Фантастика : Космическая фантастика : ЕРЕТИК СИЛЫ 3: ОБЪЕДИНЕНИЕ : Шон Уильямс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Джедаи приближаются еще на шаг к спасению растерзанной войной галактики - но наградой за их усилия станет новая мощная волна сопротивления…

Мучительные поиски Зонамы-Секот, наконец, окончены – экспедиция Люка Скайуокер, Джейсена Соло и их товарищей на "Тени Джейд" увенчалась успехом. Но радость сменяется тревогой, когда разумная планета делает решительное заявление: она отказывается возвращаться в галактику, полную войн, рабства и горя.

В то время как Люк лихорадочно пытается убедить неуловимую планету изменить свое решение, йуужань-вонги начинают полномасштабную атаку, нацеленную в сердце нового альянса. Отправленные на защиту крупного узла связи, Хан и Лея обнаруживают, что силы несопоставимы. Подмога слишком далеко – когда она придет, все уже будет кончено. Отважную чету ждет бой с ничтожными шансами на успех. Выживут ли они – другой вопрос...


Будь осторожен, мастер-джедай, ибо по неосторожности ты можешь выпустить в Галактику чудовище… 

Бодо БАСС, мастер-джедай


ПРОЛОГ


Они не двигались. Они молчали. Они смотрели друг другу в глаза.

В окружающей ее тьме Тахири чувствовала чужое пространство. Оно было большим, но недостаточно, чтобы вместить их двоих. Она хотела отвернуться и рассмотреть его, понять эту странную неопределенность, но не могла… Было достаточно отвлечься на секунду, чтобы хрупкий баланс нарушился… Если она хотя бы моргнет, то окажется во тьме, откуда нельзя вернуться. И она не желала допустить этого. Этот мир должен принадлежать ей, и она останется здесь, пока не удостоверится, что так оно и будет. Это лишь вопрос времени. Все, что ей нужно – быть терпеливой, быть сильной…

"Скоро", – сказала она себе. – "Очень скоро… Еще секунду…"

Но эта секунда казалась такой же нескончаемой, как тьма вокруг. Она словно растянулась со времени взрыва, давшего жизнь Вселенной, и до мгновения, когда вечность погасит все звезды.

Но это не важно. Она выдержит и тысячу таких секунд. Но ее мир не будет принадлежать Риине.

Да, Риина. Имя той, другой девушки. Она хочет уничтожить Тахири и взять ее мир. Тахири чувствовала ее намерения так, словно они были ее собственными.

"Я не уступлю!", – сказала она решительно. – "Я – Тахири Вейла. Я – рыцарь джедай!" "А я Риина из домена Кваад", – ответила ее противница. – "И я не уступлю!"

Девушка, похожая на Тахири, как отражение в зеркале, наконец, сняла с пояса световой меч.

"Световой меч", – заметила Тахири. – "Не амфижезл". Риина хотела взять все, что принадлежало Тахири. И сражалась ее оружием.

Свет энергетического клинка рассеял тьму и позволил разглядеть то, что их окружало. С одной стороны была сухая и каменистая земля, простиравшаяся, казалось, до бесконечности. С другой – ужасная черная пропасть. Ее пустота словно тянулась к Тахири, привлекая к краю обрыва. По испуганному взгляду Риины Тахири поняла, что эта пустота тянулась и к ней. Одно неверное движение, и кто-то из них упадет в объятия вечного небытия, оставив этот сумрачный мир другой.

Это усилило ее решимость сражаться, и Тахири включила свой световой меч. Шипение энергетического клинка эхом отдалось в окружающем пространстве.

Они медленно двинулись навстречу друг другу, пока горящий отблеск их световых мечей не соприкоснулся. Они стояли лицом к лицу. Два клинка одновременно поднялись в воздух и с ужасным треском сошлись, во тьму полетели искры…


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРОНИКНОВЕНИЕ


Хэн Соло боролся с желанием стереть пот со лба, но знал, что этот жест расценят как признак нервозности, и другие поймут, как он себя чувствует.

– И что это значит, Соло?

– Скажу прямо: мало того, что вам надоело использовать целые числа, вы не удовлетворены реальными и начали баловаться мнимыми величинами!

Руурианин – охотник за головами – оскалился:

– А у тебя с этим проблемы?

– А почему у меня должны быть с этим проблемы?

– Тогда продолжаем!

Хэн едва заметно усмехнулся. Его оппоненты начали терять терпение. Это могло сработать в его пользу.

– Так ты сам сказал, что мы можем использовать любые арифметические действия, которые нам нравятся. Мы можем делить, вычитать, умножать…

– Я знаю, что ты задумал, – прорычал раздражительный гивин, его челюсти, покрытые костяными пластинами экзоскелета, нетерпеливо щелкали. Хэн знал о математических способностях этой расы и предполагал, что именно гивин виноват в изменении правил. – Тебе не обмануть нас, Соло.

– Наверное, великий Хэн Соло потерял былую ловкость, – четвертый игрок, йаркора по имени Талиен, с многочисленными золотыми кольцами в огромных ноздрях, презрительно фыркнул.

Хэн взглянул на чип-карты в руке.

– Просто немного забыл математику.

Он выложил карты на стол, завершая самый странный сабакк, в который он когда-либо играл. Три чипа 3V23, из-за которых он весь последний раунд смотрел в потолок, украшенные изображениями шестов, фляг и монет. Его решение сбросить карту Идиота и положиться на удачу полностью оправдало себя.

– Смотрите и рыдайте, – сказал Хэн, откинувшись на спинку стула. – Или что вы там делаете в таких случаях.

– Кубический сабакк?! – красные глаза руурианина опасно сверкнули в тусклом освещении бара. – Это невозможно!

– Нет, это возможно, – проворчал гивин, – хотя очень маловероятно.

– Соло, если ты нас надуваешь… – начал йаркора.

– Эй! – воскликнул Хэн, вставая и указывая пальцем прямо на огромный нос Талиена. – На входе меня просканировали. Если бы у меня был скифтер, вы бы знали об этом!

Гивин разочарованно скрипнул зубами.

– Скифтер или нет, Соло, но куда легче поверить в свойства человеческой природы, чем в удачу, о которой ты говоришь.

– Да брось, Рен. Ты говоришь, что я жульничаю в игре, о существовании которой я даже не подозревал, пока не прилетел сюда пару дней назад, – Хэн насмешливо фыркнул. – Вы оказали мне больше доверия, чем я того заслуживаю.

– И это доверие – все, что ты получишь, – проворчал руурианин, потянувшись одной из своих многочисленных рук, чтобы забрать чипы.

Хэн схватил руурианина за один из сегментов его длинного тела и выкрутил – не настолько, чтобы повредить ему, но достаточно сильно, чтобы руурианин дважды подумал о том, надо ли лезть в драку.

– Если ты прикоснешься к моему выигрышу, то на своей шкуре узнаешь, потерял ли я былую ловкость.

Уронив стулья на каменный пол, из-за стола поднялись два других игрока. В комнате раздались крики на дюжине разных языков. В "Колючий Палец" запрещено было проносить оружие, но это не означало, что драки обходились без трупов. Похоже, посетители "Колючего Пальца" считали подобные инциденты дополнительным развлечением.

– Надутый пожиратель навоза! – зарычал руурианин, изгибаясь в попытке освободиться. Хэн пытался удержать инсектоида на расстоянии вытянутой руки. На каждом сегменте тела руурианина было несколько конечностей, которые вцепились в Хэна с самыми враждебными намерениями.

– Ты кого назвал надутым? – процедил Хэн, сжимая руку. Хотя руурианин значительно уступал в весе, но был очень гибким. Изогнув свою длинную спину под столом, он заставил Хэн потерять равновесие. Хэн упал, и десятки когтистых пальцев вцепились ему в ноги и грудь. Острые, словно лезвия, челюсти инсектоида щелкнули у самого носа. Посетители разразились одобрительными криками, подбадривая соперников.

Хэн уже начал думать, что здорово влип, когда две огромные трехпалые лапы схватили его и руурианина за шкирку, подняв в воздух.

– Хватит!

Хэн узнал гортанный акцент вифида, и сразу прекратил попытки вырваться. Он знал, что с вифидом лучше не связываться. Их когти и клыки вполне соответствовали темпераменту.

– Он шулер! – проскулил руурианин, пытаясь цапнуть Хэна челюстями.

Вифид так встряхнул инсектоида, что Хэн услышал, как затрещал хитиновый экзоскелет.

– В нашем заведении нет шулеров!

– Это я и пытаюсь им сказать! – заявил Хэн, самодовольно улыбнувшись. – Я выиграл честно!

Вифид опустил их на пол и указал лапой на Хэна:

– Босс хочет тебя видеть.

Хэн ощутил внезапную неуверенность, охладившую радость от выигрыша.

– Сначала я заберу свой куш, – сказал он, поднимаясь на ноги.

– У тебя есть пять секунд, – сказал вышибала.

Хэну было достаточно двух секунд. Он сгреб со стола кредиты себе в рубашку. Руурианец злобно смотрел на него, тихо рыча.

– Знаешь, Талиен, из-за типов вроде тебя, у игроков в сабакк плохая репутация, – Хэн не удержался от злорадства, рассовывая монеты по карманам. – Вот я помню…

– Избавь нас от воспоминаний о былой славе, Соло, – йаркора не пытался помешать Хэну, но глядел на него угрожающе. – Оставь это для своих детишек. Может быть, на них произведет впечатление то, как некогда великий Хэн Соло…

– Слушай, ты… – Хэн вдруг почувствовал, как в нем закипает неожиданный гнев, но до того, как он успел что-то сделать, вышибала схватил его за куртку и оттащил от стола.

– Хватит, я сказал! – вифид поднял Хэна в воздух, как ребенка. Тому, оказавшемуся в столь беспомощном положении, ничего не оставалось кроме как подавить свой гнев и постараться не обращать внимания на насмешки посетителей.

– Вы, люди, всегда создаете проблемы, – проворчал вифид, когда они вышли через заднюю дверь и он, наконец, опустил Хэна на пол. – Если бы я получал кредитку каждый раз, когда выкидываю кого-то из вас отсюда, я давно бы уже вернулся на Тоолу богатым.

– И часто сюда заходят чужаки? – спросил Хэн, поправляя куртку.

Вифид подозрительно взглянул на него.

– А что? Ты кого-то ищешь?

– Нет, просто любопытствую, – Хэн замолчал, не желая привлекать к себе больше внимания, чем уже есть.

Вифид провел его вверх по лестнице в пустую комнату, в которой из мебели были только зеленый диван и автомат с водой. Хэн предположил, что это прихожая перед кабинетом хозяина бара. Он уселся на диван, но испуганно вскочил, когда из невидимых колонок раздался голос:

– Хэн Соло, а?

Пол, расовая принадлежность и акцент обладателя голоса были тщательно замаскированы, но Хэну послышалось что-то вроде насмешки.

– Ты далеко улетел от дома.

– Ну, раз ты меня знаешь, – усмехнулся Хэн, – то знаешь и то, что я не люблю сидеть, сложа руки.

Из скрытых колонок донесся странный звук, похожий на искаженный смех.

– Но ты всегда любил играть, – сказал голос более серьезно, – приятно видеть, что ты не изменился.

Хэн нахмурился, отчаянно пытаясь догадаться, кто из тех, кого он знал в прошлом, заправлял сегодня баром на Онадаксе, планете с самой скверной репутацией в Кластере Минос, и мог ли этот "кто-то" иметь с ним счеты в прошлом.

– Могу я задать тебе несколько вопросов? – спросил голос.

Хэн пожал плечами, стараясь сохранить видимость спокойствия.

– Спрашивай.

– Кто тебя послал?

– Никто меня никуда не посылал.

– Зачем ты здесь?

– Просто пролетал мимо. Это преступление?

– Куда ты направлялся?

– Нелфрус, в секторе Эльруд.

– Тогда тебе предстоит долгий путь.

– Сейчас лишняя осторожность не повредит, – сказал Хэн, – вонги…

– …везде, – прервал голос. – Я знаю, но здесь их нет.

– Именно поэтому я и летел через Онадакс.

После небольшой паузы голос продолжил допрос:

– Ты здесь один?

– А какая разница?

– Возможно, никакой. "Сокол Тысячелетия" на Онадаксе два стандартных дня, то есть на один день дольше, чем фрегат Альянса, который прилетел сюда вчера. Могу ли я предположить, что между его появлением и твоим нет связи?

– Предполагай все, что хочешь, – сказал Хэн, – но этот фрегат никак со мной не связан. Как, ты говоришь, он называется?

– "Гордость Селонии".

Хэн притворился, что вспоминает это название.

– Звучит знакомо. Думаешь, они ищут здесь меня?

– Или, возможно, как и ты, просто пролетали мимо.

– Я завернул сюда просто из любопытства, – сказал Хэн, – возможно, найду здесь что-нибудь интересное…

Неизвестный владелец бара засмеялся. Онадакс был грязной негостеприимной планетой, бедной на полезные ископаемые, неудачно расположенной даже по сравнению с остальными мирами сектора, и слишком маленькой, чтобы иметь хоть сколько-нибудь примечательную географию.

Единственным его преимуществом была не слишком бдительная полиция, проявлявшая минимум внимания к документам приезжих.

Но тот факт, что правительство закрывало глаза на происходившее вокруг, еще не означал, что местные жители были глупы.

– Ладно, – сказал Хэн, внимательно осматривая стены и потолок в поисках камер и динамиков, – хватит игр. Я действительно кое-кого ищу. Возможно, ты поможешь мне.

– С какой это радости я буду тебе помогать?

– С такой, что я очень тебя попрошу. У вас здесь много ринов?

– Не больше, чем обычно, – ответил голос. – Подними любой грязный камень в галактике, и найдешь под ним семью ринов. Ты ищешь их? Похоже, ты уже не так тщательно выбираешь себе друзей.

– Не просто ринов… – Хэн уже не в первый раз испытывал затруднения, пытаясь пояснить, кто именно ему нужен. – Я ищу рина, который должен был встретить меня здесь. Он так и не появился, и я его ищу.

– В баре?

– А куда еще можно пойти на Онадаксе?

В голосе снова послышался смех.

– Ты ищешь не в том месте, Соло.

– Ты как будто хочешь от меня отмахнуться. Клянусь, я не замышляю ничего такого.

– В твоих устах эти слова приобретают новое значение, – усмехнулся голос.

– Я готов заплатить, если хочешь.

– Если ты думаешь, что я именно этого хочу, то ты точно оказался не в том месте – и не в то время.

В дверь просунул голову вифид, охранявший снаружи.

– Возможно и так, – сказал Хэн, – слушай, я уже измучился, пытаясь вспомнить, где мы раньше встречались. Может, ты скажешь?

Ответа не было.

– Ну что ты потеряешь, если скажешь? – упрашивал Хэн. – Ты знаешь меня…

Когтистая лапа вифида схватила его за куртку и выволокла из комнаты.

– Хоть намекни мне!

Вифид потащил его вниз по лестнице, в бар. Беседа с хозяином явно была окончена, и никакие протесты Хэна к рассмотрению не принимались.

– Он всегда такой дружелюбный?

Вифид не ответил, снова схватив Хэна за шкирку и потащив сквозь толпу. Их появление было встречено смехом и аплодисментами, прерываемыми раздраженным рычанием, когда Хэн врезался в чье-то скверно пахнущее брюхо и разлил кружку с пивом. Вышибала это все игнорировал.

– Думаю, я смогу найти свое место, – сказал Хэн, указывая на столик для игры в сабакк.

Вифид и на этот раз его проигнорировал, подтащив прямо к двери. Хэну стало ясно, что ему недвусмысленно предлагается покинуть помещение. Он улыбнулся, достал из кармана чип в сто кредиток и протянул вышибале.

– Это тебе за беспокойство.

– Оставь себе, – прорычал вифид и вытолкнул Хэна на улицу.

– Да что это вообще такое?! – возмутился Хэн, поднимаясь с земли и отряхиваясь от пыли. Но дверь была уже закрыта. Он ушиб плечо, ударившись о землю, и когти вышибалы порвали его куртку. Но, в общем, могло быть и хуже. По крайней мере, он смог унести свой выигрыш.

Когда он шел по грязной тесной улице, на которой находился "Колючий Палец", запищал комлинк. Хэн достал его из кармана, зная, что сейчас связываться с ним может только Лейя.

– Ты вышел? – в ее голосе явно слышалось беспокойство.

– Да, и даже в относительно целом виде.

– Нашел что-нибудь?

– Ничего полезного. Хотя… здесь не все так просто, как кажется с первого взгляда.

– Как всегда, – усмехнулась Лейя. – Я слышу, там драка?

Хэн оглянулся. Шум и крики в баре действительно становились все сильнее.

– Мне пришлось выйти оттуда… не слишком вежливым образом, – сказал он, ускоряя шаг.

– Тогда скорее возвращайся назад. Здесь небезопасно, Хэн.

– Уже иду.

– И настоятельно советую по пути не заглядывать ни в какие… заведения.

Хэн улыбнулся. В прежние времена был бы большой соблазн сделать это. Но с годами выбирать между Лейей и "заведениями" становилось все легче.

– Хорошо.

Закрытый канал связи отключился. Улыбка на лице Хэна исчезла, когда драка позади него шумно выплеснулась из бара на улицу. Он постарался быстрее скрыться в толпе. Царапины и ушибы, полученные в "Колючем Пальце", еще болели. Тот факт, что хозяин бара знал его, не слишком беспокоил Хэна. В конце концов, Хэн Соло – довольно-таки известная личность, особенно в полулегальных кругах, к которым он когда-то принадлежал. Но что его действительно беспокоило – это полное отсутствие сведений о рине, который должен был их встретить. Другие источники, доступные ему, тоже не сообщали ничего, но, по крайней, мере, они пытались что-то узнать. А незнание и умышленное молчание – абсолютно разные вещи.

Хэн потер плечо и поспешил к "Соколу", надеясь, что Джейне на другом конце города повезет больше.

Люк Скайуокер схватился за подлокотники кресла, когда "Тень Джейд" резко выдернуло из гиперпространства. От напряжений корпуса корабля заскрипели переборки. Было слышно, как контейнеры с грузами в кают-компании посыпались на палубу. Там же слышался испуганный писк R2-D2.

– Что происходит? – спросил Люк жену, сидящую рядом в кресле пилота.

Мара уже щелкала переключателями и проверяла данные на мониторах.

– Прямо перед нами открылась дыра размером с ИЗР.

Каждый гиперпрыжок, который им приходилось делать за последние две недели, был связан с немалой опасностью. Даже карты, которые предоставило им командование Оборонительного Флота чиссов, не могли учитывать каждую гиперпространственную аномалию. Но если кто-то и был способен найти путь сквозь опасности гиперпространства, то это Мара. Люк был полностью уверен в том, что она приведет их к месту назначения.

Люк взглянул на экраны перед ним.

– Надеюсь, с "Оставляющим Вдов" все в порядке?

На экране сенсора что-то мигнуло, и появилась еще одна точка.

– Вот он, – сказала Мара.

Через несколько секунд в наушниках раздался голос капитана Йэдж:

– Как насчет того, чтобы предупреждать о таких штуках в следующий раз?

Люк улыбнулся.

– Простите, Ариэн. Если бы мы знали, то предупредили бы обязательно.

– Ладно, мы не развалились на куски, и это главное.

В полете сквозь Неизученные Регионы фрегат получал данные с навигационного компьютера "Тени Джейд" и повторял каждый маневр яхты, но поддерживать связь во время полета в гиперпространстве невозможно, и поэтому нельзя было предупредить Йэдж о встречающихся на пути аномалиях.

– Это уже начинает раздражать, – процедила Мара, проверив показания приборов. – Я не понимаю, что я делаю не так.

Люк тоже был в замешательстве. Уже третий раз они безуспешно пытались преодолеть последний парсек на пути к пустой системе Классе Эфемора. И как предполагал Джейсен, именно там должна находиться живая планета Зонама Секот. Но Люку казалось, словно что-то не пускает их туда. Мара уверяла его, что это не так: гиперпространственные аномалии – естественный феномен, они не имеют разума и не могут ничего делать сознательно. Тем не менее, казалось очень странным, что так много этих аномалий оказалось именно на этом конкретном отрезке пути.

– Может быть, Зонама Секот прилетела в эту систему как раз по причине присутствия здесь аномалий? – предположил Люк. – Из-за них в систему трудно попасть, и ее будут меньше беспокоить.

– Ну, чисские зонды все-таки смогли попасть в систему, – сказала Мара, – а раз смогли они, то смогу и я.

Люк послал ей в Силе волну уверенности, укрепляя ее решительность, которая уже начала колебаться. Мара была гораздо лучшим штурманом, нежели астромех, и – хотя сейчас ничего нельзя было сказать о возможностях такого существа как Зонама Секот – Люк был уверен, что вряд ли оно может летать лучше Мары.

– Это может быть темная материя, – сказала доктор Сорон Хэгерти. Пожилая женщина – профессор ксенобиологии пришла в рубку из своей каюты.

Люк повернулся к ней.

– Вы так думаете, доктор?

– Это лишь предположение, – сказала Хэгерти. Она задумалась, пытаясь выразить свою мысль короче. – Темная материя взаимодействует с остальной вселенной только через гравитацию. Она соединяется в сгустки, как обычная материя, может образовывать скопления и даже галактики, подобные той, в которой мы обитаем. Некоторые ученые предполагают, что наша галактика окружена кольцом таких галактик. Они абсолютно невидимы для глаз, но они существуют.

– Мы с Данни говорили об этом вчера, – продолжала она, – и Данни предположила, не может ли существование такого скопления темной материи служить причиной нестабильности гиперпространства в Неизученных Регионах. Возможно, прямо сейчас происходит процесс столкновения галактики темной материи с нашей галактикой, и мы можем заметить этот процесс только по изменениям гравитации. Как и у нашей галактики, у скопления темной материи есть пылевые облака, пустые участки пространства…и, конечно, звезды. Возможно, именно этим объясняются трудности, с которыми мы столкнулись во время полета через этот регион, хотя полет и проходит в "реальной" вселенной. Все это может быть результатом столкновения с другой галактикой, которую мы даже не видим – столкновения, которое длится уже миллиарды и миллиарды лет.

Хэгерти посмотрела в иллюминатор, ее глаза сверкали, словно восхищаясь невидимыми мирами, которые она представляла себе.

Мара откинула со лба прядь рыжих волос.

– Это все очень интересно, доктор. Но нельзя ли нам как-то узнать, каким образом гиперпространство взаимодействует с темной материей, и в соответствии с этим проложить курс?

Хэгерти, оторвавшись от созерцания бесконечности, пожала плечами.

– Теоретически это возможно. Вам нужен хороший детектор гравитации и средства для того, чтобы узнать, как темная материя влияет на гиперпространство.

– То есть, сейчас это невозможно?

Хэгерти качнула головой.

– Я просто хочу, чтобы вы знали, что это… неустойчивый феномен. Если Зонама Секот смогла обнаружить прохождение темной материи через нашу галактику, она могла обнаружить и пузырь пустого пространства и войти в него. Если она сейчас находится внутри него, окруженного потоком темной материи, она может чувствовать себя в безопасности. Никто не пройдет к ней, пока поток темной материи не изменит направление, и пузырь снова не откроется.

По выражению лица Мары Люк понял, что ей такая гипотеза совсем не нравится.

– Если вы правы, то этот пузырь достаточно велик, чтобы вместить целую звездную систему, – сказала она. – Я не думаю, что нечто настолько большое может быть абсолютно… непроницаемым. Туда должен быть путь. Я бы на месте живой планеты не стала закрывать себя в пузыре без возможности выйти.

Люк положил руку ей на плечо.

– Думаю, тебе надо отдохнуть, любовь моя. Ты очень устала и расстроена.

Мара хотела возразить, но потом ее глаза смягчились, и она откинулась в кресле.

– Ты прав. Наверное, я слишком спешу покончить с этим. Чем раньше мы найдем Зонаму Секот, тем скорее мы сможем вернуться домой.

Люк мог понять ее чувства. Бен, их сын, был сейчас очень далеко от них, на секретной базе Мау вместе с детьми – учениками Академии Джедаев. Там йуужань-вонги не могли добраться до них. Последние голографические снимки сына, которые видели Люк с Марой, снова пробудили в них боль, которая никогда не проходила полностью. Мальчик рос без родителей, так же как и Люк, как и Мара. Это было необходимо, но им это было трудно перенести.

С одобрения Мары Люк приказал сделать остановку. Глубоко во тьме Неизученных Регионов два корабля остановились.

Джаг Фэл сидел у постели Тахири, наблюдая за девушкой. Лоб покрылся испариной, которую надо было часто промокать. Ее руки крепко вцепились в простыню. Тахири все время издавала едва различимый стонущий звук, Джагу он казался подавленным криком.

Джейна хотела, чтобы кто-то постоянно следил за Тахири, на случай если она очнется.

Сейчас была очередь Джага. Он надеялся, что Тахири откроет глаза не в его смену, потому что если это будет не Тахири, а Риина… он знал, что ему придется сделать ради безопасности остальных.

Джага вывел из раздумья сигнал комлинка. Капитан Мэйн приказала установить в каюте Тахири систему связи, позволявшую тому, кто следил за ней, при необходимости связаться со всеми остальными.

Включив комлинк, Джаг оказался в середине разговора между Джейной и ее родителями.

– … происходит что-то… подозрительное, – говорила Джейна.

– В "Колючем Пальце"? – Хэн связывался с ней из рубки "Сокола". – Мне тоже так показалось. Тот, с кем я говорил – кто бы он ни был – знает меня…

– Дело не в этом, – сказала Джейна, – кубический сабакк. Это крайне маловероятно, папа. Тебе позволили выиграть.

– А как же знаменитая удача Соло?

– Никто не может быть настолько удачлив, папа. Пойми: кто-то не хотел, чтобы ты там находился. Представить тебя мошенником гораздо легче, чем просто выкинуть оттуда без достаточной причины. Это единственное разумное объяснение.

Хэн неохотно согласился.

– Возможно…

– И мы не знаем, кто стоит за всем этим, – в голосе Лейи явно слышалось беспокойство. – Хозяин бара явно имеет ко всему этому отношение. В любом случае, мы должны вернуться.

– А как у тебя, Джейна? – вмешался Джаг. – Ты нашла что-нибудь?

Она вздохнула.

– С таким же успехом можно просто биться головой об стену. Я не нашла ни следа рина.

– Так они раскусили нас… – мрачно сказал Хэн.

– Хуже. Здесь… что-то началось. Какие-то уличные беспорядки, и они распространяются.

Джаг услышал в комлинке кроме голоса Джейны крики толпы и что-то вроде звона разбиваемого транспаристила.

– Ты далеко от "Сокола"? – спросила Лейя.

– В дюжине кварталов, но толпа на улицах становится все больше. Подождите секунду.

Молчание Джейны длилось уже больше минуты. Джаг был готов ждать вместе с остальными, но вдруг в комлинке послышался голос капитана Мэйн:

– У нас здесь чрезвычайная ситуация. Служба безопасности космопорта сообщила, что в городе беспорядки. Похоже, толпа движется в вашу сторону.

Это подтверждалось звуками оттуда, где находилась Джейна.

– Известно что-нибудь о причине беспорядков? – спросила Лейя.

– Точно ничего не говорят. Только слухи о каком-то инциденте в городе. Говорят, что агент Альянса пытался проникнуть на закрытый объект…

– У Альянса здесь нет агентов, – сказала Лейя.

– Если не считать нас, – добавил Хэн.

– Простите, – сказала Джейна, возвращаясь на связь, – путь к "Соколу" блокирован. Попытаюсь пробиться к "Гордости Селонии".

В комлинке слышался звук торопливых шагов Джейны. Лейя обеспокоенно сказала:

– Поспеши, но будь осторожна. Кто-то, возможно, попытается направить возмущение толпы против нас.

– Зачем?

– Об этом мы будем думать потом, – сказал Хэн, – а сейчас просто постарайся вернуться.

Джаг мысленно повторил это пожелание, когда канал Джейны замолчал.

– Похоже, кто-то так заметает свои следы, – сказал он тем, кто оставался на связи.

– Мне тоже так кажется, – сказал Хэн, – и если Джейна выберется оттуда, я не буду им мешать.

– Возможно, так нам и следует поступить, – вздохнула Лейя. – Мы искали рина-связного и не нашли. У него были возможности связаться с нами, пока мы здесь, но он на связь не вышел. Думаю, что мы здесь просто тратим время.

Хэн проворчал что-то, похожее на согласие.

– Мой корабль готов к взлету, – сообщила Мэйн, – мы можем взлететь сразу, как только Джейна окажется на борту.

– Подготовить к вылету эскадрилью? – спросил Джаг.

– Нет необходимости, Джаг, – ответила Лейя. – Местные силы обороны ничего не смогут выставить против нас, если все-таки дойдет до драки.

– Тогда я жду. Спасибо за информацию.

– Будьте наготове, – приказала Мэйн.

Канал связи отключился.

Джаг сопротивлялся побуждению встать и расхаживать взад и вперед. Он чувствовал себя отвратительно при мысли о том, что Джейна там, в городе, рискует жизнью, а он сидит здесь и не может ничего поделать. Но приказы есть приказы, и его чисское воспитание требовало неукоснительного их исполнения. Все, что он мог сделать – ждать, пока Мэйн или кто-то еще не свяжется с ним.

Тахири в напряженной позе лежала на койке, издавая этот странный стонущий звук…

"Возвращайся скорее, Джейна", – подумал Джаг, вытирая лоб девушки. – "Возвращайся ко мне".

Джейсен, нахмурившись, попытался снова.

– Центр связи Мон Каламари, это Фермер-1. Повторяю, центр связи Мон Каламари, это Фермер-1. Пожалуйста, ответьте.

Молчание.

Он вздохнул, и устало откинулся в кресле. Пока Люк и Мара отдыхали, Джейсен принял управление "Тенью Джейд". Чувствуя, как его дядя и тетя тоскуют по Бену, Джейсен решил связаться с Мон Каламари и узнать последние новости о своем двоюродном брате. Отсутствие связи встревожило его, хотя и было вполне объяснимо. Из Неизученных Регионов всегда было трудно поддерживать связь, даже с Внешними Территориями. Все передачи шли через станции связи на краю Внешних Территорий, и вполне возможно, что эти станции вышли из строя или уничтожены…

Но перед тем как делать какие-то выводы, Джейсен решил проверить все возможные варианты. Системы связи "Тени Джейд" отлично работали на небольших расстояниях, и все разговоры с "Оставляющим Вдов" только подтверждали это. А когда Джейсен попытался связаться с сетью Оборонительного Флота чиссов, на это немедленно откликнулся четкий холодный голос чисского связиста. Значит, субпространственные передатчики также работали исправно.

– Центр связи Мон Каламари, это Фермер-1, – снова попытался Джейсен, – у нас чрезвычайная ситуация, нужна ваша помощь.

– Какая еще чрезвычайная ситуация?

Джейсен обернулся и увидел, что у входа в рубку стоит Данни.

– У нас кончилось синее молоко, – соврал он. Он не хотел никого беспокоить, пока у него не будет возможности поговорить с дядей. – Знаешь, тетя Мара очень разозлится, если у нее не будет нормального завтрака.

Данни уселась в кресло второго пилота рядом с ним.

– Ты, конечно, отличный джедай, Джейсен Соло, но обманщик из тебя не очень…

Джейсен улыбнулся. Несмотря на новое понимание Силы, которому его научила Вержер, несмотря на весь опыт боев с йуужань-вонгами, он так и не научился обманывать, и Данни видела его насквозь.

– Я не могу связаться с Мон Каламари, – сказал он, его лицо стало более серьезным. – Словно что-то мешает сигналу…

– Что может ему мешать?

– Не знаю. Но если мы не свяжемся с Мон Каламари, мы не сможем рассказать правительству, что мы здесь нашли.

– Если мы еще что-то найдем. Нет никаких гарантий, Джейсен.

– Ты видела данные…

– Видела, и я согласна с тобой. Я просто предлагаю тебе рассмотреть разные варианты, – вьющиеся светлые волосы Данни обрамляли лицо мягким сиянием, а из-под них светились зеленые глаза. – Я чувствую твое напряжение, Джейсен. Ты шумишь в Силе как перегруженный щит. Но что если мы не найдем ничего, или найдем не то, на что ты надеешься? Ведь ты сейчас об этом думаешь? Именно это тревожит тебя.

Он кивнул. Этот страх действительно постоянно присутствовал в глубине его разума, не давая покоя.

– Возможно, ты права, – согласился он. – Но, думаю, мы не совсем отрезаны от остальной Галактики. Мы еще можем связаться с Ксиллой. Возможно, стоит попросить их попытаться связаться с Мон Каламари.

Данни улыбнулась еще шире.

– Иногда все, что нам нужно – просто высказать мысль, которая не дает нам покоя. И тогда мы сможем увидеть ее более ясно.

Она собралась похлопать его по плечу, но ее рука прошла мимо. Что-то очень сильное встряхнуло Джейсена. Он сначала подумал, что это исходит от Данни, но странное ощущение нарастало, и выражение лица Данни говорило, что она тоже испытывает его.

– Ты чувствуешь это?

Что бы это ни было, оно становилось все сильнее – и оно ощущалось в Силе.

Данни кивнула, закрыв руками оба уха.

– Что это?

– Не знаю…

Джейсен почувствовал, что его голова начинает страшно гудеть. Он посмотрел на дисплеи.

– Но… я намереваюсь выяснить…

Саба проснулась, чувствуя, словно кто-то пытается пробить ее череп. В ужасе и ярости закричав, она вскочила и не сразу поняла, что по-прежнему находится в одной из кают "Тени Джейд". Когда Мара решила сделать остановку и отдохнуть, Саба закрыла глаза, чтобы провести медитацию, и, видимо, заснула.

На корабле не звучал сигнал тревоги, Саба не чувствовала в воздухе феромонов страха. Казалось, все нормально – за исключением того, что в ее черепе словно появилась трещина, и эта трещина все увеличивалась.

Она снова уселась, зарычав и лязгнув острыми зубами. Ее глаза пристально смотрели из-под тяжелых бровей. Сфокусировав взгляд на точке на постели, она пыталась сконцентрироваться и понять, что причиняет ей такую боль.

"Найди боль", – сказала она себе. – "Отследи ее источник".

Она глубоко вздохнула, возвращая себе спокойствие. Целые годы тренировок ушли на то, чтобы побороть в себе природные инстинкты своей расы, и в периоды стресса – когда каждая клетка ее тела требовала не думать, а грызть, бить и рвать когтями – эти побуждения было особенно трудно подавить. Но она была настроена решительно и доказала, что она сильнее своих инстинктов.

Сила пришла на ее зов со знакомой легкостью, наполняя энергией, смывая усталость и страх. И вместе с Силой пришло знание: то, что она чувствует, идет через саму Силу, словно рядом находится что-то очень большое и могущественное.

Хотя столь интенсивное ощущение причиняло большой дискомфорт, Саба почувствовала, как внутри нее поднимается восторг.

"Это может быть только…"

Саба выбежала из каюты. Она почувствовала, что другие джедаи на корабле разделяют ее восторг. Мастер Скайуокер, Мара, Джейсен, Тэкли, Данни – они все чувствовали Силу и, конечно, испытали то же, что и Саба. Только Сорон Хэгерти по-прежнему спала в своей каюте.

R2-D2 приветственно свистнул, когда Саба пробегала мимо. Она, не останавливаясь, похлопала его по куполу. Из кают-компании исходил запах человеческой неуверенности, и Саба глубоко вздохнула, удостоверившись, что ее мысли остаются ясными.

– … нельзя сказать с уверенностью, – говорила Мара, обращаясь к другим, собравшимся в кают-компании, – это может быть все, что угодно. Волнения в Силе могут происходить по самым разным причинам.

Мастер Скайуокер кивнул.

– Она права, Джейсен. Когда Альдераан был уничтожен, Оби-Ван почувствовал это на огромном расстоянии.

– Я знаю, но это где-то близко, – настаивал Джейсен, его голос звенел от волнения. – Я это чувствую. Что еще это может быть?

Саба почувствовала, что они хотят этому верить, но опасаются рисковать из-за одного лишь предчувствия молодого джедая.

– Джейсен прав, – сказала она, – Зонама Секот кричит в пустоте…

Мастер джедай повернулся к ней.

– Но почему?

– Ей причинена боль…

По глазам остальных Саба поняла, что они тоже это почувствовали. Ошибиться было невозможно.

– Она испугана, – отважилась вмешаться Данни, – … и разгневана…

– Хорошо, допустим, что это Зонама Секот, – сказала Мара, – что тогда? Мы попытаемся вступить с ней в контакт?

– Это зависит от того, сможем ли мы долететь до источника сигнала.

Рыжеволосая женщина нахмурилась.

– Возможно, но мне не очень нравится идея явиться туда без приглашения. Что бы это ни было, оно сейчас испытывает страх и злость, и наше неожиданное появление может настроить его против нас.

– Может быть, – ответил Люк, – но если мы прилетим и объясним наши намерения, мне кажется, что это будет лучше, чем попытки связаться с ней издалека. Джейсен, Саба – вы лучше всех умеете чувствовать жизнь в Силе. Что вы думаете насчет этого?

Джейсен неуверенно пожал плечами.

– Прочитать этот разум в Силе труднее, чем все книги библиотеки чиссов, – сказала Саба, стуча хвостом по полу.

– Если мы подойдем ближе, едва ли от этого нам станет хуже, – предположила Данни.

Мастер Скайуокер тоже явно чувствовал неуверенность.

– Я могу только сказать, что это наш шанс найти Зонаму Секот. И если мы упустим его, еще одного шанса нам может не представиться.

Мара глубоко вздохнула.

– Хорошо, тогда полетели.

Люк снова открыл канал связи с "Оставляющим Вдов".

– Ариэн, получите координаты с нашего навигационного компьютера и приготовьтесь к срочному прыжку в гиперпространство. Если наши предположения верны, мы нашли то, что искали. Но мы не знаем, как нас встретят, так что будьте готовы ко всему.

– Принято, – ответила Йэдж. – Конец связи.

Люк обвел взглядом собравшихся в рубке. Все взволнованно смотрели на него.

– Возможно, нам стоит образовать слияние в Силе, – предложил он, – тогда Маре, наверное, будет легче проложить курс.

У Данни был только ограниченный опыт боевого слияния, но она кивнула вместе с остальными.

Саба начала знакомые упражнения серией глубоких вдохов. Она чувствовала, как жизни тех, кто вокруг нее, светятся в Силе едва заметно, словно отдельные угольки в пылающем костре. Присутствие Зонамы Секот в Силе было таким мощным, что почти полностью заглушало их. Но она сконцентрировалась, и вскоре их мысли соединились.

В разуме Мары кружились гиперпространственные координаты, экраны сенсоров и все, что связано с управлением кораблем. Саба добавила в слияние свое восприятие разума живой планеты. Данни – свои познания в астрономии…

Саба представила себе, что она снова оказалась в своем родном мире, темном, покрытом джунглями, Барабе-1, под тусклым светом красного гиганта. Она выслеживает шенбита-костолома, все ее чувства обострены до предела… Конечно, Зонама Секот не то же самое, что огромный хищный ящер, но принципы охоты были те же. Они сейчас охотились. А Саба была хорошим охотником…

Мара проложила курс. Включился гиперпривод "Тени Джейд", и Саба почувствовала, как их окружает гиперпространство.

Здесь все зависело от Мары. Даже когда их вела Сила, этот путь был трудным и полным опасностей. "Тень Джейд" летела по курсу, проложенному для нее, за яхтой следовал "Оставляющий Вдов", но почти немедленно они столкнулись с тем же препятствием, что и ранее. Корабли снова выбросило из гиперпространства. Они лишь немного приблизились к системе Классе Эфемора.

Мара не сдавалась. Сигнал от живой планеты в Силе был по-прежнему мощным. Саба сконцентрировалась на нем, игнорируя иллюзорные препятствия на пути к источнику сигнала.

"На пути нет ничего, кроме вакуума", – сказала она себе. – "Пролететь сквозь этот вакуум так же просто, как одним прыжком пересечь комнату". Ее хвост задрожал от напряжения, когда она представила себе этот прыжок в гиперпространстве.

"Тень Джейд" снова ушла в прыжок. Корпус завибрировал, когда Мара повела корабль сквозь странное поле, окружавшее их цель. Саба чувствовала, как на пути кружатся непонятные тени, странные мембраны расступаются, пропуская их корабль. Она не знала, что это и откуда оно взялось, но ей казалось, что на этот раз Мара добилась успеха. Они приблизились к цели – должны были приблизиться!

И… "Тень Джейд" снова оказалась в реальном пространстве. Ее корпус заскрипел от напряжения, как у старого фрейтера. Фрегат появился из гиперпространства через несколько секунд после яхты.

– Ваш корабль в порядке? – спросила Мара.

– Он на самом деле крепче, чем выглядит, – уверенно ответила Йэдж, – он еще и не то может выдержать.

Люк, удовлетворенно кивнув, снова собрал разумы джедаев в боевое слияние.

– Думаю, на этот раз, мы добьемся своего, – подбодрил он их, – Мара была права, когда сказала, что должен быть путь туда. Все, что нам нужно – найти его.

Они укрепили слияние, и Мара снова повела корабль в прыжок. Саба почувствовала, что ее разум снова наполняют странные ощущения. Присутствие Зонамы Секот было очень сильным, и с каждой секундой ощущалось все сильнее. Саба чувствовала, как она тонет в невероятном приливе эмоций в Силе, словно песчинка, подхваченная бурей.

Как будто прошла вечность… Саба, казалось, перестала ощущать себя. Охота захватила ее. Все ее внимание сконцентрировалось на добыче – найти след, обнаружить, поймать…

Вдруг неожиданно что-то изменилось. Она не знала, что именно, но мысли внезапно успокоились. Как будто они оказались в эпицентре бури. Вихри энергии бушевали вокруг, но в центре был островок спокойствия. Саба почувствовала, что ее мысли возвращаются в нормальное состояние, снова сливаясь в единый поток.

Их снова выбросило из гиперпространства. На этот раз на экранах были видны солнце системы и газовый гигант. А в центре третьего монитора появилась едва заметная сине-зеленая точка. Зеленое означало хлорофилл, синее – воду. На живой планете должно было быть и то и другое.

Зонама Секот!

Но когда Саба увеличила масштаб изображения, она увидела желтые и красные тучи дыма и вспышки энергетического оружия в атмосфере. Корабли странной формы взрывались, разлетаясь тучей обломков.

И это было не все. То, что Саба увидела за картиной космического боя, было чем-то абсолютно непонятным. Яркие светящиеся ленты появились на полюсах планеты, напоминавшие солнечные короны. В верхних слоях атмосферы сверкали вспышки. Широкие полосы молний изгибались вокруг экватора, пока не образовали огромное кольцо. Потом они рванулись вверх волной чистой энергии. Приборы "Тени Джейд" зафиксировали изменения в магнитных полях, характерные для лучей захвата, но такой мощи, что Саба и представить не могла.

Зонаму Секот явно атаковали йуужань-вонги. Саба смогла разглядеть два аналога среднего крейсера и бесчисленные стаи истребителей йорик-эт. Но над планетой были не только корабли йуужань-вонгов. Среди них мелькали, извергая вспышки энергии, корабли, которых Саба никогда раньше не видела. Каждый из этих кораблей отличался от другого, но все они были прекрасны – и смертоносны.

Зонама Секот сражалась!

Ее гнев пылал в Силе – страшный в своей свирепости, убийственный в своей мощи – и вместе с ним в разум Сабы вернулась буря. Саба едва успела удивиться, когда живая планета, которую они так долго искали, заметила их. На них обрушилась волна ментальной энергии…

– Пощадите меня, повелитель! Пощадите меня!

Верховный Правитель Шимрра с холодным презрением взглянул на жалкую тварь, извивающуюся у его ног. "Отверженная" прошла через страшные пытки, но все еще не была сломлена. Если божественный Правитель йуужань-вонгов и нашел это удивительным, то никак своего удивления не проявил.

– Пощадить тебя? – усмехнулся он, медленно шагая вокруг распростертой "отверженной". – Зачем? Чтобы ты и дальше продолжала осквернять мой дворец своими лживыми уверениями в невиновности?

– Я не лгу, мой лорд! Вы должны поверить мне!

– Ты смеешь говорить мне, что я должен делать?! – прорычал Шимрра.

Несчастная жертва дрожала от ужаса.

– Простите мое невежество! Если бы я знала ответы на вопросы, которые вы задаете, я, конечно, все сказала бы…

– Но ты знаешь. Ты входила в секту, которая поклонялась джиидаям!

– Повелитель, я клянусь…

– Избавь меня от своих богохульных клятв. Я не хочу более слышать твою ложь.

Шимрра махнул рукой стражникам, и они схватили "отверженную". "Ямы смерти", в которых еретики подвергались позорной казни, в последнее время работали день и ночь. Стаи прожорливых грызунов йаргх’ун – зубастых тварей длиной с ногу "отверженной" – пожирали своих жертв заживо. Еретикам ломали руки и ноги перед тем, как бросить в яму. Виновные в ереси не могли надеяться на достойную смерть.

– Уничтожить йаргх’унов, – приказал Шимрра до того, как стражники ушли.

Это приказание озадачило воинов.

– Ваше Величество?

– Звери осквернены кровью еретиков, – пояснил Шимрра, – извлеките их из ям и сожгите.

– Да, Повелитель. А что делать с этой? – воин показал на сжавшуюся в ужасе "отверженную".

– Как обычно – сломать руки и ноги и бросить в яму, – Шимрра уселся на трон, покрытый пульсирующими полипами хо. – В пустую яму… Пусть подыхает медленно, от голода и жажды, как нечистое животное. Ее труп послужит примером того, что случается с теми, кто смеет проповедовать ересь. Те, кто отвернулся от богов, не увидят легкой смерти!

Воины повиновались с мрачной решительностью, игнорируя жалобные вопли приговоренной. Крики затихли где-то вдалеке, когда "отверженную" выволокли из тронного зала.

Когда наступила тишина, Шимрра снова заговорил:

– Ты добилась больших успехов, Нгаалу. Снова твое расследование обнаружило скрытого врага.

Стройная жрица поклонилась.

– Ваше внимание – честь для меня, Ваше Величество.

– Ты добилась успеха там, где многие потерпели неудачу… – зловещий взгляд Шимрры скользнул по лицам жрецов, формовщиков, воинов и интендантов, собравшихся в тронном зале. – Мы должны быть бдительными, чтобы ересь не пустила корни еще дальше. Более того: мы должны выкорчевывать гнезда ереси и найти главный ее источник.

Разумеется, все дружно изъявили согласие.

– Можете быть уверены, о Величайший, – заявил верховный префект Дратул, глава касты интендантов, – мы приложим все усилия, чтобы сдержать этот поток зла.

– Воля Верховного Правителя – это воля богов! – поддержал его мастер войны Нас Чока, рассекая воздух церемониальным цайзи. – Мы не остановимся, пока труп последнего еретика не будет лежать у наших ног!

– Меньшего я и не ожидаю, – сказал Верховный Правитель. – С этого момента каждый, кто не проявит должного усердия в борьбе с ересью, будет считаться пособником еретиков. А за пособничество еретикам следует то же наказание, что и за предательство. Это понятно?

Отзвуки могучего голоса Шимрры гремели в зале как дальний гром. Все присутствующие торжественно поклонились.

– Продолжай свою работу, Нгаалу, – сказал Шимрра, – я не могу присутствовать при каждом допросе и казни… к сожалению. На меня возложена огромная ответственность – проводить в жизнь волю богов. И я рад, что есть кто-то, кому я могу доверить часть этой работы. Продолжай поиск еретиков… и пусть "ямы смерти" наполняются их трупами. И когда они наполнятся, мы выкопаем новые… И так будет продолжаться, пока еретическая мерзость не будет стерта с лица Галактики навсегда. И боги вернут нам свою милость…

– Да, Ваше Величество, – Нгаалу поклонилась еще ниже.

Верховный Правитель обвел собравшихся бесстрастным взглядом.

– А сейчас оставьте меня. Мне нужно многое обдумать…

Один за другим придворные вышли из тронного зала. Жрица Нгаалу уходила одной из последних. Обернувшись, она посмотрела на Шимрру, сидящего на троне, давая возможность увидеть его и Ном Анору, наблюдавшему через виллип, спрятанный в ее одежде.

Ном Анору, следившему за происходящим из глубокого подземелья под поверхностью Йуужань’Тара, Шимрра показался изолированным, но не ослабленным. Могущество и уверенность Верховного Правителя чувствовались в его позе и жестах, и в том безразличии, с которым он отпустил придворных. Правитель Галактики в свое время выдержал немало испытаний, и, судя по непоколебимой решительности, сверкавшей в его взгляде, твердо намеревался выдержать еще больше.

Победная улыбка Ном Анора исчезла. Сжав кулаки, он начал ходить взад и вперед по комнате, в которой принимал свою паству – за последние недели Пророку пришлось уже шестой раз менять место своих проповедей. Передача с виллипа Нгаалу прекратилась, когда она вышла за пределы тронного зала Шимрры.

– Наш новый успех, – удовлетворенно произнес Кунра. Бывший член касты воинов теперь служил советником Ном Анора во всех делах, не касавшихся религии. Сейчас он стоял у двери в комнату в расслабленной позе. Но Ном Анор знал, что Кунра всегда сохраняет бдительность, постоянно прислушиваясь к тому, что происходит по обе стороны двери. – Мы получили много ценной информации с тех пор, как Нгаалу присоединилась к нам. Она принесла нам огромную пользу.

Ном Анор рассеянно кивнул. Кунра с неподдельным энтузиазмом продолжал:

– Шимрра не только обнаружил врага в своем дворце, но и не смог выбить из нее признание! Ты видел выражение его лица? Он боится нас!

– Мне было больно на это смотреть, – Шуун-ми вышел из тени позади кресла Пророка и подал Ном Анору чашу воды, которую тот потребовал. "Отверженный" был одет в одеяние жреца и, казалось, гордился тем, что на его лице нет шрамов. Однако выражение его лица всегда было мрачным, и с каждым днем становилось все мрачнее.

Ном Анор, как ему показалось, понял, что тревожит его "советника по религии".

– Во всех нас еще скрываются остатки верности старым путям, Шуун-ми. Иногда даже истине трудно стереть то, что нам внушали всю жизнь.

– Я не это имел в виду, Пророк, – ответил Шуун-ми, угрюмо взглянув на него, – я говорю об Экле из домена Шулб.

Ном Анор удивленно посмотрел на него и внезапно вспомнил: Экла была той "отверженной", которую приговорили к смерти в тронном зале Шимрры.

– Да, конечно… – вздохнул он, – ее жертва не будет забыта. Она стала мученицей во имя нашего дела.

За красивыми словами скрывался тот факт, что Экла из домена Шулб перестала интересовать Ном Анора, как только ему стало ясно, что она не выдаст его.

– Одной из многих…

Ном Анору захотелось приказать обнаглевшему слуге заткнуться, но он заставил себя говорить спокойно:

– Путь к свободе долог и труден, Шуун-ми. Мы все знали это, когда начали наше дело. И если понадобится, мы все пожертвуем жизнью, как Экла.

– Разумеется, Пророк, мы пожертвуем жизнью без промедления, – Шуун-ми говорил почтительно, но в его голосе оставался оттенок дерзости. – Я напоминаю всем посвященным, что боль может быть единственной наградой за их верность. Некоторых это устрашило…

– Но есть и еще кое-что кроме боли, – напомнил ему Ном Анор, скармливая своему помощнику "духовную пищу", которой тот так жаждал. – Джиидаи обещают новую жизнь – жизнь без позора, тогда как старые пути не несут нам ничего кроме рабства, презрения и смерти. За свободу надо платить, не так ли?

– Да, Йу’Шаа.

Не сказав больше ничего, Шуун-ми поклонился и вышел из комнаты. Ном Анор хотел спросить его насчет выбора новых посвященных, но, в конце концов, позволил бывшему жрецу уйти. Если бы он был взволнован смертью Эклы из домена Шулб, ему, вероятно, тоже бы требовалось побыть одному.

Ном Анор жестом приказал Кунре закрыть дверь. В душе он чувствовал странную необъяснимую тревогу. Если Нгаалу так успешно удалось проникнуть во дворец Шимрры, почему он не чувствует удовлетворения? Почему он не может, как Кунра, радоваться успеху, радоваться тому, что его деятельность подрывает власть Шимрры?

– Расскажи мне о тех, которых ты обучаешь, – устало сказал Ном Анор, – Каких успехов ты добился?

– Я выбрал троих адептов. Шуун-ми об этом не знает, – бывший воин подошел ближе к креслу Ном Анора. По его уверенным движениям можно было сказать, что он рад своему положению приближенного Пророка. – В каждом из них подходящее сочетание фанатизма и глупости. Я приказал им… соревноваться друг с другом, чтобы увидеть, кто из них достигнет большего успеха.

– Ты заставил их сражаться?

Это совершенно не соответствовало тому, что проповедовала джедайская ересь, но Ном Анор знал, что Кунра с его жестоким характером может пойти и на это.

Кунра тряхнул головой.

– Успешные кандидаты должны будут встретить взгляд слуг Шимрры без страха, но, не прибегая к насилию. Сейчас они только учатся этому. Первый, кто нанесет удар, будет отстранен от дальнейшего обучения.

– Ты имеешь в виду…

Кунра кивнул.

– Да. Уничтожен.

Ном Анор удовлетворенно кивнул. В организации еретиков было немало противоречивых требований. Первым таким требованием был поиск новых путей по распространению ереси, и эти пути никак нельзя было назвать надежными и эффективными. "Отверженные" постоянно передавали друг другу слухи о ереси, но не слишком заботились о точности передаваемых сведений, и могли распространять ересь достаточно безопасно, только если были уверены, что никто из начальников не может их случайно услышать. Чтобы ересь была эффективной, искажения следовало свести к минимуму. А сейчас, когда в ересь оказались вовлечены представители высших каст, стало необходимо усилить меры безопасности, чтобы шпионы Шимрры не могли отследить распространителей оной. Эти задачи часто противоречили друг другу, и Ном Анор в их решении полагался на своих ближайших помощников.

Шуун-ми была поручена важнейшая задача – распространение джедайской ереси и привлечение новых верующих, а задачей Кунры стало исправление случавшихся при этом ошибок. Он с небольшой группой тщательно отобранных адептов, которых Ном Анор мысленно называл "духовной полицией", работал над тем, чтобы связывать рвавшиеся нити паутины, которую плел Ном Анор. Работа Шимрры облегчалась тем фактом, что виновниками внезапных исчезновений адептов считались агенты Шимрры, пытавшиеся подобраться к источнику ереси. Каждое такое исчезновение усиливало паранойю, вызывая необходимость личного вмешательства Ном Анора.

Но сеть ереси расширялась, и чем больше проповедников распространяли Слово Пророка, тем больше становился риск. Иногда Ном Анор просыпался среди ночи в холодном поту, приходя в ужас от мысли, что, несмотря на все предосторожности, воины Шимрры уже близко…

– Хорошая работа, – сказал он, похвалив Кунру, как дрессированного зверя. Он не испытывал надобности заслуживать верность Кунры – он купил ее, пощадив жизнь бывшего воина. – Но не докучай мне деталями. Просто обеспечь мне нового кандидата через три дня. Я намерен продолжать. Мы не всегда будем прятаться во тьме…

Кунра небрежно поклонился. Как и в поведении Шуун-ми, в нем был тот же оттенок дерзости, что не слишком возмущала Ном Анора. Бывшему воину нужно воодушевление, чтобы он эффективно выполнял свою работу. От Шуун-ми требовалось только повиновение.

– А сейчас оставь меня. Мне нужно подумать.

Кунра вышел, закрыв за собой дверь. Ном Анор устало склонился над чашей воды, чтобы умыть лицо. Да, дела шли успешно: ересь распространялась, а постоянное перемещение с места на место значительно затрудняло поиск агентам Шимрры. Но этого было недостаточно. Это не могло быть достаточным! Ном Анор создал единое движение еретиков, чтобы прийти к власти. И каждый шаг должен приближать его к этой цели, иначе это был шаг назад. И его постоянно мучил вопрос: власть над кем? Над грязной оборванной армией "отверженных" и неудачников?

Ном Анор посмотрел на свое отражение в чаше воды. Его лицо было изможденным и мрачным – последствия длительного пребывания в грязных темных подземельях Йуужань’Тара. В глазах застыло сомнение… Ном Анор не узнал себя. С яростным рычанием он опрокинул чашу на пол.

Кунра не прав. Шимрра совсем не боялся их! Он не проявлял даже тени страха. Гнев, да, но не страх. Ересь была не угрозой, но лишь досадной помехой. А Пророк? Его власть кончалась за пределами катакомб Йуужань’Тара.

"Со временем все изменится", – сказал себе Ном Анор и почувствовал себя лучше, подумав, что какой-то властью он все же обладает.

На "Соколе" обстановка накалялась.

– Мы не можем взлетать сейчас, – настаивал Хэн, – только после того, как мы убедимся, что с Джейной все в порядке!

– Она в порядке, Хэн. Ты знаешь это. Она направляется на "Гордость Селонии", – Лейя тоже была напряжена и с трудом сдерживалась. С-3РО стоял у входа, слушая, как она спорит с Хэном. – Оставаясь здесь, мы подвергаемся ненужному риску.

На мониторах было видно, что у посадочной площадки "Сокола" собирается толпа. Ее сдерживали только усилия охраны порта. Впрочем, охранники не слишком-то старались.

– И что? – огрызнулся Хэн. – Мы способны защитить себя.

– Война с местными никак не поможет нашей миссии, Хэн! Мы здесь с мирными целями.

Хэн потер виски, словно почувствовал головную боль. На экранах перед ним были видны посты охраны перед доком "Сокола".

– А что насчет рина? – спросил он более спокойно.

Лейя не знала, что ответить. Она сейчас тоже думала о Джейне. Но отсутствие связного – тоже важный вопрос. На Бакуре Гур предложил им лететь на Онадакс, сказав, что там встретит другой рин. Но их никто не встретил.

– Я не знаю, – сказала она. – Возможно, Гур ошибся. Или… обстоятельства как-то изменились. Сеть агентов-ринов работает не слишком быстро, ты знаешь. Может быть…

– Подожди… – Хэн махнул рукой, призывая к тишине, – ты слышала?

Лейя прислушалась, но было тихо. Она положила руку на плечо мужа. Если Хэн хотел придумать причину для того, чтобы задержаться здесь, он мог бы постараться и получше.

– Хэн, я действительно думаю, что нам надо взлететь. Тодра может позаботиться о себе, и Джейна скоро доберется до фрегата. Я чувствую, что она приближается к нему.

Он взглянул на нее и, вздохнув, согласился.

– Хорошо. Но мы выйдем только на низкую орбиту. Если местные подонки причинят вред Джейне, я…

– Джейна может позаботиться о себе, – Лейя заставила себя улыбнуться.

Внезапно яростный стук со стороны трюма корабля заставил их замолчать.

– Я так и думал, что мне не послышалось, – Хэн щелкнул переключателями, осматривая корпус с помощью камер наблюдения. Лейя тем временем активировала автоматическую бластерную пушку в нижней полусфере.

Одна из камер показала долговязую фигуру, стучащую в грузовой люк большим металлическим прутом. Лицо чужака было скрыто шлемом рабочего скафандра, но в нем не было ничего угрожающего. Дешевый скафандр для работы в опасной среде был слишком тонким, чтобы в нем можно было скрыть какое-то оружие.

– Сомневаюсь, что охрана могла его пропустить, – сказала Лейя. – А ты как думаешь?

Хэн неуверенно покачал головой.

– Дай предупредительный выстрел. Это заставит его убраться.

– Я бы не сказала, что это хорошая идея, Хэн. Он воспримет это как знак агрессии.

– А это и есть знак агрессии, – огрызнулся Хэн, – и если он не прекратит долбить по "Соколу", он увидит настоящую агрессию!

– Но может быть, он просто пытается привлечь наше внимание.

– И для этого нужно портить краску на корпусе?

– Я не буду стрелять, Хэн, – Лейя уселась в кресле, решительно скрестив руки на груди.

Он взглянул на нее, закатив глаза, и, раздраженно ворча, поднялся из пилотского кресла и направился в коридор, бормоча что-то о "мятеже на корабле".

Лейя продолжила подготовку к полету, не забывая поглядывать на монитор.

Люк открылся достаточно широко, чтобы Хэн крикнул, приказывая чужаку убираться. Лейя наблюдала за их оживленной беседой, хотя она не могла четко слышать все, что они говорят. В конце концов, чужак на секунду поднял маску, и на лице Хэна отразилось изумление.

Лейя не увидела лица нарушителя, но с удивлением заметила, что Хэн опустил трап и пригласил его войти. Чужак начал подниматься по трапу, бросив на пол металлический прут, которым стучал по кораблю. Лейя смотрела, как он поднимается, и в душе у нее возникло дурное предчувствие…

– "Тень Джейд", пожалуйста, ответьте!

Голос капитана Йэдж вырвал Люка из того, что казалось очень глубокой пропастью. Вселенная вокруг словно содрогалась в конвульсиях, страшный рев наполнял его уши. Где-то за этим туманом сознания, вызванным сильнейшей ментальной атакой, Люк чувствовал Сабу, Данни и Тэкли. Разум Джейсена ярко светился в Силе, пытаясь поддержать их. Там же Люк чувствовал присутствие спящей Сорон Хэгерти. И рядом с ним его жена, сражавшаяся сейчас с управлением...

– Сейчас мы немного заняты, капитан, – сказала Мара. Ее голос звучал спокойно, но Люк чувствовал, как она страдает от последствий этого ментального удара. – Мы свяжемся с вами, как только у нас появится возможность, хорошо?

До того, как с "Оставляющего Вдов" пришел ответ, Мара отключила связь, чтобы ей не мешали управлять кораблем. Сейчас даже такая простая задача как посадка корабля требовала от нее максимальной концентрации.

– Где…? – начал Люк, но его горло слишком пересохло. Выпрямившись в кресле и откашлявшись, он спросил снова: – Где мы сейчас?

– Заходим на посадку, – ответила она, не отрывая глаза от приборов.

Через иллюминатор рубки Люк видел заросли лесов на планете внизу. Вдали, на юге были видны огромные пространства пустой земли – возможно, последствия атаки йуужань-вонгов, о которой рассказывала Вержер, или же многочисленных гиперпространственных прыжков. Отсюда нельзя было сказать точно.

Он взглянул на Мару. Под ее глазами явно были заметны мешки.

– Ты в порядке?

– Думаю, да… – рассеянно сказала она,

– Что произошло?

– Я не знаю… Это похоже на удар в Силе – но в сто раз сильнее обычного. Что бы это ни было, похоже, это заставило потерять сознание всех джедаев на корабле.

– Но не тебя?

Мара пожала плечами.

– На минуту я вырубилась, как все остальные. Но потом я очнулась и услышала, как Джейсен разговаривает с местными.

– Джейсен?

– Он очнулся первым. Он думает, что это Зонама Секот помогла ему очнуться. А потом кто-то с поверхности передал ему координаты курса посадки. Он как раз объяснял им, что он не лучший пилот на борту, когда я очнулась. Похоже, это опять Зонама Секот привела меня в сознание. Когда я сказала им, что должна посоветоваться с тобой, они сказали, что выбора у нас нет. Увидев записи, сделанные аппаратурой, пока мы были без сознания, я решила, что спорить с местными было бы не очень разумно.

– Что ты имеешь в виду?

Она взглянула на него. В ее глазах была не только усталость, но и явная тревога.

– Посмотри сам, – сказала она, включив запись. – Приборы записали это сразу после того, как мы вошли в систему, перед тем, как я очнулась.

Люк посмотрел на монитор и увидел, что происходило в пространстве планеты, пока экипаж "Тени Джейд" был без сознания. Он увидел корабли йуужань-вонгов. Испытав удар Силы, Люк забыл о том, что в пространстве Зонамы Секот шло сражение. Зрелище йуужань-вонгских кораблей на орбите живой планеты вызвало его огромное удивление и тревогу.

Затаив дыхание, он наблюдал, как корабли йуужань-вонгов сражались с оборонительным флотом Зонамы Секот. Бой был яростным. Хотя силы йуужань-вонгов были невелики, они почти смогли сдержать контратаку защитников планеты – почти… В конце концов йуужань-вонги не выдержали, их строй рассыпался. Защитники Зонамы Секот преследовали их, уничтожая один корабль за другим…

Когда запись кончилась, Люк снова повернулся к Маре. Она вела корабль на посадку.

– Кто-то из йуужань-вонгов уцелел?

– Похоже, все уничтожены.

– Почему местные не стали атаковали нас?

Мара взглянула к нему, включая репульсоры.

– Я не знаю, Люк.

– Возможно, Зонама Секот поняла, что мы не намерены причинять ей вреда, – предположил Люк. – И она помогла Джейсену очнуться первым из-за его способности работать с необычными явлениями в Силе.

– Есть только один способ узнать это, – сказала Мара. – Поговорить с местными.

– Думаю, именно это нам и предстоит сделать. – Люк взглянул в иллюминатор, внизу расстилалось огромное пространство, покрытое лесом. – Может быть, они скажут нам, что здесь делали йуужань-вонги.

– Помнишь, чиссы говорили, что йуужань-вонги отправляли экспедиции в Неизученные Регионы. Возможно, это одна из таких экспедиций.

– Может быть… Но я не поверю, что они вот так сразу нашли Зонаму Секот, наткнувшись на нее случайно. Мы с таким трудом искали ее…

– Возможно, у йуужань-вонгов здесь много кораблей и они прочесывают все системы.

Люк кивнул, хотя это объяснение его не удовлетворило.

– Похоже, они искали именно Зонаму Секот…

"Тень Джейд" совершила посадку на широкую поляну, с великолепным ковром травы и со всех сторон окруженную лесом. Мара выключила двигатели, и устало откинулась в кресле.

– Добро пожаловать на Зонаму Секот, – сказал Джейсен.

Люк повернулся к племяннику. Джейсен рассматривал поверхность планеты через транспаристил иллюминатора. Лес вокруг был наполнен жизнью разных цветов и форм.

– Где точно мы находимся? – спросил Люк.

– Если ты хочешь знать, как называется это место, то этого я не могу сказать, – ответил Джейсен. – Тот, кто дал мне координаты места для посадки, ничего об этом не сообщил. Я могу только сказать, что мы находимся где-то в южном полушарии.

Мара указала на топографическом дисплее их точное местонахождение.

– Если Вержер говорила тебе правду, то именно здесь все живое должно быть уничтожено йуужань-вонгами во время их нападения шестьдесят лет назад.

Джейсен кивнул. Люк мог понять недоверие, прозвучавшее в голосе Мары. Вокруг не было заметно никаких следов того огромного ущерба, который был тогда причинен планете. Зонама Секот исцелилась.

– Они сказали тебе еще что-нибудь? – спросил он племянника.

Джейсен встряхнул головой.

– Нет, только потребовали совершить посадку, а "Оставляющему Вдов" ждать нас на орбите. Они обещали, что никому не причинят вреда.

– Может быть, Ариэн и ее люди испытали то же, что и мы?

– Нет, – сказала Мара, – я не почувствовала, что они испытали такой же удар. Некоторые из них ощутили головную боль и тошноту, но не более того. Такое впечатление, что удар Силы был направлен именно в нас.

– Потому что "Тень Джейд" вошла в систему первой? – задумчиво спросил Люк. – Или… потому что мы джедаи?

Мара хотела сказать, что знает не больше него, когда что-то снаружи привлекло ее внимание. Из-за деревьев вышли два странных гуманоидных существа. Они были высокие и тонкие, с бледно-голубой кожей ледяного оттенка и огромными золотисто-черными глазами. Волосы мужчины были черного цвета, у женщины – чисто-белого. Лица суровыми. Одеждой туземцам служили длинные одеяния серо-зеленых тонов.

Они остановились на безопасном расстоянии от "Тени Джейд", скрестив руки на груди, словно ждали, когда Люк, Мара и Джейсен выйдут.

– Ну, – сказал Люк, – вот и местные.

– Судя по выражению их лиц, они не слишком рады нам… – ответила Мара, вставая.

Джейсен тоже собрался выйти из рубки, но Люк взял его за руку.

– Лучше оставайся здесь вместе с R2 и присмотри за кораблем и остальными.

Джейсен хотел бы возразить, но астромех запищал, соглашаясь с Люком, и Джейсен не стал спорить.

– Думаю, так действительно будет разумнее. Свяжитесь со мной, если понадобится помощь.

– Не волнуйся, – сказала Мара, пожимая ему руку, и вышла из рубки. Вместе с Люком они прошли мимо Сабы, Данни и Тэкли, лежавших без сознания в кают-компании, в корму корабля, к выходу. Открыв воздушный шлюз, Мара и Люк спустились по трапу наружу, в высокую траву, вдыхая полной грудью свежий воздух Зонамы Секот. Люк на секунду закрыл глаза, наслаждаясь прохладным ветром, обдувавшим его кожу.

"Мы, в самом деле, здесь, на Зонаме Секот", -подумал он. И впечатления от этого момента не испортило даже не слишком дружественное выражение лиц местных жителей.

Он открыл глаза. Мара стояла рядом. На ее лице отражалось то же восхищение, что испытывал он. Небо было пронзительно голубого цвета, ветер развевал траву. Небольшие тучи проносились над головой, затеняя огромный красноватый диск Мобуса, газового гиганта, на орбите которого находилась Зонама Секот. Солнце системы было в двадцати градусах вверх от положения Мобуса.

Еще один глубокий вздох, и последние сомнения исчезли. Это место было настоящим, его словно наполняла сама жизнь.

Во всем здесь была Сила, она вибрировала вокруг, как воздух перед бурей.

"Неужели это разум Зонамы Секот?", – подумал Люк. – "И Вержер чувствовала то же самое, когда посетила живую планету шестьдесят лет назад?" Даже на Иторе он не чувствовал, чтобы природа вокруг вот так была единым целым.

Он отбросил эти мысли, когда двое туземцев подошли к нему.

– Кто вы? – спросила женщина.

– Меня зовут Люк Скайуокер, а это моя жена Мара. Мы хотели бы поблагодарить вас за то, что пригласили нас…

– Мы вас не приглашали, – прервал его мужчина.

Мара нахмурилась.

– Но разве не вы сообщили нам координаты посадки?

– Нам приказали это сделать, – неохотно сказала женщина.

– Ваш корабль – первый, которому позволено совершить посадку на Зонаму за более чем пятьдесят лет, – добавил мужчина, – Секот пожелал это, и мы повиновались.

"Не слишком охотно повиновались", – мысленно заметил Люк.

– Вы говорите слова "Зонама" и "Секот", как будто они относятся к разным вещам, – спросил он. – Почему так?

– Секот – это разум, – сказал мужчина.

– Зонама – это планета, – дополнила женщина.

– Вы называете себя зонаманцы? – спросил Люк.

– Мы ферроанцы, – послышался голос позади него. Люк повернулся и увидел женщину с голубой кожей, одетую так же, как и двое других ферроанцев, но ее одежда была полностью черной.

Мара, вздрогнув от неожиданности, повернулась и встала в защитную стойку.

Женщина едва заметно улыбнулась.

– Простите, что напугала вас, – она сделала успокаивающий жест. – Вам никто не собирается причинять вред. Я – Магистр, Стоящая между Зонамой и Секотом.

Мара слегка расслабилась. Люк смотрел на ферроанку с чувством, близким к восхищению. Он не мог определить, сколько ей лет. Ее голубая кожа была немного сморщена, но ее волосы, связанные в пышный хвост, были густыми и черными. Она излучала такую энергию, какой он мог бы ожидать от более молодого возраста. В Силе она тоже ощущалась странно – словно виделась она через залитый дождем иллюминатор.

Несомненно, она здесь была старшей. Двое ферроанцев почтительно поклонились ей.

– Тогда я думаю, именно с вами нам нужно поговорить, – сказал Люк.

– Если у вас есть что сказать… тогда действительно, вам следует обратиться ко мне.

Люк кивнул и подошел к Магистру.

– Нам нужно поговорить о тех пришельцах, что напали на вас. Эта раса называется йуужань-вонги, но вы их знаете, как Дальних Чужаков.

На лице Магистра мелькнуло удивление.

– Откуда вы знаете?

– Одна из рыцарей джедаев посещала когда-то вашу планету и рассказала об этом моему племяннику.

– Вы говорите о Вержер, – сказала Магистр, кивнув. – Мы хорошо ее помним. И благодарны ей.

Мара удивленно посмотрела на нее.

– Вы знаете ее?

– Да, эта история нам хорошо известна. Она спасла Зонаму от Дальних Чужаков… на время, достаточное для того, чтобы мы подготовились к следующей атаке. Теперь мы можем защитить себя, как вы, наверное, видели.

Люк кивнул.

– Да… зрелище было впечатляющее.

– С вами может произойти то же самое, – угрожающим тоном сказал мужчина-ферроанец.

– Сейчас, Роуэл, – мягко, но предупреждающе сказала Магистр, – они наши гости.

– Нет, Магистр, – сказала женщина. – Они нарушители. Они должны улететь отсюда, и мы забудем о них.

– Это не решит ничего, Дарак, – в голосе Магистра не было раздражения или упрека. – Мы пытались скрыться и забыть об остальной вселенной, но не смогли. Сегодня – в течение одного дня – мы встретились с существами двух рас, которые пытались найти нас. Если мы забыли о вселенной, это еще не значит, что вселенная забыла о нас.

– Но, Магистр, – возразила Дарак, – они принесли с собой насилие! Мы жили в мире целые десятилетия, и вдруг наше небо наполнилось огнем войны!

– Это так, – сказал Люк, – и я боюсь, что огонь войны вспыхнул в вашем небе не в последний раз.

– Злой ветер принес вас сюда, – произнес Роуэл, в его глазах сверкнула ярость.

– Как и других джедаев, – добавила Дарак.

– Подождите, – сказал Люк, опередив гневное возражение Мары. – Вы говорили о других джедаях? Здесь был кто-то еще из них, кроме Вержер?

– Да, мы встречались со многими джедаями, – Магистр укоризненно взглянула на двух других ферроанцев. – Рыцари джедаи в прошлом были нашими друзьями и союзниками. Почему они не могут быть друзьями сейчас?

– Мы должны быть осторожны, – сказала Дарак. – Мы – лишь один мир против миллионов.

– Никто не застрахован от опасности, – ответил Люк. – Нельзя вечно прятаться. Это жестокая истина, но это истина.

Магистр внимательно смотрела на них.

– Я была бы рада поговорить с вашим племянником о Вержер.

– Заставьте их уйти, Магистр! – прошипела Дарак. – Не слушайте их!

Магистр усмехнулась.

– Вы заходите слишком далеко.

Обращаясь к Люку и Маре, она сказала:

– Прошу простить эту непочтительность. Их опасения, увы, имеют основания. Нам приходилось переживать трудные времена в прошлом, когда мы искали новый дом. Нам всем пришлось очень тяжело: голод, болезни, смерть… – на лице Магистра мелькнула печаль. – Много лет никто не посещал Зонаму. Мы так долго жили в мире, а сейчас война снова пришла сюда. Разумеется, мы очень встревожены.

Люк кивнул.

– И мы тоже. Мы никак не ожидали увидеть здесь йуужань-вонгов, и их появление – очень опасный знак. И это только один из многих вопросов, которые нам нужно обсудить.

– Да будет так, – сказала Магистр, бросив жесткий взгляд на Дарак и Роуэла, словно давая понять, что никаких возражений не потерпит. – Другие ваши спутники могут присоединиться к нам, – добавила она, – они уже очнулись.

– Тогда вам нужно пойти с нами, – сказал Роуэл.

– Куда это? – спросила Мара, прищурившись.

– К нам в деревню, – сказала Дарак, – Там пройдет собрание.

– Хорошо, – вздохнула Мара. – Скажите куда лететь, и я поведу корабль.

– Твой корабль не взлетит, – огрызнулся Роуэл.

– И как же собираешься помешать этому?

– Не я, – Роуэл указал на "Тень Джейд", – Секот.

Мара посмотрела на корабль и потрясенно замолчала. Трава и толстые лозы обвились вокруг посадочных стоек, лианы покрыли весь корпус, опутываясь вокруг антенн, заползая в вентиляционные люки.

Мара инстинктивно выхватила световой меч, и, включив его, бросилась к кораблю. Но Люк успел поймать ее за руку.

– Спокойно, Мара, – прошептал он, наклонившись к ее уху. – Если Секот может сделать такое с кораблем, он может сделать это и с нами. Дорогая, мы не сможем сражаться с целой планетой.

Почувствовав, что Джейсену внутри корабля не причинено вреда, Люк попытался утихомирить Мару в Силе. Она немного успокоилась и выключила световой меч. Тем не менее, она явно была недовольна такой ситуацией, и Люк ее понимал. Секот фактически захватил ее корабль, сделав их всех пленниками. Люку это, разумеется, тоже не очень понравилось, но сейчас было не самое лучшее время проявлять недовольство.

– Магистр… – начал он и замолчал, когда увидел, что она исчезла. Он не заметил, как она ушла, и ее нигде не было видно. Но необычное присутствие в Силе какое-то время ощущалось, словно часть ее была еще здесь. Потом исчезло и оно. Она словно растворилась в воздухе.

– Мы уходим, – сказал Роуэл. – Вы собираетесь идти с нами?

– Спасибо за приглашение, – сказал Люк так вежливо, как только мог. Если эти ферроанцы намерены его провоцировать, они будут разочарованы. – Но если нам нельзя взять наш корабль, тогда как мы туда попадем?

Ферроанец указал на тропинку на краю поляны.

– Пешком, конечно, – сказала Дарак с едва заметной улыбкой.

Джейна подошла к доку, где стояла "Гордость Селонии", раньше, чем сюда успела добраться толпа. Путь по улицам Онадакса оказался трудным и опасным. Несколько раз ей приходилось сворачивать, чтобы избежать пожаров или драки с местными. Кто бы ни был виновником беспорядков в городе – работу он проделал большую.

На входе в док ей преградили путь двое охранников.

– У нас есть приказ задерживать каждого, кто попытается проникнуть на этот корабль, – сказала охранница-селонианка.

– От кого приказ? – спросила Джейна, прислушиваясь к шуму приближающейся толпы. – И на каком основании?

– Это тебя не касается. Если ты попытаешься…

"… то получишь парализующий разряд" – прочитала Джейна ее мысли.

– У вас нет необходимости задерживать меня, – сказала она, воздействуя Силой на разум охранников. – Я – исключение из того приказа, который вы получили.

– У нас нет необходимости задерживать ее, – сказала селонианка другому охраннику, – она исключение.

Джейна победно улыбнулась.

– Я могу пройти на корабль. Уверена, у вас есть много других дел.

– Ты можешь пройти на корабль. У нас есть много других дел.

Охранники посторонились, позволив ей подойти к фрегату. Джейна быстро поднялась по трапу и ввела код, открывающий воздушный шлюз. Панель с шипением отодвинулась в сторону.

– Мы ждали вас, – сказал Селвин Маркота, старший офицер фрегата, и махнул ей рукой, приглашая войти. – Мы готовы взлетать.

Крики и шум у доков стали гораздо громче. Толпа была уже здесь.

– Это хорошая мысль.

Джейна почувствовала страшную усталость, когда спешила за Маркотой по коридорам фрегата. Маркота, плотный человек, начинавший лысеть, был отличным администратором и надежным офицером, и то, что он сейчас так спешил, означало, что ситуация действительно чрезвычайная. Джейна почувствовала, как включилась искусственная гравитация на борту, когда фрегат взлетел.

– Как там мои родители? Они выбрались?

– Они уже на орбите, ждут нас.

– Нас не преследуют корабли местных?

– Нет. Что-то подсказывает мне, что это было… предупреждение. Кто-то хочет, чтобы мы убрались отсюда, но не слишком желает ввязываться в драку с нами.

Джейна кивнула, обдумывая услышанное.

– Вот и хорошо. Я уже насмотрелась на беспорядки.

– Не сомневаюсь. Население Онадакса, как и большинство полулегальных сообществ, представляет собой ящик с взрывчаткой, готовый взорваться от малейшей искры, – Маркота бросил зловещий взгляд через плечо. – Мы кое-что услышали из местных новостей. Кто-то распространяет сведения об агентах, которых мы послали сюда. Показания свидетелей описывают человека, покинувшего предполагаемое место происшествия час или два назад. По описаниям он похож на Хэна.

Джейна вспомнила, что отец говорил об инциденте в "Колючем Пальце". Этого происшествия было явно недостаточно, чтобы вызвать беспорядки в городе. Но способность Хэна Соло преуменьшать свои "достижения" была так же известна, как и его удача.

Маркота остановился перед каютой Тахири.

– Там вас ждут.

Едва Джейна вошла в каюту, как Джаг встал, с выражением огромного облегчения на лице. Он быстро подошел к Джейне, прикоснулся к ее волосам и крепко обнял за плечи.

– Когда мы взлетели, и я не услышал… – он смущенно замолчал на секунду. – Я рад, что ты в порядке.

Улыбаясь, она погладила его по щеке.

– А уж я-то как рада.

Джаг посторонился, позволяя ей войти. Бросив взгляд на Тахири, Джейна увидела, что ничего не изменилось – девушка была все такой же бледной и неподвижной. Ее опутывали многочисленные датчики, трубки и провода, наблюдавшие за ее состоянием. Глаза Тахири покраснели, губы высохли и потрескались.

– Извините, что прерываю вас, – раздался в комлинке голос Хэна.

– Папа? – удивленно спросила Джейна. – Я не знала, что ваш канал включен. Мама с тобой?

– Да, Джейна, – послышался голос ее матери.

– Рада вас слышать.

– Взаимно, дочка, – ответил Хэн.

Джейна присела на край постели Тахири и рассеянно взяла девушку за руку.

– Жаль, что визит на Онадакс прошел не по плану.

– Как сказать… – задумчиво произнесла Лейя.

– Что? – спросила Джейна. – Вы что-то узнали о рине?

Хэн ответил не сразу:

– Ну… в общем, да, но не совсем.

– Что это значит?

– Мы… нашли кое-кого, но не того, кого ожидали.

Джейна вздохнула, начиная уставать от этих загадок.

– Скажите же, наконец, что вы узнали?

– Когда мы собирались взлетать, мы подобрали… одного пассажира, – ответил Хэн. – Он сказал, что спасается от уличных беспорядков и хочет покинуть планету. У нас не было времени подробно расспросить его, но я думаю, он не тот, кого мы искали.

– А кто он?

– Это Дрома, – послышался в комлинке голос, явно принадлежащий рину. – Приятно слышать тебя снова, Джейна.

Глаза Джейна расширились от удивления.

– Мне тоже…

– Эй, я сказал тебе ждать в трюме, – услышала она голос отца.

– Ты думаешь, я подслушаю ваши военные тайны и побегу рассказывать их вонгам или типа того? – рин презрительно свистнул своим клювом. – Не будь таким параноиком.

– Паранойя тут ни при чем! Ты что, не понимаешь, что это семейный разговор?

Их голоса зазвучали где-то в отдалении. Было слышно, как Лейя устало вздохнула. Похоже, как только рин оказался на борту, они с Хэном не прекращали спорить.

– Как только мы выйдем на орбиту, я встречусь с вами, мама, – сказала Джейна.

– Я думаю, что лучше тебе не покидать фрегат. Но если ты чувствуешь, что должна нас увидеть, я скажу твоему отцу.

Джейсен помог Данни встать с палубы в кают-компании, и подождал, пока она окончательно придет в себя. Люк тем временем помогал прийти в чувство Сабе и Тэкли.

– Добро пожаловать обратно, – сказал Джейсен.

– Как?… – дрожащим голосом спросила Данни, – как долго я была без сознания?

– Несколько часов.

– Где мы?

Джейсен широко улыбнулся.

– Мы на Зонаме Секот, Данни. Выходи и посмотри сама.

Видя, что она еще плохо держится на ногах, Джейсен поддержал ее, помогая подойти к трапу и спуститься. Сделав шаг наружу, Джейсен обвел взглядом окружающее пространство и затаил дыхание.

Высокие травы под ярко-синим небом перекатывались волнами от легкого ветра. Воздух был наполнен душистой пыльцой от многочисленных цветущих растений. Джейсен сделал глубокий вдох, наслаждаясь тысячей экзотических ароматов и испытывая легкое головокружение.

"Мы сделали это", – подумал он, спускаясь по трапу. – "Мы на Зонаме Секот".

Сделав несколько шагов, Джейсен бросил взгляд на разноцветную сферу Мобуса, висевшую в небе как огромный злой глаз.

– Невероятно, да? – спросил он.

– Я даже не знаю, что впечатляет меня больше, – сказала Данни. – Вся эта красота или то, что мы действительно находимся на разумной планете.

– Ничего, – ответил Джейсен, – думаю, местные немного охладят наш восторг.

– Местные? – Данни, наконец, заметила две высокие фигуры, стоявшие в некотором отдалении. – Но почему? С ними возникли какие-то проблемы?

– Скажем так, они не слишком рады нас видеть, – произнес другой голос. Они повернулись и увидели, что к ним подошла Мара.

– Но что случилось? – спросила Данни. – Это они нас вырубили?

Мара и Джейсен ввели ее в курс ситуации. Они рассказали о сражении Зонамы Секот с йуужань-вонгами, о посадке "Тени Джейд", о встрече Люка и Мары с ферроанцами и их Магистром и о том, что "Тень Джейд" не может сейчас взлететь.

Услышав это, Данни взглянула на толстые лианы, опутавшие посадочные стойки яхты. Их листья были наполнены какой-то яростной жизнью. Сорви один – и на его месте вырастут три.

– Что с "Оставляющим Вдов"? – спросила Данни.

– Другому кораблю не будет причинено вреда, пока он остается на орбите, – раздался голос одного из ферроанцев. Джейсен обернулся и увидел, что двое местных подходят к ним по высокой траве.

– Но как вы… сделали это? – Джейсен почувствовал, что Данни пытается исследовать окружающее пространство с помощью Силы. Но она почувствовала то же, что и он: ни разума, ни мыслей, только постоянное давление – подобное тому, что испытывает тело человека в глубине океана, только не физическое, а ментальное. – Вы тоже используете Силу?

– Могущество Секота велико, – уклончиво сказал ферроанец.

Из открытого шлюза "Тени Джейд" послышался стон, возвестивший о появлении Сорон Хэгерти, которой помогали идти Люк и Тэкли. За ними шла Саба. На ее лице было выражение благоговейного трепета. Рука Сабы лежала на рукоятке светового меча, взгляд барабела внимательно исследовал местность. Инстинкт охотника в Сабе не был отвлечен великолепием окружающей природы.

– Пора идти, – сказала женщина-ферроанка, – иначе опоздаем на собрание.

– Зачем? – спросила Данни. – Куда идти?

– Расскажем по пути, – ответил Люк.

– В вашем лесу безопасно? – спросила Саба.

– Это не просто деревья, – сказала ферроанка, – они называются борасы, и они создают тампаси. Они могут причинить вам вред, только если вы захотите причинить вред им.

После этого двое ферроанцев повернулись и быстро пошли по тропинке, давая понять гостям, что им тоже стоит поспешить, либо остаться здесь.

Люк повернулся к Тэкли.

– Тэкли, может быть, ты останешься здесь и присмотришь за "Тенью Джейд"?

Миниатюрная чадра-фан поклонилась.

– Конечно, мастер Скайуокер.

– Мы будем поддерживать с тобой связь, наши комлинки всегда включены, – успокоил ее Люк.

Тэкли еще раз поклонилась и стала подниматься по трапу.

Люк повернулся к остальным.

– Все готовы идти?

– Не думаю, что у нас есть выбор, – Джейсен указал на уходящих ферроанцев. – Если мы не поспешим за ними, то они уйдут, и мы не найдем дорогу.

– Очень гостеприимно с их стороны, – проворчала Мара.

Джейна с интересом выслушала историю Дромы. Хэн и Лейя ее уже знали, но снова слушали внимательно. У Джейны возникло странное впечатление, что ее мать надеется услышать в рассказе какие-то несоответствия с тем, что она слышала в первый раз.

После спасения своей сестры на Фондоре, Дрома с семьей скитался с места на место. Продолжавшееся наступление йуужань-вонгов заставило их направиться к Ядру, а потом во внешние регионы Галактики в поисках безопасного места. Везде на своем пути они видели страх перед йуужань-вонгами, яростное местничество, анти-джедайские настроения, гражданские войны и другие признаки распада Новой Республики. Все, что могла сделать семья ринов в этой ситуации – постараться выжить.

– Потом мы узнали об агентурной сети ринов, – Дрома расхаживал взад и вперед по трюму "Сокола", стуча хвостом по палубе и выразительно жестикулируя. – Мы знали о вашей "Великой Реке", но мы не воины, способные стать бойцами Сопротивления, мы просто путешественники. Мысль о том, чтобы собирать и распространять информацию в процессе наших путешествий, вероятно, казалась очевидной, и я не удивлен, что кому-то из нас она пришла в голову. Рины наконец-то создали свою общегалактическую организацию! Иногда мне кажется, что слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Мы встречались с двумя агентами сети ринов, – один на Галантосе спас нас из ловушки Бригады Мира. А второго мы встретили на Бакуре, его звали Гур. Это он порекомендовал нам лететь сюда. Он сказал, что…

– Что кто-то ждет вас здесь, – прервал ее Дрома, кивнув, – так?

Джейна вопросительно посмотрела на отца. Хэн только пожал плечами.

– Да, он умеет читать мысли. Просто надо к этому привыкнуть.

Она снова обернулась к рину:

– Ты можешь сказать нам что-нибудь, что поможет найти рина, который должен был нас встретить?

Дрома пожал плечами.

– Я не могу сказать вам больше, чем я уже сказал. Я здесь представляю только свою семью. Мы сами хотели стать частью сети ринов, и хоть как-то отблагодарить тех, кто помог нам на Дуро. Мне все равно, что о нас думают. Я не хочу быть героем, я хочу просто попытаться спасти свою семью, понимаете? И я думаю, чем больше друзей у нас будет, тем легче нам уцелеть.

– И что случилось дальше? – спросила Джейна.

Дрома разочарованно свистнул.

– Они выслушали меня, но сказали, что в организации сейчас нет вакансий – по крайней мере, там, где мы находимся. Я сказал, что мы готовы лететь туда, где мы нужны, но их не заинтересовало мое предложение.

– А ты можешь… – начала Лейя.

– … указать вам руководителя местной ячейки? – Дрома встряхнул гривой. – Он очень осторожен, у них здесь отличная конспирация. И, несомненно, для этого есть все причины. Я слышал, что сеть ринов оказала большую помощь Альянсу, и йуужань-вонги очень этим недовольны.

Джейна нахмурилась.

– Так ты больше ничего не можешь сказать?

– Если бы я мог, то сказал бы, поверьте мне. Вы снова помогли мне, согласившись вывезти с Онадакса. Похоже, сейчас там становится жарко.

– Думаю, ты об этом ничего не знаешь, – сказала Лейя. Выражение ее лица, казалось, говорило о том, что она, наконец, поверила в историю рина. – Похоже, что кто-то решил спрятать концы в воду и избавляется от доказательств.

– Доказательств чего?

– Существования на Онадаксе ячейки ринов, я полагаю.

Дрома снова пожал плечами.

– Извините, но это не мое дело. Меня не приняли в организацию, и теперь я просто путешествую. Если бы вы смогли высадить меня где-нибудь в секторе Джавекс, я был бы очень вам признателен. Оттуда я смогу вернуться к семье.

– Если мы еще туда полетим… – сказал Хэн.

– Что ты имеешь в виду под словом "если"?

– На самом деле мы просто не знаем, куда нам лететь сейчас, – признался Хэн.

Дрома некоторое время смотрел на них, как будто они вдруг превратились в гаморреанцев.

– А как насчет Эсфандии? – спросил он, наконец. – Вам, наверное, все равно нужно будет туда лететь, да? А сектор Джавекс по пути.

– Эсфандия? – повторил Хэн, нахмурившись.

– Там находится одна из двух небольших станций связи на другой стороне Галактики, – объяснила Лейя. – Они обслуживают Внешние Территории. Сначала там была только одна, на Дженерисе, но после начала войны там построили и вторую.

– А зачем нам туда лететь? – спросила Джейна.

– Разве вы не знаете, что случилось? – Дрома, казалось, был потрясен этим.

– Нет, – сказала Джейна. – А что случилось?

– Я случайно подслушал кое-что, когда разговаривал с сотрудниками организации, – сказал Дрома, усевшись в кресло. – Как раз в это время к ним пришло сообщение. Они упомянули, что их босс не хочет с этим связываться, потому что он думает, что вам уже известно об этом по официальным каналам.

Все обернулись к Дроме, ожидая объяснений.

– Что, вы действительно не знаете, о чем я говорю?

Джейна шагнула к нему.

– Нет, мы не знаем. И если ты действительно умеешь читать мысли, что ты уже знаешь, что я…

– Джейна… – предостерегла ее Лейя.

Дрома, усмехнувшись, взглянул на Хэна.

– Я вижу, она унаследовала характер Соло.

– Ты еще не знаешь, что такое характер Соло, – сказал Хэн.

Рин снова повернулся к Джейне.

– Станция на Дженерисе уничтожена йуужань-вонгами, а Эсфандия атакована.

– Когда? – спросила Джейна.

– Вчера, судя по всему.

– Ну, а зачем нам туда лететь? – спросил Хэн. – Я знаю такие станции. Если она во Внешних Территориях, то она, скорее всего, полностью автоматическая или обслуживается символическим экипажем. Если йуужань-вонги атаковали ее, то, скорее всего она уже уничтожена.

Лейя качнула головой.

– Перед тем, как мы улетели с Мон Каламари, Кэл Омас направил на Эсфандию дополнительные силы для охраны станции. Может быть, они еще держатся.

– А если нет? – возразил Хэн. – Да и какое имеет значение, если даже мы и потеряем связь с какой-то частью Внешних Территорий?

– Они обслуживают не просто часть Внешних Территорий, – сказала Лейя. – Станции связи на Дженерисе и Эсфандии – единственные, способные принимать сообщения из Неизученных Регионов. Связь с чиссами поддерживается именно через них. Если эти станции будут уничтожены, из Неизученных Регионов нельзя будет связаться с нами.

Все замолчали, понимая, что она хочет сказать.

Они шли уже два стандартных часа в полной тишине. Дарак и Роуэл – впереди, изредка оглядывались, чтобы проверить, следуют ли гости за ними.

Но Джейсену не слишком хотелось разговаривать с ними. Здесь и без этого было на что посмотреть. Лес тампаси был удивительно богат жизнью. Ствол каждого бораса был целой миниатюрной экосистемой, в которой обитали десятки видов растений и грибов, служивших пищей для множества разнообразных насекомых. Эти насекомые становились добычей ящериц и паукообразных, которые, в свою очередь, служили пищей птицам или более крупным животным. Куда бы Джейсен не бросил взгляд, он видел настоящую маленькую вселенную, в которой кипела жизнь.

Данни пожаловалась, что нет смысла так долго идти пешком, если можно долететь на "Тени Джейд", но Дарак сказала, что Секот не позволит космическому кораблю летать в воздушном пространстве вблизи лесов тампаси, способного причинить вред экосистеме планеты.

Это Джейсен мог понять. Здесь столько всего удивительного. Но особенное любопытство вызвали слова его дяди о том, что Зонаму посещали и другие джедаи кроме Вержер. Ускорив шаги, Джейсен догнал Дарак. Она даже не обернулась.

– Мой дядя сказал, что вы помните Вержер, – начал Джейсен.

– Твой дядя ошибся, – сказала Дарак, по-прежнему не оборачиваясь. – Я была ребенком, когда она и другие джедаи посещали Зонаму, и мое поселение было в другом полушарии.

"Другие джедаи…"

Любопытство Джейсена стало нестерпимым.

– Ну, ваш народ их знает, – настаивал он, – ты слышала истории о них.

– Да, истории. Сказки для детей.

Холодный тон ферроанки не охладил его любопытство.

– Я не знаю, слышала ты об этом или нет, но почти все джедаи были уничтожены более пятидесяти лет назад. И те из них, которые посещали Зонаму, когда ты была еще ребенком, были обучены старым путям. Если бы мы могли узнать о них больше…

– Не все они были обучены, – вмешался Роуэл, – один из них был учеником, совсем ребенком. Очень способный, но не обученный.

– Что случилось с ними здесь?

– Мы проводники, – мрачно сказала Дарак, – а не историки.

– Я знаю, но…

Он замолчал, когда над ними вдруг появилась большая тень. Взглянув сквозь ветви вверх, Джейсен успел заметить, как что-то большое быстро пролетело над верхушками борасов. Но что это было, он не разглядел.

Другие тоже остановились. Но Дарак и Роуэл не обратили на летающий объект никакого внимания.

– Что это было? – спросил Джейсен.

– Кибо, – ответил Роуэл. – Они летают здесь.

– Они опасны? – спросила Мара.

– Едва ли, – сказала Дарак, – это дирижабли.

Через некоторое время они вышли из густого тампаси на поле в два раза больше того, на котором совершила посадку "Тень Джейд". Над этой посадочной площадкой в воздухе зависли полдесятка огромных дирижаблей. Форма их корпусов была похожа на туловище ската. Чем-то они напоминали "Сокол Тысячелетия", но были в три раза больше. Каждый кибо был прикреплен к огромным корням, выступающим из земли, пятью якорными канатами. В нижней части каждого дирижабля была подвешена обтекаемая гондола с двумя пропеллерами почти белого цвета, выступавшими из кормовой части.

В небе, над вершинами огромных борасов, Джейсен увидел еще три дирижабля, и еще один на другом конце поля заходил на посадку. Белые, украшенные яркими фиолетовыми и оранжевыми полосами дирижабли выделялись на зеленом фоне тампаси.

На посадочной площадке было около тридцати ферроанцев. Некоторые из них носили корзины, кто-то работал в гондолах, другие следили за якорями. Все они были очень заняты работой.

– А можно долететь до вашей деревни на одном из этих кораблей? – спросила Данни.

– Эти дирижабли не транспорты, – ответила Дарак, – это сборщики. Они собирают семена с верхушек борасов.

Люк, Мара, Саба и Сорон Хэгерти вместе вышли из-за деревьев на посадочную площадку, удивленно рассматривая огромные воздушные корабли. Вместе они подошли к ферроанцу, что ремонтировал гондолу, лежавшую на траве. Дирижабль, которому принадлежала гондола, висел тут же над головой, его якорные канаты скрипели, когда дирижабль раскачивало ветром.

Джейсен уверенно подошел к дирижаблю. Он увидел, что воздушный корабль состоял из множества небольших отдельных камер, наполненных газом, и если с дирижаблем что-то случится, едва ли все эти камеры будут повреждены.

Внутри гондола была темной и влажной. Джейсен смог разглядеть скамьи для экипажа и множество больших корзин, сплетенных из лиан, вероятно, для собранного урожая. Изнутри борта гондолы были влажными и ребристыми, и Джейсену пришло в голову сравнение с брюхом огромного валадона.

– Вы пилот? – спросил Люк.

– Меня зовут Крой’б, – сказал ферроанец. – Я ее компаньон.

– Компаньон? – удивленно переспросила Мара.

Ферроанец улыбнулся, сверкнув белыми зубами.

– У меня с ней симбиотическая связь, – сказал он. – Я забочусь о ней, а она заботится обо мне.

Джейсен понял из этого только то, что дирижабль – не просто баллон с газом, а живое существо.

– Как вы ее зовете? – спросил он.

Ферроанец улыбнулся еще шире.

– Ее имя "Взлелеянная Красота".

Джейсен задумчиво кивнул.

– Хорошее имя.

– Твое одобрение не требуется, – проворчал подошедший Роуэл. – Ты собираешься идти дальше? Дарак не будет ждать.

Ферроанка уже подошла к противоположному краю посадочной площадки. Роуэл повернулся и пошел к ней. Хотя Джейсену очень хотелось поговорить с "компаньоном" кибо, он понимал, что Роуэл прав, и если они хотят присутствовать на собрании, надо идти.

Все отправились дальше. Данни шла рядом с Джейсеном.

– Все это так удивительно, не правда ли? – сказала она. – Кажется, жизнь вокруг нас, куда бы мы ни посмотрели!

Джейсен кивнул, наблюдая, как один из кибо летит над верхушками борасов.

– Я чувствую себя совсем маленьким, – прошептал он, когда они проходили рядом с массивным стволом бораса. Странно, но эта мысль его совсем не пугала.

"Гордость Селонии" летела в гиперпространстве. Джейна сидела в каюте рядом с Тахири. Пока Джаг занимался делами эскадрильи, была ее очередь присматривать за Тахири. Хотя медики считали состояние Тахири стабильным, Джейну это не успокоило. Внешне с девушкой все было в порядке, но Джейна чувствовала, какое страшное психическое напряжение испытывала Тахири. И с каждым часом это напряжение становилось все сильнее.

– Разве вы не чувствуете? – спросила Джейна у дурозианца Вигоса, офицера медицинской службы. Кожа Тахири была бледно-восковой, шрамы на лбу воспалены. – Словно огонь пожирает ее изнутри.

Вигос взглянул на показания медицинских приборов и встряхнул головой.

– У нее нет повышения температуры.

– Я говорю не о температуре.

Дурозианец удивленно посмотрел на нее. Он был отличным военным врачом с двадцатью годами практики и, конечно, не упустил бы любую информацию, способную помочь пациенту. Но он явно не понимал, что хочет сказать ему Джейна.

– Если она прогорит до конца… – прошептала Джейна, ни к кому не обращаясь, – что случится тогда?…

Джейне очень хотелось, чтобы сейчас здесь был дядя Люк или целительница Силгэл. Они бы знали, что надо делать, и Джейна была уверена в этом. Но сама она ничего не понимала в целительстве. Здесь не было врага, которого можно уничтожить физически. Как можно противостоять противнику, находившемуся внутри разума ее подруги, и который имеет такое же право на этот разум, как и сама Тахири?

– Джейна?

Она подняла глаза, услышав, что Вигос что-то спросил.

– Могу я еще как-то помочь?

Джейна покачала головой. Вигос сочувственно похлопал ее по плечу и вернулся к своим делам, оставив ее наедине с Тахири. Джейна очень хотела что-то сделать, чтобы помочь ей, но знала, что ни она, ни медики на фрегате сделать ничего не могут – только наблюдать, как Тахири медленно умирает.

"Нет!", – мысленно сказала Джейна. Она не позволит этому случиться. Она не может просто сидеть и наблюдать, как Тахири из последних сил сражается с демоном, пожирающим ее разум. Джейна никогда не бросала друзей в беде, и она не сделает этого сейчас.

Единственный вопрос: что она могла сделать? Может быть, Тахири проигрывала бой, но она вела этот бой уже несколько лет. В тайне от всех она боролась с личностью йуужань-вонга в своем разуме с тех пор, как Энакин спас ее из плена. И только сейчас она начала уступать врагу. Но если Джейна вмешается… это может быть так же опасно, как просто сидеть и ничего не делать.

Сейчас у Джейны не было возможности связаться с "Соколом" и спросить совета у матери. Принимать решение придется ей одной. Еще больше часа Джейна сидела рядом с Тахири, держа ее за руку и размышляя над теми немногими возможностями, что были у нее. И все это время Джейна чувствовала, как Сила медленно покидает Тахири.

"Неважно, что показывают приборы. Она ускользает. Я чувствую это…"

– Когда мы выходим из гиперпространства? – спросила она капитана Мэйн по комлинку.

– Через два часа, когда мы окажемся в пределах действия сенсоров Эсфандии, – ответила Мэйн. – Мы летим точно по плану, если вы об этом.

"Два часа… Этого должно хватить"

Джейна закрыла глаза, концентрируясь в Силе, создавая боевое слияние, которое так усиливало возможности джедаев в бою. Если Тахири проигрывает бой, возможно, все, что ей нужно – подкрепление…

Тахири почувствовала, как что-то пронеслось над ней, словно порыв ветра или океанская волна. Но она не могла оглянуться, потому что это давало преимущество Риине. Сейчас во всем мире не было ничего, кроме этих зеленых глаз напротив и непрерывного гудения и треска двух световых мечей, наносящих удары. Усталость разрывала каждый мускул ее тела, но Тахири не собиралась сдаваться. Она не могла позволить, чтобы ее место в этом мире было захвачено.

Парирование.

Но вдруг что-то изменилось, и инстинкты зашептали, предупреждая об опасности, которую могли принести эти изменения. Нельзя ослаблять бдительность. Что бы ни принесла с собой эта волна, Тахири должна рассматривать это как угрозу.

Выпад, парирование.

"Ты чувствуешь это?"

Голос принадлежал ее противнице, и так напоминал собственный голос.

"Да", – ответила Тахири, уклонившись от удара. Меч Риины прошел мимо. – "Ты знаешь, что это?"

Тахири почувствовала неуверенность Риины и еще крепче сжала световой меч.

"Нет", – сказала она, направляя удар в голову Риины.

Риина легко отразила удар, словно ожидала его. Световые мечи угрожающе потрескивали. Риина слегка наклонилась вперед, на ее лице была едва заметная обеспокоенная улыбка, зеленые глаза смотрели на Тахири.

"Что-то приближается", – прошептала она.

Тахири отчаянно хотелось оглянуться. Спиной она чувствовала чей-то взгляд. И это неизвестное приближалось. Но нельзя отводить взгляд от Риины. Блок, удар. Риина отпрыгнула и встала в защитную стойку.

"Мы могли бы сразиться с этим вместе", – сказала она.

"С чего бы это?", – спросила Тахири, мгновенно ощутив подозрение.

"Или так, или просто стоять и ждать, пока оно уничтожит нас – сначала тебя, потом меня, или наоборот. Это будет так же легко, как охотиться на скеркихлу"

Тахири вспомнила, что так называются толстые бескрылые птицы, которых разводят на мясо на йуужань-вонгских кораблях-мирах. Впрочем, сейчас это неважно. Удар, парирование.

Она сражалась, отбивая не только удары светового меча, но и свои подозрения. Объединиться с Рииной? Это все равно, что сдаться ей! Личность йуужань-вонга уже однажды едва не поглотила ее, и только вмешательство Энакина спасло Тахири. А сейчас он не сможет ей помочь, потому что… он мертв. Эти слова прозвучали в ее разуме, как похоронный звон.

Он мертв.

Энакин никогда больше не поможет ей. Она может рассчитывать только на себя.

Рубящий удар, парирование, выпад.

Чей-то голос звал ее, голос, принесенный темным ветром откуда-то из-за горизонта, с бесконечной пустой равнины. Голос звал ее по имени, откуда-то издалека, и это продолжалось несколько мучительных секунд.

"Ты слышала?", – спросила она Риину, начиная чувствовать настоящий страх.

"Да", – в голосе Риины явно слышалось облегчение. – "Оно зовет тебя. Оно пришло не за мной"

"Почему? Почему меня?!", – с яростью спросила Тахири, нанеся Риине три быстрых рубящих удара, вложив в них весь страх и всю ненависть. – "Почему не тебя?"

"Я не знаю". В голосе Риины радость смешивалась с неуверенностью. Она отпрыгнула, избежав атаки Тахири. "Но ты знаешь, что оно пришло за тобой".

Прыжок вперед, удар.

"По крайней мере, когда я буду сражаться с ним, тебя уже не будет за моей спиной!"

Голос снова звал ее из тьмы, на этот раз он звучал еще сильнее, словно первый рокот могучей волны, обрушивающейся на берег.

"Нет чести в том, чтобы показывать врагу спину в бою", – сказала Риина. – "Хотя это и неразумно".

"Я могу стоять лицом только к одному врагу", – сказала Тахири, заставив Риину отступить серией агрессивных ударов. Она атаковала как никогда до этого, и сама была удивлена грацией и мощью своих ударов. Она, как Энакин, была наполнена Силой, пылающей ослепительным огнем.

Этот образ вызвал воспоминания и чувства, которые она уже стала забывать. Она атаковала снова и еще яростней. Но, в конце концов, она и Риина снова оказались в тупике. Скрестив световые мечи, они застыли, глядя друг другу в глаза.

Голос снова назвал ее имя, и на этот раз он звучал практически возле самого уха!

Не раздумывая, она повернулась. Тьма окутала туманом мир вокруг нее и Риины, но с одной стороны сквозь тьму пробивался слабый свет.

"Нет! Я не позволю тебе убить нас!"

Риина оттолкнула Тахири и бросилась в туман. Тахири упала на землю, но мгновенно вскочила и побежала за Рииной. Что бы ни приближалось к ней из тьмы, она не хотела встречаться с этим, не зная, где Риина.

И чего она боится.

"Я не позволю тебе убить нас…"

Слова Риины звучали в ее ушах, когда она бежала во тьме, слыша, как кто-то за спиной повторяет ее имя…

Лейя молчала большую часть полета к Эсфандии. Соперничать в разговоре с Хэном и Дромой было весьма утомительно и, в конце концов, бессмысленно. Иногда казалось, что они ссорятся друг с другом, но это было вполне естественно. С того времени, как рин поднялся борт, они с Хэном разговаривали, не переставая. Они обсудили все, от событий на Фондоре и партизанской войны на оккупированных территориях до смерти Энакина. На пару минут Дрома покинул мостик, жалобно свистнув что-то на языке, который Лейя не понимала, но вскоре снова вернулся и стал рассказывать о своих приключениях в секторе Сенекс. История была длинная, как боленианский прядильщик, но она помогла рассеять уныние после неудачного посещения Онадакса.

– … и они начали стрелять по танкерным модулям, – теперь Хэн рассказывал Дроме свою историю. Его настроение значительно улучшилось.

– Которые, как ты сказал, были наполнены жидким водородом?

– Да, но уничтожение танкера не спасло вонгов от водорода. Все произошло точно по плану.

– Как? – спросил Дрома, нахмурившись. – Ведь водород не может гореть без кислорода.

– Так сказал и Золотник. Но это проблема всех дроидов: у них нет воображения. Когда у нас сорвало щиты, я приказал Лейе и Джейсену пробить броню крейсера вонгов из наших счетверенных пушек. Из пробоин вырвалось более чем достаточно кислорода, чтобы среагировать с водородом. Крейсер взорвался так, что и нас едва не задело. После этого оставалось только убраться оттуда. Те немногие "прыгуны", которые там еще оставались, не смогли нам помешать.

– Да, я слышал, что истребители вонгов бесполезны, если у них нет связи с йаммоском.

– Ну, не совсем бесполезны, – сказал Хэн, – но без йаммоска они сражаются куда хуже.

Дрома пожал плечами.

– Кстати, о йаммосках. Я слышал такие истории, что просто шерсть встает дыбом!

Лейя не вмешивалась в их беседу. Вместо этого она обдумывала информацию, которую сообщил им Дрома: связь с Неизученными Регионами действительно была потеряна, и причина этого – уничтожение станции на Дженерисе и атака на Эсфандию. Прото-планета Эсфандия была потеряна звездой, на орбите которой она находилась раньше, но в ее ядре было еще достаточно радиоактивности, и его окружала жидкая атмосфера. Это было не самое гостеприимное место, но этого от нее и не требовалось. На Эсфандии находилась научно-исследовательская станция, которая после начала войны с йуужань-вонгами была срочно переделана в станцию связи. Ее обслуживал экипаж из дюжины специалистов, в основном техников. Когда экспедиция Люка отправилась в Неизученные Регионы, командование Альянса усилило охрану станции двумя эскадрильями "крестокрылов" и фрегатом "Кореллианский Путь". Что случилось с ними – неизвестно. Со станции успели передать на Мон Каламари, что они атакованы йуужань-вонгами, после этого связь с Эсфандией прервалась.

Но это не обязательно означало, что станция и силы, охраняющие ее, уничтожены. Станция вполне могла уцелеть при атаке. Она была создана на основе имперской технологии АТ-АТ, адаптированной к холодной полужидкой атмосфере Эсфандии, и представляла собой гигантскую крабоподобную конструкцию, способную медленно передвигаться с места на место. Такая подвижность, необходимая для исследования прото-планеты, оказалась очень полезна и при работе в качестве станции связи, потому что по всей поверхности Эсфандии были размещены приемники-передатчики, способные принимать сигналы из Неизученных Регионов. Станция ползала в жидком "супе" прото-планеты, получая сигналы с приемников, а экипаж внутри нее находился в безопасности.

Если станция была атакована, она могла уйти на дно глубокого каньона или просто зарыться в толщу поверхности, состоявшей из замерзшего газа. После этого ее можно реактивировать. Если, конечно, йуужань-вонги не найдут ее первыми и не смогут уничтожить.

Потом мысли Лейи обратились к Люку. В последнем сообщении, которое получил от него Кэл Омас, Люк сообщал, что нашел нечто очень интересное и намерен это расследовать. Он не уточнял, что именно он нашел и куда направляется, и сейчас невозможно было что-либо выяснить, пока связь не будет восстановлена. Лейя не сомневалась, что если бы с Люком случилось что-то ужасное, она почувствовала бы это в Силе. И все равно она была обеспокоена. От его миссии зависело очень многое – и для их семьи лично, и для всей Галактики. И если миссия закончится неудачей – это будет несчастье немыслимых масштабов.

Разговор между ее мужем и рином перешел на новую тему, когда на консоли вспыхнул сигнал, сообщавший о скором достижении точки выхода.

– Долетели точно по плану, – с гордостью сказал Хэн, собираясь вывести корабль из гиперпространства.

– И даже не понадобилось выйти и подтолкнуть, – пошутил Дрома.

– Очень смешно, – процедил Хэн. – А сейчас будь любезен вытащить свою задницу из кресла и позволь Лейе сесть и помочь мне.

– Нет, все в порядке, Хэн, – сказала Лейя. – Я уверена, что Дрома справится с обязанностями второго пилота.

Не то, чтобы Лейе не хотелось помогать Хэну, просто ей было интересно понаблюдать их совместную работу с рином. Воспоминания о том ужасном времени, когда Хэн был почти потерян для нее из-за горя от смерти Чубакки, были очень болезненны. Но только Дрома по-настоящему видел, что тогда пришлось пережить Хэну. Если присутствие рина на борту как-то напоминало Хэну о том времени, он никак этого не показал.

– Ты не забыл, что должен делать второй пилот? – спросил Хэн Дрому.

– Следовать приказам первого пилота и ругаться, если что-то пойдет не так, – ответил Дрома с улыбкой. – А что-то пойдет не так обязательно.

Хэн сделал вид, что обиделся.

– Эй, "Сокол" может быть и староват…

– … но стрелять по нему будут как по новому, – Дрома засмеялся. – В любом случае, меня больше беспокоит не возраст корабля, а возраст пилота, – добавил он, щелкая переключателями.

Хэн не успел ответить – раздался сигнал навигационного компьютера. За иллюминаторами рубки сверкающие полосы гиперпространства исчезли, превратившись в черный космос, усыпанный звездами. Здесь не было звезды – солнца системы, которая могла бы затмить остальные своим светом. Ближайшая обитаемая система в этой части Среднего Кольца находилась более чем в десяти годах отсюда, а ближайшая звезда – в половине этого расстояния. На триллионы и триллионы километров здесь не было ничего кроме космической пыли. Прото-планета Эсфандия казалась крошечной игрушкой, затерянной в межзвездном пространстве.

По крайней мере, предполагалось, что там больше ничего нет. Когда "Сокол" и "Гордость Селонии" вышли из гиперпространства, Дрома внимательно смотрел на экраны сенсоров в поисках осиротевшей прото-планеты. Вскоре сенсоры "Сокола" обнаружили цель. Эсфандия была покрыта густыми облаками и на экранах отсвечивала оранжевым. Лейя не сразу поняла, что это значит: так как у Эсфандии не было своего солнца, единственным источником тепла могло быть только ее ядро. И так как Эсфандия не находилась на орбите звезды, на ней не было времен года, полюсов и экватора – температура была одинаковой на всей поверхности прото-планеты.

Однако более близкое сканирование показало, что на поверхности полушария перед ними как минимум шесть точек, излучающих тепло. И сразу же на экране появилась еще одна.

Дрома увеличил изображение на экране.

– Орбитальная бомбардировка, – определил он.

– Йуужань-вонги все еще здесь, – сказала Лейя. – Они уничтожают приемники.

Хэн внимательно смотрел на мониторы перед ним.

– Много вражеских кораблей на низкой орбите. Семь линейных, девять крейсеров. Хотя "прыгунов" они выпустили не так много. Никаких сигналов от наших кораблей, оборонявших станцию или от подкреплений с Мон Каламари.

– И я, кажется, знаю, почему… – произнес Дрома.

Лейя поняла, что он имеет в виду. Эскадра йуужань-вонгов на орбите Эсфандии была очень сильной по любым стандартам. Против фрегата и двух эскадрилий, защищавших Эсфандию (плюс еще две эскадрильи, направленные сюда с Мон Каламари) это было… Термина "подавляющее превосходство" здесь было явно недостаточно.

– А я думал, у вонгов не хватает сил даже чтобы защитить оккупированные территории… – сказал Дрома.

Хэн смог лишь пробормотать что-то себе под нос.

В комлинке Хэна послышался голос капитана Мэйн. "Гордость Селонии" и "Солнца-Близнецы" запрашивали инструкции.

– Скажи им, чтобы ничего пока не предпринимали, – приказала Лейя. – Мы не можем просто так лезть туда. Это будет самоубийство.

Хэн повернулся к ней.

– Но мы не можем и улететь просто так, Лейя.

Она кивнула.

– Станция, наверное, еще там, внизу. Иначе вонги не стали бы тратить время на уничтожение приемников. Без станции они бесполезны.

– И что мы будем делать? – спросил Хэн. – Они могут заметить нас в любой момент.

Лейя, встав с кресла, взглянула на экран через плечо Хэна. Флот йуужань-вонгов действительно был очень силен.

– Если мы сможем быстро проскочить мимо вонгов в атмосферу, возможно, мы успеем найти станцию до того, как это сделают вонги.

– А что потом? – запротестовал Дрома. – Мы окажемся в том же положении, что и станция. Только вопрос времени, когда вонги прихлопнут нас там.

Лейя чувствовала, как в ее душе поднимается отчаяние при мысли о том, какую дилемму предстоит решать. Если они улетят сейчас, то, возможно, потом удастся оборудовать где-нибудь новую станцию связи, которая позволит связаться с Неизученными Регионами…

Она раздраженно встряхнула головой. Это означает бросить экипаж станции Эсфандии на верную гибель. Лейя вспомнила Джиндайн, когда столько беззащитных граждан Новой Республики были оставлены во власти жестокого врага…

"Должен быть другой путь…"

Словно в ответ на эту мысль сенсорные системы издали сигнал, сообщавший о появлении новых кораблей из гиперпространства.

– Новые цели выходят из гиперпространства с дальней стороны Эсфандии, – сообщил Дрома, нервно подергивая хвостом.

– Вот и все, – проворчал Хэн. – Определенно, пора смываться.

– Подожди, – теперь Лейя смотрела на экраны через плечо Дромы, – похоже, это не йуужань-вонги. Попытайся связаться с ними на имперской частоте.

– Имперской? – удивился Хэн, но, взглянув на экран, усмехнулся и передал закодированное сообщение. – Да… не думал, что буду так рад увидеть имперский звездный разрушитель.

– И он здесь не один, – заметила Лейя.

Два звездных разрушителя с кораблями сопровождения вышли из гиперпространства над Эсфандией, из их ангаров вылетали эскадрильи СИД-перехватчиков. Увидев, как уверенно они намереваются атаковать йуужань-вонгов, Лейя почувствовала прилив оптимизма.

Она не сразу смогла определить названия звездных разрушителей, но, судя по следам попаданий на броне и другим небольшим повреждениям, эти корабли совсем недавно участвовали в бою.

Система связи "Сокола" издала сигнал вызова, и Хэн включил канал. Это оказался гранд-адмирал Пеллеон.

– Можно было догадаться, что я найду здесь "Сокол", – сказал он. – Вы всегда там, где жарче всего.

Лейя почувствовала, как улыбка расползается по ее лицу.

– Рада слышать вас, Гилад.

– Как и я, принцесса.

– Вы не на "Химере", – заметил Хэн, – ваш корабль выглядит слишком старым.

– Это "Право на Власть", – ответил Пеллеон. – Один из самых старых разрушителей в нашем флоте. Мы гнались за вонгами почти через половину галактики, пытаясь не позволить им уйти просто так. При последнем гиперпрыжке мы потеряли их, и поэтому смогли прибыть сюда только сейчас. Данные нашей разведки по вашим станциям связи сильно устарели.

– А у них, похоже, с данными разведки все в порядке, – сказала Лейя.

– Мы здесь, чтобы не позволить им воспользоваться этим преимуществом.

– Рада слышать.

– Вы присоединитесь к нам? – спросил Пеллеон.

– Мы в вашем распоряжении, адмирал, – ответила Лейя.

– Отлично, здесь найдутся цели для вашей группы. Коммандер Ансвен сообщит вам указания, – и перед тем, как отключить связь, адмирал добавил, – наконец-то мы с вами сражаемся на одной стороне, капитан Соло.

Когда канал отключился, Хэн взглянул на Лейю.

– Теперь мы получаем приказы от имперцев?

– Многое изменилось, – сказала она. Сердце подсказывало ей, что Пеллеону можно верить, и Сила говорила то же самое. – Он защищает станцию Галактического Альянса. Представляешь, как он сейчас себя чувствует?

Хэн усмехнулся.

– Да уж, представляю… Просто я терпеть не могу, когда мне приказывают – кто угодно.

Лейя улыбнулась.

– Я уверена, Пеллеон знает об этом.

Включился имперский канал связи и послышался женский голос – вероятно, это и была коммандер Ансвен, о которой говорил гранд-адмирал.

– Основная цель вашей группы – разрушитель типа "Кер-хашан", – сказала она. На мониторах "Сокола" появилось изображение указанного корабля йуужань-вонгов. – На его борту находится йаммоск. Дополнительные цели – корабли сопровождения. Атаковать, как только будете готовы. Конец связи.

Хэн ввел координаты курса в навигационный компьютер.

– "Гордость Селонии", вы получили указания?

– Так точно, капитан Соло, – ответила Тодра Мэйн.

– Джаг?

– "Солнца-Близнецы" ожидают ваших приказов, – голос Джага звучал спокойно, но Лейя почувствовала в нем напряжение.

– Так вы что, собираетесь делать то, о чем я подумал? – нервно спросил Дрома.

– Это ты у нас умеешь угадывать мысли, – усмехнулся Хэн, – вот и скажи нам.

– Но ведь их все равно гораздо больше. Конечно, хорошо, что у нас появилась компания, но это только два ИЗР против шестнадцати здоровенных монстров...

– Я знаю, – на лице Хэна появилась его неподражаемая ухмылка, – но ведь тем интереснее будет, не правда ли?


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СТОЛКНОВЕНИЕ


Кровь.

Это первое, что почувствовал Ном Анор, когда вышел из катакомб Йуужань’Тара. Не яркий свет, не ветер, даже не обломки зданий, оставшихся от прежних хозяев планеты. Прежде всего он ощутил густой запах крови, наполнявший воздух.

Ном Анор глубоко вздохнул и улыбнулся.

Пророк и его приближенные, наконец, выбрались на поверхность. Ном Анор, Шуун-ми и Кунра сейчас сопровождали Нгаалу в ее "расследовании случаев ереси" в Вишту – одном из секторов Йуужань’Тара. Официальным лицам всех уровней было приказано оказывать ей содействие. Нгаалу уже получила известность: кто лучше, чем жрица богини обмана, сумеет увидеть обман и ересь среди представителей высших каст?

Нгаалу привела с собой многочисленную свиту и слуг, и никто из чиновников не подозревал, что среди них находится вождь всех еретиков. Это было отличное прикрытие. Ном Анор скрывался под видом рабочего, положение которого лишь немного выше положения "отверженного". Задачей Ном Анора было наблюдение за вррипами – массивными шестиногими существами, выведенными для перевозки тяжелых грузов. В данном случае грузы представляли собой только многочисленные записи и пятерых пленников для допроса. Ном Анор лично отобрал тех, кто должен стать жертвой. Эти пятеро несчастных не были посвященными, и считались только сочувствующими еретикам. На самом деле они были не слишком надежны или психически нестабильны, и Ном Анор решил, что принести пользу делу джедайской ереси они смогут лишь таким образом. Он обманул их, сделав вид, что принял их служение, и направил их распространять искаженную версию Слова Пророка. Агенты Нгаалу – по-прежнему верные Шимрре, и искренне считающие, что исполняют волю Верховного Правителя – схватили их в полном соответствии с планом Ном Анора. Допрос этих "еретиков" должен был выявить страшные тайны о секторе Вишту и чиновниках, ответственных за него. Таким образом, план Ном Анора по дезинформации врага должен был блестяще осуществиться.

– Стой!

Ном Анор остановил своих вррипов, когда караван Нгаалу вошел в представительский квартал Вишту и остановилс


Содержание:
 0  вы читаете: ЕРЕТИК СИЛЫ 3: ОБЪЕДИНЕНИЕ : Шон Уильямс    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap