Фантастика : Космическая фантастика : МИССИЯ К ЗВЕЗДАМ : Альфред Ван Вогт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу





Пролог

Земной звездолет миновал одинокую звезду Гиссер так быстро, что система слежения станции на метеорите не успела среагировать. Большой корабль уже виднелся на экране в виде светлого пятна, когда это дошло до сознания Часового. Зато системы корабля работали без замечаний, поскольку движущаяся световая точка заметно затормозилась и, продолжая замедляться, описала широкую дугу. Теперь он медленно двигался обратно с несомненным намерением найти небольшой объект, вызвавший помехи на энергетических экранах.

Когда он оказался в пределах видимости, то своим огромным корпусом закрыл свет далекой ярко-желтой звезды. Вблизи Пятидесяти Солнц никогда не видели ничего подобного. Выглядел он, как корабль с дальних концов пространства, как чудовище из легендарного мира. Хотя он был новеньким, по историческим хроникам в нем можно было узнать военный корабль Империи Земли. Пророчество предсказывало этот страшный день, и вот он наступил.

Часовой знал, что делать. По подпространственной связи он послал к Пятидесяти Солнцам предупреждение, которого с тревогой ждали уже несколько столетий. Затем старательно затер следы своего присутствия. Взрыва не было. Перегруженные атомные генераторы без труда разложили массивное здание метеорологической станции на составные элементы. Часовой не пытался бежать. Никто не мог добраться до его мозга с заключенными в нем знаниями. На мгновенье он почувствовал судорогу боли, потом энергия превратила его в атомы.

Леди Глория Лаурр, первый капитан “Звездного Роя”, не потрудилась сопроводить экспедицию, высадившуюся на астероиде, но внимательно следила за всем по астровизору. С момента, когда на экранах неожиданно появилась фигура человека в метеорологической обсерватории, она прекрасно поняла колоссальное значение этого открытия и успела обдумать все возможные осложнения. Обсерватория означала межзвездные путешествия, а люди могли происходить только с Земли. Причина их появления здесь была ясна: старая экспедиция. Это должно было произойти давно, раз сейчас они поднялись до межпланетных сообщений, и означало многочисленную популяцию, заселившую не одну планету. “Ее Высочество, - подумала она, - будет довольна”. Придя в хорошее настроение, она вызвала силовой отсек.

- Я в восторге от вашей молниеносной акции, капитан Глон, - тепло сказала она. - Я имею в виду закрытие всего астероида в охранный энергетический кокон. Вас ждет награда.

Мужчина на экране астровизора склонил голову.

- Благодарю. Кажется, мы сохранили атомные и электронные составляющие всей станции. Жаль, что интерференция энергии ее реакторов не позволила Секции фотографии сделать четкие снимки.

Она улыбнулась.

- У нас есть человек, а для этой матрицы нам не нужны фотографии.

Улыбаясь, она вновь перевела взгляд на сцену на астероиде, задумчиво глядя на поглотители энергии и материи. В обсерватории висела карта, на которой было отмечено несколько бурь. Одна из них выглядела весьма грозно. Их огромный корабль не мог развить полной скорости, пока они не узнают ее положения. Можно потратить долгие десятилетия на этих коротких расстояниях, где корабль не может разогнаться, а без точного прогноза погоды не решится даже сохранить достигнутую скорость.

Увидев, что все покидают астероид, она энергичным движением выключила внутренний коммутатор, коснулась нескольких кнопок и, пройдя через трансмиттер, вышла к приемной камере в полумиле от мостика.

Дежурный офицер был мрачен.

- Я как раз получил снимки. Карту закрывает пятно энергетического тумана. Не повезло. Думаю, мы должны начать со здания со всем его содержимым, оставив человека на потом, доложил он после уставного приветствия. - В конце концов это простая матрица человека. Оживление ее, теоретически более трудное, практически ничем не отличается от вашего перехода через трансмиттер с мостика в это помещение.

- Но зачем оставлять его на самый конец?

- Технические причины. Неодушевленным предметам характерна большая сложность, а организованная материя это не что иное, как общедоступные углеводороды.

- Ну, хорошо, - согласилась она, хотя и не была уверена, что человек, знания которого создали эту картину, был менее важен, чем сама карта. - Начинайте.

Она внимательно смотрела, как внутри просторной камеры возникает силуэт здания. Спускаясь на антигравитационных носителях, оно, наконец, утвердилось посреди огромной металлической плиты. Из кабины, качая головой, вышел техник и проводил их в реконструированную станцию, обращая внимание на ее недостатки.

- Двадцать семь солнечных точек на карте, - сказал он. Невероятно мало, даже если люди эти заселили только небольшой район пространства. Кроме того, взгляните, сколько здесь бурь, даже далеко за пределами солнц и… - Слова застряли у него в горле. Молча он смотрел в темный угол, в двадцати футах за аппаратурой. Она проследила за его взглядом: там лежал человек. Тело его сотрясала дрожь.

- Я считала, что человека мы оставили на самый конец.

Профессор был явно смущен.

- Видимо, ассистент плохо меня понял. Это…

- Неважно, - прервала она его. - Немедленно отправьте его в Центр Психологии и скажите лейтенанту Неслор, что я сейчас там буду.

- Слушаюсь, леди.

- Погоди. Поклонись от меня старшему метеорологу и пригласи сюда. Я хочу, чтобы он взглянул на карту и высказал свое мнение.

Она резко повернулась, с ослепительной улыбкой взглянула на окружающих ее людей.

- Клянусь Юпитером, после долгих десяти лет что-то происходит. Если так пойдет и дальше, мы в два счета закончим эту игру.

Возбуждение полыхало в ее глазах.

К своему удивлению Часовой понял, почему он жив, еще до того, как пришел в себя. До того, как открыл глаза. Он чувствовал пробуждающееся сознание и инстинктивно начал ежедневную делианскую гимнастику мышц, нервов и разума, как обычно перед подъемом. Во время этого ритмичного цикла страшное подозрение обожгло его. Приходит в себя? Он?! Именно в момент, когда мозг его едва не взорвался от пережитого шока, он понял, как это произошло. Успокоившись, он ушел в себя. Взгляд его отметил молодую женщину, сидящую перед ним в шезлонге. Благородный овал лица. Величие, совершенно не подходящее такой молодой особе. Свободно откинувшись, она изучающе разглядывала его серыми блестящими глазами. Под их упорным взглядом в голове его воцарилась пустота. Наконец мысли вернулись: “Они запрограммировали меня для спокойного пробуждения. Что еще они сделали, о чем узнали?” Мысль разрасталась, и он чувствовал, что вот-вот голова его лопнет: “Что еще?”.

Женщина слегка улыбнулась ему, и он услышал ее звучный серебристый голос:

- Не бойся. То есть, не бойся так сильно. Как тебя зовут?

Часовой открыл было рот, но тут же закрыл его и отрицательно покачал головой. На мгновение ему неудержимо захотелось объяснить ей, что ответ даже на один вопрос сломал бы оковы делианской инерции разума и привел бы к разглашению всей тайны. Он пересилил себя и вновь покачал головой.

Женщина нахмурилась.

- Не ответишь на такой невинный вопрос? Ведь это ничем не грозит.

Сначала имя, думал Часовой, потом с какой он планеты, где она находится относительно звезды Гиссер, что с бурями. Так постепенно все до конца. Чем дольше я буду отказывать людям в информации, которая им нужна, тем больше времени получат Пятьдесят Солнц для организации отпора самой страшной машине, которая когда-либо появлялась в этой части пространства. Женщина выпрямилась, взгляд ее стал тверд, как сталь. Когда она заговорила, в голосе ее тоже звучал металл:

- Кто бы ты ни был, знай, что находишься на борту императорского военного корабля “Звездный Рой”, а я - первый капитан этого корабля, леди Лаурр. Знай также, что мы категорически требуем сообщить орбиту, по которой наш корабль сможет попасть на вашу главную планету. - Последовала пауза, потом ее вибрирующий голос зазвучал снова: - Уверена, вы уже знаете, что Земля не признает независимых правительств. Космос неделим. Во Вселенной нет места для ссорящихся наций, стремящихся к власти. Так гласит закон. Выступающие против него, являются преступниками и несут заслуженную кару. Это предупреждение. - Не ожидая ответа, она повернулась. - Лейтенант Неслор, - сказала она, обращаясь к противоположной стене, - вы уже знаете, что делать дальше?

- Да, леди, - ответил женский голос. - Я приняла постоянную на основании исследований колонистов, остающихся вдали от главного потока жизни галактики. История не знает прецедента такой долгой изоляции, какая имела место здесь, поэтому я считаю, что они миновали этап статичности и достигли некоего собственного развития. Думаю, нам все же нужно начать с простейшего. Пара принудительных ответов откроет перед нами его разум. Попутно посмотрим, как быстро растет его сопротивление под давлением аппарата. Можно начинать?

Женщина в шезлонге кивнула головой, и из стены ударил луч света. Часовой попытался уклониться и только тут понял, что что-то держит его в кровати. Не веревки или цепи, нет, ничего не было видно, и все же оно было крепко, как сталь, и эластично, как резина. Он не успел задуматься, свет бил ему в глаза и в мозг - ослепляющий, яростный, пульсирующий блеск. Ему казалось, что сквозь него пробиваются голоса, звучащие в его голове, голоса говорящие: “Такой простой вопрос. Конечно, я отвечу… конечно, конечно… Меня зовут Часовой Гиссер. Я родом с планеты Кайдер III, из семьи делиан. Мы заселили семьдесят планет вокруг Пятидесяти Солнц, население тридцать миллиардов, четыреста крупных бурь, самые грозные на широте 473. Правительство расположено на Кассидоре VII, чудесной планете…”.

Пораженный тем, что делает, он сжал обезумевшие мысли в делианский узел, прерывая поток губительных слов. Он знал, что больше никогда не даст застать себя врасплох, но… было, поздно, слишком поздно.

Однако женщина вовсе не была в этом уверена. Покинув комнату, она вернулась к лейтенанту Неслор, даме уже не первой молодости, увлеченно классифицировавшей полученные данные. Психолог оторвалась от своего занятия и удивленно сказала:

- Это же абсолютно невозможно, леди. Его сопротивление достигло эквивалента индексу интеллигенции 800. А ведь он начал говорить при нажиме, эквивалентном индексу 167, что соответствует его внешности и, как вам известно, является средней величиной. За таким сопротивлением явно кроется какой-то метод тренинга. Думаю, ключом служит упоминание о делианском происхождении. Интенсивность подскочила, когда он произносил эти слова. Нельзя игнорировать этот факт, разве что мы решим сломить его волю.

Первый капитан отрицательно покачала головой.

- Сообщите мне, если случится что-нибудь новое, - сказала она и по пути к трансмиттеру остановилась, чтобы проверить местонахождение корабля. Легкая улыбка тронула ее губы, когда она увидела на экране его тень, кружащую вокруг солнца. “Время идет, - подумала женщина. - Возможно ли, чтобы один человек задержал корабль, способный завоевать всю галактику?”

Старший метеоролог корабля, лейтенант Кэннонс, встал с кресла, когда она шла к нему через обширный зал, в котором по-прежнему находилась станция Пятидесяти Солнц. Волосы его седели, он был стар, очень стар. Подходя к нему, она подумала: “В этих людях, наблюдающих великие бури космоса, пульс жизни бьется медленнее. Они чувствуют эфемерность всего окружающего и понимают бесконечность времени. Бури, требующие сотен лет для достижения полной силы, и люди, заносящие их в каталоги, должны иметь общие черты”.

Метеоролог поклонился и спокойно, с достоинством произнес:

- Для меня большая часть видеть первого капитана, Благородную Глорию Сесилию, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров.

Ответив на его приветствие, она поставила принесенную пленку. Прослушав ее, он сказал:

- Широта, которую он указал для шторма, не имеет ни малейшего значения. Эти невероятные существа разработали для Большого Магелланова Облака систему привязки без видимой связи с магнитным центром Облака. Видимо, они приняли за центр одно из солнц и создали вокруг него свою пространственную географию.

Старик энергично повернулся и повел ее к карте погоды.

- Она для нас абсолютно неприменима, - коротко сказал он.

- Что?

Он задумчиво посмотрел на нее.

- Скажите, что вы думаете об этой карте?

Она помолчала, опасаясь высказываться перед таким интеллектом. Наконец, произнесла:

- Мое мнение почти полностью совпадает с тем, что вы сказали. У них принята своя система, и нужно только найти к ней ключ. - Голос ее окреп. - По-моему, на практике все наши проблемы сводятся к выбору направления, в котором нужно осмотреть пространство вблизи от метеостанции. Если мы двинемся не туда, потеряем много времени. Больше же всего я боюсь штормов.

Закончив, она вопросительно посмотрела на него. Старик покачал головой.

- Боюсь, что это не так просто. Эти светлые точки, изображающие звезды, имеют размер горошин только благодаря преломлению света. В метроскопе видно, что диаметр их всего несколько молекул. Если такова их пропорция относительно звезд…

Она научилась управлять своими чувствами в действительно трудных ситуациях. Сейчас она была ошеломлена, но сохраняла внешнее спокойствие. Она спросила:

- Вы хотите сказать, что каждая из этих звезд затеряна среди тысяч других?

- Еще хуже. Я хочу сказать, что они заселили только одну систему из десяти тысяч. Не забывайте, что Большое Магелланово Облако включает более пятидесяти миллионов солнц. Если хотите, я рассчитаю траектории ко всем ближайшим звездам в радиусе десяти световых лет. Может, нам повезет, - закончил он.

Она резко заметила:

- Одну из десяти тысяч? Не говорите глупостей. Нам пришлось бы посетить, по крайней мере, 2500 солнц, если повезет, и от 35 до 50 тысяч, если нет. Это исключено. - Мрачная гримаса исказила ее лицо. - Мы не будем терять пятьдесят лет на поиски иглы в стоге сена. У нас есть человек, умеющий читать эту карту. Она будет работать долго, но расскажет все.

Она направилась к выходу, но у двери остановилась.

- А что с самим зданием? Его конструкция вам о чем-нибудь говорит?

Он кивнул.

- Типичное для галактики пятнадцатитысячелетней давности.

- Без изменений? Никакого прогресса?

- Я ничего не вижу. Один наблюдатель делает все. Просто примитивно.

Она задумчиво покачала головой.

- Странно. За пятнадцать тысяч лет они должны были хоть что-то придумать. Обычно колонии статичны, но чтобы настолько…

Когда тремя часами позднее она читала текущие рапорты, дважды прозвенел сигнал астровизора. Два сообщения… Первое из Центра Психологии. Ее спросили:

- Можно ли нам ломать волю пленника?

- Нет! - ответила первый капитан Лаурр.

Второй вопрос заставил ее взглянуть на таблицу траекторий, пестревшую символами: коварный старец игнорировал ее запрещение. Криво улыбаясь, она подошла ближе и изучила светящиеся зигзаги, после чего передала приказ главным двигателям. Огромный корабль углубился во мрак ночи. В конце концов, не она первая гонится за двумя зайцами.

Через день она разглядывала сверху крайнюю планету светло-голубого солнца. Планета плыла в темноте под кораблем - лишенная атмосферы масса камня и металла, мрачная и отталкивающая, как всякий мир первозданных гор и долин, не тронутых дыханием жизни. Экраны показывали только камень, камень и камень, никакого движения или хотя бы его следов. Были еще три планеты, и на одной из них - теплый зеленеющий мир, где девственные леса волновались под порывами ветра, а равнины кишели зверьем. Однако не было ни одного здания, ни одного человека.

- На какую глубину под поверхность проникает ваше излучение? - мрачно спросила она по внутреннему коммутатору.

- Сто футов.

- А есть какие-нибудь металлы, имитирующие сто футов грунта?

- Несколько, леди.

Разочарованная, она отключилась. В тот день Центр Психологии молчал.

Назавтра перед ее нетерпеливым взглядом появилось гигантское красное солнце. Вокруг массивного светила кружило по огромным орбитам девяносто четыре планеты. Две были пригодны для колонизации, но и на них процветала флора и фауна, характерная для планет, не тронутых рукой человека и металлом цивилизации. Главный зоолог подтвердил это.

- Процент животных соответствует средней величине для миров, не заселенных разумными существами.

- А вам не пришло в голову, что их закон может защищать животных и запрещать обрабатывать землю даже для собственного удовольствия?

Ответа не последовало, впрочем, она его и не ждала. От лейтенанта Неслор не было ни слова.

Третье солнце находилось дальше. Капитан увеличила скорость до двадцати световых дней и получила неприятный урок, когда корабль влетел в небольшой шторм. Шторм, к счастью, был невелик: вибрация металла прекратилась, едва начавшись.

- Кажется, говорят, - сказала она позднее своим тридцати капитанам, собравшимся на совещание, - что мы должны вернуться в галактику и просить о посылке новой экспедиции, которая нашла бы этих затаившихся шакалов. Один из самых жалких голосов, дошедших до меня, напоминал, что мы совершили открытие по дороге домой и что после десяти лет, проведенных в Облаке, имеем право на отдых. - Ее серые глаза метали молнии, голос был тверд. - Уверяю вас, что сеющие пессимизм будут докладывать о неудаче правительству Ее Высочества. Потому заявляю всем, кто упал духом, что мы останемся здесь еще на десять лет, если потребуется. Передайте офицерам и команде, чтобы они были к этому готовы. У меня все.

Вернувшись на мостик, она вновь не нашла сообщения из Центра Психологии. Злость и нетерпение еще не остыли, когда она набирала номер, однако при виде серьезного лица лейтенанта Неслор пришла в себя.

- Что происходит, лейтенант? - спросила она. - Я жду информацию о пленнике.

Психолог покачала головой.

- Ничего нового нет.

- Ничего? - резко спросила леди Лаурр.

- Я дважды просила разрешения сломить его волю, - последовал ответ. - Надеюсь, вы знаете, что без причины таких предложений не делают.

Она знала, но неодобрение людей долга, обязательность объяснения каждого акта насилия над личностью автоматически вызывает и отказ. Однако сейчас… Прежде, чем она успела сказать хоть слово, психолог заговорила снова:

- Я пыталась воздействовать на него во время сна, упирая на бессмысленность сопротивления Земле, раз уж обнаружение их все равно неизбежно, но это только убедило его, что прежние признания не принесли нам пользы.

Первый капитан перехватила инициативу:

- Нужно ли понимать это так, что вы не можете предложить ничего, кроме насилия?

Голова в астровизоре сделала отрицательный жест.

- Сопротивление, эквивалентное индексу интеллигенции 800 в мозгу с индексом 167. - сказала психолог, - для меня нечто необычайное.

Леди Глория чувствовала растущее удивление.

- Я не могу этого понять, - сказала она, - хотя чувствую, что мы проглядели что-то важное. Итак: мы натыкаемся на метеостанцию в системе пятидесяти миллионов солнц и застаем там человека, который вопреки всем законам инстинкта самосохранения немедленно лишает себя жизни, чтобы не попасть в наши руки. Сама станция - это старая галактическая развалина, ставшая за пятнадцать тысяч лет музеем прошлого. А ведь такой огромный промежуток времени и размах разума, с которым мы столкнулись - все указывает на то, что изменения должны быть. Да и имя этого человека - Часовой - типично для древнего, еще докосмического земного обычая давать имена по профессии. Не исключено, что даже наблюдение за этим солнцем передается в его семье от отца к сыну. Есть в этом что-то угнетающее… что-то… - она помолчала. - Что ты предлагаешь? - Выслушав ответ, кивнула головой. - Да, прекрасно, поместите его в одну из спален у командного мостика. Не может быть и разговора, чтобы заменить меня одной из твоих сотрудниц. Я сама сделаю все, что нужно. До завтра.

Капитан молчала, глядя на изображение пленника в астровизоре. Часовой лежал на кровати неподвижно, с закрытыми глазами, но со странным напряжением на лице. “Он похож, - подумала она, - на слепого, обнаружившего, что к нему возвращается зрение, что узы, наложенные на него невидимой силой, впервые отпускают его”.

Психолог прошептала:

- Он по-прежнему не верит, что путы сняты и, вероятно, не двинется с места, пока вы хоть немного не успокоите его. Реакции его будут все отчетливей концентрироваться вокруг одной цели: уничтожить корабль. С каждой секундой он все сильнее будет верить, что получил единственный шанс и должен действовать, невзирая ни на что. Сейчас вы увидите… Ах!

Часовой сел на кровати. Он высунул ногу из-под одеяла, поставил ее на пол и встал. Движения его были полны необыкновенной силы. С минуту он постоял, явно обдумывая свой первый шаг, потом, быстро взглянув на дверь, направился к ряду ящиков в одной из стен, потянул за первый попавшийся, после чего без малейшего труда принялся выдвигать их по очереди, ломая замки, как скрепки.

- Боже мой! - прошептала психолог. - Не спрашивайте меня, как он это делает. Сила является побочным эффектом его делианского воспитания. Леди… - Она с трудом сдерживала возбуждение.

Первый капитан взглянула на нее.

- Слушаю?

- Стоит ли вам в такой ситуации лично участвовать в операции? Он так силен, что без труда разорвет любого из нас на куски.

Благородная Глория Сесилия прервала ее властным жестом:

- Я не могу позволить, чтобы какой-нибудь дурень все испортил. Я приму обезболивающее. Дай знак, когда я должна войти.

Входя в рубку на командном мостике, Часовой чувствовал внутренний холодок и собранность. В одном из ящиков он нашел свою одежду. Конечно, он не предполагал, что она там лежит, но ящики вызвали у него интерес. Он напрягся делианским способом, и замки с треском уступили его суперсиле. Стоя на пороге, он оглядел огромное помещение с куполообразным потолком, и через мгновение, пораженный мыслью, что его соплеменники погибли, ощутил новый прилив решимости. Он был свободен. Эти люди даже не подозревали правды. На Земле наверняка давно забыли, кем был великий гений Джозеф М.Делл. Разумеется, его освободили с какой-то целью, но… “Смерть, - подумал он, - смерть им всем, такая смерть, которую они несли когда-то и, не задумываясь, принесли бы сейчас”.

Склонившись над клавиатурой контрольных приборов, он краем глаза заметил женщину, вышедшую из ближней стены. Выпрямившись, он с дикой радостью узнал ее: командир. Ее, конечно, прикрывали излучатели, но откуда они могли знать, что все это время он лихорадочно думал, как заставить их пустить в ход оружие. Он был уверен, что они не смогут вновь соединить частицы его тела. Уже то, что его освободили, указывало на психологический розыгрыш. Прежде чем он успел что-либо предпринять, женщина с улыбкой произнесла:

- Я решительно не должна позволить тебе изучать эти приборы. Но мы решили изменить свое отношение к тебе. Свобода на корабле, встреча с членами экипажа… Мы хотим убедить тебя… убедить, что…

Видимо, что-то из его непримиримости и ненависти дошло до нее. Она замолчала, раздраженно тряхнула головой и продолжала:

- Нам нужно, чтобы ты понял - мы вовсе не оборотни. Чтобы ты наконец поверил - мы не угроза твоим землякам. Ты должен понять, что теперь, когда мы знаем о вашем существовании, обнаружение вас - вопрос только времени. Земля не жестока и не стремится к власти над миром. Ей нужен минимум честного сотрудничества, да и то лишь во имя единства космоса. Должен существовать единый закон и высокая минимальная плата для работников. Всякого рода войны абсолютно запрещены. Кроме того, каждая планета или их союз может иметь собственное правительство, торговать с кем захочет и жить по-своему. Думаю, в этом нет ничего настолько страшного, чтобы объяснить твое странное самоубийство после обнаружения обсерватории.

“Сначала, - подумал он, - я разобью ей голову. Лучше всего схватить ее за ноги и ударить о металлическую стену или пол. Кости поддадутся легко, и это, во-первых, будет предостережением офицерам корабля, а во-вторых, вызовет смертоносный залп ее охраны Они слишком поздно поймут, что только огонь может меня задержать”, Он сделал шаг к ней и начал незаметно напрягать мышцы и нервы - необходимое вступление для достижения делианским телом сверхчеловеческой мощи.

Женщина продолжала:

- Как ты сказал, вы заселили Пятьдесят Солнц. Почему именно столько? За пятнадцать тысяч лет ваша популяция могла достигнуть пятнадцати триллионов.

Следующий шаг. Еще один. Он знал, что теперь должен ответить, если не хочет вызвать ее подозрения в эти решающие секунды.

- Почти две трети наших семей бездетны. Так уж сложилось, что нас два рода и хотя смешанные браки довольно обычны… Он был почти у цели.

- Ты хочешь сказать, что возникла мутация, и мутанты не могут размножаться?

Ответа на этот вопрос уже не требовалось. Их разделяли десять футов, и Часовой бросился на нее, как тигр.

Первый луч рассек его тело слишком низко, чтобы убить, но вызвал сильную тошноту и свинцовую тяжесть. Он услышал ее крик:

- Лейтенант Неслор, что это значит?

Но он уже схватил ее. Его пальцы крепко сжимали руку, которой она пыталась защищаться, когда второй залп ударил его в грудь. Кровавая пена заполнила рот, и пальцы, против его воли, выпустили руку женщины. О, космос, как же он жаждал забрать ее с собой в царство смерти! В последний раз до него донесся ее голос:

- Лейтенант Неслор! Прекратите огонь!

Прежде чем третий луч вонзился в его тело, Часовой испытал последний, всемогущий прилив мысли. Она по-прежнему ничего не подозревает, зато знает уже кто-то другой. Кто-то, понявший все в последний момент. “Слишком поздно, - подумал он, - вы опоздали, глупцы! Ищите теперь… Наши получили предупреждение и спрятались еще лучше. А Пятьдесят Солнц рассыпаны, рассеяны среди миллионов звезд, среди…”

На этом смерть прервала его мысли.

Женщина поднялась с пола, покачиваясь, как пьяная. Как в тумане видела она, что лейтенант Неслор вышла из трансмиттера, задержалась перед телом Часового, потом бросилась к ней.

- Ты цела, дорогая? Так тяжело стрелять через астровизор, а…

- Сумасшедшая! - первый капитан обрела голос. - Ты понимаешь, что теперь его не вернуть к жизни? Нам придется возвращаться домой без… - Она замолчала, заметив, что психолог пристально вглядывается в нее.

- Его агрессивные цели не вызывали сомнения, и все было слишком быстро для моих аппаратов. Все это время его поведение вообще не укладывалось в рамки человеческой психики. В последний момент я вспомнила Джозефа Делла и резню его сверхлюдей пятнадцать тысяч лет назад. Невероятно, но некоторым удалось скрыться и основать цивилизацию в этом уголке пространства. Теперь вы понимаете: делианин - Джозеф М.Делл - конструктор идеального делианского робота.


1

Уличный громкоговоритель с треском ожил, и раздался громкий мужской голос:

- Внимание, граждане планет Пятидесяти Солнц! Говорит земной военный корабль “Звездный Рой”. Сейчас к вам обратится Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров, первый капитан “Звездного Роя”.

При первых словах из динамика Мелтби остановился на полпути к воздушному такси. Он заметил, что остальные пешеходы тоже остановились. Он не знал планеты Лант. После густонаселенного Кассидора, на котором находилась главная база военного флота Пятидесяти Солнц, ее столица очаровала его своим сельским видом. Его корабль пришвартовался здесь накануне согласно отданному всем военным кораблям приказу немедленно скрыться на ближайших населенных планетах. Из того, что он слышал в офицерской столовой, следовало, что это связано с кораблем с Земли, радиопередачу которого транслировали в этот момент по системе общей тревоги.

Мужской голос торжественно объявил:

- Леди Лаурр.

После этого раздался уверенный голос молодой женщины.

- Жители Пятидесяти Солнц, мы знаем, что вы здесь. Несколько лет мой корабль “Звездный Рой” изучал Большое Магелланово Облако. Совершенно случайно мы наткнулись на одну из ваших метеостанций и захватили ее оператора. Прежде чем покончить с собой, он сообщил, что где-то в этом скоплении находятся пятьдесят населенных планетных систем - всего семьдесят планет - на которых живут люди. Мы собираемся найти вас, хотя на первый взгляд кажется, что это выше наших возможностей. Рассуждая чисто логически, можно подумать, что трудно найти пятьдесят солнц среди ста миллионов звезд. Но мы нашли решение этой проблемы, которое только в части своей техническое. Теперь слушайте внимательно, граждане Пятидесяти Солнц. Мы знаем, что вы делианские и неделианские роботы, то есть, так называемые роботы, ибо на самом деле существа из плоти и крови. Просматривая исторические хроники, мы прочли о бессмысленных волнениях пятнадцать тысяч лет назад, ужаснувших вас и заставивших покинуть родную галактику и искать убежище вдали от земной цивилизации. Пятнадцать тысяч лет - это большой промежуток времени. Люди изменились. То, что испытали ваши предки, повториться не может. Я говорю это, чтобы успокоить вас. Вам просто необходимо вернуться обратно. Вы должны присоединиться к земному галактическому содружеству, подчиниться некоему минимуму законов и открыть межзвездные торговые порты. Зная, что у вас есть особые причины скрываться от нас, я даю вам одну неделю на выявление положения своих планет. Все это время мы ничего не будем предпринимать, но через неделю вы пожалеете о каждом дне промедления. В одном вы можете быть уверены: мы вас найдем. И быстро! - динамик умолк, как бы ожидая, пока смысл этих слов дойдет до слушателей.

- Всего один корабль, - сказал мужчина рядом с Мелтби. Чего мы боимся? Уничтожить его, прежде чем он вернется в галактику и сообщит о нас.

Женский голос засомневался:

- Может, она только блефует? Неужели верит, что они могут нас найти?

- Вздор, - буркнул еще один мужчина. - Старая проблема иглы в стоге сена, только еще более трудная.

Мелтби молчал, хотя склонялся к тому же мнению. Ему казалось, что первый капитан земного корабля, госпожа Лаурр, блуждает в самой густой темноте, когда-либо окружавшей цивилизацию. Из динамика вновь поплыл голос Благородной Глории Сесилии:

- Чтобы исключить ошибки в измерении времени, объясняю, что день состоит из двадцати часов по сто минут каждый. В минуте тысяча секунд, за каждую из которых свет проходит ровно сто тысяч миль. Наш день несколько длиннее, чем был когда-то: тогда минута состояла из шестидесяти секунд, а скорость света составляла более 1836300 миль. Итак, время пошло. Ровно через неделю вы снова услышите меня.

Наступила пауза, затем диктор, тот самый, что представил женщину, сказал:

- Граждане Пятидесяти Солнц, мы получили записанное на пленку сообщение. Оно пришло час назад, и мы обнародовали его согласно поручению Совета Пятидесяти Солнц, следуя его требованию информировать население о всех аспектах этой серьезнейшей опасности. Вернитесь к своим занятиям, а мы сделаем все, что в наших силах. Мы сообщим вам, если случится что-то новое.

Мелтби движением руки подозвал такси. Едва он устроился на сиденье, как соседнее место заняла незнакомая женщина. Он проигнорировал едва заметное чувство, что она притягивает его мысли. Зрачки его слегка расширились, но он не подал и виду, что что-то не так. Разум женщины искал контакта с его разумом. Наконец она сказала:

- Ты слышал?

- Да.

- Что ты об этом думаешь?

- Эта женщина очень уверена в себе.

- Ты заметил, что она разделила нас всех на делианских и неделианских роботов?

Его не удивило, что она тоже это заметила. Земляне не имели понятия, что на Пятидесяти Солнцах жила еще третья раса - гибридников. Все эти тысячи лет с момента великой миграции браки делиан с неделианами не имели детей. Наконец, благодаря методу, известному как “процесс холодного давления”, это стало возможно. Родился так называемый “гибридник” с двойным разумом, делианской физической силой и неделианскими способностями к творчеству. Соответственно настроенные, оба разума гибридника могли подчинить себе любого человека с нормальным мозгом. Мелтби был гибридником, как его соседка, что он определил по тому, как быстро она пробудила его разум. Правда, между ними была небольшая разница: он находился на Ланте и остальных планетах Пятидесяти Солнц легально, а она нет. При поимке ее ждала тюрьма или смерть.

- Мы следим за тобой, - услышал он, - с момента, когда до нашей главной квартиры дошло известие об этой истории, то есть уже час. Что, по-твоему, нужно делать?

Мелтби заколебался. Ему было тяжело в роли наследного вождя гибридников, ему - капитану космического флота Пятидесяти Солнц. Двадцать лет назад гибридники сделали попытку вооруженного захвата власти над Пятьюдесятью Солнцами. Попытка кончилась полным провалом, и гибридники оказались вне закона. Мелтби, тогда маленького мальчика, поймал делианский патруль. Его воспитал флот. Все пытались каким-то образом решить проблему гибридников, и окружающие не щадили трудов, чтобы привить ему лояльность к Пятидесяти Солнцам в целом. В значительной мере это удалось, хотя об одном его учителя не имели понятия: что в руках у них наследный вождь гибридников. В мозгу Мелтби возник конфликт, который он до сих пор не мог решить.

Он задумчиво произнес:

- Мне кажется, мы должны идти рука об руку с делианами и неделианами. В конце концов, мы тоже относимся к Пятидесяти Солнцам.

- Есть предложение выдать положение одной из планет.

На мгновение он испытал шок, прекрасно поняв, что она имеет в виду. Возможностей ситуация открывала массу. “Похоже, интриганство не свойственно мне”, - с горечью подумал Мелтби. Постепенно он успокоился, привел мысли в порядок и почувствовал себя в силах вести дискуссию.

- Если Земля найдет нашу цивилизацию и признает ее правительство, все останется по-старому.

Блондинка хмуро усмехнулась, голубые глаза ее сверкнули.

- Если бы мы выдали их, то могли бы поставить вопрос о равноправии. Это все, чего мы хотим.

- Все? - Мелтби лучше знал, чего хотели гибридники, и знание это не доставляло ему удовольствия. - Насколько я помню, начатая нами война имела другие цели.

- Ну и что? - провоцирующе вставила она. - У кого больше прав для получения доминирующего положения? В психическом смысле мы стоим выше делиан и неделиан. По иашим сведениям, мы вообще единственная суперраса в этой галактике.

От возбуждения она забыла, о чем говорила:

- Эти люди с Земли никогда не встречали гибридников. Если мы, используя элемент неожиданности, введем достаточное число наших на борт их корабля, то сможем добыть новое решающее оружие. Понимаешь?

Мелтби понимал многое, в том числе и то, что подобные мысли играли немалую роль в этой истории.

- Моя дорогая, - ответил он, - нас слишком мало. Наше восстание против владык Пятидесяти Солнц провалилось, несмотря на неожиданность и первоначальные успехи. Будь у нас время, мы, может, и добились бы успеха. Но наши идеи перерастают наши возможности.

- Ханстон считает, что нужно действовать в критические моменты.

- Ханстон? - вырвалось у Мелтби помимо его воли. Он чувствовал себя никем рядом с колоритной фигурой Ханстона, который не просил, а требовал. На Мелтби лежала неблагодарная задача: удерживать от необдуманных поступков молодых энтузиастов. Через своих союзников, людей, как правило, умудренных, друзей умершего отца, он не мог делать ничего другого, как только проповедовать осторожность. Это не прибавляло ему популярности. Ханстоп был второй фигурой в иерархии власти у гибридников. Его программа “действовать немедленно” очень нравилась молодым людям, которые знали катастрофу предыдущего поколения только по рассказам. Вожди совершали ошибки, а мы их не повторим. Таково было их отношение к делу.

Сам Мелтби не стремился к власти над Пятьюдесятью Солнцами. Уже много лет он обдумывал вопрос, как направить активность гибридников на менее воинственный путь. До сих пор ответа не было.

Не торопясь, он сказал:

- Перед лицом опасности нужно сомкнуть ряды. Нравится нам или нет, но мы принадлежим к Пятидесяти Солнцам. Может, и стоит выдать Земле эту цивилизацию, но не нам решать об этом через час после того, как представился случай. Передай Скрытым Городам, что я требую три дня на дискуссию и свободную критику. На четвертый день проголосуем: предать или нет. Это все.

Краем глаза он заметил, что она не в восторге. Лицо ее нахмурилось, в движениях стало заметно скрываемое раздражение.

- Моя дорогая, - добавил он мягче, - неужели твое мировоззрение допускает противоречие воле большинства?

После этих слов выражение ее лица изменилось, и он понял, что пробудил в ее мозгу извечные сомнения. Секрет его власти над соплеменниками заключался именно в этом. Совет гибридников, председателем которого он был, по всем важным делам обращался прямо к обществу. Время подтвердило, что голосование пробуждает в людях консервативные инстинкты. Самые горластые, месяцами требовавшие немедленных действий, перед тайным голосованием становятся очень осторожными. Много грозных политических бурь развеялось над урной для голосования.

Женщина, долгое время молчавшая, заговорила, цедя слова:

- За четыре дня решение может принять кто-то другой, и мы останемся на мели. Ханстон считает, что в переломный момент правительство должно действовать без задержек. Время для вопросов, правильно ли было решение, придет потом.

По крайней мере на это у Мелтби был готовый ответ:

- Речь идет о судьбе целой цивилизации. Имеет ли маленькая группа право поставить на карту жизнь сотен тысяч своих людей, а тем самым судьбы тридцати миллиардов граждан Пятидесяти Солнц? По-моему, нет. Мне здесь выходить. Счастливо.

Он встал, не оглядываясь, спустился на тротуар и двинулся к стальной ограде, за которой находилась одна из небольших баз, которые военные силы Пятидесяти Солнц содержали на планете Лант. Охранник нахмурился, просматривая его документы, потом сухо сказал:

- Капитан, мне приказано доставить вас в здание Конгресса, на собрание местного самоуправления и военного командования. Вы пойдете без сопротивления?

Мелтби даже глазом не моргнул:

- Конечно.

Через минуту они летели к городу. Однако ловушка еще не захлопнулась: в любую минуту он мог сконцентрировать оба своих разума и подчинить себе охранника, а затем и пилота. Но он решил не делать этого. Ему пришло в голову, что правительственная конференция не угрожает непосредственно капитану Питеру Мелтби. Более того, капитан мог надеяться узнать что-нибудь полезное для себя.

Небольшой катер приземлился во дворе между двумя заросшими плющом зданиями. Через дверь и широкий, ярко освещенный коридор, Мелтби ввели в комнату. Здесь был большой стол, вокруг которого толпилось около двадцати мужчин. Видимо, о его прибытии сообщили, потому что в комнате было тихо. Одним взглядом он окинул обращенные к нему лица. Два из них он прекрасно знал. Их владельцы носили мундиры высших офицеров флота. Оба кивнули ему, и он подтвердил знакомство двумя кивками.

Ни с кем больше, даже с четырьмя остальными военными, он прежде не встречался. Легко было отличить делиан от неделиан. Первые были высоки, красивы, сильны, вторые даже между собой сильно различались. Поднялся приземистый неделианин, сидевший в противоположном конце стола. По фотографиям в газетах Мелтби узнал Эндрю Крейга, министра местного правительства.

- Господа, - начал Крейг, - будем откровенны с капитаном Мелтби. Капитан, - обратился он к нему, - мы много говорили об угрозе со стороны так называемого земного военного корабля. Командующая им женщина передала недавно сообщение, которое, вероятно, дошло и до вас.

Мелтби кивнул:

- Дошло.

- Это хорошо. Вот как выглядит ситуация. Невзирая на предлагаемые выгоды, мы решили не открывать своего положения этому пришельцу. Кое-кто считает, что раз уж Земля добралась до Большого Магелланова Облака, то найдет нас рано или поздно. Но это может произойти и через несколько тысяч лет. Наша позиция такова: держаться вместе и контакта не устанавливать. В следующем десятилетии - увы, это займет столько времени - мы сможем послать экспедицию к главной галактике и увидеть, что там на самом деле происходит. Потом мы подумаем над окончательным решением. По-моему, это разумный выход.

Он замолчал и выжидательно посмотрел на Мелтби. Видно было, что он обеспокоен.

- Очень разумный, - ровным голосом ответил Мелтби. Кое-кто из присутствующих облегченно вздохнул.

- Однако, - продолжал он, - почему вы думаете, что никто не укажет пришельцам с Земли нашего положения? Некоторые люди, даже некоторые планеты, могут усмотреть в этом выгоду для себя.

- Мы прекрасно понимаем это, - ответил толстяк. - Именно поэтому вы и приглашены на нашу встречу.

Мелтби назвал бы это чем угодно, только не приглашением, но от комментария воздержался.

- Мы уже получили сообщения местных правительств Пятидесяти Солнц. Все единодушно решили оставаться в тени. Но мы понимаем, что наше единство будет только видимостью, пока мы не получим подобной гарантии со стороны гибридников.

Мелтби уже и сам догадался, к чему он стремится, и счел это симптомом кризиса в отношениях между гибридниками и остальным населением Пятидесяти Солнц. Он не сомневался, что это касается и его особы.

- Господа, - сказал он, - я догадываюсь, что вы предложите мне посредничество в переговорах с гибридниками. Но ведь я капитан вооруженных сил Пятидесяти Солнц, и всякий подобный контакт поставит меня в двусмысленное положение.

Вице-адмирал Дрехан, командующий военным кораблем “Атмион”, на котором Мелтби исполнял обязанности заместителя астрогатора и главного метеоролога, с жаром сказал:

- Капитан, вы можете свободно принять любое предложение, не боясь, что мы недооцениваем трудности вашего положения.

- Я хотел бы, - произнес Мелтби, - чтобы это было записано, и прошу стенографировать продолжение разговора.

Крейг кивнул стенографистам:

- Прошу вас записывать.

- Итак, к делу, - сказал Мелтби.

- Как вы догадались, капитан, - начал Крейг, - мы хотим, чтобы вы передали наши предложения, - он глянул исподлобья, явно не решаясь произнести название поставленной вне закона расы, - Верховному Совету Гибридников. Полагаем, у вас есть возможность связаться с ними.

- Много лет назад, - согласился Мелтби, - я уведомил своего командира о визите ко мне эмиссаров гибридников и о том, что на каждой из планет Пятидесяти Солнц имеется их аппаратура для поддержания между собой связи. В то время было решено не нарушать эту связь, поскольку тогда они наглухо ушли бы в подполье, и меня не уведомили бы о месте их новой локализации. В действительности, решение сообщить вооруженным силам Пятидесяти Солнц о существовании такой сети было принято голосованием гибридников.

Нетрудно было догадаться, что Мелтби начнут подозревать в связях с сородичами, поэтому ему приказали самому признаться в этом. Пятьдесят Солнц не стали бы мешать гибридникам, разве что в исключительной ситуации. План был хорошо продуман, но именно сейчас ситуация становилась исключительной.

- Откровенно говоря, - продолжал толстяк, - мы уверены, что гибридники сочтут нынешнее положение весьма благоприятным для себя.

Он имел в виду политический шантаж, а то, что не сказал об этом прямо, было весьма тактично с его стороны.

- Я уполномочен, - сказал он, - предложить вам ограниченные гражданские права; право доступа на некоторые планеты, право поселения в городах - причем каждые десять лет мы будем совместно возвращаться к этому вопросу и, в зависимости от политики гибридников в истекшем десятилетии, они могут рассчитывать на дальнейшие привилегии.

Он замолчал, и Мелтби заметил, что все напряженно смотрят на него.

- Что вы об этом думаете? - прервал тишину делианин.

Мелтби вздохнул. До появления земного корабля предложение было бы выгодным. Налицо был классический пример уступок под давлением в момент, когда контроль над ситуацией ускользает из рук. Он сказал это неагрессивно, внешне даже бесстрастно, а говоря, мысленно взвешивал условия. Похоже, предложение было честным. Зная самолюбие гибридников, он готов был признать, что большие уступки были бы опасны и для них, и для их мирно настроенных соседей. Принимая во внимание недавние события, ограничения и испытательные сроки были необходимым злом. Спокойно высказав свое мнение, он закончил:

- Нужно просто подождать и посмотреть, что произойдет.

После его выступления воцарилась тишина. Наконец неделианин с грубыми чертами лица резко сказал:

- А по-моему, мы только теряем время на эту трусливую игру. Хотя Пятьдесят Солнц долгое время жили в мире, у нас по-прежнему есть под рукой более ста боевых кораблей, не считая более мелких единиц. Где-то далеко в пространстве находится один военный корабль землян. Пошлем флот, пусть уничтожит его! Этим мы ликвидируем всех землян, знающих о нас. Пройдет еще тысяча лет, прежде чем они снова нас обнаружат.

- Мы уже говорили об этом, - промолвил вице-адмирал Дрехан. - Это неразумно по очень простой причине: земляне могут иметь неизвестное нам оружие и победить. Мы не можем рисковать.

- Мне наплевать, какое оружие имеет один корабль, - ответил тот же мужчина. - Если флот выполнит свой долг, мы разделаемся со всеми проблемами одним решительным поступком.

- Это крайнее средство, - заметил Крейг и вновь обратился к Мелтби. - Вы можете сказать гибридникам, если они не примут наше предложение, что у нас большой флот. Иными словами, если они решат нас выдать, пусть знают, что ничего этим не выиграют. Можете идти, капитан.


2

На командном мостике земного военного корабля “Звездный Рой” его командир Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров сидела за столом, глядя в пространство и обдумывая положение. Перед ней был многоплановый иллюминатор, настроенный на полную резкость. За ним тут и там сверкали звезды. При нулевом увеличении их мигало всего несколько. С левой стороны виднелось пятно центральной галактики, в которой Земля была только одной из планет одной из систем, песчинкой в космической пустыне. В своей задумчивости Глория почти не замечала этого. Изменяющиеся фрагменты фантастического зрелища уже много лет были фоном ее жизни. Улыбнувшись принятому решению, она нажала кнопку. На экране появилось лицо мужчины, и первый капитан сразу заговорила о деле:

- До меня дошли слухи, капитан, что наше решение найти цивилизации Пятидесяти Солнц в Большом Магеллановом Облаке принято с неудовольствием.

Капитан смутился и осторожно ответил:

- Леди, я действительно слышал, что ваше решение начать поиски воспринято без энтузиазма.

Она заметила, что он изменил формулировку и вместо “наше” сказал “ваше решение”.

- Разумеется, я не могу говорить от имени всех членов экипажа, ведь их тридцать тысяч.

- Разумеется, - согласилась она. В голосе ее звучала ирония, но офицер сделал вид, что не заметил этого.

- Леди, было бы хорошо провести общее голосование.

- Ерунда. Все проголосуют за возвращение домой. Десять лет в пространстве превратили их в нытиков. Куриные мозги и никаких целей впереди! Капитан, - голос ее был мягок, но глаза блестели, - в твоем тоне и поведении я чувствую некую солидарность с этим… этим стадным инстинктом. Старейший принцип космических полетов гласит: “Кто-нибудь должен сохранить твердость духа, чтобы идти дальше”. Офицеров подбирают очень старательно, и они не могут поддаться слепому стремлению домой. Известно также, что люди, которые ему поддаются и возвращаются в свои дома, недолго остаются там и вскоре вновь вербуются в очередную экспедицию. Мы слишком далеко от нашей галактики, чтобы позволить себе роскошь отсутствия дисциплины.

- Я знаю эти аргументы, - спокойно сказал офицер.

- Приятно слышать, - язвительно ответила первый капитан и этим закончила разговор. Затем она вызвала Астрогацию. Ответил молодой офицер. С ним она не вела дискуссии.

- Я хочу иметь орбиты, которые проведут нас через Большое Магелланово Облако за возможно более короткое время. По дороге мы должны приблизиться к каждой звезде в этой системе на расстояние пятисот световых лет.

Мальчишеское лицо офицера побледнело.

- Леди, - выдавил он, - это самый необычный приказ, который мы когда-либо получали. Это звездное скопление имеет в поперечнике шесть тысяч световых лет. Какую скорость вы имели в виду, учитывая, что мы понятия не имеем о локализации штормов в этом районе?

Реакция юноши привела ее в замешательство. На долю секунды она потеряла уверенность в себе. За это мгновение перед ней промелькнула картина огромного пространства, которое они должны пересечь.

- Полагаю, - сказала она, - что районы штормов занимают в этом скоплении примерно один световой год на, тридцать минут. Пусть ваш начальник сообщит мне, когда орбиты будут готовы, - сухо закончила она.

- Слушаюсь, - ответил молодой человек. Голос его ничего не выражал.

Она вновь села, коснулась переключателя, превратив иллюминатор в зеркало, и принялась разглядывать свое отражение: худощавую красивую тридцатипятилетнюю женщину. Отражение улыбалось - она была довольна своими решениями. Это разнесется по кораблю, и люди начнут понимать, к чему она стремится. Сначала их охватит отчаяние, потом они смирятся с судьбой. Сомнений она не испытывала. То, что она сделала, объяснялось уверенностью, что правительство Пятидесяти Солнц не выдаст положения ни одной из своих планет. Чувствуя тяжесть принятого решения, она в одиночестве села обедать. Борьба за судьбу корабля была неизбежна, и первый капитан понимала, что должна быть готовой ко всему. Трижды с ней пробовали связаться, но она игнорировала это. Автоматический сигнал “занята” значил: “Я здесь. Не мешать, если нет ничего срочного”. Каждый раз звонок вскоре стихал.

После обеда она легла, чтобы немного вздремнуть и подумать. Однако вскоре встала, подошла к трансмиттеру, настроила аппарат и вошла в Центр Психологии в полумиле от спальни. Лейтенант Неслор, главный психолог, вышла из соседней комнаты и сердечно приветствовала ее. Первый капитан вкратце познакомила ее со всеми своими заботами. Подруга кивнула головой.

- Я так и думала. Подожди немного. Я передам пациента ассистенту, и мы поговорим.

Когда она вернулась, леди Лаурр с интересом спросила:

- Много у тебя пациентов?

Серые глаза подруги внимательно изучали ее.

- Мой персонал проводит восемьсот часов процедур еженедельно.

- На вашем оборудовании это просто невероятно.

Лейтенант Неслор подтвердила:

- В последние годы число пациентов растет.

Леди Глория пожала плечами и уже хотела сменить тему, как что-то ее заинтересовало.

- Что их мучает? - спросила она. - Ностальгия?

- Пожалуй, это можно назвать так, хотя у нас есть несколько специальных терминов. - Она повысила голос. - Слушай, Глория, не суди их слишком строго. У людей, работа которых не отличается разнообразием, нелегкая жизнь. Несмотря на то, что корабль велик, с каждым годом его устройства все меньше удовлетворяют экипаж.

Благородная Глория Сесилия открыла было рот, чтобы сказать, что ее работа тоже не отличается разнообразием, но вовремя поняла, что это прозвучит фальшиво, даже снисходительно.

- Не понимаю. На борту у нас есть все. Равное число мужчин и женщин, работы в достатке, продуктов тоже, а уж развлечений хватит не на одну жизнь. Прогулки под ветвями живых деревьев по берегам никогда не пересыхающих ручьев. Можно жениться и развестись, хотя, конечно, о детях говорить не приходится. Полно кавалеров и веселых девиц. У каждого своя комната, и все знают, что деньги поступают на их счета, и после экспедиции их ждет спокойная старость. - Она нахмурилась. - И потом, открытие цивилизации Пятидесяти Солнц должно оживить путешествие.

Лейтенант Неслор улыбнулась.

- Глория, дорогая, ты говоришь, как ребенок. Это хорошо для тебя и меня, учитывая наши занятия. Лично я не могу дождаться, когда увижу, как думают и действуют эти люди. Я изучила историческую литературу о делианских и неделианских роботах и вижу здесь неограниченные возможности - для себя, но не для человека, ежедневно готовящего мне обед.

Лицо первого капитана приобрело прежнюю решительность.

- Боюсь, что твоему повару придется с этим смириться. А теперь к делу. У меня двойная проблема: удержать контроль над кораблем и найти Пятьдесят Солнц. Именно в такой последовательности.

Разговор их продолжался еще довольно долго. Наконец леди Лаурр вернулась в слои апартаменты, уверенная, что ее решение обеих проблем имеет психологическое оправдание.

Неделя перемирия прошла без неожиданностей. Сразу после истечения ее последней минуты она созвала совещание капитанов отделов своего огромного корабля. Уже первые ее слова задели офицеров за живое. Этого и следовало ожидать.

- Леди и джентльмены, я полагаю, что мы должны остаться, пока не найдем эту цивилизацию, даже если нам предстоит провести здесь еще десять лет.

Капитаны переглянулись и беспокойно зашевелились. Их было тридцать, из них четыре женщины.

Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров продолжала:

- Нам нужно подумать о долгосрочной стратегии. У кого есть предложения?

- Я не согласен начинать поиски, - сказал капитан Уэллес, шеф летного персонала.

Глаза первого капитана сузились. По выражению лиц остальных она догадалась, что Уэллес выражает мнение большинства, но заговорила так же бесстрастно, как и он:

- Капитан, есть способы лишения власти командующего кораблем офицера. Почему бы не использовать один из них?

Капитан Уэллес побледнел.

- Отлично, леди, - ответил он. - Я апеллирую к параграфу 492.

Ее потрясло такое быстрое принятие вызова. Она знала этот параграф, поскольку он ограничивал ее власть. Теоретически никто не знал всех указаний, описывающих мельчайшие вопросы, связанные с командованием, но она знала, что каждый ориентируется в указаниях, касающихся его самого. Когда в игру входили собственные права, каждый становился космическим юристом, не исключая и ее самой. С побледневшим лицом она слушала голос капитана Уэллеса:

- Ограничение… в обстоятельствах, оправдывающих собравшихся на совещание капитанов… большинство… две трети… первичная цель экспедиции…

На этом совещании данные обвинения выдвигались против нее впервые. “Звездный Рой” был отправлен в картографическую экспедицию, и задание было выполнено. Настаивая на изменении цели путешествия, она оказалась в поле действия этого параграфа. Подождав, пока Уэллес отложит книгу, она спросила:

- Будем голосовать?

Результат был 21:5 против нее. Четверо офицеров воздержались. Капитан Дороти Стардевант, руководящая женским обслуживающим персоналом, сказала:

- Глория, это должно было так кончиться у всех были дома. Пусть кто-нибудь другой ищет:

Первый капитан постучала карандашом жест нетерпеливый, но заговорила она спокойно:

- Параграф 492 позволяет мне действовать по усмотрению от пяти до десяти процентов времени, не более шести месяцев. Поэтому я решила: мы пробудем в Магеллановом Облаке еще шесть месяцев, используя все пути и средства локализации планет Пятидесяти Солнц.

И она начала излагать их.


3

Когда раздался сигнал тревоги: “Все по местам!”, Мелтби сидел в своей кабине на борту военного корабля Пятидесяти Солнц “Атмион” и читал. Сирены молчали, значит, тревога не была боевой. Он отложил книгу и, торопливо накинув плащ, исправился на навигационную палубу. Несколько офицеров и шеф астрогации уже были на месте. Они холодно кивнули ему. Сев за стол, он вынул из кармана свои орудия труда - линейку с радиоприставкой, которая обеспечивала связь с ближайшим электронным мозгом, в данном случае, мозгом “Атмиона”.

Он раскладывал карандаши и бумагу, когда весь корабль вздрогнул. Одновременно ожил громкоговоритель. Адмирал Дрехан произнес:

- Сообщение только для офицеров. Как известно, немногим более недели назад земной военный корабль “Звездный Рой” передал нам ультиматум, время которого истекло пять часов назад. Все местные власти Пятидесяти Солнц утверждают, что до сих пор не получали новых сообщений. На самом же деле три часа назад пришел второй ультиматум, содержащий неожиданную угрозу. Нам кажется, что обнародование характера этой угрозы могло бы вызвать панику. Передаем для вашего сведения содержание нового ультиматума.

После короткой паузы они услышали решительный мужской голос:

- Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров, первый капитан военного корабля “Звездный Рой” вторично обращается к гражданам Пятидесяти Солнц.

Снова пауза, после которой вместо первого капитана Лаурр заговорил адмирал Дрехан:

- Меня попросили обратить ваше внимание на этот перечень титулов. Не подлежит сомнению, что враждебным кораблем руководит женщина. Разумеется, это очень демократично… что женщина командует кораблем. Это указывает на равноправие полов. Вопрос только, как она получила такую должность. Благодаря воинскому званию? Кроме того, сам факт существования общественной иерархии косвенным образом свидетельствует о тоталитарном характере системы власти в главной галактике.

Мелтби не мог с ним согласиться. Титулы выражают только то, что они значат в данной ситуации. В достопамятные периоды абсолютизма некоторые деспоты Пятидесяти Солнц называли себя “первыми слугами”. Были “президенты”, от прихоти которых зависела жизнь или смерть граждан, “министры”, имевшие абсолютную власть, целая плеяда субъектов, официальный титул которых скрывал жестокую действительность и давал обладателю эмоциональное удовлетворение. Эти мысли Мелтби прервал голос леди Лаурр.

- Мы, - сказала Благородная Глория Сесилия, - представители земной цивилизации, с сожалением констатируем упорство правительства Пятидесяти Солнц. Мы со всей ответственностью заявляем, что вас ввели в заблуждение. Расширение земной власти на Большое Магелланово Облако принесет благополучие сообществам всех планет. Земле есть что предложить. Она гарантирует личностям легализацию основных привилегий, а сообществам основные свободы и выборность своих правительств. Земля не потерпит существования отдельного независимого государства в любом районе вселенной. Такая суверенная военная мощь могла бы ударить в сердце контролируемой человеческой расой галактики и бомбардировать ее густонаселенные планеты. Такое случалось. Вы можете догадаться, как кончили правительства, ответственные за подобные действия. От нас вам не уйти. Если нашему кораблю случайно удастся обнаружить вас сейчас, через пару лет сюда явятся десять тысяч кораблей. Мы никогда не откладываем подобных дел на потом. С нашей точки зрения безопасней уничтожить всю цивилизацию, чем допустить, чтобы она существовала, как рак, в культуре, из которой выросла. Я уверена, что нам повезет. В эту минуту мой военный корабль “Звездный Рой” отправляется в рейс через Большое Магелланово Облако. Нам потребуется несколько лет, чтобы, следуя выбранным курсом, пролететь в пятистах световых годах от каждого солнца этого скопления. По дороге мы наугад бросим бомбы космического излучения на планеты большинства звезд во всех секторах пространства. Понимая, что не добьюсь этим ваших симпатий, я объяснила, почему мы решили действовать так безжалостно. Однако еще не поздно. В любой момент правительство любой планеты может проявить добрую волю, объявив по радио о своей готовности локализовать Пятьдесят Солнц. Планета, которая заговорит первой, станет столицей Пятидесяти Солнц. Первый человек или группа людей, давшие нам ключ к положению собственной или любой другой планеты, получит в награду миллиард платиновых долларов, действительных во всей центральной галактике, или, если таково будет их желание, эквивалент в родной валюте. Не бойтесь, мой корабль может защитить вас от всех вооруженных сил Пятидесяти Солнц. А сейчас, в доказательство, что мы не шутим, мой главный астрогатор передаст данные, которые позволят вам следить за нашим полетом через Облако. - Передача резко оборвалась, и вновь заговорил адмирал Дрехан.

- Через минуту я передам эти данные астрогации, поскольку мы собираемся следить за “Звездным Роем” и результатами его акции. Однако задумаемся на минуту над содержанием речи леди Лаурр. Ее поведение, тон и выражения наводят на мысль, что она руководит очень большим кораблем. Не подумайте, что мы делаем поспешные выводы, - быстро добавил он, нет, мы рассматриваем фрагменты ее ультиматума. Она утверждает, что “Звездный Рой” сбросит бомбы космического излучения на большинство планет Облака. Допустим, она имела в виду каждую сотую планету. Даже при таком раскладе это составит несколько миллионов бомб. А наши собственные военные заводы могут создать одну бомбу космического излучения только за четыре дня. Кроме того, такому заводу нужна как минимум квадратная миля полезной площади. Далее она заявила, что ее одинокий корабль может защитить предателей от вооруженных сил Пятидесяти Солнц. Мы сейчас имеем более ста боевых кораблей, более четырехсот крейсеров и тысячу меньших кораблей. Здесь уместно вспомнить первоначальное задание “Звездного Роя” в Большом Магеллановом Облаке. Как они сами признали, он отправился в картографическую экспедицию. Наши картографические корабли - это небольшие катера из демобила. Трудно поверить, что Земля предназначила один из своих крупнейших и мощнейших кораблей для такой заурядной цели. - Адмирал сделал паузу. - Прошу всех офицеров высказать свое отношение к вышеизложенному. Для большинства из вас это все. Астрогации и Метеорологии я передам параметры, сообщенные “Звездным Роем”.

Более пяти часов длилась напряженная работа над переводом координат “Звездного Роя” в систему звездной картографии, принятой на Пятидесяти Солнцах. Только тогда было определено расстояние между земным кораблем и “Атмионом”. Оно составляло тысячу четыреста световых лет. Впрочем, расстояние не имело значения. Они знали расположение всех штормов в Большом Магеллановом Облаке и с легкостью рассчитали орбиту для скорости в половину светового года в минуту.

Продолжительная работа утомила Мелтби. Кончив свое дело, он вернулся в кабину и заснул. Разбудил его сигнал тревоги, и он торопливо включил обзорный экран, соединенный с командованием. Экран засветился. Это означало, что офицерам разрешено следить за развитием событий. Максимальное увеличение экрана было сосредоточено на небольшой светлой точке. Точка двигалась, но аккомодационная система удерживала ее в центре экрана. Из динамика послышался голос:

- По расчетам “Звездный Рой” находится сейчас на расстоянии около одной трети светового года. - Мелтби усмехнулся, услышав такую неточную формулировку. Диктор имел в виду, что оба корабля находятся в пределах верхних полей взаимного резонанса, вторичного явления подпространственных радиоволн, чего-то вроде приглушенного эха нижнего резонанса с практически неограниченным радиусом действия. Нельзя было с уверенностью сказать, как далеко находится земной корабль, за исключением того, что он не далее, чем в одной трети светового года. В принципе он мог находиться всего в нескольких милях от них, хотя это и было маловероятно: у них были радары для обнаружения объектов на малых расстояниях. - Наша скорость уменьшилась до десяти световых дней в минуту, - информировал голос. - Поскольку мы следуем курсом, указанным земным кораблем, и не теряем противника из виду, можно предположить, что наши скорости равны. - Это утверждение также было неточно. Можно было приблизиться, но никак не сравняться скоростью с кораблем, мчащимся быстрее света. Ошибка станет заметна сразу после разделения полей верхнего резонанса обоих кораблей. Только он это подумал, как точка на экране замерцала и погасла. Мелтби ждал, но изображение больше не появилось. Диктор невесело сказал:

- Не беспокойтесь. Меня заверили, что это временная потеря контакта.

Прошел час, но ничто не изменилось. Время от времени Мелтби поглядывал на экран, вспоминая слова адмирала Дрехана о размерах “Звездного Роя”. Он понимал, что командир просто честно перечислил факты. Нужно было учитывать множество возможностей, но казалось невероятным, чтобы корабль был настолько огромен. Значит, первый капитан Лаурр блефовала. Доказательством этого должно быть количество сброшенных земным кораблем бомб.

Шесть следующих дней “Атмион” входил в поле верхнего резонанса “Звездного Роя”. Каждый раз контакт держали, пока было можно. После чего, проверив курс неприятельского корабля, изучали соседние планеты. Только на одной они наткнулись на следы уничтожения. Да и то, бомбу, наверное, плохо нацелили, и она ударила во внешнюю планету, слишком удаленную от своего солнца, чтобы можно было говорить о какой-либо жизни. Теперь на планете кипело пекло ядерной реакции, сжигающей скальную скорлупу и вгрызающейся в металлическое ядро. Зрелище это не испугало команду “Атмиона”. Вероятность того, что одна бомба из ста попадает в населенную планету, была настолько близка к нулю, что цифрой после запятой можно было пренебречь. На шестой день экран в кабине Мелтби ожил, и на нем появилось лицо адмирала Дрехана.

- Капитан Мелтби, прошу явиться ко мне.

- Слушаюсь, сэр, - Мелтби не медлил ни секунды.

Несущий службу адъютант кивнул ему и пропустил в кабину Дрехана. Мелтби застал командующего за столом. Адмирал изучал радиограмму. Увидев капитана, он положил документ текстом вниз и указал Мелтби на кресло напротив себя.

- Капитан, каково ваше положение среди гибридников?

Вот они и подошли к сути дела. Страха у Мелтби не было. Он смотрел на адмирала, изобразив на лице беспокойство, и видел перед собой делианина в самом расцвете сил.

- Я сам точно не знаю, как они ко мне относятся, - сказал Мелтби. - Думаю, примерно как к предателю. Каждый раз, когда они обращаются ко мне, о чем я всегда докладываю начальству, я склоняю их к политике объединения и смирения.

- Что гибридники думают об этом деле? - спросил адмирал.

- Я могу только предполагать. Мои контакты слишком слабы.

- И все же, вы хоть что-то знаете?

- Насколько мне известно, - ответил Мелтби, - меньшинство считает, что Земля найдет Пятьдесят Солнц раньше или позже и, значит, говорят они, нужно пользоваться случаем. Большинству же надоела жизнь в подземельях, и они решительно за взаимодействие с Пятьюдесятью Солнцами.

- Какое большинство?

- Четыре к одному, - Мелтби солгал, не моргнув глазом. Зато Дрехан явно колебался.

- А может случиться, что меньшинство начнет действовать?

- Они хотели бы, но не могут. Так меня заверяли, - быстро сказал Мелтби.

- Почему?

- Среди них нет настоящих метеорологов.

Это тоже было ложью. Проблема выходила за пределы чьихлибо способностей и заключалась в том, что Хансон хотел прийти к власти легальным способом. Пока он верит, что это ему удастся, он не возьмет ее силой. Так донесла Мелтби его служба. На этой информации он и создавал тончайшую паутину правды и лжи.

Дрехан задумался над тем, что услышал, потом сказал:

- Последний ультиматум обеспокоил правительство тем, что создает идеальную возможность для гибридников. Одним ходом они могут получить то, за что сражались в прошлом поколении. Достаточно просто выдать нас. - К этому Мелтби ничего не мог добавить, кроме своей версии предыдущей лжи.

- По-моему, результат голосования достаточно точно характеризует настроения гибридников.

Наступила пауза, и Мелтби задумался, в чем истинная цель этого разговора. Не собирались же они поверить ему на слово. Дрехан откашлялся.

- Капитан, я много слышал о так называемом двойном разуме гибридников, но никто не мог сказать мне, в чем он заключается. Вы можете объяснить это?

- Собственно, это не имеет значения, - Мелтби спокойно солгал в третий раз. - Думаю, эта боязнь, рожденная во время войны, связана с ожесточением последних схваток. Вы знаете, как выглядит нормальный мозг: неисчислимые клетки, где каждая соединена с соседними. На этом уровне мозг гибридника ничем не отличается от вашего. Спускаясь же на уровень ниже, мы находим в каждой клетке гибридника цепочки длинных двойных молекул. Ваши не соединены в пары, его - соединены.

- Но что это дает?

- Делианскую сопротивляемость попыткам сломить волю и неделианские возможности творческого труда.

- Это все?

- Это все, что я знаю, сэр, - продолжал свою игру Мелтби.

- А что с парализующим гипнозом, которым они якобы обладают? Никто точно не знает, как он действует.

- Полагаю, - ответил Мелтби, - они использовали гипнотизирующие аппараты, но это уже совсем другое дело. Неизвестное часто вызывает страх.

Похоже было, что Дрехан принял решение. Он вручил радиограмму Мелтби.

- Это тебе, - сказал он. - Если это шифр, то мы не смогли его прочесть.

Действительно, это был шифр. Мелтби понял его с первого взгляда. Так вот в чем было дело. Сообщение гласило: “Капитану Питеру Мелтби, военный корабль “Атмион”. Совет гибридников благодарит за посредничество в переговорах с правительством Пятидесяти Солнц. Договоренность будет полностью соблюдена. Гибридники хотят получить обещанные привилегии”. Подписи не было. Значит, подпространственные передатчики “Атмиона” послали подписанную его именем просьбу. Придется сделать вид, что он ничего не понял.

- Я вижу, что здесь нет подписи. Ее опустили сознательно? - сказал он, как будто это действительно его интересовало.

Адмирал Дрехан выглядел разочарованным.

- Ты думаешь так же, как и я.

На мгновенье Мелтби стало жаль адмирала. Ни один делианин никогда не смог бы разгадать шифра этой депеши. Прочесть ее можно было только имея два разума, привыкших сотрудничать. Обучение этому проводилось так рано, что Мелтби успел пройти его, прежде чем был схвачен двадцать лет назад. Суть сообщения заключалась в предупреждении, что меньшинство гибридников заявило о намерении установить контакт со “Звездным Роем” и уже неделю ведет кампанию для получения поддержки. Заявили они и о том, что привилегии получат лишь те, кто пойдет с ними.

Ему нужно было явиться туда - лично. Но как? Его зрачки слегка расширились, когда он понял, что есть только одно доступное транспортное средство - корабль. Мелтби понял, что должен это сделать.

Он напряг мышцы по делианскому способу. Мгновенно оба разума его стали достаточно сильны и почувствовали близость чужой воли. Он подождал, пока чувство это станет частью его существа, и подумал: пустота! Мгновенье он не допускал к своим разумам мыслей, потом поднялся. Адмирал Дрехан тоже встал, точно так же, теми же самыми движениями, как будто мозг Мелтби двигал его мышцами. Да так оно и было. Адмирал подошел к пульту управления и коснулся переключателя.

- Машинное отделение, - сказал он и отдал приказ, поставивший “Атмион” на курс, который должен был привести его к тайной столице гибридников.


4

Первый капитан Лаурр прочла решение о “снятии с должности”, и ее охватила ярость. Долгое время она сидела, сжав кулаки, наконец соединилась с капитаном Уэллесом. Лицо офицера замерло при виде женщины.

- Капитан, - сказала она с обидой, - я как раз прочла этот ваш документ с двадцатью четырьмя подписями.

- Полагаю, он отвечает уставу? - сухо спросил он.

- О, да, в этом у меня нет сомнений, - она только на мгновение потеряла контроль над собой. - Капитан, откуда эта отчаянная решимость немедленно вернуться домой? Жизнь - это нечто большее, чем устав. Перед нами открываются великие перспективы, неужели вы этого не понимаете?

- Благородная леди, - последовал холодный ответ. - Я вас очень уважаю. У вас огромные способности к руководству, но в то же время склонность к навязыванию своей воли. Вас удивляет и обижает, если другие думают иначе. Вы так часто правы, что вообще не верите в возможность совершения ошибки. Именно поэтому на нашем корабле тридцать капитанов, служащих вам советом, и при необходимости они могут, согласно уставу, снять вас с должности. Поверьте, все мы вас любим, но знаем и свои обязанности перед экипажем.

- Но вы же неправы! Мы можем заставить эту цивилизацию открыться… Капитан, - сказала она после паузы, - не могли бы вы один - единственный раз стать на мою сторону?

Она обратилась к нему с личной просьбой и почти тут же пожалела об этом. Ее просьба разрядила напряжение, он вдруг начал смеяться, попытался сдержать себя, но все было напрасно.

- Простите, - выдавил он. - Простите, ради бога.

- Что тут смешного?

Он, наконец, справился с собой.

- Снова “один-единственный раз”. Леди Лаурр, неужели вы не помните ни одной из своих предыдущих просьб?

- Может, это и случилось пару раз… - осторожно сказала она, пытаясь вспомнить.

- Я не считал, - сказал капитан Уэллес, - но ошибусь не намного, если скажу, что за время экспедиции вы обращались к нам приватно или как первый капитан раз сто, и всегда с просьбой поддержать какой-нибудь ваш замысел. Но в этот, один-единственный раз закон будет применен против вас. И вы чувствуете себя обиженной этим.

- Я не обижена, я… - она замолчала. - Вижу, этот разговор ни к чему не ведет. По какой-то причине вы решили, что шесть месяцев это вечность.

- Дело не во времени, а в цели. Вы слепо верите, что можно найти Пятьдесят Солнц, разбросанных среди ста миллионов других. Вероятность же этого один к двум миллионам. Если вы этого не видите, мы вынуждены снять вас с должности, невзирая на наше личное к вам отношение.

Первый капитан чувствовала, что теряет почву под ногами. Спор приобретал невыгодный для нее оборот. Нужно было более детально представить свои аргументы.

- Капитан, - медленно сказала она, - это не математическая проблема. Если бы мы надеялись только на этот шанс, ваша позиция была бы непоколебима. Но наша надежда - психология.

- Те из нас, кто подписал решение, сделали это не с легким сердцем. Мы рассматривали и психологический аспект дела, - невозмутимо ответил капитан Уэллес.

- На каком же основании пренебрегли им? От невежества? - слова прозвучали довольно резко, и капитан Лаурр заметила, что собеседник раздражен. Голос капитана Уэллеса зазвучал официально.

- Мы с беспокойством отметили у вас склонность прислушиваться только к мнению лейтенанта Неслор. Ваши беседы с ней всегда тайна. Мы никогда не знаем, о чем вы говорите, и можем судить об этом только по вашим поступкам.

Это замечание поразило ее.

- Признаться, никогда не думала об этом так. Я просто обращалась к главному психологу корабля, кстати, это предусмотрено уставом, - попыталась она защищаться. Капитан Уэллес не обратил на это внимания.

- Если мнение лейтенанта Неслор так ценно, она должна стать капитаном и иметь возможность предоставлять нам слово. - Он пожал плечами и прежде, чем она успела открыть рот, добавил: - Не говорите, что сделаете это немедленно. Даже если никто не будет против, для такого перевода нужен месяц, после чего новый капитан еще два месяца изучает процедуру на собраниях, не принимая участия в обсуждении.

- Вы не согласны на эти три месяца отсрочки? - мрачно спросила леди Лаурр.

- Нет.

- А если решить этот вопрос, минуя уставную процедуру?

- Только при срочной необходимости. Но это просто ваш каприз - поиски пропавшей цивилизации. Ее будет искать, и со временем найдет, специально отправленная экспедиция.

- Значит, вы настаиваете на своем решении?

- Да.

- Хорошо. Голосование через две недели. Если я проиграю и если ничего не случится, мы возвращаемся домой, - она махнула рукой, давая понять, что закончила разговор.

Отныне борьба должна вестись в двух плоскостях. Во-первых, это спор с капитаном Уэллесом и большинством в четыре пятых, во-вторых, попытки заставить жителей Пятидесяти Солнц выйти из укрытия.

Она вызвала связь. Отозвался капитан Герсон.

- Есть ли контакт со следящим за нами кораблем Пятидесяти Солнц?

- Нет. Я уже докладывал вам об уходе их корабля из поля наблюдения. До сих пор нам не удалось его заметить. Вероятно, они найдут нас завтра, когда мы сообщим наши координаты.

- Прошу известить меня об этом.

- Конечно.

Потом она соединилась с Арсеналом. Немедленно отозвался дежурный, но она терпеливо ждала, пока вызвали капитана, боевых секций.

- Сколько выпущено бомб? - спросила она.

- Всего семь.

- Все наугад?

- Это простейший способ. Вероятность защищает нас от попадания в планету, на которой может существовать жизнь.

Она согласилась, хотя по-прежнему была обеспокоена. Наконец заговорила, чувствуя потребность очередного объяснения ситуации.

- Разум мой с этим согласен, но сердце… - она замолчала.

Одна ошибка, капитан, и мы предстанем перед военным судом.

- Я знаю это, леди. Этот риск связан с моей должностью. - Он заколебался, но продолжал: - По-моему, мы прибегли к очень опасной угрозе, опасной для нас. Людей нельзя подвергать таким нажимам.

- За это отвечаю я, - коротко сказала она.

Закончив разговор, она принялась ходить взад-вперед по комнате. Две недели! Казалось невозможным, чтобы что-то произошло за это время. Через две недели, согласно ее плану, только-только начнется психологическое давление на делиан и неделиан. Мысль об этом напомнила ей кое-что. Быстро подойдя к трансмиттеру материи, она настроила его и через мгновенье оказалась в главной библиотеке, в личном кабинете ее заведующей, которая сидела за столом.

- Джейн, у вас есть материалы о делианских волнениях в… - начала она безо всякого вступления.

Библиотекарша вздрогнула и привстала в кресле, но тут же плюхнулась обратно.

- Глория, моя смерть будет на твоей совести. Можно ведь сказать хотя бы “привет”.

Первый капитан почувствовала раскаяние.

- Прости. Меня захватила одна мысль. Но есть ли…

- Да, есть. Если подождешь минут десять, получишь все материалы. Ты уже ужинала?

- Ужинала? Нет. Конечно, нет.

- Мне нравится, как ты это говоришь, а зная тебя, я точно знаю, что это значит. Что ж, пошли со мной, разумеется, на ужин. И не будет разговора ни о каких делианах, пока мы не закончим есть.

- Это невозможно, Джейн. Нельзя терять ни минуты времени…

Библиотекарша встала из-за стола, обошла его и крепко взяла леди Лаурр за руку.

- Ах, нельзя терять… Тогда запомни: ты не получишь от меня никакой информации, пока не съешь ужин. И можешь ссылаться на свои законы и уставы, меня это не волнует. А теперь пошли.

Капитан Лаурр еще поспорила, но вскоре сдалась. Открыть людям глаза было выше ее сил. Вздохнув, она расслабилась.

- Спасибо тебе, Джейн. Я просто мечтаю о бокале вина, утомленно сказала она. Пожалуй, можно расслабиться на часок, но действительность никуда не исчезнет. Она должна найти Пятьдесят Солнц теперь уже по причине, которая постепенно созревала в ее мозгу со всеми последствиями.

После ужина они разговорились о цивилизации Пятидесяти Солнц. Исторический экскурс оказался очень прост и ясен. Пятнадцать тысяч лет назад Джозеф М.Делл изобрел первый вариант трансмиттера материи. Устройство требовало синтеза некоторых видов тканей, особенно внутренних желез, исследовать которые было трудно. Поскольку человек мог войти с одной стороны, а через секунду выйти в тысяче миль оттуда, не сразу заметили исключительно тонкие изменения, происходящие с людьми, пользовавшимися методом телепортации. Нельзя сказать, чтобы они теряли что-то, хотя поздние делиане всегда имели меньше творческих способностей. В некоторых отношениях они даже кое-что приобрели. Делианин легче переносил нервные стрессы, его физическая сила превышала самые фантастические мечты человека. Он мог увеличить ее до сверхъестественных пределов, используя странный процесс усиления внутренних напряжений мышц. Испуганные люди назвали их роботами. Ненависть людей к ним настолько возросла, что был период, когда на улицах безумствовали толпы, убивая делиан. Сторонники их среди людей убедили правительство позволить им эмигрировать, и до последнего времени никто не знал, куда они бежали.

Выслушав рассказ до конца. Благородная Глория Сесилия сидела, погруженная в свои мысли.

- Ты немногим помогла мне, - сказала она, как будто рассуждая сама с собой. За исключением нескольких мелких деталей, все это она знала. Собеседница внимательно смотрела на нее.

- Глория, ты что-то задумала. Ты всегда так выглядишь, когда у тебя есть какой-то план.

Тут она попала в десятку. Первый капитан поняла, что было бы опасно раскрывать свои замыслы. Люди, пробующие подогнать факты к своей теории, не заслуживают звания ученых. Часто она сама с неприязнью относилась к офицерам, выражавшимся неконкретно.

- Просто я собираю всю доступную нам информацию. Когда где-то за пределами мира в течение ста пятидесяти веков существует какая-то мутация, нужно учитывать все возможности. Мы не можем ничего упустить.

Библиотекарша кивнула. Наблюдая за ней, леди Лаурр решила, что объяснение удовлетворило ее, а мгновенная вспышка интуиции прошла бесследно. Она встала. Продолжать рисковать было неразумно. В другой раз все могло пойти гораздо хуже. Попрощавшись, она вернулась к себе и, подумав, решила поговорить с Центром Биологии.

- Доктор, - начала она, - недавно я передала вам информацию о делианах и неделианах с Пятидесяти Солнц. Как вы считаете, от смешанных браков могли рождаться дети?

Биолог был флегматичным человеком и каждое слово произносил медленно, с благоговением.

- История говорит - нет.

- А что скажете вы?

- Я считаю, что это вполне могло быть.

- Это я и хотела узнать, - торжествующе сказала первый капитан.

Возбуждение полученным ответом улеглось гораздо позднее, когда она ложилась спать. Лежа в темноте, она всматривалась в пространство. Великая ночь вокруг чуть изменилась. Светящиеся точки группировались иначе, и без увеличения она не могла бы утверждать, что действительно находится в Большом Магеллановом Облаке. Одиночных звезд было не более сотни. В некоторых местах затуманенный свет указывал на присутствие сотен тысяч, может быть, миллионов звезд. Машинально она потянулась к регулятору увеличения и повернула его до отказа. Теперь на нее смотрели миллиарды звезд. Она видела близкие огни неисчислимых звезд Облака и беспредельность спирального завитка главной галактики, усеянной теперь огоньками, которые невозможно было сосчитать. А ведь все, что она могла охватить взглядом, было лишь точкой во вселенной. Откуда это взялось? Десятки тысяч поколений людей жили и умирали, а ответа так и не предвиделось. Переключив увеличение на ноль, она вновь вернула вселенную в рамки своего разума. Широко открыв глаза, она думала: допустим, возник гибрид делианина с неделианином. Какие это может иметь последствия для меня? Представить это было трудно.

Спала она беспокойно.

Утром за скромным завтраком она осознала, что осталось всего тринадцать дней. Это буквально потрясло ее. Вставая от стола, она думала о том, что живет в мире мечтаний. Если она не будет действовать решительно, предприятие, в которое она втянула свой большой корабль, вскоре развалится. На командном мостике она вызвала Связь.

- Капитан, - сказала она офицеру, ответившему на вызов, находится ли корабль Пятидесяти Солнц в пределах поля верхнего резонанса нашего корабля?

- Нет, леди.

Это была неприятность. Сейчас, когда она приняла решение, ее раздражала каждая неувязка.

- Как только заметите его, доложите руководству боевых секций.

- Слушаюсь.

Теперь настала очередь Арсенала. Офицер, мужчина с гордым лицом, проглотил слюну, когда она объяснила ему, чего хочет.

- Но ведь это выдаст наше самое грозное оружие, - запротестовал он. - Предположим…

- Мы ничего не будем предполагать! - в бешенстве воскликнула она. - В этой ситуации нам нечего терять. Нам не удалось выманить флот Пятидесяти Солнц, поэтому я приказываю схватить этот корабль. Вероятно, все его навигаторы получат приказ совершить самоубийство. Но это мы предотвратим.

Офицер сморщил лоб, обдумывая ее слова, наконец кивнул.

- Опасность заключается в том, что кто-нибудь вне поля может обнаружить его и исследовать. Но если вы считаете, что стоит рискнуть…

Благородная Глория занялась другими делами, но в глубине сознания постоянно помнила об отданном приказе. Никаких новых сведений не было. Не в силах сдержать нетерпение, она вновь соединилась со Связью. Однако корабль Пятидесяти Солнц не появился. На четвертый день даже разговаривать с первым капитаном “Звездного Роя” было невозможно. Но и этот день не принес перемен.


5

- Планета под нами! - сказал адмирал Дрехан. Мелтби проснулся и мгновенно с кошачьей ловкостью вскочил на ноги. По его командам корабль снизился с высоты десяти тысяч миль до тысячи, а потом до ста миль от поверхности. Мелтби изучил район на экране. Затем, хотя он никогда не бывал здесь, память услужливо показала ему фотокарты, виденные очень давно. Теперь “Атмион” направлялся ко входу крупнейшего из туннелей, ведущих к тайной столице гибридников.

Для уверенности он в который уже раз проверил, не видят ли младшие офицеры на своих экранах того, что происходит (под его гипнозом находились четырнадцать высших по званиям и должностям офицеров), и смело направил корабль в туннель. Предводители поддерживающих его группировок были предупреждены о прибытии по радио и заверили, что все будет готово. Однако всегда есть вероятность неудачи.

Вокруг них сомкнулась темнота пещеры. Глядя в ночь перед кораблем, Мелтби положил пальцы на выключатели прожекторов. Внезапно где-то внизу, вдали, сверкнул огонь. Убедившись, что он не гаснет, Мелтби нажал выключатель. Тотчас вспыхнули прожектора, освещая пещеру от пола до потолка. Корабль двинулся вперед, все дальше уходя в глубь планеты. Прошел час, но конца пути не было видно. Туннель извивался то влево, то вправо, то вверх, то вниз. Несколько раз ему казалось, что они возвращаются той же дорогой. Он мог бы следить за курсом по курсографу, но еще до того, как “Атмион” приблизился к планете, его попросили не делать этого. Ему сказали, что никто среди живых не знает, где под оболочкой планеты находится столица. Остальные города гибридников были укрыты точно так же.

Прошло двенадцать часов. Дважды Мелтби передавал управление адмиралу, чтобы немного поспать. Сейчас корабль вел он, а Дрехан спокойно спал в углу на койке.

Тридцать часов! Утомленный непрерывным напряжением, он разбудил Дрехана, а сам лег. Однако едва он закрыл глаза, как тот доложил:

- Перед нами огни, капитан. - Мелтби бросился к приборам, и через пару минут восьмидесятитысячный город был под кораблем. Его предупредили, что никогда корабль такого размера не преодолевал лабиринта, поэтому он будет предметом интереса всех группировок. Включив обычное радио, он прошелся по волнам и услышал: “…итак, Питер Мелтби, наш наследный вождь, временно завладел военным кораблем “Атмион”, чтобы лично убедить тех, кто…” Мелтби выключил приемник. Людей извещали о его прибытии.

Осмотрев город в поисках дома Ханстона, он узнал здание по полученному описанию и остановил “Атмион” точно над ним. Потом сконцентрировал стену энергии на ближайшем перекрестке, и тут же расставил другие барьеры, пока полностью не отрезал весь район. Люди могли войти в него, понятия не имея о ловушке, но выхода уже не было. Невидимая снаружи, изнутри стена светилась красным цветом и прикосновение к ней грозило мощным электрическим ударом. Поскольку Ханстон жил в своей квартире, ускользнуть он не мог.

Мелтби не надеялся, что эта акция решит дело - борьба шла за политическую власть. Применение силы могло повлиять на ее ход, но решить все окончательно только оружием было невозможно. В этой пробе сил сам способ его прибытия давал его противникам мощный аргумент. Смотрите - наверняка скажут они - один гибридник сумел овладеть военным кораблем. Это ли не доказательство нашего превосходства?

Им, чье тщеславие подавлялось в течение четверти века, подобные аргументы ударяли в голову. На экране появились небольшие корабли, и он установил с ними связь. Это прибывали руководители поддерживающих его группировок. Вскоре он мог наблюдать, как послушный его воле адмирал лично сопровождает их к шлюзу. Через несколько минут он уже пожимал руки людям, которых видел впервые в жизни. Почти тут же началась дискуссия о стратегии и тактике. Кое-кто из новоприбывших считал, что Ханстона нужно ликвидировать, но большинство высказывались за его изоляцию. Мелтби выслушивал каждого, понимая, что видит перед собой лучших судей. Однако, с другой стороны, постоянный контакт с опасностью действовал на их нервную систему. Мелтби даже допускал, что он, следящий за событиями со стороны, может занять более объективную позицию. Тем временем с обеих сторон посыпались вопросы:

- Действительно ли Пятьдесят Солнц смогут укрыться от земного корабля?

- Не заметил ли ты признаков депрессии?

- Почему скрыли от людей второй ультиматум?

- Только ли один военный корабль следит за “Звездным Роем”?

- Какая цель в этом наступании врагу на пятки?

- В каком положении окажемся мы, если Пятьдесят Солнц вдруг установят контакт с этим кораблем?

Припертому к стене, ему потребовалось время, чтобы понять, что вопросы образуют логический круг и что за этим кроется недоразумение. Он поднял руку.

- Господа, вам явно не дает покоя вопрос, сможем ли мы появиться на сцене и использовать ситуацию, если другие изменят свои намерения. Дело здесь вообще не в этом. Наша позиция заключается в том, что мы будем твердо стоять за Пятьдесят Солнц, невзирая на их решение. Мы действуем как подразделение организации, а не ведем игру для получения выгод больших, чем нам предложены. Я знаю, что вы находитесь между молотом и наковальней, - закончил он уже не так сурово. - Поверьте, я высоко ценю ваше мнение, но мы должны сохранить единство. Использовать таким образом критическую ситуацию просто неэтично.

Мужчины переглянулись. Некоторые, особенно молодые, были недовольны, как будто проглотили горькую пилюлю. Однако в конце концов все согласились пока поддержать план Мелтби.

- Что делать с Ханстоном?

- Я хочу с ним поговорить, - коротко ответил Мелтби. Коллинз, старший из друзей отца Мелтби, несколько секунд изучал его лицо, затем вышел в радиорубку. Когда он вернулся, лицо его было бледно.

- Он отказывается прибыть сюда. Говорит, что если ты хочешь с ним увидеться, то должен спуститься к нему. Питер, это оскорбление.

Мелтби и глазом не моргнул.

- Скажи ему, что я сейчас у него буду, - он улыбнулся, видя их обеспокоенные лица. - Господа, этот человек сам идет к нам в руки. Передайте по радио, что перед лицом опасности я спущусь на землю во имя дружбы и солидарности. И пусть в сообщении чувствуется легкое беспокойство за мою безопасность. Только не переборщите. Разумеется, пока корабль контролирует положение, со мной ничего не случится. Однако, если через полтора часа я не вернусь, попробуйте со мной связаться. А потом, шаг за шагом, начиная с предупреждения, приближайтесь к открытию огня.

Вопреки внутреннему убеждению, его охватило ощущение странной пустоты и одиночества, когда его катер сел на крышу дома Ханстона. Ханстон был высоким мужчиной за тридцать, с иронической усмешкой на лице.

- Я хотел вырвать тебя из лап наших болтунов, цепляющихся за твою штанину, - спокойно сказал он. - “Оскорбление величия” не входило в мои планы. Я хочу с тобой поговорить и думаю, что сумею тебя убедить.

Он говорил живо, однако представлял устаревшие аргументы о принципиальном превосходстве гибридников. Говорил с глубоким убеждением, и под конец Мелтби пришел к выводу, что главной бедой этого человека было отсутствие информации о внешнем мире. Он слишком долго прожил в замкнутом кругу тайных городов гибридников, слишком много лет провел, думая и рассуждая без связи с действительностью. Несмотря на все остроумие, у Ханстона был провинциальный интеллект. Закончил он свой монолог вопросом:

- Ты веришь, что Пятьдесят Солнц могут укрыться от цивилизации Земли?

- Нет, - честно ответил Мелтби. - Я верю, что со временем они нас найдут.

- И все же выступаешь за молчание?

- Я выступаю за ясность ситуации и верю, что разумнее соблюдать осторожность перед контактом. Может, мы даже сможем скрываться лет сто или больше.

Ханстон молчал. На его красивое лицо наползла гримаса.

- Я вижу, - сказал он, - у нас разные взгляды.

- Возможно, наши планы на будущее совпадают, - с нажимом сказал Мелтби. - Может, это только различие методов при стремлении к одной цели.

Лицо Ханстона посветлело.

- Если бы я мог в это поверить, - он замолчал, глаза его сузились. - Я хотел бы услышать ваше мнение о будущей роли гибридников в цивилизации.

- Если им будет дан шанс и они воспользуются легальным способом, - спокойно ответил Мелтби, - то, несомненно, выйдут на передовые позиции. Не используя возможностей своего разума господствовать над другими, они подчинят себе сначала Пятьдесят Солнц, а затем центральную галактику. Но если когда-нибудь на своем пути к власти над вселенной они воспользуются силой, то будут уничтожены до последнего человека.

Глаза Ханстона сверкнули.

- И как долго, по-твоему, нужно этого ждать?

- Это может начаться при твоей и моей жизни, а потребует по крайней мере тысячи лет, в зависимости от того, как быстро делиане и люди будут соединяться между собой, ведь сейчас, о чем тебе, конечно, известно, потомство в таких браках запрещено…

Ханстон мрачно кивнул.

- Меня неверно информировали. Ты - один из нас.

- Нет! - решительно запротестовал Мелтби. - Не путай стратегию и тактику. В данном случае это разница между жизнью и смертью. Даже намек на то, что в будущем мы собираемся захватить власть, испугает людей, относящихся к нам сейчас благосклонно. Если мы выразим наше единство с ними, то это будет хорошим началом. Если же мы займем оппортунистическую позицию, тогда немногочисленная раса сверхлюдей, представителями которой мы оба являемся, рано или поздно будет уничтожена. Ханстон вскочил на ноги.

- Я согласен и пойду с тобой. Подождем еще немного.

Для Мелтби, который считался с возможностью применения силы, это была удивительная победа. Он верил, что Ханстон говорит правду, однако не собирался верить ему только на слово. Этот человек может изменить мнение, как только исчезнет угроза со стороны “Атмиона”. Он открыто высказал это Ханстону и закончил:

- В данной ситуации я должен просить твоего согласия на шесть месяцев ареста вдали от твоих соплеменников. Это будет просто домашний арест. Ты даже можешь забрать жену. Если за это время Пятьдесят Солнц свяжутся с земным кораблем, ты будешь немедленно освобожден. Ты будешь скорее гостем, чем пленником. Даю тебе двадцать четыре часа на размышление.

По дороге к кораблю, который должен был доставить его на “Атмион”, никто не пытался его задержать. Ханстон отдался в их руки под конец двадцатичетырехчасового срока. Он поставил только одно условие: детали его домашнего ареста должны быть объявлены по радио. Вот так получилось, что Пятьдесят Солнц могли пока не опасаться обнаружения, поскольку было ясно, что один корабль без их помощи не найдет ни одной планеты так хорошо замаскированной цивилизации.

За это Мелтби был спокоен. Однако оставалась проблема неизбежного обнаружения через пару лет, когда из главной галактики придут другие корабли. Неожиданно именно теперь, когда самая большая опасность миновала, он начал беспокоиться за будущее. Ведя боевой корабль Пятидесяти Солнц обратно, Мелтби обдумывал, что мог бы сделать он для обеспечения безопасности людей из Большого Магелланова Облака. Он пришел к выводу, что кто-то должен изучить размеры опасности, и содрогнулся при мысли о том, каким образом это возможно сделать. Однако вскоре он понял, что лишь он является тем человеком, которому это по силам. Он все еще думал, как сдать свой корабль, когда зазвучали сигналы тревоги.

- Леди Лаурр, чужой корабль в поле верхнего резонанса.

- Берите его!


6

Мелтби не знал точно, как это получилось. В первые мгновения атаки противника он подумал, как было бы хорошо, если бы их поймали. Потом, когда притягивающий луч ухватил “Атмион”, было уже слишком поздно сигнализировать. Что-то происходило с Мелтби: он физически ощущал, будто его засасывает смерч, судороги чередовались с расслаблениями тела, как будто растягивалась материя, из которой он состоял. Что бы это ни было, все прекратилось, как только излучение зацепило военный корабль Пятидесяти Солнц и потащило его в пространство.

С бьющимся сердцем Мелтби следил за измерительными приборами, надеясь хоть приблизительно оценить размеры корабля противника. Прошли минуты, прежде чем он начал понимать, что это невозможно, ибо даже ближние звезды в беспредельной ночи выглядели как светлые точки.

Сомнения его получили подтверждение. “Атмион” был еще в нескольких световых минутах от своего победителя, когда острая, кошмарная боль пронзила мышцы Мелтби. Он еще успел подумать: “Парализующий луч”, и свалился в судорогах на пол рубки.

Очнулся он с убеждением, что должен овладеть ситуацией, какова бы она ни была. Он догадывался, что у них есть способы заставить его говорить. Нужно было учесть даже возможность поражения его мощного двойного разума, если только они начнут подозревать, на что он способен. Расслабив мышцы век, он незаметно открыл глаза. В это же мгновение где-то рядом заговорил мужчина странным, но понятным языком:

- Отлично. Теперь через шлюз.

Мелтби открыл глаза, но успел узнать знакомое помещение “Атмиона”. Видимо, шел процесс введения боевого корабля Пятидесяти Солнц внутрь вражеского. Факт, что он по-прежнему лежал там, где упал, в рубке, означал, что ни офицеры, ни экипаж “Атмиона” не были еще допрошены. Мелтби охватило возбуждение. Неужели все так просто? Неужели просто достаточно подчинить своей воле каждого человека, который окажется в пределах действия его двойного разума? Неужели это все возможно?

Да, это было возможно. Мелтби, как и всех остальных, вели коридорами, уходящими далеко вперед. Вооруженные члены экипажа земного корабля, мужчины и женщины, шли впереди и замыкали длинную колонну пленных. Так это выглядело внешне. Настоящими же пленниками были офицеры, командующие конвоем. В нужную минуту командир, крепкий молодой мужчина лет тридцати, спокойно приказал главной колонне идти дальше, а Мелтби и остальные офицеры астрогации и метеорологии свернули в боковой коридор к большому апартаменту с несколькими спальнями.

- Здесь вам будет хорошо, - уверенно сказал землянин. Мы принесем подходящие скафандры, и вы сможете ходить по кораблю, сколько вам будет угодно. Только не говорите много с нашими людьми. У вас здесь есть все типы диалектов, но ни один не похож на ваш. Мы не хотим, чтобы вас заметили, поэтому будьте осторожны!

Мелтби успокоился. Пришло время познакомиться с кораблем и порядками на нем. Теперь он не сомневался, что тот огромен и что на борту его больше людей, чем может контролировать один гибридник. Возможно, здесь были ловушки для любопытного пришельца, но при любом исследовании риск неизбежен. Как только он получит общее представление о корабле и его устройстве, он быстро сориентируется в незнакомой обстановке.

После ухода стражников он принял участие в посещении офицерами кухни. Как он и ожидал, здешние продукты немногим отличались от их собственных. Когда все досыта наелись, Мелтби с необыкновенной серьезностью познакомил их с ситуацией. Он прекрасно понимал, что вступает в опасную игру. Офицеры были умными людьми, и, если хоть один из них свяжет их пленение с борьбой жителей Пятидесяти Солнц против гибридников, его рапорт ужаснет командование больше, чем земной корабль.

С облегчением приветствовал он офицера, вернувшегося со скафандрами. Проблема контроля над разумом землянина в присутствии людей Пятидесяти Солнц была очень деликатной. Это требовало, чтобы сама “жертва” поверила в рациональные причины своего нелогичного поведения. Этот офицер земного корабля свято верил, что должен сделать все, чтобы заслужить себе благосклонность командиров захваченного корабля. Кроме того, ему казалось, что было бы глупо делиться этой информацией со своим командованием или разговаривать на эту тему с коллегами. В результате он был готов так проинструктировать своих людей, чтобы Мелтби и его товарищи могли ограниченно передвигаться по кораблю. Однако он не собирался сообщать им сведений о самом “Звездном Рое”. В присутствии своих товарищей Мелтби поддерживал ограничения, но именно он отправился сопровождать офицера, когда тот удалился с сознанием исполненного долга. К огорчению Мелтби, человек этот не поддавался никакому влиянию, когда речь заходила о корабле. У него было желание помочь, но он был не в состоянии поделиться своими сведениями. Что-то удерживало его, какой-то внутренний запрет, возможно, тоже гипнотической природы. Наконец, стало ясно, что о некоторых вещах Мелтби придется посоветоваться со своими начальниками, которые имели свободу выбора. Младшие офицеры этой свободы не имели, а для анализа и ломки охранного барьера у Мелтби не было времени.

Он догадывался, что командование корабля заметило отсутствие астрогаторов и метеорологов с “Атмиона”. Если бы он мог поговорить с женщиной, которая командует земным кораблем… Но это само по себе потребует других шагов. Может быть, бегства?

Хотя нельзя было терять времени, он потратил два часа на гипнотическую обработку некоторых офицеров с тем, чтобы по данному знаку они организовали их бегство. С целью получить добро ему каждый раз приходилось использовать настоящий или мнимый приказ высшего офицера. Из осторожности он объяснял, что “Атмион” будет освобожден для демонстрации дружелюбия относительно Пятидесяти Солнц, а затем доложил высшему по званию офицеру, что первый капитан хочет его видеть. Чем это могло закончиться, он имел самое туманное представление.

Лейтенант Неслор пришла на командный мостик и, сев на стул, вздохнула.

- Что-то здесь не так, - сказала она.

Первый капитан оторвалась от контрольного пульта и изучающе посмотрела на свою подругу. Когда молчание слишком затянулось, она раздраженно сказала:

- Наверняка некоторые люди с Пятидесяти Солнц знают, где находятся их планеты.

Психолог покачала головой.

- Мы не нашли на борту ни одного офицера астрогации. Остальные узники были удивлены этим не менее нас.

Первый капитан нахмурилась.

- Не понимаю, - медленно сказала она.

- Их пятеро, - продолжала лейтенант Неслор. - Всех видели за несколько минут до пленения “Атмиона”. Теперь их нет.

Леди Лаурр среагировала мгновенно:

- Обыскать корабль! Объявить общую тревогу! - она замерла, полуобернувшись к контрольному пульту, и задумчиво посмотрела на психолога. - Вижу, ты не считаешь это лучшим способом.

- Мы уже имели дело с одним делианином, - последовал ответ.

Леди Глория вздрогнула. Воспоминание о Часовом Гиссер, схваченном на метеостанции, было еще живо.

- Что же делать? - спросила она.

- Ждать! У них должен быть план, независимо от того, каким способом они ускользнули от энергетических датчиков. Я хочу знать, что им нужно и что они ищут.

Первый капитан воздержалась от комментария.

- Разумеется, тебе нужна будет охрана, - сказала лейтенант Неслор. - Я беру это на себя. - Капитан Лаурр пожала плечами.

- Не могу представить, чтобы кто-то чужой мог надеяться попасть в мой апартамент. Если бы я когда-нибудь забыла систему, то даже не пыталась бы найти дорогу. - Она помолчала. Это все, что ты советуешь? Только ждать развития событий?

- Да.

Молодая женщина покачала головой.

- Мне этого мало, моя дорогая. Полагаю, мои прежние приказы введены в действие и требуют безусловного выполнения. - Она резко повернулась и контрольному пульту. Через мгновенье на экране появилось лицо.

- Капитан, - сказала Глория, - что делает в эту минуту ваша полиция?

- Патрулирует и охраняет, - последовал ответ.

- С каким результатом?

- Корабль полностью защищен от случайного взрыва. Все бомбы под наблюдением, дистанционные датчики следят за главным входом. Ничто не может застать нас врасплох.

- Отлично, - сказала первый капитан Лаурр, - продолжайте службу. - Она отключилась и зевнула. - Думаю, пора спать. Спокойной ночи, дорогая.

Лейтенант Неслор поднялась:

- Я уверена, что ты можешь спать спокойно.

Она вышла.

Еще с полчаса капитан диктовала распоряжения для разных секций, указывая время передачи для каждого. Затем разделась, легла в постель и тут же уснула.

Внезапно она проснулась с чувством странного беспокойства. Как обычно, кроме бледного света от контрольного пульта, мостик был погружен в темноту, но вскоре она с удивлением поняла: в комнате кто-то есть. Она лежала совершенно неподвижно, чувствуя растущее напряжение, и вспоминала слова лейтенанта Неслор. Казалось невозможным, чтобы кто-либо, не знакомый с этим чудовищно большим кораблем, нашел ее так быстро. Глаза, привыкнув к темноте, различили человеческую фигуру в двух футах от кровати. Пришелец явно ждал, когда она его обнаружит. Видимо, он понял, что она не спит, потому что сказал:

- Не зажигайте света. И ведите себя спокойно.

Голос был мягкий, но это только убедило ее, что пришелец необыкновенно опасен. Его приказ задержал ее в постели и даже напугал. Она подумала, что успеет умереть прежде, чем кто-либо придет на помощь. Она могла только надеяться, что лейтенант Неслор не спит и все видит.

- С вами ничего не случится, если сделаете так, как я сказал, - снова заговорил мужчина.

- Кто ты?

Мелтби не ответил. Найдя стул, он сел на него. Положение было не из лучших: слишком много механических устройств находилось на борту этого военного корабля, чтобы он мог чувствовать себя в безопасности. Его могли схватить и убить без предупреждения. Не было никакой гарантии, что сейчас за ним не наблюдают из какого-нибудь невидимого места, находящегося за пределами его контроля.

- С вами ничего не случится, - медленно начал он, - если вы сами не сделаете ничего явно враждебного. Я пришел сюда, надеясь услышать ответы на несколько вопросов. Чтобы вы успокоились, объясню, что я один из астрогаторов корабля Пятидесяти Солнц “Атмион”. Не буду уточнять, как мы скрылись от вас, а разговариваю я с вами таким образом из-за вашей пропаганды. Вы были правы, полагая, что в народе Пятидесяти Солнц нет единства. Некоторые считают, что мы должны принять ваши условия. Другие боятся. Разумеется, этих боязливых большинство. Они и победили. Всегда кажется безопасней ждать и надеяться.

Он замолчал, мысленно анализируя свои слова, и, хотя мог сказать это мягче, слова содержали нужный смысл. Если люди с этого корабля вообще могут во что-либо поверить, так это в то, что он и ему подобные еще не решили, что им делать. Мелтби продолжал так же неторопливо:

- Я представляю группу, занимающую в этих событиях исключительное положение. Только астрогаторы и метеорологи с разных планет и кораблей могут указать вам положение обитаемых миров. Вероятно, десятки тысяч потенциальных предателей пожертвовали бы своими земляками для личной выгоды, но среди высококвалифицированного административного и военного персонала таких нет. Я уверен, вы прекрасно понимаете, что это значит.

По мере того, как Мелтби говорил, женщина постепенно расслаблялась. Его слова звучали разумно, его намерения выглядели странно, но вполне правдоподобно. То, что ее мучило, казалось мелочью в сравнении со всем происшедшим. Как он нашел дорогу к ее комнате? Каждый, менее ее знакомый с особенностями конструкции корабля, принял бы за факт присутствие гостя и этим ограничился. Но она знала цену вероятности, о которой шла речь. Как если бы он прибыл в чужой город, где жило тридцать тысяч человек, и прямо направился в квартиру человека, с которым хотел повидаться. Она едва заметно покачала головой, отбрасывая такую возможность, и стала ждать продолжения. В своей безопасности она была уверена и, кроме того, с каждой минутой все больше убеждалась в том, что лейтенант Неслор на посту. Может, она даже что-нибудь узнает.

- Мы должны кое-что знать, - говорил Мелтби. - Решение, которое нужно вам от нас, трудно принять, поэтому мы стараемся отсрочить его. Нам было бы гораздо легче, если бы вы вернулись в главную галактику и прислали сюда другой корабль когда-нибудь в будущем. Тогда у нас было бы время приготовиться к неизбежному, и никому не пришлось бы выдавать своих земляков.

Глория кивнула. Это она могла понять.

- Что ты хочешь знать? - спросила они.

- Как долго вы были в Большом Магеллановом Облаке?

- Десять лет.

- Как долго собираетесь здесь оставаться?

- На это я ответить не могу, - сказала первый капитан. Ее поразило, что слова эти правдивы, хотя бы в отношении ее. Голосование должно было состояться через два дня.

- Советую ответить на мой вопрос, - сказал Мелтби.

- А если не отвечу? - при этих словах рука ее, незаметно двигавшаяся к маленькому пульту на краю кровати, достигла цели. Она торжествующе нажала одну из кнопок и тут же расслабилась. Из темноты донесся голос Мелтби:

- Я решил позволить тебе это. Надеюсь, теперь ты почувствуешь себя в безопасности.

Его спокойствие удивляло ее, но он просто не знал, что она сделала. Глория холодно объяснила, что привела в действие комплекс регистрирующих датчиков. С этой минуты они будут следить за ним своими электронными глазами. Всякая попытка использовать энергетическое оружие столкнется с противодействием. Она тоже не могла использовать оружия, но решила не упоминать об этом.

- Я вовсе не собираюсь пользоваться оружием, - сказал Мелтби. - Но хотел бы, чтобы ты ответила на мои вопросы.

- Хорошо, - голос ее звучал спокойно, но в ней поднималась волна раздражения против лейтенанта Неспор. Чего она ждет, черт побери?

- Насколько велик ваш корабль? - спросил Мелтби.

- Длина его тысяча пятьсот футов, а экипаж состоит из трех тысяч человек.

- Это очень большой корабль, - цифры поразили Мелтби, и он задумался, насколько она преувеличила

Первый капитан молчала. На самом деле корабль был в десять раз больше, однако роль играли не размеры корабля, а его вооружение. Она была почти уверена, что спрашивающий даже не догадывается, настолько велик наступательный я оборонный потенциал корабля, которым она командовала. Всего несколько высших офицеров имели представление о характере некоторых систем, которые она могла использовать. Офицеры эти должны сейчас находиться под непрерывным контролем дистанционных датчиков.

- Еще меня интересует, как мы были пойманы. Ты можешь объяснить это? - услышала она голос Мелтби.

Итак, наконец, он дошел до этого. Капитан Лаурр повысила голос:

- Лейтенант Неслор?

- Да, леди, - последовал немедленный ответ из темноты.

- Тебе не кажется, что комедия затянулась?.

- Действительно. Прикончить его?

- Нет. Теперь он ответит на некоторые вопросы.

И все же, спеша к трансмиттеру. Мелтби успел подчинить себе ее разум. За его спиной…

- Не стреляй! - крикнула Глория напряженным голосом. - Пропусти его!

Даже потом, анализируя свое поведение, она не сомневалась, что отдала этот приказ, чувствовала свой импульс, заставивший отдать его. Позднее она объясняла себе, что, поскольку пришелец не угрожал ее безопасности и был одним из таких нужных астрогаторов, уничтожение его было бы нерационально.

Мелтби спокойно покинул мостик и дал знак, который освободил “Атмион”. Когда корабль Пятидесяти Солнц исчез вдали, офицеры земного корабля, согласно с последним приказом Мелтби, забыли о своем участии в его бегстве. С субъективной точки зрения этот побег был все, чего Мелтби достиг. Хотя само проникновение на вражеский корабль и уход с него были достаточно рискованным предприятием. Полученной информации было слишком мало, но он убедился, что они имеют дело с огромным кораблем. “Звездному Рою” нужно быть осторожным при встрече с флотом, но Мелтби не сомневался, что у противника есть оружие, позволяющее уничтожать по нескольку военных кораблей Пятидесяти Солнц одновременно. Более всего мучила его неизвестная еще реакция на этот инцидент со стороны офицеров экипажа “Атмиона” и вообще населения Пятидесяти Солнц. Для одного человека все это было слишком много.

События последовали не сразу. Мелтби прекрасно понимал, что адмирал Дрехан отправил рапорт правительству Пятидесяти Солнц. В следующие два дня ничего не произошло. На третий день они получили сообщение со “Звездного Роя” о резкой смене направления движения. Причина поворота была непонятна. На четвертый день на экране в каюте Мелтби появилось лицо адмирала Дрехана.

- Сообщение для всего экипажа, - сказал командир гробовым голосом. - Из главного штаба получено следующее извещение. - Он помолчал и прочел: - “Настоящим объявляется состояние войны между народами Пятидесяти Солнц и земным кораблем “Звездный Рой”. Флоту отдан приказ преградить ему дорогу и начать битву. Корабли, неспособные продолжать сражение, при угрозе попадания в руки врага должны уничтожить звездные карты, а все офицеры метеорологии и астрогации на их борту должны покончить жизнь самоубийством. Волей суверенного правительства Пятидесяти Солнц пришелец должен быть уничтожен”.

Мелтби побледнел и с напряжением слушал, как Дрехан продолжает:

- Я получил конфиденциальные сведения, что правительство сделало выводы из того факта, что “Звездный Рой” освободил “Атмион”, чтобы избежать нашего гнева. На основании этого командование решило, что земной корабль можно уничтожить решительной атакой. Если мы точно выполним приказ, то даже перехват отдельных кораблей не даст врагу превосходства. Я уже назначил штрафные отделения для всех офицеров метеорологии и астрогации, если воля их в критический момент будет сломлена. Прошу помнить об этом.

Капитан Питер Мелтби, главный метеоролог “Атмиона” и его младший астрогатор, почувствовал тяжесть в желудке, когда понял, что ловушка захлопнулась. Он установил политику совместных действий с обитателями Пятидесяти Солнц. Теперь отступить от нее по личным причинам было невозможно. Единственная надежда была на то, что “волки пространства”, как часто называли военные корабли, все вместе быстро расправятся с одним кораблем Земли.


7

Глория проиграла голосование со счетом 9:10 и мрачно отдала приказ возвращаться домой. Позднее в тот же день со Связи поступил запрос:

- Мы по-прежнему сообщаем данные о своем курсе?

На это ее власть еще распространялась.

- Конечно, - коротко ответила она.

На следующий день сигнал тревоги вырвал ее из сна.

- Тысячи кораблей прямо по курсу! - доложил оперативный дежурный.

- Боевая скорость! Все по местам! - скомандовала она.

После выполнения этих приказов, когда скорость корабля упала до тысячи миль в секунду, она выступила на совещании капитанов.

- Итак, господа, - сказала она, не скрывая своего восторга, - получу ли я разрешение принять бой с флотом непокорного правительства, которое доказало, что способно на любые поступки против земной цивилизации?

- Глория, - заметила одна из женщин, - не мучай нас. Это один из моментов, когда ты права.

Единогласно приняли решение начать схватку. После голосования возник вопрос:

- Уничтожим их или возьмем в плен?

- Возьмем в плен.

- Всех?

- Всех.

Флот Пятидесяти Солнц и земной корабль находились друг от друга в сорока миллионах километров, - когда “Звездный Рой” поставил запирающее поле, охватившее значительную часть пространства. Оно образовывало собственную минивселенную с очень высокой степенью искривления. Корабли флота, мчащиеся вперед, возвращались на свои исходные позиции. Попытки вырваться из ловушки, набирая скорость больше скорости света, ни к чему не привели. Ракеты, выпущенные в центр этого поля, вернулись назад, и пришлось взорвать их в пространстве, чтобы они не поразили свои же корабли. Установить связь с планетами Пятидесяти Солнц было невозможно. Через четыре часа “Звездный Рой” привел в действие притягивающий луч. Один за другим корабли флота неумолимо приближались к гигантскому военному кораблю. Именно в этот момент офицерам метеорологии и астрогации были отданы суровые приказы.

На “Атмионе” Мелтби был одним из тех, кто побледнел, пожав руку адмиралу Дрехану, чтобы сразу после этого прижать к виску излучатель энергии. В последнюю секунду он заколебался. Он мог бы сейчас овладеть их разумом и спасти свою жизнь, но зло подумал, что это ни к чему не приведет. Открытие Пятидесяти Солнц неизбежно. Вопрос только в том, произойдет это раньше или позже, невзирая на то, как он поступит… Он подумал: “Именно такой шаг я и предлагал сделать гибридникам. Я должен быть с ними до конца в трудную минуту”. Минута колебания кончилась, и он коснулся активатора оружия.

Когда технический персонал втянул на борт пойманные корабли, молодой женщине, первому капитану величайшего корабля, когда либо долетавшего до Большого Магелланова Облака, доложили о самоубийствах. Ее охватила жалость.

- Оживить их всех! - приказала она. - Никто не должен умереть.

- Некоторые из них сильно повреждены. Они воспользовались излучателями энергии.

Она нахмурилась. Это означало большие дополнительные затраты.

- Глупцы! - сказала она. - Они почти заслужили смерть. Используйте все возможные средства. Если будет нужно, пропустите все корабли через трансмиттеры материи.

Вечером она сидела за столом, принимая донесения. К ней привели нескольких воскрешенных астрогаторов, и она допросила их с помощью лейтенанта Неслор. Еще до отбоя замаскированная цивилизация была обнаружена.


8

Газ дрейфовал миллион лет. Отбросы десяти тысяч солнц, диффузионные испарения погасших взрывов, стихших адских огней и ярости ста миллионов обезумевших солнечных пятен, без формы, без цели. Но это было только начало… Газ выползал в большую темноту. Он содержал кальций, натрий, водород и большинство других элементов, а скорость дрейфа доходила до двадцати миль в секунду. Время шло, а силы гравитации не ослабевали ни на секунду. Наконец огромная масса разделилась. Крупные скопления газа приобрели видимость формы, двигаясь все дальше и дальше, пока не достигли места, где когда-то тысячи пылающих звезд “пересекли дорогу” главного потока межзвездной материи. Первый удар оживил огромные скопления. Облака негатонов, как кавалерия, врезались в массу позитронов чужой материи, напирающей с такой же стремительностью. Мгновенно легкие орбитальные позитроны и негатоны исчезли в яркой вспышке, превратившись в интенсивное излучение. Родился шторм. Ободранные ядра материи звезд несли теперь страшные неуравновешенные отрицательные заряды, отталкивающие электроны, но притягивающие атомные ядра межзвездной материи. Со своей стороны ядра этой материи притягивали дополнительные нуклоны. Результат движения зарядов был невообразимо страшен. Две противостоящие массы напирали и клубились в катаклизме взаимной реакции. Сначала они двигались в противоположных направлениях, затем все более становились объединенным кипящим смерчем. Неясное сначала, новое направление вскоре твердо обозначилось, после чего фронтом шириной в десять световых лет со скоростью немногим меньше скорости света шторм двинулся дальше. Он захватывал звезды и выплевывал их за собой, и только бомбардировка космическим излучением указывала на то, что они являются центром невидимого атомного опустошения. На четыреста девятнадцатый год своего существования шторм в долю секунды пересек орбиту Новой и разошелся не на шутку.

На трехмерной карте Центральной Метеорологической Секции Главного Штаба на планете Кайдер III шторм был закрашен оранжевым цветом, что означало величайший из более чем четырехсот штормов, буйствовавших в районе Большого Магелланова Облака, занятом Пятьюдесятью Солнцами. Он выглядел, как неправильное пятно, достигавшее широты 473, долготы 228, центр 190 парсек в специфическом масштабе Пятидесяти Солнц, деления которого не имели никакой связи с магнитным центром Облака. Сообщение о Новой не было еще нанесено на карту. Когда это произойдет, пятно приобретет агрессивный красный цвет.

Мелтби стоял среди группы политиков у открытого окна и смотрел на земной корабль. Он выглядел всего лишь серебристой тенью в глубине неба, но зрелище это притягивало пораженные взгляды всех мужчин. Мелтби же был спокоен. Забавно, что жители Пятидесяти Солнц в момент опасности призывают на помощь его. Он отвернулся от корабля и взглянул на тучного и потного председателя самоуправления Кайдера III. Сконцентрировав разум, привлек к себе взгляд этого человека. Советник, не подозревая о приказе, открыл рот.

- Вы поняли инструкции, капитан Мелтби?

Мелтби кивнул.

- Понял.

Это было слишком слабо сказано. Он принял их позицию, их цель за составную часть своей веры в то, что только сотрудничество обеспечит гибридникам надлежащее положение в цивилизации, в которой они выросли. А вот теперь запоздавшее сопротивление Пятидесяти Солнц обрекало ее на гибель. Впрочем, не ему, офицеру, подвергать сомнению их логику. Лаконичный ответ


Содержание:
 0  вы читаете: МИССИЯ К ЗВЕЗДАМ : Альфред Ван Вогт    



 




sitemap