортов. Внезапно Ланту стало все понятно: в тылу его флота все-таки прятались корабли язычников! Сколько их – неизвестно, но они с фортами Линии явно намереваются взять его в клещи!

Ланту отчаянно пытался найти выход из ситуации, ругая себя за то, что плохо изучал захваченные неприятельские учебники тактики. За несколько минут он умудрился перестроить свои корабли так, чтобы по крайней мере некоторые из них прикрывали мертвые зоны других, создав своего рода примитивную эшелонированную оборону против истребителей, и все же слишком много кораблей осталось незащищенными! В обороне повсюду зияли бреши, но сейчас хотя бы некоторые из его кораблей могли защитить друг друга! Потом Ланту вспомнил о том, что штурмовые десантные капсулы уже должны были высадить абордажные команды…

Старший сержант Джейсон Менденхолл из спецподразделения космического десанта Земной Федерации вел свою группу по внешним коридорам командного космического форта. Хотя обычно по этим проходам шныряли только ремонтные роботы, они были достаточно широки для людей, и космические десантники, правда не без труда, перемещались по ним в условиях искусственной гравитации.

Сержант подумал, что в бронекостюмах старого образца, хорошо зарекомендовавших себя во время Третьей галактической войны, им было бы здесь не протиснуться – те были слишком громоздки. Сейчас на них были новые, более компактные скафандры, официально именовавшиеся «десантным боевым снаряжением». Кто бы мог знать, что они пригодятся для схватки в открытом космосе с противником, возжаждавшим идти на абордаж! Эти фиванцы – чистые пираты капитана Флинта!

Менденхолла мало волновало название его бронекостюма. Ему было даже наплевать на то, воняет он в нем от пота или нет, потому что он видел, как от облаченного в него чучела отскакивают пули, выпущенные из штурмовой винтовки! Кроме того, в руках у него было кое-что почище огнестрельного оружия.

Из-за угла донесся глухой удар. Воздух из прохода ринулся к образовавшейся там пробоине. Операторы сканеров правильно рассчитали, где именно фиванская десантная капсула вопьется в обшивку форта! Сержант Менденхолл знаком приказал своим десантникам прижаться к переборке. Очень скоро датчики, укрепленные у них на шлемах, уловили в стремительно разряжавшейся атмосфере звук шагов неприятеля, проникнувшего в космическую крепость. Менденхолл удовлетворенно крякнул и знаком приказал своей группе двигаться вперед, а сам, взяв оружие на изготовку, шагнул за угол.

Он был готов к встрече с фиванцем, а вот тот был явно не готов столкнуться с почти трехметровым закованным в броню гигантом, словно сошедшим со страниц старинных саг. Еще меньше он ожидал увидеть оружие, которое было в руках у этого монстра. В центре патронника на сетке из сверхпроводников висела водородная топливная таблетка. В момент выстрела направленные лучи микролазеров нагревали ее почти до температуры ядерного распада и электромагнитный импульс выбрасывал струю плазмы. Ее температуры было вполне достаточно, чтобы зажарить заживо человека, облаченного во что угодно, кроме нового боевого снаряжения космического десантника. На Менденхолле такое снаряжение было, а на фиванце – нет.

Первый из нападавших попал прямо в сгусток плазмы, и его короткий душераздирающей вопль заглушил звук боеприпасов, взорвавшихся под воздействием высокой температуры у него на теле.

Почти все остальные нападавшие погибли так же быстро, как и первый. Уцелевшие фиванцы оцепенели от ужаса, и этих нескольких секунд беспомощности и растерянности хватило, чтобы десантники Менденхолла успели выдвинуться вперед и открыть огонь. Они стреляли не из плазменного оружия, а из укороченных тяжелых противопехотных ракетных установок, способных извергать длинные очереди небольших сверхскоростных ракет, оснащенных собственными двигателями и повышающим точность их полета оперением. На фиванцах были бронированные скафандры, но против тяжеленного оружия в механизированных «руках» космических десантников они защищали не лучше, чем нижнее белье.

Дальнейшее напоминало избиение младенцев, хотя фиванцы успели дать кое-какой отпор. У одного из них была переносная ракетная установка, из которой, стреляя с плеча, можно было вышибать бронированные двери и разрушать внутренние переборки. Выпущенная почти в упор кумулятивная ракета, способная пробить насквозь тяжелый танк, попала сержанту Менденхоллу прямо в грудь, защищенную броней, не рассчитанной на такие удары.

Адмирал первого ранга Ланту с тревогой смотрел на экран монитора, слушая рапорт капитана Юраха. Ни одна из абордажных команд не доложила об успешном выполнении задания, а из отрывочных сообщений, поступивших с атакованных фортов, уже все стало понятно.

«Очередная ловушка!» – мрачно подумал он.

А сколько неприятных неожиданностей уже подстерегло Первый флот в этой звездной системе! Разве он не предупреждал, что все может кончиться очень плохо! От этой мысли Ланту стало еще печальней.

Истребители, стартовавшие с космических фортов, нанесли фиванцам большой урон, но те, что прилетели откуда-то с тыла, причинили вреда еще больше. «Такаги» погиб. «Кальвин» практически потерял ход. Остальные корабли были серьезно повреждены, а штурмовики, повинные во всех этих несчастьях, уже возвращались на свои таинственные авианосцы, маячившие где-то на пределе чувствительности сканеров. Этих штурмовиков сбили намного меньше, потому что они изначально пробрались незамеченными в мертвые зоны кораблей Первого флота, а Ланту не осмелился развернуть свои корабли им навстречу, чтобы не подставить те же беззащитные мертвые зоны под огонь смертоносных ракет с космических крепостей. Это было бы самоубийством! В довершение всего появившиеся из Симмарона тяжелые корабли язычников очень эффективно поддерживали космические форты, которые теперь вели с фиванцами дуэль с использованием энергетического оружия. А еще у Ланту были на исходе зенитные ракеты.

– Святой Отец, нам придется прекратить сражение, – тихо сказал он, и Манак уставился на него не веря своим ушам. – Язычники взяли нас в клещи между космическими фортами и своими авианосцами. Если мы сейчас не отступим, наш флот будет полностью уничтожен.

– Мы не можем отступать, сын мой! У нас большие потери, но, если мы уничтожим их форты и захватим узел пространства, в ловушке окажемся не мы, а язычники!

– Все не так просто, Святой Отец, – печально возразил Ланту. – Не забывайте, что в Симмароне тоже есть укрепления. Даже если мы прорвемся сквозь Линию в Редвинге, там нас ждут новые космические форты. А если мы останемся дрейфовать здесь среди обломков, их истребители быстро нас уничтожат. Даже захватив узел пространства, мы не сможем уничтожить их корабли. Их истребители стартуют за пределами радиуса действия нашего самого дальнобойного оружия с авианосцев, не уступающих в скорости нашим лучшим кораблям. Они всегда могут спастись бегством на Новую Родину.

– А как же Синод, Ланту?! Сам Пророк приказал нам перейти в наступление! Что мы скажем Синоду?!

Ланту поднял голову:

– Я все объясню сам, Святой Отец! Этим флотом пока командую я! Святая Мать-Земля доверила мне жизнь сынов своего Возлюбленного Народа, и я не буду жертвовать ею понапрасну. Дальнейшие атаки приведут только к новым бесполезным потерям. Это решение принимаю я и, если оно ошибочно, сам за него отвечу.

Впрочем, Ланту тут же смущенно подумал, что кривит душой. Ведь во всем виноваты те, кто пренебрег его советами и приказал ему выполнить план, в успех которого он не верил! Те, кто самонадеянно решил, что устаревшие орбитальные форты не представляют собой серьезной угрозы! Те, ради кого его флот уже принес огромные жертвы! А теперь они хотят, чтобы он повел ради них на верную смерть команды своих уцелевших кораблей!..

– Нет, – произнес Манак, положив руку на плечо Ланту. – Ты, конечно, адмирал первого ранга, но я старший военный капеллан. Я отвечу за это решение вместе с тобой. И оно правильно, – добавил он, посмотрев Ланту прямо в глаза. – Мы вместе все объясним Синоду, сын мой. Делай то, что считаешь нужным!

– Благодарю вас, Святой Отец, – тихо сказал Ланту, потом набрал в грудь побольше воздуха и повернулся к офицеру связи. – Сообщите адмиралу Трону, – сказал он бесстрастно, – что таранный флот должен прикрыть наш отход.

Коммодор Лопес сидел на командном пункте, глядя, как такие же измученные, как и он сам, люди пытаются управлять действиями аварийных групп.

«Нет, – подумал он, – так долго продолжаться не может!» И действительно! Гарнизон его форта еле слышными от усталости голосами приветствовал начало отхода фиванского флота. Лопес тоже обрадовался было, но в этот момент увидел на боевом дисплее что-то совершенно непонятное: линейные и тяжелые крейсера фиванцев, вместо того чтобы отступать, полным ходом идут на космические форты…

Космические корабли, оснащенные реакционно-инертными двигателями, настолько маневренны, что практически не могут таранить друг друга. Даже если какой-нибудь капитан и решит пожертвовать собой и своей командой, его противник всегда может легко уклониться от столкновения. В случае же удачного тарана немедленно гибнут оба корабля, если только энергетическое поле одного из них не превосходит во много раз по своей массе энергетическое поле другого. Таран – очень расточительный способ ведения военных действий в космосе, ведь корабль, достаточно мощный для того, чтобы выдержать оборонительный огонь своей жертвы, идя с ней на сближение, слишком ценная боевая единица, чтобы терять ее так глупо.

Однако фиванцы кое-что изобрели в этой области. У них были специальные корабли, менее быстрые и мощные, чем обычные, но зато имеющие возможность манипулировать своим энергетическим полем, создавая впереди себя своего рода волну, служившую электромагнитным тараном. В ВКФ Земной Федерации не могли представить себе ничего подобного, так как и при наличии электромагнитного тарана оснащенный им корабль получал в момент удара страшные повреждения в машинных отделениях. Кроме того, быстроходные корабли могли довольно легко уклониться от таранного удара.

Но форты Линии не были быстроходными кораблями.

На крейсерах фиванского таранного флота служили самые фанатичные приверженцы Церкви Святой Матери-Земли. На борту этих кораблей не было почти ничего, кроме гигантских машин, необходимых для деформации энергетического поля, и ударных десантных капсул, которые автоматически выстреливались сразу после удара.

– Господин адмирал! – доложил запыхавшийся Сущевский. – Космические форты несут страшные повреждения в результате внезапной таранной атаки. Космические десантники вновь отражают нападение абордажных команд. Вторая волна наших истребителей уже почти готова ударить по отступающему фиванскому флоту, но ее можно повернуть на таранные корабли, еще не достигшие целей…

Антонов перебил его, рубанув воздух ладонью.

– Нет! – рявкнул он так громко, что его услышали все офицеры штаба. – Именно на это фиванцы и рассчитывают! Пусть форты отбиваются своими силами. Мы должны уничтожить крупные корабли противника, ведь каждый ускользнувший сегодня от нас сверхдредноут рано или поздно появится снова. – Антонов был не меньше остальных потрясен последним проявлением массового фанатизма фиванцев, но не желал этого показывать.

– Истребители нанесут удар по назначенным ранее целям!

Ктаар бросил на Антонова странный взгляд, без сомнения думая, что из адмирала вышел бы отменный орионец. Антонов подозревал, что его офицеры-земляне думают так же.

Сражение прекратилось. Уцелевшие фиванские корабли, совершив искусный маневр, скрылись из Редвинга, а Второй флот приблизился к космическим фортам, чтобы оказать им посильную помощь. Антонов с бесстрастным лицом изучал бесконечные списки погибших. Погиб на своем боевом посту и коммодор Антонио Лопес-и-Сандоваль. Его командный форт был разрушен чудовищным ударом таранившего его фиванского крейсера.

Антонов уловил краем уха обрывок разговора собравшихся у него за спиной офицеров и повернулся к ним:

– О чем это вы, коммандер Тревейн?

– Я просто вспомнила о том, как один мой соотечественник много веков назад сказал, что страшнее победы бывает только поражение.

Антонов буркнул что-то неразборчивое и продолжил изучение списков погибших на фосфоресцирующем экране.


Содержание:
 0  Крестовый поход : Стив Уайт  1  Возвращение беглецов : Стив Уайт
 2  Решение национальной важности : Стив Уайт  3  Миротворческий флот : Стив Уайт
 4  Избиение младенцев : Стив Уайт  5  Мститель всегда один, господин президент! : Стив Уайт
 6  Тропой бури : Стив Уайт  7  Вера Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 8  Чьи в лесу шишки : Стив Уайт  9  Иван Грозный : Стив Уайт
 10  Смерть язычникам! : Стив Уайт  11  вы читаете: Линия не сдается! : Стив Уайт
 12  Как в старое доброе время : Стив Уайт  13  Кровь патриотов : Стив Уайт
 14  Проблема выбора : Стив Уайт  15  Слуги Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 16  Кровь воинов : Стив Уайт  17  Мне нужны эти корабли! : Стив Уайт
 18  Не так уж и плох, для павиана : Стив Уайт  19  Все мы должны выполнить свой долг, адмирал Беренсон! : Стив Уайт
 20  Непредвиденные проблемы : Стив Уайт  21  Без законных оснований : Стив Уайт
 22  Валет бьет даму : Стив Уайт  23  Адмирал-еретик : Стив Уайт
 24  Именно это я и пытался предотвратить! : Стив Уайт  25  Надо выиграть время! : Стив Уайт
 26  Любой ценой : Стив Уайт  27  Мир, загнанный в угол : Стив Уайт
 28  Безвыходное положение : Стив Уайт  29  Аз воздам : Стив Уайт
 30  Условия капитуляции : Стив Уайт    



 




sitemap