Фантастика : Космическая фантастика : Планета гарпий : Альберт Валентинов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13

вы читаете книгу




ПЛАНЕТА ПОД ЖЕЛТОЙ ЗВЕЗДОЧКОЙ

Молоденькая березка дрогнула, судорожно мотнулась вершиной и с хрустом вывернулась из земли, взметнув корни. Брызнул земляной фонтан. На поляну, тяжело сопя, выбрался пахун. Ослепленный солнцем, он замер на мгновение, покрутил огромной головой, потом взвыл и помчался через поляну к Ирине. Поверженная береза, зацепившись за него, волочилась следом. Ветви подскакивали на буграх, и отрывающиеся листья, подхваченные воздушными вихрями, метались в воздухе. Овальный фасеточный глаз на широком лбу зверя налился фиолетовым пламенем. Пахун был в ярости.

Ирина спряталась за дерево, положила руку на расстегнутую кобуру бластера. Обычные пистолеты против пахунов бессильны. Она не собиралась убивать зверя, жест был машинальный, отработанный долгой практикой. Не снимая ладони с тяжелой резной рукоятки, она отступила на три шага глубже в лес. Дальше было нельзя: из-за коричневого ствола покачивал пушистой головой убийца-одуванчик. Ветер дул в ее сторону.

Чудовище промчалось в каком-нибудь десятке метров, выворачивая почву перепонками стальной крепости, срастившими его шесть ног. Земля кипела вокруг него, как волны вокруг торпедного катера. Увесистый комок земли сломал ветку над головой Ирины, другой больно ударил ее в плечо. Она присела. Над головой прошуршало, посыпались листья, в соседний ствол врезался, пробив кору, угловатый обломок. Пролети он чуть ниже… Ирина поежилась. Обычно пахун не швыряется землей, даже когда гонится за добычей. Что же так взволновало самого могучего, самого бесстрашного обитателя этой планеты?

Пахун взял левее, слепо ломясь сквозь кустарник, и Ирина поняла причину его ярости: от хвоста до левой перепонки болтался окровавленный лоскут кожи. Только у одного существа на планете были когти, способные пробить шкуру, которую не брала пуля.

Ирина отпустила рукоять бластера. Теперь опасаться нечего: все живое разбегается от свежих следов пахуна. Правда, следы эти мгновенно зарастают. Завтра же на вспаханной полосе покажутся крохотные зеленые стрелки, совсем нежные, как шелковинки, а через неделю она покроется двухметровой травой, через которую без резака не пробиться. Таких полос на планете много.

Ирина быстро шла вдоль полосы, перепрыгивая через, поваленные деревья, с беспокойством отмечая, что след ведет в нужном ей направлении. Неужели пахун напал на становище?… Но потом след свернул в сторону. Вот на этом месте зверь впал в бешенство и кинулся, не разбирая дороги. И здесь она увидела гарпию.

Это был Лидо, великолепный экземпляр, один из самых способных в племени. В последнее время гибнут, в основном, самые способные… Ирина наклонилась, погладила крупную взъерошенную голову с оскаленными страшными зубами. Только голова и сохранилась, все остальное было втоптано в землю, расплющено. Белый пух перекатывался по траве и постепенно исчезал между деревьями. Битва произошла совсем недавно.

Мертвые глаза гарпии с остекленевшими зрачками глядели на Ирину. Даже сейчас в них не исчезло то осмысленное выражение, та искра разума, которую с недавних пор земляне отмечали то у одного, то у другого представителя этого крылатого племени. Тихо проговорив «Эх, Лидо, Лидо!», она отступила на несколько шагов и вынула бластер. Грянул гром, и теперь только взметнувшийся пух напоминал о погибшем. Не оглядываясь, Ирина быстро зашагала вперед.

В космическом реестре Планета гарпий была отмечена желтой звездочкой, как годная для жизни, но запрещенная к освоению. Желтая звездочка запрещала даже сафари, с какой бы степенью безопасности они ни были организованы. Любая степень безопасности здесь недостаточна. Восемнадцать могил разведчиков, раздавленных пахунами, разорванных крабами, расстрелянных одуванчиками, отравленных черными бабочками, восемнадцать серых гранитных обелисков служили безмолвным предостережением, что для людей здесь нет места.

И все-таки вот уже пять лет здесь жили люди. Двенадцать человек, не прибавивших ни одной могилы к тем восемнадцати. Но это потребовало такой железной дисциплины, такого самоограничения, особенно на первых порах, такой силы воли и постоянной настороженности, что жизнь на Такрии, где опасностей тоже хватало с избытком, вспоминалась сейчас как голубая идиллия.

Ирина выбрала эту планету потому, что суровее в реестре под желтой звездочкой не оказалось. Ей нужна была планета, жизнь на которой заставляла бы ежедневно, ежечасно, ежеминутно напрягать умственные способности. Планета, где можно выжить, только объединившись в коллектив.

На Такрпи гарпии были владыками, сильнейшими. Им не надо было опасаться кого-либо, кроме человека, не надо было объединяться для охоты или обороны. Каждая гарпия могла в одиночку добыть пропитание или отбиться от врага. И мозг, не побуждаемый опасностью, не развивался.

Здесь же гарпии оказались в ином положении. На планете были свои владыки, владыки могущественные, которые отнюдь не намеревались делить власть и добычу с пришельцами. Здесь можно было действовать только совместно всегда и во всем. И гарпии, одни раньше, другие позже, поняли это, с помощью людей, разумеется. Правда, из двух с половиной тысяч детенышей, которых Ирина вывезла с Такрии, осталось всего тысяча триста пятьдесят, зато выжили самые, если можно так выразиться, разумные.

Коллектив развивает сознание, требуя средств общения, понимания друг друга. Ирина часами просиживала у аналоговой машины, бессчетно прокручивая записанные на пленку крики гарпий, заставляя машину снова и снова анализировать, сопоставлять, рассчитывать структуру. И последние два года машина отмечает всё новые и новые звуки, все новые понятия. Разумеется, до речи еще далеко. Речь начинается с осмысливания абстрактных понятий. Но и то, чего добились гарпии за каких-то пять лет, кажется чудом. Впрочем, чудом ли? Излучение, которым ящеры залили Такрию, могло действовать не только на аборигенов.

Ирина внезапно остановилась, и тут же рука ее легла на кобуру. Ничего страшного не было в этой завеси лиан между деревьями. Просто толстые узловатые плети перекинулись с вершины на вершину, переплелись причудливыми узорами, обросли паразитами, чьи огромные бледные цветы так красиво выделяются на коричнево-буром фоне стволов. Великолепные цветы, только не рекомендуется прикасаться к ним. А внизу, между могучими арками выбившихся из земли корней, в лианах чернеет дыра. Это Ирина прорубила ее в прошлый раз и спокойно прошла, но сейчас… Она сосредоточилась, проверяя свои ощущения. Сейчас она туда ни за что не пойдет. И даже не потому, что цвет прохода чуть темнее, чем должен быть, будто кто-то поджидает ее там, бросая тень. Обостренной интуицией Ирина почувствовала, как ее облепляет голодный ждущий взгляд…

На ее правой руке, скрепленный ферромагнитным браслетом-антенной, фосфоресцировал УП-Универсальный Передатчик. Без него никто не имел права выходить с Базы. Что бы ни произошло с человеком, УП тут же передает сведения на Главный мозг. Когда ничего не случается, он тоже сигналит… Главный мозг всегда знает, где находятся земляне и угрожает ли им опасность. Сорок восемь раз за пять лет посылал он спасательных роботов — и они спасали людей… Вот и сейчас на циферблате горит красная точка: Главный мозг уловил тревогу человека, но не настолько сильную, чтобы посылать помощь. Такое состояние здесь — явление обычное. Поколебавшись, Ирина нажала кнопку, сигнализируя, что контролирует положение, и второй кнопкой вызвала «ТУЗ»- Танк Универсальной Защиты.

Она оставила машину километрах в трех, на берегу реки, — захотелось пройтись пешком. Конечно, это неосторожно, но путь исследован не однажды и не опасен. Не опасен… Как будто здесь можно в чем-то быть уверенным! Вот и сегодня — сначала пахун, а теперь тот, кто ждет за лианами. Кто же это? Пахун исключается, он не ждет, он ломится напропалую. Это бесхитростный хищник. Одуванчик? Нет, его не почувствуешь. Он слепой, мечет стрелы в сторону повышенной температуры и попадает метко. Черная бабочка тоже исключается: в лесу ей не развернуться, она охотится только на открытых пространствах. Значит, краб. Или паук. Нет, пожалуй, краб. Ирина вытащила бластер, прижала стволом кверху к плечу. Самое омерзительное животное планеты… И самое коварное. Способен подстерегать жертву часами, а когда схватит, не торопится рвать. Сначала поиграет: то чуть отпустит клешни, то снова сожмет. А звуки, которые он издает при этом… Как биолог, Ирина понимала, что это обусловлено физиологией животного: краб может есть, только накопив достаточно желудочного сока. Но от этого он не казался симпатичнее.

Провал между лианами оставался темным и пустым и когда Ирина стояла неподвижно с бластером у плеча, и когда над головой раздался характерный свист гравитационных двигателей. Гибкое металлическое щупальце, извиваясь, выползло из брюха машины, обхватило женщину поперек пояса, быстро потащило наверх. И тогда краб не выдержал. Две длинные клешни метнулись из-под корней и, промахнувшись, лязгнули, словно ножницы.

Ирина чуть не спустила курок. Еще бы на десяток сантиметров ближе… Но стрелять нельзя. Земляне легко могли бы очистить планету от хищников — и гарпии никогда не стали бы разумными.

«ТУЗ» плавно набирал высоту. В кабине свист двигателей совершенно не ощущался. Ирина полулежала в мягком кресле, рассеянно поглядывая сквозь прозрачную боковую стенку. Машина шла сама по заданному маршруту. Это не добрый старый мобиль, с которым можно резвиться как угодно. С мобилем здесь и дня не продержишься. Здесь годится только приспособленный для самых тяжелых, самых гибельных условий «ТУЗ».

Вот и пятое племя, куда она направлялась. На вершине холма, как свечка торчащего над лесом, громоздятся друг на друге массивные каменные надолбы. Пришлось изрядно повозиться, прежде чем удалось доставить их сюда и расположить в «естественном» беспорядке, но так, чтобы получилась защита от ветра и дождя. В пещерах гарпии пока не живут: крылатые боятся замкнутого пространства. А пещера в холме есть. Удобная, с двумя выходами, вырытая по чертежам. Увидев у нижнего входа яркий овал танка, Ирина нахмурилась. Сколько раз она приказывала не ставить машины так близко к становищу. Боится Бен пройти пешком лишние триста метров, что ли?

Она посадила свой танк и быстро поднялась по вырубленному в склоне пандусу к верхнему входу, где на утрамбованной площадке догорал небольшой костер. Угли уже покрылись сизым налетом, и только легкий ветерок еще вызывал на их поверхности россыпь мерцающих искр. Ирина покачала головой, увидев, что хвороста почти не осталось. Бросив на угли все сучья, в беспорядке разбросанные вокруг, она раздула пламя и только после этого огляделась, ища Бена.

Он уже спешил к ней с холма, легко перескакивая с валуна на валун, широкоплечий, светловолосый, синеглазый, с румянцем во всю щеку. Красивый мальчишка этот Бен, ничего не скажешь!

— Все в порядке! — еще издали закричал он. — Мать и дитя чувствуют себя великолепно.

Он повел Ирину наверх, где между двумя наклоненными камнями, как под крышей, на подстилке из мягкого мха лежала молодая гарпия, обнимая крыльями новорожденную.

— Ну, молодчина, Трента, ну обрадовала! — Ирина села рядом, погладила сильное гладкое крыло. — Покажи-ка дочку.

Гарпия доверчиво глядела круглыми немигающими глазами. Она привыкла к этим бескрылым существам, никогда не проявляющим враждебности. Но когда Ирина протянула руки к детенышу, мать отпрянула, насколько позволяли камни, и плотней запахнула крылья.

— Глупая, чего ты боишься? Я же не сделаю ей ничего плохого.

Ирина достала горсть конфет в ярких обертках. Ни одна гарпия не могла устоять перед этим лакомством. Не устояла и роженица. Высунув из-под крыла мощную когтистую лапу, она сгребла конфеты с ладони Ирины и мгновенно расправилась с ними, сдирая обертки зубами. Воспользовавшись случаем, Ирина осторожно погладила малыша. И тут произошло чудо: гарпия забросила крыло за спину и позволила забрать детеныша.

— Да вы просто волшебница! — ахнул Бен.

Ирина не ответила. Прислонившись к камню рядом с матерью, не сводившей с нее глаз, она баюкала маленькую, гладила пупырчатые, как у цыпленка, крылышки, тонкие поджатые ножки, все это крохотное доверчивое тельце — первого представителя первого поколения, родившегося на этой планете. Этой малышке будет уже легче: ей не придется переучиваться, не придется приспосабливаться. Она с первого дня своя в этом суровом мире, который ей не будет казаться таким суровым.

Молодая мать все так же не сводила с нее тревожных глаз. Крылья ее вздрагивали. Ирина отдала ей детеныша, проверила, хороша ли подстилка, и поднялась на ноги.

— Папаша очень уж беспокоился, — заговорил Бен, по-мальчишески ухмыляясь. — Трента его не подпускает, а его как магнитом тянет. Полночи бегал вокруг них, как на привязи. Сделает шаг вперед — и отскочит. Наберется храбрости, еще шаг — и опять назад. А потом схватил палку, встал перед гнездом и такую рожу скорчил — не дай бог подойти. Уже утром понял, что никто не угрожает его семье, и улетел за добычей. Что-то долго не возвращается.

— И не вернется. Подрался с пахуном, — коротко пояснила Ирина.

Теперь ей была ясна цепь событий. Лидо вылетел за едой для Тренты. В одиночку. Был вынужден вылететь, потому что остальные были сыты после вчерашней охоты. Каждый получил свою долю, но Лидо поделился с Трентой… Одна доля на двоих! И никому в голову не пришло его сопровождать. Ах, Бен, Бен, когда же ты научишься… Паря над лесом в поисках вкусных жирных белок, Лидо встретил пахуна, направлявшегося к становищу. Ни один хищник планеты не нанес гарпиям такого урона, как пахуны. Пахуны и черные бабочки. Вероятно, зверь случайно шел в ту сторону, но Лидо этого не мог знать. И он пошел на смерть, лишь бы отвратить опасность от своего гнезда. Пошел на смерть потому, что почувствовал себя… Ах, если бы знать, кем он себя почувствовал!

— Накормил Тренту? — спросила Ирина у ошеломленного Бена и, узнав, что нет, пришла в ярость. — Это же первый детеныш, первый!.. А мать с утра голодная. И костер погас, дров не удосужился запасти. Чем ты здесь занимаешься, хотела бы я знать?

И пока Бен метался по склону, то собирая сучья, за которыми от растерянности не догадался послать робота, то вытаскивая из устроенного в пещере ледника продукты, Ирина быстро приспособила над костром треногу, вскипятила котелок воды, бросила туда мясо.

Трента отлично понимала, для кого это делается. И не смогла выдержать. Голод погнал ее к человеку. Поднявшись с подстилки и крепко прижимая к себе детеныша, она неуверенными шагами, пошатываясь, спустилась к костру.

— Давай, давай! — подбадривала ее Ирина, высыпая в котелок концентраты. — Теперь-то ты не откажешься от горячего. Может, поймешь, наконец, что вареное мясо вкуснее.

Тренте было уже все равно, вареное или сырое. Она беспрепятственно позволила забрать у себя детеныша и торопливо сняла котелок с треноги. Ирина отметила, что, хотя она впервые проделывает эту операцию, движения у нее четкие и уверенные. Голод — лучший учитель. Запустив лапу в варево, гарпия жалобно вскрикнула, и ее лицо, так похожее на человеческое, искривила гримаса боли. Тихонько повизгивая, она трясла лапой и дула на обожженные пальцы.

— Ничего, ничего, Трента, думай, как лучше сделать, соображай. — Ирина подтолкнула к ней толстую ветку, и гарпия поняла. Схватила ветку, выловила ею кусок мяса и, дав ему остыть, жадно съела.

На запах подошли другие гарпии. До этого они сидели в отдалении, внимательно наблюдая за происходящим на площадке. Впрочем, подошли не все, только самые «разумные», самые восприимчивые. Для каждой у Ирины нашлись сладости и ласковое слово. Слово — это было обязательно. С гарпиями полагалось разговаривать в любой удобный момент. Привыкнув к чужой речи, понимая ее, они скорее обретут свою. Достаточно ли Бен уделяет внимания этому важнейшему аспекту их работы? Положение в этом племени больше всего беспокоило Ирину. Это племя (или еще стая?) не числилось в передовых. То, что Трента сняла котелок и действовала палкой — уже не показатель прогресса. Другие племена давно прошли эту стадию. Но вот на охоте большинство гарпий этого племени все еще полагается на силу когтей и мощь крыльев. Даже Лидо вылетел невооруженный… И очень плохо, что еще ни одна гарпия не подбросила в костер даже самой маленькой веточки, хотя холодными вечерами они частенько теснились у огня. Это, к сожалению, присуще пока всем племенам.

Истратив все запасы Бена, Ирина накормила супом каждую гарпию. Не часто это удавалось. Обычно никто не соглашался первым отведать человеческой еды. Зато если находился смельчак, побуждаемый сильным голодом, за ним к котелку тянулись все. А вместе с вареным мясом они постепенно привыкали к концентратам из овощей и злаков. К счастью, гарпии не успели «специализироваться» на какой-либо одной пище, иначе все попытки сделать из них разумных были бы заранее обречены на неудачу. Здесь, на новой планете, где каждый кусок свежего мяса доставался трудной ценой, они все чаще ели фрукты и коренья.

Глядя на их круглые, коротконосые, зубастые лица, Ирина вдруг поймала себя на том, что совершенно не отличает их от человеческих. Привычка? Нет. Собаку, например, никогда не поставишь на свой уровень. Она дошла до вершины своего развития, выше ей не подняться. Гарпии находятся на самой нижней ступеньке разумной эволюции, и впереди у них тысячевековой путь… Теперь это ясно. Если еще три года назад кое-кто сомневался, то сейчас каждому бросаются в глаза перемены и в облике, и в поведении крылатых. Руки, способные создавать! Еще ни одно, даже самое примитивное орудие не было изготовлено сознательно, но готовыми палками и камнями гарпии пользуются вовсю, причем выбирают камни поострей, а палки с утолщением на конце, которыми удобнее убивать. И еще у них сильно развиты лобные доли мозга — участки, ведающие самосознанием, самоограничением, сдерживанием страстей и эмоций, без чего невозможна жизнь в коллективе. Неандертальцы вымерли именно потому, что у них лобных долей почти не было.

Бен с деловым видом возился у нижнего входа в пещеру, хотя делать ему там было абсолютно нечего. Совсем растерялся парень. Ирина жестко усмехнулась. Ничего, такая встряска ему полезна. Что-то он в последнее время распустился. На Базу летает чуть ли не каждый день, будто бы за инструкциями, и такие взгляды кидает на начальника отряда, что яснее не скажешь… Счастье еще, что Василий ни о чем не догадывается… А может, и догадывается, но не желает вносить сложности и в без того трудную жизнь отряда, верит жене. После Такрии, после корабля ящеров что может их разлучить? Но Бен, Бен! Мальчишка! А здесь это непозволительная роскошь. Здесь надо быть мужчиной. И забыть себя. Полностью отдаться делу. А он даже за костром не следит. Костер должен гореть днем и ночью. С него начинается цивилизация.

Ирина подумала, что слишком многое прощала Бену. Молодой парень, новичок в отряде, увлекающийся, во всем видящий прежде всего романтику. Не такой ли и она была первое время на Такрии? Нет, придется заняться им всерьез… или попросить у Земли замену.

Приласкав в последний раз новорожденную, забавно таращившуюся на незнакомый мир, и передав ее матери, Ирина спустилась с холма. Бен осторожно, бочком, подошел к ней, всем своим видом изображая раскаяние.

— Если что потребуется, я сегодня и завтра в девятом племени. Тренту кормить два раза в день, обязательно вареной пищей. О состоянии детеныша докладывать регулярно мне и доктору. Смотри, если упустишь… Кстати, почему доктора здесь нет? Не знаешь? Плохо! Не забывай про костер. Я не намерена повторять одно и то же. Все ясно?

Не дожидаясь ответа, Ирина пошла к танку. Проходя мимо машины Вена, она обернулась и крикнула:

— Отгони «ТУЗ» на положенное место! И чтобы больше я его здесь не видела.

Расстроенный Бен удрученно кивнул.

«Это тебе не нежные взгляды кидать, — думала Ирина, усаживаясь в кресле и набирая индекс девятого племени. — И вообще слишком много с тобой хлопот! Чего-то там, на Земле, недоглядели…» Но скоро ее мысли потекли по другому направлению. Вот уже неделю она не видела мужа, работавшего в девятом племени. Все не было времени слетать, то одно отрывало, то другое. А Василий не подавал признаков жизни Разумеется, с ним ничего не случилось, иначе Главный мозг немедленно поднял бы тревогу. Но сам Василий изменился с недавних пор, после того как она категорически отказалась поддержать его сумасшедшую идею. Тогда они в первый раз крупно поссорились… Неужели еще что-то задумал? Ничего, разберемся.

На мгновение кольнула обида, что от научной работы, работы необыкновенной важности, столько времени и нервов отнимают вот эти недоразумения с людьми, соратниками, с которыми и недоразумений-то никаких не должно быть. Могла ли она такое предположить, когда согласилась стать начальником отряда!

Ирина откинулась на спинку кресла и в который уж раз с горечью подумала, что не умеет руководить людьми. Никак не может нащупать ту грань, на которой руководитель остается в то же время товарищем, как Сергеев на Такрии. Не умеет так «не замечать» мелких упущений, чтобы подчиненный сам поспешил исправить их. Конечно, все это приходит с опытом, но пока люди иногда обижаются.

Да и муж… Пять лет они женаты, а до сих пор каждая встреча приносит с собой все то же ликующее чувство. Потому что очень уж редки они, эти встречи. Нельзя многого позволить себе. Вот если бы в отряде были еще супружеские пары…

«Передает третий спутник наблюдения. Внимание! Передает третий спутник. Из Урочища серого тумана курсом юго-юго-запад по направлению к пятому племени движется стадо пахунов численностью пятнадцать голов. Скорость движения нормальная».

Ирина с досадой стукнула кулаком по коленке. Только что улетела оттуда, и вот… Скорость нормальная, значит, пахуны просто возвращаются на стоянку. И на десять километров от их следа пропадет дичь. Вернуться, что ли? Нет, пусть Бен справляется сам.

Она включила микрофон.

— Вызываю пятого. Вызываю пятого.

— Пятый слушает. Сообщение принял, поднимаю танк.

Этим бы и следовало ограничиться. И все же Ирина не удержалась.

— Доложите, как будете действовать.

В голосе Бена прозвучала такая неприкрытая мальчишеская обида, что начальник отряда не удержалась от улыбки.

«Поделом мне», — подумала она.

— Это же ясно, Ирина Аркадьевна, я не маленький…

— Хорошо, действуйте, — оборвала она и выключила микрофон.

И все-таки она повернула к Урочищу серого тумана. Не может она сейчас не проконтролировать Бена, тем более что он и не будет об этом знать. Он должен остаться в племени, не дать гарпиям вылететь навстречу врагу. Танк будет действовать сам, по заданной программе.

Синий лесной ковер проплывал под машиной, изредка прорываясь бурыми прогалинами. Синий с бурым — это цвета планеты. Растительность здесь жесткая, накопившая много железа, чтобы противостоять травоядным. Тщетная попытка… Человек не может раскусить здешние плоды, тугие, как литые резиновые мячи. Сначала их нужно разрубить топором. А гарпии раскусывают. И плоды и ягоды. Здешние олени раза в три больше земных, рога их не помещаются в кабине танка. Только такие гиганты могут жевать траву, которая на другой планете называлась бы ползучим кустарником. Люди меняют обувь каждые две недели: подошвы не выдерживают. На двух ногах здесь ходить трудно. Очевидно, поэтому коренные обитатели имеют шесть ног, шесть лап, шесть копыт… Или число, кратное шести, как змеи. На брюхе по такой траве не поползаешь.

Вот и Урочище. Огромная расселина между двумя голыми мрачными скалами, заполненная сероводородными парами. Никто из людей не бывал здесь после тех двух из первой экспедиции… Они успели только передать, что в Урочище полно животных. Самых разнообразных. Травоядные мирно соседствуют с хищниками. Регулярно раз в полтора-два года звери приходят сюда, едят целебную траву, дышат целебным туманом и расходятся, готовые к дальнейшей борьбе за существование. Залетали сюда и гарпии. Но чужакам здесь — смерть.

Ирина быстро отыскала пахунов. Их черные лоснящиеся спины время от времени выплывали среди раскачивающихся деревьев. А вот и второй «ТУЗ». Ну, все в порядке. Бен четко составил программу. «ТУЗ» повис на пути стада. Его овальный плоский корпус задрожал, размываясь контурами, невидимая стена кси-поля преградила дорогу. Теперь машина будет сопровождать животных, пока не отгонит на безопасное расстояние. Несколько минут Ирина наблюдала, как вожак, сложившись чуть ли не вдвое, в слепой ярости кидался на невидимую преграду и откатывался назад, воя от гнева и страха. Очень ему не хотелось менять маршрут. А стена надвигалась, оттесняя животных, пока, наконец, они не кинулись в другую сторону.

— Товарищ начальник, как там мой танк, неплохо справился?

В голосе Бена звучала неприкрытая насмешка, и Ирина невольно покраснела.

— Пятый, почему вы не остались с подопечными? Опять нарушаете правила.

— Ну что вы, Ирина Аркадьевна, я смирно сижу у себя на горке. Просто у меня с машиной отличная связь, и она передает все, что видит. А видит, между прочим, вас…

Ирина разозлилась, хотя прекрасно понимала, что получила заслуженный щелчок по носу. Ничего не ответив, она снова набрала индекс девятого племени и передвинула регулятор на максимум. Оставляя за собой громыхающие раскаты, заставляющие пригибаться верхушки деревьев, танк на сверхзвуковой скорости помчался к желтым горам.

Узкая гряда невысоких вершин встала естественной преградой лесу, который не мог перебросить через горы свои семена. Лес бился о подножие, шел на приступ, карабкался по склонам, но на них задерживались, выживали, проникая в мельчайшие трещины, считанные единицы деревьев, чахлые, низкорослые, не способные к продолжению рода. За горами простерлось обширное плато, расцвеченное кое-где синими пятнами озер. Здесь паслись огромные стада оленей и кентавров — сумчатых животных с вертикально поставленной грудью и недоразвитыми передними конечностями. Шуршали в траве тридцатишестиногие змеи, с громким гудением носились отливающие металлом жуки. Сюда редко заходили пахуны и никогда крабы. Здесь царство черных бабочек.

Девятое племя, как и все племена, обитало на вершине, в искусственных нагромождениях камней. Так же горел костер перед верхним входом в пещеру, а у нижнего входа светилась оранжевая крыша палатки Буслаева. Однако на стоянке находились два танка. Кто-то был у Василия.

Ирина посадила свою машину рядом и по номеру на борту узнала «ТУЗ» доктора. Этого еще не хватало! Вместо того чтобы быть в пятом племени… Она заспешила к палатке.

Василий спал, обив в комок одеяло. Лицо его вспухло, пылало жаром, с потрескавшихся губ слетало хриплое дыхание, забинтованная левая рука была бережно привязана к груди. Доктор сидел за столом и задумчиво отбивал пальцами какую-то мелодию, ожидая, пока в бюксе прокипятятся шприцы. Увидев Ирину, он успокаивающе махнул рукой.

— Черная бабочка. К счастью, задела лишь крылом.

Ирина обессилено опустилась на стул. Царапни бабочка хоть слегка хоботком, и никакие лекарства не успели бы помочь.

— Как это произошло? — с трудом спросила она.

Доктор пожал плечами.

— Вы же знаете своего супруга. Обычное лихачество. Отключил робота и пошел на бабочку с дубиной, решил показать подопечным, что можно справиться с ней один на один. — Он оживился: — И знаете, что главное: когда он упал, три гарпии схватили палки и отстояли его. С палками!

Ирина провела ладонью по мокрому лбу. Пять лет супружеской жизни не изменили Буслаева ни на йоту.

— Доктор, ты, как всегда, все напутал, — донесся с койки насмешливый голос. — Важно не то, что гарпии взяли палки, они и раньше ими пользовались, а то, что они схватились за оружие в минуту опасности, когда нет времени на обдумывание, когда каждая секунда дорога. И самое важное, они бросились с палками именно на бабочку, с которой только с оружием и можно справиться. Это уже не инстинкт, это разум. А что касается лихачества, то у меня в кармане была наготове ампула с вакциной.

Ирина быстро подошла к больному:

— Сумасшедший! Разве можно так…

Она поправила его спутанные волосы и, не выдержав, прижалась к пылающей щеке, сдерживая подступающие слезы. Доктор деликатно отвернулся.

— Ничего, девочка, результат стоил того. Да и вообще произошла несчастная случайность: не зацепись я за камень… А завтра я уже встану, скажи, Рене?

— Если будешь пить лекарства, — меланхолично отозвался доктор, — боль пройдет.

Ирина с силой растерла виски. Она ничего не понимала.

— Боль? Можете вы объяснить по-человечески, какая боль?

Прикосновение бабочки страшно тем, что оно нечувствительно, если, конечно, она не бьет хоботком. Просто на коже появляется красная полоса, а через час начинается головокружение, рвота, поднимается температура.

— Боль от ножа, — пояснил Василий. — Я, как положено, ввел вакцину, а потом сделал пару надрезов и ввел туда спирт, чтобы обезвредить.

— И правильно сделал. На три дня сократил пребывание в постели, — заметил доктор. Он вытащил шприц, набрал лекарство. — Нуте-с, раз уж ты проснулся…

Ирина вышла из палатки и присела на камень, чувствуя себя совершенно опустошенной. Только сейчас до нее с полной отчетливостью дошло, что могло бы произойти. Ночь наползала на горы, страшная ночь Планеты гарпий. Когда солнце заходит и над горизонтом в разные стороны плывут два спутника, темные силы зла властвуют беспредельно. Неслышно скользят в небе бабочки, с деревьев спускаются огромные пауки, застывают на звериных тропах крабы… Трудно, ох как трудно будет гарпиям подчинить себе эту планету!

С хрустом раздавливая камни, подошел и встал рядом робот — огромный, стальной, с двенадцатью следящими индикаторами, вооруженный плазменным бластером и излучателем кси-поля. Ночью спят люди, спят гарпии, только робот парит над становищем на гравитационных струях, охраняя спящих, замечая все и реагируя с быстротой, недоступной живому существу. А днем он собирает сучья, поддерживает костер, предупреждает о появлении хищников и сражается с ними, отмечает направление полета и время отсутствия каждой гарпии и делает еще уйму нужных дел.

— Пойдем, — сказала Ирина, — проводи меня.

Она начала взбираться по крутому склону, хватаясь за камни, чтобы удержать равновесие. Буслаев не разрешил проложить для себя удобный подъем. Сейчас это было кстати: пусть мысли сосредоточиваются только на трудной дороге. Робот тяжело шагал рядом.

Крылатые жили на самой вершине. Но сейчас, в холодный вечер, они перетащили свои подстилки на верхнюю площадку, к костру. На площадке сразу стало тесно, зато уютно.

«Все-таки молодец Васька! — подумала Ирина. — У Бена к костру сами не подойдут». Одни гарпии уже спали, тесно прижавшись друг к другу, другие сидели на камнях, завернувшись в крылья, и зачарованно смотрели на огонь. Какие видения, навеянные зыбкими очертаниями пламени, возникали в их мозгу? Третьи ссорились из-за места, обмениваясь короткими трескучими возгласами. Громадный самец застыл на краю площадки, сжимая в лапе дубину: он чуял опасность. Ирина покосилась на робота. Нет, самец ошибается. Она осторожно двигалась между крылатыми, гладила одних, окликала других, угощала сладостями третьих. Придумывать для них имена было мучением. Хотелось, чтобы были и простые, и не совсем похожие на человеческие. Почти полторы тысячи имен… И нельзя перепутать — обидятся. Для них имена такая же собственность, как сорванный плод.

У самого костра лежала Лада. Она не отпрянула, когда Ирина села рядом, даже не открыла глаза, только плотнее запахнулась в крылья. Лада готовилась стать матерью, и все ее инстинкты (а может, уже мысли?) были сосредоточены на этом. Еще двенадцать самок должны были скоро дать потомство вслед за Трентой. Вот и выросло первое поколение! Пять лет назад, когда их привезли сюда, это были перепуганные бестолковые детеныши. Год их держали в заповеднике за силовым забором, потом разбили на племена и поселили среди камней. Пятьсот погибло в первый же месяц. Это была необходимая жертва. Зато чем дальше, тем количество погибших уменьшалось. Если бы не Лидо сегодня! Как глупо! А может, не глупо? Ведь Лидо защищал свою семью, а этого раньше у гарпий не было. Коллектив делает свое дело.

Больше всего гарпий погибло здесь, в девятом племени. Ирина помнила, какие жаркие дебаты бушевали на Базе, когда Буслаев выбрал это место для своих подопечных. Самое страшное здесь для гарпий — открытое пространство. Бабочки, змеи, насекомые — все против них. В лесу спокойнее, хотя там нельзя и летать.

«Поймите же вы, наконец: гарпии должны летать. Это не люди, ноги для них не главное. Забудьте все, что было на Такрии. Там мы пробуждали разум в людях. В людях! Здесь совсем другие существа. И цивилизация у них будет совсем другая. Крылатая! А вы хотите подавить их естество. Черт с ней, с опасностью, дайте им проявить себя там, где это отвечает физиологии. Вот увидите, какой будет результат».

Он отстоял это место и оказался прав. В девятом племени гарпии развивались быстрее. И по размерам были крупнее остальных, хотя, почему так получилось, никто не мог понять.

Ирина угостила Ладу конфетами и спустилась к палатке. Теперь пойдут новые заботы — дети. Дети, которые с рождения будут рядом с человеком. С каким нетерпением люди ждали их!

В палатке клубился синеватый дым. Василий и Рене, нещадно пыхтя трубками, сражались в шахматы. После укола лицо Василия стало нормального цвета и он чувствовал себя гораздо лучше.

— Все от вакцины, — рассеянно пояснил Рене, убирая короля от вражеской ладьи. — Пахуна бы эта доза убила, а ему в самый раз.

— Мат! — торжествующе объявил Буслаев.

— Завтра! — сказал Рене и загородился конем.

— Все равно мат! — Буслаев двинул слона.

— Я и говорю: завтра! — невозмутимо отозвался доктор, снимая слона коварно притаившейся пешкой.

Мата не получилось, и Буслаев засопел, поочередно кусая то трубку, то собственную бороду. Ирина порылась в холодильнике, быстро, соорудила ужин и, не слушая возражений, сдвинула шахматную доску на край стола.

— Потом доиграете, я умираю с голоду.

Поужинав, разыграли, кому мыть посуду. Вышло доктору. Довольная, Ирина легла спать, строго-настрого наказав мужчинам долго не засиживаться и проветрить помещение. В конце концов она заставила себя заснуть.

Через час огонь в палатке погас. Спали люди, спали гарпии. Бодрствовали самец с дубиной и робот. Самец все так же неподвижно стоял на камне, весь внимание и настороженность, а робот парил над становищем, то снижаясь, чтобы подбросить сучья в костер, то снова взмывая вверх. Его следящая система работала в спокойном режиме: вблизи никакой опасности не было.


Содержание:
 0  вы читаете: Планета гарпий : Альберт Валентинов  1  ТИХОЕ УТРО : Альберт Валентинов
 2  СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ : Альберт Валентинов  3  ГАРПИАНСКИЙ ОТРЯД : Альберт Валентинов
 4  ДИСК НАД ПЛАНЕТОЙ : Альберт Валентинов  5  БУСЛАЕВ ВСТУПАЕТ В БОРЬБУ : Альберт Валентинов
 6  ИСХОДНЫЙ РУБЕЖ : Альберт Валентинов  7  ЭКСПЕРИМЕНТ : Альберт Валентинов
 8  ВСТРЕЧА : Альберт Валентинов  9  МЫ ПРИНИМАЕМ УСЛОВИЯ… : Альберт Валентинов
 10  ВОССТАНИЕ : Альберт Валентинов  11  ПРОКЛЯТИЕ ВЕЛИКОГО НАРОДА : Альберт Валентинов
 12  ПОСЛЕДНИЙ БОЙ : Альберт Валентинов  13  ЭПИЛОГ : Альберт Валентинов



 




sitemap