Фантастика : Космическая фантастика : Тайм-аут: Анхел Мария зе Роберто, Homo, Морита Грифона. : Владимир Васильев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу

Тайм-аут: Анхел Мария зе Роберто, Homo, Морита Грифона.

За год и два земных месяца до обнаружения солистов-неудачников у Ван Трейи.

Бот вывалился из пульсации в двух десятках световых минут от Мориты Грифона. Злое белое солнце вылизывало пустоту неистовым излучением; оно жарило так, что на поверхности ближайшей к нему планеты, расстояние до которой приблизительно равнялось расстоянию от Солнца до Юпитера, на дневной стороне было жарче чем на Меркурии в полдень. Казалось, в этой ослепительно яркой точке сосредоточилась большая часть энергии всей Галактики!

Едва Анхел вошел в рубку, внешние экраны тотчас заволокло призрачной дымкой светофильтра.

Все. Он на месте. Осталось вычислить и отыскать этот злополучный астероид. Как и бот Анхела, астероид финишировал вне плоскости эклиптики – еще бы, при таком-то мощном приводе!

Пару месяцев назад служба рубежного наблюдения периферийной земной колонии Ботафого зафиксировала финиш крупного небесного тела в соседней звездной системе, в двух с половиной световых годах. Судя по остаточной волне, был использован гигантский икс-привод, который монтируется лишь несколькими расами в Галактике. Причем монтируется либо на небесные тела, либо на суперкрейсеры.

Правители Ботафого на всякий случай разорились и запросили по мгновенной связи Землю – и выяснили, что ни одна из армад союзников по официальным сводкам не планировала транзит через сопредельные с Ботафого области пространства. Наблюдатели пожали плечами и принялись ждать.

Между тем, финишировавшее тело покидать соседнюю систему явно не собиралось. Задействовав аварийные автоматические маяки, с Ботафого приблизительно вычислили даже точное место финиша – несколько «выше» плоскости эклиптики Мориты Грифона, как раз над сплошным астероидным кольцом. И это был не суперкрейсер.

На Ботафого перевели дух – никто их крохотную колонию атаковать, вроде бы, не собирался.

Переведя дух, решили присмотреться с нежданному гостю внимательнее, тем более, что ни малейшей активности вокруг него не наблюдалось. Гость оказался астероидом, некогда имевшим близкую к овоидной форму, но в силу каких-то причин утративший ее – ныне у овоида практически напрочь отсутствовал острый «конец», словно его откололи гигантским молотком. Астероид при финише обрел скорость, приблизительно совпадающую со скоростью частиц астероидного кольца Мориты Грифона, при легком дрейфе в направлении к плоскости эклиптики.

На Ботафого почесали в затылке. И подождали еще немного. Но на нежданного гостя никто не спешил предъявлять права, а активности поблизости по-прежнему не наблюдалось.

Тогда на Ботафого стали рассуждать. Зачем мог появиться этот астероид в системе Мориты Грифона? Ну, допустим, у одной из богатых и сильных рас возникло желание исследовать систему-соседку на наличие… ну, скажем, полезных ископаемых. Но для этого вовсе не нужно посылать астероид, оборудованный гигантским икс-приводом, достаточно обычного исследовательского корабля. Автоматического разведчика, несущего в брюхе несколько сотен жучков-роботов. Который сблизится с планетами, спутниками планет или крупными астероидами, высадит десант, соберет данные, и уберется восвояси. В зависимости от результатов можно будет посылать горняков к исследованным территориям или не посылать.

Могли пожаловать и военные – ради каких-нибудь своих таинственных целей. Но военные высших рас обыкновенно чтят интересы друг друга, а Ботафого – колония людей. Пусть и самой молодой, но уже, наверное, самой влиятельной расы Галактики из высших. Вряд ли союзники посмели бы бряцать оружием в каких-то двух с половиной световых годах от человеческого фронтира. Да и не бряцает никто – залетный астероид тих и спокоен, прям, образцовое небесное тело.

В общем, на Ботафого так ни до чего и не додумались. В соседней системе объявился бесхозный икс-привод – и никто на него не претендовал! Почти месяц натуральное сокровище сиротливо торчит в их богом забытом углу, и никого это не беспокоит! А между тем, такое колоссальное и дорогое сооружение всегда является самым эпицентром многих событий, вокруг него всегда трется масса народу… В общем, это заметная штука – гигантский икс-привод в действии.

Ботафого располагала единственным средним приводом – на крейсере «Пуэрто Бранко» – четырьмя малыми и несколькими сотнями сверхмалых. Понятно, что на астероид в соседней звездной системе правители Ботафого косились, как кот на сметану, и строили планы один головокружительнее другого.

К исходу второго земного месяца – а на Ботафого по традиции пользовались принятым в метрополии календарем, несмотря на то, что он довольно сильно разнился с местным и к тому же Ботафого-планета не имела естественного спутника вовсе – решили действовать. Правда, очень осторожно и с оглядкой, потому что такой лакомый кус, как гигантский икс-привод, редко валяется под ногами просто так.

И послали к Морите Грифона разведбот планетарных вооруженных сил с лейтенантом Анхелом Марией зе Роберто на борту. Лейтенант получил задание покрутиться в непосредственной близости с астероидом, и если действительно не обнаружит рядом с ним никого, высадиться на поверхность и обследовать все следы техногенного присутствия. «Пуэрто Бранко» и два эсминца зависли в почтительном отдалении, а бот, полсуток просчитывавший прыжок на три световых месяца, рванулся к одиноко дрейфовавшему гостю неведомо откуда.

Некоторое время лейтенант зе Роберто провел рядом с вычислителем и масс-детектором. Вскоре, гость был нащупан чувствительной аппаратурой бота, курс к точке финиша проложен со скрупулезностью занудного автомата, сингулярники включены. А еще чуть погодя (через двое, приблизительно, земных суток) гость стал виден на экранах.

Даже сквозь светофильтры Анхел рассмотрел поверхность заблудшего астероида. Рябая, начисто лишенная атмосферы, туша. Именно на таких чужим стоило проводить свои странные эксперименты…

Планета Ботафого была дальней и отсталой колонией. Технологически она отставала от Земли и ведущих миров земного сектора лет на двадцать-двадцать пять. И естественно, правители Ботафого с этим обстоятельством изо всех сил боролись; правда, без должного, увы, результата.

Выйдя на оперативную дальность и уравняв скорость бота со скоростью астероида, лейтенант зе Роберто занялся перекрестным сканированием. Практически сразу он локализовал техногенную зону – недалеко от «ампутированного» острого конца экс-овоида. Не нужны были навыки эксперта по чужим – Анхел узнал типовые фермы и купол икс-привода, упрятанные в полость под поверхностью астероида, а также вплавленный в породу жилой модуль. Персонал модуля зе Роберто оценил в четыре-десять человек, свайгов либо цо; если база принадлежит азанни – то несколько больше, до шестнадцати индивидов. По некоторым конструктивным моментам из хозяев найденных сооружений смело можно было исключать Рой и а'йешей. У вторых жилые модули выглядят сильно иначе, а первые вообще не строят модулей. Ни жилых, ни каких-бы то ни было еще. На остальные расы Галактики Анхел Мария зе Роберто не особо грешил – гигантский икс-привод по карману только гигантам.

Тем временем поступили данные биосканирования – Анхел с живейшим интересом отметил небольшое скопление неживой органики на некоторой глубине под поверхностью, чуть поодаль – еще пяток точечных скоплений, и особняком – яркий сигнал живого биологического объекта, правда – с неустановленным циклом и рядом странностей, внятно прокомментировать которые у Анхела не хватило квалификации.

Больше органики приборы на астероиде не обнаружили.

Лейтенант Анхел Мария зе Роберто обо всем подробно доложил на «Пуэрто Бранко» и принялся ждать ответа – по световой связи ответу полагалось придти не позже чем через сутки. Ну, а сколько времени затратит на принятие решения уполномоченный правителями адмирал с «Пуэрто Бранко» – не ведали даже звезды.

Впрочем, уполномоченный адмирал оказался человеком решительным, и не побоялся взять на себя ответственность за осаду. Он сразу отдал приказ лейтенанту зе Роберто садиться в непосредственной близости от привода и разведать полости под поверхностью астероида, а наспех сколоченной исследовательской группе приготовиться к работе в условиях отсутствия атмосферы и ослабленной силы тяжести.

Лейтенант зе Роберто, естественно, и не подумал мешкать, а сразу повел бот на посадку. «Пуэрто Бранко» и оба эсминца также включили сингулярные движители и взяли курс на залетного гостя.

Космос в районе Мориты Грифона по-прежнему оставался пустым – ничье постороннее присутствие пустоту не нарушало – если не считать, конечно, чужой астероид да маленькую эскадру с Ботафого.

Анхел сел неподалеку от места, где одна из подземных камер выходила почти к самой поверхности. По данным сканирования эта камера была пуста, и от камеры с неживой органикой ее отделяло около трех километров; но это по прямой, если же следовать ветвящимся ходом (а Анхелу поневоле придется воспользоваться ходом), путь удлинялся почти на километр.

От чужого жилого модуля место посадки отстояло на шесть с небольшим километров.

Анхел в свое время здорово поднаторел в планетарной разведке, поэтому его и послали в это задание. Он привычно подготовил снаряжение, облачился в скафандр-жилет, вооружился, навесил импульсный фонарь, но надел и очки-радиолот тоже, и вышел наружу. Прыгая, словно кенгуру, он в очередной раз сверился с данными сканирования, заложил взрывчатку и отпрыгал на безопасное расстояние. Беззвучный взрыв расшвырял породу чуть ли не на полкилометра – медленное и величавое падение камешков растянулось на несколько минут.

Одного взрыва не хватило, и пришлось закладывать еще один заряд, чтоб обнажить подземную полость. Зато после второго взрыва даже подчищать ничего не пришлось: свод камеры рухнул аккуратной конической горкой, и при малом тяготении спуститься в полузаваленную бывшую пещеру не составило никакого труда. Там было заметно темнее, чем на поверхности – даже на таком расстоянии Морита Грифона давала достаточно света, чтобы не испытывать неудобств.

Анхел спустился и обошел камеру по периметру – от нее ответвлялись три коридора; один шел в интересующем направлении – к полости с органикой и жилому модулю невдалеке. Оставив радиомаячок, Анхел включил очки и без колебаний направился в темноту хода.

Первые подозрения зародились у него почти сразу. Пол, стены и свод хода были слишком гладкими, чтобы счесть их естественными, и слишком грубыми, чтобы решить, будто они обработаны механическими орудиями. Анхел знал единственную расу Галактики, которая могла проложить подобный ход в толще нетронутой породы.

Рой. Сообщество выборочно разумных супернасекомых. Они почти не пользуются механическими приспособлениями – они просто выращивают специализированные особи, которые в состоянии выполнять самые разные, порой сложнейшие работы. Анхел не был специалистом по Рою, но как и любой военный проходил общую подготовку.

Последние сомнения рассеялись у него в ближайшей камере – скопление неживой органики оказалось ни чем иным, как мумией матки Роя – огромное, метров семи в высоту, четырех в ширину и метров двадцати в длину тело заняло почти все свободное пространство, оставив только узкие проходы вдоль стен камеры. Определить как давно погибло это существо, Анхел не мог – не позволяла легкая полевая аппаратура. Задерживаться он не стал, поставил маячок и направился дальше. От этой камеры ответвлялось также три хода. Из одного лейтенант пришел, один вел явно к жилому модулю, а третий – в сторону камеры, где по данным сканирования находился единственный живой объект.

Анхел Мария зе Роберто направился к живому объекту.

Прошагав пару километров по пустым, словно подметенным коридорам и столь же пустым камерам, он достиг цели. Впереди просматривалось тусклое в визоре радиолота пятно – вход в очередную камеру. Более плотная, и поэтому на вид более темная порода обрывалась овальным проемом в пустоту подземной полости. Анхел подстроил очки, снял с предохранителя винтовку и осторожно приблизился ко входу в полость.

Вопреки ожиданиям в камере не обнаружилось ничего существенного – Анхелу почему-то показалось, что здесь обосновался не то потерпевший бедствие астронавт, либо исследователь-одиночка из чужих. Причем если исследователь – то вряд ли представитель Роя или а'йеш. Представители Роя никогда не действуют в одиночку – в них слишком много от общественных насекомых. Да и специализация каждой особи позволяет сообществу выживать только достаточно большими группами – так уж устроен Рой, и он от этого не слишком страдает, ибо есть свои выигрышные стороны и у такого подхода к жизни. Уверенность, что в камере он не встретит никого из технократов или контрабандистов расы а'йеш, зиждилась на личном опыте лейтенанта Анхела Марии зе Роберто.

Чутье лейтенанта не подвело – в камере он действительно не увидел ни особь Роя, ни а'йеша в любой из фаз активности. Лейтенант увидел просто продолговатый массивный ящик, который по мгновенной и исчерпывающей ассоциации сразу захотелось звать саркофагом. И хоть саркофаг не был сделан из прозрачного хрусталита по традиции селентинских «проснувшихся» и не был подвешен на мономолекулярных косах по обычаю Спящих ратэо, Анхелу почему-то представилось, что внутри, оцепеневший и дремлющий, прячется КТО-ТО. Какой-нибудь сумасшедший отшельник-толстосум. Решивший пожить в более другую эпоху и погрузивший себя в анабиоз на неопределенный срок.

Такой вариант Ботафого в общем-то устраивал. Если у «спящего красавца» не предусмотрена какая-нибудь оборонная пакость, саркофаг можно мирно переместить на любой из местных астероидов и даже выставить рядом с ним наблюдение, а привод смело угонять и использовать в собственных нуждах. Если отшельник – фигура в Галактике значимая, когда он проснется привод можно и вернуть. А можно саркофаг и сжечь – в ближайшей топке и прямо сейчас. Мертвые не доставляют проблем – расхожая в Галактике человеческая присказка.

Правда, лейтенант Анхел Мария зе Роберто понимал, что эта присказка, как и любая истина, не является абсолютной: бывает, проблем не оберешься именно из-за мертвых.

Поэтому он не обольщался насчет шансов Ботафого и не спешил делать выводы.

Он внимательно осмотрел находку, убедился, что захваченных с собой средств анализа заведомо недостает для ее исследований, и счел за благо отложить раскусывание этого орешка на потом. Поставил очередной маячок и отправился к жилому модулю, до которого из этой камеры было рукой подать.

Приблизительно в это же время на катастрофически малом расстоянии от астероида из-за барьера вынырнул крохотный сферический кораблик. Крохотный в сравнении с астероидом или даже с крейсером «Пуэрто Бранко». Если бы лейтенант зе Роберто взглянул на этот кораблик хоть раз, он безошибочно опознал бы в нем микроскаут работы Роя.

Но лейтенант зе Роберто видеть его не мог. Он был внизу, под поверхностью астероида.

А с «Пуэрто Бранко» и двух эсминцев Ботафого этот кораблик не засекли в силу того, что он использовал привод Роя последней модели и никаких остаточных гравитационных возмущений при выходе из-за барьера не вызвал. Визуально же кораблик точкой финиша выбрал очень незначительную область пространства в непосредственной близости от астероида, которая не прощупывалась ни с одного из кораблей Ботафого – мешал сам астероид. Плюс еще некоторая отсрочка ввиду расстояний – только по космическим меркам эскадра находилась рядом с астероидом. Реально же кораблик и эскадру разделяло полторы световых минуты; правда, это расстояние быстро сокращалось.

Кораблик двигался очень целеустремленно, словно знал, что делает и что здесь ищет.

Он быстро и со значительными по меркам людей перегрузками снизился, совершил головокружительный рейд над поверхностью астероида – шестьсот двадцать с небольшим километров пути, и это на высоте около полукилометра – и стремительно снизился недалеко от купола икс-привода, смонтированного на астероиде. У небольшой, но заметной расщелины. Именно той, в которой прятался фронтальный шлюз в жилой модуль шат-тсуров.

К этому моменту Анхел Мария зе Роберто одолел половину расстояния от камеры с саркофагом к тыльному шлюзу этого же модуля. По дороге он наткнулся на неведомо кем снесенные в одно место мумии особей Роя – в основном, рабочих. Тот факт, что трупы были принесены сюда, не вызывал сомнений: они располагались аккуратными рядами, словно на кладбище. Это было замеченное еще с орбиты скопление неживой органики.

Здесь лейтенант зе Роберто тоже не стал задерживаться дольше, чем требовалось на установку маячка. Он успел склониться к мысли, что максимум информации возможно собрать только на жилом модуле. А потом можно будет посушить голову и над мертвыми особями Роя – и над маткой, и над рабочими.

Вскоре он добрался до тыльного шлюза, и с первого же взгляда понял, что шлюз защищен. Каналы охранительных излучателей прятались с обеих сторон перед створками. Любой нежданный гость столкнулся бы со сплошной смертельной стеной.

С этим лейтенанту Анхелу Марии зе Роберто пришлось провозиться почти двадцать минут. Когда проблема была решена, излучатели заблокированы, а внешние створки шлюза открыты, его переполняла гордость за удачно и мастерски проделанную работу. Отворить внутренние створки было нетрудно даже дилетанту. Вероятно, именно из-за этого лейтенант на миг расслабился и потерял бдительность. Из-за этого, и из-за того, что он был абсолютно уверен в том, что на территории модуля нет никого живого. А возможно и из-за того, что створки подались даже раньше, чем он рассчитывал.

Его винтовка была опущена, когда две серых вертикальных плоскости разошлись, и Анхел Мария зе Роберто увидел стоящего сразу за ними человека. Человек в вытянутой руке держал мощный плазменный пистолет, и голову лейтенанта от дюзы пистолета отделяло всего несколько сантиметров.

– Йовази! – сказал человек и выстрелил.

Лейтенант Анхел Мария зе Роберто умер, так и не успев понять, что убил его все-таки не человек. Гуманоид, но не человек. И, уж конечно, не успел он понять, что стал очередной жертвой черной эстафеты.


Содержание:
 0  Черная эстафета : Владимир Васильев  1  Этап второй: Бьярни Эрлингмарк, Homo, Набла Квадрат – Скарца. : Владимир Васильев
 2  Этап третий: Инесса Фрибус, Homo, Скарца – Багута. : Владимир Васильев  3  Этап четвертый: Шат Унген, Shat-Tzoor, Багута – Ван Трейа – Морита Грифона. : Владимир Васильев
 4  вы читаете: Тайм-аут: Анхел Мария зе Роберто, Homo, Морита Грифона. : Владимир Васильев  5  Этап пятый: Йири-Йовази, Oaonsz, Морита Грифона – Тау Хромой Черепахи. : Владимир Васильев
 6  Этап шестой: Павел Неклюдов, Homo, Тау Хромой Черепахи – Рой-72. : Владимир Васильев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap