Фантастика : Космическая фантастика : Вера Святой Матери-Земли : Стив Уайт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Вера Святой Матери-Земли

Когда космический челнок вошел в атмосферу планеты, которой предстояло стать его новой епархией, архиепископ Танюк постарался побороть нетерпение, но с чувством невольной гордости ему было не совладать.

Сто лет назад Ангел Сен-Жюст объявил Крестовый Поход, дабы возвратить Святой Матери-Земле именно этот мир! И вот ее Возлюбленный Народ готов выполнить завет Мессии, даже если для этого придется бороться с расой отступников, к которой принадлежал сам Святой Посланник! А его, Танюка, недостойного сына простого горного инженера, Синод возвел в сан архиепископа Новейших Гебрид, чтобы он проследил за выполнением этой миссии!

Танюк скрестил пальцы. На аметист его перстня упал луч света с лампочки, освещавшей кабину челнока, и вырезанный в камне знак Святой Матери-Земли замерцал, не предвещая ничего хорошего гнусным язычникам.

Ангус МакРори старался держать голову как можно выше, глотая пыль дороги, по которой он маршировал вместе с уцелевшими защитниками Нового Лервика. Для Абердина день был довольно жаркий – почти двадцать градусов в тени, – и Ангус со своими товарищами по несчастью не первым шел этой дорогой. Проследовавшие по ней тысячи военнопленных превратили ее в полосу сплошного песка, тучи которого поднимали нелепые трехколесные мотоциклы, на которых взад и вперед сновали конвоиры.

Конечно, на вид эти мотоциклы были совершенно дурацкими, но без них фиванцы на своих коротких толстеньких ножках никогда не угнались бы даже за изможденными пленными.

Один из мотоциклов протарахтел рядом с Ангусом. Насколько тот мог понять, им управляло существо мужского пола со смуглой кожей, кое-где покрытой мелкими чешуйками, поблескивавшими почти как елочные украшения. Его темно-зеленая военная форма и бронежилет не могли скрыть угловатых очертаний панциря на плечах. На голове фиванца блестел в лучах солнца роговой щиток меньшего размера. Глаза были желтыми, как у немецкой овчарки, тупое рыло, отдаленно смахивавшее на волчью морду, заканчивалось широкими обезьяньими ноздрями, а крупные, мощные зубы явно были пригодны для того, чтобы перемалывать любую грубую пищу.

Ангус внимательно разглядывал победителей и сразу же подумал, что они похожи на павианов с Земли. Туловища у фиванцев были такого же размера, как и у людей, но казались нелепыми и неуклюжими, возвышаясь на ножках вполовину короче человеческих. Это впечатление особенно усиливали непомерно длинные руки. И все же это были не обезьяны! На Земле такие монстры вообще не водились! Суставы конечностей у них с одинаковой легкостью гнулись в обе стороны, а лодыжки находились прямо по центру ступней, широких, как снегоступы. Руки были четырехпалыми, причем большой палец располагался не внутри, а снаружи.

Они как клоуны неуклюже переваливались с боку на бок в боевом снаряжении, похожем на устаревшее снаряжение космического десанта ВКФ Земной Федерации, – причем Ангус подозревал, что оно хуже даже того, что было у военизированных подразделений миротворческого корпуса, – но за их спиной стояли космические корабли и ядерные боеголовки. Этого оказалось достаточно, чтобы подавить хилую оборону Новых Гебрид за каких-то восемнадцать часов. А когда фиванцы начали быстро сгонять пленных в колонны пинками и зуботычинами, Ангусу стало не до смеха.

Офицеров и обоих полковых капелланов куда-то увели, еще до того как остальных пленных перевезли на континент, а старшину Макинтоша застрелили два дня назад, когда он напал на конвоира. Мимо них как раз маршировала колонна штатских, разбитая на три группы – мужчин, женщин и детей, которые, заливаясь слезами, столкнули труп здоровяка старшины в канаву. После гибели Макинтоша Ангус остался старшим по званию среди уцелевших унтер-офицеров и старался подбодрить себя, думая, что должен подавать пример стойкости остальным.

В отличие от гражданских лиц военнопленных не стали делить по половому признаку. Ангус не знал, хорошо это или плохо, но говорил, что если бы их собирались прикончить, это могли бы сделать и на Новом Лервике, а не везти за тридевять земель на континент.

Он посмотрел глазами в затылок шагавшей перед ним Кэтрин МакДагал и попробовал убедить себя в том, что не ошибается в намерениях инопланетян.

– Добро пожаловать, Ваше Преосвященство! – Отец Ваман склонился перед архиепископом, чтобы запечатлеть поцелуй на его перстне.

– Благодарю вас, Святой Отец! Однако не будем тратить время на церемонии! Нам предстоит сделать еще очень много во славу Святой Матери-Земли!

– Мы уже начали, Ваше Преосвященство! Не соблаговолите ли ознакомиться с моим рапортом?..

– Будет достаточно, если вы вкратце изложите его содержание. – Танюк жестом предложил священнику сесть на стул и, комфортно устроившись за письменным столом, приготовился слушать.

– Как прикажете, Ваше Преосвященство! Предводители еретиков уже казнены! – Ваман раздраженно поморщился. Его неприятно поразили ошеломленно-непонимающие лица священнослужителей и членов правительства язычников, которых выстроили у стенки, чтобы расстрелять. Военные отнеслись к своей казни намного спокойнее!

– Ясное дело! – с легким нетерпением сказал Танюк. – А что остальные?

– Нам нужно время, Ваше Преосвященство. Язычники в основном проживают не в больших городах, а в разбросанных по всей планете городках и поселках. Почти половина населения живет небольшими группами на собственных фермах, а также в отдельных хозяйствах, где они занимаются разведением морепродуктов. Но мы уже приступили к работе! Например, согласно вашему приказу мы собрали в одно место всех детей.

– Замечательно! Если мы займемся ими в нежном возрасте, нам, возможно, удастся выбить из них отцовскую ересь.

– Очень метко подмечено, Ваше Преосвященство! Инквизиторы уже организовали первые лагеря для перевоспитания. С вашего позволения, я приказал отцу Шамару начать с пленных военнослужащих.

– Да? – Танюк удивленно потер себе морду. – А почему?

– Полагаю, что самые закоренелые еретики именно они. Боюсь, что обратить в истинную веру удастся лишь немногих, но, занимаясь ими, мы узнаем много такого, что пригодится нам в работе со штатскими. А если уж отдавать на заклание паршивых овец, так пусть это будут военные.

– Понятно! – Танюк нахмурился, но потом кивнул: – Да будет так! Я доволен вами, Святой Отец, и доложу об этом Синоду в хвалебном отзыве о вашей работе. Продолжайте в том же духе и сообщите отцу Шамару, что я с нетерпением жду первых отчетов.

В лагере, по крайней мере, были кровати! Впервые за десять дней Ангусу не пришлось спать на земле, и он чувствовал себя относительно чистым, потому что сразу по прибытии военнопленных скопом повели в лагерные душевые. Победители по-прежнему не разделили мужчин и женщин, и Ангусу пришлось стыдливо прикрываться мочалкой, стоя под душем плечом к плечу с Кэтрин. Он был на восемь лет старше и знал ее с детства, но уехал с Новых Гебрид за четыре года до того, как она отправилась на учебу в Новые Афины, а вернулась она оттуда только прошлой весной. Кэтрин была уже не тощей девочкой-подростком, которую он помнил, и его тело совершенно определенным образом реагировало на близость девушки.

Впрочем, теперь, на узкой и жесткой койке, ему было трудно припомнить приятные ощущения, от которых он так смутился под душем. Все оставшиеся в живых унтер-офицеры были размещены в одном бараке, и Кэтрин лежала на третьей койке справа от Ангуса, но сейчас у него в голове вертелись мысли о том, что он увидел в лагере.

Лагерь для военнопленных стоял возле развалин Нового Селькирка у подножия труднопроходимых Новых Грампианских гор, возвышавшихся в центре континента Абердин. Острова на Новых Гебридах были скоплениями бесчисленных псевдокоралловых отложений, но континенты лежали на гранитных платформах. Горы были разведаны с воздуха, но серьезными исследованиями их так никто и не занимался, потому что жителей Новых Гебрид кормило главным образом побережье. Если бы только ему с товарищами по несчастью удалось сбежать в горы!..

Ангус тяжело вздохнул в темноте. Как убежишь из-за трех рядов колючей проволоки, сквозь которую пропущен ток, и от вооруженных автоматами часовых! Охрана была организована на скорую руку, но от этого было не легче. В лагере томились отважные люди – конечно, не космические десантники, но ребята что надо, – и, попадись им в руки какое-нибудь оружие, может, что-то и вышло бы! Но где же его взять-то, это оружие! Нет! Остается только ждать. Ждать, молиться и надеяться на чудо…

– Мое имя – Яшук! – заявила инопланетная тварь. – Я ваш учитель!

Ангус с Кэтрин обменялись многозначительными взглядами. Яшук стоял на помосте, чтобы казаться ростом с человека, а его закованные в наручники «ученики» сидели на низких стульях. Ангус подумал, что это очень дешевый трюк, и все-таки чувствовал себя как-то особенно униженным тем, как вооруженные охранники разбили унтер-офицеров на пары, заковали в наручники и затолкали его с Кэтрин в это маленькое помещение.

Ангус взглянул на Яшука. На уроде было фиолетовое одеяние с капюшоном, как у монаха. Правда, в монастыре вряд ли нашелся бы зловещего вида автомат, лежавший рядом с «учителем». Когда он начинал размахивать толстой металлической дубинкой, на его узкой руке поблескивал перстень с пурпурным камнем. А выключатели на рукоятке этой дубинки сразу навели Ангуса на нехорошие мысли.

Внезапно до него дошло, что Яшук уже давно молчит, задрав подбородок кверху. А что если этот болван сейчас потеряет терпение и разозлится?!

– Чему же вы будете нас учить? – спросила Кэтрин. Судя по всему, тот ожидал именно вопроса, потому что кивнул почти благосклонно:

– Вопрос верен!

Ангус постарался скрыть усмешку. Несмотря на свою длинную морду, Яшук говорил на стандартном английском лучше самого Ангуса, время от времени украшая свою речь витиеватыми оборотами.

– Сатана соблазнил вас, и вы отреклись от истинной веры, – сказал фиванец. – Ваша раса канула в бездну греха, позабыв о заветах Святой Матери-Земли и вступив в сношения с Ханом-Сатаной. Некогда Ангел Сен-Жюст принес в мой мир свет истинной веры, и теперь я возвращаю дар Мессии его же собственному народу.

Ангус непонимающе заморгал. Может, Яшук и знал, о чем говорит, но он, Агнус МакРори, никогда не слышал ни о каком «Ангеле Сен-Жюсте»!

– Прошу прощения! – снова вмешалась Кэтрин, и Ангус мысленно поблагодарил ее, ведь сам он не отличался красноречием, а девушка училась в университете!.. – Но мы вас не понимаем!

– Мне это известно, – с довольным видом заявил Яшук. – От вас скрывали истину, но я открою вам глаза. Слушайте и внимайте словам о Святой Матери-Земле! – Он извлек из-под одежд маленькую книжечку, совсем по-человечески откашлялся и начал читать: – Много веков Возлюбленный Народ прозябал во мраке невежества, поклоняясь ложным богам, а соседние народы бились друг с другом за власть и богатство. Но к Возлюбленному Народу пришло спасение! В год Благовещения к нему спустился Мессия! Его звали Сен-Жюст. Это был Ангел, посланный Святой Матерью-Землей, дабы принести свет ее Возлюбленному Народу.

Однако Хан-Сатана, воспылавший ненавистью к Святой Матери-Земле и всем ее чадам, напал на флот Ангела и уничтожил почти все его корабли. Лишь трем из них удалось добраться до мира, названного Святым Посланником Фивами. Корабли приземлились на острове Хваравк и назывались «Бегущая среди звезд», «Вероника» и «Джон Эриксон». От Хана-Сатаны спаслось едва ли двести посланцев Света, да и те были измождены и пали духом.

Но их миссия была велика, и Ангел Сен-Жюст пошел к Возлюбленному Народу, дабы принести ему Свет Святой Матери-Земли. Раньше Возлюбленный Народ был что слепой котенок, но Ангел открыл ему глаза.

Остальные народы убоялись и вознамерились погубить Мессию и его Возлюбленный Народ с Хваравка, но Мессия со своими спутниками помог тем, кто принял их у себя. Пушки и танки недругов Хваравка были повергнуты в прах оружием, которое Святая Мать-Земля вручила тем, кто помог ее посланникам, и Возлюбленный Народ одолел своих врагов.

Но Хан-Сатана не дремал и даже в тот радостный час наслал страшный недуг на Святых Посланников. Недуг пощадил Возлюбленный Народ, но свирепствовал до тех пор, пока в живых не остались только Ангел Сен-Жюст и пятнадцать его спутников. И они погрузились в глубокую скорбь по тем, кого сгубила злая воля Хана-Сатаны.

Но они выжили и собрали вокруг себя учеников, среди которых был и Сумаш, князь Хваравка, и открыли им веру Святой Матери-Земли. И Ангел Сен-Жюст сказал Сумашу: «Постигни знания, что я принес тебе со Святой Матери-Земли, и готовь свой народ к тому, чтоб он перепоясался мечом, ибо придет день, когда Святая Мать-Земля потребует отплатить ей за ее дары. Хан-Сатана теснит ее со всех сторон, и может случиться так, что даже она сама попадет к нему в руки, но ваш народ станет таким же, как и мой, – Возлюбленным Народом Святой Матери-Земли. Ваш народ придет к ней, непобедимый в своей вере в нее, и низвергнет Хана-Сатану. Святая Мать-Земля вновь обретет былое величие, и горе язычникам в тот день, ибо они будут навечно низвергнуты в геенну огненную».

Вот что Святой Посланник сказал Сумашу, и тот познал все, что Ангел Сен-Жюст рассказал ему. Князь изучил Священный Бортовой Журнал «Бегущей среди звезд» и возвеличился, познав учение Святой Матери-Земли. И все же он никогда не забывал, что сам лишь ее смиренный слуга. И Мессия был им доволен.

Однако на восьмой год после Благовещения вернулся насланный Ханом-Сатаной недуг еще более лютый, чем раньше, и скосил Ангела Сен-Жюста и всех его спутников.

Отчаяние Возлюбленного Народа, утратившего Мессию и его спутников, было безбрежно, и некоторые из учеников Святого Посланника отпали от его учения о Крестовом Походе, но тут Сумаша посетило откровение. Ему явилась сама Святая Мать-Земля, рукоположила его в сан своего Пророка и объявила его своим Разящим Мечом, и он низверг маловеров и изгнал их с борта «Бегущей среди звезд». Они же отправились к Возлюбленному Народу и стали подстрекать его на бунт против Пророка, но тот обрушил на них свой гнев и умертвил их за отступничество.

Яшук с трудом перевел дух и захлопнул книгу.

– Так Ангел Сен-Жюст явился в Фивы, а Возлюбленный Народ обрел свою великую миссию, – благоговейным тоном сказал он обалдело смотревшему на него Ангусу.

– Но, Яшук, – со смиренным видом прошептала Кэтрин, – мы ничего не знаем об Ангеле Сен-Жюсте и вере Святой Матери-Земли.

– Нам это известно, – печально ответил Яшук. – Мы изучили содержимое ваших компьютеров и, убедились в том, что из них искоренили все упоминания об истинной вере. Как и предсказывал Мессия, Хан-Сатана поверг Святую Матерь-Землю в прах и соблазнил ее детей, впавших в бездну греха.

– Чушь собачья! – буркнул Ангус. – Никто нас никуда не повергал, это мы чуть не замочили всех усатых-полосатых!

– Выбирай выражения, когда разговариваешь со мной! – строго сказал «учитель».

– Да пошел ты со своей мутотенью! – взвился Ангус. – Да я…

Яшук сверкнул желтыми глазами. Его железная дубинка загудела, Ангус заорал, выгнулся на стуле и упал на пол. Его тело словно обварили кипящим маслом. Он корчился в конвульсиях, сжав зубы, чтобы не выть от боли. Казалось, пытка будет длиться вечно, но наконец тихо щелкнул выключатель. Ангус захрипел от облегчения, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, а Яшук сказал голосом, словно впитавшим в себя холод межзвездной бездны:

– Бойся, язычник! Из любви к Мессии мы попытаемся снова донести до тебя истину, но если ты, как он и предсказывал, проявишь упорство в ереси, ты будешь низвергнут в геенну огненную вместе с остальными неверными. Обрети истинную веру Святой Матери-Земли или умри страшной смертью!

Ангус не был особенно религиозным и хорошо понимал, что спорить с фанатиком не о чем, но среди его предков было слишком много неукротимых шотландцев. За каждое дерзкое слово он получал мучительный удар электрическим током, от которого все тело скручивали судороги. Он очень исхудал, но сдаваться не собирался, и в его глазах всегда пылал огонь неукротимой ненависти.

Судя по всему, упорством Яшук не уступал Ангусу. Только за первую неделю исчезла половина унтер-офицеров, «низвергнутых в геенну огненную» менее терпеливыми «наставниками», но Яшук не мог смириться с мыслью, что Ангус устоит перед его волей. Впрочем, сам Ангус не сомневался, что, если бы не Кэтрин, гнусный инопланетянин давно отправил бы его в расход.

Девушка отчаянно старалась отвлечь внимание Яшука от Ангуса, завязывала с ним разговоры, пыталась «познать истину», и ее разумные вопросы вроде бы радовали фиванца. В особенно удачные дни она пускалась с «учителем» в бесконечные глубокомысленные рассуждения по тому или иному теологическому вопросу, и Ангус имел возможность спокойно посидеть, набираясь сил под озабоченными косыми взглядами Кэтрин. Ангус знал, что она относится к бреду Яшука точно так же, как и он сам, но очень беспокоится за него и переживает, что ее товарищ по несчастью упорно не желает для вида «познать истину». Ничего не поделать! Они с Кэтрин слишком разные! У нее язык был подвешен что надо, и она могла заговорить зубы их «учителю». Ангус же был на это не способен, да и не желал этого. Он понимал, что терпение Яшука не беспредельно, но заставить себя притворяться не мог. Таким уж он был человеком!

– Ты утомил меня, язычник, – ледяным тоном сказал Яшук, поигрывая металлической дубинкой и сверля Ангуса злобным взглядом. – Кэтрин стремится познать Истину, а ты – как пудовая гиря у нее на ногах. Ты упорствуешь в ереси, словно порождение самого Хана-Сатаны! Ты что, готов распрощаться с жизнью? Ты что, не хочешь вернуться в лоно Святой Матери-Земли? Желаешь, чтобы твоя душа была проклята на веки вечные?

– Знаешь, – утомленно произнес Ангус, с ненавистью глядя на Яшука, – ты меня просто достал со своей ахинеей!

Он смертельно устал, и его сознание начинало мутиться. Он ощущал, что проваливается, но не во мрак ереси, о котором бормотал Яшук, а в бездну отчаяния. Он понимал, что Кэтрин еще не объявила, что якобы приняла «истинную веру», только потому, что хочет его спасти. Впрочем, и она за последние два дня дважды отведала электрической дубинки, слишком открыто заступаясь за Ангуса, и ему совершенно не хотелось стать причиной ее смерти.

– Ты меня достал, – повторил Ангус. – Засунь Святую Матерь-Землю себе в задницу!

– Богохульник! – завизжал Яшук и бросился на него с дубинкой.

Ангус заорал. Он был не в силах сдержаться, но вместе с мучительной болью ощущал и какое-то странное умиротворение.

Это конец! Сейчас он умрет, и Кэтрин сможет спокойно…

Раздался пронзительный вопль, и пытка током прекратилась. До Ангуса наконец дошло, что орет не он сам, а кто-то другой. Его тело все еще сводили судороги, но он с трудом повернул голову набок и открыл глаза. Его удивленному взору предстало невероятное зрелище.

Кэтрин умудрилась добраться до Яшука, поглощенного расправой с Ангусом. Теперь она изо всех сил работала запястьями и душила его цепью своих наручников.

Яшук корчился и сучил ногами. Одной рукой он царапал себе горло там, где в него врезалась цепь, а другой невероятно длинной рукой тыкал душившую его девушку электрической дубинкой. Ангус слышал, как Кэтрин хрипит под ударами электрического тока, грозившими вот-вот сбить ее с ног. Однако, несмотря на адскую боль, она с мрачной решимостью не ослабляла хватку, все туже и туже затягивая цепь на шее своей жертвы.

Ангус застонал и попробовал приподняться на локтях, но ему не хватило сил. Он мог только беспомощно наблюдать за схваткой. Лицо инопланетянина почернело, а его вопли превратились в странное поскуливание. Он снова и снова бил Кэтрин в лицо роговым щитком на своем черепе. Из ее расквашенного носа струилась кровь, ноги подгибались, но и Яшук терял силы. Он упал на колени, выронил дубинку и стал отчаянно царапать душившую его цепь ослабевшими пальцами. Потом его руки обвисли, а Кэтрин с искаженным от ненависти окровавленным лицом уперлась коленом ему в спину и стала душить его еще сильнее.

Она не ослабила хватки, пока в выпученных желтых глазах Яшука не погас последний огонек жизни, а потом рухнула на тело своей жертвы.

Кэтрин МакДагал разомкнула распухшие веки и беспомощно заморгала, глядя на лицо Ангуса, куда-то поплывшее перед ее глазами вместе с остальной комнатой. Она с трудом сдержала стон: у нее было сломано несколько ребер и каждый вздох причинял ей нестерпимую боль.

– Ну и дура же ты! – негромко проговорил Ангус. Он вытирал ей лицо невесть откуда взявшейся влажной тряпкой, а она почему-то подумала о том, что никогда не замечала, какой у него сильный акцент.

– Это я-то дура? – прошептала она, с трудом шевеля распухшими разбитыми губами. – На этот раз он бы тебя прикончил!

– Я как раз этого и хотел, ненормальная! Из-за меня тебе тоже была бы крышка.

– Теперь мы оба попали, – вздохнула Кэтрин, попыталась сесть, но со стоном рухнула на пол. – Почему ты еще здесь?

– Не могу же я тебя бросить, – серьезно ответил Ангус.

– Придется. Если побежишь быстро, может, успеешь добраться до проволочного заграждения. Я буду тебе только мешать…

– Тихо! Тихо! Никуда бежать не надо. Мы о тебе позаботимся.

– Мы? – Кэтрин повернула голову и удивленно уставилась на толпу в коричневой форме. Все они были вооружены фиванским оружием – кто автоматом, кто штурмовой винтовкой. – Что здесь вообще?..

– У Яшука были ключи от наручников и нож, – с кривой усмешкой сказал Ангус. – Охрана не ожидала, что один из «язычников» окажется на свободе. А я тихонечко зарезал десяток наших добрых пастырей. Не переживай, они почти не мучились! Потом собрал их автоматы и отнес к нам в барак. Ну а дальше – сама понимаешь…

Он пожал плечами так, словно дальнейших объяснений не требовалось, и Кэтрин снова удивленно уставилась на него:

– Вы что, с ума посходили?! Неужели вы?..

– Вот именно! Мы захватили весь лагерь. И в первую очередь перебили радистов. Они даже пикнуть не успели. Так что лежи спокойно! У нас есть носилки, на которых мы тебя понесем.


Содержание:
 0  Крестовый поход : Стив Уайт  1  Возвращение беглецов : Стив Уайт
 2  Решение национальной важности : Стив Уайт  3  Миротворческий флот : Стив Уайт
 4  Избиение младенцев : Стив Уайт  5  Мститель всегда один, господин президент! : Стив Уайт
 6  Тропой бури : Стив Уайт  7  вы читаете: Вера Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 8  Чьи в лесу шишки : Стив Уайт  9  Иван Грозный : Стив Уайт
 10  Смерть язычникам! : Стив Уайт  11  Линия не сдается! : Стив Уайт
 12  Как в старое доброе время : Стив Уайт  13  Кровь патриотов : Стив Уайт
 14  Проблема выбора : Стив Уайт  15  Слуги Святой Матери-Земли : Стив Уайт
 16  Кровь воинов : Стив Уайт  17  Мне нужны эти корабли! : Стив Уайт
 18  Не так уж и плох, для павиана : Стив Уайт  19  Все мы должны выполнить свой долг, адмирал Беренсон! : Стив Уайт
 20  Непредвиденные проблемы : Стив Уайт  21  Без законных оснований : Стив Уайт
 22  Валет бьет даму : Стив Уайт  23  Адмирал-еретик : Стив Уайт
 24  Именно это я и пытался предотвратить! : Стив Уайт  25  Надо выиграть время! : Стив Уайт
 26  Любой ценой : Стив Уайт  27  Мир, загнанный в угол : Стив Уайт
 28  Безвыходное положение : Стив Уайт  29  Аз воздам : Стив Уайт
 30  Условия капитуляции : Стив Уайт    



 




sitemap