Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  9  10  11  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73

вы читаете книгу




Глава 9

— Да вы шутите.

Коммандер Эрик Герц недоверчиво посмотрел на лицо капитана Эверарда Бротона на своём коммуникационном экране.

— Нет, — с похвальной сдержанностью ответил Бротон. — Я не шучу. Дама Эвелина тоже.

— Но зачем? — запротестовал Герц. — Я полагал, что весь замысел состоял в том, чтобы мы изображали дыру в космосе до тех пор, пока на самом деле не понадобимся!

— Очевидно, планы изменились.

Бротон отвернулся от Герца и с отвращением уставился на тактический дисплей. Приближающиеся хевенитские ЛАКи находились в пути уже почти тридцать минут. Они разогнались до скорости 12 788 километров в секунду относительно светила системы и прошли больше двенадцати миллионов километров. Они также были только в двенадцати минутах от рубежа поражения ближайших к ним добывающих судов дальним ракетным огнем.

— Что бы мы об этом ни думали, нам отдан приказ, — сказал он, возвращаясь к коммуникатору. — И при данных обстоятельствах, так как вы неспособны перехватить их прежде, чем они уничтожат добывающие суда, мы вполне можем погулять на всю катушку.

Лицо Герца напряглось.

— Что вы имеете в виду? — спросил он голосом человека, ожидающего услышать подтверждение своих предположений.

— Мы способны хоть что-то сделать для спасения добывающих судов только единственным способом. И он заключается в использовании подвесок, — с горечью сказал Бротон. — Так как мы всё равно собираемся выдать наше присутствие, то следует заодно получить наилучший возможный эффект.

Он посмотрел через мостик на своего тактика.

— Активируйте подвески, — произнес Бротон. — Наводите на ЛАКи — он бросил взгляд на экран со столбцами данных — платформы группы «гамма», находящиеся в пределах досягаемости. Также активируйте платформы «дельта» и нацельте на НЛАКи все из них, что способны их достать.

* * *

— Есть что-нибудь от беспилотных аппаратов? — задал вопрос Оливер Диамато.

— М-м, нет, сэр, — быстро ответил его операционист Роберт Цукер и с безмолвным вопросом посмотрел на адмирала.

— А должно быть, — сказал Диамато. — Взгляни на это. ЛАКи собираются пройти прямо через эти добывающие суда. А вот этому торговцу потребуется чудо, чтобы уйти. Они должны знать, что мы здесь — в этом смысле то, что добывающие суда рассредоточиваются подобным образом, доказывает, что они знают. Так где же ответ? По меньшей мере мы должны видеть скопище ЛАКов манти, выходящее нам навстречу.

— Сэр, вы считаете, что они что-то задумали?

— Да, я полагаю, что это очень вероятно, — ответил Диамато. — Манти могут обделаться точно так же, как и любой другой, но рассчитывать на это — далеко не самый разумный поступок.

Он еще несколько секунд недовольно разглядывал тактический дисплей, затем обернулся к связисту.

— Соедините меня с адмиралом Дювалем.

— Есть, сэр.

Диамато прошел к своему командирскому креслу. Он почти успел усесться, когда раздался резкий сигнал тревоги.

— Запуск ракет! — внезапно объявил из БИЦа напряженный голос. — Многочисленные пуски вражеских ракет по всему астероидному поясу! Множество ракет подходит с ускорением четыре-пять-один километр в секунду в квадрате! Время до первого контакта четыре-ноль-девять секунд!

* * *

— Вот они и пошли, — Хартнет с горечью наблюдал за тем, как основной дисплей внезапно заполонили светлячки изображений многодвигательных ракет. Они пронеслись по дисплею, их движение было заметно даже в масштабе отображаемой схемы. По мере того, как эскадрильи «Шрайков» и «Ферретов» начали запускать свои импеллеры, также стали расцветать меньшие и намного медленнее двигающиеся световые коды ЛАКов.

— Да. — Односложный ответ Падгорны прозвучал так, как будто она вырывала его из листа кованой бронзы. Она с трудом могла поверить, что на самом деле настолько зла, и заставила себя откинуться в командирском кресле и проглотить все другие слова, которые ей ужасно хотелось сказать.

— Бротон атакует их НЛАКи платформами группы «дельта», мэм, — сообщил Теккерей, а Падгорны кивнула в подтверждение. Она не предписывала распределение целей, однако знала, что Бротон должен будет задействовать по крайней мере часть подвесок. В конце концов, его собственные ЛАКи находились слишком далеко позади хевов и не могли своевременно догнать их. И он был прав относительно атаки НЛАКов. Если бы он мог уничтожить НЛАКи или хотя бы повредить их достаточно серьёзно для того, чтобы заставить уйти в гипер, то все ЛАКи, которые хевы назначили на роль приманки, будут обречены, что бы ни случилось. И истребление нескольких хевенитских НЛАКов, имеющих размеры супердредноута, само по себе было бы стоящим делом.

— Он использует платформы «гамма» для обстрела ЛАКов, — отметил Хартнет. Начальник штаба фыркнул. — Я знаю, что это единственный способ, которым он может достать их до того, как они достанут торговцев, но точность на такой дистанции будет отвратительной.

— Лучше, чем он имел бы при стрельбе по нашим ЛАКам, — отметила Падгорны. — Их РЭБ всё ещё оставляет желать лучшего.

* * *

Контр-адмирал Оливер Диамато слушал всплески чётких, отрывистых боевых переговоров, пока ракеты манти неслись к оперативной группе.

Голоса в командных передачах были резки, напряжены, но не впадали в панику. Дисциплина связи по-настоящему не нарушалась и приказы отдавались решительно и чётко. Он почувствовал, что откидывается в своем командирском кресле, удовлетворённо кивая, несмотря на внезапно изменившуюся тактическую обстановку, слушая реагирующих на неё своих людей. Не было никакой нужды отдавать приказания, поскольку подчинённые делали в точности то, что и должны были делать.

«Капитан Холл гордилась бы ими», — думал Диамато.

* * *

— Чёрт побери, — капитан Мортон Шнейдер едва удержался от нецензурного ругательства, когда, внезапно, позади него кровавой сыпью высыпали символы вражеских ракет. Строй его ЛАКов почти дошел до точки разворота, когда злобно ожили сотни импеллерных сигнатур.

— Дистанция примерно пять-один миллионов километров, — беспощадно сообщил его тактик, лейтенант Ротшильд. — При условии нашего постоянного ускорения, фактической дистанцией будет пять-семь-точка-пять миллиона километров. Подлётное время примерно восемь-точка-четыре минуты.

— Принято, — ответил Шнейдер.

— Также появляются ЛАКи, — продолжил Ротшильд. — Ориентировочно на нас нацелены примерно тысяча четыреста МДР. И похоже на то, что за ними идут от четырехсот до пятисот ЛАКов.

— Это не угроза… пока что, — сказал Шнейдер, сосредотачиваясь на намного более близкой опасности. — Построение Майк-Дельта-Один. И приготовиться привести в исполнение план «Жижка».

— Есть, сэр!

Строй ЛАКов резко сломался. Каждое крохотное суденышко мчалось по собственной, тщательно рассчитанной заранее траектории. «Жижка» был новинкой — вариантом «Тройной волны», которую флот так успешно использовал против ЛАКов манти. Это было до некоторой степени расточительно, однако, учитывая сколько МДР манти приближалось к ним, они нуждались в наилучшей защите, какую только могли получить.

Не то, чтобы обстановка для «Жижки» была идеальной. Так как вражеские ракеты уже были выпущены и приближались, то на реагирование оставалось меньше времени, чем рассчитывал разработчик доктрины, однако закаленные в боях командиры эскадрилий Шнейдера хорошо знали своё дело. Он наблюдал на своем дисплее — по необходимости отображающем намного меньше деталей, чем это было доступно на большем, более оснащённом боевом корабле — как его ударный боевой порядок трансформируется в оборонительный, предназначенный для того, чтобы обеспечить его кораблям максимальную свободу прицеливания и стрельбы противоракетами.

— Они обстреливают и оперативную группу, сэр, — сказал тактик. — Похоже, они концентрируются на «Жаворонке» и «Сапсане».

— Разумно, — пробормотал Шнейдер. — Убей носители и ЛАКи попались.

— И они выпускают много ракет, сэр, — тихо сказал Ротшильд.

* * *

— Запуск противоракет! — доложил коммандер Цукер и Диамато кивнул.

Дистанция была еще велика, но республиканские боевые корабли теперь несли множество противоракет. Они вынуждены были это делать, учитывая меньшую эффективность их вооружения. Сейчас все восемь линейных крейсеров Диамато, оба носителя и два лёгких крейсера выпускали все противоракеты, какие только могли. Вероятность попадания на такой дистанции была, в лучшем случае, минимальной, но на НЛАКи было нацелено более восьмисот МДР и любое сокращение их числа было лучше, чем никакого.

Противоракеты рванулись вперёд и тут заработали сопровождающие ударные ракеты платформы РЭБ. Каскады помех рванулись по всему строю ракет манти, ослепляя примитивные головки самонаведения противоракет и серьёзно затрудняя даже функционирование более эффективных корабельных систем управления огнём. Затем заработали платформы, которые манти называли «Драконьими Зубами», и число целей неимоверно умножилось.

«Наверное, они разместили на периферии системы сотни — тысячи — подвесок, — хладнокровно думал Диамато. — Это должно было стоить им изрядных денег. Но не думаю, что они разместили так много подвесок, как хотели бы».

«Шерман» вздрогнул, когда из его пусковых вырвалась вторая волна противоракет. Республиканский Флот существенно модернизировал свои линейные крейсера, удвоив число пусковых установок противоракет за счет значительного уменьшения энергетического вооружения. Еще больше сэкономленных за счет энергетического оружия масс и объёмов было потрачено на дополнительные каналы наведения, и «Шерман» вместе со своими собратьями также выстреливал и кассеты противоракет из пусковых установок противокорабельных ракет.

— Перехват первой волны через двадцать три секунды, — кратко объявил тактик, в то время как стартовала третья волна противоракет.

* * *

— Господи Иисусе, — пробормотал кто-то позади Эверарда Бротона. Это едва ли походило на профессиональный комментарий, однако весьма точно подытожило собственную реакцию капитана.

Хорошо замаскированные разведывательные платформы, наблюдавшие за хевами с самого момента их прибытия, находились достаточно близко для того, чтобы различать каждую выпущенную противоракету, а Бротон никогда не видел, чтобы такое небольшое число кораблей выстреливало такое большое количество противоракет.

— Они должны были разорвать каналы наведения первой волны, — тихо произнес лейтенант-коммандер Витчинский. Бротон оглянулся на него и капитан базы ЛАКов «Мэриголд» поморщился. — У них не может быть незатененных каналов наведения к первой волне, сэр. Не при таком количестве импеллерных клиньев между ними и птичками.

— Они могут наводить через удаленные платформы, — возразил Бротон, исключительно в полемическом задоре, а не потому, что на самом деле не соглашался с Витчинским.

— Для чего их платформы должны быть намного более эффективны, чем всё, что они, как предполагается, способны создать, сэр. — возразил в ответ Витчинский, и Бротон кивнул.

— Не могу этого отрицать, Сигизмунд, — признал он. — С другой стороны, это похоже на дальнейшее развитие той же самой схемы противоракетной обороны, которую они, по-видимому, использовали на Сайдморе. Они выпускают столько ракет, сколько могут, и мне кажется, что хевы, должно быть, установили множество дополнительных пусковых установок противоракет и каналов наведения. Это единственный способ, которым такое небольшое количество кораблей может вести такой мощный оборонительный огонь.

— Полагаю, это имеет смысл, особенно если они не способны разместить свои МДР на таких небольших кораблях, как линейные крейсера, — произнес Витчинский.

— И это отправляет ко всем чертям наши расчеты плотности залпа, необходимой для эффективной защиты системы, — согласился Бротон.

* * *

Мортон Шнейдер следил, как мантикорские МДР подобно скопищу космических акул несутся к его ЛАКам. Шквал противоракет мчался им навстречу, но сопровождавшие ударные ракеты платформы радиоэлектронной борьбы были слишком эффективны. Противоракета за противоракетой теряли цели, безнадежно сбиваясь с курса. Первая волна перехвата уничтожила всего лишь двадцать приближающихся ракет. Вторая волна сработала лучше — исчезли более полутора сотен мантикорских ракет — однако оставалось больше тысячи двухсот, а времени хватало не более чем ещё на два или три залпа противоракет. Вот только если бы он сделал эти залпы, то не хватило бы времени для «Жижки», а перед таким мощным ураганом ракет…

— Приступить к исполнению «Жижки»! — отрывисто скомандовал Шнейдер.

— Есть, сэр. Исполняем «Жижку», — немедленно откликнулся Ротшильд и ударил ладонью по большой красной кнопке около его тактической консоли.

Двести «Скимитеров» выпустили весь боезапас своих ракет. Шесть тысяч намного менее дальнобойных ракет, выпущенных тремя расположенными уступами волнами, ринулись навстречу приближающимся мантикорским МДР. Бротон пристально наблюдал на своём дисплее, как расходятся ракеты, точно занимая места, чтобы сыграть свою роль в «Тройной волне». Разработанная для поражения сенсоров и систем РЭБ мантикорских ЛАКов, она должна была оказать изрядное воздействие на сенсоры ракет, которые должны были быть направлены в этот момент на свои цели.

Передовая волна ракет уже почти достигла своей позиции, когда МДР внезапно изменили направление полета. Челюсти Шнейдера мучительно сжались, когда векторы движения атакующих ракет изменились. Половина из них резко «подпрыгнула», в то время как вторая половина столь же резко «нырнула» и Шнейдер проглотил злобное ругательство, осознав, что они делают.

«Так значит один из их пикетов, видевших „Волну“, добрался до дома, — думал он — И ублюдки решили с этим что-то делать. Хуже того, они поняли, что эта же тактика может быть использована для противоракетной обороны и припасли кое-что и на этот случай…»

Маневр явно должен был входить в заранее заданный профиль атаки. Кто бы ни выпустил эти ракеты, у него было слишком мало времени для того, чтобы так быстро изменить профиль прямо в полете. Но кто бы ни программировал профиль атаки, он рассчитал его верно. Смена позиции поставила крыши и днища импеллерных клиньев МДР между ними и ракетами «Скимитеров» как раз в тот момент, когда стали взрываться мощные, «грязные» боеголовки республиканских ракет. Сплошная стена разрывов и электромагнитных импульсов, которая должна была ослепить и выжечь головки самонаведения мантикорских ракет, попусту растратила себя на сенсоры, которые даже не могли её видеть.

Все три волны «Жижки» сработали и поток атакующих ракет, разошедшихся вокруг заслона «Тройной волны», снова сменил направление. Носы ракет снова повернулись к их целям, а для еще одного залпа противоракет не оставалось времени.

Лазерные боеголовки начали взрываться в смертоносной последовательности. Рентгеновские лазеры, предназначенные для поражения супердредноутов, рвали и кромсали простые ЛАКи, и космос усеяли разбитые и умирающие корабли. Лёгкие атакующие корабли разлетались в клочья, разбрасывая человеческие тела и обломки корпусов. Термоядерные реакторы вспыхивали подобно погребальным кострам. Цунами огня прошло по боевому порядку Шнейдера.

Маневр уклонения, заданный мантикорским ракетам в качестве средства противодействия «Тройной волне», нейтрализовал оборонительный маневр, но так же и сорвал наводку ударных ракет на заданные им цели. Они должны были перенацелиться самостоятельно, без наведения с выпустивших их кораблей, а их бортовые системы наведения намного уступали корабельным системам управления огнем.

Дистанции атаки достигло тысяча двести ракет, но более половины из них так и не смогли найти цели до того, как развитая ими скорость унесла их прочь от хевенитских ЛАКов. Из пяти с лишним сотен ракет, которые увидели цели, подавляющее большинство сконцентрировались на наиболее уязвимых, четко видимых жертвах. «Всего лишь» сто семьдесят пять ЛАКов Шнейдера были действительно атакованы. Из них уцелели семнадцать.

* * *

— Вот гадство, — заметила лейтенант Дженис Кент.

Юная, тёмноволосая Кент была тактиком КЕВ «Ледоруб», командирского ЛАКа сил Бротона. Коммандер Герц, капитан «Ледоруба» и КоЛАК[20] Бротона, покосился на неё.

— Это поражение более двадцати процентов их полной численности, — заметил он и Кент скуксилась.

— Ну да, кэп, — согласилась она. — Но это меньше чем десять процентов попаданий для залпа в целом. По целям, которые, как предполагается, мы уничтожаем одним попаданием каждую.

— Верно, — уступил Герц. — Но я готов держать с тобой пари, что это явилось для них неприятным сюрпризом. По крайней мере, мы знаем, что манёвр с выпрыгиванием работает. Не так хорошо, может быть, но достаточно, чтобы нанести по меньшей мере несколько ударов.

— И теперь они знают, что мы знаем, — сказала Кент. — И это означает, что они задумаются насчёт ещё одной новой уловки.

— Если вы не можете понять шутку, то не должны смеяться, — ответил ей Герц и Кент кисло хихикнула.

* * *

Оливер Диамато наблюдал на своём дисплее, как противоракеты ворвались в рой атакующих ракет. Несмотря на свои относительно ограниченные возможности по захвату и сопровождению целей, огромное количество республиканских противоракет должно было добиться некоторого результата, и десятки мантикорских ракет стали исчезать.

К сожалению, их были сотни.

«В следующий раз, — заметил какой-то дальний уголок мозга Диамато, — мы придержим часть ЛАКов. Нам нужны их оборонительные возможности».

Вторая и третья волны противоракет уничтожили ещё какое-то число атакующих, но теперь мантикорские платформы радиоэлектронной борьбы работали на полную мощность, и точность перехвата резко упала.

Ливень МДР прорвал внешнюю и среднюю зоны перехвата и корабельные лазерные кластеры ПРО открыли огонь. К кластерам присоединились бортовые установки энергетического оружия, в дерзкой ярости поддерживая непрерывный огонь по несущимся к ним тяжелым боеголовкам.

Эверард Бротон выпустил по эскадре Диамато и эскортируемым ими НЛАКам восемьсот тридцать ракет. Противоракеты уничтожили двести одиннадцать из них. Энергетическое оружие истребило еще двести шесть. Из оставшихся четырехсот тринадцати, пятьдесят одна ракета была платформой РЭБ, а еще сто шесть были сбиты с толку республиканскими средствами РЭП и попросту потеряли захват и сбились с курса, самоликвидировавшись в конце полета.

Но это также означало, что двести пятьдесят шесть ракет достигли дистанции атаки и сдетонировали.

Большая дистанция помогла обороне республиканцев, предоставляя им большее время слежения и большую дальность противодействия. Потенциал мантикорской РЭБ многое сделал для нейтрализации этого преимущества, однако ничто из того, что могли сделать мантикорцы, не было способно волшебным образом устранить проблемы управления огнем, свойственные стрельбе по маневрирующим кораблям на расстоянии почти трёх световых минут. Каждая из атакующих ракет первоначально была нацелена на один из НЛАКов, но даже из достигших рубежа атаки ракет треть потеряла свои исходные цели и захватили те, которые смогли обнаружить взамен.

Некоторые их них захватили тот или другой НЛАК. Другие нет.

«Уильям Т. Шерман» затрясся, когда в него ударил десяток рентгеновских лазеров. Половина из них попусту растратила свою ярость на его импеллерный клин, бортовые гравистены отразили еще полдесятка лучей, изгибая и отклоняя их. Только два действительно поразили корабль, с презрительной легкостью сокрушая его относительно лёгкую броню.

— Тяжелые повреждения в носовой части по правому борту! Гразеры Три и Пять уничтожены — на обеих установках тяжёлые потери! Пусковые Один, Три и Семь вне сети! Пробоина во внутреннем корпусе между шпангоутами Шестьдесят и Семьдесят!

Диамато слушал доклады о повреждениях, однако взор его был прикован к символам КФРХ[21] «Жаворонок» и «Сапсан», на которые обрушилась основная тяжесть мантикорской атаки.

«Жаворонок» содрогнулся, когда в него ударили рентгеновские лучи. Ему досталась большая половина уцелевших лазерных боеголовок и крупный корабль содрогался в агонии, когда лазер за лазером впивался в его тело. Флагман дивизиона НЛАК был огромен — крупнее большинства супердредноутов — но он не был супердредноутом. Он был НЛАКом, его борта были усеяны ангарами, которые просто не могли быть так же мощно бронированы, как корпус супердредноута. Его внутренний корпус, защищающий термоядерные реакторы, ракетные погреба, системы жизнеобеспечения и другие жизненно важные системы, мог и был так же бронирован, как и на супердредноуте, но корабль испытывал недостаток в перекрывающихся слоях защиты, установленных во внешних конструкциях корабля стены.

Обшивка корпуса разлетелась. Раскалённые обломки — некоторые крупнее собственно ЛАКа — разлетались подобно искрам из какой-то чудовищной кузни. Пусковые установки противоракет и лазеры ПРО взрывались вместе со своими расчётами, а яростные шпаги лучей лазеров с накачкой взрывом врывались в корабль всё глубже и глубже.

Диамато так и не узнал точно, сколько именно ударов получил корабль, однако их было слишком много.

Весь носовой импеллерный отсек корабля взорвался в цепной реакции искрящих дуговыми разрядами накопителей. Его клин замерцал, позволяя всё новым и новым лучам лазеров прорваться и рвать и крушить, и волны энергии проносились через его системы подобно демонам.

Одна из них достигла компенсатора инерции. Тот вышел из строя и ускорение в двести с лишним g, создаваемое всё ещё действующим кормовым импеллерным кольцом убило каждого человека на борту за мгновение до того, как сломало остов корабля. Раскалённо-белая вспышка отказавших термоядерных реакторов всего лишь поставила точку в гибели корабля.

Легкий крейсер «Фантом» погиб вместе с ним, пав жертвой по меньшей мере трёх МДР, предназначавшихся более крупным кораблям, а «Сапсан» был серьёзно поврежден. Все линейные крейсера Диамато получили по меньшей мере некоторые повреждения, но «Сапсан» был поврежден намного сильнее.

— Он потерял два альфа— и пять бета-узлов кормового кольца, сэр, — доложил Цукер. — Половина ангаров правого борта вышла из строя и корабль потерял по меньшей мере тридцать процентов противоракетной защиты. Гравистена правого борта ослаблена до примерно сорока процентов нормы. Капитан Жубер сообщает об очень тяжёлых потерях.

— Спасибо, Роберт, — сказал Диамато, демонстрируя спокойствие, которого он совсем не испытывал.

Диамато оглянулся на свой главный дисплей. С гибелью Дюваля — и «Жаворонка» — вся ответственность командования только что опустилась прямо на его плечи. Он заставил себя сделать глубокий вдох. Как однажды сказала капитан Холл, всегда есть время, чтобы подумать. Может и небольшое, но некоторое время есть всегда… или вы уже так вляпались, что не имеет значения, как вы поступите.

Губы Диамато при этой мысли дернулись, и его мозг начал анализировать ситуацию.

«Шерман» был поврежден, но всё ещё боеспособен… если бы не тот незначительный факт, что он не видел ничего, с чем можно было бы сражаться, кроме ЛАКов манти, находившихся далеко-далеко за пределами его досягаемости. И хотя было очень вероятно, что ливень ракет, уничтожавших оперативную группу, был выпущен автономно развёрнутыми подвесками, иное также было совершенно возможно. Здесь прекрасно могли оказаться линейные крейсера манти — или даже несколько кораблей стены. Несколько старомодных кораблей стены, неспособных стрелять из своих бортовых установок многодвигательными ракетами, сделали бы фарш из его оставшихся кораблей, даже не сбив дыхания. А если в пределах досягаемости находится хотя бы один носитель подвесок…

Диамато увидел, как ЛАКи капитана Шнейдера снова принялись сбиваться в строй, и принял решение. Возможности республиканской сверхсветовой связи, несмотря на эревонский технический рог изобилия, всё ещё далеко отставали от мантикорских. Они были лучше, чем прежде, и обещали стать ещё лучше, однако новые хевенитские системы были массивнее своих мантикорских аналогов и их было затруднительно соединить с импеллерными узлами уже построенных кораблей. Вновь построенные корабли поступали с верфей уже с чрезвычайно улучшившимися возможностями, но старые корабли — вроде «Шермана» — оставались намного более ограниченными в сверхсветовой связи. Однако того, чем располагал Диамато, было вполне достаточно.

— Серена, мы должны вывести «Сапсана», — решительно произнес он. — Отдайте капитану Жуберу распоряжение немедленно совершить гиперпереход. Он должен привести корабль в заранее назначенную точку рандеву в альфа-полосе и ожидать нас. Если он не дождется никого в течение сорока восьми часов после момента собственного прибытия, он должен возвращаться на базу самостоятельно. Прикажите «Спектру» сопровождать «Сапсана».

— Есть, сэр, — тихо произнесла Тавернер и рот Диамато от тона голоса его начальника штаба дёрнулся в мучительной полуулыбке. Отсылка «Сапсана» означала, что Диамато списывал все свои ЛАКи, однако у контр-адмирала не было выбора. Корабль просто был слишком тяжело повреждён, и Республика не могла позволить себе потерять его, как они уже потеряли «Жаворонка».

— Пошлите сообщение капитану Шнейдеру, — продолжал Диамато, поворачиваясь к связисту. — Уведомите его о вводе в действие плана Зулу-Три.

— Есть, сэр.

Диамато, отдав приказы, сел в своё командное кресло, твердыми голубыми глазами следя за дисплеем. Изображение «Сапсана» развернулось, сопровождаемое уцелевшим лёгким крейсером, и исчезло в безопасном укрытии гиперпространства.

«Во всяком случае, его я увел отсюда благополучно», — подумал Диамато. Он знал, что мучительное самообвинение было незаслуженно. И он, и Гарольд Дюваль сделали именно то, что предписывали их приказы, и люди, писавшие эти приказы, знали, что что-то подобное могло произойти. Целью атаки было выявить, как развивалась доктрина обороны систем манти, и, по кровавому счёту войны, цена, заплаченная Республикой за это, не была непомерной. По крайней мере она была намного ниже цены, которую те же самые силы обороняющихся могли бы взять у мощной, серьёзной атаки сил, не имевших о них представления.

Однако это не заставило его чувствовать себя лучше в отношении гибели «Жаворонка». Даже после выпуска ЛАКов на его борту находилось больше трёх тысяч мужчин и женщин, и никто из них не выжил. Это было горькой ценой, неважно, чрезмерной или нет. И это не считая восьми с лишним тысяч человек на борту ЛАКов оперативной группы. Слишком многие из них уже были мертвы, ещё больше готовилось погибнуть, а Оливер Диамато только что отправил из системы единственный корабль, способный принять их ЛАКи.

Диамато наблюдал за импеллерными сигнатурами ЛАКов Шнейдера, разбивающихся на группы по три-четыре эскадрильи и рассредоточивающихся по индивидуальным траекториям отхода. Это также было запланировано, однако мало кто в действительности ожидал, что этот план будет необходим. Согласно плану Зулу-Три, корабли Шнейдера пришли бы в полдесятка отдельных, далеко раскиданных точек встречи, в которых линейные крейсера Диамато забрали бы столько членов их экипажей, сколько окажется возможным.

Это будет трудно и тяжело. Была вероятность того, что курсы отхода Шнейдера приведут его ЛАКи в зону досягаемости ещё большего числа развернутых подвесок обороны системы. Возможно было, что ни один из его кораблей не выживет и не достигнет точки встречи, или что манти вычислят точки встречи и перебросят что-нибудь, чтобы воспрепятствовать этому. Или что более быстрые и мощные ЛАКи манти перехватят «Скимитеры» ещё внутри гиперпредела.

Однако Оливер Диамато был полон непоколебимой решимости, что любой добравшийся то точки встречи, найдёт там кого-то ожидающего и готового вернуть его домой.

— Хорошо, — сказал он. — Поднимайте нас в гипер. Астрогатор, рассчитайте курс на позиции по плану Зулу-Три.


Содержание:
 0  Любой ценой : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  4  Глава 3 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  8  Глава 7 : Дэвид Вебер
 9  Глава 8 : Дэвид Вебер  10  вы читаете: Глава 9 : Дэвид Вебер
 11  Глава 10 : Дэвид Вебер  12  Глава 11 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  16  Глава 15 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  20  Глава 19 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  24  Глава 23 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  28  Глава 27 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  32  Глава 31 : Дэвид Вебер
 34  Глава 33 : Дэвид Вебер  36  Глава 35 : Дэвид Вебер
 38  Глава 37 : Дэвид Вебер  40  Глава 39 : Дэвид Вебер
 42  Глава 41 : Дэвид Вебер  44  Глава 43 : Дэвид Вебер
 46  Глава 45 : Дэвид Вебер  48  Глава 47 : Дэвид Вебер
 50  Глава 49 : Дэвид Вебер  52  Глава 51 : Дэвид Вебер
 54  Глава 53 : Дэвид Вебер  56  Глава 55 : Дэвид Вебер
 58  Глава 57 : Дэвид Вебер  60  Глава 59 : Дэвид Вебер
 62  Глава 61 : Дэвид Вебер  64  Глава 63 : Дэвид Вебер
 66  Глава 65 : Дэвид Вебер  68  Глава 67 : Дэвид Вебер
 70  Глава 69 : Дэвид Вебер  72  Список основных действующих лиц : Дэвид Вебер
 73  Использовалась литература : Любой ценой    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.