Фантастика : Космическая фантастика : Адмирал-еретик : Стив Уайт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Адмирал-еретик

Кэтрин МакДагал сидела с закрытыми глазами на низкой койке. Она прижалась спиной к стене и боролась с отчаянием. Гвардейцы Синода сменили печать на пропусках всего два дня назад. Но ведь она была начальником разведки в отряде у Ангуса. Она просто обязана была знать об этом! Конечно, она пырнула ножом трех солдат, но они ее даже не застрелили.

Кэтрин беспокоило многое: поспешность, с которой ее увезли с блокпоста, слова офицера, строго-настрого приказавшего своим подчиненным раз и навсегда забыть, что они ее видели, любопытство в желтых глазах ее конвоиров. С того момента, как вместо полковника Хуарка стал командовать Ланту, фиванцы начали придавать разведке большое значение. По их обращению с ней Кэтрин поняла, что они знают, кто она такая. А точнее, кем она была в отряде и что от нее можно узнать. Ее смерть разбила бы сердце Ангусу, а попав в плен, она запросто его погубит!

Кэтрин погладила свой выпуклый живот, в котором дремала новая жизнь, и по ее распухшей щеке покатилась слеза.

Ланту привел мундир в порядок. Конечно, глупо заботиться о внешности в такой ситуации, но ему предстоит встретиться с противником, которого он глубоко уважает. И при этом со смертельно опасным противником!

Заложив руки за спину, адмирал не торопясь пошел по широкому коридору. Он не раскаивался в том, что приказал перевязать раны пленницы, хотя и рисковал этим выдать ее присутствие в своем штабе. Он до сих пор не понимал, почему это сделал: повинуясь инстинкту профессионального военного, повелевающему ухаживать за ценным пленником, или сочувствуя Кэтрин. Как бы то ни было, утешительный диагноз врача был единственным, что согревало сейчас сердце адмирала.

Ланту ответил на приветствие часовых. Пленницу караулили стоявшие с каменными лицами фиванские космические десантники из его личной охраны. Адмирал негромко постучал, открыл дверь и вошел.

Камера раньше служила спальней. Пластмассовую решетку прилепили к окну в такой спешке, что полимерная пена сосульками свисала с подоконника. Не хватило времени на то, чтобы заменить фиванскую мебель. Она была слишком низкой для пленницы, но та должна была радоваться, что вообще пока жива.

Услышав стук, Кэтрин взяла себя в руки и не опустила своих темно-зеленых глаз. Ее лицо было спокойно, но Ланту заметил полоску от слезы на ее щеке, разбитой ударом приклада. Кэтрин сидела неподвижно, сложив руки на коленях, но ее покорная поза не ввела в заблуждение Ланту. Адмирал весил больше этой девушки, которая была выше его на добрых полметра, но она все-таки умудрилась ранить ножом трех тренированных солдат. Один из них уже умер.

– Добрый день, капрал МакДагал, – наконец сказал он. – Мое имя – Ланту. Я – адмирал первого ранга Разящего Меча Святой Матери-Земли.

При звуках его имени в глазах Кэтрин вспыхнул огонек неукротимой злобы. Она уже пыталась сделать так, чтобы фиванцы ее убили. Может, стоит попробовать еще раз и придушить командующего вооруженными силами фиванцев на Новых Гебридах?

Угадав мысли Кэтрин, Ланту внезапно понял, что не имеет ничего против такого развития событий.

– Я знаю, кто вы, знаю, что у вас есть ценная информация. Однако я не собираюсь вырывать ее у вас силой. – Адмирал фыркнул, прочитав недоверие на лице своей пленницы, по-прежнему не сводившей с него глаз. – Гвардейцам Синода не известно, что вы у меня… По крайней мере, я надеюсь на это и не собираюсь им о вас сообщать.

В свое время я приказал, в случае вашего пленения, доставить вас прямо ко мне. Так что вы моя пленница.

– Почему?

Это были первые слова Кэтрин, и Ланту вздрогнул при их звуке.

– Я и сам не знаю, – признался он. – Может, из любопытства, а может, по каким-то другим причинам. Вам известно, что я уже отпускал партизан, дав им послания к МакРори. – (У Кэтрин сузились зрачки, когда она услышала, что адмирал назвал ее товарищей по оружию не «террористами», а «партизанами».) – Если мне удастся скрыть от некоторых своих коллег факт вашего пленения или ваше имя, я, возможно, смогу отпустить и вас.

– Почему? – повторила Кэтрин.

– Я… – Ланту замолчал. Он не мог признаться в своих сомнениях землянке. Вместо этого он пожал плечами и взглянул ей прямо в глаза: – Вы в чем-нибудь нуждаетесь? Может, снова прислать врача?

– Нет.

Ланту кивнул и повернулся было к двери, но звук ее насмешливого голоса заставил его задержаться.

– Я думала, вы умнее, адмирал первого ранга. Партизаны тоже умеют прикидываться добренькими со своими пленными.

Сначала Ланту не понял, о чем она. Потом до него дошел смысл ее слов, и он хрипло рассмеялся:

– Вы заблуждаетесь, капрал МакДагал. Я не притворяюсь «добреньким». Не стану вам теперь ничего объяснять, но имейте в виду, что прямо сейчас вам ничего не сделали бы даже гвардейцы Синода и инквизиция.

Кэтрин смотрела на Ланту с видимым недоверием, и тот пожал плечами.

– Вы же беременны, – негромко объяснил он. – Возлюбленный Народ свято чтит беременность. Даже инквизиторы не посмели бы вас сейчас тронуть.

– Но я же «язычница» и останусь ею, – ледяным тоном бросила Кэтрин.

– Не знаю насчет вас, но у вашего ребенка будет выбор, не так ли? – неторопливо проговорил адмирал. – Так что, даже если посторонние узнают, кто вы такая, пока вам нечего бояться. Но из этого не вытекает, – взглянув Кэтрин в глаза, добавил Ланту, – что полковник Хуарк не попытается воспользоваться вами, чтобы заманить в ловушку сержанта МакРори. Так что, капрал МакДагал, постарайтесь поверить, что меня действительно заботит ваша безопасность, и ничем не привлекайте к себе внимания.

Бронетранспортер, урча двигателем, ехал по одной из сторожевых просек в глубине оккупированной зоны. Его прожектора освещали окрестную темноту. Это была уже четвертая просека на пути Ангуса, но он даже не выругался, а просто неподвижно лежал, затаившись в ледяной грязи. Он больше ни на что не надеялся и ничего не боялся, думая только о том, что любой ценой должен выполнить задуманное.

У Ангуса сузились зрачки, когда появилась еще одна бронемашина, почти неслышно следовавшая за бронетранспортером с выключенными фарами. Когда она проезжала мимо того места, где прятались Ангус и его товарищи, они заметили, что из ее люка высовывается чья-то голова с роговым щитком на затылке. На голове у наблюдателя был громоздкий прибор ночного видения. Ангус лежал неподвижно еще ровно десять минут, а потом сделал знак Таллоху.

Одиннадцать вооруженных партизан, как привидения, проскользнули в оккупированную зону.

– С тобой хочет поговорить старший военный капеллан. Он скоро придет, – сказала Ханата адмиралу, поздно вернувшемуся из очередной инспекционной поездки. Ланту на мгновение остановился и задумчиво опустил веки, потом кивнул и пошел к себе в кабинет. Там он бросил на стол небольшой пистолет-пулемет в кобуре, снял бронекостюм и повесил его на крючок.

Ханата следила за ним широко раскрытыми глазами.

– Ты что, не понял?! – с тревогой в голосе спросила она. – Он придет сюда!

– Я все понял.

– А вдруг он все знает?!

– Ну хватит, Ханата, – сказал Ланту и нежно погладил ее по роговому щитку на затылке. – Чему быть, тому не миновать!

– Ой, Ланту! – воскликнула Ханата. У нее на глазах заблестели слезы, и адмирал достал носовой платок – И зачем ты только это сделал? Зачем?!

– Так было нужно!

Ханата блеснула полными слез глазами и хотела было сказать какую-то колкость, но Ланту заставил ее замолчать, еще раз погладив по голове.

– Прости меня, Ханата! Я не должен был втягивать тебя в эту историю.

– Не говори глупостей! – резко ответила она. – Я же сама…

Прозвучал негромкий дверной звонок, и Ханата замолкла на полуслове. Она подняла руку и крепко пожала гладившие ее по голове пальцы Ланту. Потом ее лицо стало спокойным, она гордо выпрямилась во весь свой маленький рост и пошла к двери.

Ангус опустил голову и внимательно посмотрел на световой индикатор устройства для инерциального наведения, сверяя высветившиеся на нем координаты с аннотированной картой городских коммуникаций, которую ему передали в штабе городского подполья. Потом он взялся рукой за лестницу.

– Это здесь, – прошептал он Таллоху МакЭндрю, на лице которого играли зловещие тени от Луча фонарика, пробивавшегося сквозь щель светомаскировочной насадки. Таллох кивнул. Остальные партизаны маячили у него за спиной в темноте, царившей в глубине трубы.

– Но где здесь может быть Кэтрин?

– В штабе мне сказали, что ее привезли сюда.

– Кроме того, – добавил Ангус с кровожадной усмешкой, – тут есть один павиан в адмиральском мундире, который скажет мне, где она… перед тем как я его прикончу.

– Здравствуйте, Святой Отец! – Ланту испытал облегчение, увидев, что капеллан оставил четырех своих телохранителей за дверью.

Если бы он пришел сюда за тем, чего боялась Ханата, он взял бы их с собой!

– Чему обязан столь поздним визитом? – спросил адмирал.

– Извини, – сказал Манак, тяжело опустился в кресло и взглянул на Ланту глазами, в которых сквозила тревога. – Я понимаю, что ты устал, но мне надо с тобой поговорить.

– Я в вашем распоряжении, Святой Отец.

– Спасибо, сын мой. Дело в том, что… – Манак замолчал и неопределенно махнул рукой.

– Что случилось, Святой Отец? – негромко спросил Ланту.

– Язычники разбили флот Разящего Меча Святой Матери-Земли в Сандхерсте, – с подавленным видом сказал Манак, и Ланту подпрыгнул в кресле. – Они будут здесь через неделю, а может, и раньше.

– Святая Мать-Земля… – прошептал Ланту.

– Ты еще не знаешь самого страшного. Яханак не собирается защищать ни Новейшие Новые Гебриды, ни Альфред! Этот трус решил отступить прямо в Лорелею. Ты можешь себе это представить?!

Ланту погладил кобуру у себя на столе.

– Вполне! И это еще не значит, что он трус. Если его разбили в Сандхерсте, у него наверняка огромные потери, а здесь и в Альфреде нет укреплений, заслуживающих этого названия. Ему нужна поддержка космических фортов, находящихся в Лорелее. На его месте, – покачав головой, добавил Ланту, – я поступил бы точно так же.

– Понятно! – Манак покрутил перстень на пальце и тяжело вздохнул: – Что ж! Если такова воля Святой Матери-Земли, нам остается только покориться. Однако теперь нам придется принять непростое решение, сын мой.

Ланту молча кивнул, лихорадочно думая. Он сделал все, чтобы умерить пыл инквизиции, но когда земляне вернутся на Новые Гебриды и увидят, что здесь учинили фиванцы, их ярости не будет предела! Вряд ли они задумаются над тем, какую роль сыграл в этом он сам! Впрочем, собственная судьба сейчас волновала Ланту меньше всего. Его беспокоила участь населения Фив. Если земляне…

– Нельзя допустить, чтобы язычники вновь осквернили эту планету! – Возбужденный голос капеллана пробудил Ланту от собственных мыслей.

– Святой Отец, мы с полковником Фраймаком сделаем все возможное, но нам не справиться с целым военно-космическим флотом.

– Я знаю, сын мой. Но язычникам эта планета не достанется! – В хриплом голосе Макака звучала угроза. – Святой Посланник завещал нам спасти именно этот мир. Пусть нам не удалось искоренить ересь в других мирах, но здесь мы это сделаем!

– Но…

– Я знаю, что надо делать, сын мой! – перебил Ланту Манак. Он заговорил взахлеб: – Надо, чтобы ты разместил по всей планете ядерные заряды! Заминируй все города, все поселки, все фермерские хозяйства! Потом мы дадим им высадиться на планету. Ты понял?! Как только они окажутся здесь, мы все взорвем! В одно мгновение мы воспарим к Святой Матери-Земле, нанесем удар по Ее недругам и спасем этот мир от скверны!

Адмирал был в шоке от слов Манака и судорожно искал, что ответить.

– Святой Отец, у нас не так много зарядов!

– Используй те, что есть! Кроме того, это порождение ехидны – Яханак еще жив! А я все еще старший военный капеллан и прикажу ему прислать нам еще зарядов.

Ланту смотрел на Манака, завороженный безумным блеском его глаз. От ужаса у адмирала сперло дыхание в груди. Он давно знал, что его старый учитель постепенно погружается в пучину отчаяния, но такого он от него не ожидал! Ланту пытался найти в глазах капеллана хотя бы тень того Манака, которого он когда-то знал и любил, но напрасно! Глаза старика сверкали безумным огнем.

– Святой Отец, – пробормотал Ланту, – подумайте как следует!

– Я уже подумал, сын мой! – Манак с возбужденным видом подался вперед. – Святая Мать-Земля наставила меня на верный путь. Даже если их космические десантники уцелеют, этот мир превратится в безжизненную пустыню!

– Я… Я не об этом, – тщательно подбирая слова, начал Ланту. – Вспомните Редвинг! Помните, как мы отступили, чтобы спасти наш флот от уничтожения?

– Ну и что? – нетерпеливо спросил Манак.

– Подумайте, почему мы это сделали! Мы отступили, чтобы спасти от бессмысленной гибели наши корабли и сынов Возлюбленного Народа Святой Матери-Земли у них на борту. Подумайте, что учинят язычники в Фивах, если вы осуществите свой замысел здесь!

– В Фивах?! – с возмущенным смехом воскликнул Манак. – Сын мой, язычникам не видать Фив! Святая Мать-Земля не допустит их туда!

Святая Мать-Земля! Старик действительно в это верит! Он убедил себя в этом, став очередной жертвой Крестового Похода! Облачившись в саван веры, Манак готов унести за собой в могилу и этот мир, и свою родную планету!

– Святой Отец! Этого нельзя делать! Возлюбленный Народ заплатит за ваш поступок страшную цену!

– Замолчи! – Стук перстня, которым Манак с силой ударил по столу, прозвучал как пушечный выстрел. – Как ты смеешь спорить со мной?! Может, Святая Мать-Земля и тебе открыла свою волю?!

– Но, Святой Отец! Мы же…

– Я сказал, замолчи! Довольно с меня отступников и пораженцев! Не потерплю!

– Но послушайте же, Святой Отец! Вы должны прислушаться к голосу разума!

– Святая Мать-Земля! – Манак впился глазами в адмирала. – И ты, Ланту?! И ты хочешь предать меня?! Предать истинную веру?! Ну конечно же! – Капеллан внезапно вытаращил глаза. – Отец Шамар предупреждал меня, что ты – предатель, а я-то ему не верил! Но в глубине души я это знал. Да, да! Теперь я понимаю, что всегда знал это!

– Послушайте!.. – Ланту поднялся из-за стола.

Манак в ужасе отшатнулся от него, словно увидев демона, и очертил перед лицом знамение Святого Земного Круга.

У Ланту защемило сердце, но он не мог отступать.

– Что бы вы сейчас обо мне ни думали, вы сами учили меня служить Возлюбленному Народу. Я хорошо усвоил ваши уроки и теперь не позволю вам осуществить ваш замысел. Вы никогда не сделаете этого ни с жителями этой планеты, ни с нашим Возлюбленным Народом и его миром.

– Изыди! – Манак вскочил на ноги и отбежал к стене. – Не подходи ко мне, еретик!

– Святой Отец! – Ланту съежился, услышав в голосе Манака лютую ненависть.

– Я прозрел! – не своим голосом возопил Манак. – Изыди, Хан-Сатана! Долой с моих глаз! Будь ты трижды проклят, еретик и отступник! Сгинь со своими кощунственными мыслями в адском пламени!

Ланту судорожно сглотнул и закрыл лицо руками, словно защищаясь от слов капеллана, только что отлучившего его от Церкви. Сердце Ланту защемило от боли, ведь, несмотря ни на что, он был верным сыном Церкви, взращенным в истинной вере теми самыми некогда любящими руками, которые низвергали его сейчас в геенну огненную.

Однако адмирал не провалился в тартарары и медленно отнял от лица руки. В глазах Манака, когда-то заменившего ему отца, он увидел лютую ненависть. Но ведь он всегда учил Ланту, что долг и честь – превыше всего! Вот и теперь адмирал не мог поступить иначе.

– Я не могу позволить вам сделать это, Святой Отец! И не позволю!

– Еретик! – завизжал Манак и схватился за кобуру. Горе и ужас смешались в душе у Ланту. Он скорбел о том, что развязка оказалась столь ужасной, и одновременно испытывал безграничный ужас. Нет, он боялся не собственной смерти, потому что охотно умер бы, лишь бы не видеть ненависти в глазах Манака. Он боялся другого. Он испытывал ужас перед безумием, овладевшим его приемным отцом. Перед безумием, которое погубит весь Возлюбленный Народ, если его во время не пресечь.

В дверь били кулаками. Это телохранители Манака услышали его вопли. Однако дверь была крепкой. Впрочем, Манак уже расстегнул кобуру и вытаскивал пистолет. Ланту двигался как во сне. Его рука сама протянулась к автомату, лежавшему перед ним на столе.

– Умри, еретик! Умри! И будь проклят тот день, когда я назвал тебя сыном!

Манак выхватил из кобуры пистолет и щелкнул предохранителем, но в этот момент Ланту скосил его автоматной очередью, оглушительно прогремевшей в небольшом кабинете.

– Господи Боже мой!

Таллох МакЭндрю отшатнулся от люка, крышку которого как раз собирался приподнять. Прямо над ней прозвучали выстрелы. За первой очередью загремела вторая, потом еще одна и еще!

– Пресвятая Богородица! – прошептал Дейви МакАйвер. – Что там происходит?!

– Понятия не имею! – пробормотал Ангус, передернув затвор. – Сейчас все узнаем. Ну что, вы со мной или нет?

– С тобой! – прорычал Таллох и нажал своим медвежьим плечом на крышку люка.

Крышка отлетела в сторону, Таллох выскочил из колодца, пригнулся и бросился вправо. Прямо к нему по тускло освещенному коридору бежал фиванский солдат, и Таллох нажал на спусковой крючок. Солдат рухнул на пол, а Ангус и МакАйвер выбрались из люка и бросились влево, туда, откуда доносились автоматные очереди. За ними побежали остальные, а Таллох прикрывал их с тыла. Он осторожно пятился, целясь из винтовки в глубь пока пустынного коридора.

Впереди раздались новые выстрелы. Вдруг из какой-то двери прямо навстречу партизанам выскочил еще один фиванец. На нем была зеленая армейская форма с ярко-красными нашивками отряда телохранителей военного капеллана на воротнике. Он увидел людей и поднял автомат.

Впрочем, выстрелить он не успел. Ангус прошил его автоматной очередью. Тело фиванца еще медленно сползало по стене, а партизаны уже ворвались в помещение, находившееся в конце коридора. Там их глазам предстало невероятное зрелище.

Всю комнату заволокло пороховым дымом. На ковре среди стреляных гильз валялся истекающий кровью фиванец, а двое других, спрятавшись за перевернутыми столами, палили не по партизанам, а в сторону другого внутреннего помещения. Когда Ангус ворвался в дверь, один из них повернул голову в его сторону и что-то заорал, но Ангус вместе с МакАйвером тут же открыли ураганный огонь. На и так уже изрешеченных стенах появились новые дырки, а фиванцы задергались в предсмертных судорогах у перевернутых столов.

Внезапная тишина ошеломила Ангуса. Где-то далеко завыли сирены, но Ангус не двигался с места, пытаясь понять, что происходит.

Раздался негромкий звук, и Ангус снова вскинул винтовку к плечу. Из дальнего помещения появилась чья-то фигура. Ангус уже хотел нажать на спусковой крючок, но во время остановился, потому что ствол дымящегося автомата в руках фиванца был направлен в пол. Фиванец двигался как во сне, но его желтые глаза разглядели сержантские нашивки на воротнике у Ангуса.

– МакРори, – глухо проговорил фиванец. – Я так и знал!

– Брось оружие, макака! – прохрипел Ангус, и фиванец удивленно взглянул на свой автомат, словно забыв о его существовании. Он разжал руку, и оружие грохнулось на пол, раздался еще один шорох, и МакАйвер тоже схватился за винтовку, но не стал стрелять, увидев, как из-под стоявшего в углу письменного стола вылезает фиванская женщина. Она была маленькая и худенькая, как игрушечная, но тут же бросилась к фиванцу, стоявшему в дверях, и заключила его в объятия.

– Все хорошо, Ханата, – успокаивающим тоном проговорил фиванец. – Я цел…

– Слушай, Ангус, – сквозь зубы процедил Таллох, – не хочу помешать тебе наслаждаться этой трогательной сценой, но поблизости вся павианья армия.

– Подожди-ка!

Ангус приблизился к фиванцу и ткнул его стволом винтовки в грудь над головой прижавшейся к нему женщины.

– Ты знаешь меня, макака! А вот я почему-то с тобой незнаком.

– Адмирал первого ранга Ланту к вашим услугам! – В голосе фиванца звучала едва уловимая горькая ирония.

– Ого!

Ангус судорожно соображал. Он не хотел поднимать здесь особого шума, но стрельба явно выдала его присутствие. Теперь они в ловушке, но командующий павианьими вооруженными силами на Новых Гебридах шикарный заложник! Может, он им так дорог, что павианы отпустят их живыми?!

– Топай к себе в комнату, макака! – рявкнул он и жестом приказал своим людям следовать за собой. – К стене! – приказал Ангус, по-прежнему держа фиванцев на мушке. Партизаны спрятались по обеим сторонам открытой двери, а Ангус увидел на полу еще один труп в окровавленных одеждах старшего военного капеллана. Ланту проследил глазами за взглядом Ангуса, и его лицо исказила гримаса, но он гордо поднял голову.

– Зачем вы пришли? – почти твердым голосом спросил он.

– Сам знаешь, – негромко ответил Ангус, и адмирал кивнул ему в ответ. – Где она?

– Могу провести тебя к ней, – сказал Ланту.

– Как бы не оказаться с ней в одной камере! – пробормотал кто-то из партизан.

– Да нет… – начал было Ланту, но Таллох яростным жестом приказал ему замолчать.

Услышав топот ног в коридоре, Ангус весь подобрался. Он пытался сообразить, как лучше использовать единственный козырь, который был у него на руках, но не успел открыть рта, как фиванка, стремительно перебирая коротенькими ножками, пулей метнулась к двери. Рори МакСвейн с глухим рычанием вскинул винтовку, но Таллох схватил ее за ствол и пригнул к полу. Ангус облегченно вздохнул. Он заметил в глазах Ланту свирепую ярость и понял, что, если бы Рори выстрелил, адмирал набросился бы на них, чтобы задушить голыми руками. Это было бы совсем ни к чему, ведь…

Ход его мыслей прервал громкий голос фиванки.

– Слава Святой Матери-Земле! Вы здесь! – кричала она. – Это террористы! Они убили капеллана и похитили адмирала! Они побежали вон туда! По восточному коридору! Скорее за ними! Прошу вас, скорее!

В ответ раздались удивленные возгласы, и звуки шагов стали удаляться. Партизаны в растерянности смотрели друг на друга. Впрочем, они удивились еще больше, увидев, что крохотная фиванка спокойно вернулась.

– Это был дежурный караул. У вас есть десять минут! Потом прибудут солдаты из казарм.

– Зачем ты сделала это, Ханата?! – гневно воскликнул Ланту. – А когда они поймут, что ты их обманула?!

– Ничего страшного! – спокойно ответила Ханата. – Я всего лишь глупая женщина. Если тебя не будет, когда они вернутся, они подумают, что я просто перепутала, в какую сторону тебя увели. А ты должен уйти. Ты и сам это знаешь.

– Я не могу, – начал возражать Ланту. – Мой долг…

– Довольно! – Ханата схватила адмирала за руку двумя маленькими ручками и встряхнула ее. Это было похоже на игру болонки с волкодавом, но никто из партизан даже не улыбнулся. Они стояли как каменные изваяния, все еще стараясь понять, что происходит.

– Неужели ты не понимаешь, что это конец?! Даже капеллан догадался! Теперь тебя некому защищать!

Представляешь, что с тобой сделают Шамар и Хуарк?! Ты не сможешь выполнить свой «долг», если тебя убьют! Так что беги, Ланту! Беги!

– С ними? – спросил Ланту, махнув в сторону партизан.

– Да! Хотя бы с ними! – Ханата повернулась к Ангусу с такой решимостью во взоре, что верзила сержант невольно попятился. – Вы наверняка знаете, как отсюда выбраться. Адмирал отведет вас к ней! Он специально берег ее для вас! Но я прошу вас забрать его с собой!

Ангус смотрел на фиванцев, стараясь привести мысли в порядок. Это бред какой-то! Но маленькая мартышка рассуждает разумно! Кроме того, сколько бы крови Ланту ни выпил у партизан, дав им слово, он всегда держал его!

– Ну ладно, – неохотно буркнул он. – Как мы пришли, так и уйдем. Если ты отведешь нас к Кэти и нас при этом не убьют, мы заберем тебя с собой. Ты будешь у нас в плену, но мы сохраним тебе жизнь. Даю слово.

– Я… – начал было Ланту, но замолчал, переводя взгляд с высокого землянина на полное отчаяния лицо Ханаты и обратно.

Краем глаза он снова заметил труп Манака, но старался на него не смотреть. Он чувствовал, что смертельно устал и ему все надоело. Наконец Ланту опустил голову и прикрыл глаза внутренними веками, ощущая лишь тоску и горечь.

– Ну ладно, – вздохнул он. – Пойдемте, сержант МакРори, я отведу вас к капралу МакДагал.


Содержание:
 0  Крестовый поход : Стив Уайт  1  Возвращение беглецов : Стив Уайт
 2  Решение национальной важности : Стив Уайт  3  Миротворческий флот : Стив Уайт
 4  Избиение младенцев : Стив Уайт  5  Мститель всегда один, господин президент! : Стив Уайт
 6  Тропой бури : Стив Уайт  7  Вера Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 8  Чьи в лесу шишки : Стив Уайт  9  Иван Грозный : Стив Уайт
 10  Смерть язычникам! : Стив Уайт  11  Линия не сдается! : Стив Уайт
 12  Как в старое доброе время : Стив Уайт  13  Кровь патриотов : Стив Уайт
 14  Проблема выбора : Стив Уайт  15  Слуги Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 16  Кровь воинов : Стив Уайт  17  Мне нужны эти корабли! : Стив Уайт
 18  Не так уж и плох, для павиана : Стив Уайт  19  Все мы должны выполнить свой долг, адмирал Беренсон! : Стив Уайт
 20  Непредвиденные проблемы : Стив Уайт  21  Без законных оснований : Стив Уайт
 22  Валет бьет даму : Стив Уайт  23  вы читаете: Адмирал-еретик : Стив Уайт
 24  Именно это я и пытался предотвратить! : Стив Уайт  25  Надо выиграть время! : Стив Уайт
 26  Любой ценой : Стив Уайт  27  Мир, загнанный в угол : Стив Уайт
 28  Безвыходное положение : Стив Уайт  29  Аз воздам : Стив Уайт
 30  Условия капитуляции : Стив Уайт    



 




sitemap