Фантастика : Космическая фантастика : Аз воздам : Стив Уайт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Аз воздам

Главный маршал Секах стоял в командном пункте Оборонительного центра имени Сен-Жюста и, нахмурившись, смотрел на экран голографического дисплея. Он был верным сыном Церкви, готовым умереть во славу Святой Матери-Земли, но при мысли о том, сколько чужих жизней он унесет с собой в могилу, ему становилось нехорошо.

«И все же это лучше, чем позволить осквернить святую фиванскую землю! – Он пытался распалить себя. – Мое тело погибнет, но душа будет спасена!»

Раньше его удивляло долгое бездействие язычников. Они разрушили орбитальные форты уже больше месяца назад, но не предпринимали никаких попыток начать штурм планеты. Неужели они не знают, с какого бока к ней подступиться?! Секах невесело усмехнулся, вспомнив полное отсутствие укреплений в захваченных языческих мирах, а также их тактические Наставления, твердившие, что сражаться надо в открытом космосе, где для этого «достаточно места». Возлюбленный Народ Святой Матери-Земли не убоится вступить в сражение и умереть вместе со своими защитниками! Даже поганые язычники могли бы уже догадаться, что они не сдадутся! Чего же они тянут?! У них хватит дальнобойных ракет, чтобы разнести Фивы оттуда, где им ничто не угрожает. Ведь не считают же они, что Пророк передумает и по их примеру сдастся Хану-Сатане!

Теперь Секах с содроганием смотрел на перемещающиеся в голографической сфере точки. Судя по всему, язычники решили действовать! Группы их космических кораблей выходят на позиции вне досягаемости фиванских тяжелых ракет, которыми их было бы так славно сейчас засыпать! Секах представил себе, как в этот момент во всех фиванских городах завыли сирены, от которых, впрочем, нет никакого толка.

– Пригласите Пророка, – негромко приказал он своему адъютанту.

– Корабли вышли на предварительные позиции, – доложил Сущевский, и Антонов одобрительно кивнул.

– Свяжите меня с «Магнусом Колорадусом»! – Адмирал невесело усмехнулся, увидев на коммуникационном мониторе Арама Шагиняна: – Флот в вашем распоряжении, генерал.

– Благодарю вас, господин адмирал! – Шагинян отдал честь и отключил связь. Антонов откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу. Теперь ему оставалось только ждать.

– К бою готовы!

Офицер управления огнем корабля ВКФ Земной Федерации «Даулагири» кивнула и посмотрела на хронометр, отсчитывающий последние минуты перед залпом. Сейчас там внизу кому-то мало не покажется! Впрочем, пусть скажут спасибо, что не поступило приказа стереть в порошок всю их проклятую планету!

Ланту поднял глаза на космического десантника, возвышавшегося над ним в своем боевом снаряжении, и удивленно улыбнулся, увидев веселое лицо Ангуса МакРори:

– Я не знал, что вы с нами, полковник.

– А где же мне быть! Мне поручили о вас позаботиться!

– Будете следить, чтобы я не сбежал?

– Полковник МакРори, – пояснил стоявший с другой стороны от Ланту майор М'Бото, – командует группой, которая будет сопровождать вас в туннель.

– Вот как? А почему же мне не сказали об этом раньше?

– Мы не были уверены, что полковник успеет пройти курс молодого бойца. – Чернокожий майор ослепительно улыбнулся, – Ведь он предпочел перейти в миротворческий корпус из космического десанта до того, как мы стали использовать новое боевое снаряжение…

Главный маршал Секах сложил руки за спиной, наблюдая за первым залпом язычников. Потом он повернулся к Пророку, вошедшему в сопровождении свиты:

– Ваше Святейшество! – Секах вытянул руки по швам и преклонил колено. Ему не понравилось странное выражение глаз Пророка, в глубине которых мерцали недобрые огоньки, но маршал тут же отогнал невеселые мысли. Разумеется, даже сам Пророк может немного нервничать в такой момент!

Главный маршал повернулся к голографическому дисплею и нахмурился. Язычники по-прежнему стараются не причинять значительных разрушений на поверхности планеты! Может, они надеются, что Возлюбленный Народ отчается, отречется от истинной веры и сдастся?! Впрочем, какая разница! Важно то, что они бомбардируют ракетами отдельно стоящие оборонительные центры, расположенные на ледяной шапке Северного полюса. Что ж, пусть будет так! Ведь он, Секах, тоже не желает смерти фиванским женщинам и детям, а северные крепости могут прекрасно за себя постоять.

Покрытые толстенной броней крышки ракетных шахт открылись и тут же закрылись, а в атмосферу над фиванским Северным полюсом взмыли ракеты-перехватчики мощностью в килотонну каждая. Десятки стратегических ракет землян были сбиты, но часть их поразила цель, и над оборонительными центрами вспыхнули огненные шары. Лед и гранит испарялись. Покрытый ледниками северный континент содрогался от взрывов.

Взрывные волны валили с ног, но полные мрачной решимости защитники Фив наблюдали за данными на экранах мониторов с растущей надеждой. Они сбили намного больше ракет, чем рассчитывали, а те, что поразили цель, причинили не столь уж значительный ущерб. Мегатонны бетона, гранита и стали, защищавшие фиванские укрепления, раскалялись и плавились, но у язычников, наверное, не было боеголовок, способных проникать глубоко в скальную породу, а наземные взрывы крепостям были не страшны.

Радиационный фон снаружи также угрожающе рос. Однако язычники использовали только ядерные боеголовки, не прибегая к смертоносному антивеществу.

Главный маршал Секах изучил доклады из оборонительных центров и злорадно усмехнулся. Полярным крепостям был нанесен определенный ущерб, и даже сравнительно невысокий радиационный фон в их районе грозил крупным радиоактивным заражением атмосферы, но боеприпасы на кораблях язычников истощатся намного раньше, чем на Фивах. Хотя фиванским ракетам и не долететь до кораблей противника, язычникам следует существенно повысить эффективность бомбардировок, если они хотят прорвать такую мощную оборону до того, как у них кончатся ракеты!

Генерал Арам Шагинян изучал данные на экране монитора, периодически поглядывая на оптический дисплей: адское зрелище льда, превращающегося в облака белого пара. Его лицо было спокойным и решительным. Больше всего он боялся, что кто-нибудь на поверхности Фив проанализирует происходящее и поймет, что Второй флот специально использует не слишком большое количество ракет, чтобы фиванцам было легче их сбивать. Генералу оставалось только надеяться, что противник ничего не заподозрит.

Он взглянул на хронометр и нажал кнопку коммуникационного устройства.

– Начинаем второй этап операции, – сказал он.

– Господин главный маршал! Они меняют позицию!

Секах что-то буркнул и потер роговой щиток у себя на черепе. Интенсивность огня язычников снизилась. Судя по всему, у них кончились дальнобойные стратегические ракеты, и теперь их корабли, чтобы продолжать обстрел, подходили к планете на расстояние залпа тяжелых ракет. У них прекрасные маскировочные устройства, и, в отличие от оборонительных центров, корабли могут лавировать, уклоняясь от ракет, но он постарается в них попасть. Может, его системы наведения и не такие точные, но зато гораздо больше ракетных установок!

– Язычники катапультировали истребители! Секах невесело усмехнулся.

– Что вы намереваетесь предпринять?

Услышав негромкий голос Пророка, маршал поднял глаза.

– Космических штурмовиков нам бояться нечего, Ваше Святейшество, – объяснил он. – У них малюсенькие ракеты, и они не могут летать в атмосфере. Язычники просто опасаются, что мы для обороны планеты запаслись истребителями, вот и отправили свои машины патрулировать вокруг кораблей. – Он снова злобно ощерился. – Но против того, что мы для них припасли на самом деле, истребители им не помогут!

«Черный Принц» катапультировал штурмовые челноки. Ланту вдавило в сиденье, словно большой мягкой рукой. Он инстинктивно застегнул скафандр и подумал, что это, собственно говоря, ни к чему, ведь в случае прямого попадания все находящиеся на борту маленького челнока и пикнуть не успеют.

Ланту грустно усмехнулся. Что он вообще здесь делает?! Он же адмирал, а не космический десантник! Потом он взглянул в лицо Ангуса МакРори, видневшееся за прозрачной бронепластмассой шлема. Ангус немного нервничал, но выглядел очень решительно, и Ланту почему-то стало от этого легче.

Иван Антонов с мрачным видом прикидывал, как фиванцы воспримут космические истребители, появившиеся у них на экранах. Уже более тысячи двухсот маленьких космических аппаратов заняли позиции, которые после двухнедельной напряженной работы для них определили Ктаар с Шагиняном. Лишь триста из них действительно были истребителями. Остальные девятьсот представляли собой модифицированные штурмовые челноки с тремя ударными дивизиями космического десанта на борту. Каждый из них теперь оснащен таким же радиомаяком, как и любой истребитель! Антонов очень хотел, чтобы противник увлекся охотой на его корабли и не обратил внимания на слегка необычные данные, которые могли начать выдавать его сканеры…

Секах был очень удивлен. Оказывается, у язычников уйма истребителей! Где же они были во время штурма Врат Преисподней?! Впрочем, какая разница?! Сейчас есть заботы и поважнее! Первые корабли язычников оказались в пределах досягаемости ракет с оборонительных центров, и главный маршал дал знак своему заместителю.

Экипажи тяжелых кораблей Второго флота приготовились, увидев, что к ним устремились сотни тяжелых ракет.

Внешние маскировочные устройства начали формировать ложные энергетические поля, чтобы защитить ими корабли от ракет. Операторы установок противоракетной обороны, несмотря на напряженные, как струны, нервы, с профессиональным спокойствием следили за приближающимися боеголовками. Стартовали ракеты-перехватчики. Группы лазеров и автоматические пушки открыли беглый огонь. В безвоздушном пространстве расцвели огненные шары, а к земным кораблям, которые от поверхности Фив теперь отделяло всего несколько секунд, неслись все новые и новые ракеты.

«Госентан» вздрогнул. Это первая фиванская ракета прорвалась сквозь его оборонительный огонь. За ней последовала вторая. Потом – третья.

«И все-таки большинство их ракет сбито, – думал Антонов. – Это лишь жалкие крохи!»

Щиты его флагмана устояли. «Госентану» не угрожала опасность.

По крайней мере пока!

Антонов решительно тряхнул головой и уперся плечами в противоударные зажимы.

Секах улыбнулся, глядя, как разрушаются первые щиты кораблей противника. Пока язычникам причинен незначительный урон, но если эти глупцы побудут еще немного на таком небольшом расстоянии от планеты…

– Как вы видите, Ваше Святейшество, – сказал он, – сейчас мы ведем огонь по большому количеству целей. Поэтому на каждый отдельный корабль язычников приходится немного ракет, с которыми их противоракетной обороне несложно справиться. Тем временем мы уточняем цели и вынуждаем противника расходовать ресурсы маскировочных устройств. Еще несколько залпов, и их способность обманывать наши ракеты существенно снизится, а мы, наоборот, станем управлять нашим огнем еще эффективнее. – Маршал злорадно ухмыльнулся. – Тогда наши оборонительные центры внезапно дадут залп из всех ракетных установок по нескольким избранным целям.

Пророк кивнул и улыбнулся, а Секах повернулся к голографическому дисплею. Истребители язычников расползлись по небу. Теперь они были почти над головой Секаха, и офицер управления огнем Центра имени Сен-Жюста попросил разрешения обстрелять их зенитными ракетами.

– Потерпите немного, полковник! Они все еще приближаются. Дайте им подойти к верхним слоям атмосферы, а потом открывайте беглый огонь.

Арам Шагинян снова изучил данные на дисплее и смахнул со лба капельки пота.

А павианы не дураки! Они вынуждают корабли Второго флота расходовать ресурсы маскировочных устройств. Сейчас до павианов дойдет, что тяжелые корабли землян летят очень низко и их можно сбить! Генералу ужасно хотелось начать высадку и отправить флот подальше от планеты. Он с трудом взял себя в руки. Пока павианы не стреляют зенитными ракетами, его челноки будут спускаться все ниже и ниже, чтобы потерь при высадке было как можно меньше! А если у маскировочных устройств кораблей истощатся ресурсы, прежде чем противник откроет огонь зенитными ракетами, этим кораблям придется обойтись без маскировки!

Он нажал на кнопку коммуникационного устройства:

– Генерал Мэннинг?

– Я! – Голос Шэрон Мэннинг был почти спокоен. Шагинян вспомнил, что его подчиненные любят спорить о том, что должно произойти, чтобы Шэрон сорвалась на крик.

– Скоро они начнут вас обстреливать, генерал. Прыгайте, как только появятся первые зенитные ракеты!

– Вот, полюбуйтесь, Ваше Святейшество! – пробормотал Секах.

Корабль ВКФ Земной Федерации «Анаконда» конвульсивно содрогнулся, когда первый концентрированный залп фиванских ракет прорвал его оборону. Линкор трясло от страшных взрывов, крушивших его щиты, уничтожавших энергетическое поле и рвавших броню и обшивку. Несмотря на задраенные переборки, «Анаконда» начала терять кислород. Удар новых ракет окончательно разрушил щиты и энергетическое поле. Прямым попаданием был уничтожен капитанский мостик. Другая ракета угодила в центральный пост управления огнем, и теперь расчеты противоракетной обороны сами пытались отыскать свои цели, стреляя медленнее, чем раньше.

Старший помощник капитана, в кормовом резервном посте управления кораблем, вытер кровь со лба и выругался, глядя на экраны мониторов.

– Код «омега»! – рявкнул он. – Покинуть корабль! Всем покинуть корабль!

Его офицеры, не вставая с кресел, подобрали под себя ноги, и вокруг них выросли стенки спасательных капсул. Специальными зарядами капсулы катапультировались за пределы корабля, но старший помощник еще несколько секунд не отходил от пульта, повторяя приказ покинуть корабль, пока не убедился, что его услышали все. Он уже собирался катапультироваться, когда мощным взрывом «Анаконду» разнесло на куски.

На скулах Антонова, наблюдавшего за гибелью «Анаконды», заиграли желваки, но он продолжал сидеть неподвижно.

Шэрон Мэннинг сохраняла видимость спокойствия, хотя и была поражена тем, как близко к поверхности планеты сумели подлететь ее челноки. Раньше таких самоубийственных маневров не выполняли. К чему военные хитрости, если можно прибегнуть к массированной бомбардировке?!

Она посмотрела на приборы. Челноки уже почти в атмосфере! Неужели павианы еще ничего не поняли?! Среди ее людей даже новобранцы знают, что космические истребители не входят в атмосферу!

Стараясь не смотреть на линкоры, гибнущие у нее за спиной, Шэрон сгорала от нетерпения и почти умоляла фиванцев открыть огонь.

– Ну хорошо, полковник, – сказал Секах, с улыбкой глядя на ерзавшего от нетерпения офицера управления огнем. – Космические штурмовики спустились так близко, что по ним можно стрелять почти в упор. Вряд ли они подлетят еще ближе!

– Огонь!

Взорвался еще один линкор. Более мощные маскировочные устройства, установленные на сверхдредноутах, еще работали, но менее крупные линкоры уже остались без электронной защиты.

– Прикажите линкорам отходить! – сказал Шагинян. Начинать отход было еще рано, но он больше не мог созерцать уничтожение кораблей.

– Есть! – Дженет Тоомпео передала приказ.

– Приготовиться к высадке! Вперед! – крикнула генерал Мэннинг, когда взорвалась первая зенитная ракета. За ней летели сотни таких же снарядов. Больше всего досталось настоящим космическим истребителям, прикрывавшим челноки с флангов. Фиванцы выпускали по каждой цели группу ракет, беспощадно лишая жертву возможности уклониться от попадания. Лавируя, пилот мог уйти от первой и даже второй ракеты, оказавшись при этом прямо на пути третьей или четвертой.

Впрочем, истребители недолго находились под обстрелом. Девятьсот штурмовых челноков, взревев двигателями, устремились не в глубину космоса, а прямо к поверхности планеты. Истребители же Ктаара'Зартана преподнесли фиванцам последний сюрприз. Они выпустили тысячу ракет, которые взорвались не на поверхности планеты, а в верхних слоях ее атмосферы. За одновременным взрывом тысячи мощных боеголовок последовали страшная вспышка плазмы и колоссальный радиационный импульс.

Под прикрытием этого ослепительного искусственного «солнца» челноки с тремя дивизиями космических десантников на борту устремились к поверхности Фив.

Главный маршал Секах не верил своим глазам. Что происходит?!

Его усовершенствованные датчики могли выдержать самые мощные электромагнитные импульсы, но, конечно, не были рассчитаны на такую колоссальную дозу! На несколько роковых мгновений они ослепли, а девятьсот штурмовых челноков на головокружительной скорости ворвались в атмосферу и, воя двигателями, устремились, как обезумевшие метеориты, к острову, возвышавшемуся посреди залитого солнцем моря Хваравк.

– Черт возьми! Получилось!

Услышав этот пронзительный вопль, Арам Шагинян невольно заткнул уши, а потом, несмотря на невероятное нервное напряжение, расплылся в улыбке. Шэрон наверняка забыла отключить микрофон, и все наконец услышали, как она умеет визжать!

Ланту понимал, что в такой момент нелепо заботиться о достойном виде, но все-таки чувствовал себя по-идиотски, сидя на руках у Ангуса. Бронированный скафандр адмирала не был оснащен реактивным двигателем, и в одиночку ему было не высадиться на почву родной планеты.

У него захватило дух, когда челнок заложил вираж и один из его бортов внезапно распахнулся. Челнок мчался в ореоле раскаленного воздуха, окружавшего его анизотропное силовое поле. Адмирал с благоговейным ужасом посмотрел наружу, потом закрыл глаза, а МакРори прижал его к груди мощными механическими руками и прыгнул.

Ланту показалось, что ему дали пинок в солнечное сплетение. Несмотря на защитное поле боевого снаряжения Ангуса, адмирала ошпарило раскаленным воздухом, а потом они полетели с высоты десяти тысяч метров.

– Святая Мать-Земля! Это был отвлекающий маневр! – прошептал Секах, когда у него снова заработали сканеры.

– Им нужны не крепости на полюсе, а наш Центр!

Пророк с непонимающим видом уставился на маршала, и Секах схватил его за руку. Он был так ошеломлен, что даже хотел встряхнуть Пророка, но вовремя опомнился. Вместо этого маршал подвел Пророка к экрану и ткнул в него пальцем:

– Ваше Святейшество! Это не истребители! Это штурмовые челноки! Язычники высаживают десант прямо на Центр имени Сен-Жюста! Они сейчас приземлятся!

Пророк все понял и побледнел. Когда маршал отпустил его руку, он чуть не упал, а Секах повернулся к офицерам своего штаба и стал выкрикивать команды. По всей огромной подземной крепости объявили тревогу. Пронзительно завыли сирены.

Космические десантники падали с неба, как уродливые хищные птицы. Они застали защитников Центра имени Сен-Жюста врасплох. Ошеломленные радисты бросились к приборам наведения, а ракетные установки для ближнего боя и автоматические пушки принялись бешено вращаться в поисках целей, но было уже поздно. Времени на поиск таких мелких целей, как энергетические поля крошечных ракетных двигателей боевого десантного снаряжения, не было. Правда, фиванцам удалось расстрелять в воздухе почти тысячу десантников, но остальные спускались очень быстро. Им было важно поскорее приземлиться, и они не заботились об удобстве приземления, безжалостно отключая автоматику и пикируя с такой скоростью, за которую их отправили бы на гауптвахту, попробуй они отмочить такое во время тренировочных прыжков.

Еще несколько сот десантников при приземлении на бешеной скорости разбились или получили переломы, несмотря на боевое снаряжение. Но наконец все три дивизии оказались на земле. Их общие потери при обычном штурме столь хорошо укрепленного района были бы в двадцать раз больше.

Шэрон Мэннинг врезалась в землю и выругалась, чувствуя, как что-то хрустнуло в правой ступне. Однако ее боевое снаряжение выдержало. Она включила маячок, созывая к себе своих людей, и потянулась к переносной ракетной установке.

«Не генеральское это дело! – подумала она, разнеся на куски ошеломленного фиванского часового, успевшего опустошить в нее весь магазин своего автомата. – Спасибо еще, что не расшиблась в лепешку!»

– Немедленно отходить! – рявкнул Арам Шагинян, и тяжелые корабли Второго флота рванулись прочь от планеты, подальше от тяжелых фиванских ракет.

Несмотря на присутствие Пророка, главный маршал Секах выкрикнул страшное проклятие, глядя на отступление флота язычников. Это был отвлекающий маневр! А он попался на удочку!

В бой вступали все новые и новые наземные огневые точки, но штурмовые челноки язычников уже выбросили десант. С неба все еще падали тяжелое оружие и снаряжение, но челноки уже неслись прочь на бреющем полете над самыми волнами моря, чтобы уйти от огня тяжелого фиванского оружия. Секах яростно зарычал, оценив их скорость. Эти проклятые челноки уйдут от любого самолета, к тому же они вооружены! Группа скоростных фиванских истребителей на полном форсаже ринулась им наперерез, но фиванским пилотам удалось уничтожить только один челнок до того, как массированный огонь уничтожил их самих.

Впрочем, если Центр имени Сен-Жюста устоит, этим челнокам конец! Они могут уйти от самолетов, но им не вырваться из атмосферы под огнем фиванских зенитных ракет!.. Впрочем, если язычники возьмут Центр, они проделают небольшую брешь в обороне, в которую смогут высаживать свои войска для наступления на другие фиванские укрепрайоны!.. Но к чему такие сложности?! Зачем идти на страшный риск и высаживать десант?! Почему не пробить такую же брешь из космического пространства, не высаживая на планету тысячи десантников, которым будет некуда отступать, если штурм захлебнется?! Зачем?! А впрочем… Пророк! Ну конечно же! Они знают, что здесь Пророк, и хотят до него добраться!

Секах быстро подошел к Пророку, наклонился и прошептал ему на ухо:

– Ваше Святейшество! Полагаю, язычникам известно, что вы здесь. Они штурмуют нас, чтобы убить вас или взять в плен! Я настаиваю на вашей немедленной эвакуации. Вы вернетесь, когда мы с ними разделаемся.

– Бежать?! Мне?! – Пророк смотрел на Секаха вытаращенными от удивления глазами. – Не говорите глупостей, главный маршал! Это же самая неприступная крепость в Фивах! Нескольким тысячам пехотинцев никогда ее не взять!

Секах пристально смотрел на Пророка. Он хотел возразить, но не посмел. Центр имени Сен-Жюста действительно самая мощная крепость Фив! Но так ли уж он неприступен?! Если язычники точно знали, где нанести удар, может, Хан-Сатана научил их и как захватить Центр?!

Сверхскоростная ракета разнесла на куски очередной фиванский бункер. Шэрон Мэннинг включила механические ноги и одним прыжком перелетела в дымящуюся воронку. Офицеры ее штаба, а точнее, те их них, кто сумел разыскать своего генерала, попрыгали туда вслед за ней. Боевое снаряжение защитило их от раскаленного воздуха, наполнявшего воронку. Из хаоса битвы возникло отделение десантников с тяжелым оружием и расположилось по краю воронки, прикрывая ее.

«Конечно, это не пятизвездочный отель, но фиванцам нас тут не достать, – подумала Мэннинг. – Правда, мне что-что не нравится вон то минометное гнездо».

Она выкрикнула приказ, и трое десантников ринулись в сторону фиванского миномета.

Миномет замолчал, но из троих десантников вернулся только один.

В момент приземления Ланту застонал от боли. Даже бронированный скафандр не спас его от чувствительного удара. Впрочем, адмирал не пострадал, и Ангус сразу поставил его на ноги. Сквозь лес к ним уже бежали остальные десантники. Их снаряжение было вымазано древесным соком и облеплено листьями, но вокруг все было тихо. Они находились более чем в двухстах километрах от места яростной схватки возле Центра имени Сен-Жюста, и Ланту, еще нетвердо держась на ногах, попытался сориентироваться на местности. Легко прыгая на механических ногах, появился майор М'Бото. Полковника Фраймака он нес в охапке, как щенка.

– Нам туда! – Ланту показал в нужную сторону. – Километрах в десяти к западу отсюда… Ох!

У него снова захватило дух, когда Ангус подхватил его, и они вместе с остальными десантниками запрыгали вдоль по горному склону.

Иван Антонов нетерпеливо теребил бороду. Ему очень хотелось, чтобы сканеры рассказали ему о происходящем внизу, но расстояние было слишком большим. Ему оставалось довольствоваться данными, ретранслированными с «Магнуса Колорадоса», и молиться.

Кто-то остановился возле его кресла, и адмирал поднял голову.

– Что ж, Ктаар, – сказал он, – твоя маленькая хитрость удалась.

– Да, – негромко ответил орионец. Он тоже наблюдал за дисплеем, впуская и выпуская когти. Одной рукой он погладил место, где раньше висел дефаргай, и Антонову показалось, что на его лице промелькнуло что-то вроде улыбки.

Секах сидел за пультом, лично командуя обороной Центра имени Сен-Жюста. Вокруг рогового щитка у него на черепе сверкали капельки пота.

Это какие-то демоны! У них невероятно мощное оружие и непробиваемое снаряжение! Неудивительно, что почти все попытки взять корабли язычников на абордаж терпели неудачу! Впрочем, под перекрестным огнем пришлось бы несладко даже настоящим демонам! Они гибли! Не сотнями, как хотелось бы Секаху, но хотя бы десятками!

Маршал отзывал солдат из спокойных секторов на защиту командного пункта. Язычники наступали клином с запада. Они уже взяли первый оборонительный рубеж и во многих местах прорвали второй. Впрочем, чем ближе они подходят к центру крепости, тем проще их атаковать с флангов!

Вот и сейчас один из фиванских батальонов воспользовался туннелем и ударил в тыл роте язычников, двигавшихся по глубокому оврагу.

– Внимание! Сзади! Сза… – Майор Ольс внезапно замолчала, и лейтенант Эскаланте стремительно обернулся. Толпа пронзительно вопящих фиванцев, паля из ракетных установок и гранатометов, ринулась на его роту. Человек десять десантников погибли на месте. Остальные быстро опомнились и обрушили на фиванцев потоки раскаленной плазмы и град скоростных ракет. Фиванцы были очень быстро перебиты, но успели прихватить с собой в могилу еще восьмерых бойцов четвертой роты.

Тяжело дыша, Эскаланте кружился на месте с ракетной установкой наготове, но кругом валялись только трупы фиванцев. Потом кто-то коснулся его руки. Он чуть не вскрикнул от неожиданности, стремительно повернулся и увидел старшину Эббота. Эскаланте хотел было рявкнуть на него, но прикусил язык, увидев мрачное лицо старшины.

– Майор Ольс погибла, лейтенант, – хрипло сказал Эббот, и Эскаланте заметил, что он с ног до головы в крови.

– Капитана Сигурни тоже нет в живых.

Эскаланте стал в ужасе озираться по сторонам. В момент высадки третий батальон разметало по всему Хваравку. Одному черту известно, где остальные три роты! А в четвертой роте уже убиты лейтенант Гарднер и лейтенант Матуцек… Боже мой, выходит, я…

Дюжий старшина с угрюмым видом кивнул:

– Принимайте командование на себя!

Ланту боролся с подступавшей к горлу тошнотой. По его бронированному скафандру хлестали ветви деревьев. Эти невероятные скачки было бы легче терпеть, знай он, долго ли осталось! У полковника МакРори были замечательные механические ноги, но Ланту чувствовал себя как в раскачивающейся из стороны в сторону кабине взбесившегося лифта. И как это он еще не выпустил из рук прибор для инерциального наведения?!

– Стой! – скомандовал он, и пятьсот космических десантников остановились как вкопанные, но Ланту был слишком озабочен, чтобы восхищаться слаженностью их действий. – Отпустите меня, полковник! Ангус осторожно поставил Ланту на лесистый горный склон. Адмирал стал озираться по сторонам. Как жаль, что в первый и последний раз он был здесь зимой! Эти проклятые листья!..

– Вот! – Он показал куда-то в сторону, и десантники стали с любопытством разглядывать поросший вьюнком пригорок. Это как-то не походило на автоматическую огневую точку! Впрочем, когда они посмотрели на показания сканеров, у них пропали сомнения.

– Теперь все зависит от вас, адмирал, – пробормотал Ангус, но Ланту уже карабкался на пригорок.

Генерал Мэннинг, не поднимая головы от переносного дисплея с картой, кивнула, когда сержант Янг вставил в ее боевое снаряжение новую батарею. Это был ее третий по счету командный пункт с момента высадки, и ей даже не верилось, что им удалось пробиться так далеко. На изрезанных оврагами горных склонах было очень трудно ориентироваться, но, судя по всему, они подошли к четвертому рубежу обороны. Генерал невесело усмехнулась. Осталось взять еще четыре рубежа, и начнется самое трудное!

Амлето Эскаланте не верил своим глазам. Павианы пробили в граните шикарные широкие туннели для своей пехоты и даже не удосужились закрыть в них входы! Что ж, грех жаловаться!..

Первое отделение уже продвинулось метров на сто вперед, внимательно изучая туннель. Конечно, места здесь было маловато! Эскаланте стало не по себе, когда он представил, как они пробираются по туннелю, словно стая пещерных медведей. Впрочем, хотя в туннеле было и не попрыгать на механических ногах, он все-таки был достаточно просторен, чтобы идти вперед плечом к плечу по двое. У Эскаланте осталось только шестьдесят бойцов, и его терзало подозрение, что его рота ближе всех подобралась к центру фиванской крепости. Кто бы подсказал ему, что сейчас делать?!

– Туннель разветвляется, – доложил Эббот. – Один проход ведет на восток, другой – на запад.

Эскаланте мысленно подбросил монетку.

– Идем на восток, – пробормотал он.

С замиранием сердца Ланту подошел к входу. На нем осталось только фиванское снаряжение. Земляне остановились за пределами действия сканеров, оставалось лишь выяснить, исключил ли Синод рисунок сетчатки его глаза из базы данных!..

Впрочем, автоматические пушки молчали, и Ланту перевел дух. Пока не раздадутся выстрелы, сигнализация не сработает. Теперь все в его руках! Непослушными пальцами он умудрился снять шлем.

Нажатием на кнопку адмирал открыл бронированную крышку и наклонился вперед, сморщившись от яркого света, направленного прямо ему в глаза. Затаив дыхание, он смотрел прямо на источники света и перевел дух не раньше, чем ослепительные лучи сменились мерцанием зеленых лампочек. Потом он откашлялся и отчетливо проговорил:

– Альфа, зулу, дельта, четыре, девять, один! – скривился и добавил: – Хвала Пророку!

Раздался скрежет, и широкие ворота распахнулись. Ланту поспешил внутрь, протянул руку к мерцавшей огоньками панели на стене туннеля и принялся быстро нажимать на кнопки. Прошло еще несколько томительных мгновений, и Ланту злорадно усмехнулся, увидев, как лампочки гаснут.

Главный маршал Секах, что-то бормоча себе под нос, выслушивал обрушившиеся на него лавиной донесения. Язычники по-прежнему приближались к его командному пункту, но теперь им приходилось труднее. Он отругал себя за то, что не заминировал ядерными минами внешние оборонительные рубежи. Язычники сбились в кучу, и, пожертвовав какими-то несколькими тысячами своих солдат, он именно здесь вполне мог бы их всех подорвать! Он уже пытался атаковать их с воздуха, но проклятые сверхскоростные ракеты язычников бьют на невероятное расстояние! Ни одному из штурмовиков, поднявшихся с других баз с атомными бомбами на борту, не удалось долететь до поля боя, а аэродромы его собственного Центра простреливаются противником. Но он постепенно их перебьет и без ядерного оружия! Дайте только время!

Секах приободрился, стараясь не думать о коварстве Хана-Сатаны.

Первые двадцать десантников забрались в головной вагон монорельсовой железной дороги, а Ланту занял место машиниста. Он с замиранием сердца вызвал этот состав, боясь всполошить гарнизон крепости, но время было дорого. Железная дорога была полностью автоматизирована, и Ланту надеялся, что в пылу сражения никто не обратит внимания на странные перемещения одного из ее составов.

– Готовы? – Он обернулся к МакРори, и Ангус быстро кивнул. Адмирал первого ранга прошептал беззвучную молитву невесть каким богам, и пятьсот космических десантников Земной Федерации в сопровождении двух фиванских перебежчиков устремились в самое сердце Центра имени Сен-Жюста со скоростью двести километров в час.

– Вот черт! – Внезапно услышав звуки схватки, Эскаланте инстинктивно вжался в стену туннеля. Потом он стукнул бронированным кулаком по камню, выпрямился во весь рост и прыгнул вперед. Старшина Эббот хотел его удержать, но не успел и бросился за ним, ругая на чем свет стоит всех сопливых лейтенантов, которым не место в настоящем бою.

– Святая Мать-Земля!

Завыли новые сирены, Секах вздрогнул и с ужасом уставился на схему туннелей под Центром имени Сен-Жюста, где загорелась красная лампочка.

Язычники проникли внутрь последнего рубежа обороны!

Эскаланте ворвался в огромную ярко освещенную пещеру и выстрелом из ракетной установки уничтожил ошеломленных фиванских ракетчиков, сидевших за своими пультами. Вытаращив глаза, Эскаланте рассматривал огромные, как стволы эвкалиптов, ракетные установки. Это же тяжелые ракеты! Оказывается, они находятся в самом центре базы!

– Старшина Эббот!

– Я! – Эббот вырос как из-под земли у него за спиной.

Эскаланте показал на другую сторону пещеры:

– Заминируйте вон тот туннель и установите взрывчатку вон на тот люк! Живее!

– Сию минуту! – рявкнул старшина, подумав, что его новый командир, возможно, не является законченным идиотом.

– Бригаду генерала Хо прижали к земле!

Мозг Шэрон Мэннинг судорожно заработал. Бригада генерала Хо шла в авангарде, неся большие потери. Шэрон уставилась на дисплей, разглядывая детали рельефа и мысленно благодаря коммандера Тревейн за такую подробную карту. Откуда же стреляют по бригаде Хо? Наверняка из этой группы бункеров. Значит…

– Пусть четвертая бригада обойдет эти бункеры с севера!

По боевому снаряжению Мэннинг застучали пули, выпущенные из автоматической винтовки, и генерал нагнулась, инстинктивно прикрывая телом монитор. Она даже не подняла голову, но услышала за спиной взрыв ракеты, уничтожившей тех, кто стрелял по ней. Впрочем, она думала совсем о другом.

– Пока четвертая бригада подходит, – на одном дыхании продолжала она, – второй батальон девятнадцатой бригады прикроет ее с фланга. Пусть остерегаются ракет вот отсюда…

Она отдавала приказы, стараясь не думать о том, как много ее людей уже погибло.

Рота фиванской пехоты неслась по туннелю в сторону ракетной шахты № 65. Ее солдаты не поверили своим ушам, услышав приказ. Каким образом язычники могли оказаться в самом сердце Сен-Жюста?! Это какая-то ошибка!

Командовавший ими капитан завернул за угол туннеля и облегченно вздохнул, увидев закрытый люк.

«Ложная тревога, – подумал он и сделал солдатам знак остановиться. – В противном случае этот люк был бы…»

Пятьдесят килограммов бризантной взрывчатки превратили люк в тучу стальных осколков, с визгом изрешетивших фиванского капитана.

Эскаланте хотел было отдать своим людям приказ двигаться дальше, но прикусил язык. Вот черт! Может, сержант Гроган был прав, когда говорил, что у молодых лейтенантов вместо мозгов куриный помет?! Они же оказались в самом центре вражеских укреплений, а он даже не позаботился сообщить об этом начальству! Волны переносных коммуникационных устройств не в состоянии пробиться сквозь толщу гранита…

Его взгляд остановился на рядовом Лютвелл. С правой стороны ее боевое снаряжение было искорежено сильным взрывом. Теперь механическая рука бесполезно висела вдоль тела, а Лютвелл неловко держала ракетную установку в левой руке.

– Лютвелл!

– Я!

– Дуй бегом назад в туннель и сообщи, что мы здесь. Мы будем наступать, взрывая боковые туннели, чтобы прикрыть фланги.

– Но, господин лейтенант! Я тоже хочу!..

– Отставить разговорчики! – рявкнул Эскаланте. – Живо выполнять приказ, а то я из тебя кишки выпущу!

Лютвелл со всех ног бросилась в туннель. Эскаланте повернулся и, заметив ухмылку на лице старшины Эббота, отдал приказ наступать.

Вагоны остановились в тускло освещенном туннеле. Десантники попрыгали на землю. В полумраке они походили на троллей, измазавшихся в зеленке. Ланту трусил за Ангусом, а Фраймак – за М'Бото.

– Вам вон в тот туннель, Фраймак! – махнув рукой, крикнул Ланту. – Не забудьте об охранной системе сразу перед четырнадцатым туннелем!

Фраймак кивнул. Обычные охранные системы он умеет отключать, но сетчатки его глаз нет в базе данных, и ему не отключить охранную систему повышенной секретности. Им с майором М'Бото придется ее уничтожить!

– Не забудьте дать нам хотя бы десять минут, прежде чем взрывать! – сказал Ланту.

– Есть! – Фраймак отдал честь и протянул Ланту руку: – Желаю удачи!

Они обменялись рукопожатиями.

– Вам тоже!.. Нам сюда, полковник МакРори!

Ангус снова подхватил Ланту на руки, и разделившийся на две части батальон исчез в глубине двух разных туннелей.

– Ваше Святейшество! – сказал бледный как смерть Секах. – Язычники проникли в центр нашей обороны.

Пророк втянул воздух сквозь зубы и конвульсивно вцепился пальцами в сферу Святой Матери-Земли у себя на груди. Секах судорожно сглотнул и выругал себя последними словами. Он не знал, как язычники умудрились проникнуть внутрь крепости, но не должен был этого допустить. Перед ним была поставлена задача, а он с ней не справился!

– Я не знаю, сколько их там, – без обиняков заявил он. – Может, это просто разведчики. А может, авангард целого полка. Я направил туда подкрепления, но они будут там только через пятнадцать минут. – Он с трудом перевел дух. – Ваше Святейшество, умоляю вас, бегите! Вы можете переждать в одном из соседних городов, пока мы не расправимся с ними, или…

Он замолчал. У Пророка сузились зрачки, но он тут же сделал спокойное лицо и кончиками пальцев прикоснулся к роговому щитку на плечах у Секаха:

– Хорошо, сын мой! Уверен, тебе будет проще сражаться, если не придется печься о нашей безопасности. – Он поднял руку и осенил Секаха Кругом Святой Матери-Земли. – Да благословит тебя Святая Мать-Земля, главный маршал. Она подарит тебе победу, а я вернусь, чтобы разделить твое торжество.

– Благодарю вас, Ваше Святейшество! – прочувствованно сказал Секах.

Пророк отвернулся. Он подозвал архиепископа Кирсаля, и они поспешили удалиться из командного пункта.

– Этому глупцу не удержать крепость, – прошептал Пророк наклонившемуся к нему архиепископу.

– Я тоже так думаю, – так же негромко ответил Кирсаль.

– Зайдем ко мне в покои… Взрыв будет такой мощности, что под шумок мы успеем скрыться с острова.

Молли Лютвелл высунулась из туннеля и тут же нырнула обратно, когда в свод у нее над головой ударило несколько скоростных ракет.

– Прекратить огонь, слабоумные недоноски! – заверещала она, и стрелявший космический десантник замер с разинутым ртом. Лютвелл по-пластунски выползла из туннеля и увидела прямо перед носом жерло ракетной установки, которую держал расплывшийся в улыбке солдат.

– Где, вы говорите, четвертая рота?! – На этот раз генерал Мэннинг оторвалась от дисплея.

При виде обалдевшего от счастья лейтенанта, улыбавшегося ей с совершенно идиотским видом, у нее отвисла челюсть. Она вновь склонилась над экраном и стала лихорадочно стучать по клавишам. На лице у нее играла кровожадная усмешка. Она не знала, кто такой этот лейтенант Эскаланте, но не сомневалась, что к вечеру он будет капитаном.

– Свяжитесь с пятой бригадой!

Пятая бригада числилась в резерве четвертой дивизии, и Мэннинг в очередной раз убедилась в том, что Наставления не зря требуют наличия резервов.

– Пусть отправят в этот туннель по меньшей мере полк, а еще лучше два! Немедленно!

– Есть, господин генерал!

Ланту внезапно сделал знак рукой, и Ангус поставил его на землю возле последней панели с охранными устройствами. Адмирал подбежал к ней, приблизил лицо к сканерам, а потом стал старательно вводить код. Когда ему оставалось нажать еще две клавиши, лампочки на панели ярко загорелись. Еще два движения пальцами – и они потухли, а перед Ланту открылся люк.

Адмирал вошел в туннель, осмотрелся и махнул рукой. Двести пятьдесят космических десантников пошли за ним настолько тихо, насколько им позволяло боевое снаряжение. Ланту двинулся было в глубь туннеля, но его остановила закованная в броню рука.

– Подождите! – негромко сказал Ангус и держал Ланту на месте, пока вперед не прошли двадцать облаченных в боевое снаряжение десантников, которым предстояло защищать Ланту от того, что могло их ждать впереди.

Эскаланте выругался, когда снаряды автоматической пушки разнесли первого бойца его роты. Потом он упал на колени, и у него над головой рявкнул гранатомет. Грохот больно ударил лейтенанта по ушам. Поредевший отряд двинулся дальше, поскальзываясь на кровавом месиве оставшихся от фиванского орудийного расчета.

Полковник Фраймак посмотрел на часы и кивнул майору М'Бото. Взрывчатка в четырех рюкзаках выбила люк, закрывавший проход в четырнадцатый туннель. Он еще не рухнул на землю, когда в туннель ринулись четыре космических десантника. Они изрешетили огнем открывшееся перед ними помещение. Фиванские операторы и техники погибли, так и не поняв, что произошло.

Ангус МакРори остановился, и Ланту быстро протиснулся между землянами. Они оказались в круглом помещении, где сходились туннели, через которые можно было осуществить бегство из крепости, и десантники уже рассыпались, прикрывая все двенадцать отверстий в стенах. Не обращая на них внимания, Ланту поспешил мимо ведущих на поверхность лифтов к похожему на гроб стальному ящику у стены. Он стянул перчатки, потому что кроме сетчатки глаз здесь требовались отпечатки пальцев, и наклонился над ним.

Главный маршал Секах подскочил в кресле, когда за люком, закрывавшим вход в командный пункт, прогремел оглушительный взрыв. Что это? Майор М'Бото изрыгнул проклятие, когда в туннеле стали взрываться ракеты. Они так старались, незаметно пробрались в самое сердце крепости противника – и на тебе, напоролись чуть не на целый полк фиванцев! Откуда они тут в таких количествах?!

Майор взглянул на изуродованный труп фиванца и замер от удивления. Схватив убитого за скафандр, М'Бото приподнял его, чтобы получше рассмотреть. Он увидел пурпурные петлицы на воротнике и маленькую золотую сферу Святой Матери-Земли. Боже мой! Чего ж удивляться, что они так отчаянно дерутся! Это же гвардейцы Пророка!

Со стороны противника посыпались новые ракеты, но космические десантники, вжавшись в стены, ответили фиванцам ураганным огнем, а майор стал пробираться вперед, прикрывая своим телом полковника Фраймака.

Пророк прошел в свои покои. Не обращая внимания на бесценные гобелены и прочие произведения искусства, он приблизился к незамысловатому компьютерному терминалу, включил его, пробежавшись пальцами по клавишам, а потом медленно и осторожно ввел код, состоявший из множества цифр.

Ланту откинул крышку ящика с бомбой и быстро шагнул в сторону, пропуская Ангуса. Тот сжал в бронированном кулаке распределительную коробку, которую адмирал описал ему еще во время подготовки к операции, и вырвал ее с корнем своей механической рукой.

Пророк ввел последнюю цифру кода и, усмехаясь, отошел от компьютера. Но его усмешка превратилась в злобный оскал, когда он увидел замигавшую на экране красную надпись. Он снова бросился к компьютеру и лихорадочно застучал по клавишам.

Ничего не произошло.

Пророк выругался, пытаясь понять, что за ошибка вкралась в систему дистанционного включения часового механизма ядерного заряда. Впрочем, какая разница! Проходя мимо бомбы, он запустит часовой механизм вручную!

Десантники майора М'Бото медленно наступали, постепенно оттесняя гвардейцев Пророка в глубь туннеля. Фиванские фанатики дрались за каждый метр. Потери десантников росли. Даже боевое снаряжение не всегда спасало их в ближнем бою с существами, мечтающими умереть за своего повелителя, прихватив с собой в могилу побольше язычников.

Полковник Эзра Монтойя спешил со своим полком в глубь туннеля. Подумать только, что какой-то зеленый лейтенант смог пробиться в центр крепости противника и удержаться там! Нет, Бог все-таки есть!

Главный маршал Секах поперхнулся дымом, который принесло по туннелю. Гвардейцы Пророка дрались как герои, но звуки боя раздавались все ближе и ближе. Он отвернулся от люка и стал изучать мониторы, выясняя, где сейчас подразделения язычников.

Это какая-то ошибка! Не мог же в самое сердце Центра проникнуть еще один отряд противника! Впрочем, сначала надо разобраться с теми, чье местоположение ему известно!

Секах выкрикнул новые приказы, и два батальона, пробиравшиеся ко второму отряду язычников, развернулись и поспешили на помощь гвардейцам Пророка.

М'Бото и Фраймак сидели на корточках за разбитой противоударной дверью. Если бы не гвардейцы Пророка, они уже захватили бы командный пункт Центра, но проклятые фанатики продержались до подхода мощного подкрепления.

Майор взглянул на полковника. У того был унылый вид. Им не справиться с таким количеством фиванцев! А если остаться здесь, то противник может ударить им в тыл…

Именно в этот момент у них за спиной заговорило оружие, и оба офицера в ужасе замерли.

Секах выслушал донесение и злобно ощерился. Язычникам оставалось преодолеть двести метров до его командного пункта, но теперь им конец! Они взяты в клещи гвардейцами Пророка, которых поддержал батальон пехоты, и батальоном, зашедшим в тыл противнику. Даже в своем боевом снаряжении им не выдержать такого плотного огня!

Амлето Эскаланте никогда еще не чувствовал себя таким усталым, испуганным и в то же время возбужденным. За последние десять минут им не встретилось ни одного фиванца, и у него немного отлегло от сердца. У его бойцов кончилась взрывчатка, и подрывать боковые туннели для защиты флангов было нечем. Ну и что?! Они все равно уже покойники! И чем глубже они проберутся, прежде чем принять последний бой, тем лучше!

Эскаланте оглядел тридцать уцелевших бойцов и прочел в их глазах те же отчаяние и возбуждение.

Он подал знак выступать.

Майор М'Бото повернулся и двинулся вдоль стены назад по туннелю. Вскоре он наткнулся на свой отступавший арьергард. Видно, в тылу дела плохи! Он схватил за плечо первого десантника, обвешанного взрывчаткой:

– Заминировать здесь, здесь и здесь! Когда пройдут все наши, подорви туннель вместе с павианами!

– Есть!

М'Бото повернулся и пошел вперед, туда, где гремели выстрелы. Так, теперь в спину им не ударят! Но и путь к отступлению тоже отрезан!

Пророк протиснулся мимо Кирсаля в лифт и стал нетерпеливо ждать, когда за ним последуют остальные. В переполненной кабине было не повернуться, но, нажимая на кнопку, отправившую лифт вниз, Пророк думал о другом.

Ланту сидел на обезвреженной бомбе с фиванской штурмовой винтовкой на коленях.

«Святая Мать-Земля, как же я устал!»

Подумав это, он невесело усмехнулся, но сейчас у него не было сил придумывать имя нового бога. Он смотрел, как Ангус отправил одну роту сторожить туннели, пока другая рота разыскивает М'Бото. Потом они через шахту лифта нанесут удар по командному пункту.

Ланту дышал полной грудью, получая от этого незамысловатого процесса огромное наслаждение. Он и не предполагал, что протянет в этих подземельях так долго! Теперь он мог признаться себе в том, что в глубине души жаждал смерти. Однако он выжил и ни на минуту в этом не раскаивался!

Адмирал снова улыбнулся и потянулся было за бронированной перчаткой, но застыл на месте, увидев, как над дверьми лифта загорелась лампочка.

Кучка космических десантников под предводительством Эскаланте замерла, услышав впереди звуки боя. Лейтенант усмехнулся и повернулся к старшине Эб-боту:

– Ого! Да мы тут не одни!

– Да, это наши, – усмехнувшись в ответ, сказал Эббот.

– Тогда бежим туда, а то всех павианов перестреляют без нас!

Секах в ужасе присел, когда от нового взрыва со стен командного пункта посыпалась каменная крошка. В наушниках отчаянно кричали, что язычники подорвали туннель, свод которого обрушился на взвод фиванского батальона, зашедший им в тыл. Впрочем, солдаты, защищавшие командный пункт, еще держались. Но уже из последних сил.

Маршал судорожно жал на кнопки пульта, пытаясь вызвать на помощь не связанные боем подразделения. Найти бы хоть пару взводов!..

Внезапно он почувствовал на себе чей-то взгляд и поднял глаза. Несколько мгновений он в ужасе взирал на чудовище в проеме никем не охраняемого люка в дальней стене командного пункта.

Секах уже вскочил на ноги и стал шарить по столу, нащупывая автомат, когда лейтенант космического десанта Земной Федерации Амлето Эскаланте одним выстрелом из гранатомета превратил его в кусок кровавого мяса.

Лифт остановился, и Пророк с довольным видом негромко выругался. Двери открылись, он вышел наружу и сделал шаг в сторону бомбы.

Последнее, что он увидел, была вспышка штурмовой винтовки в руках у Ланту.

Генерал Мэннинг медленно хромала по туннелю. Даже сейчас ей было трудно поверить в победу. Списки потерь продолжали поступать, но уже стало ясно, что у нее погибло очень много людей. Пока нашли по меньшей мере девять тысяч убитых – пятнадцать процентов десантников, принявших участие в высадке. Количество раненых еще не удалось подсчитать, но она не сомневалась, что число убитых и раненых еще будет расти и расти.

Шэрон Мэннинг, стараясь об этом не думать, открыла забрало своего поцарапанного фиванскими пулями шлема. В Центре имени Сен-Жюста воняло дымом и горелым мясом. И все же после девятнадцати часов боя ее тело под боевыми доспехами пахло еще хуже.

Сейчас, как и у большинства десантников, ее снаряжение работало на последней батарее, но взятие командного пункта решило исход сражения. Оборона фиванцев стала беспорядочной, а когда Монтойя со своим полком проник в самый центр крепости, у ее защитников не осталось ни малейшего шанса на спасение. Большинство из них погибли вместе с ней.

Перешагнув через груду, Мэннинг оказалась на развалинах командного пункта, она удивленно подняла брови, увидев там обоих фиванских союзников землян. Не может быть! Она была уверена, что они оба погибли на задании.

Присутствовавшие приветствовали генерала. Мэннинг устало отдала честь МакРори. (Что за осел позволил сержанту с такими задатками перейти в миротворческий корпус, не предложив ему офицерского звания в космическом десанте?!)

– Рад вас видеть, господин генерал! – сказал МакРори.

– Я тоже рада, что вы целы!

Она кивнула Фраймаку и Ланту, отметив про себя, что у адмирала почему-то очень довольный вид, и повернулась к молодому человеку, сидевшему на стуле рядом с компьютерным терминалом. За спиной у него, словно на часах, стоял огромный старшина с мрачным лицом. На молодом человеке не было боевого снаряжения, потому что на левую руку и ногу ему наложили шины, замотанные окровавленными бинтами. Грудь у него тоже была перебинтована.

«Ему здорово досталось, – подумала Мэннинг. – Впрочем, ему вроде ничего не оторвало, а с остальным современная медицина справится в два счета!»

– Кто это? – спросила она, потому что с молодого человека во время перевязки сняли рубашку со знаками отличия.

– Это спаситель М'Бото, – с широкой улыбкой сказал МакРори, и М'Бото закивал головой. – Разрешите представить вам лейтенанта Эскаланте, господин генерал.

– Боюсь, что вы ошибаетесь, полковник, – сказала Мэннинг. Забинтованный и напичканный обезболивающими препаратами, молодой офицер ошеломленно посмотрел на нее, когда она протянула ему руку. Под недоумевающими взглядами собравшихся он обменялся с генералом крепким рукопожатием.

– Разрешите представить вам капитана Эскаланте, только что представленного к ордену Золотого Льва! – объявила генерал Мэннинг.

Позднее она жалела, что в тот момент у нее с собой не было фотоаппарата.


Содержание:
 0  Крестовый поход : Стив Уайт  1  Возвращение беглецов : Стив Уайт
 2  Решение национальной важности : Стив Уайт  3  Миротворческий флот : Стив Уайт
 4  Избиение младенцев : Стив Уайт  5  Мститель всегда один, господин президент! : Стив Уайт
 6  Тропой бури : Стив Уайт  7  Вера Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 8  Чьи в лесу шишки : Стив Уайт  9  Иван Грозный : Стив Уайт
 10  Смерть язычникам! : Стив Уайт  11  Линия не сдается! : Стив Уайт
 12  Как в старое доброе время : Стив Уайт  13  Кровь патриотов : Стив Уайт
 14  Проблема выбора : Стив Уайт  15  Слуги Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 16  Кровь воинов : Стив Уайт  17  Мне нужны эти корабли! : Стив Уайт
 18  Не так уж и плох, для павиана : Стив Уайт  19  Все мы должны выполнить свой долг, адмирал Беренсон! : Стив Уайт
 20  Непредвиденные проблемы : Стив Уайт  21  Без законных оснований : Стив Уайт
 22  Валет бьет даму : Стив Уайт  23  Адмирал-еретик : Стив Уайт
 24  Именно это я и пытался предотвратить! : Стив Уайт  25  Надо выиграть время! : Стив Уайт
 26  Любой ценой : Стив Уайт  27  Мир, загнанный в угол : Стив Уайт
 28  Безвыходное положение : Стив Уайт  29  вы читаете: Аз воздам : Стив Уайт
 30  Условия капитуляции : Стив Уайт    



 




sitemap