Фантастика : Космическая фантастика : Сфера влияния Сфера влияния : Вячеслав Васильев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Дуэли всегда были под запретом, даже в XXI веке. Но курсант летного училища, потомственный русский дворянин Егор Белецкий знал, что честь важнее карьеры. И поэтому, получив погоны лейтенанта, угодил в штрафбат. Разумеется, он был не готов к тому, что его напарником в боевых заданиях станет боевая рысь по кличке Пантелей. Кто знает, что у кошек на уме?

Васильев Вячеслав Васильевич

Сфера влияния



Изумрудная зелень полей и лесов в золотой оправе пустынь, белоснежные шапки высоких гор, окантованные тонкими светло-голубыми полосками у берегов тёмно-синие глубины океанов. И надо всем этим лёгкие росчерки невесомых белых облаков…

Видом родной планеты из космоса можно наслаждаться бесконечно. Особенно если взираешь на всю эту красоту, вися в пустоте в скафандре на расстоянии в триста мегаметров от неё. Но, увы, испытать бесконечное наслаждение не удавалось ещё никому. Хотя бы потому, что всегда найдётся кто-то, кто выдернет тебя из созерцательной нирваны самым бесцеремонным образом.

В данном конкретном случае из расслаблено-созерцательного состояния Егор был выведен тихим шелестом бесстрастного компьютерного "голоса":

"Ссходитессь".

Пора. Уменьшив изображение до масштаба один к одному, Егор привычно, не поворачивая головы, оглядел близлежащее пространство на триста шестьдесят градусов, и, извернувшись, ухватился руками за небольшой обломок, висевший у него за спиной буквально на расстоянии вытянутой руки. "Небольшой" — это примерно метра три на четыре на два. Форма обломка была относительно правильной — с некоторой натяжкой его даже можно было назвать прямоугольным параллелепипедом. Первый Обломок всегда старались выбрать попроще. Теперь надо было перебраться по этому кирпичу-переростку на ту его сторону, что была обращена к Мёртвому Облаку. Собственно говоря, Первый Обломок и сам был частью Мёртвого Облака, но находился (по крайней мере на данный момент) на самом его краю.

Егор начал осторожно подтягивать тело к обломку. Материал поверхности, по которой ему предстояло передвигаться, на вид напоминал камень. Не то, чтобы эта поверхность была абсолютно гладкой, но зацепиться на ней было не за что, и малейшее неправильное движение могло привести к отрыву и уходу в открытый космос. Это, конечно, было не смертельно, но неприятно. В лёгком скафандре без дополнительных приспособлений для передвижения в пространстве каждый корректирующий импульс кушает из не такого уж и ёмкого аварийного накопителя энергию, которую лучше бы потратить на другие полезные вещи. Например, на защиту. Она ещё ой как пригодится!

"Притянувшись" наконец-то к обломку, Егор оказался в элегантной позиции "на карачках". Со стороны эта поза смотрится, мягко говоря, не очень эффектно, но передвигаться таким макаром значительно проще. Скафандр позволял зацепиться практически за любую поверхность любой частью тела. Хоть пятой точкой. Сейчас сила сцепления между скафандром и "кирпичом" возросла пропорционально увеличившейся площади контакта. По физическим ощущениям это было похоже на то, как будто между обломком и карабкающимся по нему с ловкостью паука человеком возникло хоть и слабое, но притяжение. На самом деле это, конечно, было не так, но организм интерпретировал ситуацию именно таким образом. Осторожно перебирая руками и ногами, Егор начал медленно продвигаться вперёд. Вот он перелез через одну грань, вторую…

И перед ним во всей красе предстало Мёртвое Облако. Громадное пространство было заполнено миллионами, а может быть, миллиардами обломков разнообразных размеров и форм. Всё это непрерывно хаотически двигалось, сталкиваясь друг с другом, разлетаясь вновь, и беспорядочно вращаясь вокруг всех координатных осей. Некоторые из обломков, казалось, ежесекундно меняли свою форму и размеры. На самом деле это, конечно, была всего лишь игра света. Эффект возникал за счет того, что при вращении менялась площадь освещения обломков и форма этой самой площади. Неосвещённая часть осколков мертвой материи сливалась с космической чернотой. Часть обломков была вообще не видна в оптическом диапазоне. Как, например, тот, на котором сейчас находился Егор. Но оптическая невидимость была делом легко поправимым. Егор дал команду на тактический анализатор, он же в народе "тактик", и через пару секунд картинка перед ним изменилась. Во-первых, стали видны все объекты в радиусе пяти километров. Во-вторых, все они раскрасились в разные цвета, как будто покрывшись цветным налётом. Сочтённые тактиком безопасными стали зелёными, не очень опасными — жёлтыми, а к красным нельзя было приближаться ни в коем случае.

В принципе, зелёного, жёлтого и красного в окружающем "пейзаже" появилось не так уж и много. Где-то треть от общего количества. Остальные "малые космические тела", как обломки назывались официально, тактик окрасил в серый цвет. То есть, чего от них ожидать — было непонятно. Один из "зелёных" обломков, медленно вращающийся на расстоянии около двух километров отсюда, несколько раз ярко мигнул. От него к текущему пристанищу Егора протянулась голубая ломаная линия с колонкой цифр возле каждого излома. Мигнувший обломок был целью начинающегося опасного путешествия, а линия — оптимальным маршрутом для достижения этой цели. По-хорошему, таких линий должно бы быть минимум три, да и эта линия должна была ветвиться, показывая менее насыщенным цветом запасные варианты безопасного прохода маршрута. Но вычислительных мощностей встроенного тактика не хватало для просчёта пути к цели "как положено". Приходилось довольствоваться тем, что есть.

На первый взгляд маршрут казался не таким уж и плохим. Шесть "зелёных" объектов, и всего два "жёлтых". Егору оставалось только надеяться, что по дороге ничего не изменится. Времени на размышления было мало, точнее — его не было совсем, поэтому он просто перебрался в рассчитанную тактиком оптимальную для старта точку на поверхности Первого обломка, и замер в ожидании команды на старт, застыв на полусогнутых ногах. Туловище он при этом наклонил по отношению к поверхности обломка так, чтобы маркер прицела находился внутри нарисованной тактиком в пустоте зелёной окружности. Пятисекундный отчёт Егор вывел на аудиоканал, чтобы не загромождать обзор графической информацией. Наконец бесстрастный голос начал отсчитывать секунды: "Пять. Четыре. Три. Два. Один. Старт". Егор строго дозированным усилием оттолкнулся от Первого Обломка, и отправился в свободный полёт. Самым сложным моментом в этом трюке было именно правильно рассчитать усилие. Чуть меньше, или чуть больше — и ты пролетишь. В буквальном смысле. Мимо следующего обломка, который, в отличие от тебя, окажется в расчётной точке в строго заданное время.

Первый прыжок оказался удачным. Корректировать траекторию практически не пришлось. И Егор, и обломок, которому отводилась роль пересадочной станции, оказались в нужное время в нужном месте. Единственный микроимпульс ушёл на то, чтобы скорректировать точку соприкосновения с этим первым пересадочным пунктом в пути — здоровенным закрученным толстым листом металла с рваными краями. Егор решил, что лучше начать более близкое знакомство с этой железякой подальше от её покрытых зубцами и заусеницами краёв. Скаф, конечно, должен был выдержать и там, но всё же… Лучше, как лучше.

Относительная скорость человека и обломка была невелика, так что погасить её при соприкосновении не составило особого труда. Но совсем без проблем всё же не обошлось. Из-за столкновения обломок чуть-чуть изменил направление своего движения и скорость вращения, из-за чего времени на то, чтобы перебраться на противоположную сторону железяки, и вновь прыгнуть, тактик Егору давал в три раза меньше, чем было рассчитано первоначально. А именно — сорок три секунды. Кроме того, усилие, с которым надо было оттолкнуться, чтобы набрать нужную скорость, было пересчитано тактиком в большую сторону, почти до предельно возможного без привлечения ресурсов экзоскелета скафа. А использовать экзоскелет Егор пока не хотел, по тем же соображениям экономии энергии. Но и на этот раз всё удалось. Егор отправился к точке встречи со следующим обломком, а его временное пристанище, вновь немного изменив траекторию, поплыло куда-то дальше по своим делам.

Следующая частичка Мёртвого Облака медленно приближалась справа снизу. "Частичка" была размером с аэрокосмический истребитель, а по внешнему виду напоминала собой духовой музыкальный инструмент в видении художника-авангардиста. Странно, что тактик посчитал это переплетение блестящих труб, каких-то бочкообразных объектов и прочей более мелкой дребедени, безопасным… Но, как говорится, ему виднее. Глядя на медленно наплывающую конструкцию, Егор прикидывал, как же к ней можно прицепиться. Если в этот бардак врезаться с размаху, то, пожалуй, можно себе и что-нибудь повредить. Терять энергию на торможение не хотелось. А вот на уклонение чуть-чуть в сторону её должно было уйти гораздо меньше.

И действительно, хватило одного точно рассчитанного микроимпульса, чтобы тактик тревожно пискнул, и нарисованная им синяя прямая траектории полёта дрогнула и ушла в сторону от замигавшей красным цветом расчетной точки встречи. Теперь Егор должен был не встретиться с этой странной конструкцией, а пролететь от неё чуть в стороне. Как раз над большим раструбом, края которого были ярко освещены, а середина скрывалась в непроницаемом чёрном мраке. Егор вскинул левую руку в направлении к приближающемуся обломку, и из утолщения скафандра над кистью руки вырвалась и устремилась к цели "прилипала". С рукой её соединял тонкий страховочный фал. По мере того, как "прилипала" отдалялась от скафандра, фал становился всё тоньше и тоньше. В теории он мог истончиться до диаметра в одну молекулу, но сейчас для задумки Егора такая толщина была совсем ни к чему. Мономолекулярная нить — это такое дело… Ещё прорежет что-нибудь на метр в глубину, да и застрянет. Выковыривай её потом. Так что пусть будет потолще. "Прилипала" достигла цели за пару секунд, и в полном соответствии со своим названием намертво прилипла к поверхности. Пролетев мимо обломка, Егор ощутил сильный рывок за руку. Если бы не скаф, рука бы от такого рывка точно оторвалась, но экзоскелет сработал штатно (пришлось-таки использовать, хотя при работе на растяжение экзоскелет энергию не кушал, так что с точки зрения энергосбережения тут всё в порядке), и путешественник по Мёртвому Облаку завис в пустоте метрах в десяти от "музыкального инструмента". Фал начал медленно укорачиваться, одновременно утолщаясь, и не прошло и полминуты, как под ногами Егора оказалась одна из немногочисленных относительно плоских поверхностей конструкции.

Своим манёвром с использованием страховочного фала Егор убил сразу двух зайцев: избежал жёсткого контакта с обломком, чреватого неприятностями со здоровьем, и сэкономил время на переход от точки приземления до точки старта. Теперь у него появились две минуты на отдых. Точнее, на оценку ситуации и возможную корректировку маршрута. Так что, пока продолжавший укорачиваться страховочный фал втягивал обратно в скафандр уже отлипшую от поверхности "прилипалу", Егор усиленно гонял тактик на предмет поиска запасных вариантов, позволивших бы достичь цели быстрее. Увы, таковых не оказалось. Точнее, был один, но там пришлось бы использовать в качестве промежуточной точки "серый" обломок. Что было нехорошо по причине отсутствия информации, каких гадостей от этого обломка можно ожидать. Нет, конечно, можно было ожидать и приятных неожиданностей, но по собственному опыту Егор знал, что неприятности при встрече с неизвестностью в Мёртвом Облаке встречаются гораздо чаще.

Увеличив изображение следующей промежуточной точки, Егор понял, почему тактик оценил степень угрозы, исходящей от неё, желтым цветом. Плывущий в пустоте с виду совершенно неповреждённый ремонтный робот в деактивированном состоянии был абсолютно безобиден. Но если его случайно активировать… Егор передёрнул плечами, вспомнив о том, что, бывает, остаётся от человека после конфликта с таким механизмом. Причём от человека, облачённого не в лёгкий скаф, а в тяжёлый десантно-штурмовой. Хоть этот робот и назывался ремонтным, в его программе были предусмотрены и боевые функции. Да ему и не обязательно выходить в боевой режим. Если, допустим, сбилась его базовая программа, и железный монстр просто начнёт беспорядочно размахивать своими манипуляторами, то к нему лучше не приближаться даже на лёгком десантном боте.

Но — "кто предупреждён — тот вооружён". Егор знал, куда именно не надо лезть, чтобы ненароком не "разбудить" робота, а какие места на его "теле" были безопасными. Поэтому, как только тактик завершил обратный отчёт, бестрепетно прыгнул навстречу спящему (а может, и мёртвому) механизму. Использовать с роботом "прилипалу" Егор не рискнул. Запулить то её в безопасный участок несложно, но вот за что потом может случайно зацепиться фал, и что из этого получится — об этом лучше даже не думать. Так что в полёте снова пришлось корректировать траекторию, и амортизировать силу удара при "посадке" всеми четырьмя конечностями. Одна из них, а именно, левая рука, скользнула по манипулятору робота, и сорвалась в пустоту, в результате чего Егор существенно приложился головой. В лёгком скафандре гашение толчков силовым полем было не предусмотрено, поэтому система компенсации не смогла полностью устранить последствия удар.

Челюсти звонко клацнули. "Слава Богу, что между ними не было языка", мимолётно подумал Егор, ожидая, пока погаснут мешающие адекватно оценить окружающую обстановку роящиеся перед глазами маленькие звёздочки. Когда они наконец-то пропали, выяснились две неприятные вещи: Первая: запас энергии в накопителях сейчас составлял девяносто процентов. С одной стороны, не так уж мало, с другой стороны — израсходовать десять процентов за такое короткое время… Что при таких темпах расхода останется к тому моменту, когда он доберётся до цели? Рука по привычке дёрнулась, чтобы почесать затылок. Но в скафе затылок не очень то и почешешь. Так что Егор на это дело плюнул (фигурально, конечно, так как в скафандре ещё и сильно не расплюёшься), и принялся резво карабкаться по металлическому телу "ремонтника" к рассчитанной тактиком исходной точке следующего прыжка. Так как вторая неприятная вещь заключалась в том, что времени, чтобы добраться до этой точки, оставалось крайне мало. Однако, как ни спешил Егор, он всё же выкроил несколько секунд, чтобы установить на одном из манипуляторов робота "маячок". Полезная штука. Может пригодиться… Жаль, что пока ни на одном объекте не обнаружилось ничего такого, что можно было бы прихватить с собой…

Стартовать и в этот раз удалось вовремя. Неприятным было то, что при прыжке пришлось использовать мощности экзоскелета скафа почти на полную… В результате зелёный столбик индикатора зарядки накопителя уменьшился на ещё одно деление. "Хреново всё-таки без основного энергоблока. На аварийных накопителях далеко не уедешь" — подумал Егор, рассматривая очередной приближающийся обломок. Расчёты показывали, что при подлёте к нему придётся активно притормаживать. Слишком уж велика была относительная скорость небесного тела и человека. Даже экзоскелет не выдержит силы удара. Ещё одна неизбежная трата энергии… В обычных условиях об этих крохах не думаешь. А сейчас…

Очередная "пересадочная станция" подошла уже достаточно близко. Пошёл обратный отсчёт до начала торможения. Пять… Четыре… Три… Скаф резко дёрнулся. Медленно наплывающий кусок трубы примерно трехметрового диаметра, с ветвящимися вокруг жгутами кабелей и трубопроводов прыгнул куда-то вниз и вправо, и исчез из виду. Перед глазами завертелась карусель из то приближающихся, то удаляющихся обломков. Заорал баззер тревоги. Доклады систем скафа посыпались один за другим: "Гравитационный импульс прямо по курсу!", "Аварийное изменение траектории!", "Потеря стабилизации!"…

Случилось то, чего Егор так опасался. Мертвое Облако на самом деле мёртвым только называлось. Некоторые обломки жили своей жизнью, взаимодействуя друг с другом и с умышленно или неумышленно приближающимися к ним живыми существами или автоматическими механизмами. Взаимодействовали самым причудливым образом. Можно было получить мегаваттный электрический разряд, можно вляпаться в активные даже в космическом вакууме вещества, разъедающие или меняющие физические свойства всего, с чем соприкасались, можно было попасть под радиационное или когерентное излучение, можно нарваться на гравитационный импульс. Что, по-видимому, сейчас и произошло. Только не с Егором, а с каким-то из обломков. Иначе бы сейчас уже некому бы было выслушивать эти панические сообщения от электронной начинки скафа…

Наконец мельтешение окружающих объектов прекратилось, и всё вокруг вернулось к прежнему обманчиво спокойному состоянию. "Траектория стабилизирована" — доложил тактик. "Спасибо, сам вижу!" — саркастически подумал Егор, спешно пытаясь сориентироваться в пространстве. Оглядевшись, он согласился с выводом автоматики о стабилизации траектории. Вот только эта траектория выводила его теперь не к "трубе", которая обнаружилась почти за километр отсюда в изрядно сплющенном виде, а к совсем другому обломку, которого, впрочем, жизнь (или, правильнее, смерть) изуродовала не меньше. Самой близкой ассоциацией для того, чтобы описать форму этого небесного тела, была "лепёшка". Лепешка из металла, слепленная какими-то могучими силами. Тактик между тем зря времени не терял, и высветил новую схему маршрута.

Схема оказалась знакомой. Это была та самая "запасная" схема, от которой Егор отказался из-за того, что маршрут пролегал через "серый" обломок. Значит, вот эта "лепёшка", надо понимать, тот самый "серый" обломок и есть… С виду вроде безопасный… В такой мешанине вряд ли что-то активное могло уцелеть. "Даже контейнер с ядерным топливом не выдержал бы" — мрачно подумал Егор, отстрелив в сторону непонятного объекта исследовательский микрозонд. Тот достиг поверхности "лепешки" за несколько секунд. Ещё несколько долгих секунд заняли сбор и анализ информации. Затем полученные данные наконец-то были скормлены тактику, который после их переваривания сразу же "перекрасил" объект в желтый цвет. Егор пробежался взглядом по полученной инфе: Вроде всё нормально… Радиационный фон в норме… Для человека в скафандре. Колебаний гравитационного поля тоже не обнаружено. Что не может не радовать. Следов агрессивных химических соединений нет. Как и следов электронной активности. Егор увеличил изображение, и внимательно осмотрел "лепёшку". Ещё бы тут обнаружить какую-то активность. При таких разрушениях…

Но почему же тактик обозначил объект желтым цветом, а не зелёным? В ответ на невысказанный вопрос на изображении обломка тут же подсветилось более ярким цветом и укрупнилось пять объектов. Возле каждого возникла надпись, идентифицирующая каждый из них, как оружие, или его элемент. Егор прошёлся по находкам подробнее. Практически всё оружие, обнаруженное тактиком, было непригодно к использованию. В основном из-за сильных механических повреждений. Интерес представлял автономный блок питания тактического лазера. Квантовый минипульсар, используемый в нём в качестве источника энергии, ценился очень высоко. Вот только демонтировать его в полевых условиях крайне не рекомендовалось без скафандра высшей защиты.

Егор вздохнул… Вот так всегда. Наткнёшься случайно на большую бочку мёда, а в ней обязательно ложка дёгтя. Оставалось только поставить маячок и на этот обломок, в надежде на то, что когда-нибудь на него повезёт наткнуться снова. Маячком, кстати, вполне мог бы поработать и микрозонд… Однако, немного поразмыслив, Егор решил всё же установить "нормальный" маячок. У микрозонда слишком малый радиус действия и срок службы. Но для начала на эту кучу металлолома надо было ещё попасть. И пора уже было выбирать, каким способом. Активным торможением? Егор взглянул на индикатор энергозапаса скафа. Блин! Осталось пятьдесят процентов! Аварийный переход с одной траектории на другую сожрал кучу энергии. Теперь надо как-то выкручиваться. Егор задумчиво посмотрел на приближающийся обломок. Затем на схему нового маршрута. После "лепёшки" оставался только один пересадочный пункт. Егор воодушевился. А если…

Тактик, поразмыслив пару секунд, счёл вариант, предложенный Егором, вполне реализуемым, хоть и рискованным. И после получения подтверждения нового плана тут же откорректировал траекторию. Теперь Егор должен был пролететь у самого края обломка. Гораздо ближе, чем при манёвре с использованием "прилипалы". Буквально на расстоянии вытянутой руки. "Лепешка" приближалась относительно медленно, но неотвратимо. Пора! Егор сгруппировался, и, пролетая у самого края нагромождения раздавленных конструкций и механизмов, ухватился рукой за выступающий из него где-то на метр металлический стержень. Теперь осталось только подтянуться, и извернувшись всем телом, изменить траекторию полёта. Время и энергию на посадку, передвижение по поверхности обломка и старт при таком варианте тратить не приходилось.

Едва Егор уцепился рукой за стержень, как на ранее невидимой стороне "лепешки" почти перед самым его носом блеснул зелёным какой-то "подсвеченный" тактиком предмет. Егор автоматически протянул вторую руку, и, схватившись сам ещё не поняв за что, сильно дёрнул его на себя. Оказалось, что особых усилий прикладывать было и не надо. Предмет отделился от того, что его удерживало, практически мгновенно. Егор покрепче сжал неожиданный "гостинец", и отпустил стержень. Тактик, оценив новую траекторию, подкорректировал её очередным микроимпульсом. Егор взглянул на индикатор накопителя, ставший сейчас чуть ли не главным прибором в его скафе. Манёвр удалось осуществить с минимальными затратами энергии. "Это хорошо" — подумал Егор, и решил глянуть, что же это такое он сжимал теперь в левой руке. При ближайшем рассмотрении предмет оказался всего лишь рукоятью офицерской шпаги, самими офицерами презрительно именуемой "зубочистка". Но эта рукоять серьезно отличалась от стандартной. И форма была не та, и размеры чуть побольше. "Возможно, старая полицейская модель" — подумал Егор, вертя в руках оказавшуюся бесполезной находку. Впрочем, не такой уж и бесполезной. Если опознавательный блок окажется неповреждённым, можно будет узнать, кому эта шпага принадлежала раньше. И передать родственникам хозяина, если таковые найдутся.

Егор прокрутил в замедленном темпе повтор момента, когда он схватил рукоятку. Увеличил изображение. Оказалось, что он вырвал рукоять из намертво обхватившей её когда-то человеческой руки, торчавшей из груды сплющенных обломков. Вот только рука, едва Егор её коснулся, рассыпалась прахом. Странно… Егор вздохнул, и спрятал находку в специальный контейнер. Теперь эта вещь была единственным, что осталось от какого-то пока безвестного офицера… Может, и самого Егора ждёт та же участь… Но предаваться унынию и философствованиям было не время. Приближалась очередная "пересадочная станция". Она подошла уже достаточно близко, чтобы можно было рассмотреть её попристальнее, и определиться с планом преодоления очередного препятствия. Пока последнего…

Привычно увеличив изображение, Егор удивлённо присвистнул. Объект оказался вовсе даже не обломком, а вполне целым на вид агрегатом. Судя по характерным очертаниям обтекателя — модулем коррекции курса от допотопного разведбота "Пума-6". Причём видимых повреждений на нём заметно не было. Хотя, что под обтекателем увидишь… Егора охватило возбуждение. Модуль мог использоваться отдельно от разведбота, как средство эвакуации экипажа. Если он цел…

Но сначала надо на него попасть. В этом Егору повезло. По расчётам тактика, для того, чтобы попасть на поверхность объекта, не надо было использовать энергоресурсы скафа. Вполне хватало и возможностей человеческого организма. Так что, соприкоснувшись с выпуклой внешней поверхностью обтекателя движка, Егор просто проскользил по ней чуть-чуть на четвереньках, гася скорость, а потом ухватился за одну из торчащих и из обшивки скоб. При использовании этой техники в качестве эвакуатора люди должны были находиться снаружи, зафиксированные как раз за эти скобы. Погасив скорость, Егор прикинул оставшееся в его распоряжении время, и поспешил к блоку управления. Крышка блока откинулась при его приближении, автоматически считав допуск. Это был хороший знак. Может быть, и всё остальное находится в рабочем состоянии. Хотя, это уж будет вообще нереальным везением. Вероятность наткнуться в одном рейде на квантовый минипульсар, неповрежденного ремонтного робота и работоспособный движок от корабля стремилась к нулю. Не надо думать, что такие девайсы летают по космосу пачками. "Что-то слишком уж мне везёт" — озаботился Егор. У него была своя теория о том, что количество удачи за конечный промежуток времени ограниченно. И если выбрать весь резерв в самом начале этого промежутка, то "на потом" останется очень мало или совсем ничего. А удача, пожалуй, ему будет нужнее в ближайшем будущем, чем сейчас. Егор вдавил кнопку диагностики. Корпус аппарата под ним ощутимо вздрогнул. На расположенном над кнопками дисплее пошёл прогон тестовой таблицы. Первые строки обнадёживали. Модуль был, что называется, только что с завода ("только что" — это какие-то жалкие восемьдесят лет), и ещё даже не был расконсервирован. Такое впечатление, что раньше он находился в ЗИПе какого-то потерпевшего крушение корабля.

С одной стороны, то, что движок ещё не выработал и сотой доли своего ресурса — было хорошо. С другой стороны, на расконсервацию согласно инструкции требовалось двадцать три минуты, а столько времени у Егора не было. Так что, по всему выходило, что и на этот лакомый кусочек придётся всего лишь ставить "маяк". Хотя… Егор набрал на клавиатуре несколько команд, и, не дожидаясь сигнала подтверждения, который мог быть получен только после полной расконсервации модуля, направился к "точке отправления", рассчитанной тактиком. Не успел он занять нужное для правильного старта положение, как в ушах тихо пискнуло, и перед глазами появилась движущаяся в пространстве зеленая точка. Тактик уже успел провести анализ траектории и скорости движения появившегося в поле зрения объекта. Объект двигался точно в направлении обломка, являвшегося конечной точкой путешествия Егора, и должен был достичь его поверхности на полторы минуты раньше самого Егора.

Егор скрипнул зубами. Его противник окажется у Барьера раньше… И ничего нельзя поделать. До расчётного времени старта ещё две минуты, тут ничего не выгадать. А прыгнуть на большей скорости… Тратить энергоресурс на ускорение и торможение сейчас было бы равносильно самоубийству. Оставалось только ждать. Прошло долгих сто двадцать секунд, и Егор прыгнул…

Лихорадочный перебор вариантов дальнейших действий начался ещё до прыжка и продолжился в полёте. Тактик тоже был подключён к этому процессу, но с ходу решения выдать не смог, и пока отмалчивался, прикрывшись мигающей пиктограммой "идет накопление и обработка информации". Собственно говоря, вариантов-то было не так чтобы очень много, но вот какой из них выбрать — это вопрос. Барьер медленно приближался сверху-слева, если смотреть относительно положения тела Егора. Это был довольно крупный (размером со средний двухэтажный дом) объект неправильной формы. Если предыдущие обломки, посещённые Егором, или прямо говорили о своем происхождении, или вызывали в памяти ассоциации с чем-то другим — привычным и знакомым, то этот не походил ни на что, виденное Егором до сих пор. Разве что на облако, непрерывно меняющее свою форму под напором ветра. То оно похоже на оскаленную голову тигра, то на старинный замок с высокими башнями и шпилями, то на лежащую на спине женщину… Так и этот обломок, медленно вращаясь, подставлял взору Егора то одну свою сторону, то другую. И каждая сторона разительно отличалась от предыдущей.

Противника пока видно не было. Это означало, что он либо постоянно передвигался по поверхности барьера, оставаясь на противоположной от Егора стороне, либо где-то спрятался. И у первой, и у второй тактической схемы были свои плюсы и минусы. Но, не зная, какой именно тактики придерживается находящийся на обломке, нельзя было начинать строить свою контригру. Егор тяжело вздохнул. Жаль, конечно, что ему не удалось добраться до Барьера первым. Тогда в положении обороняющегося, дающем намного больше шансов на победу, чем положение нападающего, оказался бы он, а не его противник. Но… Как и предполагалось, удача, сопровождавшая его от Первого Обломка до модуля, от которого он только что стартовал, куда-то отвернулась в самый неподходящий момент. "Главное, чтобы вообще не ушла…" — проскользнула мысль где-то на краешке сознания, чудом оказавшимся свободным от напряжённой умственной деятельности, — "Удача — она девка балованная, капризная…". Между тем Барьер приблизился уже настолько, что пора было принимать какое-то решение. Тактик наконец-то ожил, и доложил о том, что объект вошел в радиус действия сети "Москит".

"Сам вижу, железяка", — проворчал Егор, и дал команду на активацию системы. Вперёд сразу же устремился ещё один микрозонд с грузом нанозондов, которые должны были развернуться в сеть вокруг обломка, и собрать о нём всю возможную информацию. Микрозонд затормозил, не долетев до поверхности около десяти метров, и, раскрыв грузовой отсек, выпустил в пространство несколько сотен мгновенно разлетевшихся во все стороны "москитов". Тактик тут же нарисовал на поверхности объекта небольшое насыщенное зелёное пятно, показывающее площадь, охваченную исследовательской сетью. Пятно непрерывно расширялось, вскоре заполнив всё видимое пространство объекта. Однако докладов об обнаружении противника пока не поступало. Значит, он находился на противоположной стороне обломка. В принципе, это было не так уж плохо. Не надо ожидать нападения при посадке. Зато поступил доклад об обнаружении точно такой же развернутой инфосети.

Егор чертыхнулся. Значит, невидимый пока противник его видит отлично. И что теперь делать? Можно, конечно, было отдать команду "своим" "москитам" уничтожить "чужих", хотя бы с этой стороны обломка. Но такую же команду мог дать "своим" нанозондам и его противник. Число наноботов у обоих примерно равное, а "боевые действия" "москиты" могли вести только путём самоподрыва в непосредственной близости с врагом. Поэтому был велик риск того, что Егор потеряет все свои нанозонды на неисследованной стороне ещё до того, как обнаружит противника. Такая перспектива ему не нравилась, так что было принято решение оставить вражескую сеть в покое. Тем временем настал момент посадки. Сообразуясь с рекомендациями тактика, Егор выбрал в качестве посадочной площадки возвышающийся где-то на полметра над морем обломанных искореженных трубок, оборванных шлангов и рваных листов железа относительно ровный квадратный участок. Сближение с поверхностью шло почти под углом девяносто градусов, относительная скорость незначительна, потому Егор просто развернулся ногами вперед, и совершил посадку, задействовав экзоскелет.

Посадка прошла удачно. Даже вдвойне удачно. В момент касания пришел сигнал о полном развертывании исследовательской сети, и, почти одновременно, об обнаружении противника. Правильным оказалось второе из предположений Егора: Враг прятался в какой-то щели, и только сейчас выбрался наружу, заняв удобную для предстоящего боя позицию. Сзади и сверху его прикрывало нагромождение толстых, судя по всему, бронированных металлических плит, а перед ним простиралась небольшая ровная площадка. Точнее, бывшая когда-то ровной. Сейчас она больше всего напоминала внезапно застывшую в момент кипения жидкость. На её поверхности то там, то тут выступали почти правильные полусферы пузырей, образовавшихся при кипении. Часть из них лопнула, оставив после себя небольшие кратеры с рваными краями. В общем, не споткнёшься о "пузырь", провалишься в "кратер"… Вот с этой-то поверхности Егору и предстояло атаковать.

Ничего не скажешь, позиция его противником была выбрана грамотно. Шансы атакующего на победу при таком раскладе резко уменьшались. Особенно, если принять во внимание, что и без того маленький энергозапас у его скафа был выработан наполовину… Но что-то делать всё равно было надо. Причём, абсолютно понятно что: Идти вперёд и победить. Или проиграть. Но схватка должна состояться.

Егор проверил, дает ли картинку портативный фиксатор — упрощённый аналог "чёрного ящика" скафа, размещённый на правой стороне шлема, фиксирующий только аудиовидеоинформацию, в отличие от "черного ящика", который записывал ещё и основные параметры функционирования организма. Вроде всё было в норме… Тогда вперёд! Сцепив зубы, он начал осторожно передвигаться к цели сквозь застывшие наподобие ледяных торосов в Северном Океане нагромождения обломков разнообразных форм и размеров. Направление движения было выбрано так, чтобы выйти на то самое только что увиденное пузырчато-кратерное поле. Впрочем, выбора у него не было. Справа-слева к противнику было не подойти, а прыгать сверху — самому нарываться на неприятности. Одновременно с началом движения Егор дал команду нанозондам своей инфосети стягиваться к предстоящему месту сражения. Треть "москитов" он оставил возле себя, приказав им атаковать вражеские нанозонды, если они приблизятся к скафу на расстояние ближе, чем полметра. Теперь, когда враг был обнаружен, своих "москитов" можно было не жалеть.

Тактик "рисовал" местоположение своих "москитов" яркими зелеными точками, а вражеских — не менее яркими красными. Так что Егор имел возможность видеть своими глазами, как часть зеленых точек спешно направляются за край обломка, а другая часть, подлетая к нему поближе, исчезает. Тактик "гасил" изображение нанозондов, вошедших в "личную свиту" своего подопечного, иначе из-за повышенной плотности окружающих "москитов" тот видел бы окружающую обстановку, искаженную муаром. Метки вражеских наношпионов Егор на всякий случай приказал тактику не убирать, а только уменьшить их яркость. Конечно, тактик и сам мог отслеживать их перемещения в автоматическом режиме, но тут уж было лучше подстраховаться.

Лавируя между обломками и лужицами какой-то непонятно почему не застывшей и не испарившейся чёрной жидкости, Егор оказался у конечной цели своего путешествия — легкой слегка погнутой ферменной конструкции, возвышающейся на высоте три метра над предполагаемым полем боя. Легко пробежавшись по ней до самого края, он резко остановился, и застыл, ещё раз сканируя окружающую обстановку во всех доступных диапазонах. А вдруг подвернётся что-нибудь, чего не учел противник, и что позволит ему переломить ситуацию в свою пользу. Но, увы, ничего нового при взгляде сверху обнаружить не удалось. Зародившийся было план спрыгнув сверху, использовать для первого удара силу инерции, пришлось отвергнуть. Трюк выходил слишком сложным с учетом того, что находящемуся в зацеплении с поверхностью врагу было бы легче маневрировать, тогда как самому Егору маневрировать мешала бы всё та же инерция, которую он собирался было привлечь к себе в союзницы. Поэтому, в очередной раз тяжело вздохнув, Егор снял с пояса шпагу, и активировав её, прыгнул вниз. Но не на замершего в ожидании противника, а, наоборот, подальше от него, чтобы тот не успел достигнуть места приземления Егора раньше самого Егора.

Прыжок вышел удачным — Егор не угодил ногой (или ногами) ни на "пузырь", ни на "кратер", и, быстро восстановив равновесие, встал в боевую стойку. Клинок активированной шпаги замерцал мягким зеленым светом. Остриё его было направлено в сторону неподвижно застывшей под навесом из покореженных бронеплит отливающей серебром фигуры, облаченной в такой же плотно облегающий лёгкий скафандр, как и у Егора. На самом деле скафандры у обоих были чёрными, но тактик раскрашивал их для лучшей видимости. На голове у противника Егора красовался стандартный легкий шлем с непрозрачным забралом и антенной связи с левой стороны, и мини-прожектором с правой. Такой же шлем был и у Егора. Если бы кто-то сейчас посмотрел на арену предстоящей схватки со стороны, то противники, скорее всего, показались бы ему классическими чертями из ада. Для полного сходства не хватало только хвостов.

Между тем фигура в серебряном скафандре, до этого времени казавшаяся неживым памятником, шевельнулась, и склонила голову в традиционном приветственном поклоне.

— Господин Белецкий… Рад, что Вы всё же благополучно добрались… Вопреки моим ожиданиям…

"Даже шпагу не активировал, гад! Стоит, руки скрестил на груди… Воплощённое презрение… Ну ничего, мы ещё посмотрим, кто кого!" — пронеслось в голове у Егора… Но, раз уж его соперник решил поиграть в благородство… Егор, скрипнув зубами, поднял шпагу чуть выше, ответил

— Барон фон Ливен… Простите, что заставил себя ждать. Меня задержали в дороге дела. Мы ведь все-таки на службе… Но, может быть, мы всё же начнём то, за чем сюда прибыли?

— Да, пожалуй… — фон Ливен милостиво кивнул головой, и, не торопясь, потянулся к пристегнутой к поясу шпаге. Так же неторопливо он отстегнул её, и активировал, одновременно салютуя.

"Ещё издевается, сволочь!", — скрипнул зубами Егор, в свою очередь отсалютовал вновь превратившемуся в памятник самому себе сопернику, и начал мелкими шажками осторожно продвигаться вперед. Ожидать, что враг покинет свою такую выгодную позицию было бы глупо, тем более, что Дуэльного Кодекса он своим поведением не нарушал. Приближаясь, Егор старался не терять из виду рубиновый клинок своего соперника. Фон Ливен, в отличие от Белецкого, был опытным дуэлянтом, и с ним надо было держать ухо востро. Подойдя на расстояние укола шпагой, Егор решил не изобретать ничего нового, и сделал этот самый укол. Его соперник тут же трансформировал свою шпагу в щит, и принял удар на него. Не самый лучший вариант защиты, но в данном случае он оказался действенным. Шпага Егора пробила щит, но импульс удара был погашен, поэтому скафандр пробить она не смогла. Белецкий отпрыгнул назад, и, вновь сблизившись с противником, нанёс рубящий удар. На этот раз барон принял его на клинок. И тут же попытался отбить шпагу Егора в сторону, чтобы самому уколоть соперника. Однако Егор на эту провокацию не поддался. Едва фон Ливен начал прием, как Егор на мгновение деактивировал свой клинок, и когда шпага соперника по инерции продолжила движение в сторону, снова попытался уколоть противника. Но тот не дремал, и на этот раз перевёл свою шпагу в режим, называемый среди фехтовальщиков "канцелярская кнопка" — когда эфес разрастается в небольшой щит, а длина клинка уменьшается до размеров кинжала. Таким оружием можно и колоть, и защита у него значительно лучше за счёт большей плотности щита. На этот раз Егор не смог даже коснуться скафандра соперника. Конец первого раунда. Егор отпрыгнул назад, при этом притворившись, что споткнулся об один из пузырей. Но его надежды на то, что противник клюнет на уловку и покинет свою удобную позицию, не оправдались.

Так что Егору пришлось вновь атаковать из той же позиции. Второй раунд прошел так же безрезультатно для обеих сторон, но, отпрыгивая назад, Егор на этот раз споткнулся не понарошку, а вполне по настоящему. Чем фон Ливен моментально воспользовался, уколов Белецкого в ногу куда смог дотянуться — чуть ниже колена. В месте пробоины вспыхнуло сияние энергозащиты, столбик индикатора зарядки накопителя опустился ещё на деление, но полностью погасить силу удара защита не смогла. Скафандр зарастил пробоину в доли секунды, тут же сделал инъекцию обезболивающего, и начал лечить рану. Вот только для лечения требовался покой, а как раз его Егору в ближайшее время было не видать, как своих ушей. Егор зашипел от боли, а его противник, отскочив назад в укрытие, насмешливо отсалютовал шпагой и сделал приглашающий жест. Егор выслушал доклад тактика о полученных повреждениях и сведения об окружающей обстановке, собранные "москитами", мгновенье подумав, отдал тактику нужные команды, и, сцепив зубы, вновь двинулся вперед, чуть подволакивая повреждённую ногу. В принципе, боли он не чувствовал, и мог продолжать фехтовать в полную силу, но решил пока поберечь и эту самую силу, и энергоресурсы. Кстати, прыжки и прочие перемещения по поверхности обломка были бы невозможны без использования магнитов в подошвах и двигателей коррекции скафа. Которые тоже потихоньку кушали энергию…

Теперь Егор удвоил осторожность и сосредоточился больше на обороне, чем на атаке. Так как его соперник придерживался той же тактики с начала поединка, дуэль превратилась в вялотекущую череду легких касаний алого и зеленого клинков. Тем не менее, со стороны всё это выглядело довольно эффектно. Для того, кто видел бы этот бой в тех же красках, что и два дуэлянта. Обычный наблюдатель увидел бы сейчас не рубку двух рыцарей в серебряных доспехах, и не мелькание периодически трансформирующихся в щиты зелёной и рубиновой шпаги. Он бы вообще ничего не увидел. Та как дуэль велась на затененной сейчас стороне обломка, и оба соперника были облачены в матово-чёрные скафандры, не отражавшие света, даже если бы он тут и был, а силовые клинки офицерских шпаг были и вообще невидимы в оптическом диапазоне. Зеленым и алым цветом их окрасил тактик из соображений лучшей визуализации. Схема стандартная. Зеленый клинок у хозяина, красный — у соперника. Фон Ливен видел клинки в совершенно противоположной раскраске. Для него зеленым был его клинок, а красным — Егора.

Бой проходил в полном молчании. Насколько Егор знал, это не было характерно для его противника. Обычно тот любил отпустить по адресу своего соперника несколько острых словечек, дабы вывести его из себя, а затем, воспользовавшись этим, нанести решающий удар. Но сейчас фон Ливен почему-то молчал. На запрос Егора, почему поведение барона на этой дуэли так отличается от его обычного поведения в таких же ситуациях, тактик ответил, что сейчас фон Ливен просто не сможет вывести соперника из себя. Скаф с помощью инъекций поддерживает психоэмоциональное состояние человека, на которого он надет, на нормальном уровне. Так что вывести Егора из себя барону не удалось бы при всём желании. А предыдущие дуэли фон Ливена проходили не в пустоте, а в обычных условиях, без скафандров. "Понятно…" — Белецкий огорчённо вздохнул. В принципе, он и так всё это знал, но эти знания у него как-то влетели из головы. В конце-концов, в отличие от фон Ливена, проведшего одиннадцать дуэлей и изо всех их вышедшего победителем, для него это была всего лишь третья дуэль, а в пустоте — вообще первая. Потому он и волновался немного. А если бы не следящий за его состоянием скаф — переживал бы намного сильнее. Особенно сейчас… Когда его Хитрый План вот-вот должен был исполниться. Вот почти прямо сейчас… Вот…

Поверхность под ногами дуэлянтов вздрогнула. Не ожидавший этого фон Ливен чуть замешкался, чем Егор не преминул воспользоваться, и, отбив в сторону клинок баронской шпаги, вонзил свою шпагу в его левый бок. "Один — один". Егор тут же отпрыгнул назад, разорвав дистанцию, и замер в ожидании дальнейшего развития событий. События не заставили себя долго ждать. Бронеплиты, составляющие "навес", под которым укрылся барон, начали сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее проседать. Конечно, дело тут было не в силе тяжести. Откуда ей взяться на столь малоразмерном небесном теле? Просто, собрав и проанализировав показания нанозондов, тактик Егора рассчитал точку, при воздействии на которую вся неустойчивая конструкция из бронеплит придёт в движение. Энергии совокупного одновременного подрыва всех нанозондов как раз хватало, чтобы осуществить это воздействие. Как Егор и предполагал, барон не следил за "москитами" противника, зная, что как оружие они в таком количестве опасности не представляют. За что и поплатился.

Осознав, что рискует быть погребенным в собственном убежище, барон, ожесточенно работая шпагой, рванулся вперед, на Егора. Но тут у него была сложная задача: одновременно и фехтовать, и поглядывать на всё быстрее опускающиеся вниз тяжеленные плиты. Именно на это и рассчитывал Белецкий. Улучив момент, когда соперник отвлёкся, он проколол барону правую руку почти насквозь. Но, несмотря на полученную рану, фон Ливен всё-таки вырвался из западни, которую сам для себя и приготовил. Теперь они с Егором были в равных условиях: у обоих под ногами была та самая "кочечно-кратерная" площадка, первоначально предназначавшаяся для одного Егора.

И схватка закипела с удвоенной силой, несмотря на ранения у обоих бойцов, и то, что фон Ливен теперь бился левой рукой. От смены бароном руки Белецкий не получил никаких преимуществ, а, скорее, наоборот, одни неудобства. Фехтовать с "леворучными" противниками его никто особо не обучал, а потому, неудивительно, что вскоре барон изловчился, и тоже поразил своего соперника в руку. Правда, в левую. "Два-два". Если бы не сработавшая силовая защита скафандра, рука была бы проткнута насквозь чуть ниже локтя. А так порез получился неглубоким, зато энергии для защиты почти не осталось. Теперь Егору можно было надеяться только на ловкость рук и на то, что он успеет в случае опасности трансформировать шпагу в щит. Шпага имела свой источник питания, заряда которого хватало на четыре дня непрерывного боя. Приближался решающий момент, который должен был показать, кто же выйдет победителем из этой схватки. Пока по всему выходило, что это скорее будет барон фон Ливен. У него были преимущества в фехтовальной подготовке и в энергозапасе.

Но дуэль на то и дуэль, чтобы её исход частенько решало не мастерство противников, а благосклонный взгляд переменчивой Богини Удачи. Так произошло и на этот раз. Медленно отступая под натиском барона, Егор внезапно почувствовал, что его левая нога провалилась куда-то по щиколотку и застряла. Посмотреть, в чём дело, не было возможности — всё внимание было сосредоточено на отражение атак ухмыляющегося барона, уже предвкушающего близкую победу. Белецкий парировал сыплющиеся на него удары из последних сил. За спиной фон Ливена то тут то там начали вспыхивать освещённые солнцем самые выступающие точки обломка, послужившего местом проведения дуэли. Обломок медленно поворачивался, и скоро, совсем скоро "взошедшее" солнце будет светить прямо в глаза Егору, усугубляя его и так почти безнадёжное положение. Всё это прекрасно понимал и фон Ливен. Он чуть ослабил натиск, постепенно смещаясь влево. Если бы нога Егора была зажата намертво, то в конце концов барон оказался бы у него за его спиной. Так и получилось. Фон Ливен уже почти зашел за спину Егора, когда тот решился на отчаянный шаг. Он резко присел, и выставил в сторону противника левую руку. Со скафандра сорвалась "прилипала", и, проскочив под правой рукой барона, умчалась ему за спину. Барон автоматически взмахнул своим клинком, обрубая тянущийся за "прилипалой" страховочный фал. Но было поздно. Фал уже начал сокращаться и "прилипала" неслась обратно. А вместе с ней — захваченный ею тяжелый металлический обломок, который и ударил барона в спину, толкнув его прямо на острие шпаги Егора. Шпага проткнула правое лёгкое барона, и вышла наружу.

Егор быстро деактивировал клинок, и тут же вновь активировал его, отведя руку с оружием в сторону.

— Третий удар, барон! Вы проиграли! — заявил Белецкий, вновь поднимаясь на ноги.

Фон Ливен замер, отступив на шаг. Казалось, он не мог понять, что произошло. Как, как этот сопляк смог победить его — признанного мастера дуэлей?!

Воспользовавшись наступившим затишьем, Егор занялся своей ногой. Оказалось, он провалился в полураскрывшуюся лепестковую мембрану, прикрывавшую вход в какой-то колодец. Мембрана пропустила стопу, и вновь сомкнулась. Повезло. Если бы мембрана была в рабочем состоянии, Егор бы провалился в колодец целиком. А так… Два удара шпагой, и вот уже нога освобождена. Егор поднял взгляд на побежденного соперника.

И увидел направленный себе в живот "дырокол". Егор не успел даже ничего подумать, как правую часть живота пронзила острая боль. Инстиктивно согнувшись, он прижал руки к ране, выронив шпагу. И тут же почувствовал удар по голове. Подшлемник, конечно, смягчил последствия удара, но ……

Долго разлёживаться в отключке Егору не позволил скафандр. Несколько инъекций медпрепаратов сделали своё дело, и уже через четверть минуты Белецкий открыл глаза.

Чтобы увидеть фон Ливена, укладывающего его деактивированную шпагу в свой контейнер.

— Что?… едва слышно почти прошептал Егор.

— Услышав, что соперник начал подавать признаки жизни, барон перехватил "дырокол" из левой руки в правую, и, сделав шаг назад, поинтересовался:

— Очухался? Ну, и как тебе мой третий, победный удар? Да нет, ты молчи, молчи… Тебе сейчас вредно зря тратить силы: с такими-то повреждениями печени… Я знаю, что мой удар был великолепен… Нет, не открывай рот: Я хочу, чтобы ты пожил как можно дольше… Осознавая, что это твои последние минуты. Энергозапас у тебя, я вижу, закончился. Так что, даже если ты в ближайшее время не сдохнешь от последней раны, выбраться из Мёртвого Облака всё равно не сможешь… С разрубленной то почти пополам печенью. И даже если потом найдут твоё тело… Рана от "дырокола" с виду ничем не отличается от раны, нанесенной шпагой. Твой внешний видеофиксатор я разбил, внутренний у нас обоих заблокирован согласно Дуэльному Кодексу, а на моём внешнем фиксаторе, пока я доберусь до корабля, будет синтезирована вполне убедительная картинка моей победы. Со вставками из реальной дуэли. В общем, ты проиграл. И ты труп.

Фон Ливен помолчал немного, наслаждаясь видом поверженного соперника. Но, видимо, ему очень хотелось выговориться, и он продолжил:

— Не расстраивайся — так бывает… Если тебе станет легче, признаю: Да, я победил нечестно. Но… Победителей не судят. Потому что проигравшие мертвы, и не могут ничего рассказать. Кстати, не все свои прошлые дуэли я провел совсем честно… Зато все — результативно. И в будущем я всегда буду побеждать, таких неудачников, как ты…

Да… Что-то я заговорился. Пора в путь-дорогу. Ага… Ещё: Нам с малышкой Мари будет очень хорошо в моей постели… А теперь пока…

С этими словами барон сильно оттолкнулся от поверхности обломка, и устремился в открытый космос. В нескольких десятках метров от поверхности осколка, на котором проходила дуэль, он резко изменил вектор движения и ускорился. Когда удаляющаяся фигурка в скафандре повернулась к Егору спиной, он увидел, что барон использовал запрещённый Дуэльным кодексом стандартный энергонакопитель к скафандру.

Теперь понятно, как он смог добраться до Барьера быстрее Егора. И как без проблем вернётся к Кораблю. "Дырокол" и энергоблок он, конечно, выбросит по дороге, а шпага Егора и синтезированная видеозапись станет доказательством его победы. Тело проигравшего в Мёртвом Облаке никто искать не станет…

Белизна камеры номер тринадцать гарнизонной гауптвахты Второй Крепости была идеальна. Ровным белым светом светились и потолок, и стены, и пол, и даже неудобный жесткий лежак. На этом идеально белом фоне тёмным пятном выделялся единственный на данный момент обитатель камеры — молодой человек в офицерской форме Русской Империи со споротыми знаками различия. Сегодня был последний день его нахождения на гауптвахте. Ближе к вечеру арестанта должны были переправить на Землю. По приговору Военно-Полевого Трибунала лейтенант ВКС Руси Егор Белецкий был разжалован в рядовые и направлен в штрафбат.

И теперь бывший лейтенант коротал время в ожидании отправки, сидя на нарах, и который раз прокручивая в памяти цепочку событий, приведшую к такому плачевному итогу.

Два месяца назад курсант Сызранского военного лётного училища Егор Белецкий получил погоны лейтенанта и назначение на авианосец "Андрей Первозванный". Вместе с ним такие же назначения получили и девять его однокашников. Однако, как выяснилось, авианосец сейчас находился на выполнении боевого задания, и вернуться к Земле должен был лишь через эти самые два месяца. Так что новоиспеченные лейтенанты были временно направлены на Третью Крепость — циклопическую орбитальную станцию, предназначавшуюся для защиты Земли от вторжения извне. Там они приняли истребители, которым предстояло заменить выработавшие ресурс машины "Андрея Первозванного", и под руководством старших офицеров авианосца, по разным причинам не ушедшим в поход вместе со своим кораблём, занялись облетом новых машин, заодно повышая свое пилотажное мастерство.

В одной группе с Егором оказался и барон Карл фон Ливен — младший отпрыск старинного рода, обладавшего в Империи большим весом. В училище за ним закрепилась репутация повесы и записного дуэлянта. По числу одержанных побед как в дуэлях, так и над женщинами, он, пожалуй, был первым среди всего выпуска. За годы учебы Егору не довелось свести близкое знакомство с бароном — несмотря на то, что Белецкий тоже был дворянином, он принадлежал к обедневшей ветви далеко не такого славного и древнего рода, а кичившийся древностью и чистотой своей крови фон Ливен гнушался водить знакомство даже с теми потомственными дворянами, которых он считал ниже себя. А уж выходцев из мещан он и совсем старался не замечать, хотя все недворяне по окончании военного училища получали пожизненное дворянство, и теоретически стояли на одной ступени социальной лестницы с бароном. Ну, по крайней мере, ненамного ниже.

Тем не менее, пилотом фон Ливен был отменным — одним из лучших в выпуске. И на Крепости приглядывающие за молодняком старшие офицеры не могли им нахвалиться. Егор Белецкий в пилотаже тоже был на высоте, и между ним и бароном развернулось негласное соперничество. Так получилось, что соперниками они стали и в личной жизни.

Согласно законам Империи женщину принять на службу в армию было можно, но только после того, как она родит троих детей. Понятно, что при таких условиях молодых девушек в войсках не было. Да и вообще женщин в армии было не то, чтобы много. Но в Третьей Крепости проводила какие-то свои никому непонятные научно-исследовательские работы группа яйцеголовых из Императорской Академии. Со своими помощниками и ассистентами. И ассистентками…

Так получилось, что на одну из них — стройную фигуристую шатенку Марию Ковальчик положили глаз и Белецкий, и фон Ливен. И если в пилотажных делах Егор держался с "фоном бароном", как окрестили фон Ливена в училище, на равных, то в делах амурных высокий стройный белокурый красавец Карл был вне конкуренции. Женщины вешались ему на шею пачками. Не стала исключением и Мари. К знакам внимания со стороны внешне ничем особо не блистающего Егора она осталась равнодушна, а вот с бароном проводила всё свое свободное время. Притом, как оказалось, не только днём.

Однажды она повстречалась Егору заплаканная, и на настойчивые расспросы взволнованного молодого человека, что случилось, ответила, что этот негодяй Карл "воспользовался её наивностью…". Дальше договаривать было не надо. Егор, и без того сгоравший от ревности, тут же помчался на поиски обидчика дамы. Искать его долго не пришлось. Разъяренный лейтенант не успел сделать и десяти шагов, как чуть не сбил с ног довольно ухмыляющегося фон Ливена, о чём-то весело рассказывающего двум своим спутникам — молодым пилотам, тоже из числа высшей знати. Егору показалось, что он расслышал слово "Мари…".

Нельзя сказать, чтобы лейтенант Белецкий был таким уж наивным романтиком, но в жизни почти каждого мужчины, особенно в молодые годы, встречалась женщина, которая заставляла его вести себя так, как будто он полностью потерял рассудок. Вот такой женщиной и была для Егора Мари. Кроме того, в традициях русского офицерства было принято вступаться за честь дамы. Так что после того, что Егор услышал от юной прелестницы, было вполне естественно, что он тут же при свидетелях вызвал барона фон Ливена на дуэль.

Вообще дуэли среди офицеров не были чем-то таким уж из ряда вон выходящим. В Третьей Крепости они обычно проходили в одном из огромных пустующих трюмов станции. Дрались в основном на дуэльных рапирах до первой крови. Дуэли на смерть, в общем, не практиковались. Если на сам факт дуэли начальство ещё могло закрыть глаза — сами были молодыми, то, если один из дуэлянтов погибал, победитель испытывал на себе всю мощь имперского правосудия.

Фон Ливен, как вызываемый, имел право сам выбрать оружие и место проведения дуэли. И он своим выбором удивил всех. Дуэль в Мёртвом Облаке на офицерских шпагах проводилась не так уж и часто. По причине полной непредсказуемости её исхода.

По условиям дуэли, дуэлянтам надо было добраться до места схватки — обломка, называемого в Дуэльном кодексе Барьером, от Первого Обломка (который, естественно, у каждого был свой, находящийся от Барьера на примерно равном расстоянии, сквозь поле обломков, оставшихся от Второй Крепости, используя только мускульную силу. Если оба соперника добирались до Барьера, происходил поединок, а потом соперники должны были проделать обратный путь сквозь Мертвое Облако.

Да собственно, ничего другого они использовать и не могли: секунданты, наблюдавшие за поединком с борта инженерного бота, перед выходом соперников в открытый космос тщательно следили за тем, чтобы у них не было запрещённого дуэльным кодексом оружия или снаряжения. Допускался только стандартный лёгкий скафандр, и в качестве оружия — "зубочистка", как пилоты презрительно называли офицерскую шпагу, ношение которой было обязательно для каждого офицера Империи. Кстати, именно тем, что дуэль была рукопашной, и объяснялась необходимость наличия опоры под ногами. В свободном полёте инерция раскидала бы поединщиков в разные стороны после первого же удара. Да ещё и закрутила бы так, что полная потеря ориентации обеспечена.

Но до этой самой опоры под ногами — обломка-Барьера, надо было ещё добраться. Путешествие от Первого Обломка к Барьеру и обратно являлось неотъемлемой частью дуэли, и, именно оно вносило в состязание дополнительный элемент смертельной опасности. Во-первых, обломки в Мертвом Облаке двигались по непредсказуемым траекториям, периодически сталкиваясь друг с другом, и вновь разлетаясь. Во-вторых, кроме хаотичного движения в пространстве, они так же хаотично вращались относительно собственных центров тяжести. В-третьих, некоторые системы и механизмы, находящиеся в этой громадной куче космического мусора, до сих пор функционировали. Что делало Мёртвое Облако, как неофициально называлась это скопление обломков, опасным даже для могучих и хорошо защищённых крейсеров. А что уж говорить о человеке в лёгком скафандре.

Тем не менее, дуэль в Мёртвом Облаке считалась среди военных высшим шиком, хотя возможность сойтись с противником именно здесь имелась не у всех дуэлянтов, а те, у кого она имелась, воспользоваться ею не спешили. Фон Ливен воспользовался. О чём Егор сразу же очень и очень пожалел. Не то, чтобы он трусил… Вовсе нет. Он готов был умереть в любой момент. За Родину, за свою честь или честь женщины… Но умереть с оружием в руках лицом к лицу с врагом, а не будучи раздавленным в космосе между двумя мёртвыми глыбами. Обидно умереть молодым, только что закончив лётное училище, и не успев сделать ни одного боевого вылета.

Но, по поводу "умереть молодым" — это ещё не факт. В конце концов, в целых тридцати процентах случаев после дуэли в Мертвом Облаке в живых оставались оба дуэлянта. Ещё в пятидесяти процентах — один. И, между прочим, совсем не обязательно тот, кто оказался лучше в фехтовании.

Но вызов был брошен и принят. Исправить ничего было нельзя. "Назвался груздем — полезай в кузов". Да и если бы даже можно было повернуть время назад, Егор снова бы повторил свой вызов этому богатому спесивому папенькину сыночку. Покушения на честь дамы прощать нельзя никому. Даже если бы она и не была одновременно и твоей неразделённой любовью.

Технически дуэль в Мертвом Облаке устроить было несложно. Кстати, само облако образовалось в результате взрыва Второй Крепости — боевой орбитальной станции, аналогичной той, на которой сейчас находился Егор. Раньше Первая, Вторая и Третья Крепости образовывали на орбите защитный пояс. Вторая крепость взорвалась почти семьсот лет назад. Почему — никто не знал. Основными версиями были диверсия и техническая неисправность. По неизвестным причинам обломки Второй Крепости не разлетелись во все стороны, и даже не растянулись в кольцо вокруг Земли, а остались висеть на орбите относительно компактной группой. Все попытки организовать операцию по сбору и утилизации обломков закончились неудачно: даже рядом с Облаком находиться было опасно: спонтанные скачки электромагнитного и гравитационного полей, а так же другие так и необъяснённые наукой аномалии погубили немало кораблей — от разведботов до крейсеров. Их обломки присоединились затем к Мёртвому Облаку. Только в последние восемьдесят лет приближаться к Облаку стало более-менее безопасно. Сунуться же внутрь его и до сих пор было почти верным самоубийством. Кроме того, облако в последнее время стало как бы рассасываться: некоторые обломки отходили довольно далеко от общей массы. Их отлавливали с помощью специальных инженерных ботов, презрительно называемых персоналом и Первой, и Третьей Крепостей "мусорщиками", и доставляли на специальную научную базу, висевшую недалеко от облака, где принималось решение: представляет ли данный конкретный обломок интерес для науки, или же его можно отправить на утилизацию. Экипажи "мусорщиков" состояли из штатных пилотов, и операторов роботов-дронов — офицеров, получивших дисциплинарное взыскание. Белецкому, фон Ливену и их секундантам осталось только получить это взыскание (что в армии совсем не трудно), и уже на следующий день направиться на одном из мусорщиков к Мёртвому Облаку. Причем секунданту Егора даже взыскания получать не пришлось — он служил бортмехаником на "мусорщике". Обломки в основном собирали и транспортировали роботы-дроны. Люди же могли выходить в открытый космос для обеспечения лучшего управления этими механизмами. Рядом с облаком часто возникали проблемы со связью, и, бывало, оператору дрона приходилось находиться чуть ли не на нем верхом, чтобы его команды проходили эффективно и исполнялись адекватно. Так что Белецкий и фон Ливен как бы отправились рулить дронами, а секунданты остались на мусорщике, проверив предварительно соответствие оружия и снаряжения дуэлянтов Дуэльному Кодексу. Лететь к барьеру вместе с дуэлянтами секундантам не было смысла, а наблюдать дуэль с борта корабля мешали те самые проблемы со связью. Результаты дуэли должны были подтвердить внешние видеофиксаторы на скафандрах. Встроенные видеофиксаторы скафов, сбрасывающие информацию на "чёрный ящик", предварительно нехитрым способом выводились из строя, чтобы "в случае чего" комиссия по расследованию инцидента не докопалась до истины. Так что секунданты не имели никакой информации о дуэлянтах практически с того момента, как они покидали свои Первые Обломки, и до момента, когда соперники возвращались на корабль. Или хотя бы один соперник возвращался…

…Когда дуэль закончилась так неожиданно, по крайней мере для её зачинщика, и фигурка фон Ливена окончательно растаяла в космической тьме, Егор, сцепив зубы, поднялся на колени. Руки он всё ещё прижимал к ране, хотя этот жест был чисто символическим. Скаф остановил кровотечение, а руки проигравший, только что считавший себя победителем, прижал к животу автоматически. Сейчас его мысли были заняты совсем другим. Он был поражен подлостью барона, и, кроме того, прекрасно понимал правильность его расчетов относительно того, сколько с такой раной можно прожить. Хотя…

Егор поинтересовался у тактика, сколько времени продолжалась дуэль, и, проделав в уме несложные расчёты, тяжело опустился на какую-то балку, торчащую из ближайшей груды обломков. Если фон Ливен прав в своих рассуждениях, то лишние две минуты ничего не меняли, но если в расчеты барона закралась ошибка… На какое-то время Егор позволил себе отключиться от внешнего мира. В мозгу начали мелькать картинки эпизодов из прожитых лет жизни. Вроде бы, говорят, вся жизнь проносится перед глазами перед смертью, а тут вроде было ещё несколько рановато, но почему-то вспоминалось… И хорошее, и плохое… И победы, и поражения… Неужели всё это было зря? Нет, конечно, он не сдался. Несмотря ни на что, он собирался бороться до конца, хотя вполне отдавал себе отчет, что шансов выйти из этой переделки живым у него практически нет. Но всё равно, когда через заданные две минуты тактик подаст сигнал, Егор встанет и начнёт обратный маршрут из Мертвого Облака…

Сигнал раздался через одну минуту сорок семь секунд. Подошедший к Барьеру спасательный модуль, обнаруженный перед дуэлью, докладывал о прибытии в заданную точку, и готовности к выполнению команд.

Обратного пути Егор не помнил. Возложив на тактика задачу прокладки маршрута домой, он пристегнулся к скобам спасательного модуля, и позволил сознанию отключиться. Из дальнейших событий ему только смутно вспоминалось, как его отстегивали от модуля, как затаскивали на борт мусорщика, как захлопнулась над ним крышка медицинского реанимационного бокса.

О том, что его соперник не вернулся из Облака, всего чуть-чуть не дотянув до корабля, и что его тело (точнее, аккуратно обрезанную верхнюю половину тела) нашли по пеленгу внезапно заработавшего радиомаяка через сутки, Белецкий узнал уже после выписки из лазарета, когда предстал перед судом Военного Трибунала по обвинению в убийстве фон Ливена. Накопитель видеофиксатора, обнаруженного на теле покойного, был повреждён, и из него смогли вытянуть только запись пары эпизодов, в которых Егор нападал на погибшего, а тот защищался. При таких обвинениях Егору светила пожизненная каторга, и он решился рассказать о дуэли, согласившись подтвердить свои показания на детекторе лжи. В результате обвинение было пересмотрено, и каторга была заменена штрафбатом.

Сейчас бывший лейтенант ВКС пребывал в подавленном настроении: Попасть в штрафбат в самом начале военной карьеры…

О единственном в Вооруженных Силах Империи штрафбате ходили страшные слухи. Среди угодивших туда выживших практически не было. Но даже те, кто умудрился выжить в этом аду, после отбытия наказания задвигались начальством куда-нибудь подальше, и о карьерном росте могли забыть…

Ещё более усугубил отчаяние молодого человека состоявшийся недавно разговор с той, честь которой он защищал на дуэли. На свидании после приговора она, бледная от ярости, поведала ему, что специально толкнула влюбленного в неё юношу на дуэль. Она рассчитывала, что победит фон Ливен, и, так как дуэль получит огласку, барон будет вынужден жениться на ней. План настолько же коварный, насколько и наивный. Очевидно, девушка перечиталась дамских романов, чтобы надеяться на такие действия со стороны молодого повесы. Тем не менее Егор, сам того не ведая, разрушил её планы, и на свидании она не жалела в адрес своего неудачливого воздыхателя уничижительных эпитетов…

…Дверь камеры распахнулась, и старший прибывшего за арестантом конвоя скомандовал: "Белецкий, с вещами на выход!", Егор встал, и безвольно поплелся навстречу судьбе. Для его сопровождения выделили аж четырех конвоиров. Двое шагали спереди, и двое сзади. Причем экипирован конвой был в бронескафы средней защиты, а вооружён универсальными полицейскими штурмовыми винтовками для внутрикорабельного боя. "Надо же, какой я, оказывается, опасный преступник!" — с горькой иронией подумал без пяти минут штрафник. "Можно, подумать, одного конвоира с парализатором и шпагой, как обычно, мне мало". Егора провели к двери лифта по коридору вдоль длинного ряда камер, таких же, как и та, где он находился, пока шло следствие. Большинство камер пустовало. Дисциплина в гарнизоне была на высоте, и на гауптвахту здесь попадали не часто. Когда Егор проходил по этому коридору, у него всегда возникал вопрос, для чего нужно столько полезного объема станции выделять под тюрьму, в которой можно содержать такое нереальное количество заключенных? Но задать этот вопрос было некому, да, скорее всего, никто бы на него и не ответил.

Не успел конвой подойти к дверце лифта, как её створки разъехались в стороны, услужливо предлагая всем пройти в кабину. Кабина была рассчитана на шестерых. Именно столько мягких сидений в ней находилось. Конвой и конвоируемый расселись по креслам, дверцы лифта закрылись, и он тронулся… Пока не вверх и не вниз, а вперед. Собственно говоря, лифтом это сооружение называли скорее по привычке. На самом деле это скорее был метрополитен. Его пути пронизывали станцию во всех направлениях, как мышиные норы старый деревянный дом. Кабина лифта могла доставить пассажиров или грузы не просто с уровня на уровень, а из любой точки Крепости в любую другую точку. Так что сиденья в кабине были установлены совсем не зря. Время в пути могло достигать и двадцати минут, и получаса, если конечные точки путешествия находились на противоположных концах Крепости.

Вот и сейчас в течение пятнадцати минут кабина то поднималась, то опускалась, сворачивала то влево, то вправо, потом опять маневрировала по вертикали, потом снова по горизонтали… И наконец остановилась. Как и предполагалось, лифт доставил своих пассажиров в одно из служебных помещений грузопассажирского терминала Крепости. Егор в сопровождении конвоя покинул кабину и по команде старшего встал лицом к противоположной переборке. Прошла пара минут, и позади вновь раздался сигнал прибытия кабины лифта. Послушался шум разъезжающихся дверей, и команды: "вперед", "направо", "налево", "лицом к стене". Надо понимать, привели ещё какого-то арестанта. Белецкий уже собрался осторожно повернуть голову, и посмотреть, кто это там стоит рядом с ним, как легкое шипение открывающихся дверей послышалось на этот раз слева, раздались четкие приближающиеся шаги, и два голоса одновременно подали команду: "Кругом! Смирно!". Повернувшись через левое плечо, Егор вытянул руки по швам. Перед ним с листом тонкого несгораемого пластика в руках стоял командир сводного отряда пилотов, к которому лейтенант Белецкий был приписан до разжалования, майор Симаков. На таких листах по традиции дублировались из электронного вида особо важные документы. Однако на лист майор не смотрел. Смотрел он в глаза Белецкому, и было в его взгляде что-то такое, от чего Егор не выдержал, и опустил взгляд. После, казалось, бесконечно длившейся паузы в тишине наконец-то раздался хриплый голос майора:

— Ну что, господа дуэлянты? Допрыгались? Нет, чтобы оттачивать мастерство фехтования на тренажерах и в спортзале… Голофильмов насмотрелись? Э-эээ… Да что теперь говорить…, — досадливо махнул рукой с зажатым в ней листком майор. Короче так. Лейт… Тьфу ты… Рядовой Белецкий и рядовой Карлаш направляются для прохождения дальнейшей службы в в/ч 28236. Она же — штрафбат.

Егор чуть не подпрыгнул на месте: "Карлаш?! Это какой Карлаш? Сашка? Его секундант? Но я же никого не сдал во время следствия — ни своего секунданта, ни секунданта фон Ливена… За что же его?!". Егор чуть повернул голову вправо и осторожно скосил глаза. Действительно, рядом с ним без пояса и знаков различия на обмундировании стоял Сашка Карлаш. В голове было лихорадочно закрутились мысли, но тут же замерли. Симаков заговорил снова, и надо было не пропустить ни единого сказанного им слова:

— Сопроводительные документы будут переданы на ваши коммуникаторы. Местонахождение части, в которую вы направляетесь, конечно — военная тайна. Одно ясно — расположена она на Земле. ИскИн Крепости посчитал, что гонять ради вас двоих транспортный челнок — нерационально. Пассажирским маршрутом вас отправить тоже нельзя — инструкция запрещает. Поэтому добираться до поверхности будете "на перекладных": Мы передаем наземникам старый "Сапсан". На нем будут теперь учиться летать в атмосфере курсанты. Он пойдет в автоматическом режиме через третий северный планетарный грузовой терминал. В нём как раз экипаж — два человека, вот вы и полетите. Внизу вас встретят, и переправят куда надо. Вопросы есть?

— Никак нет! — дружно гаркнули новоявленные штрафники.

— Ну вот и чудненько…, — хмыкнул майор, — Да, Белецкий! Персонально к тебе обращаюсь. "Сапсан" пойдёт в автоматическом режиме. Возможность управления им будет заблокирована персонально для твоей цифровой подписи. Так что не надейся, ничего такого устроить ты не сможешь… Понятно?

— Так точно! — снова гаркнул Егор, одновременно размышляя над тем, а что такого он должен был устроить? Угнать "Сапсан" и скрыться, или совершить на нем самоубийство? И то, и другое было совершенно не в его духе.

— Ну, раз понятно, марш натягивать бельишко — и на "батарейку". Ваши личные вещи будут там, — скомандовал Симаков, и развернувшись, направился к двери. Снова зашипел привод. В двери майор обернулся, и бросил бывшим подчиненным:

— Удачи вам…

Как только за Симаковым закрылась дверь, штрафники в сопровождении конвоя направились в "раздевалку", где им предстояло надеть "бельё". "Бельем", или "подкладкой" на пустотном жаргоне назывался тот самый лёгкий скаф, в котором Егор побывал в Мертвом Облаке. Назвали его так за то, что он, кроме использования в качестве легкого скафандра, применялся в качестве нижнего слоя для скафандров более тяжелых. То есть сначала надо было "натянуть белье", а затем — средний или тяжелый скаф. Сейчас процесс облачения должен был ограничиться только "натягиванием белья". Лёгкий скаф был универсальным защитным костюмом, и в том числе использовался в пустотной и атмосферной авиации в качестве штатного скафандра.

В раздевалке Егор с Александром быстро сбросили одежду, и абсолютно голыми направились каждый в свою кабинку. Конвоиры даже сейчас настороженно держали их в поле зрения, как будто их подопечные и нагишом вдвоем могли перебить конвой и взорвать Крепость. Кстати, конвой Карлаша, в отличие от конвоя Белецкого, состоял всего из одного устаревшего штурмового робота класса "черепаха", вооруженного парализатором. Видимо, Сашку посчитали намного менее опасным преступником.

Пройдя в свою кабинку — яйцеобразное сооружение высотой в два человеческих роста, Егор встал на нарисованные отпечатки ступней в середине нарисованного на полу круга, привычно глубоко вдохнул, задержал воздух в лёгких и зажмурил глаза. Тут же со всех сторон в тело ударили струи дезинфицирующего раствора. Тёплый дождь продолжался десять секунд. Затем пахнуло горячим воздухом. Тело моментально высохло. Можно было открывать глаза. Хотя, всё равно ничего не было видно. Информацию о происходящем можно было получать только с помощью тактильных ощущений. Вот мягкое прикосновение к плечам… Это сверху опустился шлем, и "приклеился" нижней частью к коже. Вот такие же мягкие касания по всему телу… Это присоединяется "сбруя". Точнее, часть её. Теперь снова ощущение теплых струй. Это напыляется на тело собственно скаф. Удобно. На каждое тело свой скафандр, и никаких подгонок размеров не надо. Мягкий толчок в спину. "Приклеился" энергоблок и аппаратура связи. Одновременно с "надеванием" скафа перед глазами прогонялись тестовые таблицы его систем. Только часть, естественно. Причем меньшая. Большую часть систем тестировал тактик скафандра, встроенный в шлем. Наконец, последовал доклад тактика о полной готовности и работоспособности скафандра, и дверца кабинки отъехала в сторону. Можно было выходить. Егор привычно хлопнул рукой по боку, проверяя, на месте ли шпага. Шпаги не было. Его прежняя "зубочистка", которую забрал и подвесил себе на пояс фон Ливен, пропала в месте с нижней половиной тела барона, а новой Егор обзавестись не успел. Да рядовым, вообще-то, шпага и не положена. Кроме особых случаев. Но сегодня явно не тот случай… С такими мыслями Егор вышел из кабинки наружу, к ожидавшим его четырем военным полицейским и одному роботу. Бросив взгляд вправо, он убедился, что из соседнего "яйца" выскользнула черная матовая фигура с непропорционально большой круглой головой, увенчанной маленькими рожками. Так же сейчас выглядел и сам Егор.

Из раздевалки вышли через другую дверь — прямо в грузовой сектор. Здесь, в окружении разнообразных "грузовиков" всех размеров и моделей, своими хищными очертаниями выделялся серебристый корпус "Сапсана" — на данный момент единственного боевого корабля в секторе. По внешнему виду он отнюдь не напоминал батарейку, как эти машины прозвали в войсках. Форма в виде вытянутого равнобедренного треугольника с расположенными у задней части двумя крохотными зародышами килей делала его скорее похожей на наконечник копья.

Рядом с "Сапсаном" скучал ещё один военный полицейский, но не в скафандре, а в повседневной форме. Когда вся группа из конвоиров и конвоируемых, сопровождаемая недоуменными взглядами работавшего не палубе персонала, подошла к кораблю поближе, Егор заметил у ног охранника два кофра. Очевидно, это и были личные вещи отбывающих. Что и подтвердилось при ближайшем рассмотрении: на чемоданах стояли электронные метки владельцев. Что лежит в его чемодане, Егор не знал: вещи собрали и упаковали без него. Ну, что-то положили, и ладно. Сейчас было не до того.

При виде приближающейся группы отъезжающих и провожающих выражение вселенской тоски на лице охранника то ли боевой машины, то ли чемоданов сменилось радостным оживлением. Очевидно, он торчал тут уже довольно давно, и рад был, что его миссия наконец заканчивается. Как только фигуры в скафандрах оказались от полицейского на расстоянии пары шагов, тот сухо кивнул в пространство куда-то между ними, и металлическим голосом произнёс:

— Опись ваших вещей. Акт приема-передачи. Проездные документы, — одновременно с его словами в поле зрения Егора появлялись пиктограммы, подтверждающие приём его коммом перечисляемых документов.

— Сверяться с описью будем? — деловито поинтересовался полицейский.

— Нет! — почти хором ответили Белецкий и Карлаш. Какая к чертям собачьим сверка? Поскорее бы выбраться отсюда, подальше от этих тесных стен и надоевшего конвоя.

— Тогда подпишите акт приема-передачи, и скиньте мне копии.

Просьба полицейского была мгновенно выполнена. Проверив электронные подписи, он довольно улыбнулся, и, подобрев, произнес, понизив голос:

— Между прочим, молодые люди, совершенно зря. А вдруг кто-то что-то решил оставить себе, так сказать, на память о вас? — и, развернувшись, поспешно удалился.

Егор нетерпеливо передернул плечами. Ну, даже если прихватили что-нибудь… Что может быть ценного в личных вещах молодого лейтенанта из небогатой дворянской семьи?

Створки отсека вооружения и фонарь кабины были откинуты. Чемоданы Егор с Александром закинули в отсек вооружения, попутно убедившись, что он пуст, а в кабину поднялись по поданному трапу. Белецкий уселся впереди, на место пилота, а Карлаш сзади — на место оператора. Фонарь плавно опустился, и пассажиры "Сапсана" оказались отрезаны от внешнего мира. Что происходит снаружи, было не только не слышно, но и не видно — фонарь машины был непрозрачным. Егор попытался связаться с ИскИном корабля, но, как и обещал майор Симаков, получил отказ в доступе. "Так и придется в закрытой коробке лететь, не зная, что вокруг делается", — огорченно подумал Белецкий. Но тут фонарь и часть корпуса под ним "протаяли", и сквозь них стало видно происходящее вокруг.

— А про ручное управление ты забыл? — послышался сзади насмешливый голос Карлаша.

Егору захотелось хлопнуть себя по лбу. Действительно, он настолько привык управлять машиной с помощью имплантов, что информация про кнопки, позволяющие реализовать простейшие функции, не влияющие на безопасность полета, вылетела у него из головы. В принципе, в "Сапсане" было предусмотрено даже ручное управление. Но уж эта возможность точно была заблокирована для Егора. Между тем боевая машина вздрогнула, и начала разворачиваться носом к створу одного из стартовых ускорителей. Проскользнув в раскрывшийся створ, корабль замер в начале разгонного тоннеля, почти упершись носом в изолирующую мембрану, отделяющую заполненную воздухом часть тоннеля от космического вакуума. В воздухе перед лицом Егора нарисовалась красная вертикальная риска. Вот она превратилась в увеличивающийся сектор, тут же сменивший цвет сначала на желтый, а потом на зелёный. Когда круг замкнулся, пассажиры ощутили сильный толчок в спину. Начался разгон. "Сапсан" проткнул носом мембрану, и, резко ускоряясь, устремился к распахнутому наружному створу разгонного тоннеля.

Переход от замкнутого пространства узкого жерла разгонного тоннеля к необъятной тьме открытого космоса, пробитой то там, то сям блестящими гвоздиками звёзд был, как всегда, внезапным. Как и мгновенно появившаяся невесомость. Егор до сих пор не мог привыкнуть к ощущению свободы, и чувству прикосновения к бесконечности, возникавшему у него всякий раз, когда он покидал Крепость на борту боевой машины. Сейчас ощущение свободы было особенно сильным. Наконец-то он не замкнут в четырех стенах камеры! Наконец-то рядом нет опостылевших фигур конвоиров! Хотелось кричать и что-то петь, сорвать тяжелую машину в каскад фигур высшего пилотажа, и наслаждаться полным слиянием с совершенным организмом истребителя…

Егор помрачнел. Вот чего-чего, а слияния с боевой машиной он сейчас испытать не мог. Да и вообще, скорее всего, находился в кабине истребителя в последний раз… Хотя бы насмотреться на космос напоследок, но много ли сквозь фонарь увидишь. Хотя… Эта-то функция на безопасность не влияет… Егор вдавил одну из кнопок на консоли управления, и ткнул пальцем в нужный пункт появившегося перед ним меню. Сработало! Стенки кабины "исчезли" полностью. Видимыми остались только кресло пилота и консоль управления. Теперь не надо было вытягивать шею, чтобы заглянуть за край фонаря. И на том спасибо. Между тем бортовой ИскИн приятным женским голосом выдал предупреждение о начале маневрирования. Наверное, предыдущий пилот этой машины поставил голосовую матрицу своей девушки. Или жены. Сработали двигатели коррекции. Машина совершила манёвр по курсу с одновременным переворотом оверкиль. Теперь казавшаяся с такого близкого расстояния громадной плоской стеной внешняя обшивка Крепости оказалась слева, а голубой шар Земли — прямо по курсу. В первый раз за время полета включился маршевый двигатель. Пассажиров корабля снова вдавило в кресла. Двигатель отработал пять секунд и опять вырубился. Вновь наступила невесомость. Судя по нарисованной ИскИном схеме полета, по прямой предстояло лететь ещё минут двадцать. Егор решил, что самое время пообщаться с коллегой по несчастью.

— Ну, давай рассказывай, как ты здесь оказался? Могу поклясться чем угодно: Я тебя не сдавал, — обратился Егор к сидящему позади товарищу.

— Да знаю… Знаю, что не сдавал… Это та крыса — секундант "фона барона"… Нам дознаватель очную ставку делал. Я, конечно, от всего отказывался, но тот придурок, оказывается, видеозапись вел, как мы вас перед дуэлью осматривали и провожали. Для истории, так сказать. Ну, не баран ли? С такими уликами не отвертишься. Все эти ритуалы… Вопросы, ответы… В общем, за участие в дуэли — загремел с тобой заодно. А судя по тому, что самовлюбленной морды этого урода я рядом не вижу — ему удалось отвертеться. Наверное, за "добровольное сотрудничество со следствием".

— Ты прости, что из-за меня ты…, — Егор чувствовал себя неловко. Ладно, сам влип в неприятности. Но знать, что из-за тебя пострадал товарищ…

— Да ладно, не бери в голову — отозвался Сашка. Ты не причём. Я уже сказал, кто виноват. Ох, и доберусь я когда-нибудь до него! Кстати, а как вообще прошла дуэль? Барон хоть добрался до Барьера? Ходят слухи, что он попал под гравитационный импульс почти сразу же после отлета от Первого Обломка. А тебя где так покромсало, что еле живой остался? Мы думали, что до медблока тебя не дотянем.

— Сколько вопросов…, — улыбнулся Егор. Ладно, время есть. Давай по порядку…

По порядку рассказ Егора, то и дело прерываемый возмущёнными возгласами Карлаша, занял те самые двадцать минут полета по прямой. Выложив всё, Егор поинтересовался у Сашки, как, по его мнению, барон смог протащить к Барьеру "Дырокол", штатный накопитель на скаф и портативный видеосинтезатор?

Тот помолчал минутку, и задумчиво протянул:

— Ты же помнишь: как и положено, последним проверял его я. Ничего такого у него не было. Но мы проверяли вас в шлюзе, внутри корабля. Если что-то было закреплено на корпусе… Ты же, небось, сразу рванул к Барьеру, не оглядываясь?

— Ну да, — подтвердил предположение друга Егор, — Сам понимаешь, хотелось первым прийти…

— Вот! А этот тип остался у корабля, снял с его корпуса контейнер, достал оттуда всё, что надо… В общем, теперь придется менять Кодекс. Секунданты должны сопровождать дуэлянтов до Первого Барьера, дабы те не прихватили чего-нибудь по дороге. Кстати, где ты выцепил ту рукоять шпаги? Я её в твоем контейнере нашел… — поинтересовался Александр.

— На одном из обломков. Думал, можно будет установить по блоку опознавания, кому она принадлежала… И передать его родственникам, если они есть.

— Сдох блок опознавания… И блок питания тоже. Кстати, оба блока нестандартные. К нашим шпагам не подходят. Я начал было с ними ковыряться, но тут меня замели… — грустно вздохнул Сашка. Даже по серийникам в базе пробить не успел…

— Может, кто-то делал по индивидуальному заказу… — задумчиво произнес Егор…

— Нет, скорее просто она очень древняя. Вторая Крепость когда взорвалась?

— Ну, семьсот с копейками лет… Пожалуй, ты прав. Тогда стандарты, скорее всего, были другие. Интересно, тогда вообще силовые шпаги были? Просто мне в Мертвом Облаке встречались и более современные вещи… Думал, может и шпага из них… А так, через столько времени найти какого-нибудь родственника владельца просто нереально.

— В общем, забудь про эту шпагу. И без неё будет чем заняться. Нас ждут великие дела! — шутливым тоном почти продекламировал Александр.

— Ты себе не представляешь, что нас ждёт, — мрачно возразил Егор, наблюдая, как из-за Земли выплывает тонкий серп Первой Крепости.

— Так ведь ты тоже не представляешь. А уже сделал выводы — парировал Карлаш. Сейчас вот, небось, смотришь на восход Первой Крепости, и думаешь, что всю эту красоту видишь в последний раз. Так?

— Ну, так… — буркнул Егор, — Просто я реалист. Сколько народу вернулось из штрафбата живыми, знаешь?

— Но ведь есть такие, — возразил Сашка, — Почему бы и нам не оказаться в числе тех, кому повезёт? Нет ничего невозможного, есть только маловероятное.

— Вот именно. Очень маловероятное… — тяжело вздохнул Егор. — Ладно… Что будет, то будет… Приготовься к манёвру.

— Всегда готов! — бодро отозвался Карлаш со своего места. Да ты не волнуйся, передо мной такая же информационная панель, как и перед тобой.

— Я просто думаю, что ты в своем радужном настроении можешь не обратить на неё внимания.

— Я на все обращаю внимание. Даже на то, что, что нас уже опросили на предмет "свой-чужой" во-он те батареи ПКО.

Действительно, корабль подлетел уже достаточно близко к разбросанным то там, то там подвижным платформам батарей противокосмической обороны. Казалось, они охраняют пустое место. Но так только казалось. "Сапсан" вновь включил маршевые двигатели, на этот раз в режиме реверса. Привязные ремни натянулись, но через пару секунд тела путешественников, брошенные вперед силой инерции, вновь вернулись в состояние невесомости. Сработали двигатели коррекции курса. Модуль повернулся на тридцать градусов вокруг продольной оси, и продолжил движение с гораздо меньшей скоростью, время от времени отвечая на запросы о принадлежности от очередной платформы ПКО.

— Понатыкали тут … — буркнул Егор.

— А как ты хотел? Адмиралтейская судоверфь, как-никак.

— Да… Белецкий пристально вглядывался в темноту за батареями ПКО, но, кроме того, что там расположено что-то громадное, ничего разглядеть не удавалось. Выглядело это "что-то", как громадная клякса абсолютной тьмы на фоне густо усеянного звездами космоса.

— А вот закрывать несколько кубических километров пространства светорадиопоглощающей плёнкой — это действительно извращение, — проговорил со своего места Карлаш, тоже вглядываясь в кажущуюся пустоту.

— Ну почему? Секретность… — возразил ему Егор, наблюдая как "суперклякса" с одной стороны втягивает, а с другой выплёвывает светящиеся потоки, образованные габаритными огнями космических кораблей и вспышками их двигателей.

— Да какая секретность?! — возмутился бывший бортмеханик мусорщика, — любой первоклассник знает, что на Верфи сейчас строят линкор "Императрица Елизавета". В Сети полно информации, на какой стадии находится сборка. Секретный внешний вид? Так "Елизавета" — систершип "Императрицы Анны", которая уже пару месяцев, как проходит ходовые испытания! Они ж, как две капли воды…

— Ну, успокойся, успокойся… — примирительно проговорил Егор. Будем на Земле, зайди в Сеть, посмотри, какому из семейств принадлежит предприятие, выпускающее эту самую плёнку, и какая у этого семейства "лапа" в Думе или Адмиралтействе. Вот народ и зарабатывает на свой кусок хлеба с маслом…

— Угу… На эшелон сдобных булок, на который сверху намазан эшелон чёрной икры… Ах да, забыл: И всё это на эшелоне тарелок из чистого золота.

Егор улыбнулся, представив эту картину.

Ну, в случае чего, обвинить их не в чем, разве что в "чрезмерном усердии при обеспечении мер секретности" А за это у нас ещё никого не наказывали. Кстати, о мерах секретности: Возьми, например, новый секретный самолёт, который должен заменить "птичку", на которой мы летим. Его разрабатывают уже не-помню-сколько-лет, журналюги каждый год вещают, что он взлетит в следующем году, а тут не то, чтобы планер показали, но даже название этого суперагрегата до сих пор неизвестно. Ну ладно, ТТХ скрывают… А название? "ПАК АКА" — это что?.. Думаю, во всей истории человечества большего бардака, чем у нас, не было… Хотя с виду всё чинно…

— Гм… Ты, похоже, хочешь, чтобы нам ещё и "политическую неблагонадёжность" пришили… Тогда точно загремим на каторгу вместо штрафбата. Разговор же пишется — не забывай… — напомнил чересчур уж разговорившемуся собеседнику Карлаш.

— Ещё неизвестно, что хуже: каторга или штрафбат, — парировал Белецкий. А если бы за "такие" разговоры всех на каторгу отправляли, у нас бы уже все вооруженные силы там в полном составе находились…

— Утешил, — усмехнулся Александр, — значит, дальше штрафбата не попадём.

Тем временем Адмиралтейская Верфь осталась позади, и запросы "свой-чужой" прекратились. Но скорости "Сапсан" не прибавил. Начиналась "густозаселённая" зона. Здесь, ближе к Земле, на орбите относительно недалеко друг от друга висели сотни разнообразных конструкций — от орбитальных заводов до отелей для космических туристов. Движение было очень интенсивное, и превышать скорость здесь было чревато созданием аварийной ситуации. Так что аэрокосмический модуль, поблескивая серебром обшивки, потихоньку плыл в направлении пункта назначения — Северного орбитального транспортного терминала. Кстати, то, что его корпус был серебристым, а не матово-серым, говорило о том, что дорогостоящего жаропрочного (оно же радиопоглощающее) покрытия перед вылетом на него не напылили. К чему оно кораблю, который войдёт в атмосферу не своим ходом, а через терминал?

Дальнейший путь прошел в молчании. Мимо проплывали заводы, гражданские судоверфи, разнообразные перевалочные базы… Ярко вспыхивали вывески орбитальных отелей и игорных заведений. Между ними деловито сновали суда всех форм и размеров.

Земля приближалась. На её неосвещённой стороне уже можно было различить россыпи огней городов, на освещённой — очертания континентов в окружении океанских вод. В некоторых местах на орбите наблюдалось невообразимое скопление судов, одни из которых пристыковывались к большим дискообразным конструкциям, другие отстыковывались… Это были грузопассажирские терминалы, из которых к поверхности планеты тянулись стволы орбитальных лифтов с бегущими по ним предупредительными огнями.

Но сегодня путь бывших офицеров лежал не к ним. Вокруг третьего северного орбитального терминала толчеи было поменьше. Хотя по тоннажу грузопоток через него значительно превышал грузопоток любого орбитального лифта. Этот терминал был одним из нескольких орбитальных "полулифтов", работавших только на спуск. Предназначался он для доставки на поверхность планеты крупногабаритных грузов — в основном лихтеров с обогащенной рудой. Вот и сейчас вокруг него свернулся в кольцо "Змееёж" — межпланетный транспортник — лихтеровоз. Сейчас его уже частично распотрошили. Часть длинных цилиндрических лихтеров — "игл" буксиры тянули в направлении орбитальных заводов. Насколько Егор знал, эти лихтеры представляли собой цельнолитые металлические болванки. Те лихтеры, что подтаскивались к манипуляторам терминала, состояли из спеченной обогащённой руды. Перед тем, как попасть на терминал, лихтеры проходили через комплекс, который резал их поперёк на три равных части, а потом к будущему верху каждой части прикреплял парашютную систему, а к нижней — кластеры антигравов, которые изготавливались здесь же на орбите, а после спуска использовались внизу, на поверхности.

Терминал со стороны напоминал крупного спрута с несколькими десятками колышущихся щупалец-манипуляторов, которые хватали и подтягивали всё, находящееся в зоне их досягаемости. Откуда-то из чрева этого спрута-переростка в сторону планеты уходил тонкий луч троса. Настолько тонкий, что виден он был только где-то на расстоянии метров в триста от причального комплекса. О том, что он тянется дальше, говорил только пунктир из неторопливо скользящих вниз связок лихтеров, скрывающийся в облачности, покрывающей этот участок планеты. Лихтеры, точнее, их обрезки, цеплялись к тросу на крестообразном подвесе по четыре штуки. По тросу они спускались в атмосферу, и на высоте пятнадцати километров, где трос кончался, отцеплялись, и спускались дальше на парашютной системе. На поверхности в этом месте когда-то располагалась горная гряда. Оставшаяся от неё к настоящему времени ровная площадка из скальных пород была достаточно твердой, чтобы громадные лихтеры при приземлении не зарывались в грунт наполовину. После разгрузки транспортника лихтеры разрезались при помощи спецтехники на более мелкие части, по размерам пригодные для наземной транспортировки, и перевозились дальше по назначению.

"Сапсан" "поднырнул" под облепленный разгрузочной техникой лихтеровоз, и затормозил в радиусе досягаемости манипуляторов терминала. Тут же к нему протянулось одно из громадных "щупалец", и с плавностью и точностью, какие трудно было ожидать от столь монструозного механизма, подтащило корабль к стандартной площадке на боку гигантского цилиндра лихтера, уже прикреплённого к подвесу. В основном площадка служила для крепления двигателя или буксира, но могла использоваться, как сейчас, для спуска с орбиты небольших космических аппаратов. Щёлкнули замки сцепных устройств, и манипулятор отошёл, оставив "Сапсан" висеть на боку лихтера кормой к Земле. Теперь кораблю предстояло проделать путь вниз вместе с лихтерами, а после их отделения от троса, размыкания подвеса, и раскрытия над лихтером парашютов отстыковаться, и продолжить полёт в атмосфере самостоятельно. Процедура рутинная, проделанная тысячи раз.

Правда, Белецкий с Карлашем ни разу ещё не спускались на Землю таким путём. Хотя теоретические основы этого способа Егор изучал, и даже отрабатывал пару раз на тренажерах. Поэтому сейчас он привычно изменил картинку обзора так, чтобы видеть не мельтешение манипуляторов почти перед носом модуля, а панораму белоснежного облачного поля, расстилавшегося внизу. Трос заканчивался высоко над верхней границей облачности, поэтому хорошо было видно, как связки лихтеров одна за другой сходили с троса, разлетались в разные стороны, и уже поодиночке скрываясь под раскрывшимися парашютными системами, плавно скользили над облачной равниной, по очереди погружаясь в неё и исчезая с глаз.

О начале движения путешественникам сообщил легкий толчок. Связка лихтеров с закреплённым на боку одного из них аэрокосмическим модулем, постепенно ускоряясь, двинулась навстречу земле. Когда скорость снижения достигла расчётной, ускорение прекратилось. Поначалу приближение к поверхности планеты не ощущалось никак. Скорость снижения была слишком мала, чтобы взгляд мог зафиксировать незначительное приближение поверхности. Тем более, что самой поверхности под толстой облачной шубой видно не было. Но постепенно неуклонно увеличивающийся в размерах Земной шар становился всё ближе и ближе. Вот уже не стало видно его краёв. Вот поверхность внизу из выпуклой стала плоской, а потом и вогнутой… Постепенно начало светлеть небо, и в нем одна за другой гасли звёзды. Появилась и стала расти сила тяжести. Наконец уже стало возможно выделять в общей белоснежной массе отдельные особо высоко поднявшиеся кучевые облака. Над ними сильный ветер с ужасающей скоростью словно бы нёс куда-то позёмку. Слева в голубом небе ярко блестел расплавленным золотом солнечный диск. Возникла сначала небольшая, а потом всё усиливающаяся тряска. Связка лихтеров подходила к концу троса.

Егор переключился с заднего обзора на передний. Когда корабль находится в самостоятельном полёте, пилот должен видеть, что происходит впереди. Хотя, в данном случае, Егор, от которого ничего не зависело, мог просто отключить обзор, и дремать в ожидании автоматической посадки. Но все инстинкты пилота протестовали против такого поведения. Даже если нельзя самостоятельно управлять кораблем, не смотреть, куда он летит, Егор не мог.

Амплитуда колебаний всё увеличивалась, затем последовал резкий рывок… И трос закончился. Сцепка из четырёх лихтеров отправилась в свободный полёт. Вот вся конструкция снова вздрогнула, и Егор увидел, как справа и слева отвалили в стороны два лихтера. Противоположного лихтера он видеть не мог, но он тоже сейчас должен был выполнять тот же манёвр. Вот-вот должны были начать раскрываться парашюты. В идеале раскрытие должно было произойти одновременно, но в реале разница во времени срабатывания парашютных систем на разных лихтерах доходила до нескольких секунд. Так было и на этот раз. Первым раскрылась парашютная система над левым лихтером, через секунду — над правым. Ещё пару секунд, и вверху, стремительно удаляясь, плыли под ярко-оранжевыми сборками куполов, площадью каждая почти с футбольное поле, уже три громадных тёмно-серых цилиндра. Удаляясь?? До Егора начало доходить, что что-то не так, когда прошла уже почти четверть минуты, а скорость снижения всё не уменьшалась, а, наоборот, нарастала. Лихтер начал крениться набок и поворачиваться вокруг оси.

Догадки Егора подтвердил доклад Александра:

— Наш лихтер не отошел от подвеса. Падаем вместе. Парашют закрутило и захлестнуло потоком воздуха. Автоматика не начнет расстыковку с лихтером, пока скорость снижения не станет равна скорости снижения под парашютом.

— Ты же бортмеханик. Можешь сделать что-нибудь? — поинтересовался Егор у своего попутчика.

— Пытаюсь, — коротко ответил тот, и замолчал.

Вращение всё ускорялось. Вскоре оно превратилось в беспорядочное кувыркание. Небо и облака то менялись местами, то ложились набок во всё ускоряющемся темпе. Нарастала тряска. Земля приближалась с пугающей быстротой. Егор с тревогой следил, как лихтер, к которому был прикреплён их корабль, покрывался сетью тонких трещин. Вроде бы он должен был быть рассчитан на подобные перегрузки… А может быть, и нет… Егор точно не помнил. Трещин становилось всё больше, а сами они — всё шире, и вдруг громадный цилиндр почти тридцатиметрового диаметра и семидесятиметровой высоты рассыпался на куски. Теперь "Сапсан" не просто беспорядочно падал, а беспорядочно падал в каменном рое. По обшивке застучали осколки лихтера. Внезапно Белецкий увидел, как один из больших обломков несется прямо ему в лицо. Егор успел произнести только первые две буквы из имени популярного северного пушного зверька до того, как здоровенный булыжник ударил в фонарь машины прямо над головой пилота. И отскочил в сторону. "Пронесло" — подумал Егор. Приятный женский голос бортового ИскИна как-то буднично, и, как показалось Егору, с некоторым злорадством, произнёс: "Разгерметизация".

"Не пронесло" — констатировал Егор, беспомощно сжимая подлокотники пилотского кресла. "Но разгерметизация — это не страшно. Страшно, то, что мы падаем. И ничего не можем сделать". Беспорядочно кувыркающийся вместе с громадным металлическим кольцом, на котором был закреплён, "Сапсан" казался со стороны стремительно летящим вниз огромным перстнем, сорвавшимся с пальца сказочного великана. Внезапно вспыхнула красным светом пиктограмма "Приготовиться к катапультированию". Это означало, что ИскИн аппарата признал ситуацию безнадежной. Почти одновременно загорелась пиктограмма "Катапультирование невозможно". ИскИн понимал, что выстреливать людей под каменный дождь — означает гарантированно их убить. "Значит, так и будем лететь до самой земли" — отрешенно подумал Егор. "Сапсан", среди прочих своих возможностей, мог использоваться, как машина управления для звена дронов — беспилотников. Если бы эти беспилотники сейчас были под рукой… Можно было бы попытаться отстрелить кольцо. Если бы… Показания альтиметра уменьшались с пугающей скоростью. Авиагоризонт, казалось, исполнял пляску святого Витта…

Внезапно из подлокотников кресла пилота выдвинулись два джойстика, из пола под ногами — две педали. Загорелась пиктограмма "Ручное управление".

— Это ты там наколдовал? — поинтересовался Белецкий у бортмеханика?

— Да, — коротко ответил тот.

— И это всё?

Ручное управление — это, конечно, хорошо. Но лететь конструкция из многотонного стального кольца и закреплённого на нем аэрокосмического модуля всё равно могла только вертикально вниз.

— Ещё нет, — ответил сзади Александр. Вдруг корабль дёрнуло, и Егор увидел, как кольцо, к которому они были прикованы, отделилось и отлетело куда-то в сторону. Но стыковочная площадка так осталась прикреплённой к кораблю.

— Теперь всё, — послышался усталый и какой-то отрешённый голос Сашки, — Твоя очередь.

— Борт 032, ответьте диспетчеру. Что у вас там происходит? — наконец-то до наземников дошло, что со спускающимся с орбиты кораблём что-то не так.

— Всё в порядке. Падаем, — ответил Белецкий, включая двигатели. Засвистели выходящие на рабочий режим турбины. Из фюзеляжа выдвинулись невидимые силовые плоскости, кили, и рули высоты — по принципу действия те же офицерские шпаги, только значительно больше и другой формы. Егор лихорадочно задвигал джойстиками и педалями, стремясь быстрее выбраться из каменного потока, пока летательный аппарат не получил критических повреждений.

И ему это удалось. Град ударов каменных осколков по фюзеляжу становился всё реже и реже, и вскоре сошел на нет. Однако праздновать победу было рано: модуль продолжал терять высоту. Стыковочная площадка под брюхом приближала аэродинамику аппарата к аэродинамике кирпича. Пришлось задирать нос модуля до предельно возможных углов атаки — и всё равно он не мог держаться на горизонтали. Выйдя из каменного роя, Белецкий первым делом вызвал перед собой карту, и понял, что при такой скорости снижения долететь до точки назначения не удастся. Да если и удастся — то как сесть с такой дурой внизу вместо шасси? Поэтому он быстро выбрал на карте точку в местности поглуше, находящуюся в пределах досягаемости с учетом скорости снижения, и, довернув модуль, направил его к ней. И только после этого отозвался на монотонно повторяющийся всё это время запрос: " Борт 032, ответьте диспетчеру…".

— Я борт 032, у меня нештатная ситуация: не отстрелилась стыковочная платформа. На борту два человека. Покинуть борт не можем: заклинило фонарь кабины. Иду на вынужденную. Освободите коридор по вектору 12-12-6. Конец связи. Прием.

Некоторое время в эфире стояла тишина, затем уже другой голос ответил:

— Борт 032, поняли вас. Коридор свободен. В квадрат приземления направляется "вертушка". Мягкой посадки вам.

"Наверное, руководитель полетов подключился" — подумал Егор, сжимая джойстики управления с такой силой, словно хотел их раздавить. Цифры на альтиметре неуклонно показывали снижение. Верхний край облачности был уже совсем рядом — за время между отделением от троса и перехватом управления "Сапсан" успел здорово потерять высоту. Днище машины лизнули первые космы сырого тумана, и через пару секунд видимость полностью пропала. Егор продолжал полёт по приборам. За бортом простиралась густая серая кисея, тонкими струйками пробиравшаяся и в кабину. Машина мелко дрожала. Слепой полет продолжался не больше минуты: В кабине внезапно снова посветлело, и Белецкий увидел, что теперь они летят между двумя слоями облачности. Зрелище было феерическим: несущиеся навстречу сверху и снизу плоскости облаков создавали впечатление нереальности происходящего, словно всё это происходило во сне или в компьютерной игре.

Но, увы, это была суровая реальность. Быстро снижающийся, почти падающий аппарат быстро преодолел расстояние до нижнего слоя облачности, и всё вокруг снова затянуло серой пеленой. Между тем альтиметр показывал, что до земли оставалось уже меньше километра. Егор напряженно всматривался вперёд и вниз, пытаясь не пропустить момент выхода из облачности. И он его не пропустил. "Сапсан" вывалился из серого месива на высоте около трехсот метров над землёй. И летел он прямо навстречу крутому склону высокой сопки, так некстати расположившейся прямо по курсу.

За доли секунды Егор успел совершить кучу действий: довернуть машину влево, почти положив её на крыло, задрать нос аппарата ещё выше, и вырубить движки, как только модуль оказался над левым склоном сопки. Земля неумолимо неслась навстречу. Егор непроизвольно зажмурил глаза. И тут же всем телом ощутил сильнейший удар, потрясший машину. Затем были хлопок, рывок, перегрузка, невесомость, ещё один хлопок, ещё рывок…

Открыв глаза, Белецкий увидел под собой поросший жухлой осенней травой склон сопки, из которого то там, то сям торчали корявые низкорослые северные ёлочки и лиственные деревца с полуоблетевшей красной и жёлтой листвой. Вдоль склона, почти у подножия сопки протянулась свежая глубокая борозда, в конце которой полузарылось в землю нечто, извергающее потоки пены. Система пожаротушения постаралась на славу: пена полностью залила летательный аппарат, так что теперь визуально определить, что под ней скрывается, было невозможно.

"А ведь там были наши чемоданы" — не к месту подумал Белецкий, и принялся оглядываться по сторонам в поисках напарника. Тот обнаружился недалеко — так же плавно покачивающимся под куполом парашюта, как и Егор.

— Ты как? — поинтересовался Белецкий у висящей на стропах фигуры в скафандре.

— Жив. Цел, — коротко отозвался Карлаш.

Убедившись, что с другом всё в порядке, Егор решил выяснить, что же всё-таки произошло, пока его глаза были закрыты. Замедленная прокрутка событий, записанных тактиком скафа, показала, что при ударе о землю наконец-то сорвало заклинивший колпак, и обрадованный бортовой ИскИн тут же отдал команду на катапультирование.

Егор ещё раз взглянул на глубокую борозду вдоль склона, на фонтанирующий пеной модуль, и признал, что команда была подана своевременно.

Между тем парашютисты плавно снижались. По куполам парашютов барабанили капли дождя, густо сыплющиеся из низких черных косматых туч. Егор, подтянув правую стропу, спланировал на относительно ровное место, расположенное рядом с началом борозды, и уже через полминуты отцеплял лямки лежащего рядом парашюта. Сашка приземлился почти одновременно с Егором, но чуть дальше — у берега широкой протоки, петлей огибающей сопку. Его парашют, надутый внезапным порывом ветра, немного протащил своего владельца по берегу, пока тот не зацепился за тощую полузасохшую ёлку. Справившись с разбушевавшимся куполом, Карлаш направился к Егору, осматривавшему вблизи место жёсткой посадки.

— Да… Ко всем нашим грехам, угробили вверенный нам аппарат, — со вздохом сказал экс-пилот подошедшему экс-бортмеханику.

— Это не он нам вверенный. Это мы ему были вверены — резонно возразил тот, встав рядом, и глядя вдоль борозды, в конце которой лежал "Сапсан". Мы — пассажиры. И, кстати, если бы не мы, он бы брякнулся об землю в другом месте, и с гораздо более плачевным результатом.

В это время ожила рация: "Борт 032, ответьте диспетчеру…".

— Ты смотри, работает! — удивился Белецкий?

— А что ей сделается? — с каким-то отстраненным спокойствием ответил Карлаш, поднимая забрало шлема. Только что пережитое напряжение всё же давало о себе знать, не смотря на медпомощь скафа.

— Диспетчер, я борт 032, прием, — ответил Егор, по примеру товарища подняв залитое дождём забрало. Сразу пахнуло запахом прелых листьев, речной воды. В лицо брызнули мелкие дождевые капли. Изо рта вырвались клубы пара — в сентябре в этих широтах уже холодновато…

— Борт 032, доложите обстановку, — "Ага, судя по голосу, это опять руководитель полетов подключился. Ну что ж, доложим".

— Обстановка нормальная. Произвел вынужденную посадку. Полный рот земли и масса впечатлений. Экипаж в норме. Все живы-здоровы. Состояние машины оценить не могу — полностью залита противопожарной пеной. — Егор взглянул на показания встроенной в скаф системы спутниковой навигации и радиосканера, — Бортовой аварийный передатчик включился штатно. Если надо, могу сбросить координаты.

— Не надо. Мы вас видим. Оставайтесь на месте. Время подлета спасательной команды — пятнадцать минут, — короткими рублеными фразами ответила рация, и вновь умолкла.

— Между прочим, мы в зоне действия гражданских сотовых сетей, — немного помолчав, обратился Егор к Александру, который, закрыв глаза, задрал голову к небесам, подставляя лицо под капли холодного осеннего дождя.

— Люблю дождь. Уж думал, никогда больше не постою вот так… — глухо ответил тот, не раскрывая глаз…

— Я говорю, мы можем позвонить домой, — повысил голос Егор, — Ты родным сообщал, что с тобой случилось?

— Нет, — Карлаш открыл глаза, и повернул голову к спутнику, — Нет, не сообщал. И, знаешь… Я сейчас как-то не готов… Позже поговорю. А ты — как знаешь…

— Пожалуй, я тоже — позже… — согласился с товарищем Егор. И вздохнув, добавил: — Родителей это убьет. Особенно отца. Он сам кадровый офицер. Хотел, чтобы я сделал военную карьеру… А я… Оправдал надежды… — Егор ещё раз вздохнул, — Хорошо, хоть девушки у меня нет. А у тебя?

— У меня — есть… — лицо Сашки помрачнело. Была… Мы с ней поссорились месяц назад. И до сих пор не помирились. Теперь, наверное, и не помиримся… Слушай, давай не будем о грустном. Вон, глянь, выше по склону, это не с нашей ли "птички" фонарь валяется? — сменил тему разговора Александр, — Пойдём, посмотрим?

— Пойдём, — согласился Егор, и два товарища принялись карабкаться по крутому склону. Предмет, обнаруженный глазастым бортмехаником, действительно оказался фонарём пилотской кабины "Сапсана". Подойдя к нему ближе, Карлаш присвистнул:

— Ну и ну…

— Присоединившийся к нему Белецкий прикинул взаимное расположение огромной вмятины на фонаре и своей головы, и понял, что если бы обломок, оставивший эту вмятину, ударил чуть ближе к пилотскому креслу, то размозжил бы голову пилота в лепёшку. И шлем бы не спас.

— В первой же церкви свечку поставишь — прокомментировал увиденное Карлаш. А вообще — поздравляю с Днём Рождения! И себя тоже… Без тебя мы бы не выбрались.

— Без меня бы мы и не попали… — вздохнул Белецкий

— Тоже логично, — согласился Сашка. Оба замолчали, прислушиваясь к окружающим звукам. Казалось, к навевающему тоску мерному шуму дождя добавился далёкий гул. Показалось? Нет. Гул усиливался. Невидимый в низких налитых влагой осенних тучах летательный аппарат приблизился, пролетел над головами, сделал круг… Звук изменился. Его тональность стала выше. Аппарат явно шел на посадку.

Действительно, вскоре чуть в стороне от задравших голову людей в серой облачной дымке проявился характерный горбатый толстобрюхий силуэт армейского транспортного вертоджета. Сопла маршевых реактивных двигателей были опущены вниз, тормозные щитки открыты. Под торчащими из боков фюзеляжа короткими пилонами для подвески вооружения, одновременно служившими генераторами силовых плоскостей, висели каплеобразные ёмкости с пламегасящей смесью. В случае чего, машина бы могла эффективно дополнить штатную систему пожаротушения потерпевшего крушение борта. "Вертушка" медленно снижалась по пологой глиссаде. Правда, строго говоря, "вертушкой" её пока назвать было нельзя. Несущий винт, точнее, его "материальная" часть, был закрыт аэродинамическими щитками. Вот щитки распахнулись, и стало видно, как начали раскручиваться короткие широкие лопасти. Машина замедлила скорость снижения и зависла в воздухе. Маршевые двигатели стихли, и сейчас был слышен только характерный свист вертолетного винта. Вот теперь это действительно была "вертушка". Пилот выбрал место для посадки, и, тяжелая машина, опустив хвост, вновь начала снижаться. Ветер, поднявшийся вокруг места посадки, погнал прочь опавшие листья, травинки, мелкие ветки. По протоке пробежала рябь. Вот коснулось земли заднее шасси, потом переднее… Машина просела на амортизаторах, и вращение лопастей стало замедляться…

Не дожидаясь, пока винт полностью остановится, через распахнувшуюся боковую дверь начали выпрыгивать люди. Те, что покинули борт первыми, были одеты в камуфляжные костюмы средней защиты, и вооружены штурмовыми винтовками. Бойцы сразу же принялись занимать ключевые точки, с которых можно было контролировать окружающую местность. За их передвижениями было трудно уследить — адаптивный камуфляж делал людей похожими на полупрозрачные непрерывно меняющие цвет пятна, а когда такой боец занимал позицию — он и вовсе сливался с окружающей местностью. Судя по тому, что каждый знал своё место заранее, можно было сделать вывод, что посты, были определены и распределены ещё в полёте по спутниковым фотографиям. За бойцами в камуфляже из двери чуть помедленнее стали выпрыгивать военные в обычной зимней форме одежды, и без оружия. Вместо оружия они с избытком были обвешаны разнообразными приборами, которые тут же и принялись расчехлять. Последними из машины, особо не торопясь, вылезли медики. А куда им было торопиться? Телеметрию со скафов Белецкого и Карлаша они сняли ещё в полете, и сейчас прекрасно знали, что их помощь здесь не требуется. Участие медиков в происходящем ограничилось заменой картриджей универсальных аптечек в скафах пассажиров "Сапсана". И то, Егор подозревал, что они проделали это скорее для последующего отчета о проделанной работе, чем из необходимости.

Пока медицина занималась своим важным делом, к потерпевшим аварию приблизился один из вооруженных бойцов. Откинув забрало шлема, он представился:

— Командир спасательной группы майор Тихонов. А вы, стало быть, пилоты?

— Никак нет! Пассажиры. Рядовой Белецкий и рядовой Карлаш, — ответил Егор, вытянувшись во фрунт. Конечно, майор, как старший группы, имел исчерпывающую информацию и о рейсе 032, и о том, кого он доставлял на поверхность. Да и свои электронные удостоверения личности ребята скинули ему по запросу, сразу после того, как он покинул машину. Но если старшему по званию захотелось побеседовать, отказывать как-то не принято…

— И где же это у нас рядовых учат управлять аэрокосмическими модулями? — поинтересовался майор, сверля взглядом собеседника.

— В Сызранском летном училище, господин майор. Я был лейтенантом ВКС. Разжалован за нарушение дисциплины, — Егор неприязненно взглянул на майора: "Вот привязался…". В принципе, отвечать на этот вопрос было не обязательно. Майор не был непосредственным начальником Белецкого, и его полномочия в данной ситуации ограничивались идентификацией личностей прибывших, и, если потребуется, сопровождения этих личностей к лицам, имеющим право интересоваться подробностями. Если от этих лиц поступит распоряжение. Но врать Егору не хотелось. Он только надеялся, что более подробно о нарушении дисциплины, повлёкшем столь суровое наказание, Тихонов расспрашивать не станет.

Так и вышло. Взгляд любопытного собеседника внезапно расфокусировался. Очевидно, к старшему группы кто-то обратился по радиосвязи. Майор махнул рукой: "вольно", мол, опустил забрало шлема, и зашагал к своим подчинённым.

Пока майор беседовал с Егором, опустилась рампа под хвостом вертоджета. Как только её нижний конец коснулся земли, из чрева летательного аппарата выпрыгнула странная конструкция на четырёх резиновых гусеницах, и резво двинула вдоль периметра места происшествия, оставляя за собой флажки с натянутой между ними предупреждающей полимерной лентой, на которой красовались надписи "Проход запрещён! Опасная зона!". Вслед за первым гусеничным монстриком по рампе спустился второй — раза в два больше, и деловито направился к лежащему в конце борозды "Сапсану", пена над которым уже начала оседать. Добравшись до места назначения, броневичок первым делом плюнул в пену каким-то реагентом, от которого она за полторы минуты полностью исчезла. А потом начал медленно передвигаться вокруг наполовину зарывшегося в землю модуля, то приближаясь к нему, то удаляясь. Спецы при этом оживлённо переговаривались, комментируя показания своих приборов. Последним по рампе сполз на землю автопогрузчик с зажатым в манипуляторах большим ящиком. Оттащив ящик в сторонку, погрузчик опустил его на землю, и отправился обратно в грузовой отсек за остальным багажом. Между тем ящик раскрылся, из него выпрыгнула, расстилаясь по земле, оранжевая пневмопалатка. Развернувшись, она тут же начала раздуваться до рабочих размеров. Через минуту процесс надувания закончился. Взвыли сервоприводы самозабуривающихся колышков, закрепляя палатку на грунте. Временное укрытие для экспедиции было готово. Остальные ящики погрузчик таскал уже в него.

Белецкий и Карлаш наблюдали за всей этой суетой, присев в сторонке на большой валун.

— Так мы до своего штрафбата не скоро доберемся. Это ж теперь опять следственная комиссия по расследованию происшествия, опять допросы…, — заметил Александр, наблюдая, как огораживающий место падения робот карабкается вверх по крутому склону, подключив в помощь буксующим гусеницам два задних манипулятора, перебирая которыми, он толкал себя всё выше и выше. С учетом того, что передние манипуляторы робот тоже перевел в рабочее положение — сейчас он стал похож на гигантского богомола на гусеничном ходу.

— А может, следователи будут приезжать нас допрашивать в штрафбат, — предположил Егор, покусывая найденную здесь же травинку…

— Ага, — улыбнулся его собеседник, — разогнался… Смотри, опять к нам кого-то несёт, — судя по тому, что на приближающемся человеке был такой же скаф, как у Белецкого и Карлаша, можно было предположить, что это кто-то из экипажа вертоджета. Так и оказалось.

— Капитан Александр Перминов. Первый пилот вон той железяки, — подошедший кивнул в сторону стоявшего с уже замершим винтом транспортника. А вы, стало быть, на этой птичке прилетели?

— Рядовой Егор Белецкий, — Рядовой Александр Карлаш, — снова представились бывшие офицеры. При упоминании званий летевших на потерпевшей аварию машине брови капитана поползли вверх. Однако вопросов он задавать не стал, а весело проговорил, глядя на Сашку:

— Надо же! Тёзка! — и, помолчав, добавил, — Это вы удачно сели. Если бы не вышли за пределы площадки — к вам бы на головы до сих пор каменюки сыпались… А пролетели бы чуть дальше… Северный Промышленный Пояс. Заводы, склады, энергостанции… И вы туда сверху… Был бы или большой бабах, или вас наша же ПВО бы и ссадила. А тут — заповедник. Дикие места. Падай — не хочу. Так что повезло вам…

Развить мысль капитану не дали. Как и майор до него, он замер, слушая чьи-то распоряжения. Дослушав до конца, Перминов ответил невидимому собеседнику "Так точно!", и, чуть склонив голову, с улыбкой обратился к Егору и Александру, указывая на стоящий неподалёку вертоджет:

— Добро пожаловать в поданный экипаж, господа. Приказано доставить вас на базу.

— Кроме пассажиров "Сапсана", по узким металлическим сиденьям в чреве "вертушки" расселись двое из группы охраны, медики, и один из специалистов с кофром, в который были сложены уже демонтированные оранжевые "чёрные ящики". Пассажирская дверь и грузовая рампа машины закрылись, зашелестели раскручивающиеся лопасти несущего винта, и вертоджет, наклонив нос вперёд, взмыл в небеса. На высоте двести метров включились маршевые реактивные двигатели, и, убрав несущий винт за аэродинамические щитки, машина устремилась к авиабазе, с которой стартовала час назад.

Полет проходил в облаках, так что, даже если бы пилоты включили пассажирам внешний обзор, то те бы ничего, кроме бесконечного серого облачного месива за бортом, увидеть не смогли. Вертоджет вывалился из облачности только перед самой посадочной полосой, и начал снижаться "по самолетному", не используя вертолетные возм


Содержание:
 0  вы читаете: Сфера влияния Сфера влияния : Вячеслав Васильев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap